ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шкарин Андрей Юрьевич
Глава 6 Баба Яга

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

  Баба Яга
  
  Лешкины глаза закрылись и он начал медленно проваливаться в спокойный сон, но воздух в подвале вдруг начал сначала слабо, а затем сильнее и сильнее вибрировать, и на том месте, где растаял в воздухе Крысмыш, возникло легкое свечение. Оно становилось все ярче и ярче, потом в центре его возникла яркая точка, от сияния которой, на стенах подвала обозначились тени от труб. Точка слепила глаза подобно маленькому солнцу - смотреть на нее было не слишком приятно.
  Как только сияние стало разгораться в подвале, Машка вскочила и вздыбила шерсть. Хвост ее распушился и заходил ходуном. Котята тоже приняли боевую стойку. Они держались кучкой, как будто понимали, что их спасение в борьбе с Крысмышем - это их единство. Из их действий, было похоже, что с сияниями в подвале они сталкиваются не в первый раз и привыкли ждать от него неприятностей. Неужели это возвращается Крысмыш?
  Лешка тоже не сидел, сложа руки. Пока сияние разгоралось, он доковылял до трупа первой убитой им крысы и напрягая все свои силы вытащил-таки из нее свое копье. Наконечник копья был в крысиной крови, но мальчик не стал его вытирать - по его мнению, теперь, с окровавленным копьем вид у него был более грозным. Теперь он стоял рядом с Машкой с копьем наперевес и был готов сразиться с Крысмышевым воинством.
  В последний момент Лешка догадался отвести свое воинство со света в темноту, с таким расчетом, что внезапное нападение на врага (в случае, если это действительно возвращается Крысмыш) может дать им всем некоторое преимущество в схватке, и, даже возможность победить. Ведь победили же они благодаря внезапному для всех вмешательству в битву котят в предыдущий раз!
  Почти сразу после этого подвал озарился такой яркой вспышкой, что Лешка, даже отступивший во тьму, почувствовал себя артистом на сцене, залитой светом многочисленных мощных софитов. Этим светом осветило самые дальние и темные уголки подвала - мальчик разглядел даже закрытую железную дверь, безуспешно разыскиваемую им и находящуюся на значительном удалении от него. Он отчетливо увидел даже потеки побелки поверх многолетней ржавчины на ней. Но после вспышки, тьма в подвале стала вовсе непроглядной.
  Лешка отчаянно моргал глазами, пытаясь разглядеть два темных силуэта, появившихся в центре светящейся области, но перед его глазами плыли только многочисленные фиолетовые круги, и видел он, и то смутно, не то тени, не то - силуэты теней, но ничего больше. Один из пришельцев - судя по всему, был ребенком примерно его лет, правда нормального роста, второй - горбатой спиной, крючковатым носом и огромной метлой кого-то ему напоминал, но он никак не мог понять кого именно. Лешка только был уверен, что с этим вторым, он в своей жизни встречался уже неоднократно. Кошка, от шерсти которой пару минут назад едва не летели искры, внезапно успокоилась, и Лешка сообразил, что в этот раз опасность если и присутствует, то минимальная. Носатая тень между тем что-то едва слышно пробормотала и ее метла, как бы сама собой развернулась подобно пушечному стволу в сторону Лешкиной армии. Вырвавшийся из нее поток света, словно хороший фонарь, осветил и мальчика, и кошку Машку и ее котят. Странное дело - свет этот не слепил; наоборот, он быстро привел в норму Лешкины глаза и позволил ему отчетливо разглядеть пришельцев.
  Первый из появившихся - действительно был ребенок, мальчишка лет двенадцати, одетый (с точки зрения Лешки) достаточно странно. Наряд его составляли зеленая куртка, и шаровары того же цвета, а ноги были обуты в рыжие кожаные сапоги. Плечи мальчика были укрыты темным длинным плащом, украшенным на груди какой-то эмблемой. Голова была не покрыта и вихры соломенных волос, судя по всему давно не знавшие расчески, свободно торчали во все стороны. На эмблеме Лешка разглядел какие-то буквы, вот только понять какие он не смог: буквы, хотя и были похожи на те, с которыми он обычно имел дело, отличались все-таки от них достаточно сильно какими-то завитушками и лишними палочками. Буквы эти были написаны на фоне чего-то круглого, возможно солнца, испускающего лучи; и круг, и буквы были перечеркнуты крест-накрест молниями, поражавших каких-то неизвестных ему тварей внизу эмблемы. Глаза мальчишки были не по-детски серьезными, а лицо - сосредоточенным.
