ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Семёнов Евгений Михайлович
Повезло мне, друзья

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.93*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Личному составу 111 ОСАПпосвящается

   ВОЕННЫЕ ИГРЫ
  
  Когда-то мы в детстве играли в войну.
  И нравилось быть нам в бою и плену,
  Стрелять из игрушек, в атаки ходить,
  Условно убитым и раненым быть.
  
  И очень жалел тогда каждый из нас,
  Что в прошлой войне не про нас был рассказ,
  Что нас обделили победой и славой,
  Отняли на подвиг и смерть наше право.
  
  Но вышло - сражений хватает на всех.
  Нас ждали атака, и смерть, и успех.
  Но тот, кто упал с перекошенным ртом,
  Не встал, словно в детстве, с улыбкой потом.
  
  Мы в битве работали все на пределе.
  И раны, и смерть нам любовь свою пели.
  И даже успехи, победы, удачи
  Пропитаны горечью были и плачем.
  
  Простите, нас, павшие, игры с войною
  Невинность, условность карают бедою.
  И вы показали нам личным примером -
  Военные игры не ведают меры.
  
  Вы многих из нас заслонили от смерти,
  Мы этого вам не забудем - поверьте!
  
  
   АФГАНСКИЙ ВОЗДУХ
  
  
  О дымку плещут каменные волны,
  Морщины пряча, словно под фату.
  Афганский воздух горским духом полный,
  Мы в нем плывем, как в море на плоту.
  
  На горизонте айсберги-вершины
  Белеют, словно праздничный пирог.
  Таинственные темные долины,
  Как моря дно, кораллы, осьминог.
  
  Плывут навстречу облачка-медузы...
  Но, взглядом толщу воздуха пронзив,
  Озёра гор увидим мы как слёзы, -
  А в них - лазурный солнечный отлив.
  
  
   АФГАНИСТАН
  
  Облака, как море снега.
  Горы, словно дно морское.
  С самолета, будто с брига,
  Созерцаем мы мирское.
  Видим: паруса-вершины,
  Зубы скал и жерла трещин,
  Реки-ниточки, долины
  С тайнами, как души женщин.
  Видим: ртутный цвет дороги,
  Как иероглифы селенья,
  От которых, как пороги,
  Вверх влекут кяризов* звенья.
  Слышим: речь фарси в эфире
  С речью русской вместе льется.
  Это место в нашем мире
  "Ульем ос" давно зовется.
  
  Здесь еще бушуют страсти
  И народ взывает к небу:
  У богов своих пристрастий
  Просят мира, просят хлеба.
  
  
  *Кяризы - колодцы для вывода воды в горной
   местности из более низменной части
   в более возвышенную. Использовались
   в некоторых районах Афганистана
   еще с 1 тысячелетия до н.э.
  
  
   ПОЧТОВЫЙ МАРШРУТ
   Вот опять в раскаленное пекло, урча,
   Изрыгаем расплавленный воздух.
   Сорок пять за бортом. Но нет дела врачам,
   Чтоб "пробить" нам меж вылетов роздых.
  
   Да и как им вмешаться, когда там и тут
   О запретах одни разговоры.
   Я обязан освоить почтовый маршрут,
   Ведь приказы не тема для спора.
  
   В ожиданье горячий Кабул и Шиндант...
   Почта - жажда для всех жарких точек,
   Где сынам нашей Родины выдали грант
   Разрешенья чужих заморочек.
  
   Пот соленый струится по впалым щекам.
   Вентилятора тело не слышит.
   Я рукой показал инженеру: "Пока".
   Тронул с места. И в небо! Повыше!
  
   Говорят, что прохладно всегда наверху.
   Но и там сберегло солнце силу.
   Я вцепился в штурвал, словно пахарь в соху.
   И подставил лучам свою спину.
  
   И летим мы - где лишь визуальный заход,
   "Дух" * в засаде таится с ракетой...
   Нам начфин посчитает приход и расход
   И семь чеков** начислит за это.
  
