ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Сикаленко Олег Николаевич
Мы - с Резервной! (чернорабочие войны)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.10*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    книга воспоминаний о службе на Резервной заставе Термезского погранотряда с лета 1982г. по лето 1984г. Афганская граница, Афганистан...

0x01 graphic

Сикаленко Олег Николаевич

ПРЕДИСЛОВИЕ.

  
   Время от времени мне снится один и тот же абсурдный сон: меня снова хотят призвать в армию, во второй раз!!!
  
   С повесткой, военным билетом, удостоверением участника боевых действий, своими армейскими фотографиями, я прихожу в военкомат, предъявляю документы военкому и говорю, что, наверное, произошла какая то ошибка, своё я уже отслужил...
  
   Изучив документы, в том числе и моё личное дело, извлечённое из какого то пыльного архива, с интересом посмотрев фотографии, безликое существо с погонами подполковника сообщает мне, что никакой ошибки нет, что увиденное им (на моих фотографиях) в полной мере подтверждает принятое где то "наверху" решение, что все "афганцы" должны отслужить положенный срок в "обычной" армии.
  
   На мой недоуменный вопрос: - "Почему?" он снисходительно объясняет: - "Вы, "афганцы" участвовали в войне, но, к моему глубочайшему сожалению, и, к сожалению моих вышестоящих руководителей, именно участие в боевых действиях не позволило "афганцам" в полном объёме понять и прочувствовать, что такое "настоящая" служба в армии, начиная с элементарных понятий о дисциплине и внешнем виде военнослужащего, и заканчивая выполнением всех требований "БУКВЫ" Устава, что, несомненно, отрицательно повлияло на вашу ("афганцев") социальную адаптацию в обществе людей, прошедших подготовку в наших славных Вооружённых Силах и прекрасно понимающих значение терминов: "воинская дисциплина", "уставной порядок", субординация и т.п....
  
   Поэтому, именно для вашей, афганцев, пользы, для повышения адаптивности в обществе и повышения собственной конкурентоспособности вам необходимо пройти курс реабилитационной службы в обычной "правильной" армии".
  
   Слегка огорошенный околонаучной риторикой подполковника я возражаю: "Мы тоже это проходили, знаем!"
  
   Он, уже не сдерживаясь, громко рассмеявшись, спрашивает: - "Что ты, всю службу проведший на каких то "точках", "базах", "операциях", живший в палатках, землянках, окопах, за два года службы так и не выработавший свойственный любому нормальному военнослужащему элементарный рефлекс засыпать после времени отбоя и просыпаться за пять минут до команды "подъём!", знаешь о ежедневном утреннем осмотре, наведении ПОРЯДКА в расположении, парко-хозяйственных днях раз в неделю, не говоря уже о таких монументальных событиях, как подготовка к приезду комиссии из округа, со всеми сопутствующими мероприятиями, типа классической армейской покраски травы в зелёный цвет, обрывания жёлтых листьев с деревьев, покраски плаца сапожными щётками и сапожным же кремом в чёрный цвет в соответствии с требованиями УСТАВА и командира (плац должен быть чёрным, бордюр - белым) и прочих "прелестях" настоящей службы в армии?
   Бегать по горам с автоматом и прочими железными игрушками, не думая о своём внешнем виде и сохранности вверенного ему дорогостоящего имущества может каждый дурак, а вот ежедневно кропотливо изучать УСТАВ, отрабатывать до автоматизма правильный подход строевым шагом к офицеру, наводить АБСОЛЮТНЫЙ ПОРЯДОК не только в казарме, но и на прилегающей территории, беспрекословно, без обсуждения выполнять любые приказания командования - это полезные навыки, которые пригодятся и после службы, которые очень ценятся работодателями, и которых, в большинстве своём, вы, "афганцы", лишены..."
  
   Обычно, где то в этом месте меня выбрасывает из этого кошмара, я просыпаюсь и какое то время лежу, успокаивая себя, что это сон, только сон, и что в действительности такого никогда не произойдёт, что моя служба и была той самой правильной школой жизни, которую с благодарностью вспоминаю по сей день, что я помню каждый миг с того момента, как судьба и военкомат открыли незабываемую главу книги моей жизни под названием "Служба в Армии". Погружаясь в эти воспоминания, я снова засыпаю...

***

1. В армию!

  
   Поехали... Под звуки марша "Прощание славянки" мимо окна вагона медленно поплыл мокрый перрон, ещё что-то кричали провожающие, кто-то, высунувшись в окно, старался подхватить "авоську" с трёхлитровкой самогона... Поезд "Харьков - Ташкент", пробираясь сквозь дождь, набирал ход, устремляясь в неизвестность, в народе именуемую простым словом "армия"...
  
   ...В прошлом осталась защита диплома в техникуме, "обмывание" полученного диплома, плавно перетёкшее в "проводы в армию" меня и ещё нескольких друзей и одногруппников...
  
   С родителями попрощался дома - провожали - как на войну: мать в слезах, отец что-то говорил..., в общем, попрощались ...
  
   Во дворе встретил друзей - призывников с сопровождающими и дружной, слегка навеселе, толпой мы отправились в райвоенкомат, оттуда - на сборный пункт облвоенкомата возле вокзала. Там собралась довольно значительная для этого времени толпа - основной призыв давно закончился, мы шли в армию "спецнабором" - после окончания учёбы - 3 июля.
  
   Начались первые неприятности: при распределении по "командам", к своему огорчению, я узнал, что мои друзья попали в одну команду, а я - совсем в другую. Причём, в этой команде из семидесяти пяти человек оказалось всего три или четыре знакомых - по школе и техникуму. Куда едем - не знает никто, сидим, ждём "покупателей"* (* - "покупатели" - представители воинской части (или учебного центра), в которой призывникам суждено проходить воинскую службу ), в глубине души моля: "только не в морфлот!". Не смотря на довольно строгий "шмон", водки хватало, пили за знакомство, за армию, за просто так...
  
   Начали появляться "покупатели": мои друзья "сделали мне ручкой" и отправились в Симферополь, в учебку ракетчиков. Появились моряки - встретили настороженно - "не дай Бог!" - их жертвами стала группа из 10-15 человек, которых проводили сочувствующими выкриками...
  
   ...Наконец, появились наши: лейтенант и два сержанта - сюрприз!!! - пограничники!!! и, судя по довольно экзотическим головным уборам - панамам вместо общепринятых пилоток - явно откуда-то с юга!
  
   Нас построили в подобие колонны, провели перекличку, лейтенант провёл инструктаж - из колонны не выходить, не отставать, не теряться, не пить!!!, идём на вокзал, ехать будем в обычном поезде... четверо суток!... до Ташкента... Пошли!
  
   За воротами сборного пункта - толпа провожающих, которые мгновенно смешалась с нами. Родственники, друзья с бутылками, банками, стаканами - в общем, праздник всеобщего единения... Странно, но до поезда добрались все. Лейтенанту и сержантам пришлось потрудиться, заталкивая нас в общий вагон, стараясь при этом не допустить передачи нам алкоголя...
  
   В вагоне - суета и неразбериха, прошёл слух - водку постараются отобрать! Интересный момент: на сборном пункте никто ничего не обсуждал и не готовился, в вагоне же возникло ощущение слаженного механизма - общая беда мгновенно объединила ещё вчера незнакомых парней - одни через окна принимали бутылки и трёхлитровые банки с самогоном, откуда-то взялись "специалисты" по "нычкам" в вагоне, бутылки прячутся за боковые панели, в вентиляцию..., шедевр маскировки - две трёхлитровки спрятали в мусорном баке в тамбуре вагона, самое интересное - их действительно не нашли...
  
   ...Поехали!
  
   ...Повинуясь стадному чувству, в вагоне располагались поближе к знакомым - ну и что, что в техникуме или на районе в лучшем случае обменивались приветственными кивками - здесь, в толпе, это уже значения не имело - свои!!!
  
   Сержанты провели перекличку, сделали вялый "шмон", ограничившись изъятием нескольких бутылок для себя и оставили нас в покое. По ходу мы выяснили, теперь из этого никто не делал тайны, везут нас в Среднюю Азию, в г.Термез (ещё день на другом поезде после Ташкента), находящийся на границе с Афганистаном. К вечеру возбуждение стало проходить, да и алкоголь делал своё дело, достаточно мирно мы уснули...
  
   Утро..., чаю никто не предложил..., похмелились заныканым самогоном, поделились с соседями, чудом успели спрятать остатки от пробегающего мимо сержанта...
  
   За окном проплывали необъятные просторы родины с одинаково унылыми остановочными платформами, изредка разбавляемыми "вокзалами" покрупнее. Поезд, если и не останавливался у каждого столба, то явно никуда не торопился. Из вагона на остановках нас не выпускали - от греха подальше лейтенант не разрешал проводникам открывать двери, да, наверное, оно и к лучшему - поезд останавливался на 2 - 3 минуты и полз дальше...
  
   Делать было абсолютно нечего, стали понемногу знакомиться. Оказалось, у нас собралась интересная компания: все - после окончания техникумов (автодорожный, автотранспортный, радиотехнический и два машиностроительных, один из них - мой), с двух - по группе почти в полном составе, человек по десять-пятнадцать ещё с трёх техникумов, включая мой. Один парень вез с собой овчарку, которую поселили в тамбуре, отделявшем наш вагон от остальных (мы ехали в последнем вагоне). Решение оказалось "удачным" - в вагон пройти не мог никто...
  
   Ближе к обеду стало происходить что-то странное - нас пересчитали, потом пересчитали ещё раз, потом провели поимённую перекличку и выяснили: один лишний! Вчера, когда мы уходили со сборного пункта, в пылу пьянки ребята прихватили одного из соучеников, ожидавшего в другой команде...
  
   Обсуждение этого значительного события заняло пару часов, виновнику "торжества" налили похмелиться, все повеселились от души, но монотонная езда быстро вернула всех в состояние оцепенения, продлившееся почти сутки...
  
   Утро следующего дня оказалось намного труднее: валятся на полках без матраса и подушки полтора суток оказалось запредельным испытанием, тело требовало движения..., а наступившая вдруг жара заставляла то же тело обливаться потом от одной лишь мысли о движении... Ветерок, во время движения дававший ощущение свежести, на частых остановках наполнял вагон раскалённым дыханием степи, погружая всех в апатию...
  
   Спасение пришло неожиданно... Поезд двигался по какой-то сложной кривой, петляя то ли по степи, то ли по пустыне... На очередном, Богом забытом, полустанке перед нами предстал какой-то филиал восточного базара: после многочисленных пустынных остановочных платформ этот поразил нас огромной толпой, резко оживившейся при виде поезда... под окнами и дверями вагона нервно забегала шумная толпа, наперебой предлагавшая разные съестные товары: овощи, фрукты, арбузы, дыни, пирожки, самсу, чебуреки... Стояли долго, минут пятнадцать-двадцать, успели накупить кучу свежей еды, даже водку, ажиотаж понемногу спадал... и тут...
  
   ...Кто-то из аборигенов во время торга за арбуз сделал интересное предложение - обмен трёх арбузов (больших!), бутылки водки, каких-то пирожков на джинсовую рубашку кого-то из наших ребят - обмен состоялся!!! Более того, мы узнали, что меняться можно практически на любую шмотку - не порванную и чистую. Но тут поезд тронулся... Не успевшие толком ничего поменять, денег оставалось не много - водка у проводников стоила немало, мы с сожалением смотрели на проплывавшее мимо изобилие продуктов... Проходивший по вагону проводник успокоил - скоро будет следующая станция - там будет то же самое, увидев наше воодушевление - посоветовал не торопиться - через пару станций продукты будут вполовину дешевле, а вещи ценятся дороже. Началась лихорадочная подготовка, по сумкам и рюкзакам выискивались вещи, взятые в дорогу: футболки, носки, пиджаки... чего жалеть... все прекрасно знали, "гражданские" вещи по приезду в часть обычно уничтожаются. У меня была бутылка из-под шотландского виски с кучей медалей и гербов на этикетке. Кому-то в голову пришла поистине гениальная мысль: отлепив этикетку и разрезав её на части, получили маленькие "лейбы" на шмотки, их приклеили на носки, футболки, завернули в целлофан, получилась "фирма". Пробная торговля прошла на "ура"! В вагоне воцарилось оживление, даже жара куда-то отступила... в ожидании очередной остановки, готовили вещи, после остановки обсуждали торговлю, хвастались удачными "сделками". Некоторые из ребят, войдя в азарт, поменяли практически всё, что было (футболки, рубашки, майки, носки), и из остатков вещей пытались соорудить себе какое-никакое одеяние: пиджаки у аборигенов почему-то не пользовались спросом, ходить в них было жарко, но... из отпоротой подкладки получалась чудная жилетка... По вагону прокатилась волна преобразований - кроме жилеток из подкладки, поотрывав рукава у нереализованных рубашек, наделали жилеток и из них ...
  
   Несколько человек, "почивавшие" после удачного обмена вещей на алкоголь, стали жертвами "дизайнерских поисков" друзей - кому-то укоротили брюки до бриджей или шорт, кому-то нарезали бахрому до колена... За компанию часть личного состава решила облегчить работу армейским парикмахерам - в вагоне началось повальное бритьё голов. Я тоже чуть было не соблазнился, но увидев очередную бритую голову со множеством царапин и порезов - бритьё в движущемся поезде не самое точное занятие - передумал, как оказалось позже - удачно...
  
   В вагонной тесноте все наши "преобразования" не сильно бросались в глаза, но, наконец-то, наступил заветный миг - мы приехали в Ташкент, где нас ждала пересадка на другой поезд...
  
   Приехали утром, когда большая часть команды ещё спала, утомлённая вечерними проделками. Нас разбудили и, не дав ни умыться, ни сходить в туалет: "На вокзале сходите!", вытолкали из вагона... Первое, что сделал сопровождавший нас лейтенант, выйдя из вагона - взялся за голову: на перроне стояла толпа мятых оборванцев с небритыми опухшими лицами. Титаническими усилиями сержантов из толпы удалось создать подобие колонны, внутрь которой затолкали особо колоритные персонажи с приказом: не высовываться! Полученный приказ дал простор новым идеям - двигаясь по платформе в направлении вокзала, команда развлекалась: завидев приближающуюся группу аборигенов, навстречу им из колонны выталкивался какой-либо "красавец", от вида которого глаза встречных узбеков приобретали привычные нам "европейские" очертания. Было смешно...
  
