ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Поротков Виктор Николаевич
Гуляем По Москве

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой эпизод учебной практики из Семидесятых годов, который, сегодня, вспоминается с лёгкой грустью о молодости, дружбе, порядочности и ответственности перед другими


   Гуляем по Москве...
   Москва... Апрель 1978 года.
   - Внимание! Всем группам слежения и секторам контроля... Я, Квазар...
   Внимание! В зоне "Тайфун"! В зоне "Тайфун"!
  
   И понеслось... И поехало... Мать твою, какая многоголосица!
   Всполошившийся муравейник! И закипела неуловимая обывательским взглядом тайная деятельность спецов "девятки"... И, ради чего? Да ради
   нас...ради того, чтобы и без того непростую задачу группы усложнить до максимума. Вот и всполошился муравейник. Умники хреновы, блин! "Головастики", зачуханные! В жизни так не бывает, козлы! Появление диверсионной группы в районе контакта - Не Афишируется! О том, что
   мы в "зоне", все эти "топтуны" и "тихушники", узнали бы, только, после того как, мы отработали "объект". Но это в жизни, а сейчас, учёба... Правда
   приближённая по максимуму к реальности, даже более усложнённая по "настоятельной просьбе" нашего, дорогого, руководства. В чём задача? А,
   задача у нас простая - пройти "зону"! Пройти "зону" так, чтобы нас не вычислили. Ерунда? На первый взгляд, да...подумаешь, прогуляться
   несколько кварталов по городской улице. Всё бы так... Правда, это не обычная улица в деревне, посёлке, в простом городе - это проспект в столице нашей родины, именуемый - Кутузовским! И что? В общем-то, ничего.
   Тысячи людей, ежедневно, ходят туда-сюда по этому проспекту и без проблем минуют его. Что тут сложного? Кому-то и впрямь кажется, что
   это не сложно, потому что, прохожие не знают о том, что, проспект является
   Особо Охраняемым Правительственным Объектом, что именно здесь,
   расположены "скромные" апартаменты ведущих дипломатических, военных
   и политических деятелей огромной страны - ах, да... ещё мелочь: именно,
   здесь, расположена личная квартира самого Генерального Секретаря ЦК КПСС и Председателя КГБ ядерной сверхдержавы. Здесь, повсюду расположены ведомственные дома, а это, безусловно, обязует наличие
   десятков бригад слежения и сопровождения: опорных и мобильных, снайперских пунктов с пристрелянными секторами контроля. И, конечно, ситуация не в том, что мы не "прохожие" и всё знаем, а другие люди нет. Дело в другом... Эти тысячи прохожих, никому не нужны. Ну идут
   они себе и пусть идут. Их, естественно, фиксируют. Бесконтактно определяют степень угрозы: проводят, так сказать - "селекцию" и пропускают с миром. Они безобидны. А вот с нами сложней. Мы...
   диверсанты. А это, как правило, не та публика, которая, имеет право "гулять" по правительственному кварталу. Во всяком случае, так инструктируют парней из "девятки", отвечающих головой за безопасность всех этих
   высокопоставленных членов МИДа, Академии наук, КГБ и ЦК КПСС. И
   что любопытно - в остальном мире их коллеги думают и действуют, точно так же. Отсюда проблемка... Нас, однозначно, не встретят овацией. Тем более, после того как, в "зоне", объявили "Тайфун".
   Что такое "Тайфун"? Это просто. Это кодовое слово обозначающее (на
   данный момент) степень сложности разворачивающихся вокруг событий.
   Говоря проще - это, примерно, то же самое, как, если бы строгий хозяин
   свирепых и голодных псов, прежде чем впустить в клетку к своим любимцам
   - обречённую "живность" - дал им лизнуть кусочек кровавого мяса и во всю глотку гаркнул - Фа-ас!!! Примерно то же самое произошло минуту назад,
   когда мы, выдвинулись в "зону". Команда "Тайфун" прозвучавшая в эфире
   мгновенно всколыхнула толпу "невидимок", тут же, вставших в стойку, а
   мы, покрыв трёхэтажным матом, того мудака, кто придумал данную вводную
   осторожненько продолжили движение...
