ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Покровский Григорий Сергеевич
Легионеры демона. Глава 7

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]

   Глава 7
  
   Зубанов в спортзале колотил грушу. Его загорелый голый торс играл мышцами. "Зуб" как пружина резко ударяя по груше и делая движения в стороны, слегка приседал. По его сноровке и умению бить было видно, что он посещает спортзал постоянно. Зашёл "Леший". Он поздоровался, похлопав по вспотевшей спине Зубанова.
  - Привет, - ответил Зубанов. - Опять куда-то тебя везти надо?
  - Заканчивай тренировку. "Адвокат" сказал, что к Галине поедем, давно я у неё не был. Надо игру довести до конца. Да и бабу мне уже захотелось.
  - Мне "Адвокат" не начальник.
  - Ну иди к "Сохе" спрашивай его. Чего ты в пузырь лезешь.
  - Только разогрелся, блин, опять ехать. Когда ты уже закончишь своё дело, надоело мне у тебя водилой быть.
  - Это от "Сохи" зависит, мне и самому уже домой хочется.
  - Сейчас приму душ и поедем.
   Машина выскочила за город и помчалась в сторону посёлка.
  - Чего скис, - сказал "Леший", - сейчас съездим к Галине, часок там побуду и назад поедем. Включи музыку.
   "Зуб" включил популярный в то время альбом рок-группы OASIS .
  - Что ты поставил? - возмутился "Леший".
  - Ты чё, темнота, а ещё столичным себя считаешь. В Москве на "Горбушке" компакт-диск купил. Мне парень, который толкает диски, сказал, что за бугром это самые крутые пацаны.
  - Это для вас, для молодёжи, кайф, а нам по-стариковски русское давай.
  - "Мурку" тебе поставить что ли?
  - Ну почему обязательно "Мурку". Мало ли русских песен.
  - Вот тебе "Машина времени" - Макаревича будешь слушать?
  - Давай Макаревича.
   "Леший" полез в карман за сигаретами. Он достал пачку, обнаружив, что она пустая, тут же выбросил её в окно.
  - Сигареты кончились. У тебя "Зуб" есть сигареты, или спортсмены не курят?
  - Минздрав не рекомендует курить. В бардачке возьми.
   Леший открыл бардачок и увидел, что рядом с пачкой сигарет лежали ножны. По орнаменту на коже и росписи на металлической части он узнал те самые ножны от того ножа, что Путигин выбросил в урну. " Значит, Зубанов подобрал его. А где же ножичек, не им ли доктора прикончили?" - подумал Владимир. - Никак это его работа. Не могла баба убить, у неё на мокруху кишка тонка, а Зубанов в этих делах спец ".
   "Леший" молча закрыл бардачок и закурил сигарету.
   Они подъехали к дому Галины. Но её дома не оказалось. Соседка сказала, что она уехала к матери в деревню. Вопреки ворчаниям "Зуба", "Леший" решил ехать к Галине.
  - Откуда я знаю, где эта деревня и какая там дорога, - отвечал Зубанов на предложение Лешего поехать в деревню. - Машину только гробить на этих колдобинах.
  - Не надо, "Зуб", ты всё прекрасно знаешь - и дорогу, и где деревня. Галину из ресторана ты отвозил.
  - Так уже было темно, и я плохо запомнил дорогу.
  - По какой дороге доктор ходит, ты хорошо запомнил, а тут прямо память напрочь отшибло.
  - Ты о чем базлаешь, я не врубаюсь, чё за дела? - Зубанов сделал удивлённый вид.
  - Ладно, поехали к твоей бабе, хватит трепаться.
   Они подъехали к дому Галины. Она копошилась во дворе, кормила кур и, увидав машину, тут же вышла навстречу гостям.
  - Здравствуй, Володенька, а я грешным делом подумала, что ты уже уехал в Москву, не попрощавшись.
  - Никуда я без тебя теперь не уеду, прикипел навсегда.
   "Леший" обнял Галину и поцеловал.
  - Ой, Володенька, какая у тебя рубашка несвежая. Снимай, я сейчас её постираю.
  - Да неудобно как-то, Галя.
  - Снимай, снимай и майку тоже. Солнце так печёт, всё за десять минут высохнет. Садитесь в тенёк, отдохните, - Галина показала рукой на стол, что стоял под грушей. Я обед готовлю, щами на курятине вас покормлю.
   "Леший" снял рубашку и майку, передав их Галине, уселся за стол. Галина пошла в дом.
  - Вот видишь, "Зуб", а ты ворчал. Щей поедим свеженьких, по стопарю вмажем, подышим свежим воздухом. Вон лучше яблок и груш сорви.