   Так, с шутками, мы добрались до здания Ташкентского вокзала, где нас быстро спровадили в "воинский зал": большое открытое помещение под крышей вокзала, посреди которого сиротливо стояло два десятка вокзальных кресел. Здесь нас ожидали две новости: первая - поезд "Ташкент-Душанбе", в котором нам предстояло ехать до Термеза, отправляется около 9-ти часов вечера, и ждать нам его больше двенадцати часов, и вторая - туалета в "воинском зале" не предусмотрено. Первая же группа из 5-7 человек, отправившаяся на поиски туалета, вернулась через несколько минут под конвоем милицейского патруля, с рекомендацией в дальнейшем выпускать "жаждущих" только в сопровождении сержанта...
  
   Цирк начался... "Жаждущими" были все, один сержант "брал" на себя группу не более десяти человек, "поход" длился не менее 20 минут, пока не возвращалась одна группа, другая с места не двигалась... Всё действо заняло около двух с половиной часов, после которых в зале воцарилось относительное спокойствие. Кто-то, успевший устроится в кресле, дремал, кто, плюнув на всё, расположился прямо на бетонном полу, кто, стоя у парапета, опоясывавшего зал по периметру, рассматривал привокзальную площадь. К полудню шум на площади стих, жара заметно усилилась. Люди куда-то пропали, казалось, апатия окутала всё вокруг, зацепив и нас. Запахи - чужие, возбуждающие, не могли совладать с дремотным состоянием, в которое постепенно погрузились все...
  
   Часам к четырём на площади возникло оживление, шум проник и к нам, вызывая желание двигаться. Чей-то зоркий глаз высмотрел на другой стороне площади парикмахерскую. Повод был найден! Упросив лейтенанта, в сопровождении сержанта, наша группа из 7-8 человек, более-менее прилично выглядевших, отправилась в экспедицию. Излишне говорить, что каждый из "счастливчиков" получил не один заказ на приобретение "пожрать, курить".
  
   Парикмахерская... Пробравшись сквозь толпу на площади, мимо лотков с фруктами, овощами и зеленью, мимо продавцов самсы и всякой всячины, мы добрались до цели нашего путешествия. В душном, но прохладном помещении нас встретил толстый лысый узбек, ходячая реклама своего мастерства, ознакомил с прейскурантом: стрижка (любая!) - один рубль, стрижка с мытьём головы - тоже один рубль, бритьё - один рубль, складывалось впечатление, что других слов он просто не знает... Дождавшись своей очереди, сев в кресло и предоставив мастеру простор для творчества, я вдруг понял - как немного надо человеку, чтобы почувствовать себя на грани блаженства - всего лишь после трёх с половиной суток в общем вагоне и пыльном грязном зале ожидания - ощутить лёгкость свежевымытой головы и почувствовать прикосновение чистого горячего вафельного полотенца к выбритому подбородку... Да, тогда я ещё и представить не мог, сколько будет впереди поводов для подобного блаженства...
  
   Вызвав немалый ажиотаж у торгующей братии, и скупив достаточное количество провизии, мы, нагруженные бумажными пакетами, вернулись в зал ожидания. Алчущая толпа чуть не "порвала" нас на куски прямо у входа. С трудом распределив "заказы" и умудрившись при этом сохранить своё, так же "своими" группками сели перекусить. Странное состояние - чувство единения, сохранявшееся в течение всей поездки, за время вокзального ожидания куда то улетучилось, началась какая-то возня за "лидерство", в общем, всем было явно скучно...
  
   Наконец-то объявили посадку на наш поезд, часть команды, до этого момента не успевшая попасть в туалет (по второму разу), взбунтовалась - пойдём только через туалет! - и победила! Оккупировав на 15-20 минут туалет, повеселевшие, мы бодро двинулись к ожидавшему поезду. Выйдя на платформу, почти все невольно остановились - не знаю, как у других, у меня вид вагонов вызвал только одну ассоциацию - "петлюровские!", т.е. явно времён гражданской войны, правда, отметин от пуль не наблюдалось...
  
   Перед поездом бурлила толпа в пёстрых халатах, платьях, с мешками, баулами, ящиками... Протолкавшись сквозь толпу, мы подошли к нашему общему вагону. Проводники не обрадовались, наличие такого количества пассажиров, занимающих места на самом оживлённом отрезке, от Ташкента до Термеза (т.е. по всей территории Узбекистана), явно оставляло их без планируемого заработка...
  
   В вагоне обнаружилось какое то количество пассажиров. Несмотря на требование нашего лейтенанта очистить вагон, проводники, а потом и подошедший начальник поезда, ехавший в соседнем вагоне, стояли насмерть - они с билетами, пусть едут... Вопрос - откуда билеты, если у нас 80 человек? - остался без ответа. Компромисс был достигнут: два купе возле входа осталось за аборигенами, остальные наши... Размещались на всех трёх полках - нижняя, верхняя и для вещей. Мне досталось место в середине вагона - боковая вещевая (третья) полка, нормально, без соседей, внизу укладывались и по двое. Забравшись на неё, немного поматерившись на духоту, я уснул... Проснулся среди ночи от какой то липкой духоты и шума. Свесив голову в проход, я сначала не поверил своим глазам: головы, головы, головы... В слабом свете дежурного освещения весь проход был буквально забит телами, над которыми маячили какие-то мешки, на нижних полках рядом с нашими ребятами вперемешку сидели аборигены, никто не спал. От купе проводников раздавались крики: наши сержанты "держали оборону", пытаясь не впустить в вагон новых пассажиров, лейтенант что-то бурно доказывал проводникам, те "морозились" до последнего, и отступили только после того, как взбешенный лейтенант проорал: "Ну, погодите, с...ки, доедем до погранзоны!...". Что-то в этой фразе разблокировало мыслительные процессы в головах проводников: переглянувшись, они сами вытолкали набившихся в тамбур и наконец-то закрыли дверь... Поезд тронулся, проведя короткое совещание, наши проводники рванули по соседним вагонам. Через некоторое время в вагоне восстановилось "статус кво", а я ещё долго лежал, думая, что так повлияло на проводников...
  
   Наступившее утро принесло ответ на этот вопрос. На одной из остановок в вагон вошли офицер в зелёной фуражке и несколько солдат с зелёными погонами и буквами "ПВ" на них. Перемолвившись несколькими словами с нашим лейтенантом, офицеры вдвоём ушли к начальнику поезда, солдаты остались с нами. Обменялись рукопожатиями с нашими сержантами и:
  
   "Откуда?" - "Харьков!"
  
   "Куда?" - "Термез!"...
  
   "Пацаны, вешайтесь!" - доброжелательно напутствовали они нас...
  
   "Кто это?" - поинтересовались мы у сержантов
  
   - Патруль РСП (роты сопровождения поездов), здесь уже погранзона! Они здесь главные! Им и милиция подчиняется, и обычная армия, могут запросто любого с поезда снять...
  
   Вот оно! - понял я - проводники, скорее всего, не без греха, что-то провозят, и, скорее всего, пограничники знают об этом...
  
   За окном расстилался выгоревший на солнце пустынный пейзаж, даже не верилось, что четыре дня назад мы под дождём выехали из Харькова. В вагоне становилось всё жарче. Теперь нам стало ясно, что имели в виду сержанты на подъезде к Ташкенту, говоря: это ещё не жара, жара будет впереди...
  
   Кстати, о сержантах... по мере приближения к цели нашего путешествия они прямо на глазах теряли "человеческий" облик. Мы уже знали, что лейтенант с сержантами будут с нами и на каком-то "учебном" пункте, что это такое, мы ещё не представляли, но брошенные вскользь фразы типа: "ну погоди, на учебном по-другому поговорим", "мы из вас дурь выбьем" - заставляли серьёзно задуматься о будущем...
  
   Наконец-то Термез! Высадились на платформу, начали сбываться самые мрачные прогнозы: сержанты как с цепи сорвались - не дав даже осмотреться, разве что не пинками, загнали нас в ожидавшие грузовики. Поехали! Машины тентованые, много не увидишь, да ещё сержант - "не вставать!, не смотреть!" Проехав по тихим, заросшим различными деревьями, тенистым улочкам, вдоль глиняных, окрашенных в белый цвет заборов и домов, оставлявших впечатление крымского посёлка, мы, наконец, остановились перед серыми воротами со звёздами на каждой половине. Медленно открылись створки и машины вкатились на территорию погранотряда. Первое, что бросилось в глаза - это отсутствие людей - казалось, кроме нас и группы встречающих офицеров, больше никого нет. Нас выгрузили у площадки летнего кинотеатра, приказали рассаживаться - перед нами выступит руководство отряда.
  
   Торжественных речей мы не дождались... минут десять толстый майор (потом мы узнали - заместитель начальника отряда по тылу майор Моторный) рассказывал нам, какие мы уроды, посмевшие приехать на службу в ПОГРАНВОЙСКА!!! в таком непотребном виде. Как иллюстрацию, пару человек вытащил на сцену, долго грозил сфотографировать и отправить домой фото, но, видимо, почувствовав, что этим не прошибешь, перешел к конкретике: сначала - баня и дезинфекция, если есть желающие, личные вещи, в смысле вещи, в которых приехали - можно отправить по почте домой (общее хихиканье почти заглушило его слова), если нет, то их спалят, это касается и сумок, рюкзаков. Короткий список того, что можно оставить - деньги, часы, записная книжка, бритвенные принадлежности, зубная щётка, паста, носовые платки, ручки, бумага, конверты - практически всё! После бани - получение обмундирования, переезд на учебный, размещение в казарме, обед, дальше - по расписанию...
  
   Баня... Пять суток, проведенные в поездах и на вокзале, сделали своё дело - на окружавшую обстановку уже смотрели без содрогания. Раздевшись в предбаннике и сложив личные вещи, те, которые можно оставить, в выданный вещмешок, по очереди заходим в душ. На входе - таз с какой-то вонючей жидкостью, в который надо стать обеими ногами и поднять руки - стоящий рядом боец в защитном комбинезоне и перчатках ткнёт в область паха и подмышек натуральной щёткой для побелки с не менее вонючим составом для дезинфекции. После этого - пожалуйста в душ. В душе есть всё - горячая вода, мыло, мочалки, но всё в "спартанском" исполнении - мыло - "хвойное", мочалка - при взгляде на неё откуда-то из глубин памяти выплывает забытое слово - мочало, хотя до этого никогда не видел, а тут сразу понял - оно...
  
   Глядя на скользкий бетонный пол - задаёшься вопросом - стоило ли тратить средства на дезинфекцию, когда здесь наверняка найдётся своя зараза... Помылись!!!
  
   На выходе - новый сюрприз - конкурс вопросов и ответов с призами: размер трусов - 48 - приз! - две пары, размер рубашки (костюма) - 48 - получи очередной приз - хэбэ, размер сапог - 43 - получи! и дополнительный приз - метр портянок!... Повеселились...
  
   Разобрав все полученные вещи, одеваемся. Добрым словом помянул отца, в своё время научившего наматывать портянки (на рыбалку ездить). Одевшись, выходим во двор - первое впечатление - шок! Вокруг какие-то угловатые, неуклюжие фигуры в торчащем колом, со следами складок, обмундировании и, что самое странное - ни одной знакомой личности... все на одно лицо! Все какие-то потерянные и растерянные - контраст между тем, что было и возникшей реальностью настолько велик, что требуется достаточно большое количество времени для осознания... Но у нас этого времени нет! Из бани нас погнали к ожидающим машинам, рассадили - Поехали!
  
   Машины выехали из отряда, минут через пятнадцать выехали за город, с одной стороны дороги - зелёные поля, с другой - выгоревшая под солнцем пустыня. Ещё несколько минут и машины сворачивают с трассы налево, проехав около километра - останавливаются у заграждения из колючей проволоки и вспаханной полосы земли - мы уже знаем, что это - так называемая "система" и КСП - контрольно-следовая полоса - ГРАНИЦА!!! - куда нас везут???
  
   Проехали сквозь ворота с электрическим замком. Перед тем как их открыть, сержант куда-то звонил по телефонной трубке, принесённой из машины и подключенной к какому-то гнезду на опоре ограждения из колючей проволоки...
  
   Через пару минут, проехав мимо каких-то древних развалин, выезжаем к ровным рядам кирпичных казарм, плацу, каким-то другим постройкам. "Учебный!" - ответил на наш немой вопрос младший сержант Цепа, будущий командир моего отделения Учебной Заставы Полевого Учебного Центра 81го Термезского Пограничного Отряда Краснознамённого Средне-Азиатского Пограничного Округа Пограничных Войск Комитета Государственной Безопасности Союза Советских Социалистических Республик...
  

***

2. Учебный

  

2.1. ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

  
   Первое впечатление - песок, глина и жара..., песок под ногами, из глины построено почти всё вокруг, и это всё буквально пышет ЖАРОМ...
  
   Нас разместили в казарме, стоявшей на отшибе - за столовой, автопарком и баней - на карантин. Казарма была ещё та - большущий сарай с крытой шифером крышей, глиняным полом и несколькими небольшими окошками под крышей с тыльной стороны сарая - казармы. Внутри - ровные ряды двухъярусных коек, тумбочки, табуреты. Возле входа - оружейные стеллажи, правда, пока без оружия...
  
   Нас быстро разделили по отделениям, провели короткий инструктаж с программой на сегодняшний день: размещение, обед, после обеда - приведение обмундирования в надлежащий вид - пришивание погон, петлиц, подворотничков, обустройство казармы, если останется время - можно будет написать письма... Наши сержанты - командиры отделений показали места, где в казарме будет располагаться каждое отделение, дали двадцать минут на обустройство. Началась возня за "лучшие" места, весь прикол состоял в том, что никто даже в принципе не знал, какие места являются лучшими и почему. Сержанты не вмешивались...
  
   Немного о сержантах, знакомимся поближе - теперь их стало шестеро: старшина учебной заставы - старший сержант Виталик Иванов - наш "дед", т.е. призывавшийся прошлой весной и прослуживший год, сержанты Власенко и Трихлеб, младшие сержанты Рябец, Квашук и Цепа, все - призывавшиеся прошлой осенью и после школы СС (сержантского состава, хотя иногда создавалось впечатление, что ассоциация с фашистской СС подходит им больше...) попавшие на учебный.
  
   На обед нас почему-то повели полураздетыми, в майках. Сначала это показалось слегка странным - в сознании ещё сохранялись виденные в программе "Служу Советскому Союзу" кадры солдатской столовой со скатертями, поварами в белых передниках и колпаках и солдатами в отутюженном обмундировании...
  
