ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Сергеев Иван Сергеевич
Пять командировок

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 7.12*6  Ваша оценка:

Пять командировок

Вместо предисловия: больше года я с удовольствием читал то что написали о себе ребята на сайте арт оф вар. Цель моего сочинения та же - просто рассказать свою скромную историю в кругу друзей.

За погибших друзей обуревала злость.

За их безжалостно загубленную молодость.

Хотелось "духов" рвать голыми руками,

Как зверь добычу острыми клыками.

Что вспоминать, ведь столько воды утекло.

Прошлое давно уж быльем поросло.

"Что сейчас значит та война для тебя?"

Вмиг отвечу, если спросят меня:

"Афганистан, - Ты лучшее, что видел в жизни я!

Афганистан, - Ты худшее, что мучает меня!

Афганистан, - Ты жизнь мою поделил по частям:

Жизнь до Тебя, после и ТАМ!

Брат по оружию, - ты помни, не забудь. Баллада о Кундузской гвардии

Щенников В.В.

Первая командировка

В 2000 году командировки на Северный Кавказ были на 3 месяца. Теплый летний вечер, двор управления внутренних дел Петровской области. Провожающих, т.е. родственников нет. Меня старшего лейтенанта внутренней службы - доктора сводного отряда милиции (СОМ) "провожает" мой начальник полковник Д. У меня это первая командировка на Кавказ, поэтому Валерий Николаевич волнуется больше меня и даже кажется немного подпрыгивает все время. Мы в милицейской форме - стекляшке. Вообще не поскупилось государство: на три месяца выдали и летнюю и зимнюю форму с двумя парами обуви и потом забегая вперед без проблем ее списали, чего в последующие годы уже не было. Перед командировками я обратился с просьбой помочь лекарствами как тогда выражались к спонсорам (некоторые из них мои сокурсники по медфаку смотрели на мою форму с улыбкой и жалостью, таблетками торговать было очень выгодно) - они охотно откликнулись, облагодетельствовали каждый отряд тысяч на 10. Отряды уходили регулярно 3 месяца и следующий отряд - спонсорам быстро надоело делать подарки. Мы погрузились в несколько машин и поехали в Питер. Мой автобус КАВЗ, начштаба п/п-к Р. достал ящик из под патронов у него там оказался запас бутербродов, дома жена приготовила. Поедаю их, с удовольствием, хотя прошло всего несколько часов нашей командировки. Темно, в автобусе не утихает нестройный шум и гам. Останавливаемся в какой-то деревне, из машин буквально вывалились бойцы, парочку выворачивает наизнанку-с перепою. Настроение начинает слегка падать....
И вот мы в Питере. Разместились в каком-то общежитии или казарме не поймешь. Потеряли одну машину, разбилась в дороге. В СПб нас повели в музей, экскурсовод ведет нас по залам - показывает погоны ст. лейтенанта (поручика) такие же как у меня их носили царские особы - мурашки по спине.
Вылетаем из Пулково, некоторые "солдатики" успели подружиться с девчатами и спустили все командировочные попутно подхватив ЗПП. На взлетке уже темно, в ИЛ-76 должны загрузится сводные отряды Северо-Западного региона: Псков Карелия Вологда и т.д. никакой очередности, легкий хаос. Вперед нашего отряда влезает какой-то бравый подполковник из Калининграда со своими ребятами, чуть позже про него нашепчут, что он уже много раз был в командировках, награжден всеми возможными наградами и на этот раз едет за Героем России! Еще через месяц судьба этого человека - погиб...

В самолете каким-то чудом оказываюсь почти за кабиной пилотов, приставной стульчик. Это грузовая версия самолета, не передать словами как сидели или набились точнее сказать несколько сотен человек и имущество. Часа через три мы приземляемся в Махачкале. Двигатель не глушат кажется вечность а отойти от самолета нельзя, мы просто оглохли все. Вся полоса загажена, куча самолетов отрядов смешались. В суматохе у нас увели ящик тушенки. Увели свои же, другой отряд. Вообще СОМ это рабочие лошадки формируются в основном из ППС. Большинство (около 70% - 80%) видят друг друга в первый и последний раз в жизни (ведь они служат дома в разных районах) в этой командировке на 90 дней, соответственно у нас нет опыта, мы слабо представляем куда приехали.

А приехали мы в страну высоких гор - так кажется переводится Дагестан. В этой республике между прочим подавляющее большинство исламских учебных заведений из имеющихся на территории России. Это к вопросу кто за что служит, ведь можно это делать или за Идею или за деньги. В Буйнакске прямо на улице на заборе изображение закутанной женщины и надпись "Ты же мусульманка, одевайся как мусульманка!"