  Обладательницей носатой тени с метлой в руках была древняя бабка в немыслимого цвета кофте и темно-синей юбке в крупный белый горох. Длинные седые волосы торчали из под платка, повязанного на манер банданы, узлом назад. На ногах бабки были туфли с загнутыми кверху носами без всякого подобия каблуков на босу ногу, а на груди ее висело ожерелье из каких-то мелких косточек. По внешнему виду, бабке было столько лет, что проще было сказать - столько не живут. В пользу этого говорили и почти выцветшие (а раньше, несомненно, васильковые) глаза, и лицо с руками изрезанные многочисленными глубокими морщинами, и даже фасон ее одежды. "Где-то я уже встречал ее" - думал Лешка, - "И встречал часто".
  Мальчишка, осматривавший тем временем подвал, заметил Крысмышеву шляпу, лежащую на куче строительного мусора, и рот его расплылся в улыбке.
  - Я так понимаю, тебя зовут Алексей Попович? - продолжая улыбаться, спросил он Лешку.
  Лешка настороженно молчал. Сегодня почему-то все им встреченные люди проявляли поразительную осведомленность о том, как его зовут и о его планах. И пару часов назад одна такая встреча едва не стоила ему жизни.
  "Елки зеленые! Так ведь это настоящая баба-Яга! Я же тысячу раз видел ее в кино и в книжках! Как же я сразу не догадался!" - внезапно сообразил Лешка. "Если так, то берегись Поп! Зажарит и съест. И кто же тогда этот мальчишка, что с ней появился?"
  - Яга, Яга, милый! Яга касатик! - прошамкала бабка ему (Лешка опять вздрогнул от неожиданности - похоже сегодня в присутствии всех незнакомцев думать противо-показано!) и прикрикнула своему спутнику - Чего пугаешь человека? Набросился, понимаешь, с вопросами. Себя назови сначала. А кроме него здесь мог быть сейчас только Крысмыш, соображать надо!
  Мальчишка зарделся от смущения и потупил взгляд.
  - Ай да Яга, - подумал Лешка - никакая она не злая, не зря ее Машка не боится!
  Кошка, похоже, совсем потеряла интерес к пришельцам - она вновь улеглась на обрывок газеты, собрала вокруг себя своих котят и принялась как ни в чем ни бывало вылизывать их. Яга поставила свою метелку на землю вертикально, щелкнула пальцами и ровный, не слишком яркий - комфортный свет - озарил подвал. Вразвалку, точно вся ее юность прошла на флоте, она подошла к Лешке. Оставленная ею без присмотра метла, которая по всем законам физики должна было упасть, продолжала стоять, слегка наклонившись, еле заметно покачиваясь на легком подвальном сквознячке и освещала местность.
  - Ты нас, милок, не бойся! Самое страшное уже прошло. Если щас, негодник-Крысмыш явится сюда, мы тебя в обиду не дадим. Да и не явится он. Побоится! Тем паче, что он колпак свой волшебный с тобой сражаясь, потерял, и хлыст. Ему еще долго не до сражений будет. Да и от Джеттокса, ему знамо дело попадет.
  Глядя, что на Ягу, что на так еще и назвавшегося мальчика снизу вверх (все-таки он теперь был раз в шесть мельче их!) Лешка позволил себе, наконец, задать несколько вопросов, которых у него за сегодняшний день накопилось просто гора, а, судя по всему, появившиеся, знали ответы если не на все эти вопросы, то на большинство из них.
  - Откуда вы? Что вы здесь делаете? Кто такой Джеттокс? Я искал Машку, Машка это кошка вот эта, а тут какой-то Крысмыш. За что он меня так? Если за то, что я в него мешком с кошачьим кормом бросил, так он сам первый начал. Честное слово! Нужен он мне был сто лет...