   Столовая выгодно отличалась от нашей казармы большим количеством окон, побеленными снаружи и внутри стенами, бетонным полом. Нас остановили перед входом - ещё один короткий инструктаж: заходить в столовую по команде, строем, каждое отделение располагается за своим столом - сержанты покажут, садится - по команде, насыпать еду - по команде, если на столе ещё ничего нет - ждать, без команды никто никуда не движется, закончив есть - ждать команду на выход, после команды - не задерживаться! Пошли!!!
  
   Заходим, на входе окунаясь в одуряющую густую влажную жару с неповторимым запахом потных тел, хлорки, ещё какого-то дезинфектанта* (* - значительно позже пришло понимание - благодаря таким "драконовским" методам удавалось избежать массовых эпидемий дизентерии, желтухи и т.п.), чего-то горелого, жирного, липкого..., тело сразу же покрылось потом... Стоит ровный гул - за соседними столами сидит сотни три человек - оказывается, кроме нас на учебном полно народу - они здесь уже полтора -два месяца...
  
   На столе - кастрюля (по местному - бачок) с первым, бачок со вторым, чайник с компотом, хлеб, десяток алюминиевых мисок, ложек, эмалированных кружек.
  
   По команде сержанта все садятся, кто-то начинает разливать суп по мискам. Я вижу меняющиеся лица ребят, передающих миски по столу...
  
   И вот она передо мной - б....ь!!! да это же натуральный клейстер, у меня таким бабушка окна на зиму заклеивала, только в этом ещё плавают какие-то комочки и кусок варёного жира. Оторвав взгляд от миски, поднимаю голову - напротив такие же недоумевающие и беспомощные глаза - неужели ЭТО можно есть???
  
   Невольно кошусь на соседний ряд, где сидят старожилы - и у них такое же? Увиденное несколько обескураживает: народ уплетает варево со страшной скоростью, умудряясь при этом комментировать наше замешательство: "Что с них взять, они ещё домашними пирожками се...т, ... ничего, через пару дней попустит..."
  
   Успокаивая себя мыслью, что никто нас травить не собирался, подстёгиваемый чувством голода - последний раз нормально ел действительно дома, шесть дней назад, набираю ложку "супа" и отправляю её в рот... Сначала я даже ничего не почувствовал -рецепторы молчали - чуть позже пришло ощущение, что держу во рту кусок горящего угля, а точнее - отхлебнул из кипящего чайника. Оказалось, что, не смотря на то, что кастрюля стоит на столе минут 15 - 20, при температуре в помещении под +500С содержимое практически не остывает и требуется определённый навык при еде...
  
   Со слезами на глазах, потея всем телом, ем..., оказалось во всём этом есть большой плюс - абсолютно не ощущаю (к счастью) вкуса. На второе - каша, то ли пшеничная, то ли ячневая, благодаря всё тому же "заблокированному" вкусу, сжевал её без проблем. На третье - компот из "сухофруктов", вываренных до почти белого цвета, повар явно исходил из пропорции - столовая ложка на ведро воды... Сделав несколько глотков, ловлю себя на новом и странном ощущении - моё тело стало напоминать мелкое сито - не успел влить в себя несколько глотков жидкости, как она тут же обильно выступает по всему телу...
  
   Наконец, звучит команда сержанта - Встать! Выходи строиться! Бегом!!!
  
   Дружно выскакиваем из-за стола и выбегаем из душной полутьмы столовой в сияющий ярким солнечным светом проём дверей - и происходит великое чудо преображения: зной, до обеда казавшийся изнуряющим, отступает, лёгкий ветерок, до обеда нёсший жар пустыни, после выхода из столовой кажется свежим, несущим прохладу. Построившись в колонну, подгоняемые сержантами, мы двинулись в сторону нашей казармы, но буквально сразу же были остановлены каким то пузатым мужиком в форме (потом мы узнали - это был начальник учебного пункта майор Бевзик), который, предварительно уточнив у сержантов - "Новенькие?" - и, получив утвердительный ответ, начал, мягко говоря, орать на наших сержантов..., из цензурных выражений запомнились: дебилы, идиоты, и - немного восточного колорита - ишаки... смысл этого крика в переводе на человеческую речь сводился примерно к следующему: младший командирский состав, т.е. сержанты, обязаны знать, что вновь прибывшему пополнению, в период адаптации к местным условиям не рекомендуется находиться под открытыми солнечными лучами в полураздетом и раздетом виде в период солнечной активности, примерно с 10-00 до 16-00 часов, и что именно младший командирский состав, т.е. сержанты несут полную ответственность за здоровье и самочувствие вверенного им личного состава...
  
   Проорав так минут пять, всё это время мы стояли под жгучим солнцем, быстро расставаясь с иллюзией прохлады, майор бросил: "Свободны!", и скрылся в дверях столовой. Сержанты, от греха подальше, тут же погнали нас бегом... к нашей казарме мы подбежали взмыленными и тяжело дышащими...
  
   Из дверей казармы вышел наш лейтенант и сразу возникло чувство лёгкого дежа-вю: лейтенант, с использованием всего арсенала великого и могучего русского языка в течение уже минут десяти рассказывал сержантам о том, что нельзя заставлять новобранцев, т.е. нас, бегать сразу после обеда по самому солнцепёку...
   Всё это время мы, с трудом переводя дыхание и, буквально плавясь от жары, стояли на вышеупомянутом солнцепёке, с вожделением глядя на спасительную тень, неширокой полосой тянувшуюся вдоль казармы, и, заодно, избавлялись от ненужных и крайне опасных заблуждений на тему: собственно о нашем, новобранцев, здоровье никто не переживает и не волнуется, ВСЕХ, от сержанта - командира отделения до майора - начальника учебного пункта, интересует только одно: в случае какого-либо ЧП (чрезвычайного происшествия) - "крайним" должен быть кто-то другой...
  
   Проведя "воспитательную" работу во вверенном подразделении, лейтенант удалился, поручив сержантскому составу нелёгкую работу по приведению личного состава в надлежащий армейский порядок.
  
   Итак, наш командир отделения младший сержант Цепа собрал вокруг себя отделение и стал объяснять тонкости и нюансы пришивания погон, петлиц, подворотничка, а также другие, не менее важные секреты подготовки и ношения обмундирования. Слушая его, я невольно поймал себя на мысли, что и в школе, и в техникуме на уроках начальной военной подготовки (да, был такой предмет в старших классах и техникуме), мы явно занимались не тем: разборка-сборка автомата, стрельба... нас этому явно собирались учить и здесь, причем более профессионально, а сейчас от нас требовались вещи более прозаические и серьезные - навыки в портновском мастерстве... Погоны и петлицы должны быть пришиты: а) точно по месту, б) ровно; в) крепко; г) аккуратно - нигде не должны выглядывать нитки! В случае несоответствия - отрывается и пришивается заново и так до необходимого результата.
   Подворотничок - та ещё зараза, пришивается ещё хитрее, при этом, не смотря на то, что во время работы с тебя ручьями льётся пот, этот ... подворотничок должен остаться чистым!
  
   Следующая новость - все вещи необходимо подписать, "шоб не вкрали" - объяснил наш бравый командир Цепа. Для этих целей откуда-то притащили миску с раствором хлорки. Макая спичку в этот раствор, на внутренней стороне пояса брюк, на внутреннем кармане куртки, внутри панамы в строго определённом месте мы написали свои фамилии "чётко и разборчиво"! в полном соответствии с требованиями Устава и нашего сержанта Цепы.
  
   Во время всего этого творческого процесса наш сержант знакомил нас с правилами армейского быта и поведения: кратко - что можно и очень длинным списком чего нельзя. Также мы узнали месторасположение стратегически важных мест: туалета и медсанчасти - как выяснилось, эти места оказались единственными, куда мы могли попасть, так сказать, в индивидуальном порядке, предварительно отпросившись у командира отделения. Стало известно, что ближайшую неделю, а может и все десять дней, мы будем на "карантине", т.е. занятия будут проводиться в щадящем режиме, с утра, до наступления дневной жары, с целью нашей акклиматизации.
  
   Когда кто-то из ребят попытался придать своей панаме такой же лихой вид, как и у сержанта, тот, заметив, проговорил: "Ты так не робы! Ще не положено, деды побачать - мало не покажэться!" и почему-то тяжело вздохнул.
   Так мы начали постигать главную армейскую истину - неписанные правила ношения форменной одежды! Оказалось, это сложная и занимательная система, в которой нет места мелочам, а точнее, любая, на первый взгляд, мелочь имеет огромное, не побоюсь сказать, сакральное значение. По внешнему виду опытный взгляд легко определит срок службы военнослужащего, т.е. его, так сказать, социальный статус и, соответственно, права и обязанности.
  

0x01 graphic

Хованов Николай (первый месяц службы)

  
   Нам, новобранцам, как выяснилось, заморачиваться по поводу внешнего вида было ещё очень рано. Основное требование - естественность, т.е. никаких следов дизайнерской работы, подгонка одежды по размеру не предусматривалась. Панама - "лопушком", строго на два пальца выше бровей, никакие вольности типа сдвигания на затылок не допускались. Ремень - основной признак молодого бойца - должен быть затянут так, чтобы между пряжкой и животом нельзя было просунуть кулак. Нарушение этого основополагающего закона каралось немедленно и с большой долей изобретательности, а в случае, если в данном преступлении новобранца уличал старослужащий из другого подразделения, то и с повышенной жесткостью...
  
   Приведя себя в надлежащий порядок и получив одобрение командира отделения, я примкнул к небольшой группе, наслаждавшейся временным ничегонеделанием в ожидании, когда остальные закончат играть в швейную мастерскую. Часть свободного времени мы потратили на ознакомление с ближними окрестностями.
  
   Оказалось, напротив нашей казармы, почему-то именуемой "собачником", (по одной из позже озвученных версий в этом здании (сарае) раньше располагались служебные собаки, по другой - была конюшня) расположена баня учебного центра с резервуаром воды!!!
  
   ...Немного слов о воде. Со слов сержантов, воду в "сыром" виде на территории учебного пить нельзя!!!! В том смысле, что вода, добываемая из скважины на территории учебного центра, из-за своего минерального и биологического состава годится только для технических нужд, и для "внутреннего" употребления её необходимо кипятить, в связи с чем, с обратной стороны столовой в больших котлах постоянно варится местный "чай" - вода с "верблюжьей колючкой", откуда в казарму её доставляют дневальные в большой тридцатилитровой кастрюле с краником...
  
   Рядом с баней - медсанчасть!!! И казарма (громко сказано) хозвзвода учебного центра. Слева от "собачника" какой то склад, а в правой части нашей "казармы" обнаружился вход в ещё одно помещение - казарму, похожую на нашу, только чуть меньше, с кроватями и пустую. По словам сержантов, она использовалась во время осеннего призыва, когда традиционно призывалось больше людей.
  
   Между баней и столовой располагался обнесённый глинобитным забором автопарк, в котором стояло несколько грузовиков ЗиЛ-130 и ГАЗ-66 для обучения водителей. По словам сержантов, там же обычно стоят и БТРы какой то "резервной" заставы, но они сейчас на "операции", где-то в Афганистане.
  
   Кстати, об Афганистане, буквально в десяти метрах за нашей казармой проходит ещё одна линия "системы": два ряда колючей проволоки, между которыми проходит КСП - контрольно-следовая полоса, за системой, метрах в двадцати - река Амударья, а на той стороне реки - на расстоянии около километра - Афганистан...
  
   Стоя под палящим солнцем перед "системой", ощущая кожей прохладу, доносящуюся от реки, слушая мощный шум её величавого течения, мы жадно вглядывались в противоположный берег, загадочный и опасный Афганистан. Там, на сколько позволяло зрение, расстилалась однообразная пустынная местность, только вдоль берега напротив нас виднелось несколько глинобитных построек, как мы узнали позже - кишлак Таш-Гузар, а на самом горизонте маячили силуэты далёких гор...
  
   Потом был ужин и мы впервые "вкусили" самое популярное, как потом оказалось, блюдо из рациона учебного центра - тушёная картошка с мясом - казалось бы, если судить по названию, должно быть вкусно и питательно, но действительность разрушила существовавшую реальность до основания. Вместо ожидаемой картошки - какая то комковатая масса, несколько позже мы узнали, что это "чудо" готовят из сушёной картошки, с кусками вареного бараньего жира, нагло изображавшими из себя съедобное мясо. Несмотря на появившееся чувство голода, заставить себя съесть эту массу оказалось очень сложно. В какой то степени положение спас хлеб с маслом и какао с молоком - горячая сладкая жидкость цвета какао и неопределенного вкуса...
  
   Ужин проходит в более спокойной обстановке, чем обед. Мы успеваем немного осмотреться и даже обменяться несколькими фразами со старожилами. Оказывается, среди них тоже есть харьковчане, возможно, найдется кто-нибудь знакомый... Правда, глядя на стриженых, загорелых, худых, высушенных на солнце ребят, ловлю себя на мысли, что шансов узнать кого-либо по внешнему виду практически нет...
  

0x01 graphic

Летний кинотеатр.... За ним - столовая

  
   Возвращаемся в казарму, старшина проводит инструктаж - через полчаса идём на просмотр кинофильма, располагаться там, где покажут сержанты, без команды с мест не вставать, не курить, ни с кем не разговаривать, ни с кем ни чем не меняться, за свои вещи каждый отвечает лично! - на наш немой вопрос - о чем речь? - объяснил: могут поменять наш новый ремень на старый, растянутый, заменить панаму, флягу... Поэтому, во время просмотра фильма никуда не отлучаться, в разговоры ни с кем не вступать, замеченные в нарушении будут строго наказаны...
  
   Озадаченные и напуганные, идем на просмотр фильма. Рассаживаясь на указанных сержантом лавках, я вдруг обратил внимание - все мы, инстинктивно, не задумываясь, старались сесть где-нибудь посредине, чтобы вокруг были СВОИ!!!
  
   Расселись, быстро темнело... Впереди, за рекой таял во тьме Афганистан... Слева от нас на фоне звездного неба выделялся силуэт какого то древнего мавзолея, вокруг звенели цикады... Мы смотрели кино о доблестных советских пограничниках, самоотверженно боровшихся с басмачами в Средней Азии 50-60 лет назад...
  
   Начали сбываться прогнозы старшины: сидящие сзади, с боков буквально атаковали нас вопросами - откуда? где учился? Оказалось, что почти все призывались из Харькова, поэтому поиск "земляков" выглядел как поиск знакомых по району, школе, техникуму или училищу...
  