В начале, немного непривычно было ходить по городу с автоматом.

Не встретить там женщину с непокрытой головой. Нет, в городе ещё можно, но выше - в горах, исключено. Много написано про горные серпантины, машина нас везет по нему все выше, мы едем в н.п. Чабан-Махи (строго говоря это не горы - отметка 1300 метров).

С Чабан-Махи спускается туман,

а наш отряд опять идёт в шалман

Неизвестный поэт

Мы с "комфортом" разместились в доме "бригадного генерала" Атаева находящегося в международном розыске. Атаев - один из семи братьев Атаевых боровшихся за создание отдельного государства в т.н. Кадарской зоне был учителем физики, а затем директором местной сельской школы, его трехэтажный железобетонный дом принял 50 бойцов. Евроремонта в доме не наблюдалось. Мы высадились из машин около дома, нам навстречу побежали бородатые, видимо давно толком не мывшиеся, но очень счастливые парни. Я менял капитана Л. Смешно наверное ему было видеть мой бледный вид (через три месяца уже я выступал в роли счастливого "дембеля" и увидел вытянувшееся лицо доктора который приехал менять меня). Бросилось в глаза ведро с патронами, прямо антураж из какого-то фильма. Мы с Олегом входим в дом, по пути он говорит "мы закрыли 85 дней боевых, м.б., ещё получится несколько дней отстоять". Боевые - 950 рублей т.е., примерно 30 долларов в день, для офицера. При моей зарплате ст. л-та вн сл примерно 4000 рублей. Т.е. Получается за 3 месяца можно получить чуть не 3000 долларов! Ну правильно, ведь откуда взялись вообще эти боевые? Из Югославии - там миротворцам платили по 1000 долларов в месяц, и решил наш верховный главнокомандующий П., платить парням на Северном Кавказе примерно туже сумму. Правда недолго счастье длилось - отряд Олега вернулся домой и документы на оплату представил руководству. Их посмотрели - все 90 дней они "воевали" в Чечне - по документам, а де факто вроде были в Чабан-махи Республика Дагестан. Неувязочка вышла. Несмотря на это, те кто из бойцов подали в суд ссылаясь на боевой журнал и не побоялись ни осб ни начальства получили боевые. Боевой журнал его вели отряды в командировках, подписывали его у руководства группировкой в Хасавюрте или если речь шла о Чечне в Ханкале. Это и был первый и последний документ которому верил суд.

Отвлекся, в доме было электричество, но было темно. Мы с Олегом зашли в комнатушку на втором этаже, "вот здесь я спал" - он показал на второй ярус - нары, да вся обстановка комнатушки тоже были как из фильма, то ли про Чапаева, то ли про Махно. У окна затянутого пленкой, стояла печка-буржуйка переделанная под газ - весь аул между прочим на природном газе, а Санкт-Петербург, только недавно узнал, еще не полностью газифицирован. Серый бетон стен был густо исписан какими-то проклятиями против духов и кое где оклеен фотографиями девушек из мужских журналов. Рядом нары человек на пять. На втором ярусе нар потом разместил все медикаменты, а мыши лакомились горчичниками.

Мы снова спустились во двор дома, там шел настоящий торг как на базаре. Уже начали ругаться нехорошими словами. Суть дела такова - приезжающий отряд покупает у тех кто собрался домой ни много ни мало машину, да еще кое-что "по мелочи". "Да мы в эту буханку столько вложили!!! Да я лучше сейчас ее в пропасть скину" - надрывается продавец. Большинство ребят, которые приехали смотрят на все это в легком оцепенении. Попали, как говорится в "горячую точку". Если еще короче: перед отъездом из дома мы все скинулись по 1500 рублей - на покупку "всего необходимого для нас же"! И вот теперь покупаем. Вроде мы так и не купили эту машину, неделю спустя приобрели ВАЗ-21013 (сказочная развалюха - на поворотах серпантина дверь сама открывается - добро пожаловать в пропасть) и потом раскатывали на ней по делам. Вообще все эти купли-продажи занимали видное место во всех командировках.

Цель нашего визита в Чабан-махи была неясная. Мы выставили блок пост на отворотке ведущей в село, вернее он там уже стоял до нас. Т.е., центральную дорогу мы никак не контролировали. Да, ну и конечно круглосуточно около 5-6 человек были на "господствующей высоте" вроде как прикрывали наш отряд. Да пару тройку постов в самом доме. "Все под контролем".