   Зубанов подошёл к яблоне и стал поднимать с земли яблоки. " Леший" встав из-за стола, подошел к колодцу. Набрав холодной воды, принялся пить воду прямо из ведра.
  - Иди, "Зуб", попей, водичка холодная и вкусная. Я такой давно уже не пил.
   Зубанов тоже выпил и, помыв яблоко, откусил его.
  - Возьми, "Леший", попробуй какие вкусные яблоки, - он протянул яблоко Владимиру.
   Открылось окно и в нем появилась голова Галины.
  - Мальчики, я извиняюсь, у меня хлеба нет. Может, слетаете в посёлок за хлебом и винца там возьмёте.
  - Нет проблем, - выкрикнул "Леший", - сейчас съездим.
   Голова Галины скрылась.
  - Давай груш и яблок возьмём на дорогу - сказал "Леший", собирая груши.
   - Слушай, "Вован", надоело мне катать тебя сюда-туда, начальник мне тут ещё выискался. У меня своих дел полно, - Зубанов чиркнул себя большим пальцем по горлу.
  - Чего ты ерепенишься? Скажи "Сохе", он же всё это придумал, а не я. Жил в Люберцах, вас не трогал. Ты же меня сюда привёз.
  - Слушай, заканчивай дело со своим сынком. Получай от "Сохи" бабки и дуй к своей Зинке. Ты бабло отхватишь за это дело, а я от х..я уши.
  - Соха, наверное, и тебе что-то отвалит.
  - Отвалит, отвалит. Зае...шься пыль глотать.
  - "Зуб", я бы на твоём месте помалкивал, а то "Соха" узнает о твоих делах, тебе не поздоровится.
  - О каких делах, ты чё?
  - Ты по мокрому пошёл, "Зуб". "Сохе" эти проблемы не нужны.
   - Поехали, - со злостью сказал Зубанов.
   Окно было приоткрыто, и Галина на кухне всё слышала, о чём они говорили. Путигина не совсем поняла смысл разговора, но догадывалась, что бандиты что-то задумали сделать с её сыном. Налив в таз воды, Галина хотела стирать рубашку и майку. И тут в нагрудном кармане она ощутила что-то твёрдое. Она отстегнула пуговицу и достала паспорт. Просмотрев его, увидела штамп о браке и прописку в Люберцах.
  " Ах, ты ж, мерзавец, проходимец, опять пытаешься меня обмануть" - подумала Галина. Она не стала стирать рубашку, вложила в карман паспорт и бросила её на стул.
   Зубанов подъехал в посёлке прямо к магазину.
  - "Зуб", сходи в магазин, купи хлеба и бутылку.
  - А ты чё, начальник большой?
  - Не пойду я в магазин. Видишь голый, хотя бы майка была.
   Зубанов скорчил недовольную гримасу и пошёл в магазин.
   "Леший" в след "Зубу" пробормотал, - Так, так, да тебя надо на крючке держать. А как держать - я знаю..
   Он достал из кармана носовой платок, отрыл бардачок, взяв платком ножны, завернул их и положил себе в карман. " Вот так-то будет лучше, - подумал он, - а то выбросишь их и соскочишь с крючка".
  
   Они вернулись в деревню. "Леший" радостный занёс бутылку и хлеб на кухню. В комнате сидела Галина. По её взгляду он понял, что что-то произошло неладное.
  - Всё тебе привёз, моя царица.
  - Слушай, царь, забирай свою рубашку и дуй отсюда в свои Люберцы к законной жене. Что вы задумали сделать с сыном? Совести у тебя нет и ничего святого, он же твой родной сын, а ты за какие-то вонючие деньги афёру против него замышляешь. Я сыну всё расскажу. Уезжай со своим другом бандитом отсюда. Кого твой друг порешил? Я скажу сыну, пусть в милицию на вас заявит.
  - Галя, погоди, это какая-то ошибка.
  - Пошёл вон отсюда, пока этой сковородкой по башке не получил.
   Галина схватила за ручку горячую сковороду, что стояла не плите и замахнулась ею на "Лешего". Тот схватил со стула майку и рубашку и выбежал из дома.
  - "Зуб", поехали, - на ходу крикнул он.
  - Что случилось? - спрашивал Зубанов, поспешая за "Лешим".
  - Уезжаем отсюда. Когда ты бабло получишь? Когда ты к Зинке уедешь? - передразнил Зубанова "Леший" скорчив гримасу. - Трепаться меньше надо было, она всё слышала и сказала, что в ментовку донесёт.
  - А что делать будем? - испугано спросил Зубанов
  - Ничего, к "Сохе" едем, пусть он решает
   Выслушав всё, "Соха" был в не себя. Он позвонил Рушкину и велел срочно к нему приехать.
