ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева


Увидеть Ангкор и ...не умереть

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.49*5  Ваша оценка:

  Увидеть Ангкор и ...не умереть
  
  Июль 2007 года
  В Камбодже разбился самолёт Ан-24, выполнявший рейс по маршруту Сиемреап - Сиануквиль. Упал в горах на подлёте к единственному глубоководному порту страны. Сиануквиль после переворота, совершённого генералом Лон Нолом, был переименован в Кампонгсаом. Таковым и оставался во времена Пол Пота и позднее, когда я уже работал в Кампучии. До возвращения её в королевство Камбоджу. О Кампонгсаоме я рассказывал в этой книге. Сейчас думаю о другом. Тринадцать граждан Южной Кореи и три чеха, посетившие храмовые комплексы Ангкор-Ват и Байон, с комфортом решили перебраться на берег Сиамского залива. Но, видать не судьба.
  Вот и думай о том, что человек сам кузнец своего счастья.
  
  Сегодня поездка в провинцию Сиемреап, где расположены знаменитые храмовые комплексы Камбоджи - обычный туристический маршрут. Можно отправиться туда из Пномпеня, можно из Бангкока. А как это было тогда?
  
  Январь 1981 года.
  Сразу после встречи Нового 1981 года Сомарин привёз нам хорошие новости. МИД НРК наконец дал добро на поездку в Сиемреап. После того как Ник Ник улетел со своей съёмочной группой в Москву наша жизнь превратилась в сплошную череду шифрограмм из Гостелерадио СССР за подписью Мамедова, а иной раз и самого Председателя, в которых нам поручалось как можно скорее отправиться на съёмки храмового комплекса Ангкор-Ват. Старый интриган Ник Ник чётко знал своё дело. Подготовленные им тексты телеграмм визировались вышестоящим начальством, а мне лишь оставалось доказывать, что я не кролик.
  Откуда-то повеяли слухи о московских разговорах, что собкор в Пномпене празднует труса.
  Сама мысль, что такие разговоры возможны, была для меня не выносима. И всякий раз посол Моторин, вручая мне очередную телеграмму, ласково говорил о готовности направить Лапину ответную депешу, где "мы напишем о невозможности такой поездки в обозримом будущем".
  - Если только кхмеры не предоставят вам вертолёт, - говорил Олег Владимирович с ласковым выражением удава, который ждёт, как кролик сам полезет ему в пасть. - Но ведь они же вам его не предоставят. А ехать автотранспортом - элементарное самоубийство. Ну, так что, Игорь, ответим вашему руководству? Мы готовы подтвердить убийственный характер этой поездки.
  - Олег Владимирович, я не могу отказаться от этого задания. Как только отдел печати даст разрешение, мы поедем в Сиемреап. Даже без охраны.
  - Вы очень упрямый человек, Игорь. - Посол недобро прищурился. - Готовы прошибить лбом стену. Это похвально. А вот как за этой стеной окажется пропасть...
  Я понял его намёк.
  
  Сегодня я даже не задумываюсь о том, что мог принять предложение чрезвычайного и полномочного Моторина или войти в число доверительных корреспондентов резидента, как это сделали все мои коллеги. В то время я понятия не имел о кодексе Бусидо, но исподволь придерживался именно самурайской этики. Поэтому с настойчивостью самоубийцы добивался через Сомарина, Чум Бун Ронга и остальных кхмерских товарищей, которых успел узнать, разрешения на поездку в Сиемреап. Но после расстрела наших докеров на дороге Љ 4 пномпеньские функционеры стали очень осторожны. Для вьетнамских военных я и вовсе был персоной в тех краях нежелательной. Я же не ведал, что окрестности Ангкора стали ареной ожесточённых столкновений ВНА с усилившимися здесь отрядами "красных кхмеров".
  Так или иначе, вопрос о поездке завис. Ник Ник запаниковал. Материала на фильм не набиралось. Ко второй годовщине свержения Пол Пота он уже ничего не успел, и очень сильно опасался, что этот провал отразится на его безупречном реноме. Поэтому Ник Ник решил перевести стрелки на нас с Пашей. "Сидят там два труса в Пномпене...". После знакомства с ним я в этом не сомневался.
  
  "Мы так спешим пригнуться,
  Лишь ветер дует вновь
  И отголоски боя
  Нарушат наш покой.
  Мы так спешим уткнуться
  В случайную любовь,
  Едва она поманит
  Уверенной рукой.
  Мы так спешим пригнуться,
  Укрыться от тревог
  Хотя бы на мнгновенье,
  Чтоб стала тень у ног
  Уютной детской тенью,
  Сберечь, что накопил,
  Ценою униженья.
  Жить в полный рост - неужто нету сил?"
  Жак Брель - "Жить в полный рост"
  
  
  Сомарин приехал во второй половине дня в понедельник. Выглядел он озабоченно.
  - В среду рано утром мы должны выехать из Пномпеня. Никто не должен знать, куда мы едем.
  - Но я должен поставить в известность наше посольство.
  - Да. Но больше никого. У нас о поездке знают пять человек. И ещё пять солдат.
  - И ещё Муй.
  - Он проверенный человек.
  - А солдаты?
  Сомарин улыбается.
  - Служба безопасности. Месьё Ига, это очень опасное предприятие.
  - Ты предпочёл бы не ехать, мой друг?
  - Мы одна команда, - говорит Сомарин, улыбаясь и пряча грустный взгляд.
  Моя любимая непроницаемая Азия. Люди здесь умеют скрывать свои эмоции. Умеют улыбаться, когда хочется плакать.
  
  В кабинете посла собралась ревтройка. Сам Моторин, резидент К.Н. и парторг Опятов. Свалившееся в октябре на нашу голову редкое ничтожество.
  - Итак, вы всё же настояли на поездке.
  Моторин смотрит на меня с нескрываемой досадой. У К.Н. застенчивая улыбка человека, который через минуту всадит нож тебе в бок. Опятов рвётся с поводка как верный Руслан.
  - У меня задание Председателя Гостелерадио.
  - А у нас полномочия его отменить. Вы хоть понимаете, во что ввязываетесь?
  Я молчу. Сейчас лучше всего молчать.
  - Нет, вы решительно ничего не поняли. Пишите заявление!
  - О чем?
  - О том, что вы предупреждены посольством о возможных последствиях этой поездки и берёте на себя ответственность за свою жизнь.
  "В моей смерти прошу винить Игоря Т." Забавная перспектива!
  Понимаю, что отношения с посольством испорчены окончательно и бесповоротно. Пишу заявление на имя Моторина О.В. - чрезвычайного и полномочного. Трубин пишет такую же бумагу. О чём он сейчас думает? Павлик почище любого азиата умеет скрывать свои эмоции.
  
  " Когда бесстрастных рек я вверился теченью,
  Не подчинялся я уже бичевщикам,
  Индейцы-крикуны их сделали мишенью,
  Нагими пригвоздив к расписанным столбам.
  
  Мне было всё равно, английская ли пряжа
  Фламандское ль зерно мой наполняют трюм.
  Едва я буйного лишился экипажа,
  Как с дозволенья Рек понеся наобум.
  
  Я мчался под морских приливов плеск суровый,
  Минувшею зимой, как мозг ребёнка глух,
  И Полуострова, отдавшие найтовы,
  В сумятице с трудом переводили дух".
  
  Мы засиделись до позднего вечера. Балагурили. Что-то пили. Слушали шведский квартет "АББА". Потом Паша и Алёна ушли к себе. Я курил, смотрел на звёзды и думал о том, что завтра мы поедем в самое длинное и долгое путешествие. Может быть, последнее... Самое трудное было объясниться с Мышкой.
  
  - Здесь три тысячи долларов. Наша касса. За них отвечаю я. И никто больше. Ни для кого больше этих денег нет, кроме тебя и Алёны.
  - И думать не смей, - говорит Мышка. - Подумаешь, путешествие! А может, возьмёшь меня с собой. Я так хочу взглянуть на Ангкор.
  - Невозможно. В машине просто нет места. А деньги сохрани. И давай не будем ни о чём говорить.
  
  Крысы носятся по двору как мустанги. Как они мне осточертели.
  
  "Благословение, приняв от урагана,
  Я десять суток плыл, пустясь, как пробка в пляс
  По волнам, трупы жертв, влекущим неустанно,
  И тусклых фонарей забыл дурацкий глаз.
  
  Как мякоть яблока моченого приятна
  Дитяти, так волны мне сладок был набег;
  Омыв блевотину, и вин сапфирных пятна
  Оставив мне, снесла она и руль и дек"
  Артюр Рембо "Пьяный корабль"
  
  В среду на рассвете, примерно в четыре утра, приехал Муй на канареечной нашей "Ладе" и Сомарин с пятью бойцами из службы безопасности на мидовском "Лендровере". Их юный вид заставил меня усомниться в боевых качествах этих мальчишек. Муй, с которым я поделился этими сомнениями, загадочно улыбнулся. Когда мы отъехали метров на десять от "Лендровера", в котором находились Сомарин и пять бойцов, он сказал, что каждый из этих мальчиков (сет гарсон) уже убил по десятку врагов (лезэнми) и лучше с ними не шутить.
  
  " Самое главное для самурая, находящегося на службе - общаться и заводить друзей только среди тех своих товарищей, которые отважны, верны долгу, умны и влиятельны. Но поскольку таких людей немного, следует среди многих друзей выбрать одного, на которого в случае необходимости можно полностью положиться. В целом самураю нежелательно заводить близких друзей из числа тех, кого он любит и с кем он предпочитает есть, пить и путешествовать. Ибо если он проявит к одному из них расположение и сделает своим другом, полагая, что тот будет весёлым и хорошим спутником, они могут легко повести себя непристойным для самурая образом: относиться друг к другу без должных церемоний, общаться друг с другом слишком фамильярно и ссориться по пустякам. А затем они могут помириться даже без обычных в таком случае слов. Подобное предосудительное отсутствие достоинства лишь доказывает, что, хотя внешне некоторые выглядят как самураи, сердца у них как у нищих подёнщиков".
  Юдзан Дайдодзи "Будосёсинсю"
  
  Мы выехали из города как призрачный кортеж. Уже отъехали от Пномпеня километров на восемь, когда Пашка вдруг обнаружил, что забыл дома аккумуляторы для кинокамеры.
  Всё, кажется, приехали! Очень хотелось разразиться матерком. Но вид у Пашки настолько обескураженный, что я предлагаю Сомарину и бойцам позавтракать в придорожной харчевне рыбацкого поселения Чран Чамрес. Потом вежливо объясняю Мую, что нужно вернуться за аппаратурой и мысленно посылаю Павлика в одно известное место...
  "Не мигают, слезятся от ветра
  безнадёжные карие вишни.
  Возвращаться - плохая примета.
  Я тебя никогда не увижу"
  
  Нет уж, дудки! Мы вернёмся. Не на войну едем. На съёмки. А если, что и случится - значит не судьба...
  
