ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Игнатьев Андрей
Посвящение

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:

...Посвящается ангельскому

Воинству Божьему.

ПРОЛОГ

Стрела, просвистев возле уха,

Сокрылась в листве...

То ангел - хранитель,

Промыслом Божьим влекомый,

Крылом изменил вдруг пространство...

***

Минуло лето. Осень на пороге не замедлила явиться.

Сколь не пытайся в сердце у себя

Сдержать ход времени, однажды утром тихим

Вдруг замечаешь: наступила осень.

А далее чреда дождливых дней

Как будто серой лентой пронеслась,

Ускорив листопад, с уходом октябрьских дней последних.

Командировка дальняя в другой конец России

Вдруг череду унылых дней оборвала.

... И непогода в одночасье на суетливый аэропорт

Своё влиянье наложила.

Чреда туманов плотных и холодных

Сменилась в полчаса

Дождём, что за минуту

Коркой ледяною поле лётное укрыл,

А также самолёты,

Обеспеченья средства аэродромной службы.

Во след хрустальному дождю

Завыл в ночи порывами своими

Ветер сильный, усиливший мороз.

Задержки рейсов, нервозность пассажиров,

Тупая безнадежность...

Чтоб скрасить время, я в кафе

Стопы направил. На удивленье

Зал наполовину был наполнен.

Устроившись в углу, я ужин заказал,

Что был на радость подан

В несколько минут.

Лишь только вилку взять и нож успел,

Вот так внезапно "дежа вю"

Мне снова знак подало,

Как прежде теплом в груди

И сердца распираньем.

За столиком я оказался не один внезапно:

То ангел, ранее ко мне,

В минуты непростые приходивший,

Своим бездонно-синим взглядом

Вдруг сиянье свыше подарил.

Едва заметным жестом он чуть

Остановил порыв душевный мой,

Лишь попросил, чтоб я не прерывал

Свой ужин скудный.

Поведал мне, что любит наблюдать,

Как люди мира дольнего за трапезой

Ведут неспешные беседы, пищу поглощая.

- Быть может, воинство Господне

Тоже маленькие "слабости" имеет?, -

Мелькнуло в голове.

Будто мне в ответ улыбка гостя

С теплотой сердечной, как теплоты волною

Меня укрыла разом.

- Я здесь за тем, чтоб показать тебе сегодня,

Как люди чередою действий неумелых

Готовя знаками, ниспосланными свыше,

Пренебречь в угоду суете.

Взять хоть, к примеру, этих двух парней

За столиком напротив.

Как видно, в возлияньи алкогольном

Эта пара явно преуспела.

Но за это их судить сурово вряд ли стоит.

Заметь, они сейчас в разрыве

С устремленьями их спутников по рейсу.

Этих пассажиров уж дважды в лайнере

Готовили к отлёту и дважды выводили.

Виной всему, быть может, скажет некто,

Чреда капризов непогоды.

Но мне поверить можешь:

Рейс сей обречён... Сказать не смею боле,

Однако лишь замечу, что группа

Всех людей, решивших совершить полёт,

На каждом самолёте сформировалась

Не случайно, не вдруг.

Их каждого своей дорогой Провиденье Божье

Неотступно вело чредою всех событий,

Происшедших накануне.

Быть может, видя состоянье непогоды,

Чреду отменов взлётов самолёта

Людям стоило задуматься лишь

на минуту...

Ведь в последний раз отмена

Взлёта явно очевидною была:

Отказ от запуска одной турбины...

Одни могли билеты вовсе сдать

И деньги им сполна бы возвратили.

Другие бы могли, наверно,

Рейс перенести на день другой...

Но только посмотри: вся группа

Сплотилась будто в стремлении

Упорном именно сегодня улететь от сюда.

Чреда угроз и жалоб вынудила

Руководство аэропорта выделить

Им для полёта самолёт другой.

А этот лайнер давно уж пережил себя.