   - Что будем делать, " Адвокат", всё дело разваливается. Послушай, эти уроды расскажут тебе, что они натворили.
  - Да, дела плохие, - воскликнул "Адвокат", выслушав рассказ "Лешего". Уезжать срочно ему надо отсюда. Пусть позвонит сыну, скажет, что в Москве появились неотложные дела.
  - На том и порешили, - сказал "Соха". - А ты, "Зуб", поезжай на вокзал и купи ему билет. Забирай, "Адвокат, "Лешего" к себе и придумай, что ему сказать сыну и всё прочее, чтоб подозрения не появились.
   - А деньги? Ты же мне бабло обещал,- возмутился "Леший".
  - Завалил ты всё дело, поэтому ничего от меня не получишь. Иди отсюда.
   "Леший" и "Адвокат" ехали в машине. Они решили поехать к администрации. По замыслу Рушкина, там отец и сын должны попрощаться. Рушкин наставлял "Лешего", что надо говорить сыну. Легенда была хорошая - якобы ему надо срочно лететь в Италию, подписывать с итальянцами контракты.
  - Не хорошо как-то получается, "Адвокат". Я старался, старался, "Зуб" всё завалил, а мне от мёртвого осла уши.
  - Не знаю, так "Соха" решил.
  - Слушай, "Адвокат", купи у меня одну вещицу. Я за неё много не возьму, но тебе она пригодится. Ты любитель собирать всякие бумажки, а тут целый вещдок. "Зуб" тебе за неё большие бабки отвалит.
  - И что же за вещица у тебя?
  - Еду я с сыном не презентацию, которую "Соха" устроил по поводу начала строительства. "Зуб" за рулём сидит, а мой сын сзади. И вдруг сын увидел на остановке свою любимую. Велел её подвезти. И вот эта дамочка сказала нам в машине , что хочет доктора замочить, даже сыну нож показала. Сашок отнял у неё этот ножичек, а дамочке велел идти домой. Вышли мы с сыном возле ресторана и Саша выбросил этот нож в урну. А на следующий день мы узнаём, что доктора замочила эта дамочка. Но ножны от ножа почему-то оказались в бардачке машины Зубанова. Подобрал "Зуб" ножичек и сразу к больнице поехал. Если я предложу сыну купить эти ножны, как ты думаешь, купит он их или нет? Ему же, наверное, интересно знать, кто его любовь подставил. Если копнут, то и "Сохе" не поздоровится - это же всё его кодло.
  - И где же эта улика?
  - В кармане у меня лежит, в платочке завёрнутая. На ней я думаю и пальчики "Зуба" остались.
  - Покажи.
   "Леший" достал из кармана завёрнутые в платке ножны, развернул на колене, показывая их "Адвокату".
  - Красивая вещица. Сколько же ты за неё просишь?
  - Не дорого, тыщенку баксов дашь и порукам.
  - Тысяча, не многовато ли?
  - Нет, что ты, "Адвокат"! За неё "Зуб" в несколько раз больше даст. Конечно, ему я продать не могу, потому как и до Москвы не доеду, а вот сыну могу предложить.
  - Хорошо, договорились, беру я у тебя эту вещь. Сейчас заеду в офис и возьму деньги.
   Прощание с сыном было недолгим. Отец решил проводить сына, и они поехали на вокзал. Там уже с билетом их ждал Зубанов. "Лешего" посадили в вагон. Он обещал Саше после поездки в Италию снова приехать к нему в гости.
   Рушкин приехал к "Сохе". Он доложил о том, что уезд отца подозрения у сына не вызвал, и что Путигин сам лично провожал его на поезд.
  - Вот и хорошо, - сказал "Соха".
  - Да, если бы не было одно "но", - ответил Рушкин
  - Что там ещё? Опять этот урод что-то наболтал?
  - Нет, "Соха", на этот раз он не болтал, а натворил. Он доктора завалил.
   Рушкин рассказал всю историю, которую ему поведал "Леший". Умолчал только о том, что он купил у "Лешего" ножны.
   - Так говоришь, "Леший" ножны в машине у "Зуба" в бардачке видел? Это плохо. Он может сыну о них рассказать. "Зуба" срочно ко мне! - крикнул "Соха" охраннику.
   Вскоре появился Зубанов.
  - "Зуб", ты зачем врача замочил?
  - А ты, "Соха", откуда знаешь?
  - Знаю, коль спрашиваю.
  - Он мать мою не вылечил, на большие бабки кинул меня, Я его на счётчик поставил, а он не захотел отдавать. Понимаешь, "Соха", ещё меня и козлом назвал - я не выдержал и пырнул его.
