ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шаровский Юрий Николаевич
Интермедия 0.Где-то на Кавказе

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.49*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предупреждаю сразу!Все события и персонажи выдуманы! Проводились ли подобные операции в период выборов - не знаю!Это просто художественное произведение, основыватьна нем мнения о происходящем на Кавказе сегодня нельзя!

   Интермедия 0. Где-то на юге...
  Уход от бокового справа. Прямой удар в переносицу. Снова уход. Удар ногой в колено. Противник более опытный, но я то хитрее. Уход, уход, кувырок. Гоняйся за мной! Язык показал - думай, что я дурачусь! Удар в корпус. Уход. Снова уход. Он делает двоечку. Уход. Снова уход. Удар на отходе. Не ожидал? Двоечка! И пяткой в колено. Противник рухну на мат, сжимая руками ногу. Бой выигран. Я - победитель!!!! Адреналин бушует во всю. Кайф! К-А-А-А-Й-Й-Ф!!!! подаю ему руку, помогаю встать. Спарринг закончился. Зрители расступаются, давая нам дорогу. В голове шум. Его прямой удар в лицо, кажется, оставил на память мне солидное сотрясение и чуть ни сломал нос. Тело болит, особенно руки. Легкие разрывает. Но я ПОБЕДИТЕЛЬ!!! Вот такие своеобразные проводы устроили мне пацаны с секции рукопашного боя. "Побейся перед армией, чтобы вид более воинственным был!" - смеялся тренер.
  
  Проводы. Военкомат. Старый автобус. "Холодильник". Пиво и водка ночью. Какой то странный капитан-"покупатель". Новая форма. Учимся подшиваться под надзором сержанта. Он тоже какой-то таинственный. Поверх формы простая кожанка, несмотря на сибирский мороз, носит краповый берет. Молчаливый. Сразу видно - военный. Потом поезд. Армейский "Урал" у вокзала. КМБ. Кто служил, тот знает.
  
  - Группа, занять высоту! - крик ротного моментально вывел из состояния полудремы. Бойцы спрыгивали с "брони", закидывали вещмешки и стволы за спины и, разбившись на отделения и взвода, начали штурм высоты. Эта высота стоит на стыке нескольких республик и Грузии. Для боевиков эта высота лакомый кусочек. С нее можно расстрелять пару аулов как в соседних республиках, так и в Грузии. По данным ГРУ, они решили это сделать дабы подорвать авторитет власти в связи с приближающимся выборами. Стабильность, рост ВВП, Кавказ к мирной жизни возвращается, а война то идет - вот мы - уничтожаем целые аулы! Ведет их известный полевой командир Сатаб, убийца мирных жителей и просто гад. Так нам говорили перед тем как отправить сюда - на границу трех республик. Мы - батальоно - тактическая группа нашего полка, усиленная артиллерией. С БТРов снимали свои орудия минометчики и расчеты АГС.
  - Вот мужики, здесь и так тяжело, а они еще и орудия тащат, - прокомментировал Колька с Питера. Типичный интеллигент в поколении. Как его занесло в армию - вроде с института выгнали, и папка поставил выбор или снятие с денежного довольствия, либо армия. Ну это еще понятно, а вот что он на Кавказ поперся не понял никто, похоже даже он. Тайны души, блин.
  - Группа, на всех распределяем мины и снаряды. Сержанты строят отделения, получают и распределяют! - ротник зол сегодня.
  - Вот, б...ь, еще и мины тащить, будто своего барахла мало, - это Петька возмущается. Сын плотника и столяра, а где же мама? С рабочей семьи одним словом. Сильный, но ленивый. Хотели в артиллерию забрать, но он вовремя в МПП лег. Сюда поехал за льготами, вроде ему с дома звонили - сказали, что квартплата в половину меньше, телефон вне очереди и много еще "вкусны плюшек".
  Загрузились минами. Много. Не загрузил только тех, кто тащил ящики с патронами и ВОГами. Пот заливает глаза. Ноги скользят по камням. И что мне в Подмосковье не служилось? Зачем я то сюда приперся? На высоте делимся. Один взвод начинает окапываться, а мы таскаем боеприпасы и парч. Минометчики тоже чего-то таскают. Какие-то ящики, мины, приборы. Много боеприпасов. Патроны, ВОГи, мины, снаряды, гранаты. Заваруха, похоже, ожидается серьезная.
  - К вечеру подойдет группа "спэшелов". Подготовь им позиции на авангарде и ближе к тылу, - это командир группы ставит задачу ротному. Значит помимо своих окопов будем копать каким-то неведомым спецназерам. Полный писец. В нас не надо стрелять - голыми руками бери. Уже от усталости с ног валимся, а впереди еще подготовка позиций.
  - Мой взвод и так занимается транспортировкой боеприпасов, - это взводник. Молодец! Защищает нас. Спасибо.
  - Твои что делают?
  - Окапывается и ставит связь.
  - Твои?
  - Носит боеприпасы и делает схроны и тайники.
  - Твои?
  И так далее. Командир группы может долго пытать офицеров, но кто будет копать окопы найдет. Слава Богу, не мы. Мы - таскаем боеприпасы и окапываемся. У нас - авангард. Рядом со спецназом. Бок о бок. Интересно, что за отряд. Наш или с какой-то бригады. Лучше бы наш - все спокойнее.
  