  - Погоди, погоди, милок! Не так быстро. А то память-то сов-
  сем негодная стала, забуду вопросы-то твои. Уж больно ты их задаешь быстро! Значит так. Джеттокс - это, как тебе попроще объяснить - это тот, кто Крысмышем верховодит. Тоже из Темных или злых, по-другому, колдунов. Ну да, точно так и есть - Крысмышев хозяин. Кто такой Крысмыш ты уже знаешь. Очень неприятный тип. Это, по-вашему. Можно - злой колдун. Очень любит мелкие пакости, потому что на крупные у него ни смелости, ни силы не хватает. А Джеттокс... - Яга помолчала немного, как бы оценивая возможности Лешки воспринять информацию и продолжила - Джеттокс значительно сильнее. Но и он далеко не самый сильный из злых волшебников. Это точно. Хотя если бы он здесь появился - конечно все по другому бы закончилось. Слаб ты пока супротив Джеттокса. Уж мне можешь поверить - мы с Джеттоксом великие тыщи лет назад начинали вместе. Это потом уже наши дорожки разошлись. Одно дело, понимаешь, в голодное время Ивашку в печи поджарить (Лешка было опять затрясся), и совсем другое злые дела творить просто так, ради самого Зла. Да погоди, я думаю тебе не надо объяснять разницу между Белыми и Черными волшебниками?
  - Нет.
  - Нет? Ну и отлично. Что мы здесь делаем? Пытаемся спасти тебя от напасти разной. Потому как если Крысмыш за тебя взялся, то это серьезно.
  Яга заметила, что Лешке неудобно смотреть на них снизу вверх, пробормотала что-то и на пыльном полу подвала, появился пушистый ковер.
  - Садись, Илюша! И ты Леша тоже присаживайся - в ногах ведь говорят, правды нет. Ой, голова моя дырявая! Я ведь Илюшку тебе так и не представила! Это, Леша, Илюша Муромцев. Он хороший мальчик. Никогда и никому не позволяет слабых обижать. Его благодарить будешь, что мы здесь оказались - не положено нам в людские дела встревать. Такие дела, касатик.
  - Теперь, за что... Яга вновь задумалась, шевеля губами и глядя на Лешку своими выцветшими глазами. - Понимаешь, время - великая ценность. Только это тебе Илюша лучше меня разъяснит, стара я уже для науки-то. И память у меня уже не та и глаза. Слышать вот хуже стала. Годы! Что же вы хотите - они свое берут. Ну да ладно, давай, Илюша!
  Илья, весь красный от смущения, начал:
  - Да, время - великая ценность. Для всех, не только для волшебников. Время, затраченное тобой, или кем-то другим на доброе дело - увеличивает количество добра в мире, увеличивает количество доброй энергии. И наоборот: плохое дело - источник зла, оно порождает черную энергию, а та, в свою очередь, тянет за собой длинную череду черных дел. Замечал, наверное: на тебя косо посмотрели - ты в ответ кулак показал, а там и до драки недалеко. А все из-за этого. Есть, конечно, люди, которые делают добрые дела, не смотря ни на что, да больно мало их осталось. Только все равно, ими Мир и держится! Дети, в большинстве своем, не понимают ценности времени, тратят его на баловство, на пустяки всякие. Это время - потерянное время. Оно не увеличивает ни количество Добра, ни количество Зла. Но это время не пропадает бесследно, оно накапливается и может быть использовано, как для увеличения Добра в мире, так и Зла. Но поскольку, существует так называемый Кодекс Невмешательства - чаще это время используют для своих дел злые волшебники, сторонники Темных сил, увеличивая количество зла на свете и заодно увеличивая свои магические возможности. И редко кто из них по доброй воле расстается с возможностью творить зло, и от этого творимого зла становится еще сильнее. Бабушка Яга Ягаевна, пример такого превращения.
  - Ну, совсем захвалил бабку! - Яга засмущалась, но было заметно, что похвала ей приятна.
  - Но ведь это правда... - сказал Илья и почти без паузы продолжил:
  - Великая сила заключена во времени - десяти потерянных кем-то минут дает черному колдуну достаточно сил, чтобы превратить в букашек, вроде тебя, десять человек!
  - Я не букашка - упрямо возразил Лешка и насупился.
  - Извини. Я не именно про тебя говорю, а пытаюсь тебе объяснить, какая сила попадает в руки злых волшебников через потерянное время.