  - А почему ножны в машине оставил?
  - Хотел выбросить и забыл.
  - А ты знаешь, что их у тебя видел "Леший". Баба, на которую всё это повесили, любовница его сына. Если всё это всплывет, мне твои проблемы "Зуб" не нужны. Иди, выбрасывай ножны. И лучше с моста в реку, чтобы их никто больше не видел.
   "Зуб" ушёл и через некоторое время вернулся с испуганным лицом.
  - Что там ещё? - спросил "Соха".
  - Нет их в бардачке, видно "Леший" их спёр.
  - Ты что сказал? - "Соха" грозно посмотрел на Зубанова. - Свои хвосты, "Зуб", надо подчищать самому, а то придётся тебя к мамаше отправлять.
  - Всё сделаю, "Соха", - сказал дрожащим голосом Зубанов, - век воли не видать, всё сделаю.
   - Иди и делай, - произнёс протяжно и грозно "Соха"
   - Обоих, и мамашу и папашу?
  - Лучше обоих. Да только так, чтобы всё чисто было. В Люберцы надёжного человечка пошли, чтоб еще там не завалили дело.
  
   Поздно вечером к деревне подъехала машина. Она не стала заезжать в деревню, а остановилась в метрах ста от первого дома. К третьему от краю дому подошли двое. Один постучал в окошко, а второй прятался за углом.
  - Кто там? - раздался голос Галины.
  - Я от Александра Владимировича. Он велел передать вам деньги.
  - Зачем же он беспокоился, у меня есть деньги, - послышался голос Галины и лязг засова в сенях дома.
   Дверь открылась. На пороге показалась в халате Путигина. Перед нею стоял невысокого роста, с лицом похожим на китайца, мужчина.
  - Вы извините что поздно, - сказал он, - я должен был раньше привезти, да вот подзадержался. Всё дела не пускали.
   Мужчина протянул ей конверт - Вы, пожалуйста, пересчитайте, чтобы не было потом никаких недоразумений.
   - В сенях темно, ничего не видно, - сказала Галина, раскрывая конверт, - да вы заходите в дом.
   Когда Путигина повернулась к гостю спиной, чтобы зайти в дом, он накинул на неё удавку. В сенях " Китаец" душил Галину, а Зубанов, заскочив в дом, увидел на кровати старуху. Он оглушил её палкой, которую оторвал от забора, затем придушил подушкой. Потом они пошли к машине, взяли из багажника канистру - трупы и всё внутри дома облили бензином и подожгли.
  
   Вернувшийся из отпуска губернатор утром проводил совещание. Он заслушивал своих заместителей и начальников отделов о проделанной работе за месяц. Последним должен был отчитываться Путигин. Александр Владимирович сидел и перебирал в руках несколько рукописных листков подготовленного им доклада. Губернатор уже знал о сносе дома, и Путигин ждал от него выговора. Но Тучков поднял архитектора и стал его отчитывать за новодел в историческом центре города. Архитектор, краснея и запинаясь, говорил о каком-то модерне и о красоте городской застройки.
  - О чем вы говорите?- резко остановил его Тучков.
   Путигин знал хорошо своего учителя, и понимал, что Павел Иванович сильно нервничает. Когда у него это происходило, он говорил громко, обдумывая каждое слово, отчего между словами образовывались большие паузы. Эта отработанная практика в разговоре ещё будучи профессором, помогала ему не сказать глупость в порыве гнева.
  - Где вы увидели красоту города? В этих серых однообразных коробках? Скажите, зачем государство тратило такие огромные деньги, чтобы расплодить целую армию бездарных архитекторов. Проектировать однообразные серые чудовища можно и без знания азов архитектуры. Вы же бываете за границей и видите там красивые города. Ну почему же вы, и вам подобные, не любите свою Родину, свой город, улицу, дома, в которых сами же живёте. Вы спешите разрушить то, что построили наши деды, здания, которые своей уникальностью представляют лицо города. Я понимаю, всё это делается вами за деньги. Но есть же у вас что-то человеческое помимо денег?! Потратите вы эти деньги за год, а ваша уродина будет стоять годы. Ваши внуки будут ходить и плеваться.
   Открылась дверь, и на пороге кабинета появился начальник УВД полковник Шиловский.
  - Разрешите, - спросил он.
  - Заходите, Пётр Никитович, - раздражённо ответил губернатор, - вовремя надо приходить Вы человек негражданский и дисциплине, я думаю, приучены.
   - Извините, Павел Иванович, за опоздание, только что прибыл с происшествия.
  - Что там у нас ещё стряслось?
  - Деревня Костюки сгорела.