Все события в этом селе проходили ровно за год до нашего пришествия сюда. Ваххабиты теперь стали мирными жителями. Ни одного обстрела за 90 дней не было. Ну заранее мы конечно не знали, что их не будет. У соседнего отряда милиции произошла трагедия: убили четверых в том числе и командира. Они ехали в Хасавюрт. На каком-то мосточке их просто расстреляли, можно сказать в упор. Вот и вся история.

Всего за три месяца мы увидели лето, осень и зиму

Холодно

Жарко

Красиво

Мы часто бывали в городе Буйнакск. Там прямо в помещении работающего детского сада, в нескольких помещениях разместился СОМ из республики Хакасия. Мы подружились с ними. Они к нам приезжали "в горы" и отчаянно завидовали тому какое у нас героическое место. До ужаса много мы все фотографировались. А у них еще и видеокамера была! Ребята до того прониклись темой секретности (крутое спецподразделение!), что часто именовали друг друга только по кличкам - "эй, Лось иди сюда". Дальше больше: им захотелось реальных наград ну и додумались сообщить руководству: нас регулярно обстреливает снайпер! Это в детском саду с дагестанскими детишками.

И вот первый вечер командировки. В комнате командир, замы - замполит (извините заместитель по воспитательной работе), НШ, зампотыл и доктор отряда. Бойцы на постах. НШ включает компьютер, московское время 22 часа. А мы уже улеглись каждый на свое место на нарах. "Доктор ты чего уже спать лег? Давай вставай, будешь помогать делать боевые журналы.". "А у меня все бойцы здоровы" - "грублю" в ответ. "Я тебя вычеркну из боевых!!!" расшумелся полковник. Так ночами он и печатал - мешал нам спать, он же каратист, бил по клавишам сильно. Долго и упорно работал (сочинял) он эту книгу, там было расписан по фамильно весь отряд все 90 дней: допустим такого-то числа рядовой милиции Иванов и капитан милиции Петров нашли там-то и там-то 10 снарядов и три ВОГа. И так каждый день наши боевые подвиги. И вот настал решающий момент - для того что бы эта рукопись стала документом её должен был утвердить самый главный начальник группировки в Хасавюрте. Надо было видеть злое и разочарованное лицо нашего НШ когда он вернулся оттуда и на этом драгоценном журнале какая то бредовая резолюция: Для работы с личным с личным составом. Облом. Никаких вам боевых ребята, война закончилась. В этом, на мой взгляд, и есть высшая справедливость, потому что самая большая неприятность была для нас просто разлука с домом на три месяца ну и в бытовых неудобствах. Зато когда в середине командировки мы разговаривали с ребятами из штаба в Хасавюрте, то узнали, что некоторые "друзья" в этом же самом штабе умудрились закрыть за сентябрь месяц 60 дней боевых, вот такая временная аномалия.

Работы (медицинской) почти не было. Только один раз наш милиционер сильно заболел. Одновременно простыл и чем-то отравился. Как пишут в историях болезни состояние средней тяжести. Высоченная температура, рвота, диарея, частый почти нитевидный пульс. Слава Богу, поправился парень. В госпиталь города Буйнакска я принципиально не госпитализировал ребят, во-первых не было абсолютных показаний, а во вторых это для них было небезопасно. Ходили нехорошие слухи, про в/ч в этом милом городке, что там практикуется продавать солдат для работ. Но потенциальную потребность консультироваться в госпитале, несложно было предвидеть и вот мы познакомились с его начальником. Привезли своей петровской водки, ну как обычно. Поступила просьба - привезите, если можно несколько коробочек патронов для ПМ. Так вот постепенно приходилось налаживать взаимоотношения.

Сельский магазин удивил тем, что алкоголя там не было вообще, но мало этого, в нем продавалось безалкогольное, дорогущее пиво хольстен. Там же у нас покупали кильку в томате и сгущенку. А вот за территорией Чабан-махи, буквально в 30 метрах от границы деревни (все по взрослому) стояла лавка, где и водку можно было купить, причем название водки - Балтика.

