ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Покровский Григорий Сергеевич
Легионеры демона. "часть 2.Глава 1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]

   Глава 1
   Сентябрь выдался тёплым. Был конец рабочей недели, и москвичи, не желая оставаться в своих душных квартирах, уезжали за город, чтобы насладиться уходящим бабьим летом. На дачу ехали и Коробковы со своими друзьями. За рулём иномарки был сам Дмитрий Фёдорович. Рядом с водителем сидел только что выписавшийся из больницы Тучков, а сзади их жёны - старые подруги - Мария Романовна и Наталья Владимировна. В горлышке дороги, при съезде на кольцевую было огромное скопление машин. Пробка была вперемешку из легковушек, автобусов и грузовиков. Водители фур привезли в первопрестольную товар и спешили вырваться из этого ада домой. Перед самым съездом на кольцевую стоял бравый сержант милиции и пытался управлять этим хаосом. Но дикий неуправляемый народ, не взирая ни на какие правила и на регулировщика, продолжал ехать туда, куда ему подсказывала собственная интуиция, а иногда и сидящая рядом жена. Старичок на стареньком зелёном "Москвиче" ехал поперёк полос, перестраиваясь из крайнего левого ряда в правый. Ему сигналили водители, но он упорно продвигался на своём "броневичке" пока не въехал в зад идущему по полосе грузовику. Водитель грузовика выглянул из кабины, махнул рукой и продолжил двигаться дальше. Старичок выскочил из "Москвича", посмотрев на осколки своей фары и почесав затылок, тоже продолжил свой путь. Регулировщик в бессилии опустил руки и уныло глядел на эту медленно двигающуюся груду металла, которым управляли обезумевшие люди, не признающие законов и правил в никем не управляемой стране.
  - Ничего, ничего, - успокаивал себя Дмитрий Федорович, - сейчас выскочим на МКАД, а там помчимся с ветерком.
   Но он глубоко ошибался. Кольцевая тоже была вся забита транспортом. На некоторых участках МКАДа шли строительные работы, и дорога сужалась до одной полосы. В это горлышко пытались протиснуться автомашины с трёх полос. В пробке стояли долго.
   - Далеко твоя дача? - спросил Тучков.
  - На границе Московской и Калининской области. Деревенский дом достался от Наташиной бабушки по наследству. Мы его отремонтировали, привели в порядок участок и на выходные ездим туда отдыхать.
  - Место чудное, - вмешалась Наталья Владимировна, - в метрах ста от дома река, рядом лес, не далеко Московское море.
  - Ты был, Паша, на Иваньковском водохранилище? - спросил Дмитрий Фёдорович.
  - Нет, не был.
  - Я тебя обязательно туда свожу, посмотришь красавицу Волгу.
  - А кто же за домом смотрит? - спросила Мария Романовна.
  - Рядом соседи живут, они и присматривают, а мы им за это из Москвы продуктов привозим, - ответила Наталья Владимировна.
  - А какая там рыбалка! - воскликнул Дмитрий Фёдорович.- Наш сосед Семён Семёнович все рыбные места знает, он их к моему приезду специально прикармливает. А я ему чай везу.
  - Что, он чай любит? - спросил Тучков.
  - Спиртное в рот не берёт, а просит привезти хорошего чаю. Сегодня ушицы сварим, в баньке попаримся, Семёнович каждую пятницу топит. Завтра утром сходим за грибами.
  Дмитрий Федорович замолчал, и был слышен только звук работающего двигателя.
  - Эх, закончу службу, поеду туда жить, - продолжил он.
  - Если будет на что жить, - вмешалась Наталья Владимировна.
  - Не горюй, Наташа, картошки насадим, живность заведём.
  - Не мели чепухи, Дмитрий, - гневно сказала жена, - люди заранее о пенсии думают, место себе готовят, бизнес какой-то открывают, а ты всё думаешь на пенсию с курочками прожить.
  - А что, по-твоему, в этой Москве задыхаться?
  - Не задыхаться, а жить в достатке.
  - Вот видишь, Паша, какой она москвичкой стала, из Москвы никуда, вот тебе и "лимита".
  - А что, может быть она и права, - ответил Павел Иванович, - что ты в деревне будешь делать? Ждать, когда дети приедут, булку хлеба и палку колбасы тебе привезут?
  - Ну, разве в Москве - это жизнь?! Представь, Паша, я встаю в пять утра, чтобы к десяти попасть на работу. До метро еду на машине. Оставляю её во дворе, где живёт мой сотрудник, и вместе с ним едем на работу. В метро не заходим - нас толпа заносит. А пробовал на машине добираться, не получается, в пробках можно и пол дня простоять. Не город стал, а какой-то кошмар. Похоже, что все деловые люди съехались сюда. Тебе хорошо, в твоем городе пробок нет.
  - Почему нет, бывают.
  -Не смеши, Паша, минут десять простоять, разве это пробка. Да тебя, наверное, с мигалками возят.
  - Мигалками я почти не пользуюсь.
  - А в Москве утром и вечером этот парад тщеславия, - сказал Дмитрий Фёдорович. - Всё перекрывают и двигаются они - небожители. А их много развилось: и администрация президента, и правительство, и депутаты - вся федеральная и московская власть. И каждый чиновник требует себе особых преференций. Чиновников стало больше, чем было при коммунистах.
  - В Западной Европе давно уже эту проблему решили, - сказал Тучков. - Там только первые лица ездят в сопровождении, а остальные общественным транспортом. Никаких служебных машин. Если ты хочешь ездить машиной на работу, покупай её и катайся. Не хочешь сам, нанимай за свои деньги водителя.
  - Я не люблю западных европейцев, - возразил Дмитрий Федорович, - ты мне потомков воров и убийц в пример не ставь. Такие уж они толерантные и человеколюбцы, давно ли перестали людей в печах сжигать?! Это потомки тех, чьи пращуры ограбили весь мир, особенно, американских индейцев, вывозя кораблями золото. Грабили, молили у Бога прощения, крестились и снова убивали и грабили. Гены у нынешних европейцев те же остались. Можно подумать волкодав пуделя родит. А теперь все кичатся, что они богато живут. Можно жить богато, если ограбить весь мир, а потом только приумножай и передавай всё по наследству. Из России мало что ли они вывезли: и в восемьсот двенадцатом, и в девятьсот четырнадцатом, и в гражданскую войну, и в Великую Отечественную. Миллионы русских уничтожили.
  - А Россия не так что ли создавала свою империю? Можно подумать, царь Грозный и его посланец Ермак пряником Сибирь покоряли, - перебил Тучков.
