ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Шнееров Константин Александрович
Истории со стороны или...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 7.08*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эти истории, рассказанные уважаемыми людьми, я записал по памяти. Публикую с ведома рассказчиков и их одобрения.


   "Истории со стороны...
   ... или моя попытка рассказать истории, услышанные от других людей." 
 

"Говорят, что в бане все равны.

Не соглашусь. Я только что из бани.

Там прекрасно видно, кто чего стоит.

Настоящий воин - он и в бане - настоящий". 

      Странная штука - интернет, чего только в нем нет. Как говаривал один мой знакомый: "Интернет - БОЛЬШОЕ ЗЛО". Возможно это и так. Однако в своем повествовании я хочу рассказать об удивительных людях, с которыми познакомился через интернет. Но начну по порядку...
      Случилось так, что я познакомился с одним удивительным человеком, все это произошло по переписке. Да-да, мы познакомились в интернете. Мой новый знакомый - молодой парень, как оказалось, он военный, при этом он еще пишет достойные произведения, в которых есть все: честность, правда жизни и, конечно, юмор. Через некоторое время нашего общения пригласил он меня встретиться, так сказать, живьём пообщаться, шашлычку покушать, рюмку чаю выпить. Всё же одно дело - переписка, и совсем другое - личная встреча. Я рад был новому знакомству и согласился. Благо, что ехать пришлось недалеко, всего-то около четырех часов на дорогу ушло.
      Так получилось в моей жизни, что я никогда ещё не бывал в воинских частях в качестве "гостя". Честно говоря, слабо себе представлял, как там всё будет, но совершенно не волновался по этому поводу. Настроение было великолепным. Пока ехал, мой новый друг постоянно поддерживал со мной связь по СМС. Интересовался где я и как еду. Пробка на выезде из города была затяжной и чтобы развлечь моего друга, да и себя, я сочинил пару стишков и отправил, используя очередное "ЗЛО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА" мобильный телефон: 
   "Стою над МКАДом, как над речкой.
   Стадá машин стоят - не счесть.
   Себя я чувствую овечкой,
   Которую собрались съесть. 
   Вот слева "ГРАНД" - дукан махина,
   В нём покупателей не счесть,
   А я опять, как та скотина,
   Которую собрались съесть..." 
      Стишки - так себе, частушки, но настроение поднялось, к тому же, пробка рассосалась, и автобус медленно, но уверенно, стал  набирать ход. Он летел по трассе с большой скоростью, обгоняя легковые машины. Глядя на то, как "Шумахер" мчится по автостраде, я стал переживать: как бы ни проскочить нужную остановку. Но, как говориться, "Язык и до Киева доведет", вот так и я выгрузился в нужном месте. Это был поворот на какую-то малую дорогу. Не успел я выкурить сигарету, как за мной пришло такси, которое прислал мой друг. Уже стемнело, а вокруг - сказочная природа. По краям дороги всё завалено снегом. Лес покрыт белым, лапы елей склонились под тяжестью снега. Cказка, да и только.
      Узкая, в две полосы дорога, привела нас к КПП, перед которым лежали лабиринтом плиты. Навстречу нам вышел солдатик, был он румян, молод, совсем с юным лицом, и потребовал пропуск. Я невольно улыбнулся и вспомнил себя, как был таким же молодым  солдатом. Водитель, поворчав, показал бумаги и мы проследовали через ворота.
      Через некоторое время я попал в военный городок. Встретил друга, обнялись как старые знакомые. Честно говоря, я не ожидал, что капитан окажется таким  здоровенным дядькой, наверное, на голову выше меня. Одет, как и полагается военному, в камуфляж и берцы.
      Всё-таки военные - особенные люди. У них всё проще, чем у большинства "гражданских". Мы пошли в лес, где нас уже ждали друзья моего знакомого, его сослуживцы, которые собрались готовить шашлык. Всё, как положено, водка в сугробе стынет, костер затевается, мясо нанизывается. Я познакомился с остальными участниками компании. Тут же для  закрепления впечатления выпили водки, за знакомство. Мои новые знакомые были в основном в должности не меньше ротного. Впервые я вот так, запросто, общался с военным людом, который значительно выше меня по званию.
