ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шатько Сергей Владимирович
Украденное одиночество

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


   У К Р А Д Е Н Н О Е О Д И Н О Ч Е С Т В О
   Роман
  
   Глава 1
  
   Илья, закрыв глаза, полулежал на диване. В комнате было тихо. Внезапно раздавшийся звонок телефона заставил Илью вздрогнуть. Он медленно поднялся с дивана и подошел к телефону. Илья снял трубку.
  -- Алло слушаю - хриплым голосом сказал Илья.
  -- Спишь, Ильюха? - раздался в трубке голос.
  -- Нет, Вася, не сплю - ответил Илья.
  -- Ну, что пивка попьем сегодня? - спросил Василий.
  -- Слушай, Вася, ты извини. Мне тут заказ подбросили срочный. Придется поработать. А пива в другой раз попьем. Ладно?
  -- В другой, так в другой - ответил Василий, с досадой в голосе - Ну, бывай Ильюха.
  -- Бывай, Васек - ответил Илья и положил трубку.
   Илья прошел на кухню. Налил себе чаю. Взял кружку, и пакет с печеньем прошел в комнату. Сев за стол Илья включил компьютер, пролистал лежавшие на столе бумаги. Найдя нужный лист, он пробежал его глазами, а затем начал набирать текст. Последний год Илья зарабатывал тем, что набирал и распечатывал дипломные проекты, рефераты. В общем, пользовался бумом на образование. Большого дохода это занятие не приносило, но было неплохой прибавкой к его пенсии. Илья работал уже около часа, когда раздался звонок телефона. Илья подошел к телефону, снял трубку.
  -- Алло, слушаю.
  -- Здравствуйте, я по объявлению - раздался в трубке мужской голос.
  -- Да, слушаю Вас.
  -- Я хотел бы предложить Вам работу. Правда, не знаю, возьметесь ли Вы за нее.
  -- А, что за работа?
  -- Видите ли, я, в некотором роде, писатель. Закончил свое новое произведение. Заниматься набором у меня времени нет.
  -- Вообще - то, раньше мне подобных предложений не делали. А, большой объем Вашего произведения?
  -- В рукописи около трехсот страниц, сто пятьдесят две.
  -- Великовато...
  -- Я хорошо заплачу, не волнуйтесь.
  -- Сколько?
  -- Три тысячи рублей. Вас устроит?
  -- Что - то многовато...В прочем...Видите ли, сейчас у меня есть заказ. Я закончу работу к следующему вторнику. Если Вам не трудно перезвоните во вторник, ближе к вечеру.
  -- Хорошо - ответил незнакомец и повесил трубку.
   Илья вернулся к работе, попутно, размышляя о полученном предложении. "Три тысячи, за полторы, максимум две недели работы... Это хорошо". Прошло еще два часа. В дверь квартиры кто- то позвонил. Илья не любил, когда его отвлекали от работы. Он направился к двери с заготовленной порцией недовольства, которую хотел высказать не прошеному гостю. Он быстро открыл замок и распахнул дверь. На пороге стояла Варвара. Слова недовольства застряли у Ильи в горле.
  -- Привет - сказала Варвара - Пустишь?
  -- Заходи, конечно - смущаясь, ответил Илья - Я не ждал тебя сегодня.
  -- А, я соскучилась и решила зайти. Ты работаешь?
  -- Да, есть заказ.
  -- Значит, я не во время...
  -- Вовсе нет.
  -- Тогда, бросай свою работу, и пойдем гулять. Вид у тебя не очень. Опять в четырех стенах сидишь
   Илья на секунду задумался. Работу надо было закончить побыстрее. Но обижать Варвару ему не хотелось.
  -- Хорошо, я только переоденусь.
  -- Вот и чудно. Жду тебя на улице - сказала Варвара и вышла из квартиры.
   Илья выключил компьютер. Выглянул в окно. Потом быстро оделся, по погоде и, опираясь на трость, вышел из квартиры. В подъезде он заглянул в почтовый ящик, писем не было. Запер дверь квартиры и вышел на улицу. Варвара подошла к нему и взяла под руку.
  -- Ну, ведите, кавалер!
  -- Куда дама прикажет?
  -- Пойдем в парк. На нашу скамейку.
  -- Согласен.
   Не спеша, они дошли до городского парку. Сели на скамью, на одной из лужаек. Был коней сентября, набирал силу листопад. Варвара подобрала с земли ярко красный лист клена и стала, молча, рассматривать его. Илья посмотрел на нее и вдруг подумал: "Сколько же мы знакомы?". Он, мысленно, начал считать, а потом сказал:
  -- Сколько тебя, Варюша, знаю, а удивляться не перестаю.
  -- Чему ты удивляешься?
  -- Скорее завидую...
  -- Опять хандришь? Илья, жизнь, тогда не закончилась, пойми. Такая авария была, а ты живой остался. Ты радоваться должен.
  -- Опять сеанс психотерапии начинаешь. Давай просто посидим, воздухом подышим.
  -- Давай.
   Илья поудобней устроился на скамье. В памяти у него всплыл тот день, когда, в одночасье, его жизнь перевернулась. В тот день он, тогда еще капитан милиции, оперуполномоченный уголовного розыска, Илья Зимин, ехал на встречу со своим информатором. Его "восьмерка" плавно вписывалась в поворот, когда навстречу выскочила "фура". Илья резко вывернул руль. А дальше были госпиталь, операция, приговор врачебной комиссии - к службе не годен. Нищенская пенсия по инвалидности и туманные перспективы, вот все что у него было два года назад. Да еще остались у него единственный друг - Вася Коробов, да она - Варвара. Илья так увлекся своими мыслями, что сразу не почувствовал, что Варвара дергает его за рукав.
  -- Ты о чем задумался?
  -- Да, так, вспомнилось. Может, домой пойдем?
  -- Что, уже устал?
  -- Нет, просто, настроения нет.
  -- Давай еще немножко посидим. Когда еще такой случай представится.
   Илья кивнул в знак согласия. По правде, ему тоже не хотелось возвращаться. Но обременять своими проблемами Варю тоже не хотелось.
   Они посидели еще около получаса. Было прохладно. Илья стал замерзать и поеживаться. Варвара заметила это и предложила вернуться домой.
   Обратная дорога заняла меньше времени. Озябший Илья старался идти быстрее. Подходя к своему дому, Илья, вдруг, ощутил на себе чей - то пристальный взгляд. Он обернулся, посмотрел по сторонам, но никого не увидел. Чувство, что за ним кто - то наблюдает, не покидало Илью. Заходя в подъезд, он снова обернулся, но, снова, никого не увидел. Подойдя к двери своей квартиры, Илья быстро достал ключ и отпер замок. Он пропустил вперед Варвару, а затем вошел сам. Илья помог Варваре снять пальто. Надев домашние тапочки, Варвара прошла на кухню и поставила на плиту чайник. Через минуту на кухню вошел Илья, домашнее тепло благотворно повлияло на него.
  
  -- Ну, что, ожил? - спросила Варвара.
  -- Хорошо, дома - ответил Илья, садясь на табурет.
   Варвара погладила его по голове. Чайник на плите закипел, выпустив вверх клубы пара. Варвара налила чай в чашки и поставила их на стол. Илья осторожно взял чашку двумя руками. Чашка была горячей. Илья держал ее в руках до тех пор, пока она не начала обжигать ему ладони. Он поставил чашку на стол.
  -- Сильно замерз - спросила наблюдавшая за ним Варвара.
  -- Да, что - то продрог.
  -- Ничего, чайку попьешь согреешься.
  -- Послушай, Варя, ты ничего странного не заметила, когда мы к дому подходили?
  -- Нет. А, что?
  -- Да, нет, ничего. Наверное, показалось.
   Допив чай, они прошли в комнату. Илья хотел пройти к компьютеру, но Варвара удержала его и усадила на диван, рядом с собой.
   - Я замечаю, что ты избегаешь меня. В чем дело?
   Илья молчал. Потом, не глядя на Варвару, сказал:
   - Я не избегаю. Просто... Не хочу портить тебе жизнь. Понимаешь...
   Варвара вопросительно посмотрела на него.
  -- Не понимаю. О чем ты?
  -- Ты молодая, красивая женщина. Зачем тебе я? Не хочу быть обузой. Не хочу, чтобы ты была моей сиделкой.
  -- Дурак ты! - сказала Варвара рассерженно и поднялась с дивана - Хорошего же ты обо мне мнения. Провожать меня не надо.
   Она быстро прошла из комнаты в прихожую, оделась и вышла из квартиры.
   Когда дверь захлопнулась, Илья, вслух, стал ругать себя.
  