  - Безусловно, не пряником, но не так же кроваво как испанцы, французы, немцы и британцы, и притом весь мир. Солнце не заходило в Британской империи. Конечно, можно развить экономику, если ты золотишка награбил. А ты попробуй с нуля, как Сталин поднимал экономику России.
  - Экономику поднимал весь народ, а не один Сталин. Не думал, что ты его поклонник - сказал Тучков, - подняли экономику, но какими жертвами, а теперь опять развалили.
  - Так ведь развалили с помощью тех же западных советников. Горбачев без боя всё им отдал. А теперь эти "Новые русские" добивают Россию. Каждый спит и видит себя в Лондоне, Париже или в Нью-Йорке. Ельцинские демократы писали Конституцию под диктовку западноевропейских и американских умников. К примеру, статья пятнадцатая, пункт четыре: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". От этих толерантных господ можно, что хочешь завтра ожидать. Возьмут и примут закон о разрешении каннибализма или педофилии. И мы уже будем не демократическая страна, если не пойдём их путем. Скажут, что мы нарушаем права человека. Начнут в Россию порножурналы привозить с картинками педофилии, а по Конституции мы их запретить не сможем. Подписали Конвенцию по правам ребёнка, где написано, что ребёнок имеет право получать информацию любого рода, независимо от границ. Вот ты меня обвиняешь в сталинизме и Ивана Грозного вспомнил, но ведь они о России заботились.
  - Прежде всего, они думали о себе и о своей власти. Как только возникало подозрение, сразу же уничтожали предполагаемых соперников на власть. Людей убивали как скот. И тот и другой возомнили себя Богом на земле. Хотели построить рай земной, а построили ад.
  - Народ русский били всегда, - ответил Дмитрий Фёдорович, - разве его сейчас в Чечне не бьют. Только тогда Россия прирастала, а сейчас господа её разваливают.
  - Вот и ты думаешь, что всё дело в хорошем или плохом царе, - возразил Тучков, - а я думаю, что всё дело в народе, если он позволяет с собой так обращаться. Все эти
   воры-чиновники выходцы из народа. Дворян ещё при большевиках уничтожили. А нынешняя молодёжь, глядя на красивую жизнь европейцев, мечтает, как побольше деньжат срубить. Нет у нынешнего государства идеологии, на чём бы воспитывался молодой человек.
  - Плохо, Паша, знаешь основной закон нашего государства. Статья тринадцать, пункт два гласит: " Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". На веру православную сейчас стали нажимать, любое дело не начинают пока поп не освятит.
  - Показуха это всё, дань моде, - ответил Тучков, - не было на Руси веры. Была условно принятая князем Владимиром православная вера, а русские люди, как язычниками были ими и остались. В России не вера, а отправление православных обрядов: крестный ход, масленица, литургия, исповедь, на крещение обязательно в прорубь. Причем после каждого обряда должно быть обязательное действо - пьянка до одури. Православные обряды заменили коммунистическими, а действо осталось прежним, поэтому народ особой разницы и не почувствовал. Русский человек верит во что попало, поэтому в обществе легко находят себе сторонников всякие Распутины, маги и экстрасенсы. Совсем недавно Кашпировский и Чумак с экранов рубцы рассасывали и кремы заряжали. Я, когда встречаюсь в области с избирателями, женщины требуют, чтобы вернули им телепередачи Кашпировского. Истинно верующих мало, в основном маловеры и служители дьяволу. Сейчас все говорят, что большевики вытравили веру. А кто такие большевики, откуда они взялись, с Марса прилетели? Откуда взялись каратели, которые расстреливали священников? Это те же прихожане, которых младенцами крестили в этих храмах, а они были так глубоко верующими, что разбивали свои купели. Устойчивой веры издревле не было. Как только людей поманили землёй и сказали: "грабь награбленное" сразу же и храмы разграбили и священников побили.
  - Наверное, попы такие были, коль их бить стали, - ответил Коробков.
  - Какие бы они не были, но согласно заповедям Христа - это страшный грех. Да разве только в революцию это творили, а при Грозном - на кол сажали, языки отрезали и олово священникам в рот заливали. Не царь же это делал. А потом при царе "Тишайшем" староверов на кол сажали, головы рубили. Никому же не приходило в голову убивать на Руси католиков и мусульман. Так кто это делал, кто стравливал людей? Святые отцы в храме проповедовали заповеди Христа - не убий, и тут же людей натравливали на раскольников.
  - Можно подумать у католиков этого не было. Ведьм на кострах сжигали и еретиков.
  - Такие же и они верующие, как и мы. В Европе резко сокращается количество прихожан, скоро и храмы с молотка пойдут. Не прижилась вера христова. Боролся он с фарисеями и священниками, которые проповедовали обрядовую религию, а он твердил, что угодить Богу можно только правдой и любовью к ближнему, но в итоге они его и победили. Купались и купаются в роскоши, правителей на войны благословляют да посты с осетриной блюдут.
  - Да, ты прав, возразить нечем, - сказал Дмитрий Фёдорович, - человек легковерный, что ему внушат то и принимает за чистую монету. Помню, шесть лет назад в Москве толпа кричала: "Ельцина, Ельцина, перемен, перемен!" Вот и получили перемены: Союз развалили, и к власти прорвались пьяницы да воры. Народу "проедут" по мозгам тележурналисты, он и верит. Эти выборы Ельцин явно проигрывал. Всё подстроили.
  - А подстраивает кто? - спросил Тучков. - Кто подсчитывал голоса? Кто сидит в избирательных комиссиях? Опять марсиане? Там сидят люди, которым кто-то велел, они это и делают. Я в своей области никому ничего не приказывал, как люди проголосовали, так и отправили в Москву. Коммунисты победили. По стране тысячи избирательных участков. В избиркомах сидит армия людей, их дурачат, а они дрожат перед властью и молчат. Люди с таким менталитетом не заслуживают другой власти.
  - Да, это беда, но как вырваться народу из этой западни. Ты, как профессор и губернатор, имеешь представление?
  - Я честно тебе скажу, не вижу в России будущего.
  - Ну зачем же так пессимистически.
  - Это я выражаю своё личное мнение. Не знаю, дай Бог, чтобы я ошибся. Ты знаешь, как исчезла Византийская империя?
  - Знаю, что её турки разбили, но как это произошло, не интересовался.