  Вечером со стороны одной из республик появился УАЗик. Не сбавляя ходу, с него стрельнули с нашу сторону.
  - Не стрелять! - крик офицеров только усилил панику. Кто-то даже пальнул в воздух. Наш ротный даже не говорил ничего. Мы уже стояли на блок-посту, который чуть ли не каждую ночь подвергался провокациям. Привыкли. Подстрелишь такого "стрелуна", потом журналюги понаедут - геноцид, истребление мирных жителей. Не надо нам такого. Поняв, что ничего не добьется, УАЗик скрылся в пыли. Оставшийся вечер прошел спокойно.
  С утра продолжили работы. Колонна ушла еще вчера. Сегодня окапываемся. Спецназ так и не подошел. Весь день копали. Оборудовали им позиции, не так как себе, но тоже пойдет. А их нет - обидно. Значит в авангарде только мы. Развед. взвод каждый день уходил в "секреты" и контролировал подходы к высоте. День прошел спокойно, если не считать случая с одним дебилом со второго взвода. Он искал чего бы пожрать наткнулся на разведчиков, возвращавшихся с поиска. Приняв их за "духов", он решил показать какой он Рэмбо и расстрелял в них полный магазин от РПК. Те залегли и начали отстреливаться. По тревоге подняли наш взвод. На выстрелы прибежала группа быстрого реагирования - она и спасла идиотам жизнь. Командир передал по рации, и их не накрыли с минометов, как было запланировано. Самое интересное, что ни одного из них даже не зацепило. Стреляли в белый свет, что в копеечку. Командир равзед. взвода, говорят, потом долго мучил своих подопечных по огневой подготовке - одинокого перепуганного пулеметчика завалить не смогли. Уроды.
  
  Между тем, группа обустроилась. Вырыли землянки, окопы, оборудовали огневые позиции. Все красиво, как в учебнике. Потекли тихие дни необъявленной войны.
  Однажды ночью нас разбудил сигнал часового. С грузинской стороны приближалась группа неизвестных лиц. Мы быстро заняли позиции, приготовились к бою. Но группа тихо прошла по грузинской земле, не нарушая границы.
  - Грузинский спецназ. Вот увидишь, когда все начнется он на их стороне будет, - это мой сосед по окопу Витька. Почти земляк. С Омска. Закончил техникум, собрался свадьбу сыграть, но попал в армию. Сюда поехал, чтобы заработать денег. Обещали приличные "боевые". Его девчонка ждала - красавица. Томка звали. Вместе с десятого класса. Она сейчас бухгалтером в какой-то фирме работает. Оплачивает свою учебу в институте. Ее фотку он мне часто показывал. Действительно красивая.
  А вот следующей ночью, эти неизвестные лица с грузинской стороны начали по нам стрелять. Мы вжимались в бурвестр окопа и молились. Одна из пуль чиркнула по моей каске. Стало очень страшно, будто смерть рядом прошла. Еле сдержался, чтобы не закричать и не нажать на спусковую скобу автомата. Да, мой автомат. Он такой один во всем полку. Приклад от биатлонного ружья. В плечо ложиться как влитой и отдача минимальная. Уже на Кавказе за несколько банок тушняка взял два рожка от РПК. Они в полтора раза больше положенных к автомату. Два рожка вместо трех. Реже меняешь магазины, больше шансов выжить, правда и время заряжения больше. Но это мелочи. Самое главное, что я его люблю. Берегу и лелею, как еще на КМБ нам сказал сержант: "автомат не девушка - он не изменит, если за ним ухаживать!", так я и делал. Ухаживал за своим АК, как за строптивой девушкой. И он отвечал взаимностью - лучшие показатели в роте по стрельбам, даже шалости с магазинами "не заметили".
  
