ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Покровский Григорий Сергеевич
Азиатская афера Гл. 4

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:

   Глава 4
   Новый 1904 год Россия встретила с ощущением приближающейся беды. И хотя эта война готовилась там, на Востоке, далеко от Петербурга, но в обществе о ней шёл разговор. Каждый день писали в газетах статьи, зарабатывая на этом деньги. Одни ругали японцев, другие царя и его окружение за неумение миром договорится. Просачивались слухи о лесной концессии и разворовывании денег с государственной казны. В Порт-Артуре уже шли приготовления к нападению японского флота. А в столице люди чесали языки и продолжали жить своей жизнью.
   Сразу после Нового года выпало много снега. Погода стояла тёплая, солнечная и было похоже, скорее, на весну, нежели на зиму. Первого января государь ехал в Зимний дворец, сидя в карете, он строил планы на год вперёд. Ему не хотелось, чтобы началась война. Николай Александрович пытался выбросить всякие мысли о ней, но они назойливо сверлили, появляясь всё снова и снова. Он рад бы договорится с японцами, но обстоятельства были выше его воли, они сделали его заложником и целиком подчинили окружению и родственникам. Государь ехал один, Александра Фёдоровна осталась в Царском Селе, у неё была высокая температура.
   Приехав в Зимний, он подождал государыню-мать и вместе с ней начали приём дипломатов. После приёма отправились завтракать всей семьёй. Сидя за столом, семейство не удержалось, чтобы не поговорить о наболевшей всем теме. Разговор зашёл о странном взгляде посла Японии на государыню-мать и плавно перешёл о возможной войне.
  - Наш флот в Порт-Артуре к войне совсем не готов, - сказал великий князь Михаил Александрович, - суда не практикуются в манёвренности, на некоторых судах повреждены котлы, ремонт судов затягивается, не хватает снарядов. Наместник контр-адмирал Алексеев не готов управлять флотом у него личные интересы стоят выше дел.
  - Откуда эти сведения, - Николай Александрович, строго взглянул на брата, - или это слухи?
  - Нет не слухи, - ответил наследник, - только что в Зимнем я разговаривал с начальником морского штаба адмиралом Рожественским, он мне это и поведал.
  - У меня не так давно был Алексей Александрович с докладом, ничего подобного он мне не говорил.
  - Наш дядя, главный начальник флота и морского ведомства России, а флот в Порт-Артуре подчинён наместнику контр-адмиралу Алексееву, - съязвил Михаил Александрович.
  - Не надо, не надо, - возмутился государь, - давай будем хоть в праздник без этих уколов. Я разберусь с этим.
  - В последнем донесении из Японии Ламсдорфу, - продолжил Михаил Александрович, - Розен сообщил, что Япония согласна, чтобы Маньчжурия была в не сферы японского влияния, они лишь требуют уважения территориального права Китая в Маньчжурии.
  - Мне об этом донесении посла уже докладывал министр иностранных дел. Их дерзкие требования меня не устраивают, - раздражённо сказал государь. Корею я им могу уступить, но не Маньчжурию, я знаю, что эти хитрецы задумали.
  - Японцам может быть ничего и не надо, - сказал наследник, - но на них давят англичане.
  - И это я знаю, - ответил Николай Александрович, - англичане чужими руками хотят завладеть Маньчжурией. Россия подписала с Китаем русско-китайскую конвенцию. Китай нам отдал Ляодунский полуостров в аренду с двумя портами и разрешил нам к этим портам проложить железную дорогу. Мы пять лет вкладывали огромные деньги на обустройство Порт-Артура и Дальнего, построили железную дорогу, а теперь англичане узнали, что там есть золото, и решили на всём готовеньком зарабатывать деньги. Пусть они лучше уберутся с Тибета, мы же не требуем от них ухода оттуда. Я направляю в Тибет с частной поездкой подъесаула Уланова и ламу Ульянова с целью разобраться, что там делают англичане.
  - Надо бы тибетцев настроить против них, - сказала Мария Фёдоровна.
  - Мама я это посоветовал ламе, но им будет трудно бороться, туда пошли войска. Агент из Лондона докладывает, что англичане для переговоров послали пять тысяч солдат усиленные пулеметными командами.
  - Хорошие переговоры, с помощью войска,- Мария Фёдоровна покачала головой, - узнаю наших родственников.
  - Никто с тибетцами и разговаривать не будет, - сказал государь, - войска уже перешли перевал Нату-Ла и спустились в долину Чумби и готовятся к серьёзному походу. Я хочу спросить Мишу, почему англичанам дозволено расширять свои владения с помощью пулемётов Максима в Европе, Азии Африке, Америке. Австралии, а России заключать договоры с соседом и брать в аренду его порты нельзя? Или это у британцев называется дипломатической миссией?
  - Ники, нам надо хитрить, - ответил Михаил Александрович, война нам не нужна, мы к ней не готовы. Просто погубим людей и потеряем территорию. А англичане пусть воюют, эта жадность захватить Азию никчёмная и приведёт Британскую империю к развалу. Невозможно захватить весь Мир. Эту ошибку повторяет одна империя за другой и тут же рушатся от перенапряжения сил. Невозможно удержать всю заднюю часть быка во рту, как бы жадность тебя не одолевала, она выпадет и возможно вместе с зубами. Люди никак не могут усвоить уроки истории. А потом этот успех может быть эфемерным, завтра наступит климатическая аномалия и всё рухнет, так разрушались огромные непобедимые империи. Так зачем же губить своих подданных и аборигенов ради сиюминутного богатства.
   В три часа дня Николай Александрович уехал в Царское Село. Весь разговора с семьёй он перебирал в мыслях, глядя на заснеженные улицы Петербурга. У него была какая-то тревога на душе, ощущение приближающейся беды.
  - Боже, отдать бы эту власть, - подумал государь, - как она меня душит. Уехать бы с милой Алекс куда-нибудь на Юг к морю и жить там.
   Он закрыл глаза и вспомнил чудный летний день, как они облеклись в белые кителя и поехали верхом всей семьёй в горы. Папа ехал впереди, оттуда спустились на ферму, и пили молоко, кофе и ели простоквашу.
