ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Раченков Евгений Александрович
Отправка в Афган.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.25*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сегодня в Ферганской учебке микродембель. Отправка за речку, в Афганистан ...


Моим друзьям с кем я служил в Кабуле, и всем прошедшим Афган

посвящаю. Имена и фамилии реальные, некоторые с течением времени,

вымышлены.

Отправка в Афган.

  
  
  
   Сегодня 03.05.1988 года в Ферганской учебке микродембель. Мы надели кожаные ремни, согнули бляхи. Отправка за речку, в Афганистан. И военный праздник День ТУРКВО.
   Этой ночью все уже знали, что завтра отправка, хотя это было скрытой тайной. После отбоя наша первая рота по русскому обычаю приняла на дорожку. В моем третьем взводе, у Николая с Украины жили родственники в городе, скинулись, купили девять литров самогона:
   - Гулять, так гулять - говорит Еря, от фамилии Ерёмин, - в Афгане рубли не нужны.
   - Это почему? - спрашивает Басараба, занюхивая хлебом.
   - Потому, что там чеки военторга, и афгани, рубли только в банке, отвечает Кобзев Игорь, поднимая стакан и выпив залпом, прозрачного как слеза первача.
   Митин Олег наливает стакан и подает мне:
   - Ну, чтобы все живые вернулись, - выпиваю и ставлю на подоконник стакан, который служит своеобразным столом, беру хлеб и маленький кусочек сала, закусываю, все на мгновение задумались.
   - Хорошо бы всем в месте попасть служить, - говорит Коломыц Сергей, смачно крякнув, после порции спиртного, в один батальон.
   -В месте, всегда легче, - это мой земляк, с одного города, Абдурахманов Самат.
   Дульский Юрий уже немного окосевший от выпитого,
   - За нашу дружбу, опрокидывает в горло следующий стакан.
   - Да, наш взвод самый дружный.
   Потом стали ходить по казарме, в другие взвода, выпивать, общаться с друзьями и знакомыми. Гудела и гуляла вся казарма, вся первая рота. С права от нас пели песни под гитару, с лева кто-то, рыгал, высунувшись в окно, в сторону штаба. Но веселье продолжалось, всем было всё равно завтра в Афган.
   Где-то под утро уже начало светать, командир второй роты, был дежурным офицером по штабу, всех спалил:
   - Вот, мол, пьяные, - то да сё, сообщил ротному и т.д. и т.п.
   Утром, после подъема ротный нас построил, зло на нас глянул
   - Ну, всё думаю, достанется нам.
   Как ни странно, сказал:
   - Десять кругов вокруг части, быстро протрезвеете, потом на завтрак. Сержанты командуйте! И зашёл в свой кабинет.
   - Кто с будуна, а кто не выспался, с пьяными лицами вышли строиться на зарядку. Но всё-таки пробежали десять кругов, хмель как рукой сняло.
   Перед завтраком на построении полковник, зам по тех части, нам сказал:
   - Я всё понимаю по русскому обычаю нужно выпить на дорогу, но напиваться то зачем.
   - Само как-то получилось, сказали братья близнецы Смыки.
   Рота заржала как стадо жеребцов.
   - После завтрака отправка, сообщил офицер.
   Позавтракав, поступила команда строиться, зачитали списки, где была и моя фамилия, дали время получить вещь мешки, собрать личные вещи. Выдали памятки воину интернационалисту, где кратко были описаны сведения о государстве, к тому времени - это РА, об устое жизни, праздники, краткий словарь терминов и т.д.
   Построение перед ротой, прощание с друзьями, офицерами, команда к машине.
   Командир отделения ефрейтор Рома Ким, не как не мог правильно выговорить мою фамилию, всегда говорил:
   - Курсант РАченков. - Я повторял:
   - Не РАченков, а РаченкСв, - и мы всегда смеялись.
   А здесь прощаясь он расчувствовался и говорит:
   - Не РАченков а РаченкСв счастливо тебе.
   - Я тебе напишу на твоё имя! И мы расстались друзьями. Потом из Кабула я им написал и мои друзья успели мне ответить. Ферганский 94 отдельно понтонно-мостовой полк, в.ч. 06901, расформировали в мае 1988 года, на Нечерноземье в город Глазов или Тлазов, не помню точно.
   На машинах отвезли на ферганский аэродром. Перед посадкой, командир батальона каждому солдату пожимал руку, смотрел в глаза и говорил: "Возвращайтесь скорее".
   Кобзев Игорь говорит:
   - Я теперь руку месяц мыть не буду, с командиром батальона за руку попрощался.
   На ферганском аэродроме ждём посадку. Подали самолет Ан-12, открылся посадочный люк ...