      Еловый лес весь в снегу, рядом замёрзшее озеро, красотища сказочная, тем более, уже стемнело.  Давненько я не выбирался на природу, особенно зимой. К сожалению, от чистого воздуха начала болеть голова. Я всё-таки городской житель. Привык дышать всякой гадостью.
      Мне очень понравилось, как меня встретили мои новые знакомые. Не было никакого пафоса, настолько всё просто и нормально. Капитан рассказал всем, как мы познакомились. Он сказал, что я пишу интересные рассказы, чем немного меня смутил. Нет, не то, что я скромник, но всё же стало неудобно. С первых секунд я стал своим среди офицеров с приличной выслугой лет и военным опытом. Пошли разговоры о службе, о жизни военных. Мне, как человеку давно уже гражданскому, было очень интересно послушать. Среди нас на тот момент находилась одна женщина.  Она спросила меня: "А вы! Военный?" Причём, сама дама, как оказалось, была начмедом гарнизона. Я ответил ей, что уже более двадцати лет как я "гражданский", пару лет был в Афгане, по званию рядовой. Выпили ещё водки. Костёр всё никак не разгорался, дров сухих не было. В том, что костер разгорится, никто не сомневался. Наши военные, как известно, не отступают перед трудностями.
   Мы пили водочку и общались. Темы в разговорах всплывали разные. Начали мы, по-моему, с журналистики.  Один из присутствующих, невысокий крепкий дядька, рассказал о том, как не так давно, уже в этом веке, он был в Кабуле. Туда прилетел один из наших высоких военных руководителей. Всё было тихо, мирно, практически по-семейному. Как положено: водка, окружение красавиц,  вечеринка по поводу встречи на высшем уровне, но в СМИ появилась информация о том, что уже на подлете к Кабулу самолёт был обстрелян моджахедами. Да и в самом Кабуле была далеко не мирная встреча. Обстановка, дескать, приближённая к боевой, практически - война. Когда рассказчик задал вопрос журналисту по поводу этой "утки", то в ответ услышал: "А мне пОходу! Мне платят, я - пишу!" Как говорится "пипл хавает"... 
      Эта история напомнила мне один шикарный диалог, из "Собачьего сердца":
   - Не читайте за завтраком советских газет!
   - Так нет же других!
   - Так никаких не читайте. 
      Скажу честно, был как-то у меня опыт общения с журналистами. Так вот, правды среди этой братии не найдешь, порядочность среди них пустой звук, хотя, наверняка, есть среди этой них и порядочные люди, жаль, они долго в этой жизни не задерживаются. Но о своём опыте я рассказывать не буду.
      Вдруг у кого-то зазвонил телефон. Здорово все-таки, что есть мобильная связь. Всю нашу компанию пригласили в баню. Друг мой сказал: "Сейчас познакомишься с человеком, который был в девятой роте и выводил её с той самой высоты!".
      "Фейхоа!" - подумал я и почувствовал себя в роли журналиста, потому что друг добавил: "Поговорите! Потом напишешь? У тебя получится!".
      "Блин!" - подумал я. И ещё раз: "Блин! Вот это да!"
      К тому времени я выпил граммов двести, наверное, и мозг, кроме "блина", ничего воспроизвести в данный момент не смог. Но! Как говорил один из великих: "На самом деле было все не так".  Конечно, я все прекрасно соображал. Двести граммов?! Ну что такое двести граммов для нормального мужика? Х-ха! Просто я находился в некоторой эйфории. Природа, красотища кругом, морозная ночь да ещё и люди такие интересные рядом. Правда, голова трещала, но это от свежего воздуха.
      Побрели мы к бане. Снег вокруг, под ногами, на деревьях, на крышах домов. А я в кроссовках, здорово, романтика, кайф. Приобнял я друга и говорю:
      - Спасибо!