   Путигин, услышав название деревни, как-то весь напрягся в предчувствии беды.
  - Как это произошло, что целая деревня сгорела? - в гневе выкрикнул губернатор.
  - Деревня - это громко сказано, Павел Иванович. Там было всего пять домов, два дома из них заброшенные, а в остальных жили три старухи. Один дом загорелся, а был сильный порывистый ветер, и огонь перекинулся на другие дома.
  - А что же делал наш доблестный брандмейстер? - губернатор гневно посмотрел на полковника.
   -Телефона в деревне нет, сигнал о пожаре поступил в пожарную команду только к утру.
  - Жертвы есть? - спросил губернатор.
  - Да, есть. В огне погибли мать вице- губернатора Путигина и его бабушка.
   Услышав это, Путигин в начале не понял о ком идёт разговор. Ему казалось, что говорят не о нем.
  - Как же так, Александр Владимирович, вы же мне говорили, что мать к себе заберёте.
   Путигин наконец-то пришел в себя, подошёл к столику, на котором стояли бутылки с минеральной водой. Молча налил стакан и выпил.
  - Бабушка болела и не захотела ехать в город, - ответил он губернатору, - а мама присматривала за нею.
  - Понимаю, - сказал губернатор. - Петр Никитович, от чего пожар произошел?
  - Предварительная версия - замыкание электропроводки в доме Путигиных. Я там оставил майора Голованова. Он ведёт расследование.
  - Совещание закончено. Александр Владимирович, Петр Никитович, через полчаса выезжаем на место происшествия.
  
   Местное начальство предупредили о приезде губернатора, поэтому возле сгоревшей деревни уже стояло много чиновников. Путигин увидел, что той деревни, где прошло его детство, уже не было. Когда-то в деревне было больше тридцати домов. Вначале её разрушала власть своей дурной политикой, а теперь её добил пожар. Две пожарные машины заливали водой дымящиеся пепелища. Одна машина тушила загоревшуюся сухую траву. Ветер все время менял направление, разгоняя огонь в разные стороны, и он уже вплотную подошел к лесу. Начальство подсуетилось. Появились два трактора и стали пахать полосу защиты между лесом и деревней. Тучков с чиновниками подошёл к пепелищу, где раньше стоял дом Путигиных. Обгорелые трупы уже увезли. На месте пожара работала бригада следователей.
  - Что можете сказать о причине возгорания? - спросил Тучков у Голованова.
  - Пока версия одна, пожар произошёл от замыкания электропроводки. Оставшиеся в живых односельчане так перепуганы, что ничего внятного сказать не могут. Но вот одно меня смущает. Сени остались несгоревшие и защёлка на входных дверях открыта.
  - Вы хотите сказать, что люди ночью спали с незапертой дверью? - спросил губернатор.
  - Да именно так, что меня и настораживает.
  - Брось, майор, чепуху молоть, - перебил Голованова Шиловский, - вечно тебе грабители мерещатся. Что у старушки ценного можно взять?
  - Вы, Петр Никитович, дайте человеку высказать свой взгляд на это происшествие, - остановил Шиловского губернатор.
  - Я не о грабителях говорю, - ответил Голованов на реплику полковника, - странным мне показалось то, что они не проснулись от дыма. Дверь была открыта и даже угорелые могли выползти. Как лежали на железных кроватях, так и продолжали лежать, словно были пьяные. Постели вместе с ними сгорели.
   -Крайних два дома брошенные, может оттуда пожар начался? - перебил Голованова Путигин.
   - Бабушки внятно ничего сказать не могут,- ответил Голованов. - Придут в себя, ещё раз расспросим. Бомжей здесь нет. Детей тоже. Костры жечь некому. Многое непонятно.
  - Нет, ограбление исключено, - сказал Путигин, - в доме нечего было грабить. Денег не было. Бабушка пенсию получила вначале месяца. Они уже её потратили. Завод остановился, мама осталась без работы. Я им помогал деньгами. Может электрочайник забыли выключить.
  - Может быть, мы нашли его на кухне. Включали они его или нет, сказать трудно.
  - Вот это больше похоже на правду, чем ваши мифические грабители, - вмешался Шиловский
  - Работайте, - сказал губернатор Голованову, - вы правы, странности не должны оставаться незамеченными. Нужно проверять все версии.
   О случившимся ЧП в области днём уже передавало местное телевиденье. Сослуживцы при встрече выражали Путигину соболезнование. Не забыла об этом и параллельная власть. Первым позвонил "Чиж". Он на правах нового надёжного друга предложил от фирмы "Золотой шар" помощь в организации похорон. После него позвонил "Соха". С грустью в голосе Илья Данилович предложил всяческую помощь и организацию поминок в его ресторане. Обдумав предложение, Путигин согласился.