   Озадачивало и поведение старожилов: многие, почти не таясь, курили, кто то перелезал через пару рядов чтобы поговорить..., а в какой то момент произошло и вовсе ужасное: когда одному из наших, встретившему "земляков", предложили пересесть поближе к ним, в ответ на его: - "Сержант запретил!", раздалось кощунственное: - "Да забей ты на него!", и ещё - "вот Резервная приедет, узнаете, кто здесь главный и что почём!"...
  
   В общем, посещение киносеанса заставило крепко задуматься о будущем...
  
   Фильм закончился - наши победили. По команде старшины мы встали, довольно долго и бестолково строились в колонну, и, в конце концов, зашагали по направлению ко второму по важности, после столовой, стратегическому объекту учебного - туалету...
  
   По вполне понятным причинам мы прибыли туда последними. Во избежание "потерь", наш старшина решил подождать, пока три учебных заставы школы сержантского состава (школы СС), прибывшие раньше нас, освободят территорию. Чтобы мы не скучали и в "назидание" он устроил нам небольшую тренировку с построением в колонну, шеренгу и т.п. Минут через пятнадцать, слегка "в мыле", мы усвоили главное - посиделки в кино - не повод расслабляться...
  
   Наконец, мы добрались до нашей казармы, где выслушали очередной инструктаж нашего старшины: "После команды "Отбой" все быстро раздеваются и укладываются спать, никаких хождений и разговоров быть не должно... Одежда должна быть аккуратно сложена на табурете (в ногах кровати со стороны прохода), сапоги - под кроватью (в ногах), портянки - расправив, намотать сверху на сапоги, чтобы до утра высохли. Утром, после команды "Подъём" все быстро встают, одеваются и строятся по отделениям у входа в казарму. Программа на утро: подъем в шесть... до завтрака - посещение туалета, зарядка, умывание, наведение порядка в казарме, подготовка к "утреннему осмотру", утренний осмотр, завтрак, после завтрака - занятия. Вопросы есть?", и, не ожидая, пока кто-нибудь откроет рот, сам и ответил: "Вопросов нет!"
  
   "ОТБОЙ!!!"
  
   "Наконец то!" - подумал я, вместе с другими направляясь в казарму...
  
   Оказалось, мы в корне неверно понимали значение слова "быстро". Но! Мы уже были способны быстро учиться - нам понадобилось всего минут десять тренировки, чтобы усвоить - после команды "Отбой" надо сломя голову лететь к своей койке, на ходу срывая с себя одежду, раздевшись, падать в кровать и не шевелиться, как в детской игре "замри". Наконец, удовлетворившись увиденным, старшина произнес: "Ну, вот, теперь - все спать!" и вышел из казармы. За ним, зачем то захватив с собой простыни, пошли и сержанты. Выходя, кто-то из них бросил фразу в сторону ближней к выходу кровати - "Ты бы одежду сложил..."
  
   Удивительно, но намек поняли все - поднявшись, мы, в полном соответствии с заветами старшины аккуратно сложили вещи, расставили сапоги и, с чувством выполненного долга легли спать.
  
   Казалось невероятным, что этот длинный день, начавшийся ещё в поезде и вместивший столько событий и метаморфоз, наконец, закончился. Возбуждение дня потихоньку отступало, вместо него навалилась жуткая усталость, организм требовал сна, но...
  
   Нагревшаяся за день шиферная крыша сарая - казармы излучала жар, несмотря на открытые двери в казарме было жарко и душно, тело под легкой простынею обливалось потом, а вокруг головы, с противным писком вились стаи комаров...
  
   Со всех сторон слышались шлепки и невнятное бормотание - большинство, матерясь, сражалось с комарами.
  
   В конце концов, измотанный жарой и комарами, я провалился в жаркую, душную, влажную и липкую от пота бездну - сон без сновидений и, наверное, без движений...

***

2.2. КАРАНТИН

0x01 graphic

Знакомство

  
  
   "ПОДЪЁМ!!! Выходи строиться!!! БЕГОМ!!! Форма одежды - голый торс! ПОДЪЁМ!!! БЕГОМ!!!"
  
   "Как подъём? Почему? Ведь только легли, только уснул!" - с трудом выныривая из глубокого сна, успел подумать я, открывая глаза - уже было светло, с коек, с видом тяжелобольных или с хорошего перепоя, поднимались мои товарищи, ошалевшие, не понимающие чего от них хотят эти орущие придурки...
  
   "Какой торс? Какая форма одежды?" - мыслительные процессы явно тормозили, не желая возвращаться в эту реальность, но коварное зрение уже подсказывало очевидный ответ - возле выхода стоял голый по пояс старшина и басом покрикивал: "Бегом! Выходи строиться! Последнему - наряд вне очереди!".
  
   Последняя фраза значительно ускорила мировосприятие. Понятие "наряд вне очереди", конечно, было знакомо каждому по фильмам и рассказам отслуживших друзей, но узнать, какую именно форму это наказание имеет здесь, желания не было.
  
   Быстро натянув штаны и обув сапоги, выскакиваю на улицу и занимаю своё место недалеко от нашего сержанта Цепы. Из казармы продолжают выскакивать сонные товарищи. Несколько индивидуумов, явно пребывающих в состоянии сна, вылетели на улицу, натягивая на себя хэбэ.
  
   "Вот и первые претенденты на наряд" - вяло подумал я, глядя, как отчаянно они пытаются прорваться обратно в казарму сквозь подстегиваемый выкриками сержантов поток тел.
  
   А как замечательно было на свежем воздухе - он, после духоты казармы, действительно был свежим и прохладным! Над столовой - розовое зарево восхода, на небе - ни облачка, легкий ветерок приятно холодит стриженную голову...
  
   "РАВНЯЙСЬ! СМИРНО! БЕГОМ МАРШ!" и весь строй, вслед за старшиной, бросается в неизведанное... Но, ненадолго. Первая остановка в уже известном месте - туалет. Как и вчера вечером, мы - последние, но сегодня ждать не приходится - сопровождаемые равномерным топотом сапог, учебные заставы школы СС пробегают мимо нас. В глаза снова бросаются загорелые, высушенные солнцем фигуры пробегающих мимо ребят. На их фоне мы выглядим какими то рыхлыми, бледными и неповоротливыми. Интуиция подсказывает, отличаться от них мы будем совсем недолго...
  
   Туалет... На этом стоит остановиться: представьте себе навес, по периметру огороженный бетонной стеной, вход - с торца. Вдоль обеих длинных стен проходит лоток - писсуар. По середине - кабинки, с обычной круглой дырой в, к счастью, бетонном перекрытии, правда, без дверей, но хоть перегородки есть. Одновременно "облегчить" душу могут человек пятьдесят. При этом, как оказалось, продолжительность "процедуры" полностью зависит от "состояния души" сержантов...
  
   Команда "Выходи строиться!" застигает врасплох. Подстёгиваемый уже знакомой фразой "Последнему - наряд вне очереди!", на ходу застегивая ремень, выскакиваю из туалета. В строю, к счастью, меньше половины.
  
   Кстати, о строе - оказывается, найти своё место в строю довольно легко - надо всего лишь запомнить на каком расстоянии от сержанта - командира отделения ты стоишь, и кто стоит справа и слева от тебя - и всё! Строй - не очередь, местами не меняются...
  
   Собрались все, старшина скомандовал "Бегом, марш!" и мы побежали. Маршрут наш пролегал мимо казарм школы СС, за ними находились ещё какие то дома, мимо них, вдоль какого-то глиняного вала, присмотревшись повнимательнее, понимаю - это какая то древняя стена...
  
   Бежим... впереди показалась линия столбов с колючей проволокой - система, где-то рядом, правее, ворота, через которые мы заезжали на территорию учебного, но мы поворачиваем налево...
  
   Бежим не спеша, воздух прохладный, показавшееся из-за горизонта солнце совсем не печёт, все бы - ничего, если бы не одно но...
  
   Объективно говоря, этих "но" не одно, а два - сапоги!
  
   Обуты мы в не в обычные кирзовые армейские сапоги, а в яловые, т.е. - кожаные сапоги, от обычных "кирзачей" они отличаются - мягкие, с более короткими голенищами, но, учитывая, что мы носим их меньше суток - ощущение, будто нога в колодке. В голове - одна мысль: "Только не растереть ногу!!!"
  
   А мы все бежим... Кто то уже пыхтит, как паровоз, поднимающийся в гору, кто то начал прихрамывать, вспотели все... А эти кони неезженые - старшина с сержантами, хоть бы что: бегут, переговариваются, нас подгоняют...
  
   Повернули ещё раз, бежим как бы назад, но другой дорогой. Издали, глядя на находящуюся слева глиняную стену, понимаю, что это, скорее всего, остатки какой то крепостной стены, похоже тут какое то поселение было, с правой стороны, насколько хватает глаз - равнина, утыканная какими то невысокими кустами, зато впереди - "радующая" глаз картина - знакомая по передаче "Служу Советскому Союзу" и урокам НВП "полоса препятствий" - комплекс различных сооружений, призванных максимально затруднить передвижение "испытуемых" - "Неужели нам туда?!"
  
   Но обошлось... По мере приближения к "полосе", наша колонна стала забирать левее, ближе к казармам. Не добежав до нашей казармы метров триста, мы остановились на пустыре.
  
   Минут сорок занимаемся "зарядкой", в щадящем режиме. Судя по всему, нас жалеют..., пока. С чем это связано -- не ясно...
  
   Возвращаемся к казарме... Полчаса на застилание кроватей, умывание, бритье и подготовку к утреннему осмотру...
  
   Умывальник с десятком кранов и бочку с водой для технических нужд окружила толпа, ощущение -- очередь за кипятком на вокзале во время войны..., все пытаются пролезть вперед, толкотня, давка...
  
   Решаю сначала застелить постель... Казалось бы, простая задача, но нет! Рядом "образец" - кровать Цепы..., все вроде бы так, но чем то неуловимо отличается... Не заморачиваясь, выхожу мыться-бриться... Народу поменьшало, времени, правда, тоже... но толкаться уже не приходиться. Несколько минут и, свежепобритый и благоухающий одеколоном, на ходу одевая куртку (хэбэ), выхожу из казармы. В ожидании команды на построение перед входом -- около десяти человек, еще примерно столько же -- за углом, перекуривают... "Вот что значит рационально распределить время" - похвалил я сам себя - "Для начала совсем неплохо, "наряд вне очереди" за опоздание явно не грозит"...
  
   Несколько минут отдыха и построение...
  
   Выходит старшина..., один короткий взгляд и "Равняйсь! Смирно! Пять минут на чистку сапог! Время пошло! Разойдись!"
  
   Вырывая друг у друга щетки (их четыре, а нас почти восемьдесят) лихорадочно "наводим блеск" на сапоги... и почему об этом ничего не сказали раньше?
  
   Успеваю впрыгнуть в строй до команды "Равняйсь!", опоздавших старшина отмечает в каком то списке...
  
   Утренний осмотр... можно сказать, ознакомление с процедурой: подворотнички чистые, одежда тоже..., несколько человек умудрились получить замечание за "небрежное бритьё", это при том, что у многих и брить то ещё нечего..., новое открытие: наличие воды во фляге -- обязательно, причем желательно, чтобы фляга была полной...
  
   Оказалось, сержантов интересует буквально всё: чистота рук, наличие ногтей (на руках и ногах), наличие иголки с ниткой (две штуки: одна с белой, другая с зеленой ниткой, приколотые с правой стороны внутри панамы), носовой платок (наличие и чистота), вода во фляге, правильность намотки портянок и их чистота, даже крепость ниток на пуговицах... не заглядывали только в рот и ..., но об этом не будем, скоро завтрак...
  
   По дороге в столовую выясняется ещё одна милая подробность: бег - это, похоже, основной способ перемещения на учебном...
  
   Завтрак проходит в значительно более спокойной обстановке... во-первых, ещё не жарко... во-вторых, появилось понимание: в армейской пище главное не форма... а содержание... в третьих, организм уже готов поглощать калории в любом более-менее приемлемом виде...
  
   После завтрака около часа мы тренируемся в очень важном деле: застилании кровати... дело в том, что с кроватью дело обстоит немного не так, как с едой... а вернее, абсолютно наоборот: форма важнее содержания...
  
   Поэтому: одеяло (да! Одеяло! Несмотря на пятидесятиградусную жару, одеяло - обязательный атрибут... и, хотя ночью оно не используется, это не важно... его основная задача - создавать ощущение порядка днем... мятая простынь такого эффекта не дает!)... да... одеяло должно быть натянуто и заправлено под матрас так, чтобы не было даже намека на провисание или складки... после чего двумя досточками вдоль боковых сторон "набиваются" уголки... для придания постели вида идеального прямоугольника... после чего в головах кровати устанавливается подушка... именно "устанавливается"... можно даже сказать "водружается"... подушка должна иметь строго определенную форму... и! все подушки в ряду должны находиться на одной прямой... при этом, вся остальная конструкция должна остаться неповрежденной...
  
   ...очень интересное и увлекательное занятие... особенно учитывая, что в одном проходе длиной два и шириной около метра толкутся четыре человека... "жильцы" двух двухярусных кроватей...
  
   Главной особенностью "технологии" является то, что каждый этап (выровнять матрас, застелить простынь, сложить и уложить вторую простынь, застелить одеяло, уложить и выровнять подушку) должен быть выполнен идеально... малейшая небрежность на первых этапах приводит к катастрофическим результатам по завершении (там бугорок, здесь неровность... и т.п.) и, как следствие, необходимость все переделывать сначала...
  
   Наконец, появился лейтенант, начальник нашей учебной заставы...
  
   Оказывается, утренней зарядки было не достаточно... пока не жарко! у нас образовались занятия по физподготовке... хотя... занятиями происходящее назвать трудно... скорее, проверка "общего" физического состояния...
   Турник... брусья... отжимания... приседания... пресс... пробежка... все это - после легкой, с полчаса, разминки...
  
   Через полтора часа мокрые от пота возвращаемся в казарму... После команды "Разойдись!" у бачка с водой давка... вода во флягах выпита давно... тридцать литров "уходят" мгновенно... дневальные с баком уходят к столовой... там, в больших котлах, постоянно варится местный "чай" с верблюжьей колючкой... дневальные приносят бак... кажется, кипение все ещё продолжается... но нас это не останавливает... обжигаясь, глотаем кипяток... пот обильно выступает по всему телу... пить хочется снова...
  