Хоть техники готовили его к полёту

хорошо

Есть в этом самолёте, сокрытая от глаз,

Та роковая совокупность неисправностей

неявных,

Что вызвана "усталостью" систем

Обеспечения полёта.

И пассажиры рейса этого - обречены.

Но экипаж останется в живых,

Лишь незначительные травмы получив.

А наши два героя благополучно спят

В уютных креслах тёплого кафе,

В то время, как их лайнер,

Уж полный взял разбег на полосе.

Заметь, я их героями назвал

Не в ироничном смысле.

... Здесь только я заметил

Свеченье вкруг их тел.

То мне посланник горнего

Их поле показал.

-Ты видишь яркие свеченья

В области их лёгких?

То следы осколочных ранений

Афганской, той войны прошедшей.

Их ярко-жёлтый цвет нечасто встретишь.

Так бывает лишь тогда, когда своею

Грудью пренебрегнув, спасают жизни

Братьев по оружию.

Теперь смотри на центр скатерти стола...

Какая ж тут еда, мне пища в горле

Словно колом стала сразу.

А центр скатерти из белого

Вдруг посерел внезапно и расширился

немного

Как на экране, вдруг возникла

Череда былого.

...Тяжёлый бой в горах

Сменился отступленьем.

Остатки батальона с ранеными вместе

Отходят спешно. Их задача-

Пройти чрез горное ущелье.

Отхода продвиженье поддерживает с воздуха

"Вертушек" эскадрилья.

Но силы неравны.

Машин две трети уж подбиты

Огнём ракетных установок.

А как же наших два бойца?

Они - среди стрелков особых.

Взвод снайперов с позиции весьма удобной

Ведут обстрел по командирам,

Стрелкам ракетных установок,

Водителям фургонов, подвозящих технику

На поле боя.

Свою позицию скрывать возможно разве вечно?

Обстрел ракетный снайперского взвода

Уже начался неизбежно.

...Обстрел ракетный...

Чреда контузий и ранений

Из строя вывела весь взвод.

Лишь чудом уцелевших

Наших двух героев, верно, Божье Провиденье

Спасает от погибели.

Осколочным раненьям вопреки,

Теряя кровь, стрелки ведут огонь назло врагам.

Их зоркие глаза стремительно оценивают

Живые цели неприятельской громады.

И так в теченьи часа лишь вдвоём...

Их действия сумели отступленью батальона

Непременно помощь оказать.

Цена пролитой крови их-

Спасенье сотен жизней.

Лишь эскадрилья новая,

Восприняв эстафету боя,

Сумела вражий натиск прекратить...

В военную годину, бывало,

Похоронки по ошибке приходили.

Случилось старикам героев наших

Это пережить.

И вот опять, как эхо той войны прошедшей,

Известие о гибели обоих

В воздушной катастрофе,

Неотступно снова ранит сердце стариков.

Но какова же будет радость встречи?

Господней Воли проявленье

Здесь сегодня довелось тебе узреть.

Кто смерти заглянул в глаза,

Других спасая, непременно

Угоден Богу.

Проснувшись два часа спустя,

Два друга улетят на крыльях лайнера другого.

Тебе же должно научиться

Видеть проявленья Воли Божьей повсеместно,

Во всех событьях жизни.

Мне на прощание улыбку подарив,

Исчез посланник горнего.

Лишь кресло, где сидел он,

Всё в переливах искр златых

Струилось долго...

***

Быть может, каждый, кто однажды

С поклоном в додзё на татами колени

преклонил,

Представить вряд ли сможет объективно

Весь свой грядущий путь.

Дорога эта неизменно стоит особняком

От множества путей земных.

Весь мир стремится в разных направленьях

Постичь Гармонию.

Но те, кто постигает искусства боевые

Японии далёкой идут Путём своим.

Здесь постижение Гармонии проходит

Чрез движенья тела.

В душе у каждого, быть может, в день особый

Встаёт заветная вершина -

Вершина тех высот духовных,

Что создали устремленьями своими мастера:

Те, кто ушёл в небытие,

Кто есть сейчас,

И кто грядёт...