  - Какими были прекрасными прежние счастливые годы, - прошептал он.
   Подъезжая к Царскому Селу, пошёл снег. Вначале еле заметно пушинки кружились в воздухе, а затем снегопад стал усиливаться. Он застал Алекс в постели, ей стало уже лучше, но ещё было недомогание. Государь ответил на массу телеграмм и стал читать для любимой Алекс книгу вслух.
   Всю неделю стояла прекрасная погода, было солнечно. Николаю Александровичу не хотелось заниматься государственными делами, но жизнь возвращала его к этой рутине. Немного внёс новизну в эту обстановку дядя, приехавший из Москвы. С Сергеем Александровичем они провели целый день, беседуя на различные темы. Великий князь был председателем, членом, благотворителем многих научных обществ и организаций. Об этих обществах и шла речь. Сергей Александрович обращался к императору с просьбами помочь этим организациям. Его высочество великий князь был не только братом отца Николая Александровича, но и шурином императору. Он был женат на внучке королевы Виктории принцессе Гессен-Дармштатской Елизавете в православии получившей имя Елизаветы Фёдоровны. Она была старшей сестрой императрицы Александры Фёдоровны.
  Детей у супругов не было, но в семье воспитывались дети его брата Великого князя Павла Александровича, жена которого умерла при родах. Сергей Александрович был Московским генерал-губернатором. Хотя великий князь был косвенно причастен к трагедии во время коронации Николая Александровича, народная молва прозвала его "Князем Ходынским". Сергей Александрович был жёстким в правлении, поддерживал монархические организации, и был против всякого революционного движения. За это его противники не любили и считали дерзким, упрямым, антисемитом, невзирая на то, что московский генерал-губернатор выглядел импозантно. Он был красив, высокого роста, элегантен, но производил впечатления холодного человека. Офицеры его уважали, но его личная жизнь была предметом пересудов всего города. Ходили слухи, что Сергей Александрович живёт со своим адъютантом Мартыновым. Такие мнения сложились благодаря придворным сплетням, которые распускал великий князь Александр Михайлович и его окружение безобразовцев, которые ненавидели Сергея Александровича за его поддержку министра финансов Витте. Он считал участие в концессии на реке Ялу мошенничеством, которое к добру не приведёт. Император часто прислушивался к мнению Сергея Александровича и это мешало планам клики Безобразова. Ненавидели Сергея Александровича и евреи, за его Высочайшее повеление от 15 октября 1892 года, в котором евреям запрещалось временно и постоянно селится в Москве и Московской губернии. В России были сильно развиты сеть кружков, финансируемых из-за рубежа, основой которых были евреи. Они то и распространяли эти слухи среди населения. Несмотря на эти сплетни, супруги жили в любви, писали друг другу нежные письма. Елизавета Фёдоровна называла своего мужа, не иначе, как святой человек.
   После разговора об оказании помощи организациям государь вдруг тяжело вздохнул.
  - Что случилось? - с тревогой спросил Сергей Александрович.
  -Японские дела по-прежнему тревожат. Англия и Америка сговорились против России. Сегодня получил телеграмму от посла в Штатах графа Кассини. Артур Павлович телеграфирует, что американо-китайский трактат уже ратифицирован и сенат скоро утвердит штаты консульств в Андунго и Татунго, а они все размещены на реке Ялу. Как будто нас там уже и вовсе нет, - сказал возмущённо государь.
  - Да, это говорит о многом, - сказал великий князь,- похоже, они хотят нас оттуда выжить. По-хорошему эту затею надо было бы оставить, но влезли мы туда уже с головой. Слишком много вложено средств. Похоже, будет война.
  - Какое настроение в Москве?- спросил государь.
  - Войны не хотят, цели войны не понимают, одушевления не будет. В обществе судачат, что совсем напрасно мы туда забрались. Ходят всякие слухи, почему лес там рубят наши казаки, и что надо вернуться к нашим делам.
  - А как вернуться, - с грустью сказал государь.
  - В том то и дело. Бросить всё надо и вывести оттуда войска.
  - Дядя, там вложено много средств. Если я брошу, они мне этого не простят, такое начнётся, что и на троне не усидеть.
  - Понимаешь, Ники, в России бродят революционные настроения, нам сейчас не до войны, внутри бы справится со своими смутьянами. На Кавказе у Голицына полный развал. Войска уже направляются в помощь полиции.
  - Многие великие князья поддерживают войну, - возразил государь. Говорят, что войны редки, что надо не упустить случай поставить японцев на своё место.
  - Поддерживают, потому как зарабатывают большие деньги, а ты подумал, Ники, что будет, если Россия проиграет войну японцам. Ты станешь непопулярным у народа. Еврейские тузы из Англии и Штатов пришлют деньги и натравят русских евреев на монархию, и евреи поднимут рабочих на бунт. Сейчас стало правилом вместо работы ходить на забастовки и получать там деньги в два раза больше чем на работе. Социал-революционная зараза уже созрела и этот нарыв вот-вот лопнет.
  - Плеве мне как-то говорил, что война отвлечёт бунтарей от революции, - сказал государь.
  - Не слушай его, Ники, Плеве это глупый человек, поставленный на дела государственные. Неоткуда явится у него достаточного кругозора. Прошлое к тому не подготовило.
  -Древние греки это поняли давно; ничто так не консолидирует общество, как победы и ничто так не вызывает общественное возмущения, как гибель людей в войнах, поэтому они придумали спортивные состязания. Христианские духовные отцы посчитали это язычеством, отменили игры и стали благословлять крестоносцев на войны, - задумчиво сказал государь.
  -В том то и беда, что многие твои двоюродные дяди хотят на войне неплохо подзаработать, а тебе, Ники, нет поля для манёвра.
  - Не проще ли, дядя, взять и отменить черту оседлости и снять напряжение в обществе?