  Примерно через час возвращается оператор Трубин. Гвардия к тому времени наелась, успела поковырять палочками в зубах, выкурить по три сигареты, так что от моей непочатой с утра пачки "555" остались рожки да ножки. Их командир, - пацан-пацаном, - что-то сказал Сомарину, красноречиво постукивая по циферблату часов, отчего мой славный смотрящий переводчик только обескуражено зацокал языком. Потом посмотрел на меня с такой укоризной, словно я нарочно оставил дома эти злосчастные аккумуляторы, а потом послал за ними Пашку, чтобы создать осложнения экспедиции в самом начале пути.
  - Я очень сожалею, что так получилось, Сомарин, очень сожалению.
  Желание послать Павлика на три русские буквы настолько сильно, что я закуриваю последнюю сигарету и бросаю скомканную пустую пачку на обочину.
  - У Пашки жалкий вид. Он понимает, что мы потеряли час, что кто-то в городе видел наш отъезд, что вся эта пресловутая секретность полетела к чертям собачьими.
  - Прости, шеф...
  -Не надо слов, Паша. Мы и без того по уши в дерьме. С самого утра!
  
  "Высказывать людям свои мнения и исправлять их ошибки очень важно. В этом проявляется сострадание, которое больше всего помогает в вопросах служения. Однако, делать это очень трудно. Выявлять хорошие и плохие стороны человека легко и высказывать о них своё мнение тоже легко. Чаще всего люди полагают, что делают другим добро, когда говорят им нелицеприятные вещи. Если после этого к их замечаниям относятся без должного понимания, эти люди думают, что ничем не могут помочь. Это неправильное мнение. Делать так - все равно, что наставлять человека, упрекая его в слабоумии. При этом ты заботишься только о том, чтобы облегчить себе душу.
  Прежде чем выразить человеку своё мнение, подумай о том, в состоянии ли он его принять. Для этого вначале нужно поближе сойтись с ним и убедиться, что он доверяет тебе. Похвали хорошие качества человека и используй любой предлог, чтобы поддержать его. Возможно, тебе следует рассказать о своих недостатках, не упоминая его слабые стороны - но так, чтобы он сам задумался о них. Позаботься о том, чтобы он получил твой совет, как получает воду тот, кто изнывает от жажды, и тогда твоё наставление поможет ему исправить ошибки.
  Это очень трудно. Если недостаток человека опирается на многолетнюю привычку, скорее всего, совладать с ним тебе не удастся. Я знаю об этом по себе. Быть откровенным со всеми своими знакомыми, указывать другим на их ошибки и всегда помнить о том, чтобы быть полезным своему хозяину - вот что значит проявлять сострадание слуги. Но если ты просто заклеймил человека, как ты можешь ожидать, что он станет от этого лучше?"
  Ямамото Цунэтомо - "Хагакурэ"
  
  
  - По коням, хлопцы, - говорю я по-русски, и мне кажется, что только мой философический шофёр Муй понял, о чём я говорю.
  
  Путевой очерк написанный позднее для журнала "Вокруг света" мой редактор Виталий Бабенко, к которому я отношусь с глубочайшей симпатией, переименовал с "Дороги на Ангкор-Ват" на "Возвращение к Ангкор-Вату". Кто туда возвращался, я не очень понял. Но легко согласился с редакторской правкой и со сменой заголовка.Очень уж хотелось появиться на страницах самого престижного тогда журнала путешествий. Сейчас
  я решил сопоставить два варианта заметок об этой поездке. Первую, из "Вокруг света"- романтическую, парадную. И вторую, сегодняшнюю - ностальгическую, с пыльными подтёками на грязном лице автора.
  
  
  Текст из журнала "Вокруг света": "Вот уже полгода я мечтал поехать в Ангкор, но все время что-то мешало. У журналистов, работающих в Кампучии, всегда очень много работы и очень мало времени на личные планы. Смотришь, в провинциальном центре открывают новую школу, а в соседней деревне - пхуме - организовали медпункт; в Пномпене у студентов технического института воскресник, на котором ребята расчищают территорию от буйных трав запустения, а на медицинском факультете - первый выпуск. Сегодня у рыбаков на озере Тонлесап началась путина - ранним утром плывешь на длинной узкой пироге от одного заякоренного плота к другому, чтобы снять на пленку трепещущее в неводах серебро, а завтра вышагиваешь по узеньким дамбам среди рисовых чеков и даже пытаешься вместе с крестьянками жать рис, но не успеваешь войти в ритм, потому что время торопит: через три часа ты должен быть на стадионе, где состоится товарищеский футбольный матч между командами Пномпеня и Хошимина...
  - Мы сможем выехать в Ангкор послезавтра,- сказал наш гид Сомарин.- Хочу предупредить: это будет не очень-то приятная прогулка - дорога от Кампонгчнанга совершенно разбита. Ехать придется со скоростью километров двадцать в час, не больше. Правда, хорошо, что сейчас январь и не очень жарко.
  "Не очень жарко" означало, что температура воздуха на солнце доходит всего лишь до 35 градусов по Цельсию.
  ...Был сезон прахока, и воздух пропитался резким запахом перебродившей на солнце рыбы. Навстречу нам двигались вереницы двуколок, которые тянули меланхоличные буйволы. Крестьяне из деревень, расположенных вдали от реки Тонлесап, везли рис, чтобы обменять его на мелкую рыбешку и тут же, на берегу реки, заняться приготовлением прахока. Повозки небольшие, но на каждой располагалось, как правило, целое семейство.
  Прахок - непременная принадлежность кхмерской кухни. Это особым способом приготовленная рыбная масса, которую несколько недель выдерживают на солнце, отчего она приобретает острый вкус, едкий аромат и становится незаменимой приправой к вареному рису. Готовят прахок в январе - феврале, потом хранят в больших глиняных чанах. Запасов обычно хватает на год, а затем - снова в путь-дорогу. К реке...
  Мы хотели попасть в Баттамбанг засветло и поэтому, пока не кончился асфальт, мчались с приличной для этих мест скоростью - 60 километров в час. Асфальт кончился перед Кампонгчнангом...
  Полпотово воинство, никогда не отличавшееся бережным отношением к творениям рук человеческих, при бегстве рвало минами асфальт через каждые полтора-два метра. В итоге - изрытая воронками лента шоссе Љ 5 и практически ни одного целого моста.
  - Представьте себе тысячи километров разрушенных дорог, сотни взорванных мостов, уничтоженный автомобильный парк,- говорил мне Кхун Чи, министр транспорта Народной Республики Кампучии.- Представьте себе пришедшие в негодность портовые сооружения и затопленные суда; представьте себе десятки заржавевших паровозов и заросшие лианами и бамбуком железнодорожные пути - тогда вы поймете, с чего нам пришлось начинать восстановление транспортного хозяйства страны.
  За три года мы полностью отремонтировали шоссе Љ 1, связывающее Пномпень с Хошимином. Без дорог немыслимо развитие транспорта. Сегодня уже функционирует железная дорога между Кампонгсаомом, Пномпенем и Баттамбангом. С помощью советских специалистов мы наладили работу двух важнейших портов страны. Но все же основным в Кампучии остается автомобильный транспорт. Сейчас главное - это дороги...
  ...Наш шофер Муй притормаживает "Ладу", чтобы пропустить груженный щебенкой ЗИЛ. Шоссе в этом месте идет по дамбе. На обочине кучи щебня. Рабочие засыпают им воронки. Грейдер ровняет щебень, который затем заливают горячим битумом. По шоколадным спинам дорожных рабочих струится пот: сверху палит солнце, снизу пышет расплавленный битум.
  Первое колесо мы сменили в полдень, отъехав от Кампонгчнанга километров тридцать.
  - Лучше бы это случилось до Кампонгчнанга,- сетовал Муй,- тогда в городе мы смогли бы залатать баллон. Еще два прокола - и мы застрянем на дороге.
  - Ты хочешь навлечь неприятности? - рассердился Сомарин.- Теперь того и гляди полетит кардан.
  Муй обиделся.
  - Кардан не полетит,- сказал он, вытирая пот со лба.- "Лада" - крепкая машина.
  Я решил вмешаться:
  - "Лада" действительно очень выносливая машина, но не это главное. У нас прекрасный шофер, и кардан у него не полетит.
  Муй смутился, все рассмеялись, и первый инцидент с проколом завершился дружеской трапезой на обочине.
  Когда у Муя уставали руки, за руль садился Сомарин, но его хватало километров на пятнадцать. Потом Сомарина сменял я, вел машину километров пять и... сдавался, поскольку вождению я обучался на покрытых асфальтом просторных московских улицах, ездил, правда, и по бездорожью, но это изрытое воронками шоссе даже бездорожьем назвать было трудно.
  Порой встречались велосипедисты, весьма ловко маневрировавшие на искалеченной дороге. Пылили редкие грузовики, и после каждой такой встречи пыль густо оседала на наших волосах, лицах, рубашках. Но мы к этому уже привыкли..."
  
  Не журнальные записки:
  - Едем? - повторяю уже по-французски.
  Сомарин и гвардия загружаются в "Лендровер". Я сажусь рядом с Муем. Пашка устраивается на заднем сидении "Лады" и обиженно сопит. Я молчу.
  - Шеф... - начинает Павел...
  - Паша, не обижайся, но давай без объяснений. Ну,забыл аккумуляторы. С кем не случается. Вот только возвращаться - плохая примета. Не в Хошимин едем...
  Дорога Љ1, соединяющая Пномпень с городом Хошимин, - самая густонаселённая и самая безопасная по всей Кампучии. Остальные проблемны. Та, по которой предстоит ехать нам, особенно во второй день, самая опасная. Но и в первый мы должны приехать в Баттамбанг до наступления сумерек. А не отъехав толком от Пномпеня уже потеряли час. Хотя это не ралли Париж - Дакар, но для нас этот час важнее, чем для пилотов этого престижного состязания.
  