  - Я тебе сейчас вкратце расскажу, и ты сразу всё поймёшь. Как утверждают философы и историки, развитие идет вверх по спирали. На зеркальных участках двух витков этой спирали возникают схожие события. Чтобы знать будущее, надо изучать прошлое. Так вот, в результате распада Римской империи в 395 году образовалась Византийская империя, а потом исчезла. Русь приняла от неё православную веру. Философские умы стали называть Россию второй Византией. Первая Византия просуществовала тысяча шестьдесят лет. Воевала с Арабским халифатом из-за контроля над Сирией. В Сирии много христианских святынь. Между мусульманами и христианами шла драчка. Были войны с персами, турками и католической Европой. Последний поход крестоносцев был не в Палестину, а в Константинополь. Войны ослабили Византию. Она распалась на отдельные государства. В итоге Константинополь взяли турки-сельджуки и сделали своей столицей, а православные храмы переделали в мечети. Но не в этом причина гибели империи. Истинная причина крылась во внутренних раздорах, бунтах и разложении элиты. Для чего я тебе это говорю, ты прекрасно понимаешь. События в России похожи на те, что происходили в Византии
  - Похожи, даже очень похожи, - Дмитрий Федорович задумался, - войны, внутренние раздоры, революции, разложение элиты - всё это было и есть.
  - Так вот, Византия в одиннадцатом веке после победы над арабами стала снова обретать свою мощь, как и Россия при Сталине. Но это было временное явление - со смертью императора Василия второго знать на местах контролировала территорию и препятствовала центральной власти. Пошли раздоры, перевороты, менялись императоры, отделялись государства, и турки взяли Константинополь малой кровью. Россия тоже распадается на отдельные государства. Уже половины империи не стало, тысяча лет прошло после того, как приняли православную веру и стали второй Византией. Арабы опять окрепли, у них много денег и нефти. Саудиты мечтают возродить Арабский халифат. Если элита не прекратит воровство и, разлагаясь, будет толкать людей к раздорам, Россия погибнет. Осталось недолго ждать, если так будут и дальше воровать, то через пол века падёт и вторая Византия. А за Россией и Европу ждёт та же участь. Западной Европе с Россией надо жить дружно, иначе и в их дом придёт беда. Там уже засилье мусульман, а среди них фундаменталисты найдутся. Эта неуёмная жадность к деньгам отдельных особей класса двуногих ведет не только Россию к гибели. Мусульманский экстремизм подобен фашизму тридцатых годов. В начале появляются отдельные группки боевиков, а потом и целое преступное государство. Нет разницы, под каким лозунгом истребляют народы другой нации или другой веры. Сначала экстремисты уничтожат раскольников. Они говорят: " алавит хуже иудея", а потом и за иудеев возьмутся. Будет новый холокост.
   - Да, Павел Иванович, страшилку ты нарисовал, - сказал Дмитрий Фёдорович, - Сталина срочно надо.
  - То, что ты предлагаешь - это один из худших путей. Новый Сталин только ускорит гибель России. Потому что за тираном сразу идёт смута, а она уж точно приведёт к развалу. Сталин умер в 1953 году, а через сорок лет распался Союз. Я же тебе только что приводил пример, что после смерти Василия второго пошёл снова распад Византии. Народ не хочет жить в постоянном страхе. России нужна совершенно новая идеология, которая бы объединила славянские народы.
  - Ты что, панславистом стал?
  - Нет, не стал, но когда организм заболевает и ему грозит гибель, в нём возникает защитные рефлексы. Эта сила пытается сопротивляться, чтобы выжить. Точно так же и государство. Ты заметил, что появилось много сторонников национализма, это естественно. Германия после первой мировой была на краю гибели. Веймарская республика не сулила ничего хорошего. Партии разделили народ на группки по интересам. В итоге народ потянулся к национальной идее. Это тоже закономерно.
  - Да, но это и опасно, - возразил Дмитрий Фёдорович, - Россия может прийти к тому итогу, куда пришла Германия в сорок пятом.
   - Да, опасно, если интеллигенция не поймет этого и будет продолжать дальше толкать страну к бунтам, террору и развалу. Сейчас как никогда нужна идея сплочённости и любви к Отечеству. А наши СМИ всё делают наоборот. Слушаешь диктора телевиденья, а он, радуясь, извещает о случившейся трагедии. Как будто он не в России родился, а где-то в Штатах и ждет, когда же развалится эта дикая страна. Экономический рост, уважительные национальные отношения, высокий уровень жизни народа, демократизация, сменяемость власти и, конечно же, жёсткий контроль над расходом бюджетных денег. Вот что спасет Россию. А не бредовые идеи склеить разбитую чашу - Содружество или Союз.
   Наконец пробка рассосалась, и они поехали быстрее.
   Немного отъехав от Москвы, дорога была свободной, машин было мало, но быстро ехать не удавалось. Местами дорога была разбита, на асфальте виднелись ямы.
  - Всё развалили - не только заводы, но и дороги, - ворчал Дмитрий Федорович. - Вот ты говоришь, Сталин это плохо, при нём делались эти дороги, а кто заставит нынешних бездельников их ремонтировать.
   Павел Иванович задумался и ничего не ответил.
  - Ага, молчишь, потому что крыть нечем? А я тебе скажу так, знал бы этот начальник, что завтра за ним приедут и дадут ему кайло в руки, заставят руду добывать или к стенке поставят, он бы не думал, как украсть, а в его голове вертелась бы одна мысль как за лето отремонтировать дорогу. Так что, сталинские времена не так уж и плохи были. Разве можно сравнить с этими ворами и пьяницами.
  - Я не собирался сталинские времена осуждать, но и экономика "латания ям" ни к чему хорошему не приведёт. В твоём понятии всё можно решить силой. Как ты не поймёшь, не решить проблему тюрьмами и лагерями, один человек не сможет уследить за такой огромной страной. Нужно прозрение общества, чтобы люди сами захотели жить по-другому. Безусловно, власть должна быть строгой и должна следить за исполнением законов, в противном случае законотворчество не имеет смысла. Спроси современного человека, что он выберет - искалеченные судьбы или технический прогресс. Конечно, он выберет технический прогресс, потому что он ему сейчас нужен, а чьи-то искалеченные судьбы людей в тридцатых годах его не интересуют. Я говорил совсем о другом - куда приведёт эта дорога. Мы уже пытались жить в платоновском государстве, где было всё общее. Социалисты-утописты и марксисты ничего нового не придумали. Ещё за две тысячи лет до них древнегреческий философ Платон в своей работе "Государство" высказал эту идею. Он говорил, что государство должно состоять из трёх сословий. Первое сословие - только мудрые и они несут заботу о гражданах. Мудрые вожди: Ленин, Сталин, малограмотный Никита, и впадающий в маразм Брежнев, несли о нас заботу, ты не хуже меня знаешь как. Это сословие воспитателей и такая же мудрая политика КПСС нас учили, как жить, что смотреть, что слушать, во что одеваться и куда двигаться. Второе сословие по Платону - это защитники государства от внутренних и внешних врагов - армия, милиция, суды. Не тебе о них рассказывать, ты сам в этой каше варишься и не хуже меня знаешь, какие были и есть в России суды. В каких только войнах СССР не участвовал. Оружия накопили столько, что не знаем, как его сейчас уничтожить. И третье сословие у Платона - это кормильцы, крестьяне и рабочие. Частная собственность запрещена, всё общее. Даже деторождение регулируется государством. У нас скажем, это не регулировалось, а в коммунистическом Китае это закреплено законодательством. И куда нас привело это государство Платона? В тупик, к развалу.