   Залитый апрельским солнцем широкий проспект улыбался всем в этот полдень и только нам было не до улыбок. Только безумцы могли радоваться тому, что предстояло сделать нам. А мы не безумцы - хотя и лезли в ощетинившуюся "зону контроля", где нас ждали десятки профессионалов охранки Экстра-Класса. А что делать? Работа у нас горемык, такая. И они и мы, знали своё ремесло, а в эти минуты предстояло на практике выяснить - кто лучше в деле - хотя подыгрывали им, а не нам. Их предупредили о том, что мы есть, что мы в "зоне", а это облегчало задачу охраны - чего не скажешь о нас. В отличии от волчар "девятки" не подозревающих о том, что это учения и настроенных более чем серьёзно, мы как раз знали, что никого не собираемся убивать из их высокопоставленных клиентов. Мы мирно "гуляли", никого, не трогая и не задевая, а они, не знали правды... Их напугали и, конечно же, эти ребята не будут нянчится с "врагом" при обнаружении. Убивать не убьют - не тот случай - мы тоже не придурки, умирать не собирались: но, брать будут жёстко, что, как раз изначально учитывалось разработчиками: как положительный фактор проверки. То-есть, аналитики учли все гадости и выбросили нас в центр Кутузовского: облизываясь от удовольствия в предвкушении "великой" драчки... Козлы, чёртовы! Хотя азарт их понятен - любители гррёбаные! Кино насмотрелись, вот и хотся, наяву, увидеть что-то, страшненькое... Не понимают, козлы, элементарного - в жизни всё не некрасиво, грубо - по настоящему страшно и жутко, но - эффективно! И если бы наше руководство развязало нам руки, как парням "девятки", жуткая картинка развернулась бы на проспекте в этот солнечный день. А так, мы мирно двигались по тротуарам, растворившись в толпе и наблюдали работу офицеров - мужчин и женщин 9-го управления КГБ СССР - разного возраста и внешности, но с характерной особенностью взглядов, демонстрирующих классическое сканирование пространства, разбивая его на сектора и быстро, но тщательно, анализируя увиденное. Научиться подобному нелегко, а вот избавиться от этого, особенно на службе, в момент активного поиска - НЕВОЗМОЖНО. Что, конечно, было их минусом в наших глазах. Мы, ехидненько, любовались ими, не выдавая себя - ну, нельзя нам лезть в драку - это учёба, а значит, ни какого героического самопожертвования: мы серая масса, просто прохожие.
   Легко ли это? Как сказать... Кое чем, мы, всё-таки, отличались от остальных людей - это ещё одна вводная "головастиков" усложняющая нам задачу -
   ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ НАЛИЧИЕ БОЕВОГО ОРУЖИЯ. Все наши "стволы" в данном случае, служили не нам, а противнику. Благодаря такому "подарку", свирепым "волкодавам" было гораздо проще нас вычислить. А вот использовать оружие для собственной защиты мы не могли: хотя, никакой зашиты и не планировалось. Стоило любому из нас "засветиться" со "стволом" и сам этот факт воспринимался контролёрами (контролирующая
   группа ПГУ), как провал - ликвидация, всей боевой единицы. Да, мы были,
   как бы, вооружены... Что значит - как бы? А то, что оружие у нас было боевое, но...без патронов. В общем прогулка выдалась ещё та...Весёлая!
   Конечно, были и у нас плюсы. Хотя бы тот фактор, что каждый из нас мог
   просчитать со знанием дела, как будут действовать наши противники и не
   только русские, но и из аналогичных контор запада и всего мира. Конечно,
   это лёгкое утешение, когда тебя, что называется "сдали" и, тем самым - обезоружили, твои же коллеги. Умники, бля! Их бы в наши шкуры, уродов!
   Посмотрели бы в глаза взбесившихся "волкодавов" девятки. Попробовали бы с улыбочкой пройти хоть одну ячейку сети, наброшенной на район, когда, десятки пар глаз спецов, подобно рентгену просвечивают, каждого, насквозь;
   когда ловкие и чувствительные пальцы этих ребят и "леди", словно бы случайно ощупывают вас быстро и профессионально в толчее потока: а с
   собой у тебя, как "назло", именно то, что им нужно - оружие. Так что, подставили нас классно, со знанием дела. Но и учили нас ассы разведки и
   диверсий. И мы доказали в очередной раз, что являемся достойными последователями школы, берущей своё начало ещё в царской России.
   В общем - "зону" мы прошли, доказав высокую степень подготовки и
   эффективности подразделения. А ведь в своё время Старику (наш командир,
   наш Бог и наш отец) при поддержке самого Председателя КГБ, пришлось убеждать оппонентов в своей правоте на право личного отбора кандидатов в
   новое, необычное, подразделение. И его идея оказалась верной и абсолютно не доступной для восприятия противника - в сегодняшнем случае для мужиков "девятки" - так и не сумевших нас просчитать и вычислить:
   что, кстати, не удивительно. Именно благодаря этой "особенности" группа
   имела преимущественный эффект. Ну, какой, офицер безопасности мог предположить, что им противостоят 19-и летние пацаны? Никто и Никогда!
   Подумайте - кто, где, в какой стране мира, в подобной, экстренной, ситуации диверсионной угрозы, будет принимать во внимание молодых, длинноволосых (конечно, парички-согласно моде) обормотов, бесшабашно
   прогуливающихся в "зоне контроля"? То-то... Никто и никогда! И согласие
   на подобное преимущество для своих "сынков" Старик добивался многие
   годы, пока в руководстве КГБ не оказался Андропов, который, реально, оценил эту особенность возраста и все преимущества связанные с этой
   "маленькой" хитростью.