  Сначала наш эскорт поехал впереди. Но поскольку славный английский внедорожник под названием "Лендровер" пылил нещадно, а глотать красноватую густую пыль у меня не было никакого желания, то я предложил Мую ехать впереди эскорта.
  Философический драйвер сказал мне: что я, наверное, по-своему прав. Но лучше бы нам глотать пыль, чем подорваться на мине.
  - Если мы подорвемся на мине, они сразу же развернутся и умчатся прочь. Потому что там нас наверняка ждёт засада.
  - И всё же, месьё Муй, мы поедем впереди. Я люблю поиграть с судьбой. Поверь, всё будет хорошо!
  - Как скажете, патрон, - вздохнул Муй, и мы перестроились. Пашка в это время уже начал сладко посапывать на заднем сидении. Он мог спать всегда и везде, потому что по ночам много раз любил свою молодую жену. Алёнка была отменно хороша. Через несколько лет они развелись. Но это было уже потом в Москве, когда жизнь вернулась в блеклый черно-белый формат.
  
  Внимательный читатель, наверняка, обратил внимание, что в журнальном варианте путевых заметок Трубин не упоминается вовсе. Почему? В то время наши дороги сильно разошлись, но я погрешил против факта не потому, что был на него зол или обижен. Бог ему судья. Просто он как-то не вписался в композицию очерка. Это моя вина. И я исправляю эту ошибку спустя четверть века.
  
  "Говорят, что, совершив ошибку, нужно тут же её исправлять. Если это сделать без промедления, она скоро будет забыта. Но если пытаться прикрывать ошибку, события примут ещё более неблагоприятный оборот. Если ты оговорился, но тут же поправился, твое неудачное слово не возымеет плохого действия, и тебе не нужно о нем беспокоиться. Но если кто-то упрекнёт тебя, будь готов сказать ему: " Я объяснил вам причину своей оговорки. Прислушайтесь к голосу разума. Поскольку я сказал это случайно, к моим словам следует относиться так, будто они вообще не были произнесены, и поэтому винить в данном случае некого".
  Никогда не следует говорить о других людях и тайных делах. Кроме того, в разговоре всегда нужно следить за реакцией собеседника".
  Ямамото Цунэтомо - "Хагакурэ"
  
  
  До полудня оставался ещё час, когда где-то рядом прогремел взрыв. Мы ехали по мосту через какую-то речку. "Ладу" окатило фонтаном воды. Муй побледнел, если только это сравнение применимо к его лицу цвета кофе с молоком, и, вцепившись в руль, рванул вперёд. Пашка вскочил, ничего со сна не соображая.
  - Шеф...
  - Кажется, пиздец! - сказал я.
  
  "Вот и весь прикол - танец или смерть
  Или я спасён или мне гореть
  На моём пути черная дыра
  У моей мечты выцвели глаза
  
  На моём пути чёрная дыра
  На моей любви красная роса
  Вот и мой прикол - танец или смерть
  Вот и я спасён, вот и мне лететь"
  Вадим и Глеб Самойловы "Я вернусь"
  
  "Лада" перескакивает через мост и как вкопанная замирает на краю дороги. Не ударь Муй по тормозам, мы тут же остались бы без колес. Дорожное полотно - сплошные воронки.
  Позади надрывается клаксон "лендровера". Он остался на другом берегу.
  Ноги у меня не слушаются. Однако заставляю вывалиться на земную твердь, чтобы оценить ситуацию. С той стороны моста высыпала из "лендровера" моя "гвардия". Рты у всех до ушей. Им весело. Чёрт побери, им весело! Показывают пальцами в сторону реки. Смотрю на речку и ничего не могу понять. Воды не видно. Вся поверхность покрыта серебром рыбьей чешуи. Кто же так посеребрил речку? А вот и он, местный маг. Метрах в ста от нас вниз по течению стоит боец Вьетнамской народной армии с плетёной корзиной, которую он через несколько минут наполнит глушённой рыбой. На земле "калаш" и подсумок с гранатами. Ему, кажется, тоже очень весело.
  Внезапно передо мной вырастает Муй, озабоченно разглядывая колёса машины. Колёса, слава Богу, пока целы.
  А вот и ПавеП.
  - Живём, Пашка! Пиздец отменяется!
  
  
  
  В начале 80-х Вьетнам оставался одной из беднейших стран мира. Обескровленная десятилетиям войн экономика деградировала, а военные расходы продолжали расти. Содержать в Кампучии более чем стотысячный корпус было нелегко. Поэтому на линиях коммуникаций подразделения ВНА должны были сами добывать себе пропитание. Неудивительно, что несколько вьетнамских солдат, осуществлявших охрану моста через эту злополучную речку, глушили рыбу подручными боеприпасами.
  Так что нам с одной стороны очень повезло, что взрывное устройство не было лимонкой. Хотя, вряд ли вьетнамцы стали бы рисковать такими осколочными "игрушками".
  Переехав через мост, "лендровер" останавливается возле "Лады". Мои "гвардейцы" просят закурить. Достаю новую пачку "555", а заодно и бутылку водки "Луа мой". Стресс надо снять водкой. Она тёплая и противная. "Гвардейцы" смотрят на меня почти с ужасом. Пить в такую жару водку в начале одиннадцатого! В другое время Павлик тоже отказался бы от водки, но сейчас он пьёт. Давится, но пьёт. Запиваем кокосовым соком.
  Сомарин на моё предложение выпить отвечает решительным отказом. "Я не буду пить вьетнамскую водку!". С чего бы это мы вдруг стали такие патриотичные? А другой водки у меня нет. И шотландского виски тоже.
  - Потерпи до ближайшей харчевни, мон шер ами, там разживёмся самогоном или пальмовым пивом на худой конец.
  Упоминание о харчевне вызывает прилив доблести у моих "гвардейцев".
  Вьетнамский солдат собирает рыбу в реке. А мы трогаемся дальше.
  
  " Говорят, что самурай должен избегать большого количества сакэ, чрезмерной гордости и великой роскоши. Ведь когда человек несчастен, у него нет повода для беспокойства, но когда у него появляется надежда, эти три соблазна снова становятся опасными. Посмотри, как живут люди. Когда дела у них идут хорошо, их одолевает гордость, и они становятся сумасбродами. Поэтому, если в молодости судьба не благоволит человеку, в этом нет ничего плохого. Такой человек часто сталкивается с трудностями, и у него складывается сильный характер. Если же перед лицом невзгод человек начинает хандрить, он ни к чему не пригоден".
  Ямамото Цунэтомо "Хагакурэ"
  
  В Кампонгчнанге мои "гвардейцы" поели довольно плотно, опустошив все кастрюли и сковороды в придорожной харчевне. Небольшого роста худые бойцы обладали аппетитом Гаргантюа. Муй с Сомарином ели неторопливо и негромко разговаривали на кхмерском. Павлик пил пиво со льдом, а я запивал им водку со льдом.
  Не пить в Камбодже, да и во всём Индокитае, если ты обедаешь или ужинаешь в придорожных харчевнях, просто нельзя. Этому меня напутствовал накануне отъезда в Пномпень покойный Сан Саныч Каверзнев, царствие ему небесное. 100 граммов до еды, 100 - после, иначе схлопочешь хроническую диарею или чего похуже! Ну а где 100, там и двести, а потом ещё один бокал виски, чтоб москиты не кусали.
  
  "Я пью, - что говорить, но не буяню спьяну;
  Я жаден, но к чему? Лишь к полному стакану.
  Да, свято чтить вино до смерти буду я,
  Себя же самого, как ты, я чтить не стану".
  Омар Хайям "Рубаи"
  
  Пашка человек практически не пьющий. Если только обстоятельства не вынуждают. На мою слабость к Бахусу он всегда смотрел неодобрительно. Но молчал при этом. После того как я опубликовал все три очерка в "Вокруг света" он сказал мне как-то: "Никак не могу понять, Игорь, как это тебе удалось запомнить столько деталей? Ты же всю дорогу был тёплый!"
  
  Потому и запомнил.
  
  "В ночи душа вина играла соком пьяным,
  И пела: "Человек! Изведай власть мою!
  Под красным сургучом, в узилище стеклянном
  Вам, обездоленным, я братства песнь пою.
  
  Мне любо литься в рот и в горло всех усталых,
  Я бурно радуюсь, пускаясь в этот путь.
  Чем скучный век влачить в застуженных подвалах,
  Не лучше ль умереть, согрев живую грудь.
  
  Когда в воскресный день звенит от песен город,
  И, грудь мою тесня, щебечут в ней мечты,
  А пред тобой стакан, и твой расстёгнут ворот,
  И локти на столе - недаром счастлив ты!"
  Шарль Бодлер "Душа вина"
  
  Чрезвычайный и полномочный Олег Владимирович Моторин писал записки в посольскую лавку с разрешением продать подателю сей бумаги бутылку водки (0,5 или 0,7, с указанием объёмов у него было строго), предварительно долго и нудно допытываясь, а нельзя ли день рождения отметить чашкой чая. Вот такие мосторины и лигачёвы с горбачёвыми и приблизили начало конца. Собственно записок я у посла не просил, покупая в единственном "государственном магазине" Пномпеня просроченный голландский джин, о котором уже упоминал. Иногда брали в баре отеля "Самаки" (бывший "Руаяль") вьетнамскую водку "Новый рис" ("Луа мой"), иногда моряки двух сахалинских сухогрузов, с которыми мы подружились, привозили нам из Сингапура коробку "красного" "Джонни Вокера", которая имела обыкновения очень быстро пустеть. Но это так, лирическое отступление о пользе алкоголя в антисанитарных условиях Индокитая.
  
  В Поусате мы латаем ещё две шины. Бойцы снова с отменным аппетитом поглощают курицу с рисом и пьют зелёный чай со льдом. Водители сидят, закрыв глаза. Им досталось больше всего. Дорога изматывает. Смотрю, как струйки пота оставляют бороздки на моей покрытой слоем красноватой пыли коже. До Баттамбанга ехать минимум три с половиной часа. Наверняка до сумерек не успеем. Боже, храни нам Колёса! Дорога монотонна. Окрестный пейзаж с сахарными пальмами, саванной и возделанными кое-где рисовыми полями успел превратиться в бесконечную декорацию для спектакля под названием "Страсти по Ангкору".
  
  " Под вечер нам добраться надо
  До большака,
  Что долго тащится, как стадо
  Гуртовщика.
  
  Деревья в гроздьях алых пятен,
  Стволы в смолье,
  И запах яблок сладко внятен
  За много лье.
  
  Придём в село при первых звёздах
  Мы прямиком,
  И будет хлебом пахнуть воздух
  И молоком;
  
  И будет слышен запах хлева,
  Шаги коров,
  Бредущих на ночь для сугрева
  Под низкий кров ..."
  Артюр Рембо
  
  
  В Баттамбанге то тут, то там робкие огоньки плошек на рыночной площади.
  Кажется, тьма проглотила этот второй после Пномпеня город в Камбодже. Если Сайгон после Пномпеня, воспринимался нами как Нью-Йорк, то Баттамбанг больше похож на зловещие владения графа Дракулы.
  Теперь уже мы едем за "лендровером" по лабиринту тёмных улиц. Приземистое двухэтажное строение - гостевой дом для чиновников нового режима. Пару комнат приберегли для нас. Отелей в Баттамбанге в то время не было. Как и туристов. Забираемся на циновки под москитные сетки и проваливаемся в бредовые сны. На рассвете снова в дорогу.
  
