ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Полторацкий Андрей Юльевич
Командировка в Кабул

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.70*7  Ваша оценка:

   Командировка в Кабул
  В один распрекрасный осенний вечер часть бойцов, не занятых в нарядах получила приказ отправиться в Кабул, сопровождать колонну. Туда идем порожняком, ночуем, грузимся и обратно. Отличная поездка, Кабул в начале осени - это совсем не тот серый, февральский, 1980 года Кабул, еще не пришедший в себя после зимних потрясений. Да и разглядеть тогда не удалось его толком. Холод, дождь со снегом, ночевки на земле в сырых, дырявых палатках, привезенных еще из Алма-Аты. И не было дров, что бы согреться и высушить обувь и одежду. Как-то удалось пережить тот период, забыть - нет. Но, возвращались в Кабул мы уже в новом качестве, набрав опыт, и жизненный и боевой.
  Назначали нас, рядовых, старшими машин автороты(читай - грузчиками).
  В пять утра мы построились на инструктаж у КПП, колонна уже стояла - грузовики, несколько БМП, БТР и два танка.
  Старший колонны, майор Бабак, начальник штаба артдивизиона во время инструктажа обратился к нам с проникновенной речью о порядке движения. Речь была энергичная, но, краткая, а финал уж совсем лаконичным:
  -Ребята - сказал он- не суйте голову, куда собака хрен не совала!
  Все заржали - обычно строгий, а порой и свирепый, майор был в отличном настроении. Далее традиционное его: "Шикуйсь ! Струнко!" и "По машинам!"
   Мне вдвойне повезло, с вечера я договорился, что еду в машине земляка, Лехи, водителя из автороты.
  Тушинский пацан, с внешностью громилы - метр девяносто, огромные кулаки, отсутствующий передний зуб и зверское выражение лица. Москвичи были разбросаны по разным подразделениям, и немного совсем нас было в бригаде, но, как-то старались общаться друг с другом, это был как раз тот случай.
  Грузоперевозки в Афганистане это отдельная тема. Автоколонны хоть и сопровождались боевой техникой, были весьма уязвимы и редко удавалось избежать обстрела. По всей трассе Джелалабад - Кабул стояли блок-посты для защиты от подобных нападений.
  Сопровождение, посты, но все равно, многое зависело от удачи. Опытные водители уже знали места, где вероятность обстрела была наиболее высокой, и там гнали во весь опор.
   Зеленка на окраине Джелалабада была одним из таких мест, но, в этот раз миновали его спокойно.
   В самом начале трассы Джелалабад -Кабул, километр не прошли, начался обстрел - тоже предсказуемо. Место знакомое и памятное - самого поворота два сгоревших длинномера с грузом афганских оливок. Оливки, вестимо, с соседствующего с расположением нашей бригады, завода. Душманский террор распространялся на всех граждан более или менее лояльных к новой власти и шурави. Вонь горелых оливок встречала и провожала нас довольно долгое время, поскольку, никто те машины убирать не собирался.
   Леха меня предупредил заранее: - как только начнут стрелять, сразу прыгай из кабины и за колесо".
   Понятно, что более опытный, он быстрее сориентировался в ситуации, при первых же выстрелах выпрыгнул из кабины и метнулся за колесо. Доли секунды.
  И мне выговорил недовольным тоном:
  -Че так долго!
  Колонна была большая, с нами ехали КамАЗы из другой части, автобат видимо, мы не спрашивали. У водителей были АКМ. Один из камазистов ехал за нами, сразу было видно опытного водилу: моментально спрятался и, сидя за колесом откровенно развлекался - стрелял куда ни попадя.
  В основном, по коровам, пасшимся на другой стороне водохранилища, почти за пределами прицельной дальности.
   По горе заработал пулемет, ударил танк. Я перебежал к следующей машине, это был БТР и дал пару очередей по горе. Кроме общего направления, куда стрелять было непонятно, просто поддался общему азарту- по горе палила вся колонна.