   Старик учитывал свой довоенный, революционный опыт, опыт гражданской
   войны, войны в Испании, боевых операций на Халхин Голе, Финской компании, и Великой отечественной войны, когда по всем юго-западным округам, тайно создавались диверсионные группы из молодёжи: спортсменов и цирковых, топографов и радистов, готовившихся под видом спортивных лагерей, геологических партий, туристических отрядов и даже, "простых" палеонтологических экспедиций, к несчастью Старика, в последующем безжалостно уничтоженных перед войной. А когда, "гром" грянул, с 41-го, стали по-новому создавать Особые группы всё из тех же: спортсменов и цирковых, стрелков и радистов, проходивших специальную подготовку для последующей заброски в глубокий тыл врага, для ведения разведки и проведения диверсий на территории Германии и их союзников, а, так же, для создания партизанского сопротивления на территории нашей страны занятой немцами. И уже в октябре 41-го, Особые группы объединили, преобразовав в 4-е управление НКВД, которое, возглавил Павел Судоплатов.
   И уже в наши дни Старик добился воссоздания подобных групп - правда, по согласованному с Андроповым решению, они никого не посвящали в факт
   существования особого подразделения - кроме руководителя ПГУ и руководителя управления "С", занимающихся, непосредственно нелегальной разведкой за рубежом. Именно это, управление было правоприемником 4-го управления, которое с 44 по 47 годы было зашифровано литерой "С" (группа Судоплатова). Вспоминая этот опыт, Старик, предлагал многим бывшим руководителям службы воссоздать былую, эффективную, структуру, но долгие годы его никто не хотел слушать. Слава Богу - время пришло! И его
   "сынки", на практике, не раз доказали эффективность применения подобного подразделения в нелегальной разведке. А, сегодня, его пацаны, рушили на
   прочь стереотип мышления профессионалов служб безопасности, как за
   рубежом, так и в столице родины. Он и единицы посвящённых на обширной практике убедились, что никто в мире не будет тратить драгоценное время
   на серьёзную проверку, каких-то малолеток, бесцельно болтающихся по
   улицам их городов. А зря... Ох, как, зря, господа! Именно под этой личиной
   и работает отменно подготовленная команда, способная осуществить акцию по ликвидации не только хорошо охраняемого объекта, но и любого деятеля
   высшего эшелона власти. Имея за плечами богатейший опыт проведения подобных операций по всему миру, Старик и руководство главка убедились,
   что противники проигрывали их группам именно в силу того, что не могли допустить и мысли, что появившиеся, не весть откуда, пред их ясны очи
   юнцы и есть - смертельно опасный враг. Враг по-настоящему серьёзный, опытный, хладнокровный и решительный. Но это история вчерашнего дня.
   А пока нас, как положено, тискали, зажимали - но не так тщательно, как требовалось. Нас, явно, не брали в серьёз. Так, больше для проформы, ради
   успокоения совести. Им было не до придурковатых волосатиков, отпрысков
   местных "шишек", гуляющих в "зоне контроля". Вокруг переполох, тревога!
   Где-то рядом враг, а тут, малолетние, придурки, путаются под ногами. "И
   какого, чёрта их вообще сюда пропускают? Держали бы своих отпрысков
   где-то, под Москвой в спецшколах: так нет, лазают, где не следует. Пошли
   от сюда! Кыш! Идиоты! Не хватает только из-за молокососов пропустить
   "ликвидатора", тогда, хана! Головы снимут всем!" Примерно так, думали дяди и тёти секретных служб во всём мире. Проверено! Многократно
   доказано и...наказано! Правда, знают эту статистику, единицы: ограниченное (причём, серьёзно) число высших офицеров непосредственно занятых в деятельности наших групп. Только очень узкий круг, посвящённых
   из управления "С", знал правду. Даже в самом аппарате Первого Главного
   управления (ПГУ) КГБ истину знали трое - начальник главка, начальник управления "С" и всего один из его замов. Всё о нас знал, только, наш
   Старик: наш Родитель, наш Ангел Хранитель, который, к нашему неподдельному изумлению, приготовил нам сюрприз - возникнув в поле
   нашего зрения у подъезда самого Ильича и Андропова. В эту минуту мы
   находились непосредственно во дворе дома N 26, где и проживали Леонид
   Ильич и Юрий Владимирович, а, так же, другие представители власти
   страны. Выполнив первую часть поставленной перед нами задачи, мы увидели, как из подъезда, где проживали руководитель страны и руководитель КГБ, высыпала личная охрана, а вслед за нею на апрельское солнышко и лёгкий морозец вышли Председатель и Старик.
   - Оба на... - тихо прокомментировал событие Вох (здесь и далее имена бойцов скрыты оперативными псевдонимами): - День сюрпризов.
   -Знакомые всё лица... - отозвался Фэд так, что никто не заметил движение его губ. Он продолжал улыбаться Аргу с которым продолжал болтать до сих пор, изображая "разбитную" молодёжь элитного уголка в сердце Москвы.