  Текст из журнала "Вокруг света":
  "Дома кхмерских крестьян - это очень легкие сооружения на сваях, продуваемые всеми ветрами, если таковые возникают. Строительным материалом служат стволы бамбука и листья сахарной пальмы. Вокруг домов обычно растут бананы, оживляя своей густой зеленью нехитрое поселение, и непременно несколько сахарных пальм.
  - Когда я жил в деревне,- рассказывал Муй,- у нас было пятнадцать сахарных пальм. Они требовали постоянного ухода. Те, что растут на полях, уже одичали, и пользы от них немного. Листья идут на кровлю, из них плетут корзины, циновки. Но главное - сок пальмы. Его собирают с тех деревьев, за которыми ухаживает человек. Когда на кроне пальмы распускается цветок, к нему подвешивают бамбуковый стакан, в который стекает нектар. Стакан опорожняют два раза в сутки. Пальмовый сок выпаривают, получая сахар, можно делать из нектара и напитки: пиво, вино. В нашей деревне всегда делали много пива...
  ...После Баттамбанга пейзаж резко изменился. Исчезли кустарники саванны, не попадаются большие пальмы. Дорога идет меж бескрайних желтых полей, совершенно непохожих на лоскуты рисовых чеков в районе Пномпеня, разделенных узкими дамбами. Немного воображения - и покажется, что путешествуем мы где-то в среднерусской полосе ясным сентябрьским утром. Только сейчас конец января, и если поля в России покрыты снегом, то здесь, в кампучийской провинции Баттамбанг, недавно прошла жатва, и рисовые поля желтеют стерней, которую еще не успели поджечь, чтобы подготовить землю к очередному посеву.
  На шоссе оживленное движение. Навстречу нам из Сисопхона велосипедисты везут массу всевозможных товаров, хитро привьюченных к багажникам. Люди спешат на рынок в Баттамбанг. Временами проносятся ярко раскрашенные мотоциклы: за рулем - задорно улыбающийся парень, сзади пристроилась красавица в пестром саронге. Но самым живописным зрелищем был, пожалуй, автобус, с боков которого гроздьями свисали велосипеды, а на крыше тесно сидели веселые мужчины. Для них - в отличие от тех, кто томился в духоте внутри автобуса,- поездка была с ветерком...
  Провинция Баттамбанг слыла в свое время рисовой житницей Кампучии. Сегодня это одна из самых многолюдных провинций страны: возвращаются к родным очагам крестьяне, угнанные полпотовцами в пограничные районы Таиланда, возвращаются также те, кто был обманут маоистской пропагандой и скрывался в джунглях от "вьетнамского истребления". Люди поверили народной власти, которая пришла на помощь крестьянам в критическое для них время, когда запасы риса были уничтожены бандами, когда нечего было сеять и нечего было есть. И хотя сейчас производство риса еще не достигло уровня довоенных лет, размеры обрабатываемых площадей увеличиваются с каждым сезоном. В некоторых районах провинции на полях появились советские тракторы "Беларусь"...
  ...В Сисопхоне мы прощаемся с дорогой Љ 5, идущей дальше в сторону таиландской границы, и сворачиваем на дорогу Љ 6. Отсюда до Сиемреапа - ближайшего от Ангкора крупного города - не более ста пятидесяти километров.
  - Если повезет, через пять часов будем в Сиемреапе,- говорит Сомарин, доедая теплый и очень сладкий арбуз.
  После Баттамбанга Сисопхон кажется маленьким и захолустным. Город сильно разрушен, большая часть жителей ютится в лачугах из жести и фанеры. Главная достопримечательность городка ныне - это рынок.
  В Пномпене я беседовал с одним из работников министерства торговли.
  - Сейчас мы вынуждены мириться с таким положением дел,- говорил он. - И рынок до поры до времени останется основным источником снабжения населения. Постепенно, по мере восстановления промышленного производства и выпуска необходимых народу товаров, которые будут продаваться в магазинах по твердым ценам, мы сумеем подорвать позиции рыночных торговцев...
  При Пол Поте все виды торговли были упразднены, а ныне в Пномпене и других городах уже открыты первые государственные магазины, где можно приобрести рис, рыбу, прахок, ткани, кухонную утварь...".
  
  
  Не журнальные записки:
  От Сисопхона до таиландской границы всего несколько десятков километров. Здесь центр контрабандной торговли, если только её можно так назвать. Потому что практически все товары в Кампучии - контрабанда. По рынку слоняются какие-то мрачные личности с нескрываемым любопытством разглядывающие двух европейцев, которых сопровождают, а может, охраняют, а может, конвоируют пятеро бойцов из службы безопасности.
  К пашкиному неудовольствию покупаю несколько бутылок с крепким тайским напитком, чем-то средним между виски и ромом. Вьетнамскую водку допил ещё вчера за ужином в Баттамбанге. Поэтому тайскому аперитиву обрадовался как ребёнок. Это куда лучше, чем глотать омерзительные обеззараживающие таблетки, которыми Трубин разжился у наших швейцарских барышень.
  Где ты, моя маленькая Мари-Франс? Я вот забрался аж в Сисопхон. Который кишит полпотовскими агентами, как Касабланка гитлеровцами. Ну, ничего, прорвёмся! Первый день проехали без приключений, если не считать рыбалки с гранатой. Сплюнем через плечо. Мы уже на две трети пути приблизились к девятому чуду света.
  
  Придорожный ланч в Сисопхоне. Прохожие смотрят на нас с любопытством толпы впервые увидевшей слона. Пятеро бойцов службы безопасности, на них форма цвета кофе с молоком в отличие от обычной армейской оливкового цвета, и два странных европейца, явно не француза.
  Причём один из этих иностранцев с видимым удовольствием пьёт с утра крепкий тайский алкоголь.
  Плюс два шофёра, плюс чисто пномпеньского вида молодой человек, который к тому же говорит по-французски.
  А кто здесь из интеллигентов не говорит по-французски?
  Пол Пот, Иенг Сари, Кхиеу Самфан - все они, начитавшиеся Сартра франкоговорящие интеллектуалы с садомазохистскими наклонностями.
  А может, я слегка поспешил с выводами?
  Конечно, мы не подходим под картину импрессиониста Клода Моне "Завтрак на траве", ни под знаменитое полотно Репина "Письмо к турецкому султану", ни под Огюста Ренуара с его солнечным "Завтраком гребцов".
  Но смотримся очень колоритно. Ей Богу, я снял бы такое кино. Про второй завтрак в Сисопхоне.
  Достаю очередную пачку "555", которую гвардейцы сразу же разбирают на курево и запаску. Только что за ухо сигареты не засовывают. А так всё, как у пацанов в Советской Армии. Как говорил наш старшина: "запас жопу не е...".
  Итак, последний рывок к Ангкору!
  
  Текст из журнала "Вокруг света":
  "...Как ни старались мы одолеть основную часть пути до полудня - ничего из этого не вышло. И вот уже два часа дня, а мы все еще только на полдороге к Сиемреапу. Солнце жарит немилосердно, "Лада" раскалена, встречный поток воздуха опаляет руки и лица. Правую руку, высунутую из окна автомобиля, я обмотал шейным платком - иначе будет ожог. Муй побледнел от напряжения и усталости, окрест - куда ни глянь - ни души.
  Земля растрескалась от зноя, каналы обмелели, а в иных местах и вовсе пересохли, но меланхоличные буйволы сумели все же отыскать остатки влаги и лежат задумчиво, погрузившись по шею в кофейную жижу. Сухой сезон...
  Вдруг "Лада" резко затормозила. Сомарин, в очередной раз стукнувшись головой, сокрушенно вздохнул. На обочине дороги стояли два "джипа", в пересохшем канале колесами к небу лежал грузовик, вокруг которого суетились солдаты. Чуть поодаль пасся буйвол; на шее у него сидела белая птичка...
  Кхмеры называют буйвола "крабай". Крабаи огромны и флегматичны, но порою бывают злыми, и тогда их упрямство превосходит ослиное.
  В деревне Тасасдам, где мы остановились у придорожной харчевни, чтобы выпить пальмового пива, Сомарин и Муй завели длинный спор.
  - "Лада" хорошая машина, но очень маленькая, а крабай очень сильный,- говорил Муй, считавший, что нам повезло с задержкой в Сисопхоне.
  - Грузовик большая машина, но шофер очень глупый,- гнул свою линию Сомарин.
  - При чем здесь шофер? - возражал Муй, в котором заговорила профессиональная солидарность.- Ты бы смог наехать на крабая?
  - А зачем на него наезжать? - не понимал Сомарин.- Нужно было остановиться и подождать, пока бык пройдет...
  Когда Муй резко притормозил на дороге, я, грешным делом, подумал, что здесь совершено нападение. Небольшие банды полпотовцев временами просачиваются в глубь кампучийской территории и атакуют одиночные автомобили.
  Дорожный разбой или ночные налеты на мирные уединенные деревни потом изображаются как "замечательные успехи" полпотова воинства. Правда, иные мои коллеги из французских и американских журналов в минуты откровения признавали, что "успехи" эти весьма сомнительны, но частенько встречались мне и репортажи, где авторы пытались подать бандитов как героев. Я видел реакцию кампучийцев на такие репортажи. Как можно обелять этих изуверов, возмущались люди, когда они повинны в смерти миллионов соотечественников, когда они настолько погрязли в злодеяниях, что страх перед судом народа превратил их в зверей, забившихся в логово джунглей?
  Впрочем, в тот день на дороге Љ 6 разбойных нападений не было".
  
  Не журнальные записки:
  
  
  
  Что мне добавить? Дорога от Сисопхона до Сиемреапа была уныла, как одинокий монах, бредущий под дырявым зонтиком. Возможно, эта максима председателя Мао неуместна в данном контексте, но я очень люблю вставлять всякого рода цитаты, причём ни к селу, ни к городу. Такой, знаете ли, стиль художественной прозы " а ля театр на Таганке". И вот едем мы час, едем два...
  Почему-то на память приходят женщины, с которыми был...
  
  "Дитя, сестра моя!
  Уедем в те края,
  Где мы с тобой не разлучаться сможем,
  Где для любви - века.
  Где даже смерть легка,
  В краю желанном, на тебя похожем.
  И солнца влажный луч
  Среди ненастных туч
  Усталого ума легко коснется
  Твоих неверных глаз
  Таинственный приказ -
  В солёной пелене два чёрных солнца.
  
