ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Руденко Виктор Григорьевич
Губернатор Фарук

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В России и Европе живет немало этнических афганцев. За пределы своей страны их выбросила нескончаемая война.


Губернатор ФАРУК

   В этом улыбающемся худощавом невысокого роста мужчине восточной внешности и достаточно преклонного возраста, - разрез глаз, скулы выдают явно таджикскую кровь, - едва ли кто признает влиятельного губернатора одной из северных афганских провинций. Впрочем, его губернаторство в прошлом, ныне он - скромный водитель такси в одном из европейских городов. И его пассажиры едва ли догадываются, кто их подвозит, заботливо подает чемоданы, принимает скромные чаевые. А знали бы, быть может, лишний раз задумались о том, сколь переменчива человеческая жизнь: сегодня ты - властитель Судеб, завтра - скромный труженик сервиса. Сегодня у тебя есть Родина, а завтра ты - бесправный беженец...
   В наш город его привели семейные обстоятельства - здесь живет его сын, женатый на русской, внуки. Захотелось с ними повидаться ("Годы-то, годы бегут..."). Зовут моего знакомого Фарук (для обращения к афганцу имени вполне достаточно), а я по привычке добавляю слово "Рафик" (товарищ - на дари), и обращаюсь к нему во время разговора: "Рафик Фарук". Говорит он на очень приличном русском, шутит. Встретишь его на улице: ну ни дать ни взять - представитель бывших советских среднеазиатских республик.
   Встреча проходит в июле (2009г.), а, известно, какая минувшим летом стояла жара, но, несмотря на зной на улице, духоту в помещении, наш общий знакомый Павел, в прошлом - переводчик с фарси, сразу выставляет из холодильника на стол офиса "Столичную":
   - По пятьдесят грамм - за встречу!
   Я пытаюсь протестовать: по такой жаре! Потом вспоминаю, что Павлу вообще-то пить нельзя - врачи запретили, но если он предлагает... Пожимаю плечами, глядя на афганца, и говорю примирительно: ну я как все! И мы поднимаем по пятьдесят граммов. Вопреки жаре и здравому смыслу, но... кто же станет спорить с традициями?! И дело, конечно, не в этих граммах, а в том, что по такой жаре ты точно с недругом не станешь пить. И кто знает: свидимся ли мы еще когда-то - один афганец и два "афганца". Наверное, каждый из нас подумал об этом, но вслух было произнесено только: "За встречу!"
   Отдаем должное восточному менталитету, не торопясь, расспрашиваем гостя: как добрался, какая погода в Голландии, надолго ли к нам, как ему наш город? Серьезные вопросы, которые хочется задать, остаются на потом, - Восток, однако...
   У Павла хорошая возможность потренироваться в языке, он этой возможностью пользуется и переходит на фарси. А сын Фарука, который пришел с отцом, начинает мне переводить их разговор - с фарси на русский. Вот такая метаморфоза: русский говорит на фарси, афганец - на русском, где еще такое встретишь?! И возможно ли такое при встрече "заклятых врагов"?!
   О чем говорят мужчины, и не только, кстати, после принятого на грудь? Конечно, о политике!
   За спиной у Павла висит календарь с фотографиями членов нынешнего афганского правительства. Поймав мой взгляд, хозяин офиса поясняет: афганский студент подарил, привез после каникул с родины.
   - Так кто же станет афганским президентом? - спрашиваем Фарука. (Напомню, в августе 2009-го проходили в Афганистане всенародные выборы).
   - Да кто бы ни стал, это ситуацию не изменит, - говорит Фарук, замолкает на время, а потом после паузы добавляет, - пока не уйдут американцы.
   С этим не спорим: в какую бы страну ни приходили американцы, им никогда не удавалось установить на ее территории мир и благополучие. Свои шкурные вопросы - да, они решают успешно: посадить на трон выгодного им диктатора, разместить свои военные базы, "прибрать к рукам" нефтяные скважины, но на том миротворческая миссия и заканчивалась.
   - Давайте так рассуждать, - говорит Фарук, - в 2001 году вошли американцы. Они говорили: мы поможем афганскому народу восстановить экономику, наладить мирную жизнь, приведем страну к демократии, вместе будем воевать против терроризма. Так в те годы не было в стране такого разгула терроризма и наркоторговли, как сейчас! И у народа возникает вопрос: в чем дело, почему так произошло? Наверное, есть какая-то "рука", которая этим процессом - в невыгодную для афганцев сторону - управляет?! Ведь вместо того, чтобы идти к миру, мы все больше и больше погрязаем в войне.
   Мы соглашаемся с Фаруком, что есть резон в его словах.
   - Кстати, в свое время, будучи губернатором провинции, я выступал против ввода советских войск в Афганистан, - говорит Фарук.
  