   Дневальные сбились с ног... раз за разом они приносят полный бак, который за несколько минут пустеет... Старшина уже назначил дополнительных дневальных, из числа "занесенных в список", - носить воду... кроме этого, нам пытаются объяснить - пить много воды - только хуже... умом я это понимаю, да и мой предыдущий опыт занятий спортом также говорит: - надо перетерпеть... станет легче... но! стадный инстинкт... или точнее, подстегиваемый общим ажиотажем, пью... потею... и снова пью...
  
   Обед... Насчет готовности организма поглощать калории в любом виде я явно погорячился... точнее, понятие более-менее приемлемого вида ещё, похоже, не сформировалось... Ем... подстегнув себя короткой фразой... "Надо!!!"... Во время еды приходит компромисс... варево, не смотря на жуткий вид, вполне съедобно...
  
   После обеда - отдых... свободное время...можно написать письмо домой... адрес уже известен... известен и срок нашего пребывания на учебном... от двух до трех месяцев...
  
   Потом, после сдачи нормативов/экзаменов нас распределят по заставам, где мы и будем проходить службу...
  
   Но это - через два-три месяца... а пока... сидя под казармой, в узкой полоске тени, защищающей от прямых солнечных лучей, но абсолютно не спасающей от нестерпимого зноя, я, обливаясь потом, пишу первое письмо домой... бодрое и веселое... правда, мокрая рука все время прилипает к бумаге, но мы, слава Богу, пишем не чернилами, а шариковой ручкой... разводов не остается...
  
   Опять появился наш лейтенант... он проводит ознакомительную беседу... отдельно с каждым... по несколько минут... общие сведения... что закончил... чем занимался... увлечения... семья...
  
   Остальные, в ожидании своей очереди, или после собеседования, найдя какую-нибудь тень, отдыхают... если это можно назвать отдыхом...
  
   Жарко... Знойное дрожащее марево окружает нас со всех сторон... Раскаленное солнце выжигает все живое... легкий ветерок... или, скорее, легкое движение раскаленного воздуха, буквально на глазах, вытягивает влагу из тела... Жарко... До безумия... Хочется куда то спрятаться... хоть несколько минут побыть в прохладном месте... но негде... Тень - обманчива... Стены, земля... все пропитано и пышет жаром...
  
   А за углом... за двумя рядами колючей проволоки... в каких то тридцати - сорока метрах... Река... огромная... мощная... живая... Она дышит... порывы ветра доносят до нас свежесть её дыхания... Она что то тихо бормочет... ветер услужливо доносит до нас плеск волн и шорох течения... Она сверкает и переливается на солнце... абсолютно не обращая внимания на его нестерпимый жар... Точно так же она не обращает внимания на нас... жаждущих окунуться в её воды... Зрелище, способное довести до сумасшествия... поэтому... пишем письма... родным... друзьям... подругам...
  
   По словам сержантов, часть казармы пустует не просто так... со дня на день должны привезти ещё одну группу... после этого нами займутся всерьез...
  
   Мы уже знаем, занятия на учебном будут проводиться по нескольким дисциплинам:
  
   практическим:
   Физическая подготовка...
   Строевая подготовка...
   Огневая подготовка...
   Тактика...(общевойсковая)
  
   и теоретическим:
   Служба и тактика Пограничных Войск...
   Устав Вооруженных Сил СССР...
   И!!!! Политзанятия!!!
  
   Три "теоретических" и четыре "практических" курса...
  
   По окончании учебы - сдача нормативов и экзаменов... Сдавшие все на "отлично" могут сами выбирать себе место службы... в любом подразделении отряда... знать бы ещё, чем они отличаются...
  
   За день выпил двенадцать! кружек воды... кипятка с верблюжьей колючкой... и это не считая выпитого в столовой и фляги с водой... но... это далеко не "рекорд"... один деятель выпил тридцать две...
  
   После ужина...
   "Веселенькое" открытие... оказывается, наша казарма кишит фалангами... здоровенными рыжеволосыми пауками... некоторые - размером с чайное блюдце... С наступлением сумерек они выползают из укромных мест где то под крышей... резво снуют по стенам... бегают по полу... прыгают!!! Сержанты давят их сапогами... больших... или пытаются поймать кружкой... поменьше... для сувениров... Чуть позже я такие видел... паук заливается эпоксидной смолой... потом полируется... получается такой себе "искусственный янтарь"... так же поступают и со скорпионами... тут их, оказывается, тоже полно... Но это - потом... а сейчас... огромные рыжие пауки...
  
   Сержанты объясняют... лучше их не трогать... укус фаланги очень болезненный... в некоторых случаях - со смертельным исходом... но и это не все... простое прикосновение фаланги к обнаженному телу вызывает химический ожог в месте контакта... пробежка фаланги по участку тела длиной более десяти - пятнадцати сантиметров гарантирует попадание в санчасть с высокой, под 400 температурой и очень болезненным, долго не заживающим ожогом ...
  
   В свете новой информации совсем по другому выглядят стоящие в сорока - пятидесяти сантиметрах от стен кровати...
  
   Что интересно... вчера... в первый вечер, никто пауков не видел... или, скорее, просто не обратил внимания... было не до того... ну... оно и к лучшему...
  
   Кино... прогулка к туалету... небольшая тренировка перед сном... "Подъем! - Отбой"... и, наконец, можно спать... Сержанты, опять прихватив простыни, выходят из казармы...А у нас - те же, вчерашние, проблемы: душно... жарко... и стаи комаров...

Будни

  
  
   Новый день не принес ничего нового...
  
   Утро... Подъем... Зарядка... Приведение себя в порядок... Утренний осмотр... Завтрак... Тренировка по застиланию кроватей... и ещё... важное политическое мероприятие... мы учим песни... строевые пограничные...
  
   И снова ПЕКЛО... кажется, ещё жарче, чем вчера... все сидят или бродят, как сонные мухи... клонит в сон... Жарко... хочется пить... пить.. и снова пить... У бачка с кипятком - все тот же ажиотаж и толкотня...
  
   День проходит в абсолютном мороке... Тело плавится от жары... Становится понятным, почему нас не привлекают к занятиям... Бесполезно... Пока не пройдет акклиматизация и мы не привыкнем... Интересно... это когда-нибудь произойдет? По сегодняшним ощущениям, два-три месяца, отведенные на учебу, явно не достаточный срок... за это время хотя бы просто привыкнуть к этому аду...
  
   Новый день... Все то же... Жара выматывает...
   Дом... Учеба... Жизнь... кажется, это было давно... очень давно... не в этой жизни... В этой - раскаленное, палящее солнце... знойное марево... всепроникающая жара... пот... и Жажда...
   Сонные мухи, по сравнению с нами, - образец активности и бодрости... Состояние "тело плавится" мы уже успешно миновали... погружаемся в новое... "плавятся мозги"...
  
   Сплошная тупость... хочется спать... не смотря на усилия сержантов, выбраться из состояния полудремы практически невозможно... похоже - защитная реакция организма...
  
   В этой ситуации единственное, что хоть как то выручает - юмор... вовремя сказанная шутка... или просто треп ни о чем...
  
   Находится несколько человек, способных в практически любой ситуации видеть смешное... Один из них - Васька Стребков... балагур и весельчак... шутки, добрые и необидные, рождаются у него постоянно... Объектами Васькиных шуток становится все...еда... жара... и все мы... Он на ходу придумывает какую-нибудь смешную историю то о себе... то о любом из присутствующих... некоторые его шуточные фразы становятся, своего рода, катализаторами хорошего настроения...
  
   Мы сидим, забившись в тень казармы... не хочется ни двигаться... ни думать...
  
   Подходит Васька... хлопает по плечу одного из сидящих и громко проговаривает:
  
   - Эх, Виталик... Жалко, гармошки нет... ты бы нам сейчас "Пусть бегут неуклюже..." забацал...
  
   Сначала я не понимаю, к чему это он... потом осеняет: Виталик - вылитый крокодил Гена из мультфильма про Чебурашку... грустный и печальный... образ мгновенно вызывает улыбки у всех присутствующих... Васька "дополняет" картину несколькими красочными эпизодами... вызывающими уже не смех, а гомерический хохот... Шутка "расползается" по всей заставе... через короткое время фраза: "И тут Виталик на гармошке - та-ра-ра-та-ра-ра-ра..." стала универсальным средством для подъёма настроения ...
  
   Наступившая ночь оказалась очень результативной... я сделал два открытия...
  
   Первое... узнал куда и зачем перед сном уходят сержанты с простынями... оказывается - мочить простыни... ложишься... укрываешься влажной, прохладной простынею... мгновение... и тебя уже нет... к утру простынь сухая...
  
   И второе... проснувшись среди ночи "по малой нужде", я, вернувшись в казарму, повинуясь непонятно откуда взявшемуся порыву, наполнил флягу водой с колючкой... утром у меня оказалась целая фляга с прохладной! водой...
  
   Обладание столь ценным сокровищем сделало меня скупым и расчетливым... Я не пью залпом по полфляги... я делаю глоток... максимум - два...
  
   И происходит Чудо... Жажда отступает... пить, конечно хочется... но! терпимо... Даже жара, кажется, поуменьшилась... но, к сожалению, это не так... Похоже, я начал привыкать...

Пополнение

("удмурты")

  
  
   У нас пополнение... Ближе к обеду привозят группу... человек пятьдесят... из Ижевска и окрестностей...
  
   Глядя на них, невольно понимаю, насколько потеряно и беспомощно мы выглядели четыре дня назад...
  
   Четыре дня? Кажется, прошла целая вечность...
  
   Новенькие столпились возле бачка с водой... и, вырывая друг у друга кружку, пьют... пьют... пьют... Толкотня у бака чуть не перерастает в драку... Сержанты быстро все пресекают... Несколько человек заработали первые наряды вне очереди... способные... в первый же день в армии...
  
   О нарядах...
  
   Наряд по казарме... Каждый день в наряд по казарме заступает четыре рядовых... дневальными... и кто то из сержантов... дежурным по заставе... В обязанности дневальных входит: круглосуточное дежурство у входа в казарму... (дневальный на "тумбочке"), уборка помещения... функции посыльного... и т.п. Со временем мы поняли: наряд по казарме - неплохой способ немного отдохнуть от занятий... особенно от тактики... поэтому, в дни тактических занятий желающих попасть в наряд по казарме больше, чем достаточно...
  
   Наряд в столовую... Пока мы на карантине, в наряд в столовую нас не ставят... но, забегая вперед, скажу... Каждый день в столовую отправляются по пять-шесть человек с каждого учебного подразделения учебного и школы сержантского состава... Дежурный по столовой распределяет дневальных по группам... В столовой существует своя градация "престижности" работ... верх "пирамиды" - хлеборезка... попасть в наряд в хлеборезку - почти как попасть в рай при жизни... В обязанности рабочих-хлеборезов входит: нарезка и выдача хлеба для завтрака, обеда и ужина... подготовка и выдача порций сливочного масла (на ужин), печенья, отварных куриных яиц (по выходным), сахара... Не работа, а праздник души... особенно в те дни, когда отсутствует Резервная застава (о ней - позже)...
  
   Все... на этом "престижные" виды работ в столовой заканчиваются... Остальное - можно рассматривать как наказание, которое отличается только степенью...
  
   Итак: самое легкое:
  
   рабочий на кухне... в меру грязная, но временами питательная, работа: мойка котлов, сковород и т.п., чистка овощей, порезка мяса, открывание банок со сгущенкой, томатной пастой и т.п. помощь повару... Основные проблемы: грязно... (жир, вода), и можно "огрести" от повара... если у него плохое настроение... (повар - дембель!!! ему все можно)...
  
   кочегар... обязанность: поддерживать огонь... для нагрева воды и приготовления пищи... замечательная работа... весь день на свежем воздухе... никто не стоит над душой...грязно и жарко...
  
   рабочий зала... обязанности: накрыть столы, убрать со столов, помыть столы, полы... после каждого приема пищи... В присутствии Резервной заставы работа превращается в занимательный квест с непредсказуемыми результатами вплоть до мордобоя... Грязно и много беготни...
  
   Мойщик посуды... ад в аду...
  
   Наряд вне очереди - это всегда столовая... и почти всегда - посудомойка...
  
   Но я отвлекся...
  
   Новеньких распределяют по отделениям... Знакомимся... Сплошной "интернационал"... татары... чуваши... удмурты... несколько русских...
  
   Все - как и мы, после окончания техникумов...
  
   Но!!! есть одно отличие... ощущение - они все - "на взводе"... какая то повышенная агрессивность...
  
   Проходит несколько часов... "удмурты", как их в сердцах назвал кто то из наших, продолжают огрызаться по любому поводу... Спустя ещё какое то время до нас доходит... они не агрессивные... им просто страшно...
  
   Нам было легче... отсутствовало "внешнее" давление...
  
   Оказывается, несколько суток, которые мы пробыли на учебном, уже сделали свое дело... уже начал складываться коллектив... другой... не "гражданский"... армейский...
  
  
   Карантин продолжается...
  
   Но это не пустое времяпровождение... Мы медленно, но верно "врастаем" в армейскую жизнь... Утренняя пробежка становится все длиннее, а зарядка - все продолжительнее... Каждый день приносит новые маленькие открытия или приоткрывает завесу тайны над очередным армейским правилом...
  
   Взять, к примеру, совсем обычную вещь: построение в шеренгу... казалось бы, что может быть проще... занять свое место в строю... и все...
  
   Оказывается не все так просто... шеренга должна быть ровной... как этого достичь? Тоже вроде бы просто... носки сапог должны быть на одной линии... хорошее правило... когда эта линия есть... а когда её нет? Выяснилось, у каждого - свое представление о геометрии и о возможностях прямых линий... а все должно соответствовать требованиям Устава и представлениям о геометрии сержанта - командира отделения...
  
   Сложная задача... но! для решения подобных задач существует армейская геометрия... главное правило: при повороте головы на 900, стоящий в строю должен видеть грудь четвертого (от себя) человека... не наклоняя головы и не подаваясь вперед... подобная методика позволяет выровнять шеренгу практически любой длины без каких-либо дополнительных средств...
  
   Доведением этого нехитрого действия до автоматизма мы и занимаемся во время карантинного "безделья"... С каждым днем требования сержантов становятся все жестче, а времени на выполнение команд - все меньше...
  
   Сегодняшние занятия - не исключение...
  
   Мы раз за разом строимся... равняемся... расходимся... снова строимся... Старшину что то не устраивает...
  
   - Равняйсь! Смирно! - старшина медленно идет вдоль строя, корректируя линию... доходит до конца... разворачивается... любуется результатом... недовольно хмурится... подходит... - Боец!
  
   - Рядовой Алехин!
  