Здесь, в стенах маленького додзё

На островочке крохотном татами

Ученик расправить вволю

Может крылья своего духовного полёта.

Лишь стоит покинуть стены родного додзё,

Крылья должно каждому сложить на время,

До следующих взлётов духа боевого.

Есть неизменная черта,

Что наблюдается у всех

Учеников усердных:

День ото дня упорно приходить

На тренировки в стены зала,

Назло суетным дням

И круговерти неотложных дел...

Сегодня приход мой в додзё ранний,

Не ко времени, как будто.

Сегодня - отработка ката из иайдо.

У пояса с катаной я осторожно

В зал вошёл пустой.

Хотя один я в додзё, воздух

Словно бы наполнен тугой энергией.

Едва ступив на тёплое татами,

Я будто растворился в движениях меча.

Как издалёка донёсся из спортивной сумки

Зуммер сигнализации автомобильной.

Ворчливо взяв ключи быстро поклонившись,

Я прямо в доги и в хакаме,

С мечом за поясом и в дзориках на босу ногу

По коридорам на выход поспешил.

Лишь на крыльцо ступил,

Невесть откуда появилась ярких вспышек

череда.

И тот час смолкла трель

Сигнализации машины, исчез шум города,

Внезапно тишину туманной дымки проявив.

Где я? Белёсой пеленою

Туман стелился под ногами.

Уж более бороть не в силах

Упорное желанье обернуться. И обернулся...

От былого пейзажа городского

Уж нет и следа. Прямо за спиною -

Крепостная обветшалая стена,

А выше, прямо в поднебесье

Руины замка средневекового,

Но, явно японская культура звучит

В архитектуре этой.

Чтобы вернуть реальность,

Я только крепче в кулаке зажал

Ключей машинных связку совместно

С брелоком пульта сигнализации.

Как будто веху связи с миром,

Что покинул так внезапно,

Я упустить боюсь.

Здесь из - за поворота появилась

Крестьянок пара в ветхих одеяньях

С корзинами, наполненными до верха

Кореньями и травами.

Их тихий разговор развеял все сомненья:

Японский. Сей язык, уверенно узнал я.

Меня приметив, боязливо на катану

покосившись,

Что заправлена была за пояс,

Крестьянки низко в пояс поклонились.

Вот уж диво! Я видно самурай для них.

Моя причёска... Что ж, она, пожалуй,

Вполне за самурайскую сойдёт.

И лысина моя - в подмогу моде самурайской.

Цвет доги тёмно - синий, чёрная хакама,

Неброский меч за поясом

В покрытых чёрным лаком ножнах,

Дзори на ногах. Наверно так, как я сейчас,

И выглядел средневековый самурай.

Средневековый... Только лишь подумал

Я о той эпохе, как холодок вдруг по спине

Незвано пробежал.

Чуть головы кивком приветствовал в ответ,

И связочку с ключами

Подалее за пазуху запрятал.

Я в отдаленьи меж полос туманных

Заприметил раскинувшийся парк,

Весь изукрашенный деревьями цветущей

сакуры.

Туда, полюбоваться сим весенним чудом

Я стопы направил.

Мой путь пересекала булыжная дорога.

Едва приблизиться успел,

Сей момент из - за пригорка

Появилась группа пеших воинов.

В их стройном окруженьи

Носильщики несли в шикарном паланкине

Невесть куда сановника, как видно.

Лишь только знаменосец впереди идущий

Со мною поравнялся,

Я тот час же поклон отвесил

Чисто по - японски, почтительно

Ладони на колени опустив.

Меня, внимательно окинув взглядом,

Верно, старший в группе,

Едва заметным головы кивком приветствовал.

Другие меченосцы меня не замечали словно.

Процессия сокрылась в пелене туманной.

Я осторожно пересёк дорогу

И тихо в сад вошёл.

Здесь только я отметил про себя,

Что одеяние моё похоже было очень

На одежды группы самураев.