   Это уже новый поворот в разговоре, мы с Павлом с любопытством смотрим на гостя и просим подробнее остановиться на этом моменте.
   Фарук начинает рассказывать, что в 1979 году премьер-министр Хафизулла Амин изучал мнение властной верхушки на тот предмет, как они отнесутся к тому, что Советский Союз - по просьбе афганского правительства - может ввести свои войска в страну.
   - Я ответил однозначно, - рассказывает Фарук, - что этого делать не стоит. Наши противники сразу воспользуются присутствием советских войск в своих целях, прежде всего, Пакистан, который с момента своего создания не хотел видеть в Афганистане сильного, процветающего соседа. Что собственно и подтвердилось впоследствии... Да, помощь оружием, техникой нам бы не помешала, но воевать должны только сами афганцы. Таков был мой ответ.
   - А как же вы, Рафик Фарук, смогли удержаться у власти при таком отношении к вводу войск, когда этот факт случился? - задаю с недоумением свой вопрос.
   - Я был губернатором, решал самые обыденные вопросы, связанные с жизнью провинции, заботился о нуждах своего народа, поэтому и новая власть в лице Бабрака Кармаля оставила меня во главе провинции. С другой стороны, и вооруженная оппозиция против меня не особенно выступала. С тем же Ахмад Шахом Масудом мы были в переписке, лично встречаться - нет, не приходилось, мне не рекомендовал начальник службы безопасности. В чем сходились интересы власти и, к примеру, Ахмад Шаха: даже если идет война, о простых людях все равно кто-то должен заботиться...
  
   Но разговор, ушедший было в сторону, снова возвращается к теме выборов:
   - Что Карзай, что Абдулла - они представляют разные кланы нынешней властной элиты, которая не допускает новых людей к власти, к богатству. Тем более, что они долгие годы сотрудничают с американцами.
   - А какие-такие богатства в нищем Афганистане?
   - В том то и дело! Некоторые нынешние члены правительства могут на свои личные состояния купить пол-Афгана. Народ в нищете, а они жируют! Я не особенно симпатизировал НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана - Авт.), но ни при Амине, ни при Кармале в правительстве не было настолько богатых людей, как сейчас, сколотивших свои состояния во власти. Премьер-министр Амин имел обычный дом, которым никого тогда, а сейчас тем более, не удивишь. А какие дворцы у нынешних министров?!
   - Откуда такие богатства? "Пилят" бюджет? Имеют доли в наркобизнесе?
   - Не знаю. Да и никто вам на этот вопрос не ответит...
   Затрагиваем другую тему: а как живется афганцам в Европе?
   Вопрос непростой, требует пояснения для читателей, далеких от афганской темы: когда предатель Родины и разрушитель СССР Мишка Меченый отрекся от своих бывших союзников в Афганистане, и те оказались под угрозой полного уничтожения талибами, то не Россия, погружавшаяся в хаос 90-х, им помогла, а руку помощи протянула Германия, Голландия, другие страны Европы. Немцы, к примеру, почему-то считают, что они с афганцами из одной арии, и, несмотря на гонения своих коммунистов после падения Берлинской стены, спасали от верной гибели афганцев - видных членов НДПА, министров, чиновников, генералитет, офицерство павшего просоветского режима.
   Но на чужбине, гласит русская пословица, и хлеб горек.
   - Чтобы прокормить свои семьи, большинство министров, генералов работают простыми таксистами, содержат небольшие мастерские, магазинчики, - говорит Фарук. - Кто как живет, зависит исключительно от него самого. Никто своими прежними званиями и заслугами не бравирует, только бы выжить! Но с другой стороны, в Европе хорошо поставлены вопросы социальной защиты, здравоохранения, поэтому тебе не дадут умереть с голода и не оставят без качественной медицинской помощи - врач смотрит на тебя не как на денежный мешок, а как на пациента. Вот меня недавно подлечили, с почками были проблемы...
   - В общем, бывшие члены НДПА не скопили больших капиталов?
   - Это ясно, как божий день, - улыбается Фарук.
   И все же рассказывая о том, как хорошо в Европе, Фарук не может скрыть грусти. Или это мне показалось?
   - Грустишь по родине, хочешь вернуться обратно?
   - Да, хочу, - честно признался Рафик Фарук, - и все наши. Но сейчас возвращаться - смерти подобно... И все же! Находясь в чужой стране, мы бы хотели быть полезными для своей родины, хотели бы участвовать в ее делах, чтобы совместными усилиями вывести Афганистана из кризиса, но...но... Не особенно желают этого нынешние власти. Мы обращались не раз: во время президентских выборов откройте участки для голосования в Европе при посольствах, ну хотя бы один-два, - приедут афганцы не только из Голландии, Германии, других стран (не знаю, будут ли в России такие участки?). Нам говорят: дорого! Не хотят, чтобы наши голоса повлияли ни избрание президента, от нас отмахиваются, словно, от мух. Хотя при другом общественном строе мы выдвинулись на высокие должности благодаря заслугам перед своей родиной, а не перед американцами.
  