  *Дух (разговорн.) - от тадж. душман, т.е. враг.
  **Чек - разменный талон на определенную сумму в магазинах" Внешпосылторга"
  
   СТРЕЛОК
  
  Кто спросит меня,
  Отвечаю: "Стрелок".
  Хоть в зоне огня
  Побывать я не смог,
  И в очи врагу
  Никогда не смотрел,
  В него на бегу
  Не пускал острых стрел.
  
  Но был на войне
  От звонка до звонка.
  Мне ныне вдвойне
  Песнь о жизни звонка.
  Я выцвел, я высох,
  Слегка поседел.
  В заоблачных высях
  Познал много дел.
  И видел я залпы
  Ловушек - ракет,*
   И "Стингера"** запуск
  "Движка"*** черный след.
  И метил в кабину
  Мою вертолет.
  Показывал спину
  Чужой самолет.
  
  Но верил, как в бога,
  В меня экипаж.
  И был я в дороге
  Надежен как страж, -
  Все видел, все слышал,
  Все точно сказал...
  Есть дети, есть крыша,
  Друзья и "Гузал"!****
  
  
  *Ловушки-ракеты - отстреливались с самолета для отвлечения
  ракет "Земля-Воздух".
  **Стингер - ракета "Земля-Воздух".
  ***Движок (разг.) - авиадвигатель.
  ****Гузал - название кафе в Ташкенте.
  
   НОЧНОЙ ПОЛЕТ
  
   Эпиграф:Ночной полёт, по умолчанию,
   Ведётся в радиомолчании.
  
  Эфир* в ночном полете чист.
  Люблю летать я как радист, -
  Не надо слух ласкать помехой,
  Кричать: "Кабул!" всем на потеху.
  А при заходе на посадку
  Следить за высотой с оглядкой,
  Давить на кнопочный курок
  И слушать выстрела хлопок.
  
  И, если опытный правак,**
  Могу лететь я в позе: "фляк",***
  "Вопрос", "амеба", "кобра", "вол", -
  Кимарить, слушать рок-н рол...
  
  Когда же борт, ночною птицей,
  Крутым броском к Земле стремится,
  И нас глотает жуткий мрак,
  В котором затаился враг.
  Как все, я верю, что пилот
  Удержит ловко самолет
  В надежных опытных руках...
  И - отступают мрак и страх!
  
  *Эфир - среда распространения радиоволн
  **Правак (разг.) - правый летчик
  ***Фляк, "вопрос", "амеба", "кобра", "вол", - ироничное,
   по подобию поз из учения йоги.
  
   МОЙ МАРШРУТ
  
  Вот я, борттехник по АДО*,
  Обед готовлю, как усто**,
  Даже за это меня любит экипаж.
  
  Могу заправить, загрузить,
  Отказ*** исправить, разгрузить.
  И пассажирам я и друг, и врач, и страж.
  
  Общителен я, как стюард,
  Приветлив, как душевный бард,
  И грешной завистью к другим не поражен.
  
  И мой коллега, Васька - шут,
  Солдату дал свой парашют,
  Когда в Кабуле вертолет их был сражен.
  
  Когда летит наш самолет,
  Могу лежать я весь полет,
  На Землю-матушку взирая с высоты.
  
  Но если б дали мне штурвал,
  То разве бы я так летал?!
  Я был бы ас, и с командиром был на "ты!"
  
  Да, мне чуть-чуть не повезло.
  Но не таю я в сердце зло.
  Своей мечты достичь мне видно не дано.
  
  И пусть в судьбе моей изъян.
  Я все же в Пятый океан
  Нашел свой путь, паря с пилотом заодно.
  
  Пусть я лечу как пассажир
  И редко слушаю эфир.
  При этом мужества и мне не занимать.
  
  Бывает - самолет завис,
  А после камнем мчится вниз -
  Летим ли падаем? Попробуй угадать!
  
  А борт, что над Баграмом сбит?!
  Их притянул земли магнит
  И экипаж одной судьбой объединил.
  