  - Ты хочешь сказать, что марксисты ошибались в своих философских рассуждениях, и мы все семьдесят лет шли ошибочной дорогой.
  - Да, Платон ошибался, и эту ошибку подхватили марксисты. Он имел в виду государство с идеальными людьми. Но таких людей в природе не бывает. Все как бы забыли, что у человека кроме положительных черт есть и отрицательные - такие как, жадность, жажда власти, ложь, тщеславие, зависть, зазнайство, месть и самое страшное - способность убивать своих граждан. А потом, кто может исключить, что у власти не может оказаться психически ненормальный человек.
   Тучков замолчал, он смотрел в окно, за которым, пробегали осенние пейзажи Подмосковья. Вдруг ему вспомнилась его молодость. Как он, будучи студентом, познакомился с Машей. Она дружила с однокурсницей Наташей. А потом в их компании появился Дима. Он уже работал следователем в прокуратуре, не плохо зарабатывал, и нищим студентам казалось, что Дима богач. Паша замечал, что от Димы обе подруги были без ума. Потом они поженились. Маша всегда ставила в пример Диму. И Паше хотелось достичь его высот, зарабатывать также как и Коробков. Но зарплата у преподавателя была маленькая, и он старался изо всех сил, защитил кандидатскую диссертацию, потом докторскую. А Коробков тоже двигался вверх и вскоре уже стал районным прокурором, а потом его забрали в Москву. А Павел Иванович получил кафедру и стал профессором
   -" Каким я были глупым, - подумал Тучков и усмехнулся - а впрочем, не было бы этого соперничества, и ничего бы из меня не получилось. Ради того, чтобы доказать Маше, что я не хуже Димы, пошёл на это губернаторство. А стоило ли брать на себя такой груз, потерял здоровье и только". - Загнанных лошадей пристреливают, - пробормотал он.
  - Что? - переспросил Дмитрий Фёдорович и посмотрел в зеркало.
  - Так, вспомнил кое-что - ответил Тучков
  - А подруги наши уснули, мы их политикой убаюкали. Я вот услышал слово - пристреливают, и решил тебе сказать. Ты прости, раньше тебе не хотел это говорить. Твоего зама хотели убить.
  - Какого зама?
  - Вице-губернатора Путигина. Шиловский ему автокатастрофу подстроил.
  - Да ты что, - Тучков посмотрел на Дмитрия Фёдоровича, - живой он?
  - Жив, но искалечен порядком, рёбра поломаны, разрыв селезёнки. В Москве лечится. Приедем с дачи, навестим. Я вот сейчас подумал о том, что ты говорил об обществе. Вот, к примеру, Шиловский, все его считали нормальным советским человеком: положительные характеристики, продвигался вверх, карьеру делал, а в нём оказывается, бес сидел. И сколько их таких Шиловских по Руси ходит, улыбаются всем, а потом грабят, убивают, насилуют детей.
  - Я до губернаторства как-то об этом и не думал, - сказал Павел Иванович, - а потом когда столкнулся с этим, ужаснулся. Когда каждый день тебе докладывают о преступлениях, то по неволе задумаешься, с людьми ли ты живёшь, и верят ли эти существа в Бога. Преступность захлестнула страну, на рынках рэкет, стариков убивают из-за квартир. В пьяном угаре убивают жен, насилуют детей.
  - А я проработал в прокуратуре, Паша, всю свою жизнь и с этим сталкиваюсь каждый день. На какие ухищрения не идут люди ради каких-то эфемерных благ. Расскажу, как я познакомился с моим соседом Семёном Семёновичем. Работал я тогда на районе. Городок наш был небольшой, дел было немного, в основном бытовуха. Поступило однажды заявление от некой гражданки, что её избил сосед. Старухе восемьдесят три года. Заявление в милицию принесла невестка. Там быстро провели следствие и передают дело в суд. А судья женщина, много лет проработала в суде. Но женщину может понять только женщина. Звонит она мне и говорит, что отправляет дело назад, много нестыковок. Следователь спустя рукава это дело вёл и написал всякую чепуху. Взял я это дело и стал разбираться. Зачем, думаю, деду понадобилось избивать божьего одуванчика. Выясняю, что они и не соседи вовсе. Если бы соседи были, ну ясное дело, курица забежала, из-за межи поссорились. Вызываю потерпевшую, и стал её спрашивать, за что её избил этот гражданин. Она говорит, что не знает, просто стал бить по голове, по лицу и в живот. А в медицинском освидетельствовании совсем другое написано: синяки на руках и груди. Думаю, может, псих какой. Вызвал обвиняемого. "Зачем же вы, Семён Семёнович, старуху избили?" - спрашиваю его. Он молится, а потом говорит, что верующий и никогда не посмел бы такое сделать. Утверждает, что она сама на него с топором кинулась, когда он со своего двора выходил. Он отнял топор и бросил к себе во двор. А почему кинулась, и понятия не имеет. Чудеса, да и только. Осталась одна зацепка: допросить врача, который побои снимал. Прибыл в прокуратуру доктор, глаза таращит, и говорит, что первый раз видит это освидетельствование. Потом выяснилось, что невестка старухи в этой больнице работает, ну и бумагу эту состряпала и подпись врача подделала. Старшая сестра ей печать поставила. Словом, на лицо подделка документа. Вызываю эту невестку в прокуратуру. Созналась она, что старуху науськала. Она рассчитывала так: мол, бабка маразматик, за убийство посадят в психушку и долго там не проживёт, а сын этой старухи уже год как лежал недвижимым, под себя ходил. У невестки был любовник и ей захотелось побыстрее избавиться от этого семейства.