   Ко вторнику Илья закончил начатую работу. Он ожидал звонка. Незнакомец позвонил ближе к вечеру.
  -- Добрый день - услышал Илья, подняв трубку телефона - Вы подумали над моим предложением?
  -- Да, я согласен - ответил Илья - Когда Вы сможете принести рукопись?
  -- Возьмите конверт из своего почтовом ящике. Я позвоню Вам дня через два.
   Незнакомец повесил трубку. Илья был удивлен таким поворотом дела. Он вышел на лестничную площадку и подошел к почтовым ящикам. Илья достал из своего почтового ящика увесистый конверт. Вернувшись обратно, Илья взял ножницы и аккуратно обрезал край конверта. Внутри оказались рукопись, дискета и шесть пятисот рублевых купюр.
   "Странно все это" - подумал Илья. Он сел за стол и стал просматривать рукопись. Она была написана аккуратным ровным почерком. Заглавия у произведения не было. Илья прочел пару страниц, их содержание ему не понравилось. Несколько минут Илья размышлял, а затем включил компьютер и принялся за работу. Илья машинально набирал текст, не вдумываясь в его содержание. Он с головой ушел в работу, изредка делая перерывы.
   Незнакомец позвонил через два дня.
  -- Слушаю - сказал Илья, подняв трубку телефона.
  -- Здравствуйте. Как продвигается работа?
  -- Все в порядке. Правда, я не привык общаться с заказчиком через почтовый ящик. Все это странновато выглядит. Вы не находите?
   - Видите ли. Я довольно стеснительный человек. Прошу меня правильно понять. Мне бы хотелось сохранить инкогнито. Приношу извинения за причиненные неудобства. Когда я могу рассчитывать на завершение работы?
  -- Думаю к концу следующей недели. Если ничего не случится.
  -- Очень хорошо. Тогда я позвоню вам в следующую пятницу. До свидания.
   Незнакомец повесил трубку. Илье не нравился способ общения, предложенный незнакомцем. Что - то настораживало его. Вернувшись в комнату, Илья сел за стол, взял в руки рукопись и стал внимательно ее перечитывать. Произведение оказалось весьма трудным для восприятия. Прочитав несколько страниц, Илья решил, что прочитает его в процессе набора.
   Работу Илья закончил в срок. Незнакомец позвонил в оговоренное время.
  -- Здравствуйте - подняв трубку телефона, услышал Илья голос незнакомца.
  -- Добрый день.
  -- Вы закончили работу?
  -- Да, когда Вы сможете забрать дискету.
  -- Знаете, я сейчас очень занят. Даже не могу сказать, когда у меня появится свободная минута.
  -- Так, когда Вы зайдете.
  -- Я пытаюсь объяснить. Может свободная минутка у меня появится, через час, а может через два. Возможно, она появится в неурочное, для Вас время. Мне бы не хотелось Вас тревожить.
  -- И что Вы предлагаете?
  -- А вы положите дискету в конверт, а его в почтовый ящик. Я его заберу, как только смогу.
  -- Не боитесь, что пропадет?
  -- Нет. Вы, пожалуйста, положите в конверт и рукопись. Я постараюсь забрать конверт в течение дня.
  -- Хорошо - согласился Илья, а сам подумал - Можешь врать мне, сколько угодно. Только я на тебя все равно взгляну. Уж очень хочется посмотреть, что ты за птица.
   Попрощавшись с незнакомцем, Илья повесил трубку. Затем вернулся в комнату, собрал конверт, вышел на площадку и положил его в почтовый ящик. Вернувшись в квартиру, Илья оборудовал "наблюдательный пункт" у входной двери. Он буквально прилип к глазку. Вдруг зазвонил телефон. Илья сделал два шага и снял трубку с аппарата.
  -- Алло, алло. Кто это? Вас не слышно! Перезвоните!
   Илья положил трубку и, вдруг, услышал шаги на площадке. Он бросился к двери, посмотрел в глазок, но успел увидеть только промелькнувшую тень. Хлопнула дверь подъезда. Илья выскочил на площадку, подошел к почтовому ящику. Конверта в ящике не было.
  
