ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Грачев Павел
Умирали с улыбкой

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
  • Аннотация:
    "Афганистан по сравнению с Чечней - ерунда"


   19 января 1995 года российские войска заняли президентский дворец в центре Грозного. Вечером того дня в штабе Объединенной группировки войск в Моздоке прошла пресс-конференция с участием министра обороны Павла Грачева, министра внутренних дел Виктора Ерина и директора Федеральной службы контрразведки Сергея Степашина.
   Приведенный ниже текст выступления Грачева был опубликован газетой "Московские новости" под заголовком "Генерал Грачев: "Остановиться? Мы не остановимся!"" (N 5, 22 - 29 января 1995). Хотя некоторые пассажи министра получили широкую известность, оригинал выступления является редкостью. Первая его половина опубликована в книге Н. Гродненского "Первая чеченская". В Интернете существует фрагмент видеозаписи, показанной по телевидению, продолжительностью 1 минута 41 секунда. В ней прямая речь Грачева имеет небольшие отличия от расшифровки, размещенной в "Московских новостях".
   "Как таковой пресс-конференции не было. Камеру поставили напротив стола с министрами-силовиками, а Шура взял в руки микрофон. В общем-то, никто и не провоцировал Павла Сергеевича на резкое заявление, просто попросили подвести итоги первого этапа контртеррористической операции, о чем собственно и шла речь на совещании. Но, видно, у министра обороны давно уже накипело. Он скрестил руки на парте, пару раз хрустнул суставами, промямлил что-то об успехах и некоторых просчетах командования ОГВ, а затем на одном дыхании выдал..." (Владимир Положенцев, "Два дня за линией фронта")
  
   * * *
  
   Состоявшаяся на прошлой неделе пресс-конференция министра обороны Павла Грачева в присутствии двух других "силовиков" Ерина и Степашина, показанная по "Останкино" во фрагментах, произвела на общественность столь ошеломляющее впечатление, что редакция сочла целесообразным обратиться к исходному материалу. Ниже публикуется расшифровка полной фонограммы всего видеоматериала.
  
   Грачев: ...Вот какие чеченцы хорошие, как они воюют... Молодые офицеры, они побывали здесь, говорят: "Товарищ министр, вот сейчас закончим, пойдем рассчитываться с теми, кто..." И они пойдут. Это даже не те "афганцы". Афганистан по сравнению с Чечней - ерунда.
   Две недели назад мы сидели, проводили пресс-конференцию, это уже страшная раковая болезнь, которая не три года, а по крайней мере уже 7 лет накапливалась. Все отрепье, все бандиты, которые спасались от уголовщины, вся иностранная рвань, которая процветала на неучтенной нефти, на неучтенных наркотиках, собиралась сюда, и она охранялась. Она творила все что хотела. В бюджет государства - ни копейки. И их защищают миротворцы, депутаты, некоторые наши доблестные средства массовой информации! Что, пятая колонна в России образовалась? Против кого ты? Ты что, за то, чтобы этот рак расползался по всей России? Обидно! Офицеры в окопах, солдаты, 18-летние парни. Конечно, нежелательно было их использовать, но у нас больше ничего нет. У нас призывают, к сожалению, 18-летних. Хотя я, как министр обороны, сказал, что нужно призывать в армию людей всех стопроцентно здоровых с 21 года. Пока еще меня не слушают. И эти 18-летние юноши (улыбнувшись) под руководством наших великолепных офицеров и генералов, имея не преимущество в живой силе, а имея хорошие знания, разделались с профессионалами. С мужиками с той стороны, которым 30 - 35 лет; они имеют опыт, прошли и армию, и горячие точки. Вы убедились, сколько профессиональных иностранных наемников. И эти 18-летние юноши за Россию умирали, и умирали с улыбкой. Им нужно памятник ставить! А этот миротворец, депутат Ковалев! Да ему клейма негде ставить! Это враг России, предатель России! А его везде там встречают. Этот Юшенков, этот гаденыш, по-другому о нем нельзя сказать, хает ту армию, которая дала ему образование, звание. К сожалению, в соответствии с постановлением он все еще является полковником российской армии. И он, этот гаденыш, защищает тех негодяев, которые хотят развалить страну. Я этого не понимаю. Я не хочу сказать, что я такой уж единственный патриот России. Вы видели сегодня в окопах - там все патриоты: 18-летние, 19-летние, 50-летние, и погибают все, от рядового до генерала, но никто не уходит с позиции.
   Я даю команду: ребята, тот батальон, который воюет с первого дня, поистаскался. Давайте его выведем, пусть он отдохнет пару недель, а потом запустим на охрану аэродрома или аэропорта "Северный", где практически сейчас спокойно. Не уходят! Легкораненые не уходят! Контуженные не уходят! И никто это не показывает. Разве можно так? Разве можно считать себя россиянином, если ты стараешься разорвать Россию? За что? За этот зеленый, за этот доллар вонючий?
  