  Илья перевел взгляд с Алексея на Ягу, показывая, что он закончил свои объяснения и дальше ее очередь. Яга Ягаевна продолжила объяснения:
  - Вот Крысмыш и сповадился пробираться в ваш мир и собирать это потерянное время. Взрослые, конечно, тоже бывает, тратят время попусту, но... Есть пара, "но"... Взрослые как-то чаще поодиночке живут - бегать за каждым, собирая потерянные минуты - себе дороже будет. А дети... Дети собираются в школах на учебу - здесь счет потерянному времени на сутки идет. Крысмыш - злодей, но он не дурак. Нет! Придумал где, а самое главное без особых хлопот собирать это время. Вот и рыщут он и его подручные - крысы и мыши - по школам, да по лагерям летним. Но у вас в школе нашлась на него управа - вот эта самая Машка. Когда он появился здесь в первый раз - то еле-еле унес от нее ноги. В свое второе появление здесь, он наложил на бедную кошку Заклятье Звона. Вычитал в древних книгах, наверное, и чуть не уморил бедную кошку голодом. Во второй раз времени потерянного они насобирали столько... - Яга задумалась, подыскивая эпитеты для сравнения, насколько много времени набрал Крысмыш со своими подручными - в общем, очень много. Луну на Землю уронить можно. В этот второй раз он ведь здесь почти месяц время собирал. Огромное количество набрал. Да, уж... Славно вы поработали для него...
  - Мы же не знали...
  - Конечно не знали, кто же спорит. Только ничего уже не поделать. Время то, потерянное, еще вчера у Джеттокса оказалось, а через него и у его хозяев. Да и у хозяев его хозяев, наверное. На Буяне они все конечно энергию эту использовать никак не смогут, а вот в других местах - да, и этим местам можно только посочувствовать.
  - Самое интересное, Заклятье Звона-то, вообще-то, заклинание Белой школы. Им пастухи стада свои оберегали от волков и медведей. А Крысмыш, вишь, все навыворот повернул - белое черным сделал. Но вчера, Машка напала на него и его подданных, когда они этого совсем не ожидали. До Крысмыша она конечно не добралась, его телохранители не дали ей этого сделать - матерые крысы, мало таких на свете. Ввосьмером они на кошку насели, но троих она загрызть смогла. А потом ей просто бежать пришлось - внезапность штука хорошая, но их же восемь было и каждая почти как она по силам своим. Котята не успели к схватке - быстро все кончилось. Да и к лучшему это. Если бы они в бой ввязались, Машка не убежала бы и все бы погибли.
  - Бабушка, а почему Крысмыш еще какое-нибудь заклятье на кошку в этот момент не наложил? - Лешка осмелился назвать Ягу Ягаевну бабушкой. Его все больше и больше захватывала происшедшая с ним история.
  - Крысмыш - колдун довольно ограниченный. Его сил хватает всего лишь на три заклинания. Ну, может быть на четыре, если заклинания эти не слишком сложными будут. Из-за этой ограниченности своей он и перебивается на побегушках у тех, кто сильнее его. Сначала, он, скорее всего, был уверен в силе своих телохранителей, а потом, когда троих из них он потерял, у него и выхода другого не осталось - он уже жаждал встречи с тобой. Чтобы отомстить. Он же знал, что ты придешь сюда. А сил у него оставалось только на одно заклинание. Он уже не мог просто так его использовать на какую-то там кошку.
  - Отомстить мне? За что? Я же не помогал Машке в том бою. За что ему мстить мне?
  - Дело в том, касатик, что вчера ты снял заклинание Крысмыша. Может быть, даже, есть у тебя какие-то способности к магии и волшебству. Возможности вот только пока огра-ниченные. Пока. Но... - она вновь замолчала на некоторое время - Видишь ли, Илюша настаивает, что мы не можем оставить тебя здесь. Он считает, что даже если мы вернем тебе твой обычный рост - Крысмыш рано или поздно убьет тебя. Ну, или Джеттокс. Для Крысмыша это теперь вопрос очень важный. На карту поставлен его престиж, его репутация злого волшебника. Такими вещами никто не шутит, особенно Темные. Я все еще считаю, что, перенеся тебя, на остров Буян, мы нарушим Кодекс Невмешательства, а это тоже чревато последствиями. Что-то подсказывает мне, что Крысмышу сейчас не до мести, а потом у любого волшебника всегда найдутся дела поважней, чем банальная месть.
  - А что это за Кодекс такой? - вновь отважился на вопрос Лешка. Сейчас ему было немного страшно - он понял, в какую переделку попал, уяснил, что Крысмыш его в покое не оставит, и вычислил, что решение вопроса "брать или не брать его на остров Буян зависит от этой древней старухи - Яги Ягаевны, а она пока считает, что надо "не брать".
