ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Балакин Антон Олегович
Белые кони

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.45*58  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Даты жизни: 08.07.1969 -- 07.08.1988


Антон Балакин []
  Антон Балакин родился 8 июля 1969 года в г.Саратове. В Советскую Армию призван из Ленинграда в ноябре 87 года, с апреля 88 года - в Афганистане.
  7 августа 1988 года погиб при тушении склада с боеприпасами, в который попала душманская ракета.
  Похоронен на Южном кладбище Ленинграда.
  
  
  
  
  Белые кони
  
  Красное зарево, белые кони,
  Музыка ночи и ужас погони;
  Темные люди, винтовки за спинами,
  Время назначило их командирами.
  
  Шашки взлетают и падают заново,
  Валятся люди в багровое зарево,
  Мечутся в пламени тени шальные -
  Это судьбы повороты стальные.
  
  Пуля ужалит и брызгает кровь,
  В зарево скачут и падают вновь
  И остаются на огненном фоне
  Белые кони, белые кони.
  
  Темные люди - белые, алые -
  Бьются в степи за свои идеалы.
  Много у жизни подобных симфоний,
  Но не поймут это белые кони.
  
  А ошалевшие темные люди
  Падают в огненных залпах орудий,
  И не забудут предсмертных агоний
  Белые кони, белые кони.
  
  Время посмотрит назад виновато,
  Где затихают аккорды заката,
  А по зеленому в зареве полю
  Скачут в грядущее белые кони.
  
  1982
  
  
  
  
  
  Гумилеву
  
  Словно громом по нервам
  Бьет невзятый рубеж,
  Ты казнен в двадцать первом
  За кронштадтский мятеж,
  За богему, за веру,
  Ты в застенках тюрьмы
  Принял высшую меру
  Наказанья страны.
  Только нету просчета
  В нашей жизни земной,
  Если веришь во что-то -
  Значит, жертвуй собой.
  И ты верил упорно
  В чистоту этих слов,
  Под щелчками затворов,
  Под блистаньем клинков.
  И упал ты сраженный
  На печальный помост,
  В свою лиру влюбленный
  До безумья, до слез,
  И последние строки
  Прошептал, прохрипел,
  Будто в жизни итоги
  Подвести не хотел.
  Ты сказал: "Нет просчета
  В нашей жизни земной,
  Если веришь в кого-то -
  Значит, жертвуй собой".
  
  1984
  
  
  * * *
  
  Все на карту поставлено спешно
  И проиграно все до нуля,
  И ушла тихим шагом надежда
  За кулису минувшего дня.
  
  И стучат молоточки по темени,
  И подводят печальный итог -
  Не вернуть нам ушедших без времени,
  Не вернуть нам сожженных дорог.
  
  Вот кресты силуэтами черными
  На могилы безмолвно легли,
  И вздыхают березы над мертвыми,
  И осенние плачут дожди.
  
  Все травой и забвеньем поросшее,
  И лишь памяти тонкая нить
  Нас уводит в туманное прошлое,
  Где случайно нам выпало жить.
  
  Только в прошлом на все мы ответили,
  Лишь оставив вопрос для себя -
  Неужели мы жизнь не заметили
  В этой спешке минувшего дня.
  
  И кресты силуэтами черными
  На могилы безмолвно легли,
  И вздыхают березы над мертвыми,
  И осенние плачут дожди.
  
  1986
  
  
  Король Надежда
  
  Мы святые, хоть и не безгрешны,
  Что ж, такая выпала нам роль,
  Мы ведь слуги ордена Надежды,
  А Надежда - это наш король.
  И для нас была одна лишь мера,
  Та, что мерит жизнь с начала дня,
  Нас на бой вела святая Вера.
  Вера - полководец короля.
  А когда мы падали, бывало,
  Спотыкаясь, в собственную кровь,
  Нас тогда из мертвых воскрешала
  Милая попутчица - Любовь.
  Вот и вся о нас скупая повесть,
  Где судьба, победой опьяня,
  Чистую дала в награду Совесть -
  Высшую награду короля.
  
  1987
  
  
  * * *
  
  И осень играла свой вальс на кларнетах безумства,
  Швыряя листву под колеса ненужных торжеств,
  Но в доме моем, словно в келье у схимника, пусто,
  И замер в пространстве немой, вопросительный жест!
  
  Я бросил монетку и звон ее медный услышал,
  Назад оглянулся,- и сотня презрительных глаз.
  Я понял их всех, и поэтому из дому вышел,
  И скрипнули двери, и свет за дверями погас.
  
  Я выбежал вон и смешался с толпой одиноких,
  И понял, споткнувшись о лица знакомых своих,
  Что я удостоен нелепейшей участи многих
  И, что не могу ни уйти, ни отречься от них!
  
  1988, Афганистан
  
  
  
  * * *
  
  Вот строем идем и как прежде рисуем иконы
  Мы кровью своею на белом хрустальном снегу.
  В багровых тонах появляются лица знакомых,
  Любимых и тех, перед кем мы были в долгу.
  Но мы расплатились, узнавши, как падает солнце,
  Как тихо стоит опрокинутый мир над тобой,
  Как катится счастье монеткою медной на донце,
  А время течет сквозь разжатые пальцы водой.
  Мы поняли то, что казалось еще непонятным,
  Мы стали мудрее и взвесили тяжесть потерь.
  А годы спешили, летели путем безвозвратным,
  Ах, Боже, скажи нам, что было, что будет теперь?
  Но нам не ответят, - здесь в моде другие законы,
  Напрасно гадать, что положено нам на веку!
  Мы только идем и рисуем, рисуем иконы
  Кровавою краской на белом хрустальном снегу!
  
  11 января 1988, г.Теджен
  
  
  
  * * *
  
  Я помню, как сходились рельсы в полночи,
  И я летел транзитным в поездах,
  Я помню, как мне жали руку сволочи,
  Как присягал за совесть, не за страх.
  
  Я помню, как моя свобода мерилась
  Пятью шагами камеры пустой;
  Я помню, как до слез, до боли верилось,
  Что дверь откроют и придут за мной.
  
  Я помню все, что выдержал, где выстоял,
  И то, где на колени я не встал,
  Я помню всех, кого позорно высмеял,
  И как от унижений уставал!
  
  Я помню самолет, Кабул и прочее,
  Афганский ветер, "трассеры" в ночи,
  И я сегодня ставлю многоточие
  На полуслове гаснущей свечи...
  
  май, 1988, Афганистан
  

Оценка: 9.45*58  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015