   "Беда" уже готовилась к следующей фазе операции - проникновению -
   прокручивая в головах схематические особенности "объекта": вспоминая
   планировку вестибюля, подъезда и этажей, подвалов и чердаков, лифтов и
   квартир, расположение постов охраны, количество дежурных смен и время их дежурств в этом элитном "гнёздышке": планируя маршруты собственного
   движения по объекту, когда, их поразил ещё один "сюрприз".
   - Внимание! Я, Квазар! Внимание всем... Отбой "Тайфуну"! Всем отбой!
   "Зона" чиста... Режим готовности три... Тройка всем! Отбой!
   - Блин, что за непруха, пацаны! - с горечью прошептал Гон, обменявшись взглядом с друзьями не подавших вида, что они в курсе всего, что происходит в эфире. Ни каких эмоций на физиономиях: хотя в головах каждого стоял трёхэтажный мат.
   - Да, облом. Какого хрена, сёдня, происходит, а? - прошипел Фэд, негодуя,
   но, улыбаясь друзьям, продолжил их игру: - Что-то наш друг не чешится? Заснул, что ли? Девки - то, ждать не будут. Валим, черти, чё, торчать без
   понтово.
   Ребята понимали, что их тоже могут "слушать" не смотря на маскировку
   в которой они прибывали, добросовестно играя роли "сынков" высокопоставленных родителей, чьи диалоги затрагивали учёбу, девочек,
   друзей и вечеринки. А в головах ребят, занозой, сидело сожаление о том, что
   вот он, рядом, дом N1 страны. А им, похоже, так, и не удастся побывать
   внутри. Обидно было до чёртиков! Ведь одно дело изучать "гнездо" генсека
   по чертежам и схемам, и совсем другое - очутиться в "святая святых" - войти
   в 20-и метровую прихожую, заглянуть в роскошную кухню с неведомой,
   импортной техникой, глянуть на "гостевой" туалет, погулять разинув рот по
   огромному холлу, оценить огромную библиотеку и рабочий кабинет Ильича, осмотреться в огромной гостиной, а, напоследок, заглянуть в каждую из 3-х
   спален и в личные, хозяйские тубзики (есть ли там золотые унитазы?.. хи-хи)
   и роскошные ванные комнаты с удивительной, итальянской плиткой на полах и стенах в интерьерах невиданных советским человеком. Очень хотелось взглянуть на их мебель, побродить (босиком) по мягким и глубоким
   коврам, полюбоваться живописью великих художников сидя в глубоких
   кожаных креслах. Короче...увидеть и обалдеть! Ну кому из молодых ребят не хотелось бы заглянуть в домашний бар Леонида Ильича, где находился алкоголь со всего света? А в двухметровый, двух дверный, холодильник с окошечком для подачи охлаждённой газировки? А что за "тёмная" комнатка
   в таких хоромах? Ах, погребок...прям, как в крестьянской избе - только не в
   земле. Ну, ясненько, а как же! Где-то же надо хранить деликатесы. В общем,
   вместо проникновения на "объект", пацаны увидели своего командира и получили от него, никем не замеченный сигнал: категорически запрещающий
   дальнейшее проведение операции. Его жест означал одно - всем на базу, немедленно!
   Отбой-отбоем, но, просто взять и уйти они не могли. "Беда" не имела права,
   даже перед своими, а, тем более, перед людьми "девятки", обнаруживать себя. По-этому, процедура отхода была выполнена строго в соответствии с
   конспиративной нормой и заняла четверть часа, прежде чем, пятеро молодых
   "охламонов" оказались в не поле визуального и технического контроля спецов "девятки".
   - Что случилось, ком? - запрыгивая в распахнутую, боковую, дверь "Рафика"
   скорой помощи спросил командира "беды" Пар.
   - Что-то... --нихрена не объяснил Руф (псевдоним капитана): - Распрягайтесь.
   Все объяснения на базе.
   Пацаны быстро влетели в салон, а командир нажал кнопку вызова на стене. В ту же секунду машина сорвалась с места, завывая сиреной и унося в своём брюхе боевую единицу атаки ("беда" на жаргоне группы) от элитного квартала столицы - от заветной мечты. Руф осуществлял подбор своих бойцов с "трассы" и когда машина помчалась по Кутузовскому, он
   оглядел пацанов и поднял в верх большой палец правой руки:
   - Вы сделали их... Хвалю, мальки!
   -А нас бортанули, - крикнул Арг, перекрывая рёв движка: - Не дали побывать
   в гостях у Ильича! Такая хата, а мы не дошли...
   - Отставить, ныть! Вы утёрли спецов "девятки", а это поценнее прогулки по
   квартире генсека.
   - Каждому своё! - философски заметил Фэд, прикалываясь и похлопал Арга
   по плечу: - Старая, как мир, истина, братик. Каждому...своё.
   - Ну-ну, - усмехнулся Арг: - Козлы! Бздят, что их мордой в говно окунут!
