ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Раченков Евгений Александрович
Дворниченко Александр

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ... так я не стал "зэушником", то есть стрелком ЗГУ-1, стоявшей на КАМАЗе ... тогда же, в марте 87 г., кажется 17 числа, обстреляли нашу колонну, выехавшую в Хайротон, погиб - старший лейтенант Мирсков Александр, но под обстрел попали в районе моста перед Джабаль - Уссарадж ...

  Расскажу немного о себе. С чего начать? Наверное, с первого дня. В нашу часть я попал 9 ноября 1986 г., в тот же день когда рано утром прилетел из Союза. Примерно часа 3-4 провел на пересылке, затем "нарисовался" зам. нач. штаба - ст. пр-к Роздобудько (ты его уже не застал) и отвел меня и еще пару "молодых" в часть, через "взлетку", потом немного до КПП (дорогу ты знаешь - на зарядку наверное не раз бегал) и вот мы в части.
  Поселили в нашем же модуле, только в помещение напротив, там в то время находился ремвзвод, который как раз был в "колонне". Старшим у нас был сержан-узбек, фамилию сейчас не помню, его в феврале 1987 г. за кражу перевели в Баграмскую роту. На следующий день велели мне побриться, а то я до этого 10 дней провел на пересылке в Чирчике, вид у меня был соответствующий. В умывальнике разговорился с одним бойцом - как выяснилось "дембелем" из ремвзвода Остапенко.
  Его видно впечатлил мой внешний вид, а может что еще понравилось, но уже через час я сидел в комнате их комвзвода (это слева от ленкомнаты "зэушником", то есть стрелком ЗУ-24, стоявшей на "КАМАЗе", которым рулил мой нынешний, а тогда еще неизвестный друг - Наиль Рахмаулин. Командиром взвода был ст. л-нт Соколов, а замкомвзводами были пр-щики Перекипный и Колыбельский, обоим лет по 25-27, оба из "краснодарско-ставропольских" краев, то есть считали себя казаками и вели соответствующий образ жизни.
  Командиром части был майор Степанян (из Грозного), замполитом - майор Козлов (сейчас живет в Одессе), начальником штаба - к-н Волкогонов. В тот же день меня перевели в ремвзвод, из бойцов в части на тот момент был только "аккумуляторщик" Бурцев, на тот момент уже "дед", как выяснилось мы из одной и той же учебки, даже общие знакомые нашлись.
  Через пару дней приехала "колонна", вот тут то я и познакомился с бойцами ремвзвода, большую часть из которых составляли узбеки и казахи. Надо заметить что эта тенденция наблюдалась во всем батальоне, так как до зам.нач.штаба Роздобудько (см. выше) эту должность 2 года занимал прапорщик-узбек, который и набирал в основном своих земляков. Ничего не имею против выходцев из Средней Азии, но в то время достали они меня сильно, так как были в большинстве и имели хорошую привычку вступаться друг за друга. Из славян в ремвзводе был только Бурцев и такие-же "духи" как и я - Вася Сашин из Орловской области, Миша Спирин из Волгоградской области, Жора Парадня из Белоруссии, его земляк Саня (фамилию не помню) по кличке Бабушка, Саня Филимонов из Нижегородской области. Был еще моего призыва казах Ишпанов, имя не помню, звали все его Ишпанычем. Напротив нашего взвода находился хозвзвод, командовал им пр-щик Рома, молодой, лет 20, он на сверхсрочную остался, до нас где-то в Джелалабаде сержантом служил. "Дедовщина" на тот момент в ремвзводе и хозвзводе процветала, бить меня не били, но "полетать" мне довелось.
  А в середине декабря выяснилось, что в планшетной роте не хватает двух бойцов, Степанян дал команду и Соколов скрепя сердцем отдал меня и Филимонова Саню. Меня понятно почему - в ремвзводе все были "камазистами", а у меня даже прав не было, а Филимонов, кажется сам попросился - в планшетке "дедовщина" была послабее. "Деды" ремвзвода новость эту восприняли болезненно, пообещав добиться моего возврата, да и Соколов тоже что-то там о временном переводе говорил, провели меня с напутствием не поддаваться их "дедам", и главное - не ходить на боевое дежурство на КП, то есть не становиться за "планшет", так как после этого перевести меня обратно будет невозможно.