  
   На следующий день после похорон Тучков вызвал к себе в кабинет Путигина и выслушал доклад о проделанной работе за месяц.
   Губернатор слушал внимательно, иногда кивая головой. Тот гнев за снос дома уже прошёл, и сейчас они вместе планировали дальнейшую работу. Вдруг Тучков посмотрел в глаза Путигину.
  - Скажите, Александр Владимирович, что это за люди крутились возле вас на похоронах, и что вас связывает с ними?
  - Да, в общем-то, ничего. Пригласили они меня однажды на мероприятие. Мне доверили закладку первого камня на месте строительства торгового центра. Там было много народу: ваши заместители, представители церкви, журналисты, телевиденье. Вместе с хозяином фирмы мы закладывали этот камень, так я и познакомился с Ильёй Даниловичем.
  - Да, да, - произнёс задумчиво губернатор, - это стало модно - красиво упаковывать мерзость. А вы знаете, Александр Владимирович, что этот Илья Данилович является уголовным наместником в нашем городе по кличке "Соха".
  - Я слышал, что он из бывших уголовников, но не придал этому значения.
  - А зря. Вы знаете, я не буду таиться и открою все свои замыслы. На следующих выборах я хочу, чтобы вы стали губернатором вместо меня, а я пойду заниматься своим любимым делом. Буду учить студентов земледелию.
  - Рано мне думать о губернаторстве, Павел Иванович.
  - Нет, нет, не говорите глупости. Среди своих замов я другого достойного человека не вижу в это кресло. Я хочу, чтобы вы дистанцировались от ваших новых знакомых. Здесь есть одна журналисточка, которая вас разрисует в таких красках, что вы и с бандитами связаны, и сам бандит. Поэтому лучше держаться от них подальше.
   Тучков задумался и смотрел куда-то на дверь. Образовалась пауза. Через открытое окно было слышно пение птиц, что прижились на огромном клёне, который своей верхушкой дотянулся до третьего этажа здания.
  - Да, спрут своими щупальцами тянется к власти, - вдруг неожиданно прервал паузу губернатор, - да что там тянется, он уже там. В Москве его щупальцы уже опутали власть. Это у нас он что-то запоздал. Но я думаю, наверстает упущенное.
  - Вы полагаете, Павел Иванович, бандиты станут рваться к власти?
  - Безусловно, будут. Это делалось и будет делаться во всём мире. Россия не может быть в этом исключением. Потому что всегда первоначальное накопление капитала преступно, а потом надо же всё легализовать. Заниматься бизнесом не будучи у власти, учитывая особенности России, очень сложно. О русском чиновнике еще Салтыков-Щедрин хорошо написал: " Законов невнятных, и к исполнению неудобных не публиковать". Так вот, для того, чтобы эти законы были им удобные к исполнению, надо им самим находиться у власти и эти законы для себя писать. Они в этих законах сделают лазейки, чтобы, обходя закон, воровать, и будут продолжать это делать. Вспомните меня лет через пять. Да что это я о будущем, они уже сейчас делают всё что хотят, для них нет ничего святого - одна цель как можно больше награбить. А то, что банды орудуют на местах им наплевать. Басаев и вооруженные с ним бандиты в сопровождении милиции ездят свободно по территории Российской Федерации, расправляются с гражданами и их никто не трогает. Там наверху развязали эту чеченскую войну, чтобы набить карманы. Они между собой договариваются. А если не получается договориться, устраивают друг с другом разборки. В итоге гибнут простые граждане.
  - Наверное, не зря люди придумали поговорку: " паны дерутся, а у холопов чубы трещат",- сказал Путигин.
  - Да, это так. На самом верху идёт передел собственности, а внизу бандиты убивают граждан. Оно по-другому и быть не должно, коль власть занимается разграблением страны, покрывая преступников. Стало быть, она с ними за одно. На верху командиры, а внизу самые отстои этого преступного мира, они то и творят бесчинства. По их понятиям убивать это вполне нормально. Вот увидите, пройдёт немного времени и этот в кавычках "героизм" подхватит кинематограф, и будет зарабатывать на этом деньги, воспитывая в молодёжи мерзость. И мальчишка, насмотревшись фильмов, захочет стать рэкетиром, а не космонавтом. Раньше была идеология лжи, на ней и пытались растить поколения, а нынче её вовсе нет - одни деньги.
  - Павел Иванович, когда я был студентом, не мог даже подумать, что такое будет в нашей стране. А то, что сотворили в июне Басаев и его банда, не укладывается в голове.