  Прошла неделя, как мы на этой высоте. Провокации с грузинской стороны вроде прекратились. Зато вчера опять приезжал УАЗик с соседней республики. В этот раз стреляли уже с пулемета. Пытались кого-нибудь зацепить. С нашей стороны был всего один выстрел. С АГС. Метрах в двух от джипика. Землей захлестнуло вест капот и лобовое стекло. Из УАЗика выскочили четверо бородатых мужчин. Один в папахе, обвязанной зеленой лентой (значит, был в Мекке - исламском святом городе), с охотничьей берданкой в руках. Второй в непонятной бондане с пулеметом и в "разгрузке". Третий - пузатый в кепке и безрукавке, с каким-то автоматом типа УЗИ. И последний - тоже в папахе, но без оружия, видимо, водитель. Они попытались укрыться за машиной. Но тут начали работать снайпера. Первым рухнул бородач с зеленой повязкой на папахе. Остальные укрылись за УАЗиком и открыли пальбу. В нескольких метрах от них ухнула мина. После того, как осела пыль и грязь, мы увидели, что "духи" лежат, словно сломанные игрушки. К ним спустились разведосы. Кого-то попинали. Толстяк оказался живучим, остальные погибли от осколков. Вызвали "вертушку", передали его "фейсам" (так мы звали эфэсбэшников). Нам подвезли жратву, чистое белье, боеприпасы, какие-то газеты и книги. Замполь провел информирование. Рассказал, что творится в стране. Президента еще не выбрали. Страна в ожидании. Нам бюллетени скоро пришлют. А самое главное привезли письма и посылки. Пацаны просто загорались от радости, когда почтальон вручал им весточку из дома. Присланное из дома съедалось моментально, - мы так соскучились по гражданской пище. Витька подлетел ко мне.
  - Она ждет меня! Спрашивает, какое платье ей купить на свадьбу! - он не говорил, он кричал. - Пишет, что ее тетя даст нам квартиру на первое время, а папа устроит на работу!
  Тут подошел Колька.
  - Друзья с универа пишут. У них сессия. Прикинь в этом году на самоподготовку чуть ли не половину курса отдали. Что твориться с нашим образованием?! - он даже на войне о интеллигенции и науке думает. И чего он на Кавказ поперся? Надо будет как-нибудь спросить.
  Подошел Петька. Хмурый он какой -то.
  - Мама пишет. Батьке совсем плохо. Болеет он. Но работу не бросает. В шахту каждый день ходит. Вернусь тоже на шахту пойду - батьке на лекарства зарабатывать. А еще с братом проблемы - от рук со всем отбился, - хуже нет ничего, чем плохие новости с дома.
  У меня тоже не все было хорошо. Брат писал, что дома нет горячей воды, что у него проблемы по учебе, что друг машину разбил. Мы постояли, покурили, поговорили о доме, о планах на дембель. В этот момент нас и застал старшина роты.
  - Вы что здесь делаете, ластоногие?! - он как всегда был зол. - Пошли за мной. Будете окоп копать для зенитки.
  - Товарищ старший сержант, а нам, что зенитку привезут? - это Колька, вечно ему надо какой-нибудь тупой вопрос задать. Студент легкой жизни, блин.
  - Может и привезут. Копание окопов - основное занятие военнослужащего срочной службы, чем он и отличается от всех остальных граждан. Понятно? - этого монстра еще и на философию потянуло. Характер старшины было прямо отражение его внешности. Представьте помесь крокодила с человеком, и перед вами предстанет его портрет. Девушки его, похоже, не больно то любили, жены не было, начальство его гоняло, вот и обозлился на весь белый свет. А ведь еще недавно был просто сержантом - срочником. Сюда поехал, чтобы звание скорее получить. Может и награда какая перепадет. Хапуга.
  Копали долго - до обеда. Яма получилась знатная, глубокая и широкая, бурвестр такой, что и с РПГ не прошибешь. Даже старшина одобрил.
  - Молодцы, салаги! Серьезный кубрик получился! Свободны. Сдайте лопаты и к командиру взвода - доложитесь, что прибыли.
  После обеда проводили занятия по огневой подготовке. Стреляли по грудным мишеням с разных позиций. Грудные мишени изображали винные бутылки. Все отстрелялись хорошо и удовлетворительно. Командир группы похвалил нас. Вечером устроили праздничный ужин по этому поводу. Старшина с первым отделением сходил в аул и привел пару овец. Из них поварешки и сделали праздничный плов. Объедение.
  А ночью снова пожаловали грузинские незнакомцы. Не стреляли. Вели себя тихо. Хоть не стреляли. Видимо, пришли посмотреть, что за грохот мы тут устроили.
  А на следующий день я пошел в караул. Пост мне достался тот еще. Небольшой участок дороги с ингушской стороны. И высотка, с которой по нам вели огонь "грузины". Вечер прошел спокойно. А вот ночь выдалась жаркая. Где-то в одиннадцать сработала растяжка на дальнем подходе. Минут через пять послышались звуки выстрелов. Один из постов обстреливали. В воздух полетели ракеты и осветительные мины, выхватывая из темноты фигурки нападающих. Я сразу же прислонился к скале и замер, выискивая прицельной мушкой силуэты врагов. На дороге разорвалась граната, уронив пару фигурок. Получили, суки! Значит с той стороны дороги прут, где небольшие кусты и грузинская граница. Неужели генацвале нам войну объявили? Но я то брать грех на душу не намерен. Отсижусь. На моем участке вроде нет никого. По крайней мере, в меня не стреляют. Но осторожность надо проявлять. Мои размышления прервал шум шагов, доносящийся сзади. Я резко и обернулся и упер ствол в запыхавшегося Кольку.
  - Меня к тебе отправили. Что не стреляешь? Там такой бой кипит - страшно смотреть, - шептал он возбуждено. Вслед за ним спускался Витька с пулеметом в руках. Шел как по родному Омску, даже не пригнувшись. Этим и воспользовался снайпер. Вдруг дернувшись, Витька захрипел и повалился на землю, роняя оружие. Колька сразу кинулся к нему. Я дал пару коротких очередей и перекатился. Там, где я только что был, черкнула пуля. Подполз к пацанам.
  - Убили, суки! Убили! - Колька рыдал. Я ткнул ему флягу. Он пил захлебываясь водой и собственными слезами. Сейчас бы водочки, - подумал я. Трясущимися руками Колька полез за сигаретами. Пришлось одернуть - снайпер. Пока Колян приходил в себя, я достал Витькино письмо и фотки его девчонки. Жалко ее - красивая.
  