  - Кодекс Невмешательства принят Братством Добрых волшебников, или по другому - сторонников Белых Сил, еще в незапамятные времена для того, чтобы помочь острову Буяну поддерживать свою нейтральную волшебную сущность, - бойко отчеканил Илья вместо Яги. Остров Буян обладает собственным волшебным потенциалом. Этот потенциал не позволяет Черным Силам наносить, какой либо вред Силам Белым и наоборот.
  - Он что, живой, этот остров?
  - Никто точно не знает этого. Никто не знает и того, насколько велики волшебные возможности острова. Ясно только одно - каждое вмешательство Белых Сил в человеческие дела эти возможности ослабляет. Одну пору добрые волшебники активно помогали людям. Но дошло до того, что Зло начало проникать на сам остров Буян, сила злых волшебников выросла беспредельно, и шло к тому, что Белые Силы остров потеряют безвозвратно, а с ним и свои волшебные возможности. Черные уже торжествовали победу, но вовремя было обнаружено древнее, забытое всеми пророчество о том, что остров Буян сам будет успешно противостоять Темным Силам, если Силы Светлые перестанут помогать человечеству. В пророчестве говорилось, что людские возможности безграничны, но люди сами должна осознать это, а осознав - стать сильнее, добрее и лучше. Вот тогда и был принят Кодекс Невмешательства. Некоторые говорят, что пророчество это помог найти сам остров Буян, которому Зло не по душе. Так это или не так, мы, скорее всего никогда не узнаем, но все сторонники Белых сил согласны с тем, что пророчество было найдено вовремя и Кодекс принят очень своевременно. Правда колдуны злые утверждают, что наоборот, очень не вовремя было найдено древнее пророчество, но факт остается фактом - сейчас захватить остров они не в силах. Бабушка Ягаевна, а может быть, послушаем, Лешин рассказ о том, что с ним приключилось? Может быть, это натолкнет нас на какие-то мысли?
  - И то дело, - согласилась Яга - давай Леша, послушаем тебя. Сильно только уж не завирай - при этом она подмигнула мальчику.
  Лешка начал свой рассказ с того момента, как сидя на последнем уроке, заметил на заборе зеленую кошку Машку (глаза Илюшки при этом неожиданно блеснули!). Он рассказывал о том, как он искал кошку после уроков, про перепачканный костюм, про чердак, про прыжок из окна, про подвал и поиски в нем, про Крысмыша и сражение. Слушатели его, во время этого рассказа, о чем-то негромко спорили - мальчик разобрал только слова "нарушим кодекс", "Крысмыш", "Буян не пропустит" да "угроза жизни". Похоже, Яга Ягаевна все-таки не соглашалась с Ильей...
  - Потом Машка развернулась и пошла к Крысмышу. Идет и хвостом себя по бокам стегает, нервничает сильно. А Крысмыш шагнул в центр этой звезды...
  - Пентаграммы...
  - Чего?
  - Красная звезда в круге - это ворота, или канал для перемещения в пространстве или времени. Эта штуковина и называется пентаграмма.
  - Пусть будет пентаграммы. В общем, он туда шагнул и исчез. Правда не сразу, а медленно, как будто растаял. И напоследок еще одну фразу сказал, правда его в этот момент в подвале уже не было: - За это ты Попович вдвойне, мол, поплатишься.
  - Ты ничего не путаешь? - Илья, спокойно сидевший до этого, при последних Лешкиных словах чуть не подскочил.
  - Нет.
  - А приврал много? - это Яга вставила каверзный вопрос.
  А Лешка и не думал привирать. Во-первых - приврешь и в результате останешься здесь - скажут "ты и без нас со всеми напастями справишься", а ему уже до ужаса хотелось посмотреть на Буян и, во-вторых, что то подсказывало ему, что раз к этому вопросу "брать или не брать его на остров Буян" подходят так принципиально, то все его слова могут быть проверены. Он не знал, каким образом - ведь съемок в подвале никто не вел (разве что Крысмыш, а он сейчас далеко), но не без основания считал, что уж если остров может отследить, кто из добрых волшебников помогает людям, то проверить слова обычного человека, он сможет наверняка. Действительность, однако, превзошла все его ожидания. Яга Ягаевна поднялась с ковра и скомандовала: - Муромцев, заклинание прокрутки.