  Колонна тронулась, но, еще несколько минут, несмотря на команду "Прекратить огонь" мы палили во все стороны.
  Через некоторое время дорога нырнула в узкий скальный проход, справа, в нескольких метрах от трассы светилась ярко синяя вода. Понятно, что глубина там чудовищная, но, цвет был обусловлен не только отсутствием дна, но и минеральной составляющей, скорее всего кальций давал такое красивое легкое замутнение, а синий или бирюзовый из за наличия меди.
   Не выдержали, остановились и окунулись. Здорово было из раскаленной кабины упасть в чистую холодную воду.
   На середине пути навстречу колонне попалась группа барбухаек с дынями. Водилы моментально сориентировались, один с автоматом заскочил на капот одной из афганских машин и смешно приплясывая, навел автомат на водителя. Водитель, надо сказать, не особо и испугался, лишь замедлил ход. Второй боец с кузова стал перебрасывать дыни в сторону нашей колонны, где их с благодарностью принимали интернационалисты. Это была небольшая дань, никто не наглел. Торгаши свое еще наверстают.
   Леха приволок нашу долю - приличной величины дыню- торпеду. Эта была сладкая, в отличие от той, что мы как-то недалеко от аэродрома сменяли у мальчишки на какую-то железку. Наколол нас малец, круглая желтая дыня, на вкус была, как картошка. Наверстают торговцы, однозначно, свое возьмут.
   Устроившись на сиденье, я стал резать дыню штыком, и когда грузовик вошел в поворот, надавил плечом на дверь кабины. Неожиданно, она приоткрылась и я чуть не выпал, чудом удержавшись. Отделался легким испугом. Леха ругался страшно. Хороши бы мы были...
   Дальше дорога шла без приключений. Добрались до Кабула часам к пятнадцати. Въехали в город, но, далеко продвинуться не удалось, колонну тут же "торомознуло" ВАИ. В отличие от нашего, одичавшего на джелалабадщине, гарнизона, в Кабуле был порядок, почти как в Союзе.
  Что уж мы там нарушили, не знаю. Наверное, все. Немудрено, за несколько месяцев вполне можно забыть правила уличного движения. Да и много другое.
  Старший уехал куда-то вызволять колонну, а мы ждали. Вокруг тут же собралась толпа местных жителей, в основном мальчишки, но, затесался среди них и дедок- аксакал. Всем было любопытно, откуда мы приехали. Нас отличал не только более глубокий загар, но и форма. Выгоревшие гимнастерки без погон и петлиц, да еще нам выдали взамен износившейся мабуты, хебешки под сапоги, и с ботинками эти галифе смотрелись немного несуразно. Мы то привыкли, но, местные сразу заметили эту разницу между нами и кабульскими пижонами.
  Шучу конечно про пижонов, но, действительно, вид у нас был уж очень брутальный.
  Детишки стали попрошайничать, а с дедом была более обстоятельная беседа. После взаимных приветствий стали у деда выспрашивать, как он относится к шурави?
  Все как всегда - "шурави хоб, душман хараб, инглез фашист!". Вот по поводу фашиста это было что-то новенькое, продвинутый старичок оказался. Детишки, кстати, еще более развязные и нахальные, чем у нас в Джелалабаде. Столица!
  По той же причине не состоялась, завязавшаяся было, торговля. У нас была только тушенка из сухпая, а им сгушенку подавай. Избаловались на советских-то харчах.
  Старшим как-то удалось убедить инспекцию, что не надо к нам приставать. И уж тем более гнать колонну в комендатуру.
  Проехали по Кабулу, занятный городишко. Зелень, глиняные домишки перемежаются с вполне современными, да и роскошными порой, зданиями.
  Проехали мимо смутно знакомых панельных домов. О том, что мы рядом со знаменитым микрорайоном проживания советских специалистов, в просторечии называемый Черемушками, было догадаться несложно. Наслышаны. Здания, как в Союзе, на тротуаре беседовали две тетки вполне советского вида, да еще с авоськами чем-то набитыми. Потом нас увидели дети, из автобуса, закричали "Ура!" и замахали руками. Трогательно, черт возьми...