  - Нельзя этого делать, твой дед пробовал дать свободу, и что с этого получилось, прекрасно знаешь. Эту черту определила ещё Екатерина Великая. А наши предки не глупее нас были. Ты не думал, Ники, почему только для евреев существует черта, а Российская Империя многонациональная? В Австрии к ним такое же отношение да и в других странах Европы?
  - Нет, я об этом не думал, - ответил государь.
  - А я тебе отвечу, исторически так сложилось, что они были бунтарями, и восставали против власти ещё в Египте,
  - Они утверждают, что в Египте были в плену,- государь усмехнулся.
  - Жили они там обычной жизнью. Многие из них были богатыми купцами, военачальниками при египетском войске, в том числе и их пророк. Что же это за плен такой, если они его свободно смогли оставить, а потом написали сказки, что за ними была погоня, разверзлось бездна и они спаслись. Никто за ними не гнался. Ушли они на историческую родину. Раньше их предки дрались между собой и в итоге потеряли страну, вот и расселились по всему Миру. А когда Христос стал их учить, что не надо служить двум богам; господу и мамоне они закричали Пилату: " Распни его!" У многих из них утеряно чувство Родины, для них она там, где больше заработок. Для таких людей основная цель- это деньги и многие достигли этой цели, стали богатыми банкирами, купцами, теперь они захотели править Миром. Какому монарху это понравится. Ты думаешь, они хотят облегчить жизнь русского народа? Их интересует власть и богатства России. Если ты захочешь пойти тем же путём, что и твой дед, господа революционеры примут это за твою слабость и захотят ещё большего - российского трона. Как только они его получат, то не станут церемониться, как мы, а поставят на площадях виселицы и будут вешать всех, кто будет им мешать властвовать. А потом станут из-за власти убивать друг друга. Подобное уже было, достаточно вспомнить недавнюю историю Франции. Придёт время и оттуда, - Сергей Александрович показал пальцем вверх, - им пошлют диктатора, - чтобы люди поняли, как надо ценить жизнь дарованную господом. Они станут лизать диктатору сапоги, умирать в развязанных им войнах, и гнить на каторгах. Это не моя выдумка, а повторяющаяся неоднократно история многих империй.
  - Это замкнутый круг, сказал государь, - мы притесняем их, а они собираются в организации, занимаются террором, агитируют рабочих, устраивают забастовки и требуют свободу. Я полагаю, что надо искать компромисс, а как его достичь не знаю.
  - В этом и есть мудрость монарха, - сказал Сергей Александрович - а для русского в особенности. Дело в том, что Русь является одной с европейцами цивилизации, но в тоже время является альтернативным западом. Мы одной с ними христианской веры, но несколько другой, православной. Это и раздражает западных монархов. У них в генах заложено на православных отвращении ещё со времён существования Константинополя. А когда он исчез, Россия им стала поперёк горла, и огромная территория с несметными богатствами их манит. Они всегда будут внутри России выискивать деструктивные элементы, чтобы сеять раздор и привести её к расчленению.
  - Я продолжаю верить в мирный исход конфликта, но всё больше и больше нарастают враждебные чувства к Японии. Я готов им уступить Корею, что им ещё надо.
  - Им то, может быть, Маньчжурия и вовсе не нужна, но японского вассала подталкивает английский сюзерен, на войну с Россией, а мы как не странно им подыгрываем, - сказал Сергей Александрович.
  - Раньше я уважал наших английских родственников, а сейчас у меня появилась такая неприязнь к ним. Надеюсь, что они будут побиты в Тибете.
  - Вряд ли это произойдёт. Половник Френсис Янгхазбенд опытный вояка, а тибетцы это не буры, те бы могли "намылить шею". Правда, он еще лет тринадцать тому назад, на Памире был битым командиром русского отряда Ионовым. Тогда Михаил Ефимович пленил Янгхазбенда и взял с него письменное обязательство покинуть Памир. После этого британский посол в Петербурге заявил протест, и началась эта дипломатическая возня. Англия давно уже лезет в Центральную Азию. Так что всё это не ново. Если тибетцы и разобьют этот пятитысячный отряд, англичане ещё десять пошлют.
  - Я калмыка Уланова посылаю в Тибет на разведку, - сказал государь.
  - Разведать - это дело хорошее, только надо Уланова предупредить, чтобы тибетцам много не обещал. У нас есть уже плохой пример. Посол Столетов однажды наобещал афганцам. Шер-али-хан начал борьбу с англичанами, а мы никакой помощи не дали, из соображения родственных уз с английским двором. Двадцать лет афганцы не могут нам простить этого.
  - Куропаткин настаивает, чтобы войска и управление Дальнего Востока оставались в ведении его министерства. А Вы как думаете, Сергей Александрович?
  - Я полагаю, что Куропаткин прав. Сейчас в ожидании войны данная реорганизация вредна.
  - Хорошо, присланный наместником проект нового устройства военного управления буду рассматривать на Военном совете.
  - Надо тебе с Алексеем Александровичем поговорить. Япония морская держава и наверняка готовит свой флот к войне.
  - Я уже пригласил его. Мне стало известно о плохом состоянии наших судов в Порт-Артуре.
  - Да, одно другого не легче,- сказал Сергей Александрович, - я разговаривал с великим князем Николаем Михайловичем, он высказал свои беспокойства по кавказской службе. Армяне взбунтовались, в грузинском полку сбежало двадцать армян. По данным полиции на самого князя собирались сделать покушение. Ники, нам надо заняться внутренними делами. Это притязание на часть Северного Китая может привести в расстройство государство российское. Либералы опять подняли голову, того и гляди террористы снова возьмутся за своё грязное дело. Русский либерал это чуждый элемент в нашем государстве, он всегда служил и будет служить врагам России, в независимости осознает он свои поступки или же делает это не осознано.
  - Я об этом часто думаю, - ответил государь, знаю, чьи это проделки, вот только не пойму, зачем англичанам понадобилось стравливать Россию с Японией, а если не получится, то настроить внутри России раздор.
  - Ответ очень простой, - сказал Сергей Александрович, - хотят разрушить империю.