  Она произнесла эту фразу с такими же интонациями, с какими Галина Александровна вызывала учеников, и Лешке явно послышалось другое: - Муромцев, к доске!
  Илья послушно поднялся. Встав, он прикрыл глаза, как будто вспоминал что-то важное; он ничего не говорил и не шептал, только пальцами щелкнул, но почти сразу же в подвале раздался шепеляво скрежещущий яростью голос Крысмыша:
  - Ненавижу мальчишек! Ненавижу кошек! От всех них одни неприятности. Но каждый, кто мешает мне, пожалеет об этом!
  - Здорово, - только и успел подумать Лешка, но Яга спустила его восторг с небес на землю.
  - Муромцев, а изображение за тебя я делать буду? Или может Крысмыша пригласим? - с ехидцей в голосе поинтересовалась она.
  В этот раз Илья что-то пробормотал (видно, что заклинание это было ему не слишком хорошо знакомо), опять щелкнул пальцами и Лешка внезапно увидел подвал, Крысмыша, себя - сначала с копьем, затем с гвоздем в руках, а потом и вовсе безоружным, крыс-телохранителей, Машку. Все сражение заново прокрутилось перед его глазами, прокрутилось в цвете и звуке, только в этот раз, он не был его участником, а наблюдал за ходом боя со стороны. Он тоже поднялся - смотреть стоя было интереснее.
  - Это круче телевизора - мелькнула мысль. Илюха, оказывается тоже волшебник - кольнуло душу легкой завистью.
  Яга Ягаевна от души посмеялась, наблюдая, как Лешка метким выстрелом сбил с головы Крысмыша его колпак. Последние слова черного мага она слушала несколько раз. Она разглядывала пентаграмму, в которой исчез Крысмыш с такой тщательностью, с которой место преступления рассматривает сыщик-криминалист. Она даже подошла к горящей на земле звезде, долго и задумчиво глядела на нее почти в упор, а затем, опустилась на четвереньки и потянула крючковатым носом воздух, принюхиваясь к изображению.
  - Пентаграмма явно Джеттоксова - задумчиво произнесла она - присутствует его характерный запах. Тебя, Попович, от мгновенной расправы спасло только то, что Крысмыш оставил на поле боя свою волшебную шляпу - он в ней держит свои заклинания и хлыст, которым он эти заклинания в действие приводит. Ну и то, что у него после возвращения были серьезные проблемы с его хозяином. Если бы не это, ты бы и глазом не успел моргнуть, как он вернулся бы сюда со всем своим арсеналом заклинаний, полным запасом колдовской энергии и сворой своих телохранителей. А так - волшебные шляпы на дороге не валяются, да и чтобы хлыст вырастить и воспитать - ой, как много времени требуется. Подсказало тебе сердце, что надо делать - оно спасло тебя в первую очередь, а не кошка Машка, нет.
  В этот момент Яга пристально всмотрелась в картинку, на которой Илья уже рассказывал о том, что такое Кодекс Невмешательства: - А Крысмыш-то возвращался! Вовремя мы прибыли сюда, опередили его! Видите следы? - С этими словами она добавила яркости своему светильнику, и Лешка отчетливо разглядел, как в пыли, там, где раньше проходила граница света и тени, оставляют следы чьи-то невидимые ножки.
  - Вот тебе и бабуля! - в очередной раз поразился Лешка. - И память у нее плохая, и слух не тот, и зрение хромает - а следов Крысмыша, вот, никто кроме нее не заметил!
  - Похоже, и впрямь, касатик, не даст тебе Крысмыш житья здесь. А если так, то прав Илюшка - прямая дорога тебе к нам, на остров Буян. И если не навсегда ты там застрянешь, то хотя бы до тех пор, когда сможешь сам, без посторонней помощи, дать отпор и Крысмышу и всем тем, кого он может притащить сюда для осуществления своей мести.
  - Навсегда? - Лешку такой поворот событий немного смутил - одно дело посетить таинственный остров Буян и поглазеть на волшебников своими глазами и совсем другое остаться там навсегда. - А как же родители, бабушка? Они же с ума сойдут, когда выяснится, что я пропал. Как же школа, друзья? - на глаза невольно навернулись слезы.
  - Ну... Не хнычь раньше времени. Твои родители и не заметят ничего. Для них ты и пропадать никуда не будешь. Можешь мне поверить. Я в этих теориях времени-пространства не разбираюсь - стара слишком, учиться уже, тебе Илюша потом объяснит что и как.