Японский сад обилием кустарников,

Деревьев разных видов, причудливых камней,

Извилистых каналов поразил.

Вот кусты большие азалии цветущей,

Оттенков дивных переливы.

Вот сосны сучковатые, покрытые ковром

иголок длинных.

Вот гинко листья - веера

Лишь распустил едва.

Вот сакура цветущая. Я впервые вижу

Розовых кулис обилье.

Вижу наяву? Уж не во сне ли это?

Только левою рукою покрепче сжал

Я цубу у катаны. До боли в пальцах.

На явь похоже.

Моим в подмогу мыслям лёгкий ветерок

Чуть обронил с ветвей круженье лепестков,

Что розовою нитью под ноги вдруг упали.

Я ж далее бреду, и сам куда не знаю.

Среди ветвей поникших

Сакуры цветущей я заметил

На мостике легчайшем

Стройную фигуру японки молодой.

Высокая причёска, такие много раз

Я видел на рисунках из времён далёких.

Белёное лицо с грустинкою в глазах.

Бледно - голубое кимоно из дорогого

шёлка,

И складки рукавов, кои если распустить,

Дотянутся, уж верно, до поверхности

земли.

Своею правою рукою

Удерживала дева ярко - алый зонт

раскрытый.

Левая ж рука к груди прижала,

Должно быть, веер сложенный.

Яркий пояс, обвитый вкруг талии,

Вершился чудным бантом за спиною.

Взгляд устремив через перила

На поток струящийся,

В задумчивости дева любовалась

Нестройной чередою лепестков,

Что проплывали по теченью тихо.

Я едва лишь перевёл свой взгляд

На отраженье юного создания в потоке,

Как тот час ранее знакомое тепло,

А вслед за ним и распиранье сердца

Дало ясный знак:

Здесь рядом, несомненно,

Горнего посланник.

И верно, предо мною под сенью

Ярко - розовых соцветий явился ангел

синеокий.

Я от радости, должно быть,

Рухнул на колени тотчас.

Со мною осторожно опустившись на траву,

Посланник из миров высоких тихую

улыбку подарил.

Я лишь заметил про себя,

Что золотые переливы, сопровождающие

Неизменно гостя из миров высоких,

Раз от раза меняются, как будто.

Быть может, виной всему различье в

освещеньи,

А может, это несовершенство зренья моего.

В ответ на это размышленье

Лишь волна тепла сердечного

Вдруг разлилась в груди.

Здесь в тишине садовой, рта не раскрывая,

Начал ангел повествование своё:

-Ты, верно, удивлён внезапной переменой

Пребыанья своего? Но не тревожься.

Помнится, что прошлым летом

Тебе не удалось с друзьями совершить

Поездку к Японским островам.

Ты сильно сожалел о неудаче.

Сегодня мне господь позволил

Милостью своею тебя "перенести"

В начало самое шестнадцатого века

В окрестности Киото.

Пусть посещение Японии продлится

Лишь недолго.

Но зато ты прикоснулся к стародавним

временам

И можешь сам составить представление

О сей культуре древней.

То, что успел узреть сегодня,

Уже не так уж мало.

Руины замка, что ты видел, следы войны

недавней.

Крестьянский труд и в мирную годину

Был труден. А в период мира хрупкого

И подавно. Крестьянки, что повстречались

У старой крепостной стены -

Их облик говорит о многом.

Что служба самураев нелегка,

Ты, верно, знал.

И тот отряд людей служивых это

подтверждает:

Они в походе боевом уж пятый день.

А этот парк? Ну, разве то не диво,

Что война лишь стороной прошла,

Чуть было не накрыв крылом

Творенье хрупкое.

Вот образ девушки - японки.

Как сумел народ японский

Пронесть в веках почти без изменений

Сей облик женский?

Японка эта - из богатого сословья.

Но заметь, достаток вовсе не мешает ей

Любить и тонко ощущать творенье Божье

В каждом маленьком явлении природы.

Скажу тебе, она стихи слагает

В часы ночных уединений.