   - "Девятка" не причём. - пояснил капитан, прекрасно понимая состояние ребят: - Их самих остановили... А нас и всю группу Старик собирает в "норе", вот и свернули операцию в финальной фазе. Вы уже доказали,
   что для вас это не проблема. Так что не судите мужиков "девятки" и меняйте свои наряды. Маскарад завершён.
   "Скорая" неслась по Кутузовскому направляясь на юг к Можайскому шоссе, а, ребята быстро переодевались в спортивные костюмы.
   - А чё за гонки, командир? - поинтересовался Пар.
   - Не знаю. Что-то срочное. пожал плечами Руф, глядя за окно, когда машина выскочила на Можайку: - На месте узнаем.
   - Старик собирает? - покосился на капитана Вох: - А что он, тогда, делал во дворе, у подъезда Ильича, вместе с Андроповым?
   - Что-о? - не шуточно удивился Руф и нахмурился.
   - В самом деле. - подтвердил Фэд: - Старик вышел из подъезда вместе с ним.
   А потом, о чём-то, ворковали, когда мы, уже собирались внутрь. Ещё минута и вышло бы, оче-ень, хрено-вое недоразумение.
   -Бляди! - сокрушённо покачал головой капитан, сжимая от ярости кулаки:
   - Доиграются, когда-то, головастики. Это уже не шутки! Эти быки из "налички" (личная охрана больших "членов" - сленг группы) за стволы сразу хватаются при любой угрозе.
   - И что? - ехидно усмехнулся Пар: - Мы же не дебилы подставлять себя.
   - Это и страшно! - поглядывал в окно капитан, где "Скорая" доехав до Минского шоссе на МКАДе, повернула на 54-ом километре и помчалась в
   сторону Боровского шоссе: - Так нельзя... Тут шаг до беды!
   - А мы кто, ком? Мы и есть беда! - засмеялся Фэд, подмигивая друзьям:
   - Тем более, мы, отличная беда!
   Пацаны дружно заржали, а Руф, строго вглядываясь в их лица понимал весь
   юношеский оптимизм, но по опыту знал, что на одном оптимизме и везении
   далеко не уедешь.
   - Ладно, бедовые, вы мои, - повысил голос капитан, перекрывая смех:
   - Теперь серьёзно...и подробно обо всём, что произошло на "объекте"?
   - Да, ничё. - откликнулся Фэд: - Полюбовались на "безобидных" старичков,
   обломались и отвалили.
   - Если Старик снял вас с такой игры, значит, предстоит, что-то, гораздо
   интереснее. Боюсь, только, не столь безопасное, как, сегодня.
   - Хорошо бы. - кивнул непробиваемый оптимист Арг: - Хоть бы что-то
   экстренное, серьёзное. Надоело дома всяких "гусей" шугать безпонтово.
   Их учи не учи, один чёрт - дурбалаи!
   - Отставить, боец! И о хате Ильича забудьте. Сегодня не срослось, завтра
   забежите на огонёк. Какие ваши годы! - капитан бросил взгляд на ручные часы и выглянул в окно. Мимо проносился 45-й километр и Киевское шоссе.
   - Сколько натикало? - лениво спросил Гон, укладывая "Стечкин" в спортивную сумку.
   - Пол первого. - ответил Руф и хлопнул себя ладонями по коленям: -Эх,
   пацанята, мне бы ваши годы!
   - А кто, здесь, старик? - усмехнулся Арг.
   - Не старик... но не малолетка, как, ты, точно. - тень улыбки мелькнула
   на лице капитана: - Вам проще...никакой ответственности и головной боли.
   - А это у нас впереди, капитан. - напомнил Фэд: - Догоним.
   - Дай то, Бог! - искренне пожелал капитан, глядя в окно, где промелькнул
   42-й километр и Калужское шоссе: - Через двадцать минут мы должны быть в конторе. Остальные соберутся там же.
   - Похоже, ждёт нас, полная хренотень. - задумчиво произнёс Гон, глядя сквозь стекло на весёлые лучи солнца, зайчиками отражающихся от луж
   на повороте 38-го километра, уходящего на развязке строго на юг в лесной массив, в сторону деревни Бачурино, не доезжая которой пряталась от глаз
   любопытных их "контора": - А погодка, кайф! Разгулялась весна, блин!
   И в самом деле полдень выдался на удивление тёплым и солнечным для
   Москвы, если учитывать, что апрель в столице не всегда балует теплом.
   Через несколько минут "Скорая помощь" припарковалась на огромной
   стоянке, где, утром и вечером, негде встать из-за обилия автобусов со всей столицы. Они остановились недалеко от первого КПП и ребята вместе с
   командиром миновав его, прошли мимо главка ПГУ и зашли ненадолго в 24-х этажную высотку управление "С". Руф отошёл к посту дежурной смены о чём-то переговорил с дежурным и вернулся к пацанам.