  - Бабушка, а нельзя до того, как мы туда отправимся, вернуть мне мой обычный рост? - робко поинтересовался Лешка. Теперь его душа пела - он попадет такое замечательное место как Буян, познакомится с настоящими волшебниками, научится у них всяким замечательным штучкам, а его отсутствия даже никто не заметит! Для всех, он, когда вернется обратно, как бы внезапно обретет потрясающие способности! Правда, он еще немного боялся спугнуть удачу, очутившуюся, в конце концов, в его руках.
  - Милок, - баба Яга лукаво улыбнулась ему, - скоро, очень скоро, ты сделаешь это сам. Можешь мне поверить, что в следующую твою встречу с Крысмышем, он будет безумно счастлив, если унесет от тебя свои крысиные ножки подобру-поздорову. Конечно, если время терять зря не будешь и кошек зеленых на заборе разглядывать. Она сделала рукой движение, как будто указательным пальцем собиралась нарисовать в воздухе букву "о" - повинуясь этому движению, ковер плавно поднялся в воздух, подобно самолету, набирающему скорость и высоту, буквально на пятачке сделал круг и с легким свистом растворился во тьме подвала.
  - Илюша, нет, ты Леша, собери трофеи. Твоя победа - тебе и почет. Ну и ноша, конечно. Нам пора отправляться.
  Лешка подобрал шляпу и хлыст Крысмыша, подумал и взял с собой свое копье.
  - Я готов.
  Яга Ягаевна, взяв в руки свою метлу, тоже осмотрела подвал. Она вдруг повела носом - то ли что-то заподозрив, то ли так, на всякий случай, а потом, направив свой указательный палец на Машку с котятами, стукнула черенком метлы о землю.
  - Теперь им Крысмыш не страшен.
  Лешка смотрел, как на пыльной земле подвала сами собой
  исчезают следы борьбы и пятна крысиной крови - подвал приобретал свой обычный, необитаемый вид, как вдруг почувствовал, что какая-то неведомая сила поднимает его в воздух. Он не успел испугаться - раздался довольно громкий хлопок и в уши ворвались птичьи крики, шум ветра в ветвях огромных сосен и тяжелые удары волн о берег, а в глаза ударил яркий солнечный свет.
  - Добро пожаловать на остров Буян - приветствовал его чей-то низкий голос.
  - Здравствуйте, - на всякий случай ответил Лешка и огляделся. Вокруг него не было никого на морском берегу, кто бы мог произнести человеческие слова. Даже Яга Ягаевна и Илья не успели еще переместиться сюда из школьного подвала. Никого кроме птиц - кто же говорил с ним только что? Волны ударили в пустынный берег, и в их грохоте мальчику явственно послышался чей-то добродушный смех. До конца он растеряться не успел, потому что рядом с ним из легкой вспышки вдруг появились знакомые фигуры. Свечения, видимого им в подвале, в момент их появления там, в этот раз он не заметил. Видимо, оно если и было, то было практически незаметным при ярком свете летнего дня.
  - А может здесь, на Буяне так и положено?
  - Ну что, касатик, поосмотрись пока, погляди что к чему. Есть у нас тут в Китеже-граде изба для приезжих. Можешь там пожить, если хочешь. А можешь у нас с Илюшкой. Илюша и присмотрит за тобой заодно. Расскажет что знает, покажет, что сам видел. Денька два-три, может четыре, я думаю, у тебя есть, милок. Отдохнешь хорошенько, да и за науку. После того, как вызовет тебя к себе Гвидониус, отдыхать будет некогда. Он тебя и на постой определит тогда, и к учебе пристроит - таковы были первые слова Яги Ягаевны на острове. - Буян тебя сюда пропустил - это хорошо, не ошиблись мы с Илюшей. И хорошо, что не ошиблись.
  - А кто такой Гвидониус и почему это хорошо, что вы не ошиблись, бабушка? - спросил Лешка.
  - Гвидониус I - это Верховный Маг и правитель острова - ответила ему Яга. Второю половину вопроса она проигнорировала. - Да, когда будете с Илюшей по острову шастать, а одного тебя гулять пока никто не пустит, ни в коем случае не ходите на центральную площадь старого Китежа. Дырка там. Пока не заходите.
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011