  Вот с таким настроением я и попал в планшетную роту. Я к чему это так подробно рассказываю - станет понятно почему у меня не заладилась служба в роте и "дембельнулся" я последнюю очередь. Командиром роты был ст. л-нт Галимов (татарин, звали его Шавкат - Саша), жил он в комнате справа от "ленинской" со своей женой Тамарой. Командирами отделений были Саченко и Савчук, старшиной - ст. пр-к Дзизинский Александр. Савченко Александр (он же Железный) - из Киевской области, кажется из Белой Церкви, Савчук (он же Деревянный) - из Белоруссии, Дзизинский - то-ли из Фастова, то-ли из Василькова (оба городка в Киевской области). Замполитом был молодой лейтенант, фамилию не помню, его потом перевели в Баграм, ростом был - метр с кепкой, я в силу несоответствия моей и его весовым категориям даже не смог ему ответить, когда он мне раз по носу врезал.
  А было это буквально через пару дней после моего перевода: сначала я дал "бамбулей" своему сержанту - Кузьменко (родом из Чернобыля, пока он служил его родителей из 30-ти километровой зоны куда-то выселили, он даже не знал куда после "дембеля" ехать), затем "черпаку" - Чурикову Сане (он из Караганды, откуда родом был и Наиль). Кузьменко "настучал" на меня Галимову, мол молодой "оборзел" - командиров не слушается, тот вместе с замполитом завели меня в бытовку, разговор был типа "ты такой борзый", который через 15 секунд перерос в драку. Галимову я "настучать" по роже успел, а вот замполиту не смог, он вдвое меня меньше был. Как ни странно закончилось все это для меня сначала очень хорошо - Галимов не обиделся и принял решение сделать меня сержантом, вернее ему эту идею подсказал Железный.
  Но в мои планы это не входило, я тогда еще не сомневался что получиться вернуться в ремвзвод. Начал заниматься на тренировочном планшете, а когда меня попытались поставить на БД я просто отказался. Сначала погноили немного на нарядах по кухне, чередуя их с нарядами по роте. Особо не сложились у меня отношения со старшиной - Дзизинским, кличка Пузырь, с Савчуком отношения были нормальные, с Железным - напряженные, но без подлянок, он все видел во мне своего помощника - сержанта. Где-то в начале марта 87 г. Дзизинский уехал в отпуск, меня поставили дежурным по роте, это при том что на тумбочке у меня стояли "деды" - Акимов и Ханин Саня (Кузя-маленький из Ульяновской области). Но вернулся Дзизинский - и в тот же день меня отправили в наряд на кухню, так что карьеру сделать мне было не суждено. Тогда же, в марте 87 г., кажется 17 числа, обстреляли нашу "колонну", выехавшую в Хайротон. Погиб нач.прода старший лейтенант Мирсков Александр. Колонна шла на Хайротон, но под обстрел попали в районе моста перед Джабаль - Уссарадж, Саня был ранен и умер в санбате на операционном столе. У него была пробита аорта и кровь уходила во внутрь, ему влили 2,5 л. плазмы, но это не спасло, он умер через 50 минут после ранения. Если бы пришла вертушка из Баграмы, то его могли бы спасти, так как в Санбате делать операцию такого рода запрещено(рассказал подробности боя прапорщик Вадим Колыбельский, он ходил старшим колонны).
  Чуть позже у меня состоялся разговор с Соколовым, после чего стало понятно что в ремвзвод я не вернусь, так как между его командирами и Галимовым существовала вражда, а без его согласия сделать что-либо было не возможно.