  Там красота, там гармоничный строй,
  Там сладострастье, роскошь и покой".И мы войдём вдвоём
  В высокий древний дом,
  Где временем уют отполирован,
  Где аромат цветов
  Изыскан и медов,
  Где смутной амброй воздух околдован,
  Под тонким льдом стекла
  Бездонны зеркала,
  Восточный блеск играет каждой гранью,
  Всё говорит в тиши
  На языке души,
  Единственном, достойном пониманья.
  
  Там красота, там гармоничный строй,
  Там сладострастье, роскошь и покой".
  
  Текст из журнала "Вокруг света":
  "...Когда к чему-то стремишься долгое время, а потом приближаешься к цели, в душе возникает некая пустота, потому что стремление уже утрачено, а постижение еще не наступило. Эта мысль пришла в голову в прохладном холле гостиницы "Ангкор" в Сиемреапе, куда мы, наконец, добрались, преодолев более четырехсот километров трудной дороги. Из Пномпеня в Сиемреап меньше часа полета, а на машине мы добирались два дня. Самолет летит напрямик над великим озером Тонлесап, а нам, чтобы обогнуть озеро с северо-запада, пришлось сделать огромный крюк. Но, как ни тяжела дорога, если бы мне предложили еще раз отправиться в Ангкор и предоставили право выбора транспорта, я вновь назвал бы автомобиль".
  
  
  
  Не журнальные записки
  Мы въезжаем в Сиемреап. Где нас никто не ждёт. Улицы пустынны. Это мёртвый город. Точнее полумёртвый. Пномпень худо-бедно оклемался. Сиемреап - туристическая столица Камбоджи, место паломничества ищущих чудес света - скорее мёртв, чем жив. На дворе конец января 1982 года. Граждане русские туристы,приезжающие сюда на экскурсию из Патайи и заполонившие ныне многочисленные отели Симрипа, как вы его нынче зовете, знаете ли вы , что одними из первых паломников приблизившихся к святыне кхмеров после свержения полпотовского режима был два журналиста из Гостелерадио СССР. Нет, конечно! И правильно! О нас уже никто не помнит. И не знает. Кроме НАС!
  "В каналах корабли
  В дремотный дрейф легли,
  Бродячий нрав их - голубого цвета,
  Сюда пригнал их бриз,
  Исполнить твой каприз
  Они пришли с другого края света.
  - А солнечный закат
  Соткал полям наряд,
  Одел каналы, улицы и зданья,
  И блеском золотым
  Весь город одержим
  В неистовом предсумрачном сиянье.
  
  Там красота, там гармоничный строй,
  Там сладострастье, роскошь и покой".
  (Шарль Бодлер "Приглашение к путешествию")
  
  
  Маленькая площадь перед зданием когда-то фешенебельного отеля. Фонтан посреди этого прежде многолюдного и праздничного пространства мёртв. Здесь вообще метафизический пейзаж, как на полотнах сюрреалиста Кирико.
  Умер фонтан, безжизненна площадь, угрюмо здание с заставненными окнами и запертыми дверьми.
  Командир моей гвардии - "он ом тре брав" или "пацан без страха и упрёка", колотит в дверь прикладом "АКМ".
  И дверь открывается. И появляется...
  Нет, не тень отца Гамлета! И не принц печального образа!
  Хотя с бутылки тайского вискаря ещё и не такое померещится.
  Из полумёртового отеля выходит даже не граф Дракула, а скорее тетка дракулиха. Такая, знаете ли, пиратка с обезьянкой на плече.
  Обезьянка эта повергает меня в священный ужас. Мордочка у неё умнейшая, а бакенбарды...
  Простите меня, Александр Сергеевич!
  
  Смотрительница или смотрящая за единственным тогда в Сиемреапе отелем "Ангкор" мадам Тирит нашему приезду явно не рада. Хотя кхмеры подобно многим жителям Юго-Восточной Азии умеют скрывать свои эмоции, раздражение на её когда-то красивом лице совершенно очевидно. Происходит словесная перепалка между Сомарином, который показывает ей бумаги отдела печати МИД и отдельный мандат за подписью месьё Хун Сена. Но, как я понял, мадам Тирит заявляет, что для неё пномпеньские бумаги не указ! Сомарин откровенно раздосадован.
  - Месьё Ига, нам нужно посетить Народно-революционный комитет провинции Сиемреап.
  Нужно, так нужно.
  
  В Народно-революционном комитете, это здесь как местный обком КПСС, выясняем, что отель занят командованием ВНА. В провинции ведётся едва ли не армейская операция; несколько крупных бандформирований "красных кхмеров" перерезали в четырёх местах линии коммуникаций. В засадах погибли десятки вьетнамских бойцов, и теперь все бандиты должны быть ликвидированы. Так что наш приезд явно не ко времени. Какие ещё съёмки, когда вокруг сплошная война в джунглях.
  Однако мандат месьё Хун Сена, третьего человека в новой партийно-правительственной иерархии, вынуждает руководство провинции оказать нам гостеприимство.
  
  
  
  Текст из журнала "Вокруг света":
  "...Когда-то туристические проспекты компании "Шелл", орудовавшей в Кампучии (торговля нефтепродуктами и туризм, по мнению заправил компании, - вещи взаимосвязанные), предлагали туристам десятки маршрутов к древней столице кхмеров и обещали комфортабельную прогулку с массой всевозможных развлечений.
  Возможно, так и было, но сегодня нет туристов в Сиемреапе. Городок, расположенный по берегам тихой речки, укрылся в тени больших зеленых деревьев и кажется погруженным в дрему...
  Немного посетителей и в гостинице, из окон которой видны вдалеке пять башен Ангкор-Вата (иногда это название пишут Ангкорвоат). Не вернулась еще в Кампучию пора туризма, прерванная с началом американской интервенции.
  На камни Ангкора, повидавшие на своем долгом веку немало войн, в последнее десятилетие падали бомбы с американских бомбардировщиков, залетали сюда снаряды и мины, с помощью которых проамериканский режим Лон Нола пытался подавить борьбу патриотических сил. К ранам на знаменитых барельефах галерей Ангкор-Вата, нанесенным временем, прибавились свежие шрамы от автоматных пуль и осколков мин. Остановились реставрационные работы, и огромные каменные плиты, извлеченные из основания храма, остались лежать на земле, поросли густой травой, а тропические дожди смыли с них номера, проставленные реставраторами...
  Потом война окончилась. Но люди, захватившие власть и назвавшие, словно в насмешку над святыней кхмеров, свой высший орган "Ангка", считали, что камни все стерпят. Людоедские амбиции функционеров "Ангки" требовали миллионов человеческих жизней, и окрестности Ангкора стали местом массовых казней и захоронений, а у подножия знаменитого храма высшие чины полпотовского режима проводили конференции, во время которых оглашались все новые указы, требовавшие истребления "враждебных элементов", "враждебной культуры", "враждебной идеологии". Здесь же звучали бредовые притязания на территории соседних государств, в первую очередь социалистического Вьетнама.
  Многое повидали камни Ангкора..."
  
  Не журнальные записки:
  Мадам Тирит с нескрываемым неудовольствием размещает нас с Пашкой в просторной комнате с двумя широкими кроватями под москитными сетками и минимумом мебели. Зато в номере шелестит лопастями потолочный вентилятор. А из душа льётся мутная и теплая вода. С наслаждением смываем ржавые подтёки красноватой пыли, которая вместе с потом покрыла коркой наши тела. Достаю из сумки свежую рубашку и застиранные до белесости джинсы. Засовываю в пакет одежду, превратившуюся за два дня дороги в нечто непотребное.
  
  Я не думаю, что, оставив грязную одежду на стуле, найду её на следующее утро выстиранной и выглаженной. Хотя в Пномпене в дни нашей с Пашкой холостяцкой жизни всё именно так и происходило. Когда нас поселили на гостевую виллу, я на следующий день обнаружил исчезновение пары джинсов и трех рубашек, которые были развешаны по спинкам стульев, (гардероба в комнате не было). В тот момент у меня просто не было времени задуматься над фактом исчезновения некоторого количества одежды. Но, когда мы вышли на улицу, чтобы загрузить аппаратуру в "Ладу", я увидел, как мои новенькие джинсы подвергаются "суровой зачистке". Стирка джинсов по-кхмерски - весьма своеобразна. На асфальт выливается ведро воды, просыпается немного стирального порошка, затем на это место раскладываются джинсы, сверху на них выливается ведро воды, просыпается немного стирального порошка, а затем изделие фирмы "Ли" тщательно трётся об шершавое асфальтное покрытие.
  После нескольких стиральных процедур новенькие из московской "Берёзки" джинсы "Ли" приобрели сначала обалденный цвет "нэви блю", а затем на них стали появляться такие модные сегодня, но недопустимые в те пуританские времена, прорехи. С рубашками заботливые кхмерские девушки из УПДК обходились бережнее.
  
  "Когда самурай, находящийся на службе, сопровождает своего господина в путешествии и они прибывают на почтовую станцию, очень важно до заката расспросить местных жителей, отметить все близлежащие холмы, рощи, усыпальницы и храмы и сориентироваться по ним, определить в каком направлении от их жилища находится открытое место и каково состояние дороги. Всё это следует сделать, чтобы, случись ночью пожар или возникни для господина необходимость спасаться, самурай знал бы дорогу и мог повести его. Ибо долг самурая состоит в том, чтобы быть бдительным и внимательным, и всё время думать о том, как сослужить любую возможную службу, для исполнения которой он назначен".
  Юдзан Дайдодзи "Будосёсинсю"
  
  В ресторане на первом этаже отеля ужинают вьетнамские офицеры. Точнее у них, по моему разумению, банкет. Мадам Тирит предлагает нам с Павликом более чем скромный ужин за тридцать долларов США.
  На тридцать американских долларов в сиемреапской харчевне я от пуза кормлю ужином всю нашу команду числом в десять человек. Потом Муй привозит нас с Пашей в негостеприимный "Ангкор" и уезжает ночевать в какой-то дом, выделенный руководством Народно-революционного комитета для ночлега людям из нашего сопровождения. В холле нас сверлят глазами несколько вьетнамских офицеров. Здесь не любят непрошенных гостей и ненужных свидетелей.
  
  "В этом мире на каждом шагу - западня.
  Я по собственной воле не прожил и дня.
  Без меня в небесах принимают решенья,
  А потом бунтарём называют меня!"
  Омар Хайям
  
  
  Ночь отчего-то провожу почти без сна. Величайшее творение кхмерской цивилизации всего в нескольких километрах от гостиницы, но нужно ждать до утра, чтобы, наконец, воочию увидеть Ангкор. Снова и снова просматриваю "кхмерскую библию" - монографию Андре Миго "Кхмеры".
  