Пару слов о питании. Раз в неделю или две приходила машина с припасами. С голоду ни кто не умер. Повара - отдельный им поклон, те же простые милиционеры, добровольно ставшие нашими кормильцами, старались. Бойцы незаслуженно их обзывали, ну как у детей бывает (в основном им было по 20 лет с небольшим - дети с большими яйцами. В командировке у нас хватало настоящих пистолетов и автоматов, но парни накупили где-то игрушечных пистолетиков и буквально играли ими в войну. Что сказать - в свои 30 с небольшим иногда мне казалось что я гожусь им в отцы:) Муку выдавали высшего сорта, нужно было договориться с местными, чтобы они выпекали нам хлебушек. Один не в меру активный товарищ, уже бывший в этих местах взялся за дело. Хлеб стали исправно привозить, но какого качества. Через пару-тройку дней бойцы стали роптать. Потом выяснилось, что отряды стоявшие тут до нас "заключали договор" в нашей деревне, а наш друг договорился об этом в Нижнем Джигунтае (километров десть от базы) но главное - местные получали от него муку высшего сорта, а мы получали хлеб совершенно другого качества. Разница оседала понятно в чьих карманах. Случай с хлебом, к сожалению, очень показателен тем, что не все могли удержаться, видя как легко можно в командировках заработать. Ну это мелочи, пустяки.

Как-то раз нас занесло на какой-то водопад, мы сами не знали зачем шатались целый день по лесу (искали приключений на свою голову). С той прогулки к водопаду я запомнил, как вкусен первый глоток воды, когда ты сумел дойти до дома...

Начало дня обычно с молитвы муллы в 5 утра, совсем рядом с нашим домом мечеть. Если не полениться и выглянуть в окно из дома, можно было видеть как самого утра в поле выходили работать женщины, а мужики собирались около мечети, садились на корточки и начинался какой-то разговор. Завтрак - каша, банка сгущенки и банка рыбных консервов, хорошо если не в томатном соусе, ну и можно сдобрить всё это глотком алкоголя и проглотить витаминку - витрум антистресс. Тут же крутиться котёнок, кормлю его рыбой и наблюдаю как ловко он охотится за мышами в нашей комнатушке. Развод. После развода все заняты своим делом.

Вечером все кто был свободен от службы собирались у телевизора, был у нас один видик, а в Буйнакске буквально в каждой лавке были в продаже видеокассеты снятые боевиками о том как они нам головы режут. После одного такого просмотра и глупому понятно, что здесь все очень серьезно.

Из 6 замов нашего начальника УВД в этой командировке я увидел 4-х (они привозили нам посылки из дома - так называемый обоз и увозили домой залетчиков, так все сурово у нас в милиции). Нигде кроме как там старший лейтенант не посидит запросто за столом с полковником. Начальник МОБа и начальник Штаба УВД были нормальные мужики. Мы разумеется, готовились к каждому такому визиту. Максимальное меню, салатики и т.д. Зам по кадрам, впоследствии ставший генералом, решил заглянуть в нашу баню. Бойцам было приказано не попадаться ему на глаза. Но какой-то сорванец-боец уже был в бане и не узнавал никого: "Ты кто?" спросил его товарищ полковник, "Я, Вася!!! А ты кто?". Васю потом долго и нудно увольняли дома, но не уволили, очереди желающих служить в МВД тогда не наблюдалось. В тот визит полковника рядом с нами за столом восседал какой-то местный и в свойственной им манере расхваливал не пойми какие чудодейственные ягоды растущие тут же в горах. "От всех болезней лечат!" Реакция нашего полковника была для меня слегка неожиданной: "Доктор, ты слышишь? Пойдешь в горы и насобираешь этих ягод!" - прозвучал приказ. Ага сейчас разбежался. Еще один визитер, покушав наших "разносолов" недовольно поморщился и пожурил нас - плохо его покормили. Но всех перещеголял проверяющий, который посоветовал командиру понаставить вокруг на дома где мы жили растяжек, а дом-то наш был в центре деревни, детвора там бегала.

К нам опять приехала проверка - с гитарой один из проверяющих

Нагрудными знаками нас не обижали, исправно выписывали отличник милиции и другие значки. Мы, им (значкам) радовались как дети (тем более ходил слух о том, что кто будет награжден знаком Участник боевых действий в дальнейшем получит какие-то льготы.). Правда, выдавали только книжечки к знакам (за которые мы тоже заплатили), а сами знаки нужно было покупать. Командировка заканчивалась. Мешки для трупов полученные дома не пригодились - это главное.

На обратном пути в Астрахани мы зашли кафе-караоке, нагрудные знаки похожие на ордена сияли на нашей форме, посетители кафе стоя нас приветствовали и в едином порыве, для нас, исполнили песню Офицеры.

На перроне мы обнимались не столько с родными, сколько друг с другом - от того что расставались, так привыкли к друг другу. Мне отчетливо было понятно, что это только начало и будут у меня еще поездки. Так оно и оказалось.

Прошло 12 лет с той поры мы до сих пор перезваниваемся с командиром (хотя оба на пенсии уже давно) и ребята со мной здороваются на улице, это дорогого стоит, уважаемые.


Оценка: 7.12*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012