  
   Глава 2
  
  
   Утро вторника было солнечным и довольно теплым, для этого времени года. Коробов пришел на работу к девяти часам. Он, поздоровавшись, прошел мимо дежурной части и хотел подняться по лестнице на второй этаж. Но, вдруг услышал голос, окликнувшего его, дежурного.
  -- Вася, подожди!
   Коробов вошел в дежурную часть и спросил:
  -- Что случилось, Петрович?
  -- Тут, в "деревне" труп образовался. Зеленая улица дом шесть - ответил дежурный Кузьмин - Там сейчас участковый - Дима Федоров. Что - то ему там не нравится. Ты б сходил, посмотрел, на всякий случай. Тут пешком минут пять. А?
   Коробов на минуту задумался.
  -- Ладно, только из уважения к тебе. Я, только, в кабинет зайду, возьму папку с бумагами.
   Коробов быстро поднялся на второй этаж. Взял в кабинете папку. Сбежал по лестнице вниз и вышел на улицу.
   Деревней назывался квартал из трех, идущих почти параллельно, улиц. Улицы были застроены одноэтажными деревянными домами. От чего квартал напоминал небольшую деревню, на окраине города. И был этот квартал, скорее памятником прошлому города.
   Коробов нашел нужный дом и, пройдя через калитку, вошел на веранду. Он прошел в дом. В кухне, которая, одновременно, была и прихожей, стояла заплаканная женщина.
  -- Здравствуйте - поздоровался с ней Коробов.
   Женщина кивнула в ответ. Услышав голос Коробова, из комнаты выглянул участковый Федоров.
  -- Вася, сюда заходи - позвал он.
   Коробов прошел в комнату.
  -- Вот. Посмотри - сказал Федоров.
   Оглядев комнату Коробов, увидел следующую картину: посредине комнаты стоял накрытый стол. Около стола стояло кресло, в котором сидела женщина, по - видимому хозяйка дома. Коробову, сначала, показалось, что она спит.
  -- Да, есть во всем этом, какая - то чертовщина - сказал он.
  -- Вот и я о том - сказал Федоров - По всему видно, что у покойницы гости были, или гость.
  -- А кто та женщина - спросил Коробов.
  -- Подруга хозяйки. Она труп и нашла. Утром зашла, что бы вместе на работу идти.
  -- Дима, давай работу распределим.
  -- Давай.
  -- Тогда я по соседям побегаю, а ты протокол осмотра составь. Надо, наверное, в дежурку позвонить, пусть эксперта пришлют.
  -- Согласен - ответил Федоров.
  -- Я с подругой переговорю - сказал Коробов и вышел из комнаты.
   Он подошел к женщине.
  -- Здравствуйте, еще раз, я - Коробов Василий Николаевич, оперуполномоченный уголовного розыска. А Вас, как зовут?
  -- Соболева Вера Михайловна.
  -- Насколько я понял, Вы подруга покойной?
  -- Да - ответила женщина и заплакала - Простите - сказала она, вытирая платком слезы - Мы вместе работаем. В кафе, она - повар, а я - кассир. Мы, вчера, договорились, что я зайду за ней. Вот и зашла.
  -- А вы не знаете, не ждала ли она гостей?
  -- Да, вчера, у нее свидание было.
  -- С кем?
  -- Не знаю. Она месяц назад, с каким - то мужчиной познакомилась.
  -- А имени вы его не знаете?
  -- Нет. Таня не рассказывала. Знаю только, что он мужчина женатый. Танюша не на что не претендовала. Знаете, одинокая женщина, жизнь не заладилась. Хоть какая - то отдушина.
  -- Она одна жила?
  -- Да.
  -- А, Ваша подруга, никогда не высказывала мыслей о самоубийстве или чего ни будь в этом роде?
  -- Нет, что Вы, ничего подобного!
  -- А, как у нее со здоровьем было?
  -- Вообще - то, на здоровье она не жаловалась. Правда давление у нее пониженное было, он по утрам кофе пила. Ни о чем другом я не знаю.
  -- Вера Михайловна, возможно, моя просьба покажется Вам несколько бестактной, что ли. Но не могли бы вы осмотреть вещи Вашей подруги, все ли на месте.
   Соболева кивнула в знак согласия. Коробов вышел на улицу и осмотрелся, решая с какого дома начать обход. У дома напротив он заметил пожилую женщину, работающую в саду.
   Коробов перешел улицу и подошел к калитке.
  -- Здравствуйте, можно Вас, на минутку, от работы оторвать?
  -- Здравствуйте - ответила хозяйка, подходя к калитке - А ты, милок, кто такой будешь?
  -- А я, бабушка, из милиции.
  -- Ну, тогда проходи - сказала хозяйка, открывая калитку - Пойдем в дом, там и поговорим.
   Они прошли в дом. В доме было тепло, топилась печь.
  -- Проходи. Вот за стол садись, все удобней. Наверное, писать что - то будешь?
  -- Ну, если понадобиться - ответил Коробов, усаживаясь на стул - А как Ваше имя. Отчество?
  -- Стрелкова я, Анна Тимофеевна. Зови меня бабой Аней, так меня, здесь, все называют. Ну, так чего хотел - то?
  -- А Вы свою соседку хорошо знали?
  -- Какую?
  -- Скворцову, напротив Вашего дома, ее дом стоит.
  -- Танюшу? Конечно и ее, и бабушку ее - покойницу - женщина перекрестилась - А, что случилось - то?
  -- Умерла соседка Ваша.
  -- Ой, горе - то, какое - всплеснула руками баба Аня - Она ж такая молодая!
  -- Так Вы ее хорошо знали?
  -- На моих глазах выросла. Ой, горе - то, какое. Жила скромно. Приветливая такая, добрая.
  -- А вы случайно, кавалера ее не видели?
   Старушка поморщилась и на минуту задумалась.
  -- Тоже мне кавалер - сказала она после паузы - Вырядится, точно директор. Ходит не оборачивается, не здоровается. Шляпу на глаза нахлобучит, только усищи торчат.
  -- Так, Вы его видели?
  -- Видала, как же. Я, Танюше, говорила, мол, плохой человек. А она, в ответ, только рукой махнула, не твое, дескать, бабка дело.
  -- Так Вы его часто видели?
  -- Что я, считала, что ли? Я не шпион, какой.
  -- А, вчера, Вы его не видели?
  -- Видела, в окошко вот. Часов уж восемь вечера было. Смотрю, он шмыг, в Танюшину калитку.
  -- А когда он ушел, случайно не видели?
  -- Нет, этого я не видела и не знаю.
  -- Ну и на том спасибо - сказал Коробов, записывая последние слова женщины в протокол - Я тут все записал. Вам надо прочитать и подпись свою поставить.
  -- Я тебе верю. Без очков - то все равно ничего не вижу. Где подписать - то?
   Коробов показал нужное место в протоколе. Хозяйка поставила свою подпись.
  -- А, по милициям, потом не затаскаете?
  -- Думаю, не будет в том необходимости - ответил Коробов - До свидания.
   Попрощавшись с хозяйкой Коробов, вышел на улицу. Он перешел улицу и вошел в дом Скворцовой. Подходя к дому, он заметил, блеснувший в окне, свет фотовспышки. Соболева стояла на кухне.
  -- Вера Михайловна, вы осмотрели вещи? - спросил Коробов
  -- Да, только не все. Посмотрела только самые ценные.
  -- И что?
  -- Нет сережек. У Тани были серьги золотые, бабушкин подарок. Серьги цены не большой. Они Тане, как память, дороги были.
  -- Вы могли бы их подробнее описать?
  -- Да. Они такие продолговатые. На каждой по три камушка, в рядок.
  -- А камни, уж не бриллианты ли?
  -- Нет, что Вы. Прозрачные такие.
  -- Хорошо, Вы пока не уходите. Мне нужно будет Ваши показания записать.
   Коробов прошел в комнату, где кроме Федорова находился эксперт - криминалист Савельев.
  -- Привет, Данилыч. И ты здесь.
  -- А куда ж вы без меня. Ни одного преступления без меня раскрыть не можете - ответил Савельев.
  -- Ну, так нашел, что ни будь?
  -- И, да и нет.
  -- А конкретней?
  -- Улик, как таковых, почти нет. Одни соображения.
  -- Ну, так поделись.
  -- Тогда вот, что - начал Савельев - Судя по всему у покойной, вчера был гость. Правда, он постарался свести к минимуму следы своего пребывания. Нет второго бокала на столе. Бутылка вина явно протерта, я на ней никаких отпечатков не нашел. А, судя по количеству оставшегося в ней вина и по объему второго бокала, наливали из нее, как минимум, дважды. Я, конечно, не химик, но по - моему в оставшемся бокале, кроме вина, есть еще что - то.
  -- Ну, на счет вчерашнего гостя, я кое - что выяснил. Был у нее в гостях кавалер. Пришел около восьми часов. Сколько пробыл, не известно. Так ты, что ж Данилыч, отравление подозреваешь.
  -- Я не специалист в этой области. Яды у меня что - то вроде хобби. Попробую поколдовать. Но заключение тебе только лаборатория даст. В общем, здесь я свою работу закончил.
   Коробов вышел из комнаты.
  -- Вера Михайловна - позвал он Соболеву - Давайте присядем, я запишу ваши показания.
   Он подробно записал все, что рассказала Соболева. Подписав протокол, Соболева неожиданно спросила:
  -- А Вы его найдете?
  -- Кого?
  -- Того, кто Таню отравил. Я же слышала, о чем вы говорили.
  -- Пока это только предположения. Но искать будем. Если бы Вы нам хоть чем ни будь, помогли.
  -- Поверьте. Я рассказала все, что знала.
  -- Я Вам верю, но, к сожалению, этого слишком мало. Похоронами кто займется?
  -- Я директору сообщила, он обещал помочь.
  -- Хорошо. Вера Михайловна, если у нас появятся вопросы, я Вас найду.
   Из комнаты вышел Федоров.
  -- Я за понятыми - сказал он Коробову и вышел из дома.
  -- Да, Вера Михайловна, чуть не забыл. Посмотрите, пожалуйста, на Вашей подруге, не те ли серьги, которые пропали.
   Соболева встала со стула и, зажав рот ладонью, прошла в комнату. Вернувшись, она посмотрела на Коробова и отрицательно покачала головой.
   Через несколько минут в дом вошел Федоров, который привел двух понятых.
   Закончив работу на месте происшествия, Коробов вернулся в отдел. Он сразу зашел в дежурную часть.
  -- Ну, что там? - спросил его Кузьмин.
  -- Явных признаков насильственной смерти нет, но вопросы пока остаются. Петрович, я тебя попрошу, когда Федоров материал принесет, позвони мне. Я в кабинете буду. Хочу материал этот взять.
  -- Не вопрос.
   Коробов вышел из дежурной части и поднялся в свой кабинет. Не прошло и десяти минут, как зазвонил телефон. Коробов поднял трубку.
  -- Василий, ты? Приходи, материал забирать - донесся из трубки голос Кузьмина.
  -- Иду, Петрович.
   Заперев дверь кабинета, Коробов спустился в дежурную часть и взял материал. Затем снова поднялся на второй этаж и подошел к двери кабинета заместителя начальника отдела, Терентьева.
   Коробов постучал.
  -- Входите! - донеслось из - за двери.
  -- Разрешите, товарищ подполковник - спросил, входя в кабинет. Коробов.
  -- Заходи, Василий Николаевич. С чем пожаловал?
  -- Да, вот Виктор Михайлович, я сегодня на происшествии работал. Хочу материал в свое производство взять.
  -- Что за материал?
   Коробов положил на стол материал. Терентьев прочитал его и спросил:
  -- Заняться не чем? Тут же "отказной". Да и территория не твоя. Зачем?
  -- Да я и сам не знаю. Только чувствую, что дело не простое. Отпишите, мне материал. Хочу поработать.
  -- Хорошо. Только ты с решением не затягивай - сказал Терентьев, накладывая резолюцию.
   Взяв материал Коробов, вышел из кабинета Терентьева.
  
