ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Джаннини Джозеф
Капитан по прозвищу "Двойное время"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:

  Впервые я повстречался с капитаном Эдвардом Патриком Даффи в октябре 1966 года. Он был моим ротным командиром в офицерской кандидатской школе в Куонтико, штат Вирджиния. Мы прозвали его "Двойное Время" Даффи потому что он всегда удваивал наши наряды. К примеру, он неоднократно назначал меня и еще одного морпеха ротными головными. Мы все время должны были идти примерно в 50 метрах перед нашей ротой. В первый раз когда это было, и когда прошло нормативное время, которое мы должны были провести впереди, я уж и вспомнить не могу, сколько раз я оглянулся назад на капитана Даффи в надежде, что он даст отмашку и прикажет нам вернуться в строй.
  
  Тренировки и физподготовка были важнейшей частью обучения в офицерской кандидатской школе. Если кандидат не справлялся с физическими нагрузками, его выгоняли. Во время физподготовки кандидаты были одеты в серые спортивные костюмы, черные кепи и черные боевые ботинки. Капитан Даффи в это время тоже носил черные боевые ботинки, но одет он был в зеленый спортивный костюм и зеленое кепи. Поэтому втайне я дал ему прозвище Зеленый Шершень.
  
  Как-то раз я вышел за пределы базы и наткнулся сразу на несколько Зеленых Шершней. Отлично. Я вернулся на базу в хлам задроченным. В ту же ночь, когда я думал, что в казарме все спят, я пробрался к кабинету капитана Даффи и облепил ему наклейками всю его стеклянную дверь. Я никому об этом не сказал и никто про меня не узнал. Пронесло.
  
  Однажды (день был холодный) во время ротного марша, когда я и еще один парень как обычно шли впереди, мы подошли к широкому ручью и я оглянулся на капитана Даффи. Он подал нам знак двигаться дальше. Я и второй ротный пойнтмен двинули через этот ручей. Я очень быстро понял, что ручей этот очень глубокий и течет весьма быстро. Я сказал второму пойнтмену, чтобы он шел дальше, а сам стал ждать прямо посередине ручья, чтобы помочь капитану Даффи. Он вошел в поток и двигался достаточно неуверенно, но жестом приказал мне идти. Я добрался до противоположного берега и оглянулся. Он вовсю боролся с течением. Выйдя на другой берег я был насквозь промокшим и мне казалось, что я потяжелел килограммов на десять. Я стоял на берегу и наблюдал за приближающимся капитаном Даффи. Конечно же, думал я, на этот раз он впервые ограничит мое время в пойнтменах нормальным сроком. Он поймал мой взгляд и дважды махнул рукой. Двойное время!
  
  Из офицерской кандидатской школы я выпустился в декабре 1966 года. Я получил звание второго лейтенанта Корпуса Морской Пехоты США и находился в такой форме, что мог бы пробежать марафон. Я попрощался с капитаном Даффи и отправился в Базовую Школу (Базовая школа (The Basic School) - это место, где все недавно получившие офицерское звание морпехи обучаются основам того, что значит быть "офицером морской пехоты". По сути - продвинутая учебка - прим. переводчика). Ее я закончил в июне 1967 года. Закончил и поехал в отпуск, имея на руках приказ об отправке во Вьетнам. 12 июня я женился, а уже 24 июня 1967 года уехал из Штатов. Некоторое время, около двух недель, я провел на Окинаве.
  
  В конце концов, мне и оттуда предстояло уезжать. Я сидел в зале ожидания в аэропорту и ждал, когда стихнет тайфун. И вот я сижу там и вдруг замечаю Даффи, восседающего за барной стойкой. Он уже был майором. Я подхожу и здороваюсь. Он явно находится в дурном расположении духа и начинает жаловаться, что его никак не переводят во Вьетнам и он застрял на Окинаве. "Лейтенант, я кадровый офицер. Мне нужен боевой опыт. Мне необходимо попасть в Страну".
  
  А я реально не знал, что ему сказать. Видя, что он не в настроении вести светскую беседу, я отправляюсь дожидаться рейса в одиночестве. Я ушел, а он все сидел там один и грустно бухал.
  
  Начало декабря 1967 года. Я командую стрелковым взводом "Браво 3". Нашему батальону приказано занять холм, обозначенный как "Альфа 3". Все это было чуть пониже демилитаризованной зоны, она же - Зона Мертвых Морпехов. Наша задача состоит в том, чтобы оборонять этот холм и построить на нем боевую базу. На дворе сезон муссонов, время холодное и ветреное, постоянно идут проливные ливни. Под покровом темноты мы поднимаемся на холм. Мы замерзли, мы промокли до костей, мы глубоко несчастны. Спать почти никто не может. Эта будущая боевая база должна стать частью "линии Макнамары". Предполагалось, что это будет ряд баз, простирающийся от Южно-Китайского моря до лаосской границы. Концепция заключается в том, что те, кто сидит на этих базах должны будут использовать средства электронного наблюдения для обнаружения идущих через ДМЗ подразделений северовьетнамской армии, после чего идти им наперехват. Это не сработает.
  