  - Странно, а почему же она в жертву выбрала Семёна Семёновича, можно было такую же старуху, чтобы не смогла топор отнять.
  - За колдуна они его все считали, да и национальность, наверное, сыграла свою роль. Потом, когда уже это выяснилось, он мне всё и рассказал. Оказывается, когда случилась авария на чернобыльской АЭС, Семенович жил в той зоне и вынужден был оттуда бежать. Его сестра жила в нашем городишке, нашла ему домик. Он собрал все свои сбережения, занял у сестры немного деньжат и купил это дом. На следующий день к нему пришли три алкаша, что жили на этой улице. Один из них сын этой старухи. И стали требовать от него денег, дескать, прокладывали по улице канализацию, и старый хозяин не сдавал денег, они якобы внесли деньги вместо него. А Семёнович был сам в долгах, денег у него тогда не было. Они забрали канализационный люк, мол, деньги вернёшь, люк отдадим. Семёнович расспросил у соседей. Те ему сказали, что прежний хозяин деньги сдавал.
  - Алкаши, захотели выпить, - сказал Павел Иванович.
  - Да, но послушай дальше эту историю. Там была не далеко стройка. Пошёл туда Семёнович и упросил рабочих, чтобы ему люк привезли. За бутылку привезли строители люк, а на следующий день он исчез. Он снова к строителям, и так несколько раз. Оказывается, что эти же алкаши работали там же. Ночью они люк грузили на тачку и увозили на стройку. Разведал это Семенович и выследил их, когда они люк снимали.
   Стал он мужиков срамить, что за такие дела Бог наказывает - мол, в Библии сказано - не трогай нищего и погорельца. Через три дня один из этих мужичков в сарае повесился. Причина неизвестна. Водка, наверное, его в петлю загнала. А два его собутыльника решили помянуть друга, где-то палёной водки взяли. Один на следующий день умер, а сын этой старухи живым трупом стал, уже, наверное, помер. И пошла молва, что еврей колдун. Соседи перестали с ним общаться. Идёт человек ему навстречу, увидит его и переходит на другую сторону улицы. Здороваться даже с ним не хотели. Посадил сад, а ночью кто-то сломал ему забор и все деревья. Он завел собаку, её отравили. Словом не жизнь у человека, а какой-то ад. А тут как раз мои соседи по даче продавали дом. Ну, я Семёну Семёновичу и предложил. Продал он свой дом в городе и купил в этой деревне. Теперь он стал моим соседом по даче, смотрит за моим домом и благодарит меня
  - Я думаю, что это молодёжь делала. Дети всё впитывают от родителей. Порядочного человека травили всей улицей, а алкашей жалели, - сказал Тучков.
   -Ну кто же ещё, конечно, молодёжь, которая не знает, чем ей заняться, особенно в районных маленьких городах, детская преступность пошла вверх. Молодёжь нынче стала жестокая и прагматичная. В прокуратурах стали появляться такие дела, что даже волос дыбом поднимается. Даже малолетки школьницы избивают и убивают своих сверстниц.
  - Вот ты сам и подтвердил то, о чём я тебе только что говорил. А теперь представь, власть сказала этим людям, что грабить и убивать разрешено. Они сразу же пойдут грабить храмы, потому что там они видели золото и серебро. А этого еврея они вытащили бы на улицу и сожгли вместе с его семьёй, а дом разграбили.
  - И что же делать, Паша?
  - Воспитанием надо заниматься. Не рассказывать детям как заботится о них самая мудрая власть. И какой у нас гениальный руководитель, а прививать любовь к Родине, человечность, совесть, уважение к людям, терпимость, разъяснять, что есть зло и добро, как выжить в трудной ситуации, что не всё так просто в этом сложном мире. Работать с молодёжью надо, а их отдали в руки бандитам и наркобаронам и учат убивать. Ты включи телевизор и посмотри, какие фильмы показывают. Даже в мультяшках с автоматами бегают. Дети в школах наркотики пробуют. Пригласили меня однажды в школу на первый звонок, захожу, а там портрет Ельцина в коридоре висит. Спрашиваю директора - зачем вы это сделали? Он мне отвечает - как же, он наш президент.
  А если завтра его снимут, что детям говорить будете? Это вы повесили, чтобы ребёнок смотрел и брал с него пример, я так понимаю? Вы бы лучше повесили портрет Толстого или Пушкина, говорю я ему. Не ушли мы от этой коммунистической привычки целовать портреты временных вождей. И уже первоклашке внушаем это. Не может общество уйти само от себя.
  - Да, это катастрофа - города тонут в наркотиках и в палёной водке, а пьяной власти нет до этого дела. Ты знаешь, такое впечатление, что планетой правит волчья стая.
  - Мы просто тупиковая ветвь в биологической цепи - сказал Тучков. - Сбой какой-то в природе произошёл. Ненасытность, агрессивность и не желание жить в гармонии с природой, вознесли человека над всеми, и он возомнил себя выше Бога. Этот хищник жрёт все: ягоды, грибы, гусениц, крыс, собак, чёрную и красную икру, да и человечиной не брезгует. Ни одному виду не даёт шанса выжить. В итоге он уничтожит сам себя.
   За разговорами не заметили как подъехали к даче. Был вечер, но солнце ещё не спряталось за горизонт. Огромный красный диск на половину спрятался за лесом. В его косых лучах переливалась золотыми и багряными красками осенняя листва.
  - Просыпайтесь, дамы, приехали, - сказал Дмитрий Фёдорович.
   Коробков вылез из машины, открыл ворота и заехал во двор. Наталья Владимировна повела гостей в дом. Дом был деревенский, небольшой, но отремонтирован со вкусом. Ремонт видно был сделан недавно. Сосновая "вагонка" на стенах ещё не успела пожелтеть и в доме пахло хвоёй. Гости осмотрели дом, и Тучков пошел на улицу, чтобы помочь занести в дом вещи.
  - Не надо, не надо, - сказал Дмитрий Фёдорович, - я всё сделаю сам. После больницы тебе противопоказано таскать тяжести. Постой, подыши воздухом.
   По улице к дому шел старик. Он одет был как-то необычно и мало был похож на деревенского жителя. Его белая огромная борода делала его старше своих лет, но походка была ещё бодрая для его возраста. Он подошёл к воротам и, приподняв серую шляпу, поздоровался.
  - Семен Семенович, заходите, - Дмитрий Федорович протянул руку, - Вот познакомьтесь мой друг Павел Иванович.
   Тучков тоже подал руку и поздоровался с гостем.