   В пятницу Коробов заступил на дежурство в составе оперативно - следственной группы. Он зашел в дежурную часть, отметился и сказал дежурному Яковлеву, что будет в своем кабинете. Но не успел он зайти в кабинет, как зазвонил телефон.
  -- Слушаю - сказал Коробов, подняв трубку.
  -- Василий - сказал Яковлев - бери бумаги и спускайся сюда. Поедешь на происшествие.
   Коробов взял папку с бумагами и пошел в дежурную часть.
  -- Что случилось? - спросил он Яковлева.
  -- Труп нашли. На Новой улице.
  -- Опять в "Деревне". А где именно?
  -- Там мосток, через ручей есть. Похоже, что человек с него упал. На месте разберешься. Участкового я туда уже направил.
  -- С кем ехать?
  -- Дежурная машина во дворе. Да, возьми, кого ни будь из "барматологов"
  -- Из кого?
  -- Ну, из экспертов.
  -- А почему "барматологов"? - переспросил Коробов.
  -- Да их так, за глаза, после "незабвенной", антиалкогольной кампании называть стали. Они тогда, в массовом порядке, заключения по самогонным аппаратам делали. Так, что зайди в ЭКО. Там кто - то должен быть.
   В ЭКО находился один Савельев.
  -- Привет, Данилыч - поздоровался Коробов - Опять нам с тобой на труп ехать.
  -- Привет, друг Василий - А я о тебе вспоминал. Материал по трупу Скворцовой у кого?
  -- У меня, а что?
  -- Я тут, на досуге, поколдовал над вином из ее бокала. Так вот могу сказать, что яда в вине не было. Скорее наоборот.
  -- Это как?
  -- Лекарство там было. Предполагаю клофелин, в лошадиной дозе. Я часть вина этого в лабораторию направил. Думаю, догадка моя подтвердится. Вот. Ну, что едем?
   На подъезде, к месту происшествия, Коробов, из машины, увидел стоящего на мосту Федорова.
  -- Привет, Дима - поздоровался, выходя из машины, Коробов - "Давно" не виделись.
  -- Да, уж, что - то в нашей "Деревне", неспокойно стало, в последнее время.
  -- Что здесь? - спросил Коробов.
  -- Пойдем на мост, сам увидишь.
   Мост представлял собой железобетонную плиту, переброшенную с одного берега ручья на другой. Ручей наполнялся водой только по весне, а затем пересыхал на год.
   Коробов подошел к краю моста и посмотрел вниз. Внизу, на камнях, лежал труп пожилого мужчины.
  -- Это же Максимов, Федор Павлович - присмотревшись, сказал Коробов.
  -- Да - подтвердил Федоров.
  -- Это, конечно, мое мнение - сказал подошедший Савельев - но на твоем месте, Василий, я бы сюда судмедэксперта пригласил.
  -- Попробую - сказал Коробов и пошел к УАЗику.
   По рации он связался с дежурной частью и сказал, что нужен судмедэксперт.
  -- Ладно - сказал Яковлев - присылай машину!
  -- Слышал? - спросил Коробов водителя - Давай, езжай за экспертом.
   Водитель кивнул в знак согласия. Коробов взял с сиденья свою папку и захлопнул дверцу.
   Он вернулся на мост и спросил Федорова:
  -- Ну, что Дима, по "старой" схеме работаем?
  -- Давай, по "старой". Здесь три дома всего. В одном Максимов жил. Так что, для работы, два остаются.
   Коробов перешел мост и направился к ближайшему дому. Он вошел в калитку и постучал в окно. Минуты через две в окно выглянула женщина, по - видимому, хозяйка дома. Она внимательно посмотрела на Коробова. А затем сказала:
  -- Входите, не заперто.
   Коробов, через веранду вошел в дом.
  -- Здравствуйте - поздоровался он.
  -- Добрый день - ответила хозяйка - Вы, я так понимаю, из милиции?
  -- Да, оперуполномоченный Коробов Василий Николаевич.
  -- А я Поликарпова Ксения Тимофеевна. Вот присаживайтесь - хозяйка подвинула Коробову стул - Вы на счет Федора Павловича спрашивать будете?
  -- Да.
  -- Это я его нашла. Я в больнице, медсестрой работаю. В ночь дежурила. Утром с работы возвращалась, а он под мостом лежит.
  -- Ксения Тимофеевна, здесь всего три дома. Один Ваш, другой Максимова, а третий чей?
  -- Да, там, сейчас никто не живет. Так, что можете не ходить.
  -- Я у Федора Павловича, в школе учился. Строгий он был, но человек хороший. Жаль его. Я так понимаю он один жил?
  -- Да жена его, Ангелина Петровна, год назад умерла, а детей у них не было.
  -- А вы его, когда в последний раз видели?
  -- Вчера, утром. Я на дежурство шла, а он уже около своего дома хлопотал. Поздоровалась я с ним. Он мне в ответ кивнул.
  -- К нему, в последнее время, никто не приходил? Никто его не навещал?
  -- Да, как Вам сказать. Так, чтобы навещать, вряд ли. А вот за делом, один человек приходил.
  -- За каким делом?
  -- Федор Павлович говорил, что краевед к нему приходит Максимов, же еще мальчишкой, партизанил в наших краях, в войну - то. Так вот, краевед тот, якобы про партизан, сведения какие - то собирал.
  -- А Вы, краеведа этого видели?
  -- Один раз видела. Представительный мужчина. Одет хорошо. Плащ у него дорогой, шляпа.
  -- Усатый? - сам не знаю почему, вдруг спросил Коробов.
  -- Да, а Вы, что его знаете?
  -- Нет, но очень хочу с ним познакомиться. Вы, случайно не знаете, где его найти можно?
  -- Нет. Я, про него, со слов Федора Павловича знаю.
  -- Еще один вопрос. Вы дома у Максимова часто бывали?
  -- Да. Он человек пожилой, здоровье, сами понимаете, какое. А я медсестра все - таки. То давление ему померю, то укол сделаю. В общем, присматривала за ним.
  -- Ксения Тимофеевна, я думаю, Вам придется осмотреть вещи Максимова, хотя бы особо ценные. На всякий случай. Вы сможете это сделать?
  -- Ну, если нужно.
  -- Хорошо. Вот протокол прочитайте и распишитесь.
   Прочитав протокол, Поликарпова поставила подпись.
  -- Я зайду за Вами.
  -- Хорошо.
   Коробов вышел на улицу и пошел назад к мосту. На противоположном берегу ручья стоял УАЗик. Коробов посмотрел на мост и увидел, что Федоров, сидя на корточках, что - то записывает. Коробов зашел на мост и посмотрел вниз. На дне ручья, труп осматривал судебно - медицинский эксперт Самойлов.
  -- День добрый, Михал Михалыч - поздоровался с ним Коробов.
  -- Добрый, если он таковым является - ответил Самойлов.
  -- Какое, ваше мнение?
  -- Мое мнение таково - ответил Самойлов - причина смерти: закрытая черепно-мозговая травма. Получены в результате падения с высоты. Смерть наступила вчера. Остальное после вскрытия. Дима, записывай дальше!
   В это время на мост вышел Савельев, который подошел к Коробову и сказал:
  -- Я, тут, с Мих Михом обменялся, так сказать мнениями, по поводу трупа Скворцовой. Возможно, что я прав.
  -- Я тут тоже кое - что "нарыл". К Максимову ходил некий "краевед". По описанию очень похож на любовника Скворцовой. И, в связи с этим, есть у меня одно предположение, которое надеюсь, вскоре, или подтвердится, или будет опровергнуто.
  -- Да, Василий, дела. Неужели серия?
  -- Поживем, увидим. А кто двое, что рядом с УАЗиком стоят?
  -- Дима понятых нашел, правда, они близко подходить боятся.
   Тем временем на мост вышел Самойлов:
  -- Я закончил - сказал он.
  -- Дима, ключи от дома Максимова нашли? - спросил Коробов.
  -- Да, вот они - ответил Федоров, показывая связку ключей.
  -- Тогда, бери понятых и иди в дом Максимова. А я за одним человеком схожу.
  -- Хорошо.
   Через несколько минут Коробов зашел в дом Максимова, вместе с Поликарповой. Понятые стояли у входной двери. Федоров осматривал одну из комнат.
  -- Ксения Тимофеевна - спросил Коробов - Где Федор Павлович хранил деньги и ценные вещи.
  -- В секретере. В верхнем ящике, справа.
   Федоров подошел к секретеру и выдвинул ящик, указанный Поликарповой.
  -- Что здесь лежало? - спросил он.
  -- Деньги и награды его - ответила Поликарпова.
  -- Деньги вижу, а награды какие?
  -- Несколько медалей и два ордена. Один орден "Отечественной войны", а другой "Красной Звезды".
  -- Орден "Отечественной войны" на месте, а второго нет.
  -- Та - а - ак - выдохнул Коробов - Ксения Тимофеевна, а где Максимов хранил лекарства?
  -- В кухне, там, в шкафчике аптечка.
  -- Проверьте, пожалуйста, все ли лекарства на месте.
   Поликарпова подошла к шкафчику, достала оттуда аптечку и пересмотрела лежавшие в ней лекарства.
  -- Вы знаете - сказала она - я не вижу двух упаковок клофелина.
  -- А, Федор Павлович не мог их использовать? - спросил Коробов.
  -- Нет, что Вы, он их недавно в аптеке получил.
  -- Дима, слышишь?
  -- Слышу. Буду протокол составлять.
  -- Ксения Тимофеевна, я запишу все, что Вы сейчас сказали - сказал Коробов, доставая из папки бланк протокола.
   Когда осмотр дома Максимова был закончен и все вышли на улицу, Федоров опечатал входную дверь.
  -- Дима, ты, труп в морг отправишь?
  -- Конечно. Езжайте. Паспорт Максимова я, с трупом отправлю.
  
   Заняв свое место в УАЗике, Коробов спросил Самойлова:
  -- Михал Михалыч, когда труп Максимова вскрывать будете?
  -- Завтра. Если будет интерес, позвони мне, часа в два - три.
   По возвращении в отдел Коробов зашел в дежурную часть. Положив на стол перед Яковлевым собранный материал, он сказал:
  -- Ставь "колотушку", с материалом к Терентьеву пойду.
   Яковлев зарегистрировал материал в "Книге происшествий" и возвратил Коробову со словами:
  -- Резолюцию поставит, зайдешь, за материал распишешься. Да не забудь.
  -- Не в первый раз - ответил Коробов и вышел.
   Он поднялся на второй этаж и пошел к кабинету Терентьева. Терентьев, в это время выходил из кабинета в коридор. Увидев Коробова, он остановился и спросил:
  -- Ко мне, Василий Николаевич?
  -- Да, товарищ подполковник.
   Коробов вошел в кабинет вслед за Терентьевым, который сел за свой рабочий стол.
  -- Ну, что опять? - спросил он Коробова.
  -- Я только, что с происшествия вернулся. Вот материал. Прошу разрешения приобщить его к материалу по трупу Скворцовой.
   Терентьев взял материал и, прочитав его, спросил:
  -- То есть, ты предполагаешь, Василий Николаевич, что Скворцову и Максимова убил один и тот же человек?
  -- Это моя версия. Слишком много совпадений.
  -- Вот именно, пока только совпадения. Фактов маловато. Кроме примет подозреваемого, еще есть, что ни будь?
  -- Пока нет.
  -- А как искать его собираешься?
  -- Буду работать.
  -- Хоть ты меня и не убедил, но подпись свою я поставлю. О сроках не забыл?
  -- Помню.
  -- Вот и помни. В понедельник придешь, доложишь, что наработал.
  -- Так точно, разрешите идти?
  -- Иди.
   Коробов вышел из кабинета, не в лучшем настроении. Время шло, а зацепок у него не было. Он спустился в дежурную часть и расписался за полученный материал.
  
