ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Школьников Сергей Николаевич
Разговор с другом

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


   Вчера тебе стукнуло 45...Стукнуло-бы...Ты навсегда остался 26-летним...
   Я набрался наглости (а, может, смелости?) и приехал к твоей семье...Язык не повернётся сказать к бывшей, ведь она не бывшая, она просто изменённая нашей сволочной жизнью и нашим с тобой выбором. Ведь никто нас не гнал в армию, я имею ввиду не срочную службу. Мы сами выбрали этот путь, а он оказался опасным и рискованным.
   Я не решался надавить кнопку звонка, стоял под дверью, казалось вечность. Если б курил, наверное выкурил бы пачку сигарет, как в кино...Но я так и не научился курить за свои 41 года. Я стоял и БОЯЛСЯ. Боялся прикоснуться к прошлому. Это чувство живёт со мной вот уже 18 лет. Это не панический страх, это желание раствориться, потерять сознание и очнуться в какой-то отрешённой реальности.
   Как тогда, 18 лет назад...
   Мне никогда не было и не будет стыдно за прожитые годы. Мне не стыдно перед тобой, не стыдно перед твоим сыном. Ты ведь знаешь меня лучше всех. Особенно теперь, ты смотришь все эти годы на меня сверху и так-же, как всегда, пытаешься подсказать мне что-то, научить чему-то. А всё так же пробиваю жизнь своим лбом...
   Страх... Это я называю, это чувство, - страхом, а может это совсем другое?! Тогда, когда мне сказали, что тебя сопровождать буду я, во мне что-то переклинило! "Нет! нет! только не я!!!" Вот тогда оно и поселилось во мне. Я не мог представить себя у тебя дома. Не мог представить, как взгляну в глаза твоих родных. Мама...я её не знал... жена, сын. Стало страшно, ДИКО СТРАШНО!!! И я струсил, просто струсил ...прости меня, но побороть этот страх я не смог. Это был психоз, долгий психоз...
   Через год я приехал к тебе. На порог меня не пустили. На кладбище я не пошёл, да и не собирался. И никогда не пойду...Для меня ты остался на том перевале, затащил меня в вертушку, сжал мою руку, кивнул улыбнувшись и остался. Ты там и поэтому там всё в порядке. Там до сих пор всё в порядке. Это тоже психоз, но для меня это лучшая реальность.
   Мне не пришлось звонить. Твой сын спас меня от этих страданий. Я не узнал его. Хоть и говорят, что в детях узнают родителей, твоего в нём только рост и плечи. Да я и не разглядывал поднимающихся по лестнице.
   -- Здравствуйте, дядя Серёжа!
   Он узнал меня. У знал по фотографиям, которые хранил, которые рассматривал все эти годы. Мы долго проговорили, я выслушал много вопросов и дал много ответов. Знаешь, самый смешной вопрос, был тот же что и при нашем знакомстве...
  
   198.. г.
   Дверь со скрипом ударилась об стену.
   -- Твою мать! - проскрипел я и подскочил с кровати. Сонный, в майке и синих трусах я был наверное смешон и беззащитен.
   -- Ты чего такой маленький?- с издёвкой услышал я в ответ.
   На меня смотрела двух метровая детина с широченными плечами в обтягивающем мощное тело тельнике.
   -- Я твой новый сосед...
  
   Если бы не наше совместное проживание в одной комнате общаги, мне бы пришлось не сладко в вашем коллективе. Я никогда не чувствовал себя слабаком, но среди вас, двухметровых гигантов, мои 180 см с обычными пропорциями, растворялись в никуда. Я это ощутил в первый день своего прибытия в наш небольшой, временный коллектив. Проведённый день оставил не очень хорошие воспоминания и настраивал на что-то тревожное.
   Но тут появился ты! Повезло мне тогда, что я заселился в свободную комнату и что судьба меня свела с тобой. Ты изменил всё вокруг. Ты был такой же как все и заставил всех принимать меня таким же. Ты учил меня тому, что я не знал, что не умел. И заставил всех понимать это и тоже учить, и главное, помогать мне.
   Я помню, как ты мчался ко мне от КП, когда из траншеи вылетел я(а не вылетела брошенная граната), а потом она там рванула ...Как ты тряс меня приводя в чувство, и из всех слов, бумага выдержит только:
   -- Интеллигент, сраный! Перчатки белые...
   Ну не было у нас такой, как у вас подготовки. За 4 года училища, я гранату бросал всего один раз, стрелял из ПМ раза три и из автомата раз пять. И ВСЁ!!! Больше ничего!!! Всё! для связиста и это наверное слишком много. Сколько нас по стране и каждому по гранате, по рожку патронов, что б стрелять научились - а ху-ху не хо-хо?
   Но свое дело мы знали отменно! И в полях времени проводили не меньше вашего, и пота наглотались не меньше вашего. Просто учили нас другому. А теперь я впитывал другое и давалось оно мне нелегко.
   Но я учился. Наша дружба помогала мне. Единственное, меняю свою форму на вашу, я не смог стать таким же и в моих петлицах появился пропеллер с крыльями. Я стал летуном. (Я специально пишу "летун", что б не обидеть ребят-лётчиков, потому что их форма стала для меня просто ширмой, а я не был и никогда не стану лётчиком).
   Я так и не завёл себе берет, вместо него я носил пилотку с голубыми кантами. И кажется, что тогда я попал в точку! Вы приняли это как мое уважение к вашей общей касте и не посягательство на вашу тайную гордость ВДВ.
  
   Позже и я стану своим. Никто, кроме тех кто был тогда с нами и не вспомнит "Ху ист ху". И я стану чем-то привычным в своей лётной форме. И это уже будет традиция. Судьба нас будет сводить и разводить. Мы будем встречаться там, где проще всего встретиться... Будем смеяться, пить водку и вспоминать. И это тоже станет традицией пить и вспоминать. И если по началу вспоминалось что-то смешное, пусть даже неприятное, но всё равно теперь приятное по сравнению с тем, что не хочется вспоминать и о чём не хочется думать.
  
   Так вот, твой сын протянул мне фотографию и задал почти тот же вопрос. А я смотрел и вдруг почувствовал что на глаза наворачиваются слёзы. Я в центре, а вы слева и справа от меня, положив руку на плечи товарища...и в центре провал...Смешное фото...Страшное фото...Я один...
   Потому, что тогда, я доделал то, что считал необходимым по совести и бросил всё.
   Бросил армию, которую любил, бросил страну, которая нас не любила. И оставил в своём сердце РОДИНУ, которую мы защищали. РОДИНУ, которую мы любим и будем любить всю жизнь. И название этой РОДИНЫ я говорю гордо, с любовью и уважением - РОССИЯ. Вот только огорчает, что государство тоже называет себя Россией. Потому что на мой взгляд РОДИНА РОССИЯ и государство Россия - это какие-то две не совместимые вещи. Одна РОССИЯ нас любит и бережёт, дает нам возможность жить во имя её, а другая Россия - ненавидит тех, кто в ней живёт и готова отобрать у одних во благо других.
  
   У тебя прекрасный сын. И если есть такие парни, значит с нашей РОССИЕЙ всё в порядке! Значит они доделают то, что не сделали мы. Они очистят её от скверны и у них хватит на это сил и возможности, а главное - времени.
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012