  Интермедия 1 Первая красавица курса
  Где-то на окраине Омска. Съемная квартира.
  В квартире царила атмосфера тяжелого послепраздничного утра. Грязная посуда. Пустые бутылки под столом. Окурки. Испачканная скатерть. Спящие где попало тела. В спальне на большой кровати спят двое. Он и она. Она - красивая, длинноногая, с высокой грудью и широкими бедрами, голубоглазая брюнетка. Он - первый красавец их группы. Вчера отмечали закрытие сессии. Все пили - кто с горя, кто с радости. И то, что они проснулись вместе - это закономерность. Общались они уже давно, даже считались устоявшейся парой. Но секса никак не было - работа, дела, сессия. И вот это, наконец, случилось... Но не будем мешать молодым, а лучше тихонько подглядим.
  - Привет, милый! - Девушка улыбнулась парню и легонько поцеловала его в лоб.
  - Привет, Том! - Парень явно еще не проснулся и не верил, что это не сон.
  - Как тебе понравилась наша ночь?
  - Ты - супер, милая. Но голова раскалывается, - парень уронил голову на подушку и, кажется, снова задремал.
  - Мне тоже очень понравилось, Дим, - начала она, но увидев, что он спит, осеклась. Встала, натянула джинсы и какую-то майку. Прошла по квартире, перешагивая грязные пятна и спящие тела на полу. Вдруг ее взгляд упал на выпускной альбом. Она взяла его, начала листать. С фотографий на нее смотрели бывшие одноклассники и учителя. Вот на пикнике, вот на дискотеке, вот какой-то урок. Вдруг ее взгляд упал на фото Вити. Рядом вложена еще одна - армейская. Он в форме с автоматом, вроде, присягу принимает. На глазах почему-то навернулись слезы. Она держала его фото в руках, а глаза заполнялись слезами. Одна капля упала на его лицо. И в свете утреннего солнца показалось, что Витька ей улыбнулся. Все нормально, я простил тебя, милая.
  - Кто это? - за спиной ее возвышался Валька - здоровый детина с параллельного курса. Сюда попал как отличный гитарист и балагур.
  - Ты его все равно не знаешь, - чуть ли не крикнула Тома, прижимая фото к груди.
  - Не знаю, ну и не знаю, - пожал плечами парень и побрел в туалет.
  Тома долго смотрела на изображение улыбающегося Витьки, как будто собираясь со словами.
  - Прости, Витенька, прости! Я не дождалась тебя!
  