   - Куда ты свои ноги высунул? Подравняйся!
  
   Алехин послушно выравнивает носки сапог по "линии"...
  
   Старшина возвращается в начало строя... окидывает взглядом строй... недовольно хмурится... в одном месте - провал... подходит...
  
   - Боец!
  
   - Рядовой Алехин!
  
   - Куда ты спрятался? Стань, чтобы видеть грудь четвертого человека... и чтобы тебя видели...
  
   - Есть!
  
   Старшина медленно доходит до конца шеренги...разворачивается... хмурится... быстрым шагом подходит к нарушителю...
  
   - Рядовой Алехин!
  
   - Я!
  
   - Ты русский язык понимаешь? Почему опять ноги вылезли? Ты что, одновременно два дела делать не можешь? Ноги выровнять и грудь четвертого человека увидеть? Выполнять!
  
   Несколько минут Алехин честно пытается выполнить поставленную старшиной задачу... почему то у него ничего не получается...
  
   Потерявший терпение старшина сам начинает руководить процессом... У него тоже ничего не получается... Пробуют остальные сержанты... по очереди... потом все вместе... результат тот же...
  
   Все в тупике... Через время старшину осеняет...
  
   - Алехин! У тебя какой размер сапог?
  
   - Сорок шестой...
   ...........
  
   Все становится на свои места... при росте метр семьдесят пять - обувь сорок шестого размера... у большинства - сорок второй или сорок третий... разница в пару сантиметров... достаточно, чтобы "сломать" любой строй...
  
   Старшина ненадолго задумывается...
   - Алехин!
  
   - Я!
  
   - Становись первым... Теперь это твое постоянное место...Всем остальным - равняться по второму...
  

Пряники

  
  
   Наконец то разрешился самый простой и, одновременно, самый важный вопрос: - "Зачем на учебном нужны деньги?"...
  
   После обеда... выходим со столовой... Со стороны сержантов - какое то оживление...
  
   - Автолавка приехала...
  
   Нам эти слова ничего не говорят... пока...
  
   Недалеко от площадки летнего кинотеатра стоит грузовик с будкой... возле него - небольшая толпа...
  
   Сержанты сбрасываются деньгами... Двое устремляются к машине... остальные - бегут с нами... к казарме...
  
   Минут через десять "гонцы" возвращаются... в руках - пакеты... с печеньем... и пряниками... обычными круглыми пряниками в сахарной глазури... дома, до армии, я всегда недоумевал - кто их ест?, а здесь... от вида и запаха этих пряников рот наполнился слюной...
  
   По словам сержантов, в автолавке можно купить не только печенье и пряники... есть сок, сигареты, одеколон... какие то консервы...
  
   Всеобщий ажиотаж всколыхнул заставу... Толпа желающих бросилась отпрашиваться... Но... попутно выяснилось одно важное обстоятельство... Денег нет... почти... так, мелочь по карманам... редко кто может похвастаться наличием рубля-трёх...
  
   Выход находится быстро... "малоимущие" собираются в группки... по интересам... кому - сладкое, а кому - сигареты... сбрасываемся...
  
   Пойти могут только по два-три человека... с каждого отделения... "Делегаты" находятся быстро... снабдив их деньгами и пожеланиями, ждем...
  
   "Гонцы", нагруженные пакетами, возвращаются...
  
   И начинается самое интересное...
  
   Кроме "имущих", т.е. тех, кто мог себе позволить купить килограмм пряников, а то и два!, да ещё и (или) пачку сигарет (их было немного), "малоимущих", тех, кто в складчину наскреб мелочи на пряники или сигареты, таких оказалось значительно больше, среди нас оказалось довольно много совсем "неимущих"... кто то, искренне полагая, что в армии деньги не пригодятся, просто потратил их в дороге, кто то просто не рассчитал, не суть важно... важно - денег у них не было... и вкусить, так сказать, "плод наслаждения" в виде пряника у них не было никаких шансов...
  
   Позже, когда наладилась связь с "Большой землей" и из дому стали приходить письма (и посылки) ажиотажный спрос на пряники немного спал... немного... А в этот, первый!!!, раз...
  
   Не знаю даже с чем сравнить, не впадая в богохульство...
  
   Похоже, на уровне подсознания пряник явно служил доказательством существования какой то другой, уже вытесненной из сознания жизни... поэтому каждому хотелось, хотя бы на мгновения, прикоснуться к этому чуду... не побоюсь даже сказать - причаститься!
  
   Но... как я уже отметил раньше, не у всех была эта возможность...
  
   ... Как странно все-таки устроен мир...
  
   "Состоятельные кроты", в подавляющем большинстве, жрали свои пряники в одиночку... или если быть точнее, в группе таких же "состоятельных кротов"... каждый - из своего пакета...остатки заботливо были спрятаны... не в тумбочку... в вещмешок!!!
  
   "Малоимущие", справедливо полагая, что если есть еда для пяти - шести человек, значит - вполне возможно накормить ещё двух-трех, подтягивали в свои группки "неимущих"... руководствуясь вполне разумным принципом - бывает всякое... сегодня я, завтра - меня...
  
   В общем, "причастились" все... но осадок остался...
  
   Забегая вперед, скажу: армейский коллектив - довольно мощная воспитательная штука, легко прощающая искренние заблуждения или неумение, но! мягко говоря, активно выступающая против любых проявлений индивидуализма в коллективе... и, ещё более активно - против любых попыток дистанцироваться от коллектива...
  
   ... Старшина, отобрав несколько человек, куда то уходит...
  
   Через время они возвращаются... каждый тащит с собой мешок... объёмный, но, похоже, не тяжелый... несколько человек парами тащат ящики...
  
   В мешках - подсумки... для магазинов и для гранат... чехол для лопаты... старые и потрепанные... видно - не одно поколение пользовалось ими до нас...
  
   В ящиках - противогазы...
  
   Вместе с амуницией нам раздают маленькие деревянные бирочки... их надо пришить... крепко... и в строго определенных местах... на подсумки, чехол лопаты, сумку противогаза и чехол фляги... на каждой бирке должна быть четко и разборчиво написана фамилия владельца...
  
   После пришивания бирок всю амуницию складываем в специальные стеллажи... "пирамиды"... бирками вперед... чтобы было видно, где чьё... здесь же будут храниться и наши автоматы...
  
   Похоже, нашему "карантинному сидению" подходит конец...
  

2.3. УЧЕБНАЯ ЗАСТАВА

Оружие

  
  
   Предчувствия нас не обманули...
  
   Утро следующего дня... после завтрака...
  
   Старшина, в сопровождении одного из отделений, куда то уходит...
  
   Возвращаются почти через час... с какими то ящиками...
  
   "Автоматы... Автоматы... будут выдавать оружие..."
  
   Построение... старшина объясняет порядок действий:
  
   - По очереди (по списку) все подходят к столу...- взмахом руки старшина показывает на стол, одиноко стоящий возле штабеля ящиков, - берете автомат... громко и отчетливо называете номер автомата... он указан вот здесь - старшина тычет пальцем куда то в середину автомата... - расписываетесь, берете автомат "на ремень" - старшина демонстрирует "процесс" - и становитесь в строй... Номер автомата вы должны запомнить как свое имя... и даже лучше! По окончании, после команды "Разойдись", ставите оружие в "пирамиду" (стеллаж для оружия) возле "своего" подсумка для магазинов... и возвращаетесь в строй... Вопросы есть? - и, как обычно, тут же констатировал - вопросов нет... Равняйсь! Смирно! - старшина пошел в казарму...
  
   Через минуту из казармы появился наш лейтенант... и уселся за столом... как мы потом решили, его задачей было "освящать" вручение автоматов... с остальным справлялся старшина с сержантами...
  
   Старшина называл фамилию... названый выходил из строя... кто то из сержантов доставал очередной автомат... диктовал его номер второму сержанту, сидящему за тем же столом с большой "амбарной" книгой... вручал... при вручении обязательно тыкал пальцем в номер... получивший громко называл номер автомата... сержант, записывающий в книгу, кивал головой... старшина приказывал: - Расписывайся!
  
   Автомат мешал всем... у кого то падал с плеча, кто то пытался зажать его между ног... наконец, старшина не выдержал... - поставь у стола и придерживай левой рукой... Расписывайся! Стать в строй!...
  
   Нам вручали автоматы АК-74, калибр 5,45 мм... считалось, что этими автоматами только недавно начали перевооружать нашу армию... глядя на "наши" автоматы, в это было сложно поверить... вытертые до металлического блеска затвор, крышка, другие части автомата говорили о длительном постоянном использовании...
  
   "Мой" автомат... Он был красив... какой то особой, "хищной" красотой... длинный, поджарый... чем то похожий на ласку или, скорее, куницу... только прикрепленный к стволу ярко-рыжий штык-нож казался на нем лишним и неуклюжим...
  
   Прикосновение теплого деревянного цевья к ладони... будем знакомы...
  
   Дружеский шлепок по спине (когда я брал его "на ремень") - надеюсь, мы подружимся...
  
   Я тоже на это надеюсь...
  
   Автоматы розданы... осталось ещё три ящика... интересно, что в них?
  
   - Равняйсь! Смирно! Вольно! Оружие в стеллажи... Через пять минут построение... Разойдись!
  
   Возле стеллажей - толкотня... подождав пару минут, спокойно ставлю автомат на "свое" место... на прощание провожу рукой по крышке... извини... порядок есть порядок...
  
   Снова в строю...
   Старшина:
  
   - После обеда - чистка оружия... будем учиться... Сейчас, - он открыл один из оставшихся ящиков - построившись в шеренгу, получаете лопаты... МСЛ (малая саперная лопата) - это не просто инструмент... иногда, это единственный способ сохранить жизнь... поэтому ваша лопата всегда должна быть готова к использованию... чистая и острая... этим мы тоже займемся после обеда... Застава! В шеренгу... Становись!
  
   ... Мы по очереди подходим к ящику... лопаты... их много... деревянные рукоятки, отполированные руками не одного десятка призывников... холодная сталь лезвия... казалось бы, абсолютно одинаковые неодушевленные предметы... но... моя рука почему то тянется именно за "моей" лопатой... пальцы вытаскивают её из под двух или трех других... почему? не знаю... но знаю точно... эта - моя!
  
   Рассмотреть поближе не удается... Быстро, надев на лопаты чехлы, складываем их возле автоматов...
  
   Построение... Обед...
  
   Обед прошел... после получасового отдыха идем в "комнату" для чистки оружия... Во время утренних пробежек мы, оказывается, все время мимо неё пробегали...
  
   Помещение... метров пятьдесят в длину, пятнадцать в ширину... метровой высоты бетонная стенка... шиферная крыша на столбах... по периметру стен - стол, опоясывающий все помещение, кроме входа... окон нет...
  
   Сначала старшина проводит инструктаж по "технике безопасности"... нельзя... нельзя... нельзя... запрещено... снова нельзя...
  
   Потом переходим непосредственно к процессу...
  
   Сержанты, собрав вокруг себя свои отделения, показывают... порядок разборки-сборки и чистки автомата... хотя... практически всем это знакомо... уроки НВП все-таки даром не прошли...
  
   Да и автоматы, кроме как от пыли, пока чистить не от чего... Но процедуру необходимо соблюсти... для выработки "хороших" привычек, наверное...
  
   После чистки - проверка... Как ни удивительно, но некоторым приходится чистить автомат по второму разу... зоркий глаз сержанта обнаружил пыль... в неподобающих местах...
  
   Возвращаемся к казарме... Вместо планируемого отдыха - ещё часа полтора занятий... что то типа "строевой" подготовки... обращение с автоматом... "на ремень"... "оружие к осмотру"... "к ноге"... и т.п.
  
   До ужина - свободное время... можно просто отдохнуть... можно написать письмо... а ещё можно, по совету старшины, привести в порядок лопату... зачем это нужно, пока непонятно... но раз старшина говорит...
  
   Поэтому... подобно многим из нас... беру "свою" лопату...
  
   Рукоятка, отполированная многими десятками рук, легко и удобно "ложится" в руку... в меру тяжелая... такой удобно и копать... и рубить... и, при надобности, бросать...
  
   На темной "лицевой" поверхности лопаты виднеются какие то знаки... пытаюсь рассмотреть получше... поворачиваю лопату обратной стороной... мама дорогая!... слева от черенка - двуглавый орел... справа - год... 1905... Царская! От изумления я застыл...
  
   Придя в себя, рассматриваю "свой" раритет... похоже, время пощадило "старушку"... но не по какой то случайности... она того стоила... ударив ногтем по лицевой стороне лопаты, я поразился... звук был не колокольный, конечно, но тонкий, звонкий и протяжный... металл явно был высокого качества...
  
   Взгляд отметил отсутствие зазубрин и вмятин...
  
   Сравнение с лопатой соседа показало: моя - тяжелее, толще и прочнее.. удар лопатой об лопату оставил на соседской заметную зазубрину... на моей - ничего...
  
   Повезло... - довольно констатировал я...
  
  
   Забегая вперед, скажу: моя МСЛка оказалась выше всяких похвал... она, не теряя формы и почти не теряя остроты, вырубывала окоп для стрельбы лежа в почти окаменевшей, прокаленной солнцем глине учебного "поля чудес" (так называли площадку для тактических занятий), в то время как современные лопаты позорно загибались на краях... не менее замечательно летела в цель... пару раз у меня её даже пытались стянуть...
  
  

Начало...

  
   За прошедшие почти две недели мы уже потихоньку втянулись в размеренную армейскую жизнь...
  
   "Благодаря" ежедневным физическим упражнениям, солнцу и правильному питанию мы существенно продвинулись по пути превращения обычного "гражданского" в настоящего солдата...
  
   Мы уже легко преодолеваем расстояние утренней пробежки... никто не задыхается... не падает от изнеможения и боли в растертых ногах... мы уже пытаемся переговариваться во время бега...
  
   Солнце "подсушило" наши рыхлые и бледные тела... мы уже не так потеем и пьем значительно меньше воды...
  
   А чудесный армейский рацион?! Мало того, что он заставил коренным образом изменить наши взгляды на питание... он творит настоящие чудеса с фигурой... просто "на глазах" исчезают жировые "накопления"...
  
   Форма, созданная для "настоящих" солдат, начинает "притираться" к нашим, все ещё полугражданским телам... или, скорее, наши тела начинают приобретать "правильную" армейскую форму...
  
   Короче говоря, мы акклиматизировались...
  
   День начался как обычно...
  
   Подъем... зарядка... подготовка к утреннему осмотру... утренний осмотр... завтрак...
  
