ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шнееров Константин Александрович
Измена...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.10*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История основана на реальном событии. Персонажи вымышлены.


  
  
  
   Тихон Кукушкин возвращался из наряда по столовой. Опять ему досталось от "дедов".
   "Сволочи! Скоты! - думал Тихон. - Колхозники тупорылые! Ненавижу!".
   Он, житель большого города, презирал сослуживцев. В основном это были деревенские парни, любители выпить, подраться, потискать девчонок на танцах. Они не читали книг и не слушали хорошей музыки. Его сводило с ума то, что эти тупицы над ним смеялись и издевались, ведь он умнее, культурнее их.
   "Быдло! - думал Тихон. - Неграмотное быдло!"
   Больше всех Кукушкина выводил из себя сержант Ручкин. Белобрысый, худощавый, похожий на какую-то мерзкую обезьяну. У сержанта были редкие зубы и жидкие волосы. Он очень громко смеялся и этим ещё больше раздражал Тихона. Ручкин всегда старался унизить Кукушкина, посмеяться над ним, а остальные его поддерживали. Это выводило из себя, бесило. Но ответить он не мог. Просто духу не хватало.
   "Страна идиотов! - думал Кукушкин. - Перестрелять их мало!". В нём росло желание отомстить, поставить их всех на место. Но как? Драться он не умел, на все попытки ответить словами его или били, или высмеивали.
   Офицеры, по его мнению, тоже были недостойными людьми.
   "Надутые властолюбцы! Алкоголики и придурки! И каждый "кадет" мнит себя Наполеоном!" - думал Тихон. Он мечтал отомстить им всем за то, что его не уважали. За то, что потешались над его личностью. Мечты о мести захватили его полностью. И вот однажды его поставили вместе с Ручкиным на КПП.
   - Слышь, Кукушкин! - сказал Ручкин, когда они шли на пост. - Ты мне стишки почитай, только с выражением, а то мне скучно будет! - И громко заржал.
   Тихон молчал. Челюсти свело от злости, желваки на скулах задвигались.
   - Слышь? Ты чё? Не понял? - зашипел зло сержант и отвесил Кукушкину мощный пинок под зад.
   Тихон только сжал кулаки от обиды.
   "Сволочь! - пронеслось в его голове. - Убью!"
   - Ладно, чмо! - сказал угрожающе Ручкин. - Придём с поста, я тебе устрою бармалейскую ночь!
   - Варфоломеевскую, - угрюмо поправил Тихон.
   - Ты поумничай, чушок! - сказал сержант и отвесил Кукушкину ещё один пинок.
   Тихону захотелось разреветься от обиды и злости, но он сдержался. Вдруг с ним что-то произошло, он почему-то успокоился и даже засмеялся.
   - Чё ржёшь, урод? - спросил Ручкин.
   - Да ничего! Анекдот вспомнил, - ответил Тихон.
   - Расскажи!
   - На посту расскажу.
   - Ладно!
   Они сменили ребят на КПП. И когда те скрылись в темноте, Ручкин сказал:
   - Ну! Рассказывай анекдот!
   Тихон повернулся к сержанту и вдруг, неожиданно даже для себя, резко ударил того прикладом в лицо. Ручкин упал, как подкошенный.
   "И всё?! Так просто!?" - подумал Тихон, когда тело ненавистного сержанта свалилось в пыль. У него началась истерика, он смеялся и плакал одновременно, пока связывал Ручкина ремнём, снимал с того сапоги и вставлял в рот портянку в качестве кляпа. Потом он сел рядом и закурил в кулак, ожидая, когда сержант придёт в себя. Руки тряслись от возбуждения.
   "И что дальше? - вдруг подумал Тихон. - Что делать-то?".
   Сержант пришёл в себя. Замычал что-то недовольно, но когда увидел ствол автомата, направленный ему в лоб, хищный оскал и безумные глаза Кукушкина - затих. Его затрясло, в глазах читался животный ужас.
   - Ну что, урод? Чья теперь власть? А? - зло спросил Тихон.
   Ручкин что-то замычал, затряс головой, всем видом показывая покорность. Ему очень хотелось жить, он готов был сделать всё, что угодно, унижаться, плакать, всё! Лишь бы это было кошмарным сном. Но удар прикладом в грудь сбил дыхание и убедил его, что это не сон.
   - Вставай, обезьяна! - приказал Кукушкин. Он очень давно хотел назвать сержанта именно так. Тихон наслаждался этой властью. Он с огромным наслаждением, наблюдал, как страх охватил Ручкина, как тот стал похож на маленькую, нашкодившую собачку, только хвостиком не вилял.
   - Давай шевелись, макака! Пшёл! - и он погнал Ручкина в горы.
   Глядя, как босой, со связанными за спиной руками сержант смешно семенил впереди, Тихон громко смеялся и периодически подгонял того пинками. Он не знал, что будет делать дальше, да это было и не важно. Важно, что ненавистное быдло его боялось.
   Первые лучи солнца потихоньку освещали округу, когда сержант неожиданно прыгнул вниз по склону и кубарем покатился в низину. Кукушкин вскинул автомат и стал стрелять, но не попал, Ручкин скрылся где-то внизу. Тихон плюнул в его сторону и пошёл дальше. Он шел легко, настроение было великолепным, свобода наполняла его душу, он даже начал что-то напевать...
   Пуля снайпера, стоявшего на одном из постов гарнизона, снесла ему пол головы...
   Снайпер не знал о происшествии на КПП, он просто услышал выстрелы и увидел в горах вооружённого человека. А своих там не должно было быть...

Оценка: 6.10*16  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018