  - Это понятно, они же пробовали в Крымской войне, которая моему деду досталась по наследству. Неужели они надеются, что смогут победить Россию? Тот урок, который Россия дала Бонапарту европейцы так и не усвоили. Какова цель Британии, которая подговорила Францию и Турцию? Положить в этой войне огромное количество людей?
  - Цель проста и понятна,- сказал великий князь, - вот только результата не получилось, Россия потеряла в Крымской войне двести тысяч, сколько же и союзники.
  - Я не могу понять Наполеона третьего, над которым британская элита насмехалась, а британские газеты писали издевательские статьи, сказал государь. Неужели французы и турки надеялись, что Британия им что-то отдаст, если развалится Российская империя. Или не понимали, как не понимают сейчас японцы, что они нужны англосаксам в качестве пушечного мяса.
  - Да всё они прекрасно понимали, - сказал Сергей Александрович, - просто Наполеону надо было доказать своей элите которая жаждала реванша, что он не хуже своего дяди. Но война пошла не так как они планировали, особых побед не было, с большими потерями взяли часть Севастополя вот и всё, поэтому Наполеон третий и граф Орлов подписали в Париже мир, за что Наполеон опять впал в немилость.
   Они ещё долго беседовали, гуляя по аллеям дворца, потом пили чай, обедали и всё время их не оставляла одна и та же тема, как избежать войны. Для Сергея Александровича это казалось очень просто выполнить русско-китайский договор и уйти из Маньчжурии, но для его племянника это был неразрешимый вопрос. Вечером Сергей Александрович уехал в Москву, а государь ещё долго был под впечатлением этой встречи.
  - Я как загнанный зверь, обложенный флажками со всех сторон, - думал Николай Александрович, - и мне, жаждущими наживы "охотниками", умышленно оставлен узкий коридор, по которому я должен идти не по своей воле.
   Шестого января был праздничный солнечный день. Государь выехал в Петербург. Александра Фёдоровна ещё болела, поэтому Николай Александрович был с государыней-матерью. В одиннадцать часов начался обход войск, а после обхода архиерейская служба. По случаю праздника был дан парадный завтрак. Среди знати шёл разговор о политике, о будущей войне. Мужчины хвастались тем, что скоро им придётся уехать на Дальний Восток, командовать корпусами, дивизиями, бригадами. Эти вельможи не понимали сути войны, и её пагубных последствий для народа. Они обсуждали будущую войну, как предстоящую царскую охоту, после которой они будут подсчитывать трофеи, повторяя, что надо не упустить случая померятся силами с японцами. Обезумев вслед за мужчинами повторяли ту же глупость и женщины. Одни судачили, что пойдут на войну вместе с мужьями, другие, что превратят свои имения в благотворительный дом и будут ухаживать за ранеными, шить бельё, вязать носки и рукавицы. За праздничным столом сидел государь. Он не разговаривал, а лишь всматривался в лица обезумевшей публики, которая кричала ему: " Мы хотим войны!"
  - Что случилось с обществом, - думал он,- почему эти достопочтенные дамы так жаждут войны. Как-то ещё можно понять мужчин, карьерный рост, желание отличиться на войне, быть у всех на слуху, а женщинам она зачем. Наверное, наступает такой момент, когда у общества появляется, желание повоевать. Элита устаёт без сенсаций, от старых обывательских, много раз обговоренных, сплетен и им хочется чего-то новенького жаренного, чтобы от страха приводило в изумления, пробирало насквозь, цепляло за душу. Они будут разодетые сидя за шикарными столами обговаривать статистику убитых и раненых. И когда горе коснется непосредственно их, элита осознаёт пагубность последствия войны. После всякого насыщения приходит отвращение.
   Рядом с Марией Фёдоровной сидел Витте, он, молча, смотрел на сестру государя Ксению Александровну. Она спорила с Куропаткиным, который ей доказывал, что вопрос о войне и мире уже выскользнул из наших рук. Княгиня возражала, что никакой войны не будет, потому что брат войны не хочет, что Корея нам не нужна и у нас нет причины для войны с японцами. Слушать эту глупость из уст сестры императора ему надоело. Чтобы как-то отвлечься от этого разговора Витте перевёл взгляд на государыню-мать.
  - Теперь-то Вы, наверное, довольны назначением?- спросила, улыбаясь, Мария Фёдоровна.
  - Как Вам сказать, Ваше высочество, отношением государя доволен, а вот тем, что я удалён от сбережения государевой казны, не доволен.
  - Вы полагаете, что Плеске с министерством финансов не справится?
  - Ваше императорское высочество, Эдуард Дмитриевич педантичный, способный весьма честный, но он серьёзно болен и это будет мешать ему. По моим данным некоторые не чистые на руку особы начали грабить казну. Многие из этих господ мечтают, чтобы война с Японией началась как можно быстрее.
  - Да не уж-то такие люди есть, - возразила Мария Фёдоровна.
  - Да, да есть, они уже на публике обсуждают, как хорошо бы на этой войне подзаработать. На войну всё можно списать. Трудно разобраться, сколько израсходовано снарядов, патронов, фуража, продовольствия, и всякого имущества. Всё это надо в войска доставить по железной дороге или морем и не в ближний свет, скажу я Вам. Вы уж Ваше императорское высочество уговорите государя, если начнётся война, пусть он назначит меня обратно министром финансов. Боюсь, разворуют эти мошенники казну.
  - Ой, да что Вы говорите, не уж-то, полагаете, что она начнётся?
  - Я уверен, что она будет.
  - Но государь не хочет войны, - раздражённо сказала Мария Фёдоровна.
  - Оба императора, может, и не хотят войны, но её желают их окружение и другие государства, которые с помощью денег манипулируют ими. Я как-то раз на эту тему беседовал с покойным императором Александром Александровичем и ему тогда сказал, что мы взяли высокую планку на развитие государства российского. Для этого нужно, чтобы развивалась не только экономика, но реформировалась и укреплялась армия. Другие государства не позволят, чтобы их обошли. Здесь не чисто состязание, а вопрос жизни и смерти.
  - Неужели Англии Россия нанесёт вред, если она выберется в лидеры.