Вглядись: как гордо и в то же время

Трогательно очень держит голову она.

Такая девушка способна пронесть

Чрез все преграды времени

На голове своей Святую Чашу Жизни,

Не расплескав ни капли!

Но полно любоваться японкой юной,

Нам надлежит, не медля ни минуты,

Парк этот пересечь.

Там развернуться надлежит событию

другому.

Сад с быстротою миновав,

Я не заметил, как мы очутились

Пред входом на поляну небольшую

На берегу реки.

Речной песок зернистый был основой

Сей поляны,

Что окружали скопища цветущих

одуванчиков.

Забавно, что и в средние века

Засилье этих вездесущих солнц -

Вполне обычное явленье.

Мы сами оставались под завесой

Сакуры цветущей и на поляну не входили.

Здесь мы увидели, что на поляне

Происходит самое начало поединка

насмерть.

В богатом одеяньи самурай

В сопровожденьи секундантов

Под общий смех кичливо вызывал на

поединок

Самурая бедного, как видно.

Последнего сопровождал лишь

Секундант один, что, вероятно,

Положенье занимал того же ранга.

Но было очевидно, что бедный самурай

В своём развитии духовном

Давно опередил обидчика.

А выражалось это в прямой осанке,

Позе чуть расслабленной,

Спокойном взгляде и молчаньи полном.

Лишь тревога на лице у секунданта

За судьбу товарища в глаза бросалась.

Я в этот миг успел подумать только:

Зачем посланник горнего так медлит,

Уже ль не может разом он

Предотвратить кровопролитье?

В тот самый миг задира - самурай

Вдруг резко что - то крикнул,

Что, верно, означало поединка старт.

И тот час стал под общее молчанье

Подкрадываться тихо шагом плавным,

Который в айкидо зовётся

Шагом "аюми аши".

Но оппонент, и газом не моргнув,

Лишь продолжал стоять,

Расслабившись вполне.

Как только расстоянье

Сократилось между ними до метров трёх,

Уж от спокойствия ответчика и следа не

осталось:

Взгляд из - под лобья будто засветился

Силой чудной изнутри,

Весь корпус еле уловимо вперёд подался.

Передняя нога едва заметно

Начала "скольжение" вперёд.

Как только задняя нога

Пришла в движение во след передней,

Будто бы волна неведомой мне силы

Остановила движение обидчика.

Казалось в этот краткий миг

От перенапряженья вся кровь вдруг

Прилила к его лицу.

...Не выдержал! Назад вдруг отступил

задира - самурай.

Немедля голову склонив, он громко произнёс:

"Мне очень жаль. Прошу меня простить..."

Резко обернувшись, назад поплёлся

Под взгляды изумлённых друзей своих.

(Из всех произнесённых фраз,

Я только две последних смог перевести.)

Оглядываясь боязливо,

Покинули поляну самураи - секунданты.

Уж от былого их веселья и следа не осталось.

И только победитель

В почтительном поклоне застыл,

Как каменный.

К нему с улыбкой на лице рванулся друг.

В ответ - едва заметная улыбка и только.

...Поляна опустела. Тут только

Ангел объяснил мне:

-Сегодня ты стал свидетелем

Величья силы духа, что порою

Покрепче самой острой стали правосудие

вершит.

Вот - высшая вершина в айкидо.

Закончить поединок в измерении ином,

Не дав ему развиться в мире дольнем.

И, верно, изреченье всем известно,

Но здесь его весьма уместно вспомнить:

Меч более всего прекрасен

Будучи не обнаженным

И только - в ножнах!

...Кончается недолгий срок

Твоёго пребыванья здесь.

Я вижу, просишь подолее тебя оставить здесь.

Нельзя. Ведь ты в эпохе этой -

Чужак из чужаков.

Тебя Господь направил в этот сад

С условием одним, что не вмешаешься

В теченье жизни сей.

Не должно человеку, что пришёл

Из будущего, на ход истории влиять.

Для этого по всей земле из стражей Божьих

Сеть расставлена.