  С тех пор уверен твёрдо я
  Что экипаж - одна семья.
  И нас рисковый лётный труд в боях сроднил.
  
  Но час придёт плацдарм занять.
  Мы вылетим десант бросать,
  А следом технику, необходимый груз.
  
  И заживёт, как организм,
  Борта десантный механизм,
  В котором только я глава, козырный туз!
  
  *АДО - авиационно-десантное оборудование
   **усто(тадж.)- мастер
  ***Отказ - неисправность
  
  
   Я ПОНЯЛ
  
  
  Я учился в училище, чтоб воевать.
  Хоть представить не мог до конца,
  Что готовил себя я людей убивать,
  Останавливать чьи-то сердца.
  
  Я по карте прокладывал курс штилевой*
  И ловил в перекрестие цель.
  Но с улыбкой на вылет ушел боевой,
  От полетов почувствовав хмель.
  
  Я, как коршун, врезался в воздушный поток,
  Приближаясь отвесно к земле;
  Высоту набирал - за витками виток -
  Находил ВПП** в мутной мгле.
  
  Я воздушный объект раньше всех замечал,
  Без ошибок давал разворот.
  Но Зарандж от Заболя*** всегда отличал
  И мне полностью верил пилот.
  
  А когда услыхал: "В нас ракета летит!"
  Я отстрелом сигнальных ракет
  Отвлекал, чтобы курс той ракеты был сбит.
  И она потеряла наш след...
  
  Но вернулся домой друг в цинковом гробу
  И его поседела жена.
  А другой - контрабандой испортил судьбу,
  Получив по закону сполна.
  
  И гробы, что лежали на поле у нас,
  На зеленой траве, каждый день,
  Словно дымку, романтику сдунули с глаз.
  И я понял: Война - злая тень.
  О, я понял: как чудно, что Солнце встает,
  Синевою слепят небеса,
  За разлукою встреча всегда настает
  И детишек звучат голоса.
  И в училищах учатся не воевать,
  А прокладывать курс над Землей...
  Но планируют борт наш на вылет опять.
  Это значит - не кончился бой.
  
  *Курс штилевой - рассчитанный курс полета самолета без учета ветра.
  **ВПП - взлетно-посадочная полоса
  ***Зарандж, Заболь - озера у границы Афганистана и Ирана.
  
  
   БЫЛ БОЙ
  
  Я борттехник. И нечего мне рассказать
  О минувших полётах в "Афган".*
  Лично мне не пришлось там сажать и взлетать,
  Обходить стороной вражий стан.
  
  Не пришлось над бетонкой заламывать крен,
  Самолёт свой бросать вверх и вниз,
  Испытать поражение, тягостный плен
  Или прочий удачи каприз.
  
  Как радист, не стрелял я ловушек-ракет
  И из пушек не бил, как стрелок.
  Не искал, где таится душманский **пикет
  Не бомбил тайных троп и дорог.
  
  Но когда борт на взлёте шарахнулся вбок
  И стоял на пути вертолёт, -
  Я штурвальчиком*** курс наш исправить помог
  И мне был благодарен пилот.
  
  И когда наш стрелок доложил, что "Пожар!"
  И - "Флюгируйте!!"****- страстно взывал, -
  Я сработал, не чуя испуг или жар,
 &nbs И тот двигатель вовремя встал.
  А когда два борта не вернулись назад
  И я горькую с горечи пил,
  И жены укоризненный жалобный взгляд
  Мне сознанье и душу мутил;
  И когда на земле я "движки" заменял
  И клепал днём и ночью дюраль,
  "Кровь из носа" - задания все выполнял,
  Постигая нагрузок спираль.
  Я, как все, делал честно военный свой труд.
  И мирился с такою судьбой.
  И достойно встречал каждый новый маршрут.
  Только вышло, что это был бой!
  