  - Ваше императорское высочество, конечно вред и притом огромный. Мы живём в мире денег, а деньги любят рост. Застой приносит убытки и банкротство. Мы же с Вами уже говорили на эту тему. После того как мы ввели золотой стандарт и хождения золотой монеты наш рубль стал гораздо привлекательнее британского серебряного фунта. Какому же банкиру это понравится. Они оплатят любую армию, чтобы это "безобразие" устранить. Подкупят окружение государя, чтобы внутри посеять вражду и раздор между соседями, а дальше война, разворованная казна и расстройство всей финансовой системы страны. А если не получится война, они устраивают революцию. Безответственная либеральная молодёжь любит халтуру. Так было до нас и будет после.
  - Вы полагаете, что для России они готовят подобную участь, и будут вкладывать свои деньги? - удивлённо спросила Мария Фёдоровна.
   -Ваше императорское высочество, революций без денег не бывает. Чтобы в стране наступил хаос надо вывести людей на улицы и устроить массовое побоище. А кто же без денег согласиться рисковать своей жизнью. Конечно, есть психически ненормальные люди, но их мало. Таких людей надо направлять, нужны руководители, которые с помощью этих не совсем адекватных людей берут власть. Королей отправляют на плаху, а потом и подерутся за власть между собой. К ним подключаются недовольные массы, и государством правит гильотина.
  -Вы, Сергей Юрьевич, прямо страшите нас, - Мария Фёдоровна задумалась.
  - Я и не собирался Вас пугать, а рассказал всего лишь уроки истории, но человечество их не хочет учить и продолжает совершать ошибки. Не любовь к своему Отечеству и стремление увидеть свою страну процветающей является движущей силой в поступках неких господ, а всего-навсего получение лёгких денег и жажда власти.
  - Может, стравливая нас с Японией, банкиры хотят, чтобы Россия взяла у них под хорошие проценты кредиты на эту войну? - спросила Мария Фёдоровна.
  - Ваше императорское высочество, если они одержимы страстишкой, на процентах от кредитов хорошо подзаработать, вернув все затраченные деньги с лихвой, то это безуспешная затея.
  - Вы полагаете, граф, что Россия справится без кредитов?
  - Да, я уверен, в казне есть золотой запас, он позволит обойтись без кредитов. Как только они поймут, что это пустая трата денег войну сразу прекратят. А вот внутренних врагов нам надо опасаться. Они ходят с нами рядом, одержимы идеей свергнуть государя, подрывая основу и мощь державы.
  - По поводу вмешательства Англии в дела России вы правы, - сказала Мария Фёдоровна, - но государя ещё больше беспокоят Штаты, а почему не пойму. Государство далеко от нас, армия не сильная.
  - Ваше императорское высочество, государь обеспокоен потому, что США это зарождающаяся новая империя.
  - Империя без императора, - пошутила Мария Фёдоровна.
  - В Америке император его величество доллар. Одна унция золота равна двадцати долларов. Но США пока не имеют достаточного золотого запаса, чтобы обеспечить весь объём выпущенных денег. Курс валюты им приходится постоянно снижать. Для этого и придумывают войны. США заинтересованы в них с одной лишь целью, чтобы золото из Старого Света перемещалось в Новый Свет. Золото любит тишину. И ничего тут хитроумного нет, разжигай войны в Евразии и богатей.
  - Так Вы полагаете, что война с Японией будет короткой и победоносной?
  - О том, что мы одержим быструю победу я не говорил. Дело в том, что я не военный человек и не знаю соотношение сил. А что она будет короткой, это да. Просто бессмысленно вкладывать деньги, которые невозможно вернуть с процентами. Я боюсь другого; как бы господа банкиры не затеяли войну в Европе. О, это будет не какая-то война с Японией. Если мы проиграем, то самое большое японцы могут забрать Корею, которая нам вовсе не нужна. А относительно войны с европейцами мы уже имеем печальные примеры. Поляки, финны, эстонцы, латыши, литовцы сразу же поднимутся против нас и пополнят силы неприятеля.
  - Не могу с Вами согласиться, - сказала Мария Фёдоровна, - ваш император доллар не может управлять страной. Экономикой, армией, министрами, этой кучей чиновников кто-то должен управлять.
  - Ваше императорское высочество, экономикой, армией, министрами управляет президент. Люди думают, что избирают власть, но ошибаются, на самом деле они избирают марионетку, а власть бессменна, она у хозяев денег. Подражая Древнему Риму, англосаксонская элита утверждает, что она создала государство свободы и демократии, но эта пародия на демократию хуже монархии. Десяток богатых людей ради своей прибыли готовы развязывать войны. Эти господа ничем не рискуют кроме, своих доходов, а монархи рискуют всем и даже своей головой. Британцы хорошо усвоили уроки Древнего Рима, который научил их убивать, насиловать и захватывать как можно больше чужой территории.
  - Позвольте Вам возразить, граф, - сказала Мария Фёдоровна, римляне принесли в Европу свою культуру, живопись, литературу музыку, архитектуру. Скажем, тем же британцам римские легионеры построили город Лондон ныне самый крупный город.
  - Ваше императорское высочество, Лондон римляне строили не британцам, а как столицу Римской Британии, а нынешние их ученики и этого не делают, а лишь поголовно уничтожают аборигенов Тасмании и травят китайцев опиумом. Теперь эту культуру британцы привили в Америке, и новая империя будет действовать так же. Джон Буль и Дядя Сэм в двадцатом веке ещё покажут своё кулачное право, поверьте мне. За одиннадцать лет пребывания в должности министра финансов государства российского, я встречался со многими финансовыми магнатами и не понаслышке знаю, что это за люди. В их разговорах нет заботы о судьбе государства, о жизни людей, а есть одни помыслы, как заработать деньги. Ради личных доходов они пойдут на всё, а тысячи погибших в чужой стране для них это мусор.
  -Неужели бывают такие бессердечные люди? - удивлённо спросила Мария Фёдоровна.
   - Ваше императорское высочество - это игра, как в казино, и если они не будут так поступать, то проиграют и их место займут другие.