   После завтрака - получасовый отдых... после него, обычно, следует построение и, пока не жарко, какие-нибудь необременительные занятия...
  
   А вот тут и случился "сбой программы"...
  
   - Построение! Через пять минут - построение! По полной форме! Оружие, противогаз, подсумки, лопата! Приготовиться к построению... - громко объявляет кто-то из сержантов
  
   Несколько минут суматохи и суеты...
  
   Мы - в строю...
  
   Сержанты обходят строй, придирчиво осматривая каждого...
  
   - Поправь... подтяни... подвинь...
   ...
   - По отделениям... В колонну... Становись!
  
   - Застава!... Бегом... Марш!
  
   Увлекаемый сержантами, строй, поднимая клубы пыли, срывается с места...
  
   Куда бежим?... не знает никто... кроме сержантов, конечно...
  
   Бежим... бежать неудобно... автомат шлепает по спине и все время старается куда то съехать... сумка противогаза, мало того, что трет шею ремнем, так ещё постоянно подпрыгивает и сползает, то вперед, то назад... лопата стучит по копчику... подсумок для магазинов противно хлопает по бедру...
  
   ...Ещё во время утренних пробежек я обратил внимание на одну интересную особенность: сержанты, при беге, практически не двигали руками... такая манера бега слегка озадачивала...
  
   Сейчас стало понятно в чем дело... при беге со всей амуницией для рук было более практичное применение, чем простое размахивание по воздуху:
  
   Левая рука постоянно придерживает "гуляющий" противогаз, правая - держит ремень автомата, периодически отвлекаясь, чтобы поправить подсумок для магазинов, тоже пытающийся переползти вперед... похоже, у сержантов это уже вошло в привычку...
  
   ...Бежим... все хлопает... прыгает... "ездит"...Все внимание на эти "мелочи"... на сам бег, похоже, ни внимания, ни сил уже не хватает...
  
   Мы не пробежали и половины расстояния утренней пробежки - начались "потери"...
  
   - Не останавливаться! Бежать! В строй! Бегом! - сержанты жестко пресекают проявления слабости...
  
   Хотя... Надо отдать должное, они тут же показывают, как надо вести себя в подобной ситуации...
  
   Кто то из сержантов молча забирает автомат у выбившегося из сил... цепляет его на себя... подзывает кого то из наших, посвежее и покрепче...
  
   - Помогай! - сержант хватается рукой за ремень "потерпевшего"... кивком головы предлагая сделать то же самое и помощнику... - Потащили! Ноги переставляй! - сердито... "потерпевшему"...
  
   ...Наша пробежка заканчивается... Мы - далеко (по нашим меркам) от казарм, от учебного... в степи... если можно назвать "степью" полупустынную местность с редкими кустами какого то растения... наверное, саксаула... (На самом деле мы пробежали не более полутора-двух километров)... Все мы тяжело дышим... но, глядя на сержантов, мне становится слегка стыдно... по крайней мере - за себя... до армии занимался спортом... а тут... К концу пробежки у каждого сержанта - минимум пара!!! дополнительных автоматов... не считая ещё и "буксировку" "больных"... и, при этом, они выглядят намного свежее нас...
  
   - Стой! Пять минут отдыха! Разойдись! - старшина... и тут же - Не садиться! Не ложиться! Походите...
  
   Это - правильно... после такой пробежки сразу сесть или лечь - можно "загнать" сердце... это - азы... Но... некоторым это знание приходится вбивать буквально... пинками...
  
   Мы потихоньку приходим в себя... Постепенно к нам приходит и понимание - лафа кончилась... начинается серьезная учеба...
  
   Построение... назад мы пока не собираемся... бежать, правда, тоже...
  
   Оказывается, у нас - тактика... и первый, самый важный! урок... учимся окапываться... для начала - окоп для стрельбы лежа...
  
   Старшина проводит инструктаж... размеры окопа... расположение бруствера... "технологические" подробности... (копаем лежа... на время)...
  
   Рассредоточились на местности... место для окопа - передо мной...
  
   - Время пошло!... Приступайте...
  
   Делаю несколько шагов вперед... ребром лопаты намечаю контур окопа...
  
   - Почему стоим?! Всем лечь! Копать - лежа!!!
  
   Ложусь... скорее, падаю... на уже горячий песок... начинаю копать... вроде бы терпимо...
  
   ...Первое впечатление - ошибочно...
  
   Под тонким слоем песка (скорее, пыли) - глина... высохшая... затвердевшая под лучами солнца глина... лопата скользит по поверхности, "снимая" мелкие шероховатости... так "полировать" можно очень долго... столько времени у меня нет...
  
   Пробую рубить... с плеча... наотмашь...
  
   Лопата отбивает небольшие, размером с мелкий щебень, кусочки глины... каждый удар отдается в руках... хорошо ещё, что рукоятка лопаты гладкая...
  
   Со всех сторон доносится хриплое дыхание, удары лопат о землю... летит пыль...
  
   Жарко... под хэбэ все пропитано потом... тело "плавает" в поту... по вискам и щекам, оставляя в прилипшей пыли светлые дорожки, стекают капли пота...
  
   Монотонные удары... один... второй... десятый... двадцатый... остановка... для того чтобы выбросить отбитые куски... хватает двух-трех движений лопаты... и снова - рубить... рубить... иногда из под лезвия лопаты вылетают искры... хочется верить - попался камень...
  
   Солнце греет все сильнее... Над землей колышется знойное марево... в этом мареве дрожат и изгибаются все предметы, находящиеся далее ста - ста пятидесяти метров от нас... правда, уже непонятно, марево ли это или просто все плывет перед глазами...
  
   Жарко...
  
   ...Мой окоп готов...
  
   Я заползаю в него... ложусь ничком, опустив голову на руки... Жарко... пыльно... душно...
  
   Разворачиваюсь... подсовываю под голову противогаз... ложусь... панама прикрывает глаза от солнца... над головой - белое, выжженное солнцем небо... иногда... подобно легким облакам, надо мной пролетают клубы пыли... как стук многих сердец, откуда то извне, доносятся удары лопат... лежу... в руках - ноющая боль... ладони горят... подношу руку к глазам... между большим и указательным пальцами - водянка... хорошо, что ещё не прорвалась...
  
   Жарко...
  
   Я - лежу... в теле ещё отдаются удары лопат... но это где там... далеко... а здесь... я чувствую как, постепенно... не торопясь... усталость покидает тело... вместо неё появляется ощущение силы... уверенности... безопасности...
  
   - Встать!
  
   Это не мне... точнее, не только мне... время вышло...
  
   Поднимаюсь...
  
   Со стороны, наверное, зрелище ещё то...
  
   Из "недр земли" вылезают припорошенные пылью, с трясущимися конечностями фигуры... вместо лиц - маски... из пота и пыли... многие из "фигур" - олицетворение боли и страдания... в общем, полный "сюр"...
  
   ...Старшина проходит вдоль окопов... где то хвалит... где то - делает замечания... объясняет что - не так... кто то уже отжимается... а кого то старшина заносит в свой "черный список"...
  
   - Застава!... По отделениям!... В колонну!... Становись!... Шагом... Марш!...
  
   "Шагом марш"... уже хорошо... похоже, бежать не будем...
  
   - Песню... запевай!
  
   (Он что, сдурел?! Какая песня?! Тут ноги еле переставляются...)
  
   А на плечах у нас - зеленые погоны
   И мы с тобой, дружок, опять идем в наряд
   У пограничников особые законы
   Нельзя нам спать, когда другие люди спят...
  
   Как ни странно, но отставной регент Коровьев (М. Булгаков "Мастер и Маргарита") оказался прав... пение, действительно, хотя и отнимает немного времени, но пользы от него - уйма... мы и не заметили, как дошли до казармы...
  
   Двадцать минут на приведение себя в порядок... чистка оружия... обед...
  
   После обеда - занятия... Служба и тактика Пограничных Войск... теоретический (слава Богу!!!) курс...
  
   Шесть вечера... до ужина - свободное время... одуревшие от писанины и монотонного бормотания сержантов, мы молча сидим за казармой... на солнце, все ещё высоко висящее над горизонтом, внимание не обращает никто... по сравнению с днем, сейчас оно просто слегка ласкает теплом... откуда то из-за угла слышится Васькин голос.... "Бу-бу-бу-бу-бу... И тут Виталик на гармошке..." и взрыв хохота... сразу становится легче...
  

Спортрота?

  
  
   Построение...
  
   Незнакомый капитан...
  
   - Кто до армии занимался спортом... Выйти из строя!
  
   Выхожу... Выходит человек тридцать... бегуны, прыгуны, футболисты, волейболисты, баскетболисты, боксеры, борцы...
  
   Остальные - свободны...
  
   Капитан из Душанбе... спортрота... приехал посмотреть и отобрать "таланты"...
  
   Идем на спортплощадку... "талант" надо "показать лицом"...
  
   Среди кандидатов - человек семь-восемь - борцы: вольники, классики, дзюдоисты...
  
   Нас разбили по парам... сначала - демонстрация бросков... в сапогах, в яме с опилками - для прыжков... мрак... "кочерга"... "через бедро"... "прогибом"... "вертушка"...
  
   Потом - схватка... сначала - с одним, потом - с другим... обе выиграл...
  
   Разговор с капитаном:
  
   - Чем занимался?
  
   - "Классика"...
  
   - У нас в Душанбе классической борьбы нет... есть самбо... Пойдешь?
  
   - Подумать можно?
  
   - Подумай... пока с остальными беседую...
  
   Я задумался...
  
   Как быть?... Проблема состоит из двух частей...
  
   Первая - чисто техническая: самбо не "классика"... вместо трико - кимоно... опять же, ноги... подножки, подсечки... - в принципе, ничего страшного, привыкнуть можно... но... стоит ли?
  
   Вторая - не знаю, как и назвать... по опыту учебного уже понятно - жизнь "молодого" - не сахар... и чем дальше от границы - тем "веселее"... спортрота... даже теоретически понятно - "молодой" в спортроте - что-то вроде дежурного "чучела" или манекена для отработки ударов и бросков... но и то, не факт... как себя поставишь... опять же - Душанбе... служба в городе... поездки на соревнования... увольнительные... никаких тебе "флангов", "застава, в ружьё!"...
  
   Как же быть? Что выбрать? Задача... Пока аргументы примерно поровну...
  
   Пробую зайти с другой стороны... Собираюсь ли я "профессионально" заниматься борьбой после армии? Навряд ли...
  
   Решение принято - остаюсь в Термезе...
  
   Несколько человек выбирают спортроту... Всех формальностей - забирайте свои вещи... машина ждет...
  
  

Резервная

0x01 graphic

Казарма Резервной

   Границы нашей "обитаемой" зоны расширились...
   Кроме уже привычных казармы, столовой, кинотеатра, туалета, бани, спортплощадки...
  
   теперь в неё входит:
  
   "поле чудес" - поле (площадка) для тактических занятий... выжженная солнцем ровная глинистая площадка размером в несколько гектар... часть территории изрыта окопами... это дело рук школы сержантского состава... остальная площадка - чистая... с окаменевшей от солнечных лучей поверхностью... без каких либо следов деятельности... кажется, мы первые, кто долбит её лопатами...
  
   (Спустя время мы узнали, что заблуждались... по окончании каждого учебного всё "поле чудес" ровняет бульдозер... глинистая почва... немного дождей и солнце очень быстро превращают её в "девственно" чистую...)
  
   "Полоса препятствий"... с отдельными элементами этой полосы большинство было знакомо по все тем же урокам НВП в школе и техникуме... но! здешняя полоса явно длиннее... причем кажется, что и стрельбище тоже как то "встроено" в эту полосу...
  
   полоса препятствий идет до стрельбища... огневой рубеж стрельбища... и продолжение полосы с препятствиями...
  
   (позже так и оказалось... в норматив прохождения полосы препятствий включена и стрельба... по мишеням...)
  
   "Стрельбище"...
  
   Стрельбище заметно издали... благодаря характерной постройке командного пункта (пункта управления мишенями и т.п.)
  
   от здания командного пункта широкой полосой вдоль реки стрельбище тянется не меньше чем на километр... место выбрано удачно... за стрельбищем от реки вглубь территории идет какая то возвышенность, полностью перекрывающая любую возможность случайного поражения кого бы то ни было... хотя... кто может находиться за "системой"?
  
   С тыльной стороны командного пункта, метрах в ста, двумя рядами вдоль почти всей полосы препятствий расположились "классы"... постройки из бетонных или гипсовых плит с шиферной крышей... с трех сторон - стены... с четвертой - дверь и "окно"... проем без стекол... внутри - столы и лавки... место для "теоретических" занятий... от "класса" до "класса" - метров пятьдесят... очень "удобно"... сержанты с удовольствием гоняют "на время" провинившихся (уснувших) во время теоретических занятий...
  
   И, наконец, большой кусок пустынной местности, поросший редкими кустами саксаула... для кроссов... и других занимательных занятий... которым мы и посвящаем все время...
  
   Возвращаемся с занятий... скоро обед... по уже привычному маршруту забегаем к туалету... как обычно, ждем, когда одна из застав школы СС "освободит" территорию... краем уха слышу фразу одного из сержантов: "Резервная вернулась"... пока эти слова нам ни о чем не говорят...
  
   Мы в казарме...полчаса на отдых и приведение себя в порядок... почистить сапоги, вытрусить пыль из хэбэ, умыться... построение на обед...
  
   Замечаю: с нашими сержантами что то не так... требуется время чтобы понять: все наши сержанты, кроме старшины Виталика, вдруг стали разительно похожи на нас... панамы, ещё час назад имевшие лихо загнутые края и слегка приплюснутую верхушку, стали иметь абсолютно правильную геометрическую форму: кольцо и полусфера... куда то исчезли и складки на спине... ремни заметно подтянулись... не так, конечно, как у нас, но заметно... голоса, и те, стали звучать как то тише...
  
   Причина подобной трансформации стала понятна, как только мы выбежали из-за столовой: перед ранее пустовавшей казармой "резервной заставы" стоит несколько БТРов... какие то люди не торопясь выгружают из них оружие, ящики, матрасы!!! одеяла!!!... от казармы к столовой неторопливо бредут группки... от двух до пяти человек... загорелые... заросшие... неправдоподобно взрослые... (на вид - лет по 30)... скользнув по нам равнодушным взглядом, один из проходящих бросает сержантам: "Новые? Откуда?"
  
   Ответ сержантов, практически хором: "Новые... Из Харькова"... прозвучал, кажется, абсолютно зря...
  