  *Афган (разг.) - Афганистан. **Душман (тадж.) - враг. ***Штурвальчик (техн.) - руль управления передним колесом. ****Флюгировать (техн.) - выключить двигатель с поворотом лопастей винта на минимальное сопротивление воздушному потоку.
  
  
  
   ДА, И Я ВОЕВАЛ
  
  Ну, а я? Я - технарь!* Как порой говорят
  Те, кто хочет обидеть. Что, впрочем, не трудно.
  На плечах моих звездочки юно горят,
  И служебные будни проносятся нудно.
  
  И не жду я от жизни своей перемены,
  И романтика напрочь забыта давно.
  Что с того, что отказ я исправлю мгновенно,
  Мне карьеры и лавров не знать все равно.
  
  Да, и я воевал. Улетали машины
  С моих жестких ладоней в Афганский "толчок".**
  Возвращались ребята назад, как мужчины,
  Проскочив сквозь обстрел на советский клочок.
  
  Возвратились домой. Ну, а те, кто остался,
  Пусть простят, хоть им не в чем меня упрекнуть.
  Разве только за то, что я в летчики рвался,
  Но судьба изменила к мечте моей путь.
  
  И утешен я тем, что к рукам моим ловким,
  Самолет, как к хозяину сокол летит,
  Что, вернувшись израненным из потасовки,
  Мною в срок обновлённый опять воспарит.
  
  
  Утешаюсь, что в жизни я весел и честен,
  Не копал ям для ближних за сладкий кусок,
  С неба звезд не хватал, но ребятам известен
  Как душа-человек, ну, а в деле - знаток!
  
  
  *Технарь - авиационный техник
  **Толчок (разг.) - от слова "толкучка",место,где торгуют. В данном случае - рынок войны.
  
  
   ВЗЛЕТ
  
  Вверху синеет небосвод.
  И грузно мы идем на взлет.
  И над торцом* в упор заламываем крен.
  Скорость отчаянно мала.
  Жара. Расплавлена смола.
  И в крылья воздух бьется, зноем возбужден.
  Как щепку, самолет крутя,
  Шайтаном вертится струя
  И рог штурвала вырывается из рук.
  Нам курс подрезал вертолет,
  Но "Ариана"** в лоб плывет,
  И лицезреть земных красот здесь недосуг.
  Верчу юлою головой.
  В наушниках гвалт, треск и вой.
  К спине прилип комбинезон и парашют.
  Внизу светлеет полоса.
  Прохладой манят небеса.
  Мы между ними: то ль столкнут, то ли собьют.
  Как ас, в бою неустрашим,
  Предельный берегу режим.
  А наш радист творит за нами фейерверк.
  Мол: если "дух" "Ред Ай"*** метнет
  За фейерверком тот пойдет.
  И с "Демократа"**** нас заметить сможет клерк.
  Так крутимся, который год.
  Нам чеки платят за полет
  И говорят, что наша помощь им нужна.
  Они зовут нас "шурави",*****
  Но нашей не щадят крови.
  В такой я помощи не вижу ни рожна.
  Я не боюсь в жару летать.
  И мне на чеки наплевать,-
  Я бескорыстно свой исполню правый долг.
  Мне б только знать, что наш полет
  Любовь и мир Земле поет
  И в наших жертвах есть и смысл, и честь, и толк!
  
  
  *Торец (разг.)- начало взлётно-посадочной полосы
  .**Ариана - самолёт авиакомпании республики Афганистан.
  
  ***Ред Ай - Ракета Земля-Воздух **** Демократ (разг.) - так называли самолёты республики Афганистан.
  *****Шурави (тадж.)- советский
  Творить фейерверк - отстрел тепловых ракет с самолета
  Клерк - (франц. clerc) - духовное лицо, служащий.
  
  
   НАД ВЗЛЕТНОЙ ПОЛОСОЙ
  
  
  
  Раскаленные скалы взирали на нас.
  И ловил в перекрестие вражеский глаз.
  И солдат-наблюдатель на вышке следил,
  Как наш борт над бетонкой спиралью ходил.
  