   Смотрим, подходят ещё рота из другой учебке, одни не русские. Их тоже построили на посадку в самолет, но места только по правому борту. Нас первыми, разместились, им садиться некуда, они растерянно смотрят на нас, уселись на пол. Пилоты объявили взлет, летим. Горемыки как-то подозрительно смотрят на нас, переговариваются.
   Тут один из них, наверное, самый наглый, сидеть на полу надоело, встаёт, подходит к одному муляке, берёт за руку и выдёргивает с его места, невозмутимо садится, втискивается между парней с первого взвода. Они обалдели от такой простоты, вытолкнули его, вылетел как пробка из бутылки.
   И тут началось, Подходят и к нашему взводу, берут за руку Шульца Женю, тот растеряно хлопает глазами. Кобзев Игорь ему кричит:
   - Шульц не вставай!
   - Дай ему в бубен! Подсказывает Еря.
   Я и моя команда встаем, идем впрягаться за Женьку.
   - Придержите парни места, говорю я.
   Началась потасовка, которая продолжалась бы, наверное, весь полет, но выскочили летчики начали кричать на нас, типа:
   - Придурки, из-за вашей драки раскачивает самолет и он может разбиться.
   И в подтверждение Ан-12 накренился на бок, нас резко дёрнуло вправо, кто попадал, кто удержался. Бабаи сначала начали галдеть, наверное испугались, а потом притихли и сидели смирно. Открыли вещмешки, стали есть свой паёк. Бросая банки мусор на пол, недовольно озираясь по сторонам.
   - Ну и засранцы, сказал Хрущ Николай, едят и тут же мусорят.
   Смотрим в иллюминатор, пролетаем над долинами, видны какие-то строения. Появились высокие горы, снежные верхушки поднимаются выше облаков, вот и многоэтажные строения. Самолет накренился в сторону, стал делать круги, снижаясь по спирали, при этом отстреливая ракеты в разные стороны. Приземлились, летуны объявили,
   - Самолет совершил посадку в Кабуле.
   У борт проводника глаза округлились, когда он увидел этот срачь,
   - Не выйдете пока не уберёте за собой, - сказал сидячим на полу. Они мало-мало прибрали за собой.
   Выходим, нас встречает офицер, на нём выгоревшая экспериментальное и кепка жёлтого цвета, указывает место построения. Строимся, отправляемся со взлётки на кабульскую пересылку, мимо модулей к палаткам. На пересылке много скопилось людей военных, гражданских, а борта всё прибывают и прибывают.
   - Не хотелось бы тут проторчать неделю, говорит Митин.
   - Вон и палатки с двух ярусными кроватями стоят, говорю я.
   Жара стоит, сильно хочется пить.
   - Надо бы воды набрать, сказал Игорь, показывая на модуль.
   Пошли в модуль, дневальные нас не пустили,
   - Идите на улицу к курилке, там вода.
   А там толпа прибывших из Союза, все бьются за воду. Сначала не поняли, а потом увидели, из окна умывальника проведена тонкая медицинская шлангочка, из которой бежит водичка.
   Отстояли очередь, набрали воды, через какое-то время опять охота пить.
   - А, потерпим, не умрём! - говорю я.
   Шлангочка обросла бойцами еще больше.
   - Это прикол какой-то, - сказал Серега Коломыц - пока вода наберётся, выпил и опять в очередь вставай!
   Мы долго слонялись без дела: прошли медосмотр, поставили прививки и так далее.
   Где-то вечером громко перечисляют фамилии. Высокий старший прапорщик в выцветшей от палящего солнца экспериментальное, в зеркальных очках, назвал мою фамилию и ферганских друзей по учебке. Он сказал: что служить будем рядом с пересылкой, на кабульском аэродроме, и что можем даже дать адрес, полевой почты, п.п. 55996, своим друзьям.
   - Строиться, шагом марш, скомандовал прапорщик.
   - Счастливо пацаны, пишите. - крикнул я на ходу.
   Строем проходим через КПП пересылки, дежурный по КПП поднимает нам шлагбаум. Выходим и оказываемся на взлетке гражданского кабульского аэродрома.
   Смотрим, стоят афганские вертушки с гербом и флагом РА. Модели Cоветские Ми-2. Только на бортах изображен флаг с черно - красно - зелёными горизонтальными полосами.
   - Товарищ старший прапорщик. На наших вертушках летают афганские лётчики, - спросил Дульский Юрий.
   - Это для прикрытия самолётов с воздуха, - отвечает прапор.
   - На право, - скомандовал старший прапорщик.
   Сворачиваем на дорогу и идём прямо. Проходим мимо строений и казарм дружественной афганской армии.
   Вот воинская часть, подходим к КПП с большим железным воротами. А вокруг части выложен камнем забор, с бойницами для стрельбы.
   - Это и есть 1996 ОРТБ, в.ч. п.п. 55996, где вы будете служить, - сказал старший прапорщик.
   Так началась моя служба в Афганистане.
  
  
  

Оценка: 6.25*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017