      - За что?
      - За то, что вытащил меня.
      - Да какие проблемы, - говорит он. - Давно надо было!
      В общем, дошли мы до дома одного ветерана. Вошли во двор, небольшой участок, двухэтажный дом, в котором идет ремонт, как я смог увидеть через окна. Всё красиво, культурно, из снега торчат столбики со светящимися фонарями, прямо - сказка! Собачки "добрые", хорошо ещё, что они на цепи. Одна из них, правда так легонько, рукавчик-то мой прихватила. Ну, это всё мелочи. Банька стоит бревенчатая, рядом - бассейн, слава Богу, пустой. Сами понимаете, почему!
      Появился Василий Михалыч, хозяин дома. Одет он был, несмотря на холод, в тонкие тренировочные штаны х/б и футболку с длинным рукавом. Худощавый, невысокий, немного сутулящийся дядька, с усами. На его лице была добрая улыбка. Я взглянул на него и почувствовал в нём какую-то нечеловеческую силу. Мы обнялись, как старые знакомые, одновременно представляясь. Под его лёгкой одеждой я почувствовал тренированные мышцы. Михалыч был в прекрасной физической форме. Глядя на него, я чувствовал, что такой не подведёт, что он всегда готов к бою, несмотря на внешнее добродушие и спокойствие.
      При свете фонарей я увидел лица своих новых друзей. Честно говоря, все они выглядели очень симпатично и были моложе, чем я себе представлял в темноте леса.
      Мои новые друзья сказали ветерану, что я тоже "афганец", мол, пообщайтесь, наверняка найдутся общие темы, на что Он ответил: "Да успеем ещё, пошли лучше в баню". Мы пошли в баню. Как обычно бывает, шли разговоры, какие бывают в мужской компании. Честно говоря, мне было как-то неудобно расспрашивать Михалыча. Судя по всему, он не был настроен на рассказы. Но, тем не менее, кое-что он рассказал о девятой роте. О том самом бое, который стал легендарным. Про сам бой он рассказывать не стал. Но узнав, что я ходил на "боевые" в группе арткорректировки, он вспомнил, что без арткорректировшиков туго им пришлось бы. Особо он отметил авианаводчика, который буквально криком требовал от вертолетчиков посадки на ту высоту. Сначала вертолетчики предлагали спустить раненных и погибших вниз, к основанию сопки. Но это было почти нереально. Мало того, что "духи" были близко и не прекращали огонь, так ещё и склон был очень крутым. Подходящей для посадки площадки на той высоте не было и "восьмерка" заходила несколько раз, чтоб зацепиться передним колесом за гребень. Пилот по связи, докладывал, что не получается у него этот сложнейший манёвр. Но авианаводчик раз за разом требовал возобновить попытки. Благодаря второму авианаводчику, который стоял перед кабиной и знаками показывал, как действовать лётчику.В конце концов удалось это сделать. Лётчик буквально нечеловеческими усилиями удерживал "вертушку" на месте, пока бойцы, рискуя сорваться с обрыва, грузили в салон своих товарищей. "Восьмерка" ходила ходуном, тряслась, вся вибрировала, рискуя просто развалиться на куски. К тому же, не получалось встать прямо напротив люка и погрузка производилась под невероятным углом. Тем временем, "крокодилы" (ми-24) гоняли "духов" вокруг, не давая им вести огонь по высоте.  К тому времени враги уже были отбиты, но опасность обстрела была по-прежнему реальной.
      Я очень живо представил себе ту ситуацию. Всё напряжение и опасность, которой подвергались наши ребята. Но там, не думаешь об опасности, надо делать дело. Потом, конечно, после всего что произошло, когда напряжение уходит, начинает трясти. У всех по-разному бывает, кто-то замыкается, кто-то болтает безумолку, кому-то становится плохо. Но об этом мало кто рассказывает, да и помнит не каждый.