   Николай Александрович после торжественного завтрака в своём кабинете принимал великого князя Алексея Александровича.
  - Как здоровье Александры Фёдоровны? - спросил князь.
  - Слава Богу, поправляется, - ответил государь, отвечает на письма и телеграммы. Вчера получила письмо из Лондона и сразу же ответила им. А у меня растёт всё больше неприязнь к нашим английским родственникам. Это я пытаюсь скрывать от всех окружающих, но чувствую, что теряю самообладание и вот-вот сорвусь. Какое им дело до наших отношений с Японией и Китаем. Граф Бенкендорф из Лондона шлёт мне депеши, что англичане не довольны нашими делами в Маньчжурии. Интересуются, что мы в будущем собираемся там делать, коль обязались уважать территориальную неприкосновенность Китая, и развиваем там экономическую деятельность. А я хочу им задать вопрос. Почему Англия молчит на претензии Японии? Или они считают Корею и Маньчжурию исконной территорией Японии.
  - Их цели понятны, - сказал великий князь, - руками японцев англичане хотят завладеть Северным Китаем. Они же понимают, что если японцы займут Корею, то изменится наше положение в Маньчжурии. Тогда Порт-Артур теряет своё значение, и мы будем вынуждены его оставить. Необходимо сохранить за нами зону по водораздельной линии бассейнов Ялу и Тумень-улу. Хребтовая линия, определяющая эти бассейны и должна стать линией разграничения сфер влияния.
  - Нам это выгодно, но принять такие условия японцы не смогут им не позволят сделать англичане, претендующие на всю территорию. Надо переделать весь договор и, в сущности, разделить Корею на две части, - сказал государь и задумался.
  - Нам уступать больше нельзя, - сказал Алексей Александрович. В противном случае мы теряем всё.
  - Да, мы теряем много, сказал государь, - концессию, Порт-Артур, железную дорогу. Я понимаю, что надо переделать статьи договора, которые дают право японцам вводить войска в Корею для поддержания порядка в случае волнений. Мы разрешили японцам в восьмой статье договора тянуть железную дорогу от Сеула до Ялу. А это уже имеет стратегический характер. Имея всё это, японцы никогда не согласятся на изменение договора.
  - Тогда война неизбежна, - ответил великий князь, - её надо постараться оттянуть хотя бы до лета, чтобы успеть подготовиться.
  - До меня дошли слухи, что в Порт-Артуре суда неисправны.
  - Вчера получил депешу, что все неисправности устранены, - заверил государя Алексей Александрович, Владивосток и Порт-Артур находятся в полной боевой готовности.
   После Алексея Александровича царь принял у себя в кабинете министра иностранных дел графа Ламсдорфа.
  - Владимир Николаевич, доложите мне, как идут переговоры с японцами.
  - Ваше величество, японцы настаивают на полном господстве в Корее и требуют, чтобы мы убрали лесную концессию и войска из Маньчжурии. У меня был японский посол Курино и умолял поспешить с ответом. Он говорит, что газетчики подняли настроение
   японцев до высшей степени возбуждения. Он просит подготовить ответ в приемлемом для Японии смысле.
  -Нет, и ещё раз нет, - император стукнул кулаком по столу, - я не допущу, чтобы японцы оказались хозяевами в Корее и Маньчжурии. Это вопрос принципиальный. Россия на Дальнем Востоке должна иметь выход к незамерзающим морям. Усиления влияния в Восточной Азии задача моего правления.
  - Ваше величество, счёт уже идёт на дни. Посол Розен докладывает, что Япония полностью завершила подготовку к войне.
  - Подготовьте проект ответа японскому правительству; статья шестая о нейтральной зоне исключается. Статью пятую отстаивать; никакая часть корейской территории не должна быть занята со стратегическими целями. По маньчжурскому вопросу указать на уважение прав Японии приобретённых по договорам с Китаем, наравне с другими державами. Вместе с тем требуем признание Японии в том, что Маньчжурия стоит в не сферы её интересов. Граф, надо как можно скорее выяснить вопрос о войне. Воевать, так воевать! Мир, так мир!- выкрикнул государь. Эта неизвестность становится томительной.
   Министр иностранных дел стоял, молча, он понимал, что этот воинствующий настрой внушает императору Безобразов, шеф жандармов Плеве, который убеждает императора в том, что удержать революционный настрой масс может маленькая победоносная война. И главная проблема в том, что на стороне воинствующих особ стояли великие князья и жена императора Александра Фёдоровна. Она была в курсе всех докладов министров и одобряла сокращение войск и государственных расходов на западном направлении с целью усилить их на Дальнем Востоке. Государю внушали, что он призван решить "Большую Азиатскую программу".
  - Ваше величество, я понимаю Ваше стремление и Ваш план, но надо принять все меры, чтобы избежать войны, а если это не удастся, надо сделать так, чтобы японцы начали сами войну, тогда будет совсем другой общественный резонанс.
   Граф хотел ещё сказать государю, что малые победоносные войны чаще всего дают обратный результат. После их завершения начинается в обществе отрезвление, и на повестку дня всплывает один вопрос: " А за что погибло сколько народу". А если война закончится поражением, тут уж катастрофы не избежать. Но Владимир Николаевич этого государю не сказал. Он понимал, что в любую минуту его может постичь участь Витте. Но почётной должности в России больше нет, и его отправят с треском в отставку, где он окажется в забвении.
  
   Наконец Александра Фёдоровна выздоровела. Они с государем отправились в театр. Петербургская знать с любопытством смотрела на супругов и, осуждая, перешептывалась. Во время празднования государь появлялся только с матерью и по Петербургу поползли всякие сплетни.
  - Хорошо, что Алекс появилась на людях, - подумал государь, - а то уже болтают чёрт знает что. Перед началом спектакля в ложу к государю зашёл адъютант.
  - Ваше величество, Вам срочное донесение.
   Государь открыл папку, в ней лежала депеша посла в Японии. Он прочитал её и задумался.
  - Что пишут? - спросила Александра Фёдоровна.