  Над нами пролетела на парашютике осветительная мина, не освещая нам ничего, но отлично показывая наши вжавшиеся тела противнику. Сразу по нам стали бить. Пули так и щелкали по камням, выбивая искры. Судя по вспышкам стреляло по нам человек шесть с дороги. Колька никак не мог прийти в себя: трясся и что-то шептал. Пришлось забрать у него автомат и патроны - от греха. Когда мина потухла, стал стрелять по вспышкам. Быстро прицелился, короткая очередь, перекат. Секундный отдых и повторяем программу на бис. Лишь бы Коляна не зацепило. Похоже мне удалось таким Макаром затушить две вспышки. Еще две передвинулись от меня подальше. А вот две продвинулись ко мне и, похоже, пытались зажать. Пули ложились прям рядышком. Менять позицию опасно - большой риск нарваться на пулю. Услышал как кто-то рядом лег.
  - Снайпера надо валить! - Колька пришел в себя и снова готов воевать. - Автомат отдай.
  Я отдал ему ствол - не жалко. А вот с патронами расставался тяжело - своих было уже мало. Взял Витькин пулемет - отжимать надо этих гадов. Короткая очередь по одной вспышке, долгая по другой. Мимо! Колька стреляет по одному, я - по другому. Через пару минут удалось затушить и этих. Оставались еще двое стрелков и снайпер, который пока молчал. Над дорогой пролетела ракета, выхватив из темноты фигурки двух бородачей в камуфляже, лежачих на обочине. Поняв, что их видно они попытались скрыться, но Колька среагировал быстрее. Две коротких очереди пригвоздили их в момент. Что-то дернуло, и мы перекатились в разные стороны. В то место, где мы были только что впились две пули. Здесь снайперюга! Как же тебя завалить? Сюда бы наших снайперов - Толяна или Рината. Вот это ворошиловские стрелки я понимаю - выиграли состязания по стрельбе в полку, порвали даже офицеров, заняли места в первой десятке снайперов дивизии. Их в отряд звали, да ротный не отпустил: "Вот с Кавказа вернемся - отпустим, я вам за отличную стрельбу награды сделаю". И сделал! Через месяц оба натирали кресты "За отличие в службе". Но придется обходиться без них.
  Колька показал на пальцах, чтобы я пробежал, а он подстрелит "душка". Не охота, а надо. Собрался с духом, перекрестился, попрощался с родными, мысленно примерил цинковый мундир с звездой Героя, и побежал. Бежал как никогда. Пули свистели где-то за спиной. Колька стрелял на вспышки. Вдруг на вершине, стоящей через дорогу напротив нашей, вспыхнуло зарево.
  - Че соскучились без меня?! - Петька собственной персоной. С дымящейся "мухой" на плече. Еще две таких болтаются за спиной. Живем! - Там такое твориться! Старшину убило - снайпер. Пацанов, что с о взвода, половину покосило. Ротный ранен. Взводник за него. Толяна тоже убило.
  Толян был другом Петьки. Они вместе призывались с одного города, ехали в одном вагоне, служили в одном взводе на КМБ, потом попали в одну роту. Всегда держались вместе. Их даже считали братьями - настолько они были похожи. И вот теперь Толян погиб! Для Петьки это, наверное, как потерять члена семьи. Сожалею.
  Заняли позиции. Я с пулеметом по центру. Петька с двумя "Мухами" и автоматом справа в моем бывшем окопе. Колька залег за камнями слева. Ждем. Все переговоры только жестами. Рядом грохочет бой. Может это та самая банда, которую мы здесь ждем?
  Самой главное - снайпера завалили! Отмяукался, гнида! Это тебе за Витьку!
  Но спокойствие продолжалось недолго. Минут через пять снова загромыхали разрывы. По склону, пользуясь темнотой, ползло с десяток боевиков. Они похоже тоже не видели нас, потому что шли в полный рост, не прикрываясь. Колька заметил их первым. Встал в полный рост и выпустил очередь от живота по ним, водя стволом из стороны в сторону, и моментально рухнул за камень. "Духи" тоже залегли. Колька ворочался с магазинами, заряжал обоймы. Петька чуть выглянул из-за камня.
  - Ползут, суки! - прошептал он.
  Я показал знаками, чтобы подпустил поближе. Когда бородатые подошли метров на десять, мы одновременно кинули гранаты. Раздались мощные взрывы. Осколки долетели даже до нас. На какое-то время грохот оглушил нас и выбил из реальности. Прижимаясь к земле, Колька пополз к убитым. Патроны заканчиваются - надо что-то делать. Помощи ждать особенно неоткуда. Мы тут одни. Тем временем Колян собрал сумки с магазинами, снял с трупов "лифчики" и уже полз обратно. Последние метров пять он уже пробежал, пригибаясь. Только он нырнул за свой камень, как в его сторону ударила короткая очередь. Колян знаками показал, что там лежали всего трое. А сколько их там за камнями скрывается? Стали пристально вслушиваться в шорохи. Бесполезно. Канонада боя глушила все. Вдруг Петька дико закричал, встал и начал поливать из автомата. Через секунду он упал на землю, сжимая предплечье. Я ринулся к нему. Лег рядом. Достал аптечку. Оторвал его ладонь от раны. Засунул внутрь тампон, начал обматывать. В друг Колька что-то закричал, кинул нам сумку с патронами, залег и начал стрелять короткими очередями. "Духи" поперли! Перебинтовав Петьку, я стянул с него "Мухи", взял одну и, присев на колено, выпустил им гостинец. Вспышка выхватила и повалила несколько фигур. Еще один раунд за нами! Но на долго ли нас хватит? Патронов мало, "Муха" осталась одна, гранат тоже штуки три осталось. Колька, похоже, совсем чокнулся. Лежит, бормочет чего-то, пристально всматривается в ночь. Петька из строя вышел - правая рука практически не работает. Витька убит.
  - Отходите, я прикрою! - застонал Петька, толкнув меня. Он стянул разгрузку и протянул ее мне.
  Колькин автомат коротко тявкнул пару раз, и студент побежал вверх по склону, пригибаясь и пытаясь попасть в тени. Я взял петькину разгрузку, достал магазины, залег и тоже выпустил пару очередей. Колька добежал до камней, стоящих на самой высоте. Там ящик с патронами, гранаты и аптечка. Он начал стрелять долгими мощными очередями. Пора и мне бежать! Прощай, Петька!
  Как только побежал, Петька перевернулся и стал стрелять. У него только один магазин, вставленный в автомат и граната. Шансов нет. Внизу кипел бой. Боевики стреляли по нему, забыв про нас, он отвечал им. Вдруг его автомат замолк. Все! Нет, не хочется в это верить - сколько смертей за одну ночь!!!Я нырнул за камень, припал к его сырой шероховатой поверхности, шумно вдохнул... в этот момент раздался взрыв и чьи-то крики.
  