      А ещё он рассказал, что того пилота, героя, наказали за посадку на неподготовленную площадку. Каково?! Умеют у нас, людей ценить.
      Застолье продолжилось, водка, закуска, разговоры. Компания замечательная. Я сижу, уши навострил, жду ещё интересных историй. Компания военная, каждому есть что рассказать. Вдруг кто-то сказал:
      - Михалыч! Расскажи про вывод!
      - А что рассказывать...
      То, что рассказал Михалыч, меня поразило. Когда "Афганцы" ехали в союз, они ожидали приёма, похожего на тот, который все видели по телевизору. Цветы, накрытые столы, оркестр и т.д., но всё было не так. Переезжая речку по мосту, ребята обратили внимание на то, что воды было не видно,  по реке плыли афгани (афганские деньги). Все выбрасывали их в реку. Вместо столов и оркестра их ждала колонна "Уралов" и автоматчики, которые оцепили их и не давали им отойти, куда ни было. Те машины, на которых бойцы прибыли из Афганистана, было приказано покинуть и перегрузиться в те, что ждали. Это было неожиданно. Каждый спрятал в своей машине какие-то вещи, и всё это было утеряно.
      Тот, кто планировал эту "акцию" поступил очень хитро! Ведь все готовились к личному досмотру и при себе ничего не оставили. Особенно унизительно было, что к ребятам отнеслись, как будто они были не ветеранами войны, а обычными З.К. После этого их отвезли на пересылку, где они жили в палатках, спали на кроватях без матрасов. Кто бывал на пересылках, тот знает, как там "здорово".  Причём всё, что рассказал ветеран про вывод, было сказано с юмором и легко.
      Всё-таки наших военных не победить, если они спокойно и с юмором относятся к таким вещам.
      Я вспомнил, что ещё в восемьдесят шестом говорили о скором выводе войск из ДРА. Мы с ребятами, обсуждая эту тему, мечтали о том, что это произойдет при нас. Но, когда услышал этот рассказ, я порадовался, что миновал этой участи.
      Далее он рассказал о том, как пошёл воевать в Чечню...
      На аэродроме, где приземлился их самолёт, его никто не встретил. Поэтому пришлось добираться самому в часть.  Он вышел в город и увидел группы людей в "гражданке" и с оружием в руках, которые двигались по улицам, казалось, бесцельно, и были предоставлены сами себе. Мимо проносилась на приличной скорости военная техника: БМП, грузовики, БТРы.  Бардак полный, кто куда едет - было непонятно. Он выяснил у кого-то направление, куда ему надо было двигаться, и пошёл пешком.  Мимо него проносилась военная техника, на которой ехали, как люди одетые в форму, так и гражданские, но все были вооружены. Одна из машин, проскочив мимо, вдруг резко затормозила и начала сдавать назад. Михалыч приготовился к любому исходу, но вдруг его окликнули по имени. В том грузовике оказался один из прежних сослуживцев. Узнав, куда надо ветерану, его подвезли. Когда грузовик достиг расположения воинской части, куда стремился герой, уже стемнело. Выскочив из машины, он направился пешком в сторону КПП. Его остановил часовой и приказал не двигаться. В темноте ветеран услышал, как клацнул затвор автомата. Он залёг, по его словам - на бочок, на вещмешок, чтобы не перепачкаться в окружающей грязи...
       К сожалению, на этом его прервали, а допытываться, что было дальше,  я не стал, поскольку не журналист я.
      Услышав эту историю, я вспомнил, как сам добирался из Кундузского госпиталя в Файзабад. Когда я выгрузился из "вертушки" на аэродроме и попрощался с попутчиками, я понял что добираться в полk мне придётся самому. Никому до меня дела не было. Стою без документов, только медкнижка, в подменке, без ремня, и думаю -  что дальше? Побрёл в сторону дороги. Думал уж пешком идти. Вдруг меня обогнал грузовик с бойцами. Проехав мимо, он остановился.