   Супруг протянул жене папку. Александра Фёдоровна открыла её и прочитала текст. В своём донесении Розен сообщал, что по данным разведки японский флот готовится атаковать Порт-Артур. Готовность нападения назначена на конец января.
  - Ну, слава Богу, - со вздохом сказал Александра Фёдоровна, - эта неопределённость уже надоела. Пора указать японцам их подлинное место.
   Государь взял папку у жены и, отдав её адъютанту, стал смотреть начавшийся спектакль.
  - Ваше величество, какие будут указания?
  - Передайте это сообщение в Главный морской штаб
   Супружеская чета продолжила смотреть "Спящую красавицу" абсолютно не прореагировав на донесение разведки, тем самым проявив безразличия к людям, которые за тысячи километров от Петербурга рисковали своей жизнью, чтобы добыть эту информацию и вовремя оповестить своего государя о надвигающейся беде. Император и императрица в силу своей плохой информированности и кругового обмана полностью были уверенны в несокрушимости российских войск на Дальнем Востоке. Они не знали, что империи разваливаются не сразу, для этого понадобятся годы и даже десятилетия. Они также не догадывались, что вот такие малые войны наносят трещины в монолит государства, раскалывают общество, и гибель империй начинается изнутри. По своей молодости Николай Александрович и Александра Фёдоровна не могли знать, что дата начала войны с Японией и является точкой отсчёта начала гибели Российской Империи и лично их семьи. Хотя, казалось бы, за примером ходить далеко не надо. По соседству на их глазах разваливалась Империя Цинн, от постоянных войн со стороны Британии и Японии, а потом и другие государства набросились на империю, как мухи на умирающее тело. Уже это должно было их насторожить, но молодые государь и государыня, были уверенны, что родственники не позволят сделать с Россией то, что они сотворили с Китаем. Они надеялись, что живут в цивилизованном обществе, а не в стае крокодилов, где самый сильный крокодил пожирает даже своих детей.
  
  Всю неделю государь развлекался; ездил на охоту, посещал театр, гулял в саду, стараясь выбросить из головы приближающуюся войну. Никакие практические дела о встрече неприятеля небыли сделаны. Николай Александрович надеялся, что каким-то образом войны удастся избежать. Он возлагал надежду на переговоры, которые велись с августа прошлого года, идя на уступки, но в тоже время, понимая, что они Японию не устраивают.
   Япония 13 января 1904 года выставила России ультиматум, потребовав безоговорочного признания права Японии и других держав в Маньчжурии. Государь и здесь хотел пойти на некоторые уступки, о чём было телеграфировано в Токио. Послы Англии и Америки заволновались и срочно отправили телеграммы своим правителям, что русские уступают Японии во всём.
   Афера Безобразова стала лишь частью той большой игры, которую затеяли аферисты в Лондоне и Вашингтоне, только более широкого масштаба . Так тщательно подготовленная ими афера была на грани срыва. Надо было срочно заставить японцев атаковать русский флот в Порт-Артуре. Для этого из Лондона, поступило распоряжение японскому правительству: "Прекратить бессодержательные переговоры". В Японии на совместном заседании членов тайного совета, было принято решение о начале войны с Россией. Япония официально объявила о разрыве дипломатических отношений.
   На следующий день, после разрыва дипломатических отношений государь собрал заседание. На нём присутствовали, представляющие военно-морские силы великий князь Алексей Александрович, управляющий морским министерством Авелан, сухопутные силы представлял военный министр Куропаткин, а министерство иностранных дел Ламсдорф. Интересы клики представлял дядя Безобразова контр-адмирал Абаза, он был уже назначен в свиту Его императорского величества и управляющим особым комитетом по Дальнему Востоку. Получаемые Романовыми от лесной концессии деньги, давали право Безобразову пользоваться личным докладом, влиять на царя, а также вмешиваться в дипломатическую работу министерства иностранных дел. Николаю Александровичу и Александре Фёдоровне, говорилось о слабости Японии и, что переговоры надо вести с позиции силы.
   - Господа, вчера я получил от Японии уведомление о разрыве дипломатических отношений, и о предстоящем отъезде её посланника, - сказал государь, открывая совещание. Я желаю знать ваше вполне откровенное мнение, какого образа действий нам надо держаться. Воспретить нам силою высадку японцев в Корее и если воспретить то, в каком районе. Если высадятся к югу, начиная от Чемульпо, смотреть сквозь пальцы. Следует ли атаковать японцев, если они высадятся севернее Чемульпо? По этому вопросу прошу Вас, Алексей Николаевич, высказать своё мнение.
  -Ваше величество, я прошу Вашего разрешения оказать противодействие в случае высадки японцев на высоте Чемульпо или в устье реки Ялу, - ответил Куропаткин. Эти действия необходимы в противном случае японцы слишком быстро вторгнутся в Маньчжурию до нашей готовности их встретить. Судя по тому, как они воевали в Корее с китайцами десять лет назад - это очень осторожные вояки. Тогда японцы предприняли высадку на Ялу, разбив китайский флот. Они будут осторожничать и теперь. Если они собираются занять Корею и избежать войны, то в этом случае открывать военные действия нам не выгодно. Мы ввяжемся в войну из-за Кореи. Если же они собираются объявить нам войну и вторгнутся в Маньчжурию, то нам надо принять все меры, используя морские средства помешать их десанту. Я не уверен, смогут ли наши моряки помешать японцам высадке на высоте Чемульпо.
  - Граф, Вы как думаете,- государь обратился к Ламсдорфу, - готовы ли японцы с нами воевать, или это просто демонстрация?
  - Ваше величество, японцы очень странно себя ведут, понять их сложно. Ещё более странно ведут Англия и Америка, с одной стороны шлют нам депеши, осуждая японцев, а по нашим данным сами же заставляют японцев прервать с нами переговоры. Нас и
  японцев они держат, Бог знает за кого, и хотят принудить к войне. Мы имеем право всего ожидать от Японии, но всё же надо принять все меры, чтобы избежать войны. Надо обратиться к европейским державам с просьбой о посредничестве.
  - Поздно, - с грустью сказал государь, - японцы уже высказали мнение, что они не примут
   посредничество. А Вы как думаете, Алексей Александрович, начнут японцы с нами войну или нет?