  А из глиняных гнезд, из расщелин и скал,
  Выражая испуг или злобный оскал,
  Выражая тревогу, живой интерес
  Сотня, тыща очей наблюдали наш рейс.
  
  И, чертя вопросительный свой пируэт,
  Залпы серий ракет отмечали наш след.
  И кружили "вертушки",* стволами водя,
  За возможной стрельбою "душманов" следя.
  
  Так встречал-провожал нас: Кабул и Шиндант,**
  Гепатитный Кундуз, знойный Джелалабад,
  Кандагар и Баграм, Хост, Мазари-Шариф...
  Но крылом нам махал лишь орел или гриф!
  
  *Вертушки (разговорн.) - вертолеты.
  **Кабул, Шиндант и т.д. - города Афганистана
  
  
   Вальсируя домой
  
  Скоро под нами мелькнут: Чагчаран,*
  Горные села, где чтится Коран,
  Реки, долины и скальные цепи,
  Что упираются прямо в Иран.
  
  Голос "Кубани"** заложит нам уши.
  Речь на фарси будет слышаться глуше.
  Крикнет радист наш Кабулу: "Ко-о-нец!"
  Ну, а стрелок станет вновь бить баклуши.
  
  Страхи уйдут, будто не было их.
  Кто-нибудь выдаст лирический стих.
  Все, с облегчением сняв парашюты,
  Будут мечтать о спиртном на троих.
  
  В море песка, что плывет под крылом,
  И в облаках чуем Родины дом.
  Переполняется нежностью сердце.
  Копится, катится радости ком.
  
  Так боевой завершится полет.
  Таможня бодро придет в самолет.
  В щели и люки заглянет "Граница".***
  И экипаж этот вальс пропоет.
  
  *Чагчаран - город Афганистана.
  **Кубань - позывной военного аэродрома г. Мары.
  "Ко-о-нец" - конец связи в радиоэфире.
  ***Граница (разговорн.) - пограничники.
  
  
   РАССКАЗ ВЕДУЩЕГО
  
   Памяти экипажа майора
   М.Шаджалилова 11.07.85г.
  
  Такое не забуду никогда.
  Который год стоит перед глазами.
  Над Кандагаром я летел тогда.
  Когда "Антон" возникнул вдруг над нами.
  Смотри, - сказал ведомый мой, - смотри!
  И словно зайчиком в глаза мои сверкнуло.
  "Ан" шел чуть выше, будто бы парил,
  И что-то в правый крен его тянуло.
  С неведомым боролся экипаж,
  К земле неудержимо приближаясь.
  Меня смутил внезапный эпатаж*
  И замер я, картиной поражаясь.
  
  (Была ведь небольшая высота -
  Крылатым так летать небезопасно).
  По "зайчику" и шлейфу от хвоста
  Случившееся становилось ясно.
  
  Как белый аист с раненым крылом,
  Летел "Антон", пытаясь удержаться
  В афганском небе нежно-голубом,
  Но вынуждал пожар его снижаться.
  Уже под ним скалистая гряда,
  Петляет нить асфальтовой дороги...
  Но точно рассчитала все беда:
  Как будто самолет внезапно вздрогнул,
  И отделилось правое крыло,
  И круче поплыла к земле махина,
  И огненной взрывной волной смело
  Арык, кустарник и дувал** из глины.
  
  И я кричал неистово в эфир,
  Я вниз смотрел, глазам еще не веря,
  Что вижу я войны жестокий пир
  И боевую первую потерю.
  
  *Эпатаж - поведение, нарушающее общепринятые нормы и правила
  пилотирования
  **Дувал (разг.) - от девол, девор (тадж.) - стена, забор.
  