   - Эй! Бача! Тебе в полк? - спрашивают.
   - Ага, - говорю.
   -  Ну,залезай! Поехали!
      Вот так и доехал.
      Конечно, мне хотелось узнать больше о легендарной девятой роте, да и вообще о его службе, но Михалыч, похоже, не хотел возвращаться к этой теме. Разговоры перешли на другие темы, а я не стал настаивать. Это было бы, как я думаю, не совсем вежливо.
      Следующую историю мне рассказал мой друг по переписке. Было это в России, в одной из частей, где он служил. Приехала к ним какая-то комиссия. И чтобы не портить показатели проверки, необходимо было отвлечь проверяющих, продемонстрировать им подготовку лучших бойцов так, чтобы они поставили части высший бал. Для таких случаев существовало специальное подразделение. Нет, не то, о котором фильмы снимают и книги пишут. Об этом подразделении обычно молчат. То былo секретное женское подразделение, специально обученные и правильно подготовленные красавицы. Все они были в штате части, но в гарнизоне их видели редко, это же - секретная группа. Их приглашали только для выполнения тайных заданий, с которыми они справлялись на "отлично". А поскольку комиссия была многочисленная, то нашему герою было необходимо собрать всё секретное подразделение, в полном составе.  Герой наш тогда был ещё молодым лейтенантом, полным романтики и наивным. Конечно, ему никто не объяснял, в чём состоит задача тайных сотрудниц. Не положено никому  знать такие вещи, кроме тех, кто непосредственно командует данным подразделением. Отсюда и нелепость поведения лейтенанта при выполнении поставленной задачи.
      Взял наш герой служебную машину, адреса, и поехал в город выполнять поставленную задачу. Кого-то нашёл дома, других пришлось поискать. На одном из адресов пришлось нашему герою вступить в противоборство с одним гражданином и даже использовать табельное оружие. К счастью, не пришлось открывать огонь. А было это так. Из недр квартиры вышел человек и со словами: "Э-э-э! Слющай! Эта мая женьщина, да?!" - попытался оказать сопротивление нашему герою. Лейтенант не растерялся, достал табельный "Макаров" и упер неприятелю в глаз, чем заставил врага немного притихнуть. Но тот сразу не унялся. Видимо тоже не знал, что "его женьщина" состоит на службе ВС. Поэтому нашему герою ничего не оставалось, как оглушить неприятеля ударом наотмашь. После чего лейтенант забрал агента и посадил в служебную машину. Одна из агентов была найдена героем в ресторане, но отказалась ехать, прозрачно намекнув лейтенанту, что она уже на задании.
      Пришлось доложить начальству о провале. Но начальство отказа не приняло. Набрав номер мобильного телефона отказавшего агента, командир объяснил двумя фразами, что её отказ попахивает изменой Родине и отменил прежнее задание. На том конце связи всё быстро поняли и наш лейтенант вынужден был снова ехать за агентом.
      Всё бы ничего. Но когда наш герой, поехал за отказавшейся дамой, он влюбился с первого взгляда в одну из агентов. Это было его самой большой ошибкой. Увидев красавицу, он понял, что это женщина его мечты. Он аж обомлел, сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Как человек военный, не привыкший долго рассуждать, наш герой тут же предложил объекту своих мечтаний руку и сердце. На что получил вежливый, но довольно твёрдый, отказ.
      Когда он, рассказав эту историю, то спросил меня - что ей было надо?- ведь он предлагал ей все радости этого мира. Я ответил - что  у секретных агентов свои командиры и уйти оттуда невозможно. Это приравнивается к предательству и жестоко наказывается. Но он всё равно расстроился.
      Затем разговор перешёл на девяностые годы, время развала в стране и тяжёлые времена для армии. В те времена военным жилось тяжко, зарплату не платили, довольствие было скудным. Я помню это время хорошо, казалось, что страны не стало, что всё можно и всякие чинуши и подонки продали, набивая собственные карманы.