   Утром, сменившись с дежурства, Коробов пришел домой. Жена встречала его. Держа на руках, сынишку. Коробов погладил малыша по голове.
  -- Завтракать будешь?
  -- Нет, Зоя, не хочу. Ополоснусь и спать.
   Коробов переоделся, принял душ и лег спать.
   Проснувшись, он некоторое время лежал с закрытыми глазами. Жена играла с сынишкой в соседней комнате.
  -- Зоя, сколько времени? - спросил Коробов сонным голосом.
  -- Два часа уже. Ты проснулся?
  -- Еще не знаю.
  -- Вставай, обедать будем.
   Коробов еще минуты две полежал. Затем встал и быстро оделся. Потом, умывшись, он пришел на кухню. Пообедав Коробов, вышел в прихожую, снял трубку телефона и быстро набрал номер.
  -- Михал Михалыч? Коробов беспокоит. Какие новости?
  -- Новости, Василий, такие. Смерть Максимова наступила между двадцатью одним и двадцатью двумя часами четверга. Причину смерти я уже называл. Умер не сразу. От полученной травмы, сначала развился отек мозга, а уж потом наступила смерть. Вот еще, что на левом плече гематома, по-простому синяк. Получена за несколько минут до смерти.
  -- То есть его могли столкнуть с моста?
  -- Могли.
  -- Спасибо, Михал Михалыч - сказал Коробов и повесил трубку.
   Коробов, нажал на рычаг и, услышав в трубке длинный гудок, набрал номер.
  -- Ильюха, привет. Как поживаешь?
  -- Васек, привет. Дела, как сажа, бела. А у тебя что?
  -- Да и у меня не лучше. Ну, что посидим сегодня?
  -- Давай.
  -- Тогда жди меня к шести. Договорились?
  -- Договорились.
  
   После звонка Коробова, Илья оглядел квартиру и решил, что надо навести уборку. Он энергично взялся за дело. Часа через полтора порядок был наведен. Илья посмотрел вокруг и остался доволен. Он оделся и сходил в магазин, где купил двух больших вяленых лещей.
   Положив рыбу на кухонный стол, он открыл шкафчик и достал оттуда два пивных бокалы. Бокалы он поставил на стол, рядом с рыбой. "Так, свои обязанности я выполнил. Пиво покупать, Васькина очередь" - подумал Илья. Он прошел в комнату, включил телевизор и, усевшись в кресло, стал ждать друга.
   Коробов был человеком пунктуальным. Поэтому, когда раздался звонок, Илья точно знал, кто пришел. Он открыл дверь. На пороге стоял Коробов, с пакетом в руке.
  -- Ну, здорова бродяга. Держи - Коробов передал пакет Илье и стал снимать куртку.
   Илья взял пакет и прошел на кухню. Он достал из пакета бутылки с пивом и поставил их на стол. Коробов вошел в кухню и сел на табурет. Илья откупорил бутылки и наполнил пивом бокалы.
  -- Ну, друг Василий, рассказывай.
  -- Что рассказывать? - спросил Коробов, сделав глоток.
  -- Как семья? Как крестник?
  -- Да, все в порядке.
  -- Ну, еще какие новости?
  -- А, что тебя интересует?
  -- Все. Слухи, сплетни, скандалы.
  -- Ну, в "Синей птице" проститутки из - за клиентов передрались. Новость?
  -- Что, предложение превышает спрос? Давно пора этот кабак прикрыть. Куда только милиция смотрит?
  -- Действительно, куда? - усмехнулся Коробов.
  -- Ну, а еще что?
  -- Да, сейчас, одним "мутным" делом занимаюсь.
  -- Что за дело?
  -- Помнишь учителя нашего, Максимова?
  -- Федора Павловича? Конечно. А что?
  -- Убили его.
  -- Да ты что?
  -- Точно. И убил, как я подозреваю, тот же человек, что за два дня до этого, отравил женщину. Вот так.
  -- Зацепки есть? Нет, только приметы.
  -- Да, не спокойно, в нашем уездном городишке. Подожди - ка. Еще раз повтори. Сначала женщину отравил, а потом убил Максимова?
  -- Да.
  -- А, Максимов, случайно, не с моста упал?
  -- Да. А ты, откуда знаешь?
  -- Пошли, я тебе, кое - что покажу.
   Илья встал из - за стола и прошел в комнату. Коробов пошел за ним. Илья включил компьютер, нашел нужный файл и открыл его. Пролистав текст, он нашел, в нем, нужное место и сказал Коробову:
  -- Читай!
   Коробов пробежал глазами по строчкам и, посмотрев на Илью, спросил:
  -- Откуда это у тебя?
  -- Что? Похоже?
  -- Некоторые детали разнятся, но в целом, да.
  -- Набор этого произведения я закончил в пятницу. Автор неизвестен. Точнее, он все сделал для того, чтобы таковым остаться.
  -- Так ты, что его не видел?
  -- Нет - ответил Илья и рассказал Коробову все, о своем общении с неизвестным автором.
  -- Да, хитер гад - сказал Коробов, выслушав рассказ Ильи.
  -- Это, еще не все. Он еще двух человек убить должен.
   Коробов вопросительно посмотрел на Илью.
  -- Следующим должен быть наркоман. А потом ...- Илья осекся, - Какой же я идиот - сказал он после паузы.
   Он взял "мышку" и пролистал текст. Коробов следил за манипуляциями друга и стал читать, выбранный Ильей, отрывок.
  -- Вот она, Ильюха, смерть героя - закончив читать, сказал Коробов - Как себя чувствуешь?
  -- Как приговоренный. Ладно я, но зачем он Варвару сюда вмешивает?
  -- Он режиссер, ему спектакль нужен.
  -- Хорошо, будет ему спектакль. Я так понимаю, он знает, что мы поняли его игру. Но понять и принять, вещи разные. По крайней мере, мы знаем, что он будет делать дальше. Давай думать.
  -- Давай попробуем. Что мы о нем знаем? С каждой своей жертвой он был знаком.
  -- Ну, со мной тоже.
  -- Нет, Ильюха, с каждой жертвой он общался. Причем, лично общался, понимаешь? В глаза смотрел. Значит и с тобой он должен будет встретиться, или уже встречался. Ну-ка вспомни, не встречался ли ты, с незнакомыми людьми, скажем, в последний месяц.
   Илья задумался.
  -- Нет, не припомню - сказал он, после паузы - хотя. Где - то, месяц назад, заходил мастер, с телефонной станции. Сказал, что соседи вызывали, а самих дома нет. Он попросил разрешения позвонить диспетчеру, с моего телефона. Позвонил, обрисовал ситуацию, поблагодарил и ушел.
  -- А как он выглядел?
  -- Высокий, вид у него, как не от мира сего. Что еще, усы.
  -- А, что значит не от мира сего?
  -- Ты понимаешь, такое впечатление, что человек делает дело, к которому у него душа не лежит. И вид у него такой высокомерный что ли. Не знаю, как объяснить.
  -- Думаю, это он. Так, что еще? Нам надо выиграть время. Не играть по его сценарию. Значит, тебе, в ближайшее время, ни при каких обстоятельствах, нельзя встречаться с Варварой.
  -- Да мы и так, уже две недели не виделись.
  -- А, что так?
  -- Небольшой кризис. А может и большой. Если бы знать, сколько у нас времени. Васек, а времени - то у нас два дня, или чуть больше.
  -- Это почему?
  -- Во вторник у Варвары день рождения.
  -- Ты думаешь, он знает?
  -- Я рассматриваю худший вариант. Слушай, Васек, а если он действительно, на телефонной станции работает?
  -- Даже если так. Сегодня суббота, завтра воскресенье. Узнать, что - либо мы сможем только в понедельник. Хотя постой, Пашка Михайлов, одноклассник, там же работает.
   Коробов быстро встал со стула и прошел в прихожую. Он снял трубку телефона и быстро набрал номер:
  -- Паша, ты, привет.
  -- Васек, сколько зим, сколько лет! Не иначе, что - то случилось.
  -- Ну, не то. Чтобы случилось. Так небольшая проблема.
  -- Что за проблема?
  -- Я тебе мужичка одного опишу, а ты мне скажи, не работает ли он вместе с тобой.
   Коробов собрался с мыслями и попытался подробно описать неизвестного.
  -- Вообще - то работает у нас один, похожий по описанию, точнее работал. Эдик Ручкин, мы его "вашей светлостью", за глаза называем. Смотрит на всех свысока, считает нас недостойными его общения.
  -- Подожди, а почему работал?
  -- Уволился он, чуть больше двух недель назад. Зачем он тебе нужен - то?
  -- Одному человеку остался, денег, должен.
  -- А ты, что подрядился долги выбивать?
  -- Вроде того... Ты не знаешь, где он живет?
  -- Где - то в "Шанхае", точно не знаю.
  -- Спасибо, Паша!
  -- Да не за что. Звони если что.
   Попрощавшись с Михайловым Коробов, тут же набрал номер дежурной части.
  -- Петрович, привет Коробов, "пробей" мне срочно человека. Через адресное бюро или через наш паспортный стол. Записываешь? Ручкин Эдуард, проживает в "Шанхае". Труп на Зеленой улице помнишь? Подозреваю, что это его рук дело. Я перезвоню позднее. Заранее благодарю.
   Повесив трубку Коробов, вернулся в комнату.
  -- Так, Ильюха, есть зацепка.
  -- Да, я слышал. Надо в "Шанхай" смотаться.
  -- Не сегодня. Мы с тобой пьяненькие малость. Да и вряд ли он нас дома ждет. Завтра утром я часикам к девяти за тобой заеду. Идет?
   Илья кивнул в знак согласия.
  -- Так как мы, Васек, ловить - то его будем?
  -- Надо подумать. У тебя, что план есть?
  -- Есть. На живца его ловить надо! Пусть случится то, что должно случится. Если мы не воспользуемся этим случаем, он что нибудь другое придумает.
  -- Ты соображаешь, Ильюха, что предлагаешь? А если он тебя убьет?
  -- Он поставил, перед собой такую цель и все равно будет к ней идти. На сегодняшний день, мы его путь знаем. А что потом?
  -- Может ты и прав. Я в понедельник схожу к Терентьеву, все согласую. Мне еще надо будет в отдел кадров телефонной станции зайти и с Варварой переговорить.
  -- Ты только лишнего ей не рассказывай.
  -- Постараюсь. Ты мне, кстати, распечатай это "произведение". А, чего ради он все это затеял? Ты там про это ничего не вычитал?
  -- Он хочет стать правой рукой антихриста.
  -- Что? Понятно, случай для психушки. Может "крестоносцев" вызовем а?
  -- Каких?
  -- Ну, санитаров, в белых халатах, с красными крестами. Это, явно, их клиент.
  -- Ладно, пойдем, пиво допивать - усмехнувшись, сказал Илья.
  