  " ...Для величественного и сложного плана храма характерна симметрия. Весь ансамбль опоясан четырехугольным рвом 1300 на 1500 м и занимает площадь около 200 га. Большой пруд, неподвижные воды которого покрыты цветами лотоса, находится на переднем плане и подчеркивает своей спокойной красотой башни, которые вырисовываются вдалеке и кажутся недосягаемыми. Западный ров пересекает вымощенная плитами дорога. К ней ведёт площадка, окружённая стилизованными изображениями львов. Длина дороги 220 м, по краям её выстроены балюстрады в виде наг. Дорога ведёт к первой внешней ограде храма, сделанной в виде стены из латерита, длиною по внутренней окружности 800 и по внешней - 1025 м. Внутрь можно пройти через монументальный портик шириной 235 м, образованный тремя центральными башнями, которые соединены галереями с боковыми башнями".
  
  Миго написал замечательную книгу о Камбодже. Но при всей скрупулёзности описаний ангкорского храма я не мог представить и сотую часть того величия и совершенства форм этого уникального творения человеческих рук.
  
  Текст из журнала "Вокруг света":
  "С тех пор как француз Анри Муо наткнулся во время своих блужданий по камбоджийским джунглям на сказочный "мертвый город", Ангкор, или, как его называли кхмерские хроники, Яшодхарапура, столица великого государства Юго-Восточной Азии Камбуджадеши, всплыл из глубин мифологии и стал реальным географическим понятием, потеряв связь с легендой о божественном происхождении знаменитого храма Ангкор-Вата...
  Но еще долгие годы исследования шедевров древнекхмерской культуры продолжали оставаться делом отдельных энтузиастов, которые никак не могли отвоевать у джунглей каменное сокровище. И только в первой четверти XX столетия Ангкор стал постепенно превращаться в огромный музей под открытым небом, раскинувшийся на десятки километров. Начались реставрационные работы, и тихий провинциальный Сиемреап зажил бурной жизнью. Ангкор наводнили туристы, а Анри Маршалю, в ту пору смотрителю ангкорских руин, помимо реставрационных работ, пришлось заняться... частной детективной практикой. А что поделаешь, если туристы растаскивали шедевры древности...
  - Ангкор нужно всеми силами спасать,- говорит Ук Кун, работник министерства культуры, информации и прессы.- Это национальная гордость кхмеров. Пять башен Ангкор-Вата на наших знаменах - символ свободной Кампучии. Но трудность восстановления этого исторического памятника в том, что всю документацию увезли французы, после того как реставрационные работы в Ангкоре были прерваны. У нас же, к сожалению, нет реставраторов, нет опыта подобных работ. Сейчас возник новый проект спасения Ангкора. Он разработан реставраторами из Индии, Советского Союза и Польши. Уже проведены первые исследования, но работа предстоит долгая... Пока же мы пытаемся сохранить то, что осталось.
  ...Утро было солнечным, в траве стрекотали кузнечики, вода в канале, омывающем ограду храма, испещрена листьями лотосов и кажется застывшей, как и каменная громадина под голубым небом.
  Мы стояли у западных ворот храма, откуда начиналась дорога, вымощенная огромными светло-серыми камнями.
  Я не был одинок в своем волнении. Сомарин, Муй и два юных солдата, которых нам прислали для охраны, взирали на храм серьезно и отрешенно, а ведь всего несколько минут назад все весело смеялись и шутили, тесно сбившись внутри "Лады". Величие Ангкор-Вата заставляло говорить вполголоса; впрочем, говорить и не хотелось.
  Освещенные ярким солнцем, башни храма казались огромными белыми бутонами лотоса. Древние зодчие добились идеальной симметрии. С дороги можно было видеть только три башни - центральную и две из четырех, расположенных по углам. По мере приближения к храму, Ангкор-Ват рос, обретая облик человеческого творения и утрачивая символический образ высокой горы Меру, где живут боги. Но потом, когда мы поднялись по крутым лестницам на террасу главной башни и посмотрели окрест с высоты двадцати трех метров, каждого снова посетило ощущение, будто он взобрался на диковинную гору.
  От взгляда вниз захватывало дух. Огромная территория с геометрически четко расположенными дорогами и прудами, галереи первой террасы, внутренние дворики второй - все это было далеко под нами, а вверх на высоту сорока двух метров головокружительно устремлялась лотосоподобная башня, украшенная каменным орнаментом.
  Легенда гласит, что ангкорский храм - творение бога Прах Энтрейя - Индры, подарившего Ват принцу Преах Кет Малеа. Полюбившийся Индре принц был, к сожалению, земным существом и не мог долго оставаться на небесах, у бога. Но поскольку Преах Кет Малеа привык к величию небес, Индра, чтобы как-то скрасить его земное существование, велел своему зодчему - Прехписнуке построить божественный храм, подобного которому нет на земле.
  Эта легенда убедительна, по крайней мере, в одном: действительно, нет на земле второго Ангкор-Вата, как нет второго Акрополя, Колизея, как нет второго Тадж-Махала и второй церкви Покрова на Нерли...
  История не сохранила нам имен гениальных зодчих, создавших Ангкор-Ват. В отличие от легендарного Прехписнуки они были земными людьми, утвердившими в камне славу их монарха, по повелению которого было создано это чудо света. А вот имя монарха хроники увековечили. И не потому что король Сурьяварман II, правивший Камбуджадеши в первой половине XII века, был великим правителем и полководцем. Возможно, он так и остался бы одним из шеренги многочисленных камбуджадешских варманов (монархов), не приди ему в голову мысль воздвигнуть беспримерный храм.
  Строительство длилось много лет. Это был титанический труд. Подсчитано, что на Ангкор-Ват пошло столько же камня, сколько на древнеегипетскую пирамиду Хефрена. А ведь каменоломен поблизости не было...
  Над нами в высоком небе плыли белые облака. Далеко внизу шли куда-то по своим делам два монаха-бикху. Их шафрановые тоги почти сливались с пожелтевшей густой травой, покрывавшей землю по обе стороны дороги. Вода в прудах казалась зеркалами, в которых отражены силуэты башен. Два голубых зеркала в желтизне травы.
  Через два дня мы уехали. Нас ждали дела в Пномпене. Об Ангкоре можно рассказывать очень долго, но это будет уже другая история, а этот рассказ - о дороге и о стремлении один раз увидеть, чтобы запомнить навсегда".
  
  Так заканчивается путевой очерк в журнале "Вокруг света", но не закачивается эта история.
  К сожалению, во время работы над очерком, я не сумел рассказать всего, что видел и о чем думал все эти три съёмочных дня в окрестностях Ангкора. А поводов задуматься над тем, как седая история перекликалась с трагической кхмерской действительностью, было более чем достаточно. Среди барельефов, которые украшают круговые галереи этажей храма поразило меня большое панно в восточном крыле южной галереи. Сцены страшного суда, пытки, изображённые с такой необычайной изощрённостью, что впору усомниться в душевном здоровье создателей этой страшной фантазии в камне, живо напомнили гравюры и картины Босха, Брейгеля и Гойи. А ещё картины одного самодеятельного художника из центра пыток S -21, печально знаменитого лицея Туолсленг, который ныне превращён в мемориальный музей памяти жертв геноцида.
  
  "Самый обширный документальный источник для изучения Демократической Кампучии, её самое тревожащее наследие представляет собой архив из 4000 признаний, собранных в период с 1975 до начала 1979 года включительно в центре допросов в Туолсленге. Центр для допросов S -21 размещался на территории бывшей средней школы в южной части Пномпеня. Около 14000 мужчин, женщин и детей прошли через S -21 с конца 1975 до начала 1979 года. В 1975 году в этом центре было зарегистрировано лишь 200 человек, в 1976 здесь находились 1622 узника, тогда как в 1977 году их было уже 6300 человек. Хотя записи 1978 года не полны, по-видимому, в тот год в центре было зарегистрировано, по меньшей мере, 5000 заключенных. Такие альтернативы смертной казни, как тюремное заключение или "перевоспитание" в Камбодже не рассматривались. Эти 4000 признаний вызывают мрачное угнетающее чувство...
  Исследователи, работающие с этим архивом, приходят в ужас при виде такого количества боли, жестокости и загубленных невинных жизней. Эти признания вряд ли можно считать объективными историческими источниками: как-никак все они были вырваны пол пытками. За все время никто не был оправдан. Трудившиеся неподалеку рабочие, смутно представлявшие, что там происходит, описывали центр для допросов как "место (куда люди входят) и никогда не выходят".
  В центре S -21 "работало" более ста мужчин и женщин. Допросы обычно вели молодые малообразованные крестьяне; многие из них занимали низшие посты на заключительном этапе гражданской войны. Некоторые из них приступили к работе в центре после нескольких недель политподготовки.
  Машинистки, архивисты, фотографы, энергетики также работали в этой конторе, равно как и несколько преподавателей, которые были способны записывать допросы, "получать ответы для Партии" и анализировать тенденции. Самым печально известным из этих учителей был начальник центра S -21 Каинг Кек Йё (Дуч) - мужчина китайско-кхмерского происхождения из Кампонгтхома. Ранее он отвечал за безопасность в особой зоне. Подчиненных он держал в страхе, а начальство - радовал. Благодаря этому он пережил весь период полпотовского правления, в отличие от большинства своих коллег из штата центра, которые в разное время были казнены по разнообразным обвинениям"
  Дэвид П. Чэндлер "Брат номер один"
  