  - Окунь хорошо клюёт, я сегодня утром много наловил. Может сразу на вечерней зорьке и пойдём.
  - Вы с Павлом Ивановичем сходите, а я пока по хозяйству похлопочу, - сказал Дмитрий Фёдорович.- Надо дом протопить, чтобы сырость ушла, а потом я к вам подойду. Удочки в сарае.
  - Да не надо, у меня четыре штуки, обеспечим Павла Ивановича. Баньку истопил, сейчас дровишки догорают, венички замочил. Так что вечером пожалуйте.
  - Вот вам продукты Наташа купила, - Дмитрий Федорович достал из машины полиэтиленовый пакет. Всё, что заказывали.
  - Сколько я вам должен?
  - Перестаньте, Семёнович,- Дмитрий Фёдорович положил руку старику на плечо, - за домом и садом смотрите, огород пололи. Мы Вам больше должны.
   Семен Семенович не ошибся, клёв был хороший. Тучков вошёл в азарт, он смотрел на прыгающий поплавок, дёргал удочку, вытаскивая очередного окунька. На душе было легко, он вспоминал своё детство, когда мальчишкой таскал из воды рыбёшек, и радовался успеху. Та тяжесть, оставшаяся от губернаторства, уходила, и ему было приятно, что он не успел заразиться этим вирусом под названием власть и с лёгкостью может с ней расстаться.
  - А вы, как и Фёдорович, тоже прокурором работаете? - спросил Семён Семёнович, насаживая червяка.
  - Нет, я по хозяйственной части.
  - Завхоз значит?
  - Ну да вроде этого.
  - Хозяйственный человек это хорошо, - сказал многозначительно Семён Семенович, - у хозяина гвоздик валяться не будет. Уважаю таких людей, они ворчливые, но по делу.
  - А прокуроры?
  - Всякие прокуроры бывают - и хорошие и плохие, но мне больше встречались нехорошие.
  - Может их служба обязывает быть такими, - Павел Иванович приподнял удочку и подтянул к себе поплавок, - на государственной службе добреньким быть нельзя.
  -Это так, но надо же делать всё по закону. Вот Дмитрий Фёдорович хороший человек. Если бы не он, пришлось бы мне второй раз сидеть. А другой смотрит, ага сидел, стало быть, ты бандит.
  - А вы что уже сидели?
  - Да в нашем королевстве от сумы да от тюрьмы не зарекайся.
  - И за что же вас посадили?
  - Давно это было, перед самой войной. Следователь говорил мне, что я враг народа.
  - А, ну тогда понятно. И чем же вы провинились перед советской властью?
  - Сейчас, сейчас, вот только этого красавчика вытащу и вам расскажу.
   Семёнович потянул удочку, и из воды показалась спина окуня.
  - Хороший, грамм на пятьсот будет! - воскликнул Павел Иванович.
  - Не говорите под руку, - пробормотал старик, и ловко поддев сачком, вытащил окуня.
   Он забросил рыбу в садок, помыл в речке руки и стал насаживать червяка.
  - Вы спрашивали, за что сидел,- продолжил Семён Семёнович, - в то время пол страны сидело. Родился и вырос я в еврейском местечке. Был у нас учитель, так складно он нам ребятишкам рассказывал историю древних государств, что поневоле заслушаешься. И полюбил я эту науку. Учитель видел, что я историю люблю. Когда я окончил школу, он дал мне рекомендательное письмо. Поехал я с этим письмом в Москву к Якову Моисеевичу известному тогда профессору и стал у него учиться. Однажды профессор мне сказал: "Сёма, вы молодой человек и вам надо делать карьеру". И стал я писать научную работу. Яков Моисеевич мне помогал. Дома у него было много документов. Он свел меня с людьми, которые работали в архиве. Так интересно стало, работа по душе, что я с головой ушёл в написание диссертации.
  - Какая тема была вашей научной работы?
  - Русско-японская война, ну и захватил революцию 1905 года. Яков Моисеевич категорически был против, чтобы я о большевизме писал. Он всегда говорил: " Сёма, не лезьте в дебри большевизма, об их сучки поломаете рёбра". Но бедный профессор не знал, что в большевистской стране рёбра могут сломать за что угодно. Вскорости его взяли, а у него в кабинете нашли и мою работу. Через недельку из НКВД пришли и за мной. Получил я за свою работу награду целых десять лет.
  - И что же вы в ней антисоветского написали? Тема касалась царского времени, а не большевиков.
  - В работе я написал, что царь проиграл войну из-за коррупционеров и революционеров: первые разворовали армию, а вторые устраивали диверсии на железной дороге. И еще мне ставили в вину, что я против дружбы народов. Я в работе написал, что в России так и не решили два важных вопроса. Один из них - кавказский, а другой - еврейский. В начала века в головах элиты ходили мысли, что надо Кавказ снова покорять. А я написал, что нужно было царю навести порядок в России, тогда не было бы террористов и революционеров, которыми были в основном евреи и выходцы с Кавказа. А у власти стоял кавказский царь. Видать, я его оскорбил, назвав террористом.
   -Надо было решать проблему, как это начал Александр второй - сказал Тучков
   - Да, Александр пытался дать свободу людям, а Игнатий Гриневицкий за это в него бомбу бросил. Вот и пойми, что этим господам надо - свобода или что-то другое.
  - Скорее всего, что-то другое, - ответил Тучков. - Царь-реформатор понимал, что ненависть между национальностями возникает на бытовом уровне. Необходимы равные права и равные условия ведения торговли и владения землёй. И только в этих условиях постепенно этот бытовой национализм уйдет.
  - Да, вы правы, жаль, что ему не дали довести реформы до конца, мы бы сейчас жили совершенно по-другому.
  - Все десять лет вы и отсидели?
  - Нет, началась война, и я попал в штрафбат. Под Курском был ранен, долго валялся в госпиталях. Как говорили тогда политруки, свою вину смыл кровью. Войну закончил в Германии. Однажды во время боя в парке я увидел дикую козочку. Как она там оказалась, не знаю. Может зоопарк разбили, а может у кого-то в парке жила. Молоденькая такая, маленькая . Лежит она, головку только поднимает. Гляжу, а у неё ножки перебиты. Немец из окон лупит, а я как с ума сошёл, стал этой козочке ноги бинтовать. А у неё глаза большие, смотрит на меня глазищами и слёзы текут. Плачет как человек. Понял я тогда, что это моё. После войны выучился на ветеринара и стал лечить животных.