      Михалыч рассказал одну историю, уже из жизни части, в которой мы находились. Было это в те самые - "лихие девяностые", когда армия была в упадке. Тогда каждый, кто имел джип, мнил себя "кумом королю". И многие,  из так называемых "новых русских", а попросту бандитов, считали, что им можно всё. Однажды Михалыч был дежурным на КПП. Тогда перед воротами части ещё не лежали лабиринтом бетонные блоки. Подъехали несколько джипов, из которых вальяжно выгрузились бритоголовые "качки" и направились к воротам. Самый важный из них обратился к солдатику, тоном, не терпящим возражений, что, типа, открывай, салага, мы, типа, отдохнуть приехали на бережку озера. Шашлык, водочка, девочки и все дела.
      Солдатик стушевался слегка:
      - Мол, я то, чё? Старший прикажет - не вопрос.
      - Ну и где типа, старший твой, ща потолкуем, - сказал громила.
      - Да вон, на КПП, прапорщик сидит, - отвечает ему солдатик.
      Прапорщик тот и был наш Михалыч. Подходит "шкаф" к Михалычу, смерил его презрительным взглядом и говорит:
      - Слыш, прапорюга! Давай типа, открывай! Виш, люди серьёзные отдохнуть хотят!
      Михалыч не стал сразу воевать с ними, взял просто так и спросил:
      - А вы кто такие будете?
      - Ты чё, "кусок", потерялся? Я чё, неясно сказал? Люди серь-ёз-ны-е!
      Тут есть одна тонкость: КПП - пост. На территорию поста без пропуска заходить запрещено. В противном случае, разрешено открывать огонь. Громиле откуда было это знать?
      Вот Михалыч его возьми да пригласи зайти. Тот, конечно, без ума, но сильный, взял и зашёл. А ветеран наш, мужик бывалый, он "макаров" свой в карман положил, а не в кобуру. И как только "бык" на территорию поста зашёл, Михалыч, сквозь карман ему в ногу и шарахнул. Что тут началось! Братва, услышав выстрел, мгновенно попрыгала в джипы и - наутёк. А тот бедолага, на одной ноге, вприпрыжку поскакал за ними, с диким визгом, как свинья недорезанная. С тех пор "серьёзные люди" к части ни ногой.
      Посмеялся я от души! Развеселил Михалыч.
      Были времена, когда эти ребята - "братва" - считали, что им можно всё. Приходилось мне встречаться и даже общаться с ними. Жили они, правда, недолго. Мало кто из них доживал до сорока лет. Как-то я одного такого спросил: "Kаково это знать, что тебя в любой момент могут закопать? И ради чего всё это?". Он мне ответил: "Что лучше пять лет на всю катушку, в полном "шоколаде", чем всю жизнь копейки считать!" Вот такой выбор в жизни у этих ребят.
      Пока я сидел, развесив уши, народ парился и меня тоже звали, но я боялся пропустить что-нибудь интересное. И не зря...
      Один военный из нашей компании, по имени Гена, рассказал кое-что о своей службе в "миротворцах". Было это в одной небольшой европейской стране. Где возник очередной конфликт и, естественно, потребовалась помощь миротворческих сил. Почему-то главными "миротворцами" на нашей планете являются американские военные. Америка, видимо, лучше знает, как кому надо жить. Геннадий рассказал кое-что интересное про этих героев.
      Однажды он раздобыл кассету с фильмом "Враг у ворот", кстати, американским. Братья американцы очень удивились. Дело в том, что этот фильм на тот момент ещё не вышел на экраны в Америке. Как такое может быть? - недоумевали миротворцы. Им, конечно, невдомёк, что наши "пираты" умудрялись добывать ещё сырые, режиссерские, версии прямо с закрытых показов. Я помню, как в одном из подземных переходов около "Китай-города" купил кассету с фильмом "Специалист" со Сталлоне в главной роли. На палатке красовалась надпись: "премьера фильма в Голливуде, будет в ноябре". A был август. Наши "пираты" даже знали когда премьера! Кстати, на той кассете фильм отличался от официальной версии. Я до сих пор жалею, что стёр эту кассету.