   В столовой необычное оживление... рабочие по столовой просто "летают"...
  
   ... наблюдаю занимательную картину: не смотря на то, что столы "резервной" накрыты, вижу, как один из только подошедших "резервников", подозвав кого то из рабочих, вручает ему пустую миску... рабочий бежит к окну раздачи... через минуту возвращается... с полной миской... Интересно, чем ему еда на столе не угодила? Или закончилась? Не похоже... за столом сидит человека четыре...
  
   Понаблюдав некоторое время, понимаю, за "персональной" порцией посылают старослужащие... по каким-то непонятным причинам...
  
   (позже, со слов побывавших в наряде на кухне, становится известно: столы "резервной" накрываются отдельно... и с особой тщательностью...в первую очередь, это в интересах самой дежурной смены... обнаружив перед собой гнутую миску, битую кружку, или, не дай Бог, просто грязную (плохо вымытую) посуду, любой из старослужащих заставы мог, в лучшем случае, просто запустить этой посудой в ближайшего рабочего по кухне... в худшем - в экзекуции участвовал весь "кухонный" наряд... дежурный по столовой офицер в это время обычно куда то внезапно исчезал...
  
   То же самое касалось и еды... повар, разливая еду по бачкам, особо отмечал: это - для Резервной! бачки отличались "повышенным" содержанием мяса и т.п.
  
   При этом, как я уже отметил, практически никто из старослужащих заставы не питался "со стола"... только "персональные" порции... но! старшина, или кто то из заставских сержантов-старослужащих обязательно просматривал бачки на всех столах Резервной... и горе дежурному повару, если что то не понравилось... ему доставалось не меньше, чем дневальным с учебного... то же самое касалось и столовского хлебореза... замечательная и влиятельная должность... в его ведении хлеб, масло, сахар... но... как то он, по непонятной причине, "обделил" Резервную белым хлебом... "последствия" сего опрометчивого поступка были видны невооруженным взглядом и через неделю...
  
   Я много внимания уделяю мелочам? Как сказать... "голодной куме все хлеб на уме"... или, как говорил Володя Шарапов: "мне на ваше изобилие смотреть больно"(с)... пища, на учебном, для молодого бойца - на первом месте... после воды...)
  
   Но, я отвлекся...
  
   К нашему столу подходят двое... сержанта Цепу явно не замечают... да и тот, похоже, этому только рад...
  
   - С "Новых Домов" (район в Харькове) есть?
  
   - Есть! Байрона... Рыбалко...
  
   - Ньютона?
   ... в общем, "земляков" из одного дома не оказалось...
  

Гармошка

  
   Васькины шуточки дали результат...
  
   Вечером, после отбоя, когда все, кроме дневальных, уже спали, в нашу казарму зашли... двое... дембеля с Резервной...
  
   - Где дежурный?
  
   ... появился перепуганный Цепа...
  
   - Слышь, у вас тут таланты есть? На гитаре кто-нибудь играет?...
  
   - На гитаре?... Не знаю... Есть один, вроде бы на гармошке играет...
  
   - Ну, давай его сюда... гармониста...
  
   Цепа бросился будить Кулинича...
  
   - Вставай! Тебя с Резервной вызывают!... Быстро! Одевайся...
  
   Через минуту заспанный Виталик предстал перед ожидающими... Рядом суетился Цепа...
  
   - Ось вин...
  
   - Этот?
  
   - Да...
  
   - Ну... пошли...
  
   Пришли в казарму... В каптерке - пир горой... дембеля гуляют...
  
   Виталика посадили на табурет... откуда то достали аккордеон, вручили Виталику...
  
   - Играй!
  
   Перепуганный Виталик принял дрожащими руками инструмент... как и все, он, конечно, видел, как на нем играют... растянул меха... нажал на какие то кнопки... сжал... нажал на другие... растянул... так несколько раз... подвыпившие слушатели с пониманием ждали - мастер настраивается... Ободренный Виталик продолжал терзать инструмент ещё несколько минут... дембеля ждали...
  
   Наконец, наступил финал...
  
   - Ну, хватит разыгрываться... мы тут не в консерватории... давай, сбацай нам что-нибудь...
  
   - Что? - в панике Виталик забыл, что он не умеет играть... ни на аккордеоне... ни на баяне... ни даже на гитаре...
  
   - Ну... а что ты знаешь? Современное?...
  
   - Ничего...
  
   - Как? Совсем ничего?... ну ладно... играй, что знаешь...
  
   Перепуганный Виталик рванул меха... аккордеон рыкнул, мяукнул, что то провыл...
  
   - Эй! Ты что творишь? Давай, играй что-нибудь нормальное...
  
   Виталик собрал все своё мужество и пробормотал:
  
   - Я не умею...
  
   - Что!?!
  
   - Я не умею...
  
   - Что не умеешь?
  
   - Играть...
  
   - ????... А чего ты тогда приперся?
  
   - Меня сержант разбудил... сказал - Иди!... я и пошел...
  
   Дембеля переглянулись...
  
   - Ладно... Пошли...
  
   По возвращении в казарму Виталика сразу отправили спать... а Цепу вывели поговорить... о чем был разговор, неизвестно... но утром, Цепа, вздыхая и охая, глядя на Васю, проговорил:
  
   - Ох, Вася... з-за твоих шуточок мэни вчора такэ було... я ж думав ты правду кажешь... шо вин на гармошке...з чого ты выдумав цю гармошку?
  
   - Так Виталик на крокодила Гену похож... особенно, когда грустный сидит... ему только гармошки не хватает...
  
   - Ох... Вася...
  
  

Нарушитель

0x01 graphic

  
  
   На пятой заставе - ЧП...
  
   Нарушение границы...
  
   У нас на глазах, мимо нашей казармы промчался ГАЗ-66 с тревожной группой... минут через двадцать по команде "Тревога!" подняли школу сержантского состава... в оцепление... мы - не у дел... нам ещё рано...
  
   Занятия отменены... мы слоняемся без дела... день тянется как патока... Уже прошел обед... Такое чувство, что о нас все забыли... Но оно и к лучшему... Сидим в спасительной тени под казармой...
  
   Мимо проходит дневальный... за казарму... перекурить... буквально сразу возвращается...
  
   - Там, за системой... какой то мужик!
  
   Вскакиваем, бежим за угол... действительно... за системой стоит светловолосый мужик лет тридцати... в одних штанах, похожих на армейские... босиком...
  
   - Зови Цепу! - мы, хором, дневальному (Цепа сегодня дежурный по заставе)...
  
   Появляется Цепа... увидев мужика, он напрягся...
  
   - Сообщи на заставу... - мужик явно признал в Цепе старшего - или куда там у вас положено... - мужик устало присел прямо на землю...
  
   Цепа галопом рванул в казарму...
  
   Прошло несколько минут...
  
   Со стороны 5й заставы в клубах пыли прилетел "УАЗик"...
  
   Из машины выскочили два бойца с автоматами и офицер... короткий разговор с нарушителем... связав за спиной руки, его заталкивают в заднее отделение машины... машина уезжает... зрители, то есть, мы, расходятся...
  
   Так, к слову... Цепа ещё пару недель ждет, что его отметят... за бдительность...
  
  

СБО

  
  
   На учебный приехали саперы. Из отряда... Инженерно-саперная рота... будут что то делать... Привезли две машины бревен...
  
   Недалеко от нашей казармы (метров двести в направлении стрельбища), возле системы они сверлят какие то лунки в земле... пару часов работы...
  
   Взрыв!... дрожит земля... с неба сыплются комки земли... до нас, к счастью, не долетают...
  
   На месте взрыва - длинная... метров пятьдесят, широкая... метра три, глубокая... метра два с половиной - три, траншея... группа саперов с лопатами быстро подравнивает края... с помощью крана-манипулятора укладывают бревна поперек траншеи... несколько часов работы...и новый полевой туалет готов... правда, никаких ограждений у него пока нет... с другой стороны - а кого тут стесняться...
  
   Нечего и говорить, новый туалет пришелся "ко двору"... Он и ближе... и чище... и пока без запаха... Единственный "недостаток" - со стороны совсем не видно что там туалет... выглядит, будто просто расселись в поле... у незнающих это, обычно, вызывало шок...
  
   Время - около двенадцати... скоро обед... перед второй половиной нашей казармы (как я упоминал - она пустует) останавливается несколько тентованных 131х ЗиЛов... Из кабины первого высовывается какой то мужик в форме без знаком различия и, оборвав себя на полуслове,:
  
   - Ё...ная тетя! Как ты постарела... Это что за х...рня? Сержант! Что это у вас там солдаты прямо в поле серут?
  
   - Никак нет, товарищ майор! - мужик, оказывается, майор... - Там туалет... новый...
  
   - Ох...ть... Новый!... - майор крутит головой... - Ладно... К машине! - и... нам - Здорово, пацаны!
  
   - Здравия желаем, товарищ майор!
  
   - Так... вы тут не мешайтесь... Чего стоим? Строимся...... вашу мать!!! - это уже не нам...
  
   Так мы впервые увидели майора Маслакова... легендарного "дядю Колю"... бессменного командира Термезского СБО (сборного боевого отряда)...
  
   Сборный боевой отряд - пограничное "изобретение"... временное подразделение, собираемое со всех подразделений отряда и линейных застав для участия в какой-то конкретной боевой операции... В зависимости от задачи и сложности операции, численность СБО колебалась от ста до двухсот человек... нахождение военнослужащего в СБО оформлялось как командировка...
  
   СБО, в основном, использовалось в начальном периоде войны в Афганистане... до появления штатных подразделений, выполнявших те же функции (ММГ, ДШМГ)...
  
   ... Из машин выгрузилась толпа... по другому не скажешь... заросшие... пропыленные... уставшие... но при этом - веселые...
  
   - Так... - майор прошелся перед строем... - Размещаетесь в казарме... - он показал на пустовавшую часть нашей казармы... - Оружие - почистить! После обеда... - уточнил он, глянув на часы... - С 20-00 и до отбоя - баня! Помыться... Постираться... Привести себя в порядок! Да! молодых - он указал в нашу сторону - не трогать!... Получите... Второй раз повторять не буду... Сержанты! Со мной! В столовую... покажу ваши места... Разойдись!
  
   Каким бы странным нам это не показалось, приказ майора "Не трогать молодых!" был исполнен... даже в его отсутствие... дальше дежурного любопытства - "Земляки есть?" дело не пошло... только спустя время мне стало понятно - для всех присутствовавших - не выполнить приказ, а скорее даже просьбу "дяди Коли" - это просто не укладывалось в голове... таким уважением пользовался этот человек... и это при том, что в СБО обычно отправляли "потенциальных разгильдяев... нарушителей спокойствия..."...
  
   Кроме старослужащих, среди "сбо-шников" оказалось и много молодых осенников из предыдущего призыва...
  
   С ними получилось пообщаться чуть побольше... правда, говорили они неохотно... от них мы впервые услышали "Куфаб... ущелье... басмачи... проческа..."
  
   Оказалось, резервная застава тоже была там... только вернулись раньше... своим ходом...
  
   Утро следующего дня...
  
   Молодой лейтенант, построив какую то вновь прибывшую группу из СБО, "качал права"... подошедший майор Маслаков несколько минут слушал... потом, подозвав лейтенанта, отвел в сторону и спросил:
  
   - Где находится туалет для бойцов? Во сколько обед и за каким столом будут сидеть вновь прибывшие? Где находится баня и когда будет "банный день"?
  
   Оторопевший лейтенант выдавил что то вроде "Я ещё не успел узнать"...
  
   На что майор ему проговорил:
  
   - Сначала накорми солдата... проследи, чтобы ему было где спать и помыться... и только после этого - требуй!...
  
   Говорил он это не для нас... и не для тех ребят в строю... говорил он это лейтенанту... мы, несколько человек с учебной заставы, сидевшие в тени за углом, оказались случайными свидетелями разговора...
  
   По одной этой фразе стал понятным тот безоговорочный авторитет и уважение, которое демонстрировали "дяде Коле" и сбо-шники и солдаты с резервной заставы...
  
   ... Еще через совсем небольшой промежуток времени я поймал себя на мысли: "Я тоже хочу служить под началом такого командира"...
  

Кросс

  
  
   Обычный день...
  
   Время - после обеда... Отдыхаем...
  
   Первая половина дня выдалась напряженной...
  
   Тактика...
  
   Все - как выжатые... Сержанты "отрывались" по полной... кого то утащили в санчасть... тепловой удар... Зато теперь ему классно... два или даже три дня проваляется в кровати... отдохнет...
  
   Нас же отдых заключается в возможности посидеть минут сорок после обеда в призрачной тени казармы... потом - снова занятия... в классе... что воспринимается как ещё одно особо утонченное издевательство...
  
   Набегавшись за полдня, сидеть без движения в душном жарком помещении под монотонное бормотание кого то из сержантов...
  
   Усталость давит с такой силой, что никто даже не помышляет сходить к приехавшей автолавке... особенно учитывая, что позавчера она уже была...
  
   Сидим... вяло переговариваясь ни о чем...
  
   Вдруг...
  
   - Застава! Строиться!
  
   Вскочив, занимаем места в строю...
  
   - Равняйсь! Смирно! По порядку номеров - рассчитайсь!
  
   - Первый... второй... ... тый... Расчет окончен!
  
   Старшина - Двоих не хватает... Будем ждать...
  
   Что происходит - не понятно... Стоим... На солнцепеке...
  
   По рядам тихо ползет информация... "двое... по тихому смылись к автолавке... похоже, старшина или кто то из сержантов заметил..."
  
   Проходит минут десять... Стоим... На солнцепеке... в дополнение к солнечным лучам, ласково обливающим нас нестерпимым жаром, жар от нагретой земли начинает проходить сквозь подошвы сапог... Стоим...
  
   Старшина подтверждает догадку... Ждем... двух нарушителей порядка, самовольно!!!, не спросив разрешения!!!, отправившихся к автолавке...
  
   Ждем... по мере нагрева снаружи "температура" внутри каждого тоже повышается... и не удивительно...вместо того, чтобы тихо и мирно сидеть в тени под казармой, наслаждаясь заслуженным и положенным отдыхом, из-за двух жлобов, решивших утаить свой поход за жратвой, мы вынуждены стоять на солнцепеке... причем эти два урода явно не торопятся обратно... интересно... о чем они думают...
  
   Кто то замечает... "самовольщики" уже как бы вернулись... они выглядывают из-за угла, явно дожидаясь, когда строй распустят... чтобы незаметно "слиться" с остальными... Похоже, им невдомек... построение - из