   - Павел Сергеевич, что теперь будет с югом Чечни?
  
   Грачев: Я сегодня в 16 часов доложил президенту о том, что задачу, которая перед ними поставлена, Вооруженные силы выполнили полностью. Завтра мы с министром внутренних дел вылетаем в Москву, где состоится встреча с президентом, с руководством, может быть, и с Советом безопасности. Функции завершающей стадии будут возложены уже на Министерство внутренних дел, теперь уже при помощи Вооруженных сил. Основная помощь будет оказываться прежде всего авиацией, артиллерией и наиболее теперь уже мощными профессиональными мобильными группами, которые созданы у нас для завершения чистки и изъятия вооружения у незаконных формирований. Поэтому, закончив задачу - еще пару-тройку дней нужно как следует почистить основную часть города, которая сегодня была уже полностью захвачена, - мы перейдем на юг.
  
   - Большие там скопились силы?
  
   Грачев: Таких сил уже нет, напряженных боев не будет, это однозначно, каких-то сверхумных операций планировать мы не будем. Будут обыкновенные милицейско-внутренние функции по чистке территории - оперативно-войсковые операции. Что касается тех баз, которые боевики планируют создать, мы и по линии ФСК, и по линии главного разведывательного управления знаем не только примерные, но и точные координаты. Если такое произойдет, то, конечно, они будут уничтожены в горах. Каким способом это будет происходить, мы определимся. Остановиться мы не остановимся. Мы можем остановиться только тогда, когда президент примет решение.
   Ерин: Мы постоянно предлагаем сдать оружие, с первого дня наших действий на территории Чеченской республики мы предлагаем прекратить огонь, добровольно прекратить боевые действия, вплоть до вчерашнего дня, и даже сегодня у нас еще были такие попытки. Другое дело, что мы предлагаем фактически ультиматум, мы не предлагаем вести переговоры о каких-то условиях, перемирии, о каких-то паузах.
  
   - Все солдаты против этого?
  
   Грачев: Вы же видели на передовой, видели, что все солдаты говорят о том, что не может быть никакого перемирия.
   Тут только ультиматум, белый флаг, организованная сдача оружия и оставшейся техники. Потому что ни солдат, ни офицер, который понюхал пороху, увидел кровь своих товарищей, ни на что другое уже не пойдет. И я, министр обороны, даже морально не имею права заставить их отказаться, сказав: все, уходим, на этом дело заканчивается, потому что они предложили мир. Во-первых, там и предлагать мир некому. Во-вторых, должен возобладать разум у тех людей, которые остались. А разум должен состоять в том, чтобы немедленно изгнать иностранцев, найти решительных полевых командиров младшего звена, которые должны прийти и сказать: все, извините, заканчивайте, принимайте решение, мы сдаемся. Тогда будет мир. Неужели когда о нас говорят, что мы бомбим город, другие населенные пункты и т.д. ...Да ничего подобного! Ничего мы не бомбим.
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012