  "Существовали две группы заключенных: узники, обреченные на медленное угасание, и приговоренные к казни. Зависело это от причин ареста: нарушение запрета, неблагонадежное происхождение, явная нелюбовь к режиму, участие в "заговоре". В трех последних случаях арестованных допрашивали, чтобы выбить признание в принадлежности к "плохой" профессии или в своей виновности - и тогда заставить назвать сообщников. При малейшем запирательстве в центре прибегали к пыткам, причем делали это более жестоко, чем палачи любого другого авторитарного режима. "Красные кхмеры", поднаторевшие в допросах, проявляли неисчерпаемое садистское воображение.
  Самым распространенным способом было удушение жертвы полиэтиленовым пакетом, надетым на голову. Многие ослабленные заключенные не выдерживали жестоких пыток и умирали. Первыми жертвами становились женщины - им выпадали самые ужасные издевательства. Палачи оправдывали свои методы эффективностью - пытки безотказно вытягивали из несчастных "правду". В одном из отчетов о допросе написано, что сначала "заключенного допрашивали "мягко, без побоев". Однако это не давало возможности удостовериться, правдивы ли его показания".
  В наиболее серьезных случаях, когда "признания" сулили дальнейшие аресты, заключенного переводили на следующий уровень тюремной системы. Из местной тюрьмы его могли отправить в районную, потом в зональную, наконец, в центральную - Туолсленг. Конец всегда был одним и тем же: когда в результате многонедельных, а то и многомесячных допросов из заключенного выколачивали все, что было возможно, его выбрасывали, как ненужную вещь, то есть убивали - обычно холодным оружием. Здесь существовали местные особенности: например, в Трамкаке человеку ломали шею железным прутом. Крики агонии заглушались бравурной музыкой из громкоговорителей
  ... Посещение Туолсленга - бывшего лицея, обозначенного в организационной схеме ККП кодом S-21, - равносильно схождению в ад. А ведь это всего лишь один из сотен центров заключения, далеко не самый страшный, хотя в нем содержались 20 тысяч узников. В этой тюрьме были убиты только ДВА ПРОЦЕНТА всех погибших, через нее прошли всего ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ всех заключенных. Никаких специфических методов пыток, за исключением широкого применения электротока. Особенности были обусловлены статусом "тюрьмы Центрального комитета", принимавшей разжалованных ответственных работников. Это была настоящая "черная дыра", откуда в принципе нельзя было выйти живым: в общей сложности из тюрьмы освободились шестеро-семеро узников... По нашим сведениям, всего с 1975 до середины 1978 года в эту тюрьму были посажены 14 тысяч человек, из которых удалось выбить несколько тысяч подробных показаний; как свидетельствуют протоколы, во многих показаниях изобличаются видные фигуры режима.
  Четыре пятых заключенных сами были "красными кхмерами", хотя в 1978 году к ним подсадили рабочих и техников, чаще всего китайского происхождения, и нескольких иностранцев (в основном моряков).
  ...Перед следователями стояла дилемма. В одной из инструкций было сказано: "Мы считаем пытки совершенно необходимыми". С другой стороны, пытки могли привести к гибели узника до того, как он успел во всем "сознаться", а это наносило "ущерб делу партии". Заключенные были обречены на смерть, однако при пытках присутствовал медперсонал".
  Из статьи "Камбоджа: в стране немыслимых преступлений"
  
  С одним из тех, кто невероятным образом пережил кошмар Туолсленга, меня познакомили во время съёмок в этом главном политическом застенке полпотовского режима. Вот как эта встреча была описана в очерке, который я опубликовал в начале 1989 года в одной из газет.
  " ...Кто бы мог подумать, что городской лицей "Туолсленг", заполненный когда-то гомоном ребячьих голосов, станет скорбным мемориалом, где от волнения люди перестают говорить. В "Туолсленге" меня всегда потрясала тишина, нарушаемая лишь стрекотом цикад. После шумных пномпеньских улиц это был как бы иной мир.
  Несколько безымянных могил в школьном дворе. Никто не знает, как звали тех, кто в них похоронен. Когда передовые отряды кхмерских повстанцев и ВНА ворвались в Пномпень, палачи из "Туолсленга" в спешке не успели замести следы своих преступлений. Остался огромный архив. И тысячи фотографий. Заключенные особой политической тюрьмы в профиль и анфас. На груди каждого табличка: дата, номер... Сотни и сотни лиц на фотографиях. Сотни и сотни черепов, найденных в массовом захоронении поблизости от этого застенка.
  Находиться в "Туолсленге" даже несколько часов - тяжело. Тишина, жара, стрекот цикад и боль, сочащаяся из каждого кирпича в замурованных оконных проёмах бывших школьных классов.
  Работники этого музея должно быть очень мужественные люди. Не всякий способен жить в двух мирах, из которых один начинается за воротами страшного центра допросов, сразу же при въезде на оживленный заполненный пешеходами, велосипедистами и автомобилями проспект Сан Нгок Миня, а второй заканчивается в отсеке, где человек мог только стоять или сидеть, скрючившись в три погибели. Отсеки эти, наспех сложенные из кирпичей добытых из стен нескольких соседних домов, поделили некогда просторные школьные классы.
  Узенький луч солнца пробивается сквозь щель в стене, высвечивая лицо человека и кусок пола с вмурованным в него кольцом, к которому узник прикован кандалами.
  Истощённое тело этого человека умирает. И только в огромных черных глазах затаилась искорка жизни.
  - Эта картина называется "Автопортрет художника в тюремной камере", - сказал ровным тихим голосом сопровождавший нас смотритель музея. - Есть ещё и другие картины, мы можем их показать.
  Я не стану пересказывать содержание этих полотен. Скажу только, что ничего подобного я прежде не видел. Десять работ Хенг Натя - художника-самоучки, бывшего узника "Туолсленга" - не фантазии на тему Босха. Ему незачем было фантазировать, хотя и писал он свои полотна по памяти".
  
  " В провалах грусти, где ни дна, ни края
  Куда Судьба закинула меня,
  Где не мелькнёт весёлый проблеск дня,
  Где правит Ночь, хозяйка гробовая,
  
  На чёрной мгле я живопись творю,
  Всегда язвимый богом ядовитым,
  И, как гурман с могильным аппетитом,
  Своё же сердце к завтраку варю..."
  Шарль Бодлер - "Цветы зла"
  
  "Передо мной сидит смущённый человек, не зная, как и чем занять свои крестьянские руки, он теребит поля шляпы и мучительно раздумывает, с чего начать свой рассказ. У него большие черные глаза и глубокие шрамы от кандалов на щиколотках ног. Сейчас заговорит человек с картины.
  
  "Я всегда был крестьянином. Жил в провинции Баттамбанг. Из деревни я почти никогда не выезжал, не был ни разу даже в провинциальном центре. Но однажды мы с соседом поехали в уездный центр в Срахкео, нужно было обменять рис. На дороге увидели людей. Их было много. Дети, женщины, старики. Мужчин не было. Одна женщина попросила у нас кокос. Ей нужно было напоить ребенка. Сосед дал ей кокос. Тут к нам подошли несколько вооруженных людей. Кто вы такие? - спросили они. Мы крестьяне. Врете, сказал один из этих людей, вы агенты, переодетые агенты. И нас повезли в Баттамбанг. Через несколько дней сосед исчез. А меня почти каждый день били. Они требовали, чтобы я признался, что завербован ЦРУ. Через три месяца я "признался", мне было все равно, только бы не били. Потом меня привезли в Пномпень. Когда это случилось? Не помню. Тогда я уже потерял счет времени. Не помню, сколько сидел в камере. Однажды тюремщик спросил, умею ли я рисовать или лепить. В детстве дядя учил меня лепить фигурки Будды к праздникам, и я ответил, что умею.
  Нас было несколько человек. Некоторые - настоящие художники. Мы рисовали портреты Пол Пота с фотографий. Лепили его бюсты. Потом стали отливать их из бронзы".
  
  Бронзовые статуэтки Будды, Шивы, Вишну, различных персонажей кхмерской мифологии, бронзовые и медные блюда, подносы, подсвечники грудой лежат в одной из комнат музея. Их не успели пустить на переплавку. Тут же разбитые гипсовые бюсты Пол Пота , его портрет, перечеркнутый жирной полосой красной краски. Все, что осталось от иконографии"брата Љ1" ...
  
  Но вернемся к Хенг Натю. Каким образом он остался жив? Тюремный художник не разделил участи почти всех жертв Туолсленга только потому, что в панике бежавшие палачи забыли о нем. Они жгли документы, списки узников, протоколы допросов, а рядом уже гремела перестрелка. Когда вьетнамцы ворвались в Туолсленг, кроме Хенг Натя, там оставалось всего несколько узников.
  
  "Я вернулся в свою деревню. Моей семьи не было. Они все умерли от голода. Я хотел снова построить дом и работать в поле. Но не смог. Ночами я уже не мог спать. И я пошел обратно в Пномпень, прямо сюда, в Туолсленг. В центре допросов тогда начали организовывать мемориальный музей памяти жертв геноцида. В народно- революционном комитете мне предложили стать музейным художником. И тогда я начал рисовать то, что не давало мне спать по ночам".
  
  Такая вот история. Наверняка, это легенда, которую он заучил. Потому что концы с концами не сходятся. Как мог простой крестьянин, да ещё из лояльной режиму провинции оказаться в особом центре допросов S -21? Из тысяч узников этой политической тюрьмы большинство были членами КПК. А многие и высокопоставленными функционерами. В этой короткой, как вспышка молнии кхмерской революции были свои троцкие, бухарины, зиновьевы и каменевы, свои радеки и бабели, блюхеры и тухачевские. Революциям свойственно пожирать своих детей. Так что рассказ Хенг Натя был идеологически правильным. Но вот насколько правдивым? Кратины же его кошмарны. На одной озверевший человек в черной пижаме и обмотанным вокруг шеи хлопчатобумажным шарфом - крама в мелкую красную клеточку клещами вырывает сосок у кричащей от боли обнажённой женщины, в то время как второй засовывает ей в рану скорпиона. Ну и так далее. А чего стоит панно во всю стену большого зала - выложенная из человеческих черепов карта Камбоджи, прочерченная кровавыми реками. Признаюсь, мне было муторно посещать бывший школьный лицей Туолсленг, превращённый "красными кхмерами" в Центр допросов S -21. Также как с отвращением посещал мавзолей с саркофагом нашего фараона. Что делать, если вьетнамские, монгольские, лаосские и кампучийские делегации журналистов, (я обязан был их сопровождать), требовали, прежде всего, визита в Мавзолей Ленина, а потом уже всё остальное.
  Я слишком люблю жизнь и бегу от малейшего дуновения ауры смерти. Но судьба моя распорядилась так, что большая часть моей жизни пришлась на "горячие точки", где ты всё время пребываешь в странном состоянии бесшабашности на грани безумия и порою смерти.
  
  "В ситуации "или - или" без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть, не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью. Сделать правильный выбор в ситуации "или-или" практически невозможно".
  Ямамото Цунэтомо - "Хагакурэ"
  
  Сначала, буквально всё в Камбодже я принимал на веру. Потом стал в чем-то сомневаться. Рассказы жертв полпотовского режима словно были написаны под копирку. А может быть просто мой славный переводчик с кхмерского на французский месье Ук Сомарин "лепил горбатого" под одно идеологическое клише. Всё там было очень и очень непросто.
  Особенно отношения кхмеров с вьетнамцами. Назвать их настороженными - это мягко сказано.
  