   Утром Илья проснулся в половине восьмого. Он быстро встал, умылся и позавтракал. К девяти часам он был полностью готов и ожидал Коробова. "Копейка" Коробова остановилась у подъезда в начале десятого. Илья накинул куртку, запер дверь и вышел на улицу.
  -- Привет - сказал он, садясь в машину.
  -- Привет. Готов?
  -- Готов. Адрес есть?
  -- Еще бы.
  -- Тогда поехали.
   Автомобиль плавно тронулся с места.
  
   "Шанхаем", в городе именовался квартал из нескольких домов. Раньше эти дома принадлежали одному из градообразующих предприятий. Но завод разорился, дома и проживавшие в них люди были оставлены на произвол судьбы. Городское руководство посчитало квартал неперспективным и потому денег на ремонт и содержание домов не выделяло. Жильцы, увидев такую перспективу, поспешили продать или разменять свои квартиры. Агентства недвижимости, скупившие квартиры, в короткий срок, заселили квартал переселенцами, из ближайшего мегаполиса. Переселенцы, в большинстве своем, были далеко не законопослушными гражданами. Вот так, в короткий промежуток времени, некогда рабочий квартал, превратился в городские трущобы.
  
   К одному из вросших в землю домов, с обшарпанными стенами и полу обвалившейся крышей, и подъехал Коробов.
  -- Выходи, Ильюха, приехали.
  -- А я был, в этом доме - сказал Илья, выйдя из машины - на труп выезжал, еще, когда работал. Куда нам?
  -- Вот в этот подъезд - показал рукой Коробов.
   Дорогу в подъезд им преградила большая грязная лужа. Обойти ее не было никакой возможности. Через лужу, в подъезд, была переброшена хлипкая дощечка. Коробов, ногой, проверил ее прочность. А затем, балансируя руками, прошел по доске в подъезд. Илье не нужно было балансировать, он прошел в подъезд, опираясь на трость. На лестничной площадке царил полумрак. Квартирных дверей было три. Одна из них выделялась тем, что была окрашена и находилась в сравнительно неплохом состоянии.
  -- Вот оно, логово - сказал Коробов и нажал кнопку звонка.
   Звонок, как ни странно оказался в рабочем состоянии. Но из квартиры никто не отозвался. Коробов постучал в дверь кулаком. На стук приоткрылась дверь соседней квартиры. Хотя дверью эту конструкцию назвать было сложно. Дощатый щит с заколоченной фанерой пробоиной. Создавалось впечатление, что в дверь попал артиллерийский снаряд, оставивший огромную пробоину с болтавшимися вокруг нее кусками обивки. Из - за двери выглянула женщина, неопределенного возраста.
  -- Вы, что тут стучите? - спросила она - Чего Вам нужно?
  -- Мы из милиции - сказал Коробов, а затем, присмотревшись, сказал с нескрываемой иронией - Ба, Леоновна, тебя ли видят мои глаза?
  -- Ой, Василий Николаевич, я Вас не признала.
  -- Что с тобой, Леоновна случилось? Тебя не узнать.
  -- Жизнь такая. Ой, тяжелая.
  -- Это не жизнь, а суррогаты и парфюмерия, которую ты употребляешь в немереных количествах. Я соседа твоего ищу. Не знаешь где он?
  -- Кто? Эдик? Две недели его не видела.
  -- А он, что твой хороший знакомый?
  -- Да вы что!? Эдик не мне чета. Весь холеный. Правда к нам хорошо относится. Денег в долг дает, да и случись, что нас рассудит. Он у нас, вроде судьи.
  -- Так, говоришь, две недели его нет?
  -- Точно так.
  -- Вот, что Леоновна. Ты соседу своему не говори, что я его искал. А вот мне, если он появится, позвонишь. Поняла? Номер то помнишь?
  -- Все поняла - и Леоновна, по памяти, назвала номер рабочего телефона Коробова.
  -- Молодец! - похвалил Коробов - Ну, все иди!
   Леоновна скрылась за дверью.
  -- Пошли, Ильюха, делать здесь больше нечего.
   Они вышли на улицу.
  -- Думаешь, позвонит Леоновна? - спросил Илья, садясь в автомобиль.
  -- Не знаю, Если Ручкин на бутылку не даст, позвонит точно. А если даст, возможны варианты. Я тебя домой отвезу. Идет?
  -- Хорошо.
  
   Возвратившись, домой Илья переоделся и зашел на кухню. Он вскипятил чайник, налил себе чашку. И, прихлебывая горячий чай, стал размышлять. Его мысли прервал телефонный звонок.
  -- Алло - сказал Илья, сняв трубку.
  -- Привет. Это я - донесся из трубки голос Варвары
  -- Привет.
  -- Ты не считаешь, что нам необходимо серьезно поговорить?
  -- Наверное, ты права. Только момент, сейчас, не совсем подходящий.
  -- Почему?
  -- Да, тут у нас с Васькой проблема образовалась.
  -- У тебя или у него?
  -- Общая, которую необходимо срочно решить.
  -- Это надолго?
  -- Дня два.
  -- Значит, к моему дню рождения справитесь? Надеюсь, что ты не забыл, что во вторник у меня день рождения?
  -- Нет, конечно, как ты могла подумать.
  -- Тогда я жду тебя во вторник, в семь часов вечера. Тогда и поговорим. Согласен?
  -- Разве я могу тебе отказать?
  -- Ну, тогда пока!
  -- До свидания.
   Илья положил трубку и подумал: "Если бы ты знала, Варюша, какой подарок, ко дню рождения можешь получить".
  