  Первая ночь проходит без жертв. На следующий день один из наших патрулей подрывается на вручную сдетонированном Клейморе - у нас появляется несколько раненых и двое погибших. АСВ со своих замаскированных позиций в джунглях могут нас преспокойненько рассматривать.
  
  А потом начинается: по нам долбят артиллерия, минометы, безоткатные орудия и самое смертоносное - на нас сыплются снаряды с замедленным детонированием. Мы закапываемся глубже, выжить для нас - настоящая удача. Этот наш холм гораздо меньше чем Дьенбьенфу - местечка, где во время французской Индокитайской войны в 1954 году состоялась битва в которой Вьетминь (ныне ставший армией Северного Вьетнама) окружил пятнадцать тысяч французских солдат и убедительно их раздолбал.
  
  Обстрел то начинается, то прерывается. Решение вылезти из своих укрытий может стоить жизни. Мы превращаемся в гигантских грязных грызунов, боящихся пошевелиться.
  
  7 декабря 1967 года. Выходит солнце. Я высовываюсь и оглядываю окрестности - вроде тихо. Я жду. Прилётов нет и я осторожно выбираюсь на свет Божий. Все еще по-прежнему тихо - я начинаю потягиваться и осматриваться. Внезапно над моей головой дважды со свистом что-то проносится. Снаряды рвутся на моей позиции, прямо там, где торчали новички. Нас надули! Я заныриваю в укрытие. Прилетающие снаряды долбят прямо по моей позиции, но все же основная их масса утюжит позиции моего бывшего взвода "Браво 1".
  
  Слышу крики: "Санитара! Санитара!"
  
  Я глушу страх и бегу туда, где стояли долбанные новички. Один ранен в правую "заднюю область". Там словно вырван огромный кусок плоти, вместо которой образовалась красная зияющая воронка. Нога парня почти оторвана от бедра. Другому по локоть оторвало правую руку. Я нахожу руку и мы кладем ее в его пончо, после чего обоих парней уносят в полевой госпитальный пункт. Счастливчики. Всего два дня в Стране, а они уже возвращаются в Мир. У них Раны На Миллион Долларов.
  
  Я бегу к позициям взвода "Браво 1". На их бункеры пришлось несколько прямых попаданий и у них большие потери. В числе этих потерь их командир взвода второй лейтенант Гроссханс. Они были моей первой боевой командой, я там всех знаю. Каждый из них обращается ко мне, спрашивая: "Насколько все плохо, лейтенант?", имея в виду "какие у вас потери?".
  
  То, что я там вижу - просто ужасно. Почти половина взвода "Браво 1" чуть ли не разорвана в клочья. У многих множественные осколочные ранения. Каждого раненого я заверяю: "Теперь все в порядке, ты сваливаешь отсюда!"
  
  Всех раненых морпехов укладывают на пончо и уносят. Я не могу сдержать слез. Здесь мужчины плачут во второй раз в жизни. Надеюсь, в последний.
  
  А тем временем в наш батальон прибывает новый штабной офицер - майор Эдвард Патрик Даффи. Наконец-то исполнилось заветное желание "Двойного Времени". Он в Стране с линейным батальоном. Приветствовать его я не ходил. Зачем лишний раз рисковать, выползая из укрытия? Да, блин, присоединился он к нам в очень неподходящее время и в очень неподходящем месте. Но, по крайней мере, он добрался сюда целым и невредимым, а ведь у кого-то и этого не вышло. Наша база - Зона Смерти.
  
  9 декабря 1967 года. Меня вызывают в штаб батальона. Я весь настороже прохожу разделяющие нас пятьдесят метров. Я вхожу в бункер и вижу майора Даффи - он сидит в предбаннике и читает письмо. Мы здороваемся, но письмо его явно интересует больше, чем общение со мной. Я все понимаю и прохожу на командный пункт. Когда я, через некоторое время, выхожу оттуда, он все еще сидит там. На этот раз он сам пишет письмо. Когда я прохожу мимо - он поднимает голову и я понимаю, что он организовал свое спальное место именно в этом предбаннике. Не лучший выбор.
  
  В свой бункер я возвращаюсь как раз в тот момент, когда на наш холм обрушивается очередной шквальный обстрел. Я забиваюсь в свой угол. От взрывов земля трясется и подбрасывает меня. Смерть выходит на прогулку и я не хочу встречаться с ней взглядом. Меня поглощает ужас и я начинаю хохотать как безумный...
  
   Наконец обстрел прекращается. Я вылезаю из бункера и осматриваюсь. Мои ребята в порядке, но из бункера, где расположен командный пункт батальона валит дым. Я уже знаю, что "Двойное Время" закончилось. Чуть позже я наблюдаю как его завернутое в пончо тело грузят в вертолет. Вертолет, окутанный клубами пыли, взлетает. Я встаю по стойке смирно, дважды взмахиваю правой рукой и отдаю честь.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018