      Ну, так вот. Во время просмотра "Врага у ворот", американские военные выходили из зала. Им становилось плохо от вида крови на экране! Уж слишком реалистичные были сцены! И это - профессиональные военные!
      Американцы для нас, как инопланетяне, у них совсем другие понятия о жизни. Однажды Гена решил продемонстрировать хорошие манеры. Он подал руку американской... солдату. Или солдатке? Да нет! Солдатка, как я понимаю, это - жена солдата! Я даже не знаю как это по-русски! Вoобщем, так - американскому солдату, женского пола. Эта женщина была пулемётчицей на "Хаммере". Наш джентльмен подал руку даме, которая слезала с машины и тащила свой М-60. Она мило улыбнулась и воспользовалась помощью. Её командир отвел Гену в сторонку и посоветовал больше так не делать. Такой знак внимания расценивался, как ухаживание, то есть, намёк на близость. Гена и в мыслях этого не имел. С тех пор он относился ко всем американским военным одинаково, невзирая на вторичные половые признаки. Кроме всего прочего, моего нового знакомого поразило, что американские военные совершенно не стесняются естественных "выхлопов" организма, таких, как отрыжка, метеоризм и т.д.  Однажды он сел в "Хаммер" на заднее сидение позади стоящего в люке пулеметчика и пожалел, что не взял противогаз. После этого случая Гена садился только вперёд. Но более всего его потрясло то, что военные великой страны совершенно не стесняются....  Как сказать-то? Индивидуальной сексуальной разгрузки. Они берут с собой в отхожее место журналы с соответствующими фотографиями, скотч и - разгружаются. А потом рассказывают, не стесняясь, о том, с какой из моделей у них был самый яркий успех, а какая не порадовала.
      Блин! Пишу - краснею. Но вот так они и воюют, со своей демократией!
      Потом меня всё же, почти в приказном порядке, направили в парилку. Я вообще-то, это дело очень люблю, но не хотелось ничего упустить из рассказов моих новых знакомых. Парилка была замечательной, мурашки по коже пошли от удовольствия. После того, как прогрелся до костей, я вышел на улицу и впервые в жизни обтёрся снегом. Раньше мне не приходилось париться таким образом. В Москве я посещал и сауны, и бани, но представьте себе, как из сауны в городе выскакивает практически голый мужик и обтирается снегом. Вот и я не могу этого представить. 
      Вoобщем, время я провёл шикарно. Услышал множество историй о службе в ВС. К сожалению, многие не поддаются описанию по разным причинам. Во всех этих историях была одна центральная мысль - служба в нашей великой армии очень нелегка. Существует множество всяких, скрытых от стороннего наблюдателя, нюансов. Неустроенность в быту, нечистоплотность начальников, коррупция, махинации, хищения, неуважительное отношение к заслуженным людям, карьеризм и многое другое. Но, несмотря на всё это, настоящие люди продолжают служить Родине честно и всегда готовы к любым испытаниям. Глядя на моих собеседников, я чувствовал уверенность в том, что такие ребята не подведут и что, несмотря на всю чернуху, которую очень любит освещать пресса, наша армия - непобедима.
      На прощание мы с Михалычем обнялись, как старые друзья. Причём раза три, с перерывом, на... - поговорить. Как положено: англичане уходят и не прощаются, а русские прощаются и не уходят. Михалыч подарил мне большое, сине-жёлто-зелёное полотенце с эмблемой ВДВ и надписью "никто, кроме нас". Этот девиз очень точно отображает сущность тех, кто по-настоящему защищает нашу Родину. Полотенце я повесил на шею и гордо не снимал до самого дома.
       Впечатлений - масса! Когда вспоминаю свою поездку, поднимается настроение и распирает гордость за наших военных.
      А говорят: "ИНТЕРНЕТ - ЗЛО".
  

Оценка: 7.08*18  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012