ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шнееров Константин Александрович
Судьба (Карма)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.11*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кому-то мало войны. Дома он продолжает страдать и бороться. Судьба!!! Немного о любви прощении и терпении...


Судьба (Карма).

   Отец опять пришел пьяным до свинского состояния. Ни "здравствуй", ни "как дела?", ничего подобного он, как всегда, не сказал. Вместо приветствия стандартное: "Нин! Я есть хочу!". Промычал и пошел в уборную "хрущебы". Что-то там делал, мыл руки или еще что, неважно. Вышел он оттуда без штанов и даже без трусов. Встал в проходе крошечного коридора, шатаясь. На губе висела "недоплева". Мать прыснула со смеху, сыновья - два брата с разницей в два года - подхватили. Старшему было лет десять, наверно.
   Младшему тогда было смешно, конечно, но и очень мерзко на душе. Он в очередной раз решил для себя: "Я так не буду! И моя жена не будет плакать по ночам и смеяться надо мной не будет! А дети мои не увидят такого позора!".
   Спустя несколько лет, когда младшему стало лет четырнадцать, он первый раз ударил отца. Братья тогда договорились. Старший задирает, а потом вместе нападают. Отец пошел на старшего в атаку, а в это время младший ударил ногой в печень и рукой, ребром ладони, по шее. Отец упал, как подкошенный. Братья испугались. Но через пару секунд отец вскочил и засмеялся, обратя все в шутку.
   С тех пор братья периодически били отца и поодиночке, и вдвоем. Они вымещали на нем свою обиду и мстили за мать, за ее горе. Ей они, конечно, ничего не говорили да и отец не жаловался. Несмотря на алкоголизм, он был настоящим мужиком. Именно благодаря ему, братья не стали слабаками и "маменькиными сынками". Да и мать тоже воспитывала ребят как мужчин.
   Когда старший брат ушел в армию, младший продолжал общее дело. Периодически пьяный отец был бит. Но никогда не отвечал. Он не мог поднять руку на сына.
   Однажды младший ударил отца так, что его зубы пробили кожу под губой насквозь и рассекли парню кулак. Кровь залила полкоридора. В тот раз сыну стало особенно мерзко и стыдно. Он всегда страдал после избиений, но злость и раздражение брали верх и каждый раз все повторялось. После этого случая отец подошел к сыну и сказал: "Никому не говори. Я сказал, что поранился на работе, и ты что-нибудь придумай". Парень сказал всем, что отец поранился на работе. Младшему все это было в тягость, он мучился и страдал.

*

   Отец умер от рака, когда младший сын уже прошел войну, женился и у него была дочь. Отец в те моменты, когда был трезв, очень любил возиться с внучкой, он был первый, кто увидел как она пошла, и был в восторге. Но пить он так и не бросил почти до самой смерти. Его лечили, но - было поздно. Отец почернел и последние недели ходил, как привидение, говорить он практически не мог, да и, похоже, соображать тоже. Только перед смертью он говорил, как в бреду, про какой-то свет, а потом его вырвало чем-то чёрным. Мать ухаживала за ним до последней секунды. Она и рассказала об этом. И ещё добавила, что после того, как его вырвало, он просветлел и, как будто, помолодел. Демон вышел из него.
   На похоронах, когда гроб ушел в печь, младший почувствовал, как из его души ушло что-то большое и светлое. Он любил отца и только сейчас понял, как. Как и многие - поздно понял.
   Пути братьев разошлись. Нет, они живут рядом, но говорить им особенно не о чем. Старший увлекается техникой, играми на приставке. Он так и не женился и живет с матерью. Младший...
   О нем и речь.
   Пройдя Афган, он стал зверем. Поначалу пил. Но память о пьянстве отца и будущая жена не дали ему спиться.

*

   Невеста его жила с отцом - горьким пьяницей. Он в свое время был "крутой мужик", служил на финской границе, что в те времена считалось сравнимым с боевой обстановкой. Мать ее, как он узнал позже, была алкоголичкой, которая допилась до "белой горячки". Она пропила почти все, что было в доме. У жены была старшая сестра, с разницей в одиннадцать лет. Она заменила младшей в свое время мать, которая проводила время, вместе с мужем, в пьянках и загулах. Мать после суда лишили родительских прав и выслали за пределы московской области без права проживания в ней. Где-то там, в одном из малых городов России она и закончила свои дни в каком-то притоне.
   У сестры двое детей, с разницей в двенадцать лет, и муж - пьяница, причем, старший сын пошел по стопам отца.

*

   Когда младший увидел ее, он почти сразу понял, что это его женщина. Он влюбился в нее. Поначалу для нее, избалованной мужским вниманием, все было просто игрой. Она пыталась им помыкать, но он позволял это только до определенных границ. Война наложила на него свой отпечаток. Окружающие его побаивались. Парень был настоящим "убийцей", хотя никого, конечно, не убивал, но чувствовалось, что готов к этому всегда. Она тоже это чувствовала и опасалась "перегибать палку". Но стремление приручить - свойственно многим женщинам. Я как-то слышал такую шутку: "Женщина охотник. Она выбирает самого крутого самца, чтобы сделать из него прикроватный коврик".
   Однажды он услышал от нее: "Я тоже тебя люблю!".
   Он просил повторить это раза три. Он был счастлив. Они поженились, когда ей только исполнилось восемнадцать. Счастье заполнило его душу и только, когда по телевизору показывали что-то про Афган, он становился зверем опять. Жена как-то сказала: "Я не могу находиться с тобой в одной комнате, когда показывают горы! Ты становишься другим, чужим каким-то!".