  И опять пошли мои наряды по кухне-роте, караулы и т.п. Побывал на "губе" в Теплом Стане, в общем закрепилась за мной недобрая слава. Была у меня слабая возможность перейти в "полтинник" - 103 дивизию ВДВ, она рядом со взлеткой находилась, там в военторге работала подруга моей матери, она несколько раз приезжала меня проведать и знала о моих "залетах", сама же и предложила (для нее это не сложно было), сама же и отказалась от этой мысли. Оно и понятно - случись что со мной - как бы она моей маме в глаза смотрела.
  Примерно в июле 87 г. заменился Железный, а его заменщик (я так и не вспомнил его фамилию) предложил мне пойти на БД. Я на тот момент уже подустал в наряды ходить и согласился, стоял я за планшетом 1 РЛР, то есть за Баграмской ротой. Хорошо помню Басира, толстый такой, родом из Пули-Хумри. У него еще посредине черепа борозда проходила (внешне не видно из-за волос, но рукой нащупать можно было), говорил что след от пули. Я даже как-тро грешным делом хотел его "грохнуть", и общем-то за дело.
  В хозвзводе служил Андрюха Ратанов, он из г. Гай Оренбуржской области, а в моем отделении был Идельбаев Игорь (родом с юга Башкирии, там до г. Гай - 100 км). Ратанову нужно было обменять 15000 афушек а чеки, Идельбаев сам вызвался сделать это через Басира, тот деньги взял, а чеки не вернул. Я с ним попытался по-хорошему, но он сразу же пошел стучать дежурному по КП. Решили с Игорем его подстеречь ночью и "грохнуть", но потом отказались от этого - слишком большой риск был. Оно наверное и к лучшему. На дежурство я ходил до 14 апреля 88 г., ночью на пол-часа раньше ушел с КП (Баграмская рота работала не постоянно, а периодами по несколько часов, может помнишь), а утром дежурный по КП "стуканул" комбату и меня опять повезли на "губу", но там не приняли.
  Обратно шли пешком из Теплого Стана, конвоировали меня Игорь Сайковский (из Белоруссии) и Савчук. По пути встретился какой-то бача, начал нас поздравлять, из его разговора мы поняли что накануне Горбачев в Женеве подписал соглашение о выводе войск из Афгана. Оставшее время я уже на БД не ходил, а строил вместе с другими "дембелями" забор от КПП и до складов (я его начинал, там у основания заложена капсула - банка от сгущенки с нашей запиской, интересно - осталось ли что от нее и забора) и ходил в наряды. "Дембельнулся" я 28 мая, вместе со мной улетели Игорь Идельбаев.
  Саня Филимонов (г. Арзамас Нижегородской области) и Саня Малинов он практически всю службу просидел на ПВНе, родился и живет в Москве.
  В батальоне было 8 КАМАЗОВ - 5321, те это КАМАЗы на которых служил Равиль я не знаю, номера не совпадают, но вполне возможно что это те же, кроме подбитых. ЗУ-23 стоял на КАМАЗе ?54-72 ПО, КАМАЗистом как я уже писал был Наиль Рахматулин из Караганды, сейчас проживает в г. Реговот Израиль, но зная его характер думаю что скоро он окажется где-ни будь в Канаде. На капоте КАМАЗа была надпись "Машина имени рядового Жмуренко Николая Павловича, кавалера ордена Красной Звезды". Еще на одном КАМАЗе стояла ЗГУ-шка, она видна на фото. Правда качество у фотки слабое, а надпись на капоте закрыл собой Миша Сайковский, но у меня есть еще одна фотка, там тоже плохо видно, но имя Николай просматривается. Надпись аналогичная той, что и на КАМАЗЕ 54-72 ПО, только фамилия и отчество бойца другие. О том как погиб Жмуренко Коля я слышал от "дедов", которым рассказывали их "деды", о том что он умер уже в госпитале, что он одессит я не знал.
  А примерно зимой 1988 г. получили бронированный, на нем по-моему Миша Спирин ездил, но может и кто-то другой.
  Вот такая история моей службы.
  http://www.odnoklassniki.ru/user/35881251829
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018