   Удивительно, но, в конечном итоге мы прибыли практически в то же место, откуда уехали весной. Пекарня находилась неподалеку от места бывшего расположения нашего полка, и наши машины остановились рядом с ней.
   В небольшом отдалении были видны палатки Киевского госпиталя. И там ходили самые настоящие женщины. В белых, легких таких, халатах. Одна даже, сидя в тени у полога, читала книжку. Потрясающее зрелище. Намного интереснее чем эти пыльные наши джелалабадские пальмы.
   Взвод обеспечения жил тут же, рядом со складом и пекарней, в палатке. Шикарно, надо сказать, жили, бойцов немного, кровати одноярусные. Отношения во взводе, видно было, ровные. Командир - прапорщик, подошел вскоре, пока мы, сидя на койках, обсуждали наше солдатское бытье и перспективы на дембель. Понятно, что 66 бригада была для всей армии притчей во языцех, мы были впереди всех по потерям. И слухов, понятно, было много. Выслушав короткий рассказ о делах джелалабадских, ребята сказали:
   - Что же, у нас тут тоже как-то стреляли, полночи с автоматами бегали.
   Да, каждому свое. Бегали они...
  Прапорщик вполне по-товарищески распек всех присутствующих, на забыл и меня, видимо сразу за своего принял. С командиром бойцы общались, не панибратски конечно, но, достаточно свободно. Критику, видимо, они воспринимали не слишком близко к сердцу. А самый дерзкий, оказывается еще и крутил любовь с какой-то девчонкой из госпиталя.
   "У нас будет любовь до самого моего дембеля!" - нахально заявил он. В этот момент я представил себе, как в ответ на подобную фразу прапорщик Федоров бьет табуреткой кого-то из своих подчиненных. Или половником. Половником он, бывало, урезонивал толпу нерадивых дневальных, сбившихся в кучу и галдящих у раздаточного окошка. Молодняк, с придушенным писком бросался по своим местам. Потирая ушибленные части.
   Кабульский же прапорщик лишь слегка оторопел от такой наглости.
  И просто решил сменить тему.
  " А этот шалопай вообще!" - сказал он, указывая на меня. Я не стал возражать. Шалопай, чего уж там. Все засмеялись. Дипломатия великое дело.
   Начальник склада указал где находится ПХД и распорядился, чтоб нас накормили. Кормежка такая же, как и в бригаде, но, у нас вкуснее конечно.
   Делать в чужой части вечером было нечего, только нарываться на неприятности, поэтому пораньше завалились спать. На кузове постелили картон, шинельками укрылись и славно...
   Переночевали, утром рано погрузились . Набили все машины продовольствием - консервы рыбные, сухое молоко, сублимированный творог, картофель. И домой!
  В бригаду, в смысле. Лагерь нам стал уже домом, без особых преувеличений.
   Возвратились совсем без происшествий, повезло. У душманов выходной был наверное.
   По дроге искупались в озере. Прозрачная, чуть зеленоватая вода, рыбки, но, прыгнув воду, увы, прохладу не чувствуешь. Глубина комфортная у берега, даже для таких слабых пловцов как я. Но, плывешь, как в супе. Водохранилище ничем не скрытое от солнца здорово прогревалось. Рыбки, разбежавшиеся в первый момент, возвращаются и нахально начинают покусывать кожу. Какая страна, такие и рыбки. Некоторое облегчение, когда выходишь из воды, мимолетная лишь прохлада. Двинулись дальше.
   На скорости, уже не останавливаясь, прошли обратным маршрутом, проскочили пригороды Джелалабада и в бригаде были засветло.
  Удачная поездка, все живы, да и когда еще Кабул разглядишь при свете дня. И что особенно приятно, машины разгружали уже без нас.
  
  
  
  
  

Оценка: 7.70*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018