*

   Они жили счастливо и любили друг друга. У них родилась дочь. Они практически никогда не ругались и не ссорились. Жили, как говорится, "душа в душу". Он занимался боевыми искусствами, медитацией и всякими восточными практиками. Это помогало ему держать "зверя" под контролем.
   Как-то он встретил интересных людей, они занимались целительством, и он к ним присоединился. Он научился помогать людям, лечить, облегчать душу и разбираться с проблемами. Совсем перестал выпивать. "Зверь" затих практически совсем. Учителя поражались его успехам. Но!

*

   Жена стала иногда приходить с запахом алкоголя. По-началу он не придал этому большого значения. Но постепенно эти случаи стали хроническими. Все чаще и - пьянее. Сначала он стал выяснять, что за причины. Но любимая начала врать. Глядя в глаза, она говорила, что не пила, и даже, когда он находил спрятанные бутылки, она все переводила на своего отца. Но отец ее никогда не прятался, когда пил. Наоборот. Он всегда говорил, что если он хочет - он выпьет. Как будто гордился этим. Ругаться и скандалить не хотелось. Хотелось быть счастливым. И случаи пьянства жены он спускал на тормозах. Но она не останавливалась. Разговоры об этом ни к чему не привели. Он приводил пример ее матери. "Ты что, хочешь, как она стать?" - спрашивал он.
   На что она отвечала, что никогда такой не станет и докажет это всем. Но пить продолжала и чем дальше, тем - чаще. Парень страдал. Любимая становилась похожа на его отца. Душевная боль мучила все больше и больше. Он чувствовал на расстоянии, что она выпила. В эти моменты ему становилось плохо. Возникало ощущение тяжелого похмелья, только без головной боли. В кишках начиналось брожение, давило грудь. Звонок жене подтверждал ощущения.
   Выпив, она становилась другим человеком. Начинались наезды, слезы обвинения и т.д., она вспоминала малейшие обиды и проступки, которые он совершал за всю их совместную жизнь.

*

   В парне стал опять просыпаться зверь. А она как будто этого и хотела. Стала приходить заполночь, общаться с местными пьяницами. Он пробовал пить вместе с ней, но она пила немного. Зато на следующий день она отрывалась. Это мучило его еще больше. Однажды зверь взял над ним верх. После очередного загула, когда он не спал как всегда и ждал ее, начались выяснения. Она начала врать и пыталась в разговоре переспорить его, взять над ним верх. Тогда зверь впервые вырвался и он ударил ее по лицу. Парень испугался и начал просить прощения, но она стала наезжать еще сильней...
   С тех пор зверь иногда просыпался, она умела его разбудить. Каждый раз он очень сильно страдал и обещал себе больше так не делать, но она знала, как довести его до исступления. Казалось, что ей только этого и надо.
   Иногда, в пьяном угаре она клялась, что любит его и что больше так не будет, что он ей нужен и т.д. Но потом настроение ее менялось и все начиналось с начала.
   В трезвом состоянии это была его прежняя, любимая жена. Они гуляли по городу часами, смеялись, шутили. В эти моменты он был счастлив. Но потом все начиналось с начала.

*

   Жена говорила, что хочет ребенка, но он отвечал, что нужно сначала бросить пить. Но однажды это случилось, она забеременела. Это было счастливое время. Жена не пила. Он летал на крыльях. В их семье появилась вторая дочь. С разницей в двенадцать лет. Пьянство прекратилось на три года, но когда умер ее отец, она начала пить снова. И опять все снова. Но теперь бывало и хуже. Она брала младшую дочь с собой. Он не мог бросить работу, чтобы все время быть с женой и смотреть за ней. Замкнутый круг.
   И тогда он вдруг понял, сопоставив все. Ее мать вышла замуж совсем молодой и имела двух дочерей, с разницей в одиннадцать лет, старшая сестра тоже, и - жена... Все повторяется! Даже их старшая дочь родила им внука в шестнадцать лет. И здесь все похоже.
   Все попытки бороться с ситуацией были безуспешными. Даже, когда он указал жене на сходство ситуаций, она не согласилась и продолжила пить...
   Он ушел. Ушел не совсем. В душе была надежда, что это отрезвит ее. Она звонила пьяная, ругалась, ревела, клялась в любви. Но не бросала пить. Однажды позвонила трезвая. Поговорили и решили, что месяц трезвости и - он вернется. Получилось. И еще два месяца счастья. Потом опять все снова. Опять скандалы, слезы обещания и - ничего...
   Он ушел опять.... Опять звонки, слезы, обещания, но ничего не меняется. Он не возвращается, боится, что проснувшийся зверь однажды убьет ее. И тогда...
  
... он её всё ещё любит...

Оценка: 8.11*18  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012