  
   МУХАММАД
   Памяти майора М.Д. Шаджалилова
  
  Мухаммад, Мухаммад,
  Наш соратник и брат,
  Это - боль: улетев
  Не вернуться назад?!
  Мухаммад, Мухаммад,
  Был наш враг очень рад,
  Вслед ракету с плеча
  Запустив наугад.
  Шла ракета на жар.
  Вспыхнул в небе пожар.
  Ты сорвался с небес
  И погиб, как Икар.
  Мухаммад, Мухаммад,
  Для узбекских ребят
  Жизнью яркой своей
  Стал ты словно Фархад.
  Был ты дерзок и смел,
  Потому и посмел
  Самолет, вертолет
  Покорить, как пострел.
  Мухаммад, Мухаммад,
  Выбрал Севера клад.
  Сам поехал служить -
  Где рассвет как закат.
  Над морями летал,
  Под сиянием спал
  В горне стужи хмельной
  Мастерство закалял.
  Мухмамад, Мухаммад,
  Застучали в набат,
  Как афганский народ
  Крикнул нам: "Руку, брат!"
  Как советский пилот, -
  Мира страж и оплот,
  Ты пошел воевать
  За афганский народ.
  Мухаммад, Мухаммад,
  Не боялся преград,
  Шел с улыбкой в полет,
  Будто шел на парад.
  Жаждой подвига жил.
  В службу душу вложил.
  Своим младшим братьям
  В небо путь проложил.
  Мухаммад, Мухаммад,
  Вижу твердый твой взгляд,
  Когда жизнью спасал
  Ты дехканина сад.
  Где Мир-Вайс* побеждал,
  Англичан позор ждал,
  Призывая к борьбе,
  Факел твой отпылал.
  Мухаммад, Мухаммад,
  Раздается набат.
  В грозном небе твой путь
  Продолжает твой брат.
  
  Мир-Вайс - афганский герой народно-освободительного движения
  
  
   ТЫ БЫЛ
   Памяти М. Шаджалилова
  
  Десять лет - будто миг.
  Пронеслось десять лет.
  Все смутнее твой лик.
  Все заметней твой след.
  Все прекрасней твоими плодами семья.
  Все нелепей становится гибель твоя.
  
  Десять лет, будто миг,
  Будто вечность прошла.
  Жизнь вокруг, как старик,
  Иной вид обрела.
  Стало черным, что было тогда так бело.
  И все черное белым песком замело.
  
  Десять лет, будто миг.
  Будто дух, пронеслось.
  Эволюции шик
  Встретить нам довелось.
  Романтизмом была твоя чаша полна.
  Нам с другим содержанием чаша дана.
  
  Десять лет - будто миг.
  Пронеслось десять лет.
  В них родных твоих крик.
  Их седин белый след.
  Может, в жизни ты лучшее время прожил...
  
  Спи спокойно. Мы выпьем за то, что ты был.
  
  
   ПОСЛЕ ДОЖДЯ
   Трубину А.К.
  
  Стоит над Кабулом кристальная ясность.
  И небо, и горы, и город прекрасны.
  Блистают вершины, сверкают долины,
  Сияют аулы из камня и глины.
  
  Синь неба над нами лазурно-хмельная.
  Над речкой туман - лебединая стая.
  И воздух кругом невесом и прозрачен,
  Что в сердце восторг, как в минуты удачи.
  
  Красой смущены, мы уносимся в небо.
  И кажется нам: здесь никто еще не был.
  Наш лайнер купается в брызгах рассвета,
  И счастливы мы, что увидели это.
  
  Как видно, для счастья не так много надо.
  Мы как-то забыли, что смерть где-то рядом:
  В промытых аулах и скалах таится
  И, радости нашей не ведая, злится.
  
  А мы, восхищённые дивной красою,
  Спокойно летим над афганской землею
  Мечтая, как будут на мирной планете
  Взлетать, чтоб красивые видеть рассветы.
  
  
   СЕРЕГЕ
   Гончарову С.В.
  Помнишь ли, мой друг, Серега,
  Как длинна была дорога
  К голубым бездонным небесам?
  Как к мечте своей стремились,
  Званьем летчика гордились,
  Удивлялись летным чудесам?
  