   В это время Тучков стал тащить большого окуня. Удочка согнулась, из воды то показывалась, то опять исчезала спина рыбы.
  - Потихонечку, потихонечку, - закричал старик и схватился за сачок.
   Но в это время рыба сделала кувырок и, оборвав леску, ушла.
  - Эх, хороший был, но не наш, - сказал старик, доставая из кармана коробочку, - давайте сюда удочку, я привяжу новый крючок.
  - Может потолще леску привязать, - предложил Павел Иванович.
  - Нет, нет, тогда рыба клевать не будет, - сказал Семён Семёнович, доставая из нагрудного кармана очки.
   Тучков смотрел на огрубевшие от работы на земле его пальцы и думал - эти руки, привыкшие к труду, защищали в войну страну, отстраивали её после войны, растили детей.
   Семён Семенович ловко подвязал крючок и отдал удочку Тучкову.
  - Этот большой окунь, барахтаясь, распугал всю стаю. Теперь будем ждать пока снова окуньки подплывут - сказа Семён Семёнович.
   Солнце уже скрылось за лесом, и над ним образовалась розовая с сиреневым отливом полоска.
   - Какая красота, - сказал старик - бывало, вот так лежишь в окопе, смотришь на закат и думаешь: "А может, это последний твой день. Какая-то сволочь зарабатывает на твоей жизни деньги, а у тебя последний закат и завтра тебя не будет. Да, да, не удивляйтесь, - сказал Семён Семенович и посмотрел вопросительно на Тучкова.
  - Я согласен с вами, - ответил на молчаливый вопрос Павел Иванович.
  - Вы знаете, когда я писал о Русско-японской войне, то уже тогда молодым сделал вывод, что войны затевают те, кому они нужны, а не из-за каких то там территориальных споров. России война не нужна была, да и Японии по большому счёту тоже. Требовали они уступить Корею, но это только предлог. Но никто в России не хотел вести с ними переговоров. Я вам скажу так, Николай второй был не большого ума царь, говорят, весь в свою матушку, но коварный. Он был зачинщиком всех интриг среди его окружения, и за это и поплатился. А войну затеяли банкиры США. Это уже известный факт, что за три дня до начала войны, они собрались и решили в этой войне помогать Японии, чтобы ослабить Россию, а России отказали в кредитах. Они не знали, что в России было около четырёх сот миллионов рублей запаса и ждали, когда она попросит огромный заем на выгодных им условиях. Но этого не произошло. Россия несколько месяцев жила без займа. Окружение царя подтолкнуло Россию к войне. Эти Куропаткины и Безобразовы докладывали Николаю, что победят быстро и малой кровью. А Николай второй был молод и по натуре своей темпераментный. Воинствующий максимализм присущ молодым людям. Они ещё не понимают, что войну развязать легко, вот только выйти из неё трудно. Да и первую мировую развязали так же.
   Вильгельма второго убедили, что в России грядёт революция, и победить страну не составляет никакого труда. В Цюрихе уже сидело готовое правительство во главе с Лениным. И кайзер решился на такой шаг.
  - Наверное, и там без взяток не обошлось, - сказал Тучков.
  - Безусловно, подкупались всегда: и не только окружение, но и родственники. Это же известный исторический факт, что австрийские Ротшильды дали взятку герцогу Меттерниху миллион гульденов, чтобы их семейству присвоили титул баронов. А английский дом Ротшильдов, как попал в палату лордов? Как могли еврею присвоить в то время дворянский титул? Планы у банкиров были большие, столкнув лбами империи, разрушить их и установить республики. Они полагали, что в республиках евреи обретут права. Но больше они пеклись о том, чтобы на войне заработать и пополнить свои банки. Они просчитались и не думали, что это превратится в мировую бойню. Лучше бы богатые евреи не помогали своим соплеменникам. В Россию пришли такие сионисты, родили такого коммунистического монстра, что евреям от него ещё хуже стало. А потом и Вильгельму не долго осталось сидеть. Как там, в полустишие Вергилия: " Бойтесь данайцев, даже дары приносящих". А Вильгельм поверил "данайцам", которые ему посулили победу и необъятную империю. В планах банкиров зрела революция и в Германии. В итоге родили в Германии нацизм. Потом был мюнхенский сговор, и они позволили нацистам развязать вторую мировую войну: стали жечь в печах людей, евреям устроили холокост. Вот и помогли господа банкиры евреям быстрее уйти на тот свет. Миллионы уничтожили в результате глупости и жадности.
  - Якоб Шифф, говорят, был главным затейником этого дела и мнил себя новым Моисеем, - сказал Тучков
  - Да не только этот влиятельный банкир бредил этой идеей, а и другие денежные мешки США ему подпевали. И европейские банкиры тоже выделяли десятину от своего дохода на " еврейское освободительное дело". Эти господа из Американского еврейского конгресса и Всемирного еврейского союза денежки гребут и, сидя там, проворачивают всякие темные дела, чтобы не потерять доход. Не нужна русскому еврею их медвежья услуга. Как, скажите, в этой стране, где веками совместно живут различные нации, отделить еврея от не еврея. Я - еврей, у меня жена белоруска, у моей дочери муж русский. Кто мой внук, как они, сидя в Париже и в Нью-Йорке, могут определить какой он национальности. ООН должна запретить подобные национальные организации, пока они нас не толкнули к третьей мировой войне. Этот лоббизм - арабский, еврейский или какой там ещё - прикормленный банкирами дурно пахнет. На двух войнах банки США распухли, а государство превратилось в новую империю.
  - Как клёв, рыбаки? - послышался сзади голос Дмитрия Фёдоровича.
  - Хороший, - ответил Павел Иванович, - душу отвёл.
  - Где тут мне пристроиться, - Коробков стал разматывать леску на своей удочке.
  - Становитесь рядом со мной, - сказал Семён Семёнович, - да вот только поздновато на рыбалку собрались; солнце уже скрылось, быстро стемнеет.
   Дмитрий Фёдорович забросил удочку и через минуту его поплавок запрыгал.
  - Ага, вон куда стайка убежала, - сказал старик и забросил свою удочку в то место, где только что Коробков вытащил рыбу.
   Его поплавок повело и он, сделав подсечку, стал тащить окуня.
  - Ваша дочь не передумала в Израиль ехать? - спросил Коробков.
  - Ай, - Семен Семенович махнул рукой, - всё меня уговаривает вместе поехать. Кто нас там ждёт? Я ей говорю, Соня, я родился в этой стране и влюблён в неё с детства. Мне по душе эта речка, вот эти русские берёзки. Я русский в душе, а не еврей. И что я там буду делать?!