  В последний день наших съемок в храмовом комплексе Ангкор-вата в районе соседних руин другого храмового комплекса Байон случился бой между отрядом "красных кхмеров" и частями вьетнамской народной армии. Бой был жарким. У нас временно позаимствовали, скорее реквизировали, канареечную нашу "Ладу" возить раненных бойцов в госпиталь Сиемреапа. Самое любопытное заключалось в том, что моих "гвардейцев" куда-то в это время как ветром сдуло.
  Это было горячее дело, но я накануне траванулся перебродившим пальмовым пивом, а с утра ещё нанюхался плесенно-гнилостного духа исходившего от экскрементов летучих мышей, гроздями свисавших с потолков храмовых террас. Мне было так плохо, что даже если бы стреляли в метрах десяти, адреналина в моей крови не прибавилось. Я лежал на какой-то засаленной циновке на низеньком топчане в придорожной харчевне, расположенной возле центрального входа в храмовый комплекс Ангкора и безучастно наблюдал, как вьетнамские коммандос на американских виллисах мчатся на подмогу своим бойцам, на ходу пристегивая штык-нож к стволам АКМ. В джунглях это лучшее оружие, когда внезапно на тебя выползет мальчишка в черной пижаме с розовым платком-крама вокруг тощей как у цыплёнка шеи. Вот тут-то не теряйся, всади ему штык-нож в тощий живот, крутани слегка, услышь предсмертный взвизг "красного кхмера". Пуля - дура, а штык - молодец! И не жалей этого мальчишку, мой неизвестный вьетнамский даньти! Попадись к ним в плен и они разрежут тебя на кусочки. Будут делать это медленно и с наслаждением.
  Я никогда не мог понять откуда у кхмеров, да и у вьетнамских товарищей этот врожденный садизм. Такие доброжелательнве, улыбчивые, услужливые к европейцам, американцам, латиносам и даже к неграм. В Сайгоне от их черного секса осталось полно роскошных метисок и мулаток с характерным вьетнамским разрезом глаз. Дети войны, которых ненавидят северяне. Они мечтают уехать в Америку, куда убрались, если остались живы, не ведающие о своих вьетнамских отпрысках "джи ай".
  
  Через десять лет, когда судьба вновь забросила меня в Индокитай, во Вьетнам, я уже не встретил в Хошимин-сити, моём Сайгоне, этих роскошных метисок и мулаток. Говорят все они уехали в свою Америку, а может быть и не уехали... А просто не попались мне на глаза. А может быть они перестали казаться роскошными, постарели как я. И яркость их поблекла.
  
  Так откуда же у этих улыбчивых людей такая звериная жестокость друг к другу? Войны из века в век. Кхмеры воевали с тайцами, вьетнамцы с китайцами. Потом вьетнамцы воевали с кхмерами, но сначала они уничтожили империю тямов (чамов) и те бежали в Камбуджадешу, где остатки когда-то великого народа живут на берегах Меконга. Камбуджадеша простиралась до Южно-Китайского моря, которое вьетнамцы до сих пор официально именую Восточным. "Никакого китайского моря нет. Это наше море". Вьетнамцы усиливались и как цунами захлестнули юг полуострова до самой дельты Меконга. Камбуджадеша стала приходить в упадок. С севера её рвали тайские армии, с юго-востока вьетнамские армии. Появление французов камбоджийские монархи восприняли как должное. Они устали воевать. А вьетнамцы, напротив. Да, их верхушка вступила в сделку с французским генерал-губернатором. Да, император Бао Дай до последних дней сибаритствовал в роскошном особняке на одном из живописных холмов в окрестностях курортного местечка Нячанг. Да, множество ханойских и сайгонских старичков до сих пор вспоминают "золотые денёчки", проведённые на Монмартре. Да, да, месье, мы учились в Сорбонне. Вы тоже учились в Сорбонне? Нет, я не учился в Сорбонне. Французскому языку меня учила Татьяна Николаевна, молоденькая преподавательница МГУ, которую мы вводили в краску, спрашивая, как перевести текст песенки Сержа Гензбура "Жё тэм, муа нон плю". Я был плохим студентом и мой французский оставлял желать лучшего, но объяснять этим симпатичным старичкам, что я не учился в Сорбонне, и что мой французский отнюдь не парижского разлива... Зачем огорчать этих симпатичных интеллигентов с Монмартра? Ещё пару бутылочек пива и арахисовых орешков! Ви, ви, месье, жетюди а Сорбон, ком ву. Силь ву пле, ун вер биа "тран труа"! (Да, да, месье, я учился в Сорбонне, как вы. Пожалуйста, стаканчик пива "33"!)
  Павлик Трубин при этом только хлопал глазами.
  
  А сейчас он сидел красный от злости и готов был глазами сожрать приставленного к нам молоденького, а может быть и не очень (у вьетнамцев возраст по лицу определить сложно, до пятидесяти они почти мальчики, а потом старички) младшего офицера, приставленного к нам командованием армейского подразделения, вступившего в бой с "красными кхмерами". Сначала они на время реквизировали нашу "Ладу" вместе с шофёром Муем, потом сказали, что снимать военных категорически запрещено и хотели забрать нашу камеру, но Пашка скорее совершил бы себе харакири, чем позволил, пусть даже на время, отобрать французскую кинокамеру "Эклер". Я сказал об этом Мую, и наш водила-полиглот на беглом вьетнамском перевел мой лживый спич: "мы советские тележурналисты, и, конечно, понимаем политический момент. Никаких съёмок. Никакой войны. Никаких вьетнамских бойцов. В Народной Кампучии уверено набирает силу процесс национального возрождения". Старший офицер посмотрел на меня с нескрываемой злостью и что-то протренькал Мую. Са ва, месье Ига, сказал мой склонный к философствованию драйвер. И уехал с тремя ранеными вьетнамскими бойцами в госпиталь Сиемреапа, предварительно застелив салон полиэтиленовой пленкой. Той самой, которую я тащил Пашке через поле смерти под проливным дождём. А сейчас нам приставили моложавого офицерика, который не сводил глаз с Пашки и его кинокамеры. Трубин, сказал я, отставить, кина не будет! Вспомни, как плохо тебе было после швейцарской "вельяминовки", которой мы обожрались в "черный понедельник". Так вот, мне сейчас ещё хуже. Похоже, Павлик, я умираю.
  - Всё шутишь, шеф, сказал тогда мне Пашка, с нескрываемой злостью в голосе.
  Ему всегда хотелось снять кусочек войны, которой нам не досталось.
  
  Помню как-то в самом конце января мы ехали в соседнюю с Пномпенем провинцию снять очередной сюжет о кампучийской деревне. Зимний урожай риса был собран, стерня засохла, земля под ней высохла и растрескалась. В это время крестьяне поджигают стерню, чтобы очистить поля для весенней пахоты, когда прольют первые муссонные дожди. Мы ехали по дороге номер 4 в сторону Кампонгсаома. Неожиданно в нескольких местах рвануло взрывами мин. Это были обычные миномётные снаряды, которые почему-то не взорвались в ходе боёв, а вот теперь под воздействием огня сдетонировали.
  - Паша, сними последствия войны.
  - Шеф, а почему бы нам не сделать репортаж с границы? - спросил Трубин. - "Красные кхмеры" долбают с тайской территории по мирным крестьянским полям.
  - Нет, Паша, пусть это делают другие. Ты же знаешь, ложь всё равно вылезет когда-нибудь. Позже или раньше. Мы снимаем жизнь, такой, какая она есть. Вот когда "красные кхмеры" из засады подбили из засады автобус с советскими докерами, а истекающий кровью кхмер всё же довёл машину до вьетнамского поста, нас там не было. И считай, нам тогда очень повезло. А то оказались бы как те парни, светлая им память, в цинке. Я прошу тебя просто снять панораму рисового поля с рвущимися минами.
  Я видел его огорчённое лицо. Но тогда Трубин смирился с мыслью, что героического репортажа не будет. А сейчас он чувствовал близкий бой. И всё его существо рвалось к кинокамере, на которую с напряжением смотрел вьетнамский офицер.
  Но это была чужая война, в которой мы не имели права на съёмку.
  
  Вечером, нам было предложено покинуть Сиемреап. Сомарин казался растерянным. И я понимал его. Кхмеры всё еще не были хозяевами в своём доме. Здесь всем руководили вьетнамские советники, за которыми стояла стотысячная Вьетнамская Народная армия. Так что, на войне, как на войне.
  
  И снова двухдневное путешествие, сначала до Баттамбанга, где мы затовариваемся контрабандными сигаретами, пивом и полюбившимся мне тайским алкоголем. Ночь я провожу в пьянстве, обливаясь потом. С утра, вылив на себя несколько черпаков теплой с тухлятинкой воды из стоящей во дворе нашего караван-сарая железной бочки, загружаемся в "Ладу" и мидовский "Лендровер". Моя гвардия загружает в "ровер" нескольких разбитных девиц. Мне то, что за дело. Пусть развлекаются в дороге.
  Всё равно, как сказал Муй, подорвись мы на мине, защищать нас они вряд ли станут. Здесь жизнь человека ничего не стоит. Слишком много людей здесь убили всего за три года.
  
  "Когда бы смерть моя полезной
  Была чуть-чуть для всех людей,
  Поверьте, сам рукой железной
  Порвал бы нить судьбы своей.
  До сей поры от юных дней,
  Я сам не замышлял плохого,
  Так что погибелью моей
  Не потрясу ничьи основы".
  Франсуа Вийон - из "Завещания"
  
  Дорога была столь же уныла, утомительна, но всё же это была дорога к дому.
  Мы выполнили задание. Паша отснял ещё три тысячи метров "кодака". (Благо киноплёнки к тому времени у нас было много, да и Ник Ник оставил тысячи две для своего фильма). Спустя два года в Москве мне не удалось обнаружить и пяти кадров из этого метража). Ник Ник ссылался на Лосева, режиссёра его картины и монтажниц. Фома на Ерёму. Ерёма на Фому.
  Мы вернулись в Пномпень живы-здоровы. Единственными, кто был искренне счастлив от нашего возвращения - жёны. Остальные или мрачно завидовали, или были откровенно раздражены. Как мне показалось, (правильно показалось), именно это обстоятельство донельзя расстроило весь посольский синклит.
  
  "Ничто не причиняет больше страданий, нежели сожаление. Все мы желаем от него избавиться. Однако, когда мы воодушевлены или подавлены, мы действуем опрометчиво. Впоследствии воспоминания о безрассудном поведении заставляют нас раскаиваться, и тогда мы чувствуем сожаление. Поэтому мы должны стремиться к тому, чтобы никогда не падать духом перед лицом невзгод и чрезмерно не радоваться, когда нас сопутствует удача".
  Ямамото Цунэтомо - "Хагакурэ"

Оценка: 5.49*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015