  Интермедия 2. Спектакль. Хорошая семья
  Действующие лица:
   Мать - женщина средних лет, но старающаяся следить за собой.
  Отец - полный мужчина лет сорока.
  Сын - молодой человек лет 15, высокий и худой.
  Сосед - бывший "афганец" - мужчина средних лет, крепкий, но на лице видны следы увлечения "зеленим змеем".
  Петька - вы его и так знаете.
  
  Место действия: Где-то на Урале. Шахтерский поселок. Обычная типовая квартира, каких было несметное количество построено в советские времена.
  Сцена первая.
  Мать что-то готовит на кухне. Отец читает газету.
  Звонок в дверь.
  Мать. (кричит) Открой дверь!
  Отец откладывает газету. Тяжело встает. Идет к двери, возиться с дверью и открывает дверь. Входит сын.
  Отец. Что с тобой? Откуда синяк? С кем подрался?
  Сын. (мрачно, сквозь зубы) Ни с кем. Ударился об дверь.
  Отец. (зло) И где эта дверь?Познакомь!!!
  Мать идет с кухни, вытирая руки о край фартука.
  Мать. (испугано) Что с тобой?!!!Кто это сделал??
  Хватает сына, осматривает его внимательно. Гладит по лицу. Сын пытается отвернуться, но ему не удается. Отец стоит, уперев руки в бедра, хмуро смотрит на сына и мать.
  Раздается звонок в дверь.
  Отец открывает дверь. Заходит сосед.
  Сосед. Вашего сорванца какие- то подонки хотели во дворе избить. Спугнул я их. Вон только синяк остался.
  Мать. Вот если бы Петька был здесь, он бы его защитил.
  Занавес.
  