  - Даже в самые дикие времена средневековья, Александр Владимирович, не трогали больных людей, стариков, женщин и детей. В рабство брали, но не убивали, а теперь это какое-то зверство в конце двадцатого века. Словно эти люди воспитывались на другой планете. Они в Будёновске показали звериный облик нашего гражданина, выросшего в нашей стране и воспитанного в школе на псевдогероизме и лжи о человеколюбии и дружбе народов. Захват РОВД Буденовска ещё как-то можно понять. Люди с оружием нападают на других людей с оружием. Но брать в заложники работников паспортной службы, буфета, посетителей РОВД, а потом их расстреливать - это уже выходит за рамки восприятия этих особей как людей. Даже расстреляли мать, которая принесла обед своему арестованному сыну, сидевшему в камере РОВД. А потом пошли по улицам, в беспорядочной стрельбе убили более ста человек - ни в чём неповинных женщин, стариков и детей. Согнали более полторы тысячи человек в больницу и стали требовать для себя какие-то уступки. Даже не пощадили детей, захватив в заложники Дом детского творчества. Я сомневаюсь, что матери рожали этих выродков.
  - Один богослов чеченец мне как-то сказал, что это слуги шайтана, зарабатывают себе таким образом на жизнь, - сказал Путигин.
  - Да, да он прав, это люди демона. Они выслуживаются перед ним и ценой других жизней устраивают себе безбедное существование. И будут продолжать этим заниматься, пока человечество не поймёт всю опасность, которая появилась перед ним. Современный человек, закончивший школу, может легко сделать взрывчатку. И если этих террористов-отморозков будут поддерживать деньгами власти других государств, называя их борцами за свободу, с целью ослабить соседа, то этим горе-правителям долго ждать не придётся - террористы придут и к ним. Им же надо где-то зарабатывать деньги, для них все равно, чьи граждане будут убиты: свои соседи, европейцы, азиаты или американцы.
  
   В деле о пожаре в деревне Костюки появились новые показания, и майор Голованов решил идти к своему начальнику полковнику Шиловскому.
  - Разрешите, товарищ полковник, - Голованов остановился у входа в кабинет.
   Шиловский с кем-то разговаривал по телефону. Он, чтобы не прерывать разговор, махнул рукой, показывая Голованову на стул. Наконец Шиловский закончил разговор и, положив трубку, посмотрел на майора.
  - Слушаю тебя.
  - В деле о погорельцах появились новые обстоятельства, его надо бы вернуть на доследование.
  - Какие ещё обстоятельства?
  - В тот вечер перед пожаром одна парочка в поселке Красный Луч сидела на скамейке. Они утверждают, что к деревне поздно вечером поехала черная иномарка. К сожалению, марку машины они назвать не смогли. А через час машина вернулась и уехала по направлению к городу.
  - И это, Голованов, ты называешь, новыми обстоятельствами. Да Бог его знает, что это за машина, а парочка может пьяной или обкуренной была. Не тебе рассказывать, что сейчас молодёжь творит. А в машине, может, кто любовницу вёз. Своё дело сделали и вернулись.
  - Товарищ полковник, я интуицией чувствую, что тут пахнет преступлением.
  - Мотивы?
  - Вот мотивов пока у меня нет.
  - Голованов, ты же опытный сотрудник, разве можно дело строить на интуициях. Ты хочешь глухарь повесить. Мне за это шею намылят, - при этом Шиловский похлопал себя ладошкой по загривку. - Дело закрыто и тебе я запрещаю им заниматься. И так дел полно, а ты на ерунду время тратишь. Самовозгорание это было, несчастный случай. Понял? Других версий не должно быть.
   Голованов вышел от начальника расстроенный и решил тайно продолжить это расследование. Он захотел ещё раз поговорить с погорельцами.
   Одна старушка после пожара уже отошла и стала охотно рассказывать.
  - Днём накануне пожара к Галине приезжала черная машина. В машине было двое. Один ухажёр Галины, - сказала она - отец Сашкин, Володькой зовут. А второго не знаю, он за рулём был. Машина красивая такая.
  - А откуда этот ухажер приехал? - спросил Голованов,
  - Ой, не знаю, Анастасия мне рассказывала, что этот Володька в молодости обворовал и обманул Галину, когда та была в Москве. А сейчас приехал просить прощения и привёз Галине много денег.
   От этого известия у Голованова участился пульс. Он как ищейка почувствовал, что взял след. Для него сейчас было главным узнать фамилию отца вице-губернатора и, где он проживает. Обратиться к самому вице-губернатору он не решился. Начальник уголовного розыска придумал обходной вариант. Его одноклассница была у губернатора секретаршей, и он решил через неё разузнать все тонкости семейной жизни Путигина. Вечером Голованов подъехал к администрации. Через полчаса он увидел выходившую из здания администрации свою бывшую одноклассницу. Он, лихо, подъехав к ней, распахнул дверь машины.