   - Вас, афганцев, много в Европе?
   - Да, в каждой стране есть землячества - общины большие. Мы стремимся к тому, что быть единым целым.
   - Следите за тем, что сейчас в общественной жизни Афганистана происходит?
   - Да, конечно. И у меня такое впечатление, что кто-то сознательно стремится к разъединению афганского общества. Больше ста партий! Как афганцы могут объединиться при таком раздрае среди политиков?! Видно, процессом умело "управляют".
   - Рафик Фарук, скажи, у афганцев осталась обида на Россию? Вывели войска, бросили людей, поверивших нам, на произвол судьба...
   - Обида была, и сильная. Многие афганцы, прежде всего, члены НДПА, интеллигенция, после прихода к власти талибов хотели получить в России статус политических беженцев. Для них это был вопрос жизни и смерти. Но в России, тогда уже СССР не стало, халатно отнеслись к этой проблеме. Пришлось искать политического убежища в Европе (каким путем добирались в Европу - это отдельная тема). Но время лечит раны. И потом - многое познается в сравнении.
   Говорил недавно со старухой, которая приходила к нам домой в гости. Неграмотная, забитая старуха. И вот она говорит: "Как хорошо было, когда советские находились в Афганистане". И чем же? "Когда советские были - был мир. Государство давало бесплатно людям муку, сахар, спички, посуду, словом то, что в первую очередь требуется для семьи, чтобы выжить. Мы понимали, что это помощь Советского Союза. И были благодарны за то, что к нам относятся по-человечески".
   Думаю, что такое мнение - "советские к нам относились по-человечески" - у многих афганцев, даже тех, кто воевал против шурави. Когда советские были в Афганистане - да, были ошибки, были жертвы среди мирного населения - на то она и война, но то, что сейчас происходит в стране, это, выражаясь по-русски, - чересчур, через край!
   ...Прощаясь, Радик Фарук обратился ко мне с такой просьбой: не помогу ли найти книгу политолога Александра Зиновьева, что-то там про коммунизм.
   Меня так удивила сфера интересов собеседника, что я не смог даже этого скрыть. "Фарук интересуется коммунистическими идеями?!" На что афганец философски заметил: "А мы просто не умеем внимательно читать, пропускаем в книгах что-то очень важное...".
  
   У афганцев и русских, несмотря на кажущиеся различия двух народов, много общего.
   Мой товарищ - "рафик" Павел по долгу военной службы в 1981-1983 годах находился в провинции Нангархар. Он вспоминает, что среди афганцев бешеной популярностью пользовался советский фильм "Чапаев", переведенный на английский. Они могли смотреть его десятки раз. Один из знакомых Павла - афганец, командир небольшого подразделения, успешно воюющего с душманами, - гордился тем, что сородичи звали его "Чапаев". Ему очень льстило такое прозвище, под которым его знали и свои, и чужие. Несмотря на разность менталитетов, афганцам, смотревшим фильм, была понятна изображенная в нем смута Гражданской войны, разделившая в 20-е годы страну на красных и белых. Они переживали нечто похожее в 80-е годы, теперь уже минувшего века.
   Афганский "Чапаев", кстати, погиб, как и наш красный командир, геройской смертью.
   Схожа судьба интеллигенции в переломные моменты истории - и нашей русской, и афганской
  

***

   На афганских президентских выборах, как известно, победил Карзай. Во второй тур, намеченный на ноябрь 2009 года, он вышел вместе с Абдуллой Абуллой, но последний снял свою кандидатуру.
   Срок пребывания американцев и войск коалиции в Афганистане уже сравнивается с советским. Для "окончательной победы" американцы собираются вводить дополнительные контингенты войск. При этом почему-то рассчитывают только на свои силы, регулярным афганским правительственным войскам почему-то не доверяют тяжелую военную технику. По-видимому, далеки они от народа, который хотят "защитить"...
   Западные военные аналитики сходятся в том, что коалиция почему-то не хочет использовать советский военный опыт в борьбе с моджахедами, хотя у Ограниченного контингента советских войск есть чему поучиться. При этом замалчивается и тот факт, что большинство вооруженных формирований - нынешних противников НАТОвской коалиции - это отряды, вскормленные в свое время американскими и пакистанскими спецслужбами.
   Виктор Руденко.
  
   Публикация: журнал "Кольцовский сквер", 2009г. г.Воронеж.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011