   - Пошли в "класс". - на ходу бросил он бойцам и направился в сторону
   лифтов. Зайдя в лифт Руф набрал комбинацию цифр и группа спустилась
   на нижний уровень. При выходе из лифта их встретил вестибюль, где располагался ещё один пост охраны. Предьявив свои пропуска, которые, действительны только для определённых секторов управления, они прошли
   пешком по лабиринту туннелей, один из которых привёл их в "техзону". И уже там, пройдя очередной, военизированный пост, проверивший их универсальные, личные, пропуска, поднялись на лифте на нужный этаж и поприветствовав дежурную смену проследовали к себе в "класс" - миновав ещё несколько навороченных "секреток". Подойдя к звукоизолированной кабинке и набрав цифровой код, капитан вошёл внутрь, дверь за ним автоматически закрылась, и он произнёс в микрофон кодовую фразу дневного пароля. На панели вспыхнула сигнальная лампочка и в метре от кабинки, бесшумно, отошла в сторону панель, скрывавшая броне-дверь закоторой собералась группа. Так, пройдя остаток "кругов Ада" группа оказалась в "ленкомнате", где их ждали остальные члены группы.
   Старик сидел на привычном месте в просторном зале обшитом деревянными
   панелями, выполненными под сруб, в память о беззаботной крестьянской жизни. Здесь было уютно и спокойно: интерьер снимал напряжение и помогал обрести душевную гармонию.
   Григорьич походил на усталого профессора, а не на старейшего диверсанта
   нашей страны (да и не только!). Он сидел за обыкновенным столом на
   небольшом возвышении, облокотившись на столешницу и задумчиво
   оглядывал своих учеников.
   - Итак, - начал он без приветствий: - Как, вы понимаете, общий сбор группы
   не случаен...
   Пацаны понимающе закивали, а кое-кто, из "призраков", загадочно улыбнулся, явно, зная больше других. Дальнейшие откровения командира
   просто шокировали большинство из присутствующих.
   - Помните серию взрывов в Москве в прошлом году? Отлично... "Пятёрка"
   (Пятое управление КГБ СССР) провела своё расследование по этим взрывам
   и... - Старик на миг смолк, потёр ладонью подбородок, ещё раз оценивающе
   оглядел группу и продолжил: - Разоблачили националистически настроенных
   армянских "убивцев" во главе с неким Степаном... фамилию вам знать, пока
   незачем, да и вообще, ни к чему. У вас другие задачи. В общем, этот умник,
   организовал ещё в 66-м году "Национальную объединённую партию Армении", целью которой было отделение их республики от Союза. Он грезил о суверенном армянском государстве и возврате бывших областей
   отошедших, когда-то, туркам.
   - Во-о, идиот! - определил состояние "армянского Ленина", кто-то из парней.
   - Согласен... - кивнул Григорьич: - Правда, следаки "пятёрки" установили,
   что сам Стёпа, никого не взрывал, паршивец. Эту честь он предоставил своему соседу и своему родственнику, видимо, мечтавших на веки остаться в сердцах своих собратьев настоящими "воинами". Они и привели не хитрые самодельные взрывные устройства в действие в январе. А вот, в октябре 77-го, на Курском вокзале произошла осечка. Подвела разрядившаяся батарейка,
   которая приводила "адскую машинку" в действие. Взрыва не случилось, а
   обоих "взрывников" под белы рученьки сняли с поезда "Москва-Ереван".
   Конечно, на допросах, они сдали своего главаря и, теперь, всей троицей дожидаются решения Суда, результат, которого, очевиден... Вышка!
   - Нихрена себе, расклад! - озвучил кто-то из ребят: - Во-о, паскуды!
   - Да, хана, этим ослам!
   - И вернётся к ним не бумеранг, а оглобля!
   - И кое-что в жопу! По самые гланды!
   - Ладно, успокоились... Это дело Суда. Наша задача иная. Не наш уровень.
   Наш главк решил убить двух зайцев одним махом, не мешая "пятёрке травить" армянских убивц, используя ситуацию, как, акцию прикрытия, а все силы резидентур бросить на поиск реальных исполнителей и заказчика,
   столь наглого акта против нашей страны. Аналитики, ознакомившись с материалами криминалистов с места преступлений, сразу заверили, что эта операция проведена проффи предусмотревшими всё. Каждый шаг и каждую
   мелочь! "Армянский след" - это, акция прикрытия. Их использовали в "тёмную" наши противники, подставляя под нас, пытаясь сбить свой следа. Они учли и тот факт, что в конце декабря 76-го в столице проводились крупные торжества в честь 70-го дня рождения Брежнева, присутствовал на которых, весь высший руководящий состав лидеров со всего мира. А, значит, вся милиция и наши мужики, оберегавшие всю эту ораву от "не весть чего", были на усилении продлившимся до Нового года. После такого дурдома, естественно, наступил спад активности служб, которой и воспользовались те, кто, готовил нам гадость. Главное, что наши "други" учли, это, тот факт, что никто из наших генералов не мог даже предположить, что, кому-то, взбредёт в голову подобная бредятина...взрывы в Москве. Восьмого числа была суббота. Многие перемещались на метро. В городе проходили новогодние, детские, утренники и вообще...жизнь кипела. Короче, первая "штуковина" рванула в полшестого вечера в метро между "Измайловской" и "Первомайской". Семь человек погибли, больше тридцати ранены. Слава Богу, остальные два взрыва обошлись без жертв. Хотя на Дзержинского заряд был в магазине, а на 25-го Октября рядушком с магазином. Бог миловал людей! Хотя наши криминалисты и взрывотехники убеждены, что в роли "бога" были те, кто планировал акты. Они всё обустроили таким образом, чтобы, эти два взрыва не причинила никому вреда, чтобы не погибли люди. Им было достаточно взрыва в метро и тех жертв, что обязательно будут после него. Они чётко понимали на что замахнулись... Им нужна была лишь демонстрация и они её предоставили нам.