  Залегли. Шумно дышим. Осторожно выглянул из-за камня. Вроде невидно никого. Похоже, Петька их сильно задержал. Есть небольшой перерыв. Забиваем патроны в магазины, грузимся гранатами. Вдруг метра за два до нас разорвалась граната. Потом еще одна. И еще! "Духи" решили закидать нас гранатами и выкурить. Знают, суки, что здесь мы можем сидеть до следующего утра - боеприпасов и жрачки хватает, позиция выгодная. Над головами застрекотали очереди. Обложили. Вжимаюсь в камень. Что-то непонятное шепчу, похоже молюсь вперемешку с матом. Страшно. Колька тоже лежит. Такое светопреставление продолжалось минут пятнадцать. Потом резко затихло. меняют тактику. Поднимаю голову, выглядываю. По склону пригибаясь тихо идут темные фигуры. Достал гранату, снаряжаю ее и скатываю им под ноги. Взрыв опрокинул нескольких. Остальные укрылись за валунами и открыли огонь. В нашу сторону снова полетели гранаты. Валить надо отсюда. Ставлю растяжку. Никто не учил нас этому - делаю как видел в боевиках. Вроде получилось красиво. Резко вскакиваю и во весь опор мчусь вверх по склону к вершине. Там наши пацаны - они помогут. Спиной чувствую, что Колька бежит за мной, а нам вслед летят маленькие стальные осы. Эта мысль только придает сил - адреналин хлещет по полной!
  Добегаю, прыгаю в окоп. Рядом Колька. Шумно тяжело дышим. Хочется курить. Оглядываюсь. Никого. Разломанный ящик, пустые "цинки", стреляные гильзы разбросаны по всему окопу. Несколько наших ребят лежит. Погибшие. Конец роте!!!Только не поддаваться панике. Шансов нет, но отступать некуда! Значит надо держаться до последнего! До последнего патрона, до последнего вздоха, до последнего врага!!! В тело впрыснула очередная доза адреналина и злости. Всех порву один останусь. Руки крепко сжимали пулемет. Аж до побеления в пальцах. Колька тоже стоял как потерянный, обводя взором погибших. Он походе совсем рехнулся. Но надо воевать, а то скоро рассвет. А пока темнота нам на руку. Короткая очередь, кувырок, пробежка, кинул гранату, откат. И снова снова- it is our work. Колька тоже стреляет, кувыркается, бегает, кричит что-то. Воюем одним словом. Ничего красивого и геройского. Ничуть не похоже на патриотические боевики о Чечне и Афгане. Стреляешь не ради каких-то высоких принципов, а просто чтобы выжить. Потом начинаешь мстить за погибших друзей. А враг мстит за своих. И все - закрутилась адская карусель войны, и народы, когда-то считавшие себя братьями, с дикой радостью уничтожают друг друга. А политики, стравившие нас, потирают руки и делят деньги. Пока плебеи дерутся, аристократия может заниматься своими делами. Страшно. Разрывы и свист пуль отрывает от горестных мыслей. Рядом с нами щелкают пули, не давая расслабиться. Несколько раз разорвались гранаты - только каким-то чудом нас не задел ни один осколок. Похоже "духи" нехило прут.
  Светает. Патронов осталось мало. Гранат в обрез. Противник уже близко. Вдруг Колька вскочил и с криком побежал вниз, стреляя на ходу. Он не ушел и пары шагов, как упал, сраженный то ли осколком, то ли чье-то меткой очередью.
  