  Помнишь ли былые муки,
  Как кромсали мы науки,
  О запретном думая тайком?
  Как о доме мы вздыхали,
  От любимых писем ждали,
  Чистили картошку вечерком?
  
  Помнишь ли, мой друг,Серега!
  В поле скошенном два стога, -
  Ты там сделал первый разворот,
  Как от счастия хмельные
  Мы курили "вылетные"
  За самостоятельный полет?
  
  Помнишь ли, мы - лейтенанты
  Разодетые, как франты,
  Отмечали вечер выпускной?
  Как нас всех в полку встречали,
  Перспективы рисовали,
  Окуная в службу с головой?
  
  А теперь взгляни, Серега,
  В небо коротка дорога -
  Километры взлетной полосы.
  Мы без страха и сомненья
  Мчимся к звездам с ускореньем,
  Бортовые запустив часы.
  
  Мы взлетаем и садимся,
  Трудных дел не сторонимся.
  Стала лишь обыденной мечта.
  Нам с тобой давно не двадцать,
  Но не стоит огорчаться, -
  Ведь в движенье жизни красота.
  
  Пусть года уходят в дали,
  На груди растут медали.
  Будем небо вольное любить.
  Мы с тобой из поднебесья
  Распеваем миру песни.
  А за это очень стоит жить!
  
  
   ПРОЩАЙ, ПОРТУПЕЯ
  
  Вот и все. Я свободен. Прощай, портупея!
  Я о прожитой жизни ничуть не жалею.
  Все, к чему в ней стремился,
  Сумел я достичь.
  Все, чем в детстве пленился,
  Сумел в ней постичь.
  
  Двадцать лет, не считая училищных дней,
  Нас со службою не было в мире родней.
  Радость, горечь делили мы с ней пополам.
  А теперь расстаемся. Такие дела...
  
  Двадцать лет - словно миг, словно долгая жизнь.
  Лейтенант, раньше срока в запас не стремись.
  Для всего, говорят, есть свой день, есть свой час.
  Наступивший конец вдруг не радует нас.
  
  В этот день, в этот час на душе не легко.
  Потому ли, что дальше идти далеко,
  Потому ли, что прошлым так крепко обвит, -
  Очень грустно. И сердце тоскливо щемит.
  
  Говорят, счастье - это свобода и есть.
  Я всю службу мечтал получить эту весть.
  Весть пришла. Я свободен! Но счастлив ли я?
  За плечами мой труд, моя боль и друзья.
  За плечами - вся жизнь. Впереди - только свет.
  И выходит, что службы дороже мне нет!
  
  И выходит, что нет в этот час мне родней
  Ваших добрых сердец, ваших светлых очей.
  Расстаемся! Прощание тоже парад.
  Повстречать вас всегда буду искренне рад!
  
  
   ПОВЕЗЛО МНЕ, ДРУЗЬЯ!
  
  Повезло мне, друзья:
   приближен я к великому Небу!
  Повезло мне, друзья:
   я с красою небесной на "ты".
  Я смотрю свысока
   на безусых юнцов, кто там не был,
  Не видал, как сады
   сверху смотрятся, словно цветы.
  
  Повезло мне, друзья:
  я чертил по небесной лазури
  Пенным следом движков,
   отмечая небесный свой путь,
  Из машины стальной
  видел я зарождение бури
  И, пробив облака, мог на спящее Солнце взглянуть.
  
  Повезло мне, друзья:
   самолеты - крылатые птицы
  Позволяли касаться
   руками обшивок своих,
  Позволяли взмывать
   к облакам и на Землю садиться
  И открыть красоту
   необъятных просторов земных.
  
  Повезло мне, друзья:
   нет профессии лучше на свете.
  Повезло мне, друзья:
   я в мечте своей счастье обрел.
  Я лечу над Землей,
   и ручонками машут мне дети
  И завидует мне
  одиноко парящий орел.
  
   http://sem-cem.tk

Оценка: 8.93*10  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018