ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ширшов Павел Викторович
И смех, и грех на афганской войне Сцена 16

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тут с Вашего позволения перейдём на тему оружия. Самым желанным и законным трофеем считалось именно оно - оружие.

  

 http://shirshov-lib.ru/

shirshov-lib.ru

  
  Многогранная надо сказать штука - война, прямо как жизнь. На ней всегда есть место, и знаниям, и навыкам, и коварству, и эмоциям, и холодному расчёту. Экономика главный двигатель войны, не даром в своё время господин Бонапарт сказал, что для войны нужны три вещи - деньги, деньги и ещё раз деньги. В войну в Афганистане, которая, если честно, по всем международным законам и определениям войной-то и не была, так военная помощь одного государства другому в целях стабилизации политического режима. Законная замечу помощь, так, как только за 1979 год от Правительства Афганистана было 17 (!!!) обращений за военной помощью к Правительству СССР. Что самое любопытное, никто в апреле 1978 года ни разу не подверг сомнениям легитимность той власти, что пришла в Афганистан после Апрельской (она же Саурская) революции. Ни Саудовская Аравия, ни Иран, ни США. Всех всё устраивало, и никто не пытался помогать исламским военизированным группировкам в борьбе против власти в Кабуле. Дернулись в первый раз тогда, когда люди Тараки зачастили в Москву за материальной, а потом и за военной помощью, в том числе и оружием. Ладно, это всё в той или иной мере мною уже описано на страницах моего сайта "Библиотека Павла Ширшова", и, если кому интересна "Краткая история Афганистана в 20 веке" её там можно прочитать, сейчас о другом о стволах.
  
  
  Трофейный ППШ, что состоял на вооружении армии Афганистана в 60 годах 20 века
  Тут с Вашего позволения перейдём на тему оружия. Самым желанным и законным трофеем считалось именно оно - оружие. Под эту статью проходили все сабли и винтовки, и в начале, мы привозили с рейдов не штуками, а десятками старинные кремневые карамультуки, за каждый из которых какой-нибудь этнографический музей отдал бы половину своей коллекции в обмен. Ружья, я вам скажу были просто сказочные, особенно если учесть любовь афганцев к оружию как таковому и к украшательству вообще.
  
  Как оружие, карамультуки были непроизводительны до жути, скорострельность выстрел за две три минуты, дальность выстрела от силы пару сотен метров, но зато, когда эта дура стреляла, было полное ощущение, что попал под миномётный обстрел. Калибр был у этих кремневых огнестрелов сантиметра два три в диаметре. У всех по-разному. Заряжали же их обычно рубленными гвоздями для повышения картечности.
  
  Потом они довольно быстро извелись, но на руках оставалось просто бешенное количество магазинных винтовок конца 19 начала 20 веков. Это были в основном винтовки Мосина, Ли-Энфилд, Маузер 98 куртц, и множество других систем, которых я знал похуже.
  
  В начале июня, я уже танкистом в одном из рейдов взял мосинку. Тульская, 1898 года, с прицельной планкой ступенчатого вида, она была так сильно изношена, что стреляла по точности хуже пистолета. Но в танке положен только один автомат - АКМС и пистолеты, которых мы никогда не видели, а потому винтовку тут же приватизировали для себя. А что патрон сходный с нашим пулемётом - почему бы и нет. Одним словом, с этим винторезом вышла незадача.
  
  Ситуация. Несём охранение дороги. Как потом этот процесс и стоянку у дороги назовут - блок-пост. Ближе к вечеру приходят афганцы и жалуются, мол пришёл в наш кишлак бандит Махмуд со своей бандой, расстрелял наш трактор и гараж и ушел, но мол мы знаем где он. Типа надо бы наказать.
  
  
  В центре стоит товарищ с "буром", так по-народному называли Ли-Энфилд Lee-Enfield
  Утром выезжаем помогать мирным дехканам. Мы едем одним танком и одним бортовым "Уралом", типа пехота. По дороге из кустов вылезает молодой парень и по-русски объясняет, что он студент, учился в Ташкенте, теперь учиться в Кабуле, и что вчера к нам приезжал не дехканин отнюдь, а настоящий душман. Они там между собой, что-то не поделили с Махмудом, и он решил решить проблему нашими руками. Мы студента поблагодарили, и он скрылся. Но в кишлак всё же поехали. Приезжаем, тишина, ни дехкан, ни нашего вчерашнего визитёра, но что-то вроде МТС есть и действительно есть сожженный колесный трактор "Беларусь". Вышел какой-то дедок, видать решило сообщество, что им пожертвовать не жаль. Спрашиваем, где искать Махмуда. Он, косясь на рычащий танк показывает рукой направление. Едем. Въезжаем в очередной населенный пункт, типа кишлак, и тут по нам кто-то с дуру начинает стрелять одиночными. Те, кто ехал в танке и не услышали бы, но мы в грузовике щелчки выстрелов услыхали. Состыковать носимые Р-148 с танковыми Р-142 та ещё задача, но решаемая, а потому сидим за пригорком даём экипажу целеуказание. Две очереди из пулемётов и война почти окончилась. Входим в кишлак, видим дом, что-то вроде казармы на сорок человек, казан плова, который только доходит. К обеду местных душман поспели. Самих хозяев нет. Прошлись по небольшому кишлаку, никого, всё как вымерло. И тут на дальней окраине выстрелы, кто в кого стреляет не понятно. Танком там не пройти улица мала, еле арба развернётся, бежим сами. Последние дома, дальше камыш и видать где-то среди него река. Кто-то в кого-то из камышей старательно лупит из винтовки. Человека два-три. Мы рассредоточились и тоже ответили. Стрельба почти сразу стихла, но мы в камыши идти стремаемся. Ну их. Я как был с мосинкой добытой пару месяцев назад так и хожу. Идём огибая дома вдоль камыша, все на стреме. Тут прям на меня выскакивает оборванец в дранном халате на голое тело с винтовкой на поднимая с бедра пытается сделать выстрел - осечка. Я пытаюсь выстрелить тоже осечка. Я ору.
  
  - Твою мать! - и лихорадочно передергиваю затвор.
  
  Мои матюги не прошли даром и этого ковбоя срезают короткой очередью.
  
  Я поднимаю винтовку этого гада, такая же как у меня. Исторический раритет. Для музея ценность высочайшая, для войны с отрицательным значением. Одним словом, полное г.вно.
  
  Стрельба в камышах была по более серьёзной причине, нашего друга Мишку чуть не подстрелили, да он перед самым выстрелом упал в какую-то ямку прямо в камышах, и пуля прошла у виска. Те, кто шли за ним открыли заполошную стрельбу в духа, и пока наш Мишка лежал в яме пули с обоих сторон летали над его головой.
   Оно-то, конечно обошлось, но от винтовки как от оружия я отказался и сдал её как трофей в штаб батальона.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018