  Интермедия 3. Студенческое братство
  Где-то в центре Санкт-Петербурга. Недалеко от набережной. Ночной клуб.
  Питер, как и всякий мегаполис, давно забыл, что такое сон. Днем он бурлит деловой жизнью - суетятся озабоченные какими-то делами люди, гудят в пробках машины. С наступлением темноты на свет выходит в свет "золотая" молодежь, вываливают в город развлекатся студенты и старшеклассники, выползают из ввсех нор пьянчуги. Жизнь бурлит круглые сутки - кто-то идет спать, кто-то работать, кто-то отдыхать. В этом круговороте оказались сегодня выпускники одного питерского института. Будущие специалисты экономики сейчас заказали столик возле танцпола. Парни сидели, курили, ели. Девчонки иногда подсаживались к ним, несколько минут сидели, а потом снова устремлялись в бушующую толпу танцующих. Наконец все снова собрались за столом. Разлили по бокалам пиво и вино. Слово взял Ваня - староста группы.
  - Так за дам мы уже пили и не раз, - при этом он пьяно и похабно улыбнулся, - За успех и удачу тоже пили! А давайте выпьем за удачу и успех наших друзей!Тех кто учился вместе с нами, но не смог пройти это тяжелое испытание до конца!За них - лузеров!!
  Все засмеялись и чокнулись бокалами. Вдруг Лиза, девушка сидящая ближе к танцполу, резко отдернулась, проливая вино на вечернее платье индивидуального пошива. Парни сразу встрепенулись.
  - Лиз, что произошло?!!
  - Я там Колю видела, - чуть слышно произнесла она. - Он в форме и с каким-то автоматом по танцполу. Сквозь людей.
  - Так не бывает, Лиз! Тебе показалось!Успокойся, - ей протняули платок и приобняли.
  - Пойдем в туалет, Лиз! - это Юлька -ее лучшая подруга.
  В уборочной Лиза дала волю чувствам. Она плакала, размазывая косметику, мяла бумажную салфетку.
  - Ну, успокойся, Лизок! - успокаивала Юля ее. - Успокойся, тебе показалось. Откуда ему здесь взяться - он же в армии сейчас. Он никак не может здесь оказаться. Это все музыка, клуб, волнение! Успокойся. Пойдем сейчас на набережную, погуляем - там свежий воздух - красота! В раз в себя придешь.
  Еще какое-то время она успокаивала подругу, но самой было страшно. Только что ей показалось, что Колька в грязном рваном камуфляже пробрел по чистой уборной ночного клуба. Был он чумазый, небритый, в зубах зажата сигарета. Весь он был какой-то чужой, "нетутошный" - он был как грязный отпечаток протекторов берец на мраморном полу, как запыленные танки на Красной площади. Он был как страшное напо миние о том, что есть жизнь не только в городе, работе и строительстве семейных отношений. Он пугал и завораживал одновремено. Он прошел вдоль противоположной стены и растаял. Все продолжалось секунд двадцать. Когда он ушел, Юля дернула плачущую подругу и повела ее к столу. Там веселье продолжалось. Пили, курили, шумно общались, кто-то уже целовался.
  - Пойдем отсюда! - оцепенеие пало, и Юлю захлестнули чувства страха и паники. Хотелось бежать без оглядки желательно.
  - Ты что, Юль? Веселье только началось!!Давай садись - выпьем!
  - Пошли на набережную! Лизе свежий воздух нужен!! Или мы с ней уходим!! - Юля чуть ли не кричала.
  - Идите! Никто вас не держит!
  - Пошли, Лиза! - Юля схватила подругу и чуть ли ни бегом, рискуя упасть с высоты своих шпилек, пошла к выходу.
  Там их встретил холодный сырой питерский воздух. Сразу стало свежо в голове. Подруги быстрым шагом пошли в сторону невской набережной. А за ними, распугивая ночных хулиганов и приставучих алкашей, шел Колька в грязном рваном камуфляже, сжимая автомат в руках...
  
  Первые лучи утреннего солнца несмело разрезали темноту ночи.
  По всему телу разливалась тупая боль. Одна из гранат разорвалась слишком близко. Видно осколки все таки задели меня, а может просто сильная контузия. Ничего не понятно. "Духи" где-то внизу, но почему-то не идут. Патроны на исходе.
  Где-то вдалеке слышны выстрелы. Похоже спецназ. Братишки.
  Поздно.
  В "лифчике" гаранта. Вкрутил запал. Зажал рычаг. Выдернул чеку. Выстрелы все ближе. Высота будет нашей. Любой ценой. Ценой Витька. Петьки. Кольки. Жизни пацанов с роты. Любую задачу, в любое время, в любом месте. Пытаюсь привстать. Не получается. Лежу. Вот и враги. Явились. Ищут живых. Шарят по телям. Тоже патронов не хватает. Их уже много. Шансов нет.
  Раз
   Два Три...

Оценка: 8.49*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011