  - Полагаю что, сообщение об атаке Порт-Артура является японской дезинформацией, - ответил великий князь, - чтобы мы держали свой флот в постоянном напряжении и не помешали высадке их десанту. Очевидно, японцы намерены не только захватить Корею, но и имеют виды на Маньчжурию. С морской точки зрения, разбрасываться опасно, поэтому помешать высадке на восточном берегу нельзя. Если пойдут на Сеул пусть идут вмешиваться не надо.
  - От Чемульпо и южнее пусть идут, - сказал государь, - что же касается донесения агентов, я согласен с мнением Алексея Александровича. Японцы не пойдут на морское сражение, они понимают, что у нас сильный флот и он даст им отпор. Если начнут высадку, то надо атаковать. А Вы как считаете, Фёдор Карлович, хватит ли у нас сил, если будет морское сражение,
  - Ваше величество, считаю, что наших сил достаточно, - ответил Авелан. Броненосных кораблей у них столько же, но есть и старого типа. Крейсеров малых больше, но в основном старые и будут привязаны к берегу. Минный флот у них сильный. Мы технически по составу сильнее, но я сомневаюсь в способности адмирала Старка вести самостоятельно такую огромную морскую операцию.
  - У нас, что мало адмиралов, почему мы вверили флот неспособному адмиралу Старку? - возмущённо спросил государь.
  - Ваше величество, Оскар Викторович знает дело, но лишён инициативы, неплохо было бы, если адмирал Алексеев сам поведёт флот.
  - Ваше величество, - вмешался контр-адмирал Абаза, адмиралу Алексееву надо послать депешу дающую наместнику право полной свободы действий.
   Все удивлённо посмотрели на Абазу. Это выглядело бестактно, без разрешения государя вмешиваться в разговор, показав этим своё превосходство над остальными. На эту бестактность адмирала государь не обратил внимания и стал слушать Абазу.
  - Ваше величество, - продолжил Абаза, - нам не надо бояться войны. Когда я был в Штатах, то разговаривал с деловыми кругами Америки. Они поддерживают нас. В случае объявления войны поднимут общественность, нам помогут кредитами и продадут боевые корабли. Я считаю, что адмирал Алексеев должен переместиться к острову Цусима и оттуда руководить действием флота.
  - А Вам не кажется, уважаемый Алексей Михайлович, что Ваши американские друзья нас хотят попросту надуть, - возразил великий князь. Они предложат нам свои кредиты с процентами, чтобы мы за эти деньги покупали у них корабли и были в долгах, а японцев заставят их топить, кстати, для этой цели они уже им продали миноносцы.
   Абаза от испугу, что проговорился, замолчал. Теперь все поняли, что им и Безобразовым руководят влиятельные круги запада. Некоторое время стояла тишина, все смотрели на контр-адмирала. И только император продолжал верить в искренность "истинно русских людей" Чтобы сгладить эту не совсем комфортную обстановку государь продолжил.
  - И так моё решение, необходимо избежать войны, самим не начинать
   Если бы наш флот разбил японцев, то этот урок прекратил бы возможность войны. Если Япония начнёт военные действия флотом, иди десантом, Алексеев не должен допускать высадки японцев на западном берегу Кореи севернее 38 параллели. Высадку в Южной Корее допускать. Если японские войска будут продвигаться в Северную Корею, то это не считать за начало войны. Телеграфировать категорично, мнения наместника не запрашивать.
   Вечером после совещания император и императрица поехали в императорский театр. Николай Александрович любил этот театр. Он был назван в честь его бабушки Марии Александровны. В Мариинском театре шла "Русалка". Опера Александра Сергеевича Даргомыжского была написана полвека назад по неоконченной драме А.С. Пушкина, но постановка оперы была низкого качества, аристократия отнеслась к ней презрительно и после одиннадцати спектаклей она была снята с репертуара. И вот спустя сорок лет театр решил вновь показать зрителям "Русалку" в новой постановке.
   Государю опера понравилась, а Александра Фёдоровна смотрела на хоровод русалок с холодным без эмоций лицом. В конце, когда к стопам царицы русалки влекут труп князя, государь ощутил на своей спине холодок.
  - Неужели таинственный мир указывает мне мою судьбу, - подумал государь. Мистика, мистика, - прошептал он.
   В это время звучал зловещий хохот русалок и заглушал шепот Николая Александровича.
   Всю дорогу до самого дома государь ощущал непонятную тревогу. Дома ему вручили от наместника телеграмму. В ней Алексеев сообщал, что ночью японские миноносцы атаковали стоявшие на внешнем рейде суда, " Цесаревич" " Ретвизан" и "Паллада" получили пробоины.
  - По воровски, без объявления войны, - сказал государь, подавая телеграмму Александре Фёдоровне. Это наши лучшие корабли.
   Впечатление было тяжёлое. Стали известны подробности. Моряки прозевали подход японских миноносцев. Стояли без сетей, а у "Цесаревича" их не было вообще. На следующий день утром пришла вторая телеграмма с известием о бомбардировке японскими судами Порт- Артура, и что русская эскадра приняла бой. В телеграмме сообщалось, что незначительные повреждения получили суда " Полтава", "Диана", "Аскольд" и "Новик".
   Теперь государь понял, что кругом был обман. Флот к войне не готов и дать отпор японцам не смог.
   В 16 часов был выход по случаю начала войны. Народ уже был в соборе. Все залы были переполнены. При проходе государя вдруг по залам загремело: "Ура!". Император шёл весь бледный, но спокойный.
   В Петербурге народ возмущался поведением японцев. Многие говорили, что флот нравственно подавлен. Люди неприлично ругали наместника Алексеева и командующего Тихоокеанской эскадрой Старка. К концу дня государь собрал совещание. На нём он подписал указ о предоставлении адмиралу Алексееву прав главнокомандующего и временно назначил Николая Петровича Линевича командующим Маньчжурской армией. Был подписан и второй указ о мобилизации Сибирского военного округа, и пяти уездов

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018