   В понедельник утром, Коробов, как и планировал, поехал на телефонную станцию. Он и раньше бывал здесь, поэтому сразу пошел в отдел кадров.
  -- Можно? Здравствуйте, Лидия Осиповна - входя в кабинет, сказал Коробов.
  -- Здравствуйте, Василий Николаевич. Опять служебная необходимость привела Вас к нам?
  -- Точно так.
  -- И, что же на этот раз?
  -- Я интересуюсь одним вашим работником - Ручкиным.
  -- Он бывший наш работник.
  -- Я знаю. Не осталось ли у Вас, его фотографии?
  -- О, Василий Николаевич. Сейчас новые времена, не то, что раньше. Нет больше толстых личных дел с фотографиями. Даже отдела кадров нет. Есть сектор по работе персоналом. А я, соответственно, заведующая сектором. Еще бы директором кружка назначили.
  -- Так, значит, ничем помочь не можете?
  -- Я этого не говорила. Месяца два назад, мы оформляли новые удостоверения, своим работникам. Я посмотрю, может быть, фотография Ручкина осталась.
   Заведующая достала из сейфа бумажный конверт и высыпала из него, на стол, несколько десятков фотографий. Минуты две она их перебирала, пока не нашла нужную.
  -- Вот он - сказала она, протягивая фотографию Коробову.
  -- Ты вот он какой, Ручкин Эдуард Петрович - сказал Коробов, посмотрев на фотографию - А, что вы о нем можете сказать.
  -- Что сказать, работу выполнял исправно. Правда, большого интереса к ней не проявлял. Жалоб на него не было. В коллективе его не любили, честно скажу. Высокомерный он какой - то, нелюдимый. А что он натворил?
  -- Да, вы знаете, пропал он. Две недели дома не появляется. Думаем его в розыск объявить, как без вести пропавшего. Он, при увольнении, о своих планах на будущее ничего не говорил?
  -- Нет.
  -- Спасибо, за помощь, Лидия Осиповна, извините, тороплюсь. До свидания - с этими словами Коробов вышел из кабинета.
   Выйдя на улицу, он сел в автомобиль. Через несколько минут он подъехал к библиотеке.
   Коробов поднялся на второй этаж и вошел в читальный зал. Варвара сидела за своим рабочим столом и что - то писала.
  -- Здравствуйте, девушка - подойдя, поздоровался Коробов.
   Варвара вздрогнула от неожиданности и подняла и посмотрела на Коробова.
  -- Вася, ты меня напугал! - сказала она - Что случилось? Я раньше за тобой не замечала, особенной любви к чтению.
  -- Есть у меня один небольшой вопрос.
  -- Задавай.
   Коробов достал из кармана фотографию Ручкина и показал ее Варваре.
  -- Тебе знаком этот человек?
  -- Эдуард Петрович? Конечно, он часто в библиотеку заходил. А, что?
  -- И, чем же он интересовался?
  -- Он интересовался магией, оккультизмом, фольклором.
  -- И, что все эти книги есть вашей библиотеке?
  -- Я не сказала, что он читал. Книги о верованиях и фольклоре у нас есть. А вот все остальное он из интернета черпал.
  -- Ты сказала, что он часто приходил. А теперь, что не приходит?
  -- Недели три назад он пришел, принес букет, Сказал, что уезжает. Представляешь, когда он мне цветы дарил, сказал, что это подарок на день рождения. Я ему сказала, что он у меня, только в следующем месяце.
  -- И число назвала?
  -- Не помню. Может быть. Да, что случилось?
  -- Ручки - опасный человек, варвара. Я не хочу тебя пугать, но если ты, случайно с ним встретишься, не подходи к нему. Ни в коем случае не подходи! И позвони мне, хоть на работу, хоть домой. Поняла?
  -- Не совсем.
  -- Мы ищем его, понимаешь? Ищем, как опасного преступника.
  -- Хорошо, я сделаю, как ты сказал.
  -- Ну, вот и хорошо. Извини, бегу, дел по горло.
  -- Подожди, Вася. Я тебя и Зою, приглашаю на день рождения, во вторник, в семь. Придете?
  -- Постараемся - на ходу ответил Коробов.
   Из библиотеки Коробов поехал прямиком в отдел. Первым делом он зашел в ЭКО.
  -- Есть, кто живой? - входя в кабинет, спросил он.
  -- Смотря, кто спрашивает - донесся голос Савельева.
  -- Данилыч, дело есть.
  -- Ну, какое дело? - подходя, спросил Савельев.
   Коробов достал фотографию и показал ему.
  -- Смотри, кого мы ищем.
  -- Никак нашел? Поздравляю. От меня - то чего хочешь?
  -- Фотографию сможешь увеличить и размножить?
  -- Вообще можно попробовать. Но за качество не отвечаю. Снимок слишком маленький. Вот если бы негатив был другое дело. Когда надо - то?
  -- Вчера.
  -- Понятно. А сколько экземпляров?
  -- Пять шесть. Ты, когда фотографии отпечатаешь, занеси их в дежурку. Пусть ППС раздадут. Вообще я зайду, дежурного предупрежу. Сделаешь?
  -- Хорошо.
  
   Выйдя из ЭКО, Коробов поднялся на второй этаж и подошел к кабинету Терентьева.
  -- Разрешите, товарищ подполковник, сказал он, входя в кабинет.
  -- А, Василий Николаевич, с докладом пришел?
  -- Да.
  -- Ну, есть, что доложить - то?
  -- Есть.
  -- Ну, тогда начинай.
   Коробов достал из папки и положил на стол распечатку произведения Ручкина.
  -- Что это? - спросил Терентьев.
  -- Вы прочитайте, товарищ подполковник, я там нужные места отметил.
   Прочитав текст, Терентьев спросил:
  -- Откуда у тебя это?
  -- Это произведение, некоего Ручкина Эдуарда Петровича. Он его Илье Зимину, в набор, сдавал. Там подробно описаны два убийства. По - моему мнению, это убийства Скворцовой и Максимова. Некоторые детали не совпадают, но, в целом, все сходится.
  -- И наркоман еще - добавил Терентьев - его труп сегодня нашли. Сейчас там группа работает. План есть?
  -- Есть - и Коробов изложил их, с Ильей, план.
  -- Рискованно это - выслушав Коробова, сказал Терентьев.
  -- Товарищ подполковник, это, возможно, наш единственный шанс. Если его упустим, потом Ручкина найти будет очень сложно.
  -- Я понимаю. Вот, что дам я вам, в помощь Самсонова и Решетова. Найди их и проинструктируй. Да, бесплатный совет: пошли по телетайпу запросы, по прежнему месту жительства Ручкина и по месту выдачи паспорта. Может, там, что ни будь на него, есть. Может, ППС подключим?
  -- Пусть подстрахуют, конечно, но боюсь, спугнем.
  -- Хорошо я им задачу, сам поставлю. Значит завтра?
  -- Так точно.
  
   Глава 3
  
   Несколько теплых и солнечных дней сменились низкой облачностью и моросящим дождем. Слабые лучи, не видимого за облаками, солнца тускло освещали комнату. В комнате, перед зеркалом стоял мужчина и рассматривал свое отражение. Сегодняшний день был последним днем его жизни. Он шел к нему долго. Не раз он менял имена, иногда забывая свое настоящее имя. Он не раз менял внешность, менял профессии и все ради сегодняшнего дня. Свет не прельщал его. Его манила к себе тьма своей пустотой и бесконечностью.
  -- Что Вы знаете о тьме? - сказал он вслух - Долгие годы я шел к этому дню. Сегодня я принесу последнюю жертву и стану правой рукой ее повелителя.
   Внезапно мужчина схватился обеими руками за голову, потом упал и, с воем, стал кататься по полу.
  
   Илья проснулся рано и долго лежал с закрытыми глазами, надеясь снова уснуть. Но сон не приходил. Илья встал, оделся и прошел на кухню. Он подошел к окну и стал смотреть на улицу. Мелкий дождь покрыл капельками стекла. Дождь перемешивался с пеленой тумана, ветра не было.
  -- Погода неважная - подумал Илья - видно недалеко. Хоть бы ветерок подул.
   Он вскипятил чайник и попил чаю, попутно размышляя, чем бы заняться. Позавтракав, Илья решил навести порядок в квартире. " Мало ли что. Кто знает, как все сложится" - подумал он. Илья сделал уборку, навел порядок в своих бумагах. Незавершенных дел у него не осталось. "Как к похоронам подготовился" - подумал Илья, садясь в кресло. Илья не боялся того, что может случиться. Он боялся за Варвару, мысль о том, что она может пострадать, как червь, точила его изнутри. Он включил телевизор, но не для того чтобы смотреть, а для того, чтобы разрушить тягостную тишину.
   Время текло медленно. Без четверти шесть, кто - то позвонил в дверь. Открыв дверь квартиры, Илья увидел Коробова, в руке у которого был большой пакет.
  -- Ну, что ты готов? - спросил Коробов.
  -- Готов - без энтузиазма ответил Илья.
  -- Ой, не нравиться мне твое настроение Ильюха, ой не нравиться! Может, все отменим?
  -- Ты же знаешь, что это невозможно. Нет, ничего отменять не будем.
  -- Страшно?
  -- За себя не боюсь, за нее.
  -- А я за вас обоих.
  -- Ты чего принес?
  -- Доставай, увидишь.
   Илья засунул руку в пакет и достал оттуда бронежилет.
  -- Ты чего, Васек, я ж эту "бочку" на себе не унесу! Да еще с моей ногой.
  -- А, ты, что думал? Я тебя вот так отпущу? Нет, Ильюха, без этой, как ты говоришь, "бочки", из дома не выйдешь. Давай примеряй. Я самый легкий выбрал. Давай - ка я тебе помогу.
   С помощью Коробова Илья надел бронежилет.
  -- Ну, как? - спросил Коробов.
  -- Да, вроде ничего. Надо теперь куртку надеть.
   Илья надел куртку и застегнул ее.
  -- Ну, похож я на "качка"? - спросил он.
  -- Да, уж, прямо Геракл.
   - Все, Васек пошли.
   Коробов вышел из квартиры первым. Илья уже переступил порог, когда, неожиданно, зазвонил телефон. Коробов, уже спускавшийся по лестнице, остановился и, повернувшись, сказал:
  -- Брось, Ильюха, возвращаться примета плохая. Пошли.
   Илья, на секунду, замер в нерешительности, а затем вернулся в квартиру. Он подошел к телефону и снял трубку.
  -- Да!
  -- Ильюша, привет! Ты идешь?
  -- Да, Варя, мы с Васей уже выходим. Еще бы минута и ты нас не застала.
  -- Может, тебя встретить?
  -- Нет, что ты. Нам, еще надо, в одно место зайти. Вдруг разминемся. Нет, будь дома, мы скоро придем.
  -- Ну, хорошо. Я жду - сказала Варвара.
   Илья повесил трубку. Запер дверь и вышел на улицу.
   Уже стемнело и, с каждой минутой, темнота становилась все гуще. Стоявший днем туман поредел и поднялся вверх от земли.
   У подъезда Илья увидел стоявших Самсонова и Решетова.
  -- Привет, ребята - поздоровался он с ними.
  -- Так - сказал Коробов - не расслабляемся. Витя - обратился он к Решетову - идешь впереди. Ты, Коля - сказал он Самсонову - слева. Я замыкающий. Держаться в поле зрения. Внимания к себе не привлекать. Ну, пошли.
  