  - Молодёжь можно понять, - сказал Дмитрий Федорович, - им хочется жить красиво: здесь и сейчас, а не потом в будущем.
  - Да, вы правы. Я её понимаю - зарплата у медсестры маленькая, а зять на АЗЛК инженером работает. Завод развалился, вот-вот без работы останется.
   - Люди бегут из России не потому, что им трудно найти работу, - перебил Павел Иванович, - работу в Москве всегда можно найти. Правовая незащищенность, вот что тревожит людей. Человек начнёт бизнесом заниматься, и дело может пойти успешно, но придут бандиты или власть и всё отнимут.
  - Это ты в мой огород камешки кидаешь? - пошутил Дмитрий Федорович.
  - Ну, а в чей же ещё, - ответил, смеясь, Павел Иванович.
  - Так и ты вроде бы не сбоку припёку, власть как ни как. Нам позвонят сверху, мы тут же под козырек, и пошли выполнять, а откажешься, завтра же выгонят. Ты лучше спроси Семёновича, как ему живётся на ту пенсию, которую вы с депутатами ему установили, или, как его дочери в Москве живётся на зарплату медсестры.
  - Помогаю ей, - сказал старик, - она приедет из Москвы и просит, папа дай в долг. Даю и знаю, что никто мне их не вернёт. Да мне их и не надо. Нам со старухой хватает. Две пенсии, и я подрабатываю. Тому бурёнку подлечу, тому поросёнка, люди благодарят - кто продуктами, кто деньгами. А на той неделе фермер попросил поросятам уколы сделать. Так и живем, слава Богу.
  - Да, ветеринару на селе всегда работа надеться - сказал Павел Иванович - современная молодёжь бежит из села.
  - Я вам скажу так, не каждый и сможет лечить животных, в этом деле любовь нужна. Человека лечить проще, он придет к врачу и скажет где и что болит, а с животным надо разговаривать на его языке. А есть такие, ничего в этом деле не смыслят, а знает только один метод лечения - дорезать, пока скотина не издохла. Животное понимает, что её пришли лечить: терпит и молчит. Три дня назад ко мне мальчишка щенка принёс. Отец в сарае перемёт бросил, а на крючке мясо осталось, подвялилось, пропахло. Ну, щенок и забежал в этот сарай, унюхал это мясо и схватил крючок. Он ему в нёбо вошёл. Взял я щенка на руки, а он пасть открывает. Стал я крючок вытаскивать, он даже не пикнет, понимает, что я ему добро делаю. Это только человек не всегда понимает: ты ему говоришь одно, а он делает другое.
  - Так вы что и людей лечите?- спросил Павел Иванович.
  - Оказываю первую помощь. А куда деваться, фельдшерского пункта в ближайших деревнях нет. В моей практике всё было, даже роды принимал.
   Семен Семенович задумался, его лицо просветлело. Он, улыбаясь, что-то вспоминал.
  - Вы только представьте, - продолжил он, - какое это счастье держать в руках новорождённого. Ради такой минуты и стоит жить. И это не имеет значения - человеческий это ребёнок или маленький слепой кутёнок, а таких минут у меня было много. Дочь зовёт меня в Израиль, ну что я там буду делать, да и она кому там нужна, разве что окна и полы кому-то вымыть.
  - А в городе очень счастливы были? - шутливой интонацией спросил Дмитрий Фёдорович.
  - Ой, не говорите. Это был кошмар, я там никому не был нужен. Целая улица и ни у кого не было живности, собачку и то редко кто держал. Они там все спились - эти бедные, несчастные люди. А что вы хотите - дом, работа, которая и не всегда ещё есть. Больше у этих людей нет никаких интересов, нищенская жизнь загнала их в это стойло. Это какой-то круговорот. Пьют от несносной жизни, а живут так плохо, потому, что пьют. Вырвать их с этого круга невозможно. Метрах в ста от дома, где я жил, продуктовый магазин стоит. Вы даже не представляете, что там по вечерам творится.
  - А вы, гляжу, их и не вините за то, что они вам не давали жить, - сказал Дмитрий Фёдорович.
  - За что их винить. Это Бог так захотел, чтобы я вернулся жить в деревню и продолжил заниматься своим любимым делом.
  - В деревнях разве меньше пьют? - спросил Павел Иванович.
  - Безусловно, пьют, но у деревенских есть какая-то забота, ответственность за ту живность, которую держат. Если они не будут за ней следить, помрут с голоду. Вот и вынужден деревенский мужик смотреть, чтобы его коровка не издохла, а стало быть, у него не только водка на уме.
  
   Надвигались сумерки, и стало быстро темнеть.
  - Хватит, наверное, - продолжил Семён Семёнович, - темно стало, поплавок уже плохо видно.
  - Вы правы, - сказал Дмитрий Фёдорович, - надо ещё рыбу почистить, уху сварить.
  - Сам варишь? - спросил Павел Иванович.
  - Нет, Наталья Владимировна спец по этому делу - сказал Семён Семёнович, - я всю жизнь рыбу ловлю, но такую уху как она, не сварю. Она в неё и приправы разной добавит и водочки вольёт. В этом деле главное надо знать - сколько и когда.
   Рыбаки свернули удочки и направились к дому. Шли молча и уже возле самой калитки, поворачивая к своему дому, Семён Семенович сказал: " так я вас жду в баньку. Как с рыбой закончите, сразу и приходите".
   Стемнело быстро. Дмитрий Фёдорович включил во дворе освещение, и они стали с Тучковым чистить рыбу.
  - Твои подчинённые, наверное, думают, что губернатор этим делом не занимается, - засмеялся.
  - Не знаю, может, кто по недомыслию и представляет так, что из-под губернатора мышки всё выносят.
  - А что ты думаешь, есть и такие губернаторы. В детстве по говну босыми ногами бегал, а тут крутой поворот судьбы. И у него мозги сразу набекрень, тут же становится барином. Не зря говорят: "Нет хуже, чем барин из грязи да сразу в князи".
  - Интересный человек твой сосед, - вдруг переменив тему, сказал Павел Иванович, - редкой души. Его ни за что посадили в тюрьму, весь израненный на войне. Ему травили собаку, делали всякие гадости, а он не обозлился на людей. Продолжает им оказывать помощь и любить страну, в которой для другого человека жизнь казалась бы невыносимой. Побольше бы России таких людей.
   Они закончили чистить рыбу. Наталья Владимировна стала варить уху, а мужчины пошли париться.
  
   Продолжение следует.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012