Для простоты мы называем их Хранителями

Времени.

Они следят за ходом времени

В трёхмерном мире вашем,

Но есть у них работа и в мирах иных

порядков.

И если кто - то из людей, живущих ныне,

Вдруг незаметно "проскользнёт",

Нарушив грубо ход событий,

Его Хранители "на крыльях" Воли Божьей

Вернут в его континуум.

Всё это - очень упрощённо,

На деле ж всё сложней гораздо.

Заметь, японским языком ты не владеешь.

Нет ни гроша с собою.

Да и катана, что за поясом,

Хоть выглядит взапрвду,

Но рубить не сможет. Затуплена.

А может лишь колоть.

Обычаев эпохи этой ты не знаешь.

А на шее у тебя - ведь православный крест.

Его ты носишь неизменно на тренировках,

Сэнсея твоего запретам в пику.

Но, полно. Уж торопит меня,

Стоящий рядом Времени Хранитель.

Его не видно, но чтоб показать,

На то уйдёт немало драгоценнейших минут.

Ты просишь сувенир на память,

Но ведь тебя туристом, в известном смысле,

Назвать нельзя.

Тебе не должно и сакуры цветущей ветку

За пазухой своей пронесть сейчас.

И всё же, чтоб тебя чуть - чуть утешить,

Я показать смогу обличие своё,

Немного приближённей

К истинному образу моёму.

Твоё сознанье и духовное развитие

Идёт вперёд, теперь вполне ты подготовлен.

При словах последних

(Словах? Нет, по окончаньи мысли)

Ангел устремил свой взор наверх,

И медленно развёл

Свои он руки в стороны,

Как будто на ладонях

Решил пронесть весь цвет,

Струящийся круженьем книзу.

В сей миг и голова, и кисти рук его

Таким неведомым доселе

Цветом золотым вдруг засияли.

Одежды складок излучали волны

Яркого струящегося света.

Цвета менялись от нежно - золотого

До нежно - фиолетовых оттенков,

А за спиною вдруг развернулись

Два крыла больших свеченья яркого,

Но цвета густо - золотого.

Круженье лепестков поблекло в миг,

Но одновременно и ускорилось,

Похожим стало на падающий снег густой.

А вслед за этим, ярко - белых вспышек

череда

Вдруг нарастающей волной

Сознание затмила.

В следующий миг

(Да миг ли?) я вдруг оказался

Прямо у своей машины,

Что трезвоном резким сигнализации

Меня вернула к реальной жизни.

Движением привычным

Я из - за пазухи достал ключи совместно

С блоком управленья и звук тревоги "снял".

Тут только я увидел, что совместно

Со связкою ключей достал

И сакуры нежнейший лепесток.

Он, видно, сам попал случайно

За доги отворот.

Весь лепесток, как кантиком,

Был окружён златистой россыпью.

Здесь порыва ветер сорвал с ладони

Подарок из Японии далёкой и вверх взметнул.

Ни с чем остался я. Ни с чем?

А опыт мной пережитого?

А радость встречи с ангелом,

Что пестует меня по жизни уж столько лет?

А виденное наяву? Не в кинофильме,

Виденное лично, событий небольшая вереница,

Но яркая.

Я ж в благодарность за пережитое

Немедля еду в храм,

Чтоб помолиться в тишине

И славу Господу воздать за милость,

Что явил мне...

ЭПИЛОГ

Эй! Человече, духом не падай!

Разве не чувствуешь рядом

Светлого ангела поступь твёрдую?

Разве не слышишь здесь, возле уха

Голос приободряющий?

Не твой ли локоть держит в руке своей

Ангел - хранитель сейчас?

Помнишь, кто утром погожим

Трепетно - осторожно

К яви тебя возвращал неизменно,

Лишь прикасаясь лёгким крылом?

Помнишь, кто путь освещал тебе

В самой темени тёмной

Силою света очей неземных?

Помнишь?

Так вот, то Бога посланник рядом с тобою...


 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011