  - Садись, Алла, к дому подвезу.
  - Ой, Витя, давно тебя не видела, а ты чего здесь оказался?
  - Да по работе к одним людям заезжал.
  - Всё бандитов ловишь?
  - Ловлю потихоньку, а у тебя как дела?
  - Муж работает, я работаю, жаловаться грех.
  - Губернатор, говорят, из отпуска вышел?
  - Да, такой нагоняй тут недавно давал!
  - За что же?
  - За дом, который снесли в центре. Всем попало. Путигин выговора ждал, но пронесло. Может, что беда случилась, и губернатор его пожалел.
  - А ему-то за что?
  - Он же за губернатора оставался.
  - Да, не повезло парню - и бабушка и мать в доме сгорели. Без родни остался.
  - Как это без родни, отец у него есть в Москве. Какой-то крупный бизнесмен.
  - А ты откуда знаешь?
  - А он был здесь. Несколько раз заходил к нему в кабинет. Александр Владимирович мне говорил, что он приезжал к своим компаньонам в фирму "Золотой шар" и случайно нашел их. А до этого он его и не знал. Отец Путигина в КГБ работал и был этим, шпионом в Ливии.
  - Алла, не шпионом, а разведчиком.
  - Ну да, разведчиком, познакомился с его матерью, когда та была в Москве.
  - А как его фамилия?
  -Не знаю. Знаю лишь то, что Владимиром Васильевичем зовут.
   Голованов подвёз Аллу домой и поехал сразу к себе на работу. В его сейфе лежала полная информация на фирму "Золотой шар", которую ему сливал официант, работающий в ресторане этой фирмы. Официанта он поймал на крючок давно и, чтобы второй раз не сесть, тот предпочёл сотрудничество. Просмотрев все бумаги, он понял, что вокруг Путигина плетут паутину бандиты, но связать воедино поджог и дела бандитов он не мог. "Зачем они совершили это убийство - с какой целью? Пролить свет на это темное дело может только отец Путигина", - думал он.
   Голованов отправился в ресторан. Он заказал рюмку водки и салат.
  - Как дела, Жора? - спросил он официанта, когда тот принёс заказ.
  - Нормально, начальник, на хлеб с икрой хватает.
  - Вот видишь, как ты хорошо живёшь, а у меня только на рюмку водки и на помидоры хватает.
  - Кто на что учился, начальник.
   -Ты прав. Скажи мне, Жора, какие-нибудь гости из Москвы приезжали к "Сохе"?
  - Нет, вроде бы никто не приезжал.
  - Обманываешь, Егор Алексеевич, Владимир Васильевич был.
  - А зачем спрашиваешь, начальник, коль сам знаешь.
  - Тебя проверяю, чтоб не вздумал мене лапшу на уши вешать.
  - "Леший" был здесь. Они ещё сидели в ресторане - "Чиж", " Леший", вице- губернатор и баба с ними была.
  -А что за баба?
  - Деревенская такая. По-моему мать этого вице-губернатора. "Чиж" меня ещё заставил продукты в машину отнести.
  - В губернаторскую машину?
  -Нет, в машину к "Зубу". Он тогда "Лешего" возил.
  - А что, "Леший" начальником большим стал?
  - Не знаю, говорят, он друг "Сохи". Квартирным вором он был, а сейчас фраер.
  - А где живёт?
  - "Зуб" в Люберцы ездил за ним.
  - А какая у "Зуба" машина?
  - Бумер черный.
   Голованов возвращался из ресторана. Теперь для него кое-что прояснилось. Мысли крутились в его голове: "Днём к Путигиным приезжали, Зубанов и жених Галины, потом они уехали, а ночью, возможно, вернулись, чтобы убить Галину. Зачем?" Ответа майор не мог найти: " Если допросить Зубанова, улик мало, он пойдет в отказ".
   На следующий день Голованов отправил своего офицера в Люберцы с задачей найти "Лешего" и допросить его. Через три дня тот вернулся и доложил, что "Леший" найден не далеко от дома убитым. Теперь Голованов был уверен, что в деревне Костюки было убийство и что к нему причастны "Зуб" и "Соха". Но что заставило бандитов пойти на это, он не догадывался. Мотивы этого преступления для него так и остались загадкой.
  Он знал, что полковник Шиловский и бандитский авторитет "Соха" связаны какими-то делами. Майор понимал, если потребовать официально вернуть дело на доследование, то бандиты уберут и его. Он решил расследование довести до конца в тайне от своего начальника.
   Продолжении следует.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012