   Илья подождал, пока Решетов отойдет, метров на двадцать, а затем пошел вслед за ним.
   Бронежилет, хоть и назывался легким, был довольно увесистым и давал дополнительную нагрузку на больную ногу. Опираясь на трость, Илья заметно, хромал. Он прошел между домами, пересек проспект и свернул на боковую улицу. Пройдя метров сто, он подошел к воротам парка. Отсюда начиналась аллея, которая проходила через весь парк и выходила на небольшой пустырь. За пустырем стоял дом, в котором жила Варвара.
   "Ну, вот, последняя стометровка осталась" - подумал Илья, сворачивая на аллею.
   Дальше он пошел медленнее, прислушиваясь и посматривая по сторонам. Аллея не освещалась, лишь в конце ее брезжил свет, от уличных фонарей, горевших у дома Варвары. Он уже прошел половину аллеи, когда, неожиданно, в ее конце, появилась женская фигура. Женщина шла навстречу Илье. Расстояние между ними быстро сокращалось. Илья прибавил шагу. "Зачем она! Я же просил! Зачем она вышла из дома" - пронеслось в голове у Ильи. Внезапно из зарослей кустов, идущих вдоль аллеи, выскочила мужская фигура и бросилась к женщине. Женщина испуганно закричала. Илья отбросил трость и поспешил на помощь. Внезапно, мужская фигура выпрямилась, Илья увидел две вспышки, затем звук выстрелов. Два мощных удара в грудь опрокинули его, он упал навзничь и потерял сознание.
   Коробов, шедший за Ильей, видел происходящее. Когда на аллею выскочил мужчина, он выхватил пистолет и почти побежал. Стрелять он не мог, так как Илья, на некоторое время заслонил собой, нападавшего. Когда Илья упал, Коробов трижды выстрелил. Темная фигура сломалась пополам и, не разгибаясь, упала на землю. Коробов подбежал и Илье и начал приводить его в чувство.
   Сознание медленно возвращалось к Илье. Он прибывал в состоянии покоя и не хотел с ним расставаться. Вдруг он почувствовал, что его кто - то тормошит. Он попытался отмахнуться от назойливых рук, а затем услышал голос Коробова.
  -- Ильюха, Ильюха очнись. Давай же, брат!
  -- Васек, ты? Чего пристал? - тихим голосом спросил Илья.
  -- Фу - у, живой! Витя - крикнул Коробов Решетову - помоги Илье! Коля, вызови по рации группу, и дежурку пусть "скорую" вызовут!
   Коробов подбежал к лежащему мужчине и перевернул его.
  -- Ручкин! Готов, сволочь!
   Рядом с трупом сидела женщина и рыдала.
  -- А ты, кто такая? - спросил Коробов.
  -- Да пошли Вы все! - крикнула женщина.
  -- Нинка! Ты, что ли?! - сказал Коробов, узнав женщине, одну из "ночных бабочек"-
  -- Ты как здесь оказалась? Что, в "Синей птице" разгуляться негде?
  -- Да идите вы все, со своими шутками - розыгрышами! Я из - за вас новые колготки порвала!
  -- Ты не ори, я тебя спросил, что ты тут делаешь?
  -- Попросил он меня. Помочь друга разыграть. Полтинник пообещал. А я дура и согласилась.
  -- Ты здесь будь, поняла? Никуда не уходи!
   Нинка кивнула в ответ.
   Коробов подошел к Илье.
  -- Ну, как ты, Ильюха?
  -- Вась, сними с меня эту "бочку", дышать нечем.
   Коробов помог Илье снять бронежилет.
  -- Ну, полегче?
  -- Хорошо - сказал Илья, вздохнув полной грудью.
   Милицейский УАЗик въехал на аллею одновременно с автомобилем "скорой помощи". Решетов помог Илье встать и проводил его до "скорой". Фельдшер уложила Илью на носилки. Расстегнув рубашку и, увидев на его груди два огромных синяка, сказала водителю, что бы он ехал в больницу, как можно скорее.
   Когда "скорая" уехала, Коробов спросил у Самсонова:
  -- Коля, а где Нинка?
  -- Не знаю, здесь была.
  -- Вот зараза, уже слиняла. Теперь искать придется.
  
   В приемном отделении городской больницы, Илью осматривал тот же врач, что делал ему операцию, после аварии.
  -- Зачастили Вы к нам, Илья Юрьевич - сказал хирург.
  -- Да, я не по своей воле.
  -- Все несчастья, которые снами случаются, есть следствия наших необдуманных поступков.
  -- Возможно, вы правы.
  -- Лиза - обратился хирург к медсестре - больного на рентген, потом снять кардиограмму и в четвертую палату. Снимки и результаты ЭКГ занесете ко мне в кабине.
  -- Хорошо - ответила медсестра.
  
   Через полчаса Илью, на каталке привезли в палату. Он аккуратно перебрался на койку. Несколько минут он никак не мог принять удобное положение. Каждое его движение отдавалось болью. Наконец, он улегся и задремал. Сколько прошло времени, Илья не знал, когда почувствовал, что кто - то прикоснулся к его плечу. Илья открыл глаза и увидел медсестру со шприцом в руке.
  -- Больной, вам укол, на ночь - сказала медсестра.
  -- Только заснул - пробурчал Илья, переворачиваясь на бок.
   Укола он не почувствовал.
  -- А что вы мне вкололи? - спросил он.
  -- Обезболивающее и снотворное. До утра проспите спокойно.
  
   Утром в палату зашел хирург. Присев на край койки Ильи он спросил:
  -- Как себя чувствуете, Илья Юрьевич?
  -- Ничего. Болит правда.
  -- Снимки я ваши посмотрел. Кости целы. Сердце тоже в порядке. Так, что можем отпустить Вас домой. Да, звонил Ваш друг, сказал, что приедет за Вами к одиннадцати. Вот такие новости.
  -- Спасибо, доктор!
  -- Не за что. Выздоравливайте.
   Попрощавшись, врач вышел из палаты.
  
   Около половины одиннадцатого Илья пришел в приемное отделение. Получил куртку и вышел на улицу. Несколько минут он рассматривал два пулевых отверстия. Погода не улучшилась, поэтому Илья, надел куртку, решив, сможет рассмотреть эти отверстия и позднее. Коробов приехал раньше, чем обещал. Когда его автомобиль остановился, из него выскочила Варвара. Она подбежала к Илье и хотела его обнять. Илья зажмурился. Варвара остановилась в нерешительности. Илья сам подошел к ней и обнял. Варвара расплакалась. За ее спиной Илья погрозил кулаком Коробову, который стоял у автомобиля, с невинным видом.
  -- Мне Вася все рассказал - сквозь слезы сказала Варвара - Ну, почему ты такой?
  -- Какой?
  -- Легкомысленный.
  -- Разве? Пойдем в машину, холодно.
   Стоявший у машины Коробов шагнул навстречу Илье и крепко пожал ему руку.
  -- Привет брат, рад тебя видеть - сказал он.
   Илья, вместе с Варварой, сел на заднее сиденье. Севший за руль Коробов обернулся и сказал:
  -- Перед, тем как поедем, расскажу тебе последние новости. Ручкин, вовсе не Ручкин, а неизвестно кто. Я сегодня ответы на запросы получил, коллеги оперативно сработали. Паспорт, по которому он жил, два года назад был утерян. Квартиру его, в "Шанхае", мы вскрыли. Там ничего. Чистота, санэпидем станция отдыхает. Берлогу, где он, последние две недели прятался, ищем. Возможно, там найдем ответы, на оставшиеся вопросы. А, "наган", из которого он, в тебя, стрелял, настоящий раритет. Им, возможно, еще в "гражданскую" пользовались.
  -- А, с ним, что? - спросил Илья.
  -- С кем? С, якобы, Ручкиным? Застрелил я его. Представляешь, три раза выстрелил, попал один. Прямо в сердце. Бывает же такое. Самому до сих пор не по себе. Все же человека убил, хоть и преступника и убийцу. Все, поехали.
  
   Когда автомобиль тронулся, Илья заметил, что Коробов едет не туда, куда он предполагал.
  -- Эй, Василий, ты, куда нас везешь?
  -- Вчерашний день рождения праздновать - ответила Варвара - Мог бы и догадаться.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015