   - Вот паскуды! - рявкнул Фан, майор, командир 1-ой "беды": - Совсем страх потеряли.
   - Ты прав, майор. Страх потеряли... Наш задача, с этой минуты, этот страх им привить на века. Резидентуры и нелегалы уже нашли этих "взрывников".
   Ваша задача наказать их сполна! - закончил жестко Старик.
   - Где и когда? - спросил Люк, майор, ком 2-ой "беды".
   - В Париже... - ответил Старик: - Работать будете там. Задача предельно ясна. По этому...с этого часа группа "исчезает" из природы и преступает к активной подготовке. Игры кончились! - Григорьич вздохнул и посмотрел
   на пацанов вернувшихся с Кутузовского: - А четвёртой "беде" особая благодарность. Порадовали Старика, сынки!
  
   *** *** *** ***
  
   20-го июня 1972 года Первое Главное управление КГБ переехало в новую
   штаб-квартиру, построенную по проекту финского архитектора в Ясенево,
   к юго-востоку от Москвы, в полукилометре от МКАД. Первоначально, семиэтажное здание из стекла и бетона предназначалось для нужд Международного отдела ЦК КПСС. Однако, когда, строительство уже началось, ЦК решил, что здание расположено слишком далеко от центра
   и отдал его КГБ. Главный административный корпус, построенный в форме буквы Y, с одной стороны окружал зал заседаний и библиотека, а с другой,
   расположились здания поликлиники, спортивного комплекса и бассейна.
   Позже к "хвосту" главного корпуса был пристроен 24-х этажный корпус
   Управления "С", чем то, похожий на хвост стрижа, если смотреть с высоты
   птичьего полёта. Весь комплекс зданий ПГУ окружал двойной забор из колючей проволоки с собаками и вооружённой охраной внутри периметра
   и часовыми на вышках. А вокруг первого периметра, располагались три внешних, дозорных кольца с секретами, как на границе. На внутренней
   площадке, перед декоративным прудом, на гранитном постаменте, возвышается массивная голова Ленина. А уже 20-го декабря 1977-го года
   в ознаменование 60-й годовщины КГБ на площадке был поставлен ещё один монумент - памятник Неизвестному Разведчику. С высоты здания управления "С" открывался живописный вид на леса, прогалины в них, озеро позади управы, берёзовые рощи скрывающие оборонительные зоны ПГУ, а, в летнее время на золотящиеся пшеничные, ржаные поля и зелёные луга.
   Каждое утро, между 8.20 и 8.50, к Главку, со всех концов столицы устремлялся поток автобусов. Немногие счастливчики приезжали на своих машинах, потому что, к концу семидесятых, автовладельцев в стране было не больше 5 процентов. Видимо на стоянке у ПГУ легковушек скапливалось больше, чем, где, бы то, ни было по всей стране.
   Официальный рабочий день в "конторе" начинался в девять часов утра. Пройти к Главку от стоянки приходилось через три поста. Первое КПП у внешних ворот, второй пост у главного входа за внутренним забором и третий пост непосредственно при входе в само здание. Помимо этих трёх
   постов в различных частях здания документы проверяются ещё не один раз.
   В Главк по обычному удостоверению сотрудника КГБ: с ФИО, званием и
   фотографией пройти нельзя. У каждого сотрудника ПГУ есть свой собственный, пластиковый, пропуск с его фотографией и личным номером. Имён на таких пропусках нет. Зато на пропуск была нанесена специальная сетка с перфорацией открывающей или запрещающий проход в те места, куда, доступ был полностью ограничен для непосвящённых. Эти
   пропуска запрещалось выносить и, тем более вывозить за границу. Они постоянно хранились в специальных, личных ячейках, доступ к которым
   был закрыт любому, кроме самого владельца. Работники ПГУ, работающие за рубежом, оставляли их в этих хранилищах. Посетителей здесь, небывало,
   кроме, очень больших начальников из КГБ. Если офицеру ПГУ необходима
   была встреча со своими коллегами из других управлений КГБ, партийными
   или правительственными чиновниками, тогда, их встречи проходили, где-то, на нейтральной территории центра Москвы.
   Работа Главка завершалась, официально в 18.00. Автобусы отходили со стоянки ровно в 18.15. Пока служивый народ собирался отбыть домой, водители автобусов снимали со своих машин номера маршрутов. В те минуты, когда, колонна приближалась к МКАДу, милиция останавливала
   всё движение на кольцевой для того, чтобы серьёзные пассажиры могли
   без задержек добраться домой к семьям. Но, что, поражало нас и немного веселило (ну, не совсем немного... если честно, а очень много), так это то, что, такая изощрённая система безопасности, как, в Главке, не могла справиться с тётками из столовой. Познакомившись в первые с качеством и разнообразием пищи, которую, им приходилось, ежедневно, подавать своей "клиентуре", девушки, женщины, бабоньки (в основном жительницы Бачурино и других окрестных деревень) очень усердно старались побольше распихать по "укромным" женским местам и унести домой - всю эту "манну небесную". Когда же, на проходной, "посмели" проводить обыски, этих честнейших женщин, все они, оскорблённые таким возмутительным отношением к себе, подали, дружно, заявления об увольнении. После такого отчаянного шага работниц, руководство, почесав затылки и, поморщившись, отменило подобное надругательство прекратив обыски. Думаю и поныне жительницы соседних деревень снабжают продовольствием свои семьи и соседей на всеобщую радость.
   И всё это была наша Контора - очень серьёзная и абсолютно закрытая, в одиночку боровшаяся со всеми разведками мира, не уступая им ни в чём. А вот, русские бабоньки ей были не под силу.
  
   *** *** *** ***
  
   Завершив общее посвящение в ситуацию и стоящую задачу Старик отпустил ребят отдыхать, а с командирами боевых единиц продолжил совещание и планирование операции: разрабатывая "бедам" легенды, маршруты для инфильтрации. Намечали места базирования, уточняли контакты и методы их осуществления на всех этапах операции: изучали расположения имеющихся схронов, их арсеналы, возможности проникновения в них и многое другое без чего невозможно выполнить то, что им предстояло сделать и продолжали
   первоначальный разговор...
   - Они уже год орут об армянском "следе", - покачал головой Рук: - И что?
   - Будет суд. - спокойно ответил Григорьич: - И приговор. Но нам незачем следить за этим спектаклем. Нам надо подготовить ребят к серьёзному делу. Для них, такая, операция новый уровень. Тут уже мало уметь работать стандартно, одноуровнего, как, раньше проходили их акции. Вы понимаете, времени в обрез. Надо успеть расширить их навыки.
   - Когда инфильтрация? - перешёл к делу Фан: - Через месяц?
   - Да, мужики, месяц. В мае каждая "беда" по своему маршруту начинает проникновение. Работаете автономно. "Дезу" в Париж уже запустили. Резидентура работает сутками. Завтра, вы со своими пацанами разъедитесь по "дачам", получите все необходимые материалы и передадите свой опыт сынкам.
   - Сколько времени на реализацию? - спросил Люк.
   - Во времени вы не ограничены. Никто в "монастыре" (управление "С" на
   сленге группы) не задействован в планировании данной акции. Её просто нет в природе. Не аналитический отдел не другие, не в курсе её проведения. Все карты на руках у нас.
   - Понятно. - кивнул Яр, капитан, командир 3-й "беды": - Всё, как, всегда.
   - Нас нет в природе, но, ответственность на нас. - усмехнулся Фан.
   - Переживёте, вы же "призраки". - улыбнулся наконец-таки Старик.
   - А обеспечение? - спросил Рук, капитан, командир 5-й "Беды".
   - Информационное обеспечение, только, через Алексеича (нач. управления "С"). Анализ и планирование наши. На определённых этапах допустимо вспомогательное, "слепое" обеспечение нелегалами, но, только, техническое.
   Все офицеры прекрасно понимали - безопасность группы зависит только от них самих. Работать по разработкам других аналитиков, как правило, себе дороже. Знакомо...проходили. И это не укор им. Головы у них работают, но, не могут они знать и предвидеть то, что требуется практикам, реализующим подобные проекты.
   - Так, ну это понятно. - вздохнул Григорьич: - Теперь о подготовке. Это главное. Операция новая требующая к себе особого внимания. Отсюда вытекают и более кардинальные требования. Никаких поблажек! Отдача процессу полная. Они должны забыть прошлый опыт, углубиться в материал с головой. Необходимо сверхусердие и перестраховка во всём.
   Отработка любых действий до рефлексов. Не мне, вам, напоминать... наш единственный враг, это смерть! Она не допускает ошибок, не промахивается, не устаёт, ничего не забывает и ничем не брезгует. Она видит всё и выбирает
   ту цель, которую чётко видит. Если мы проиграли человеку или группе людей, это ещё не поражение. Пока мы живы, всегда, есть шанс всё изменить
   в свою пользу. Так что работаем на пределе.
   - А лучше за пределом...- продолжил Фан: - За пределом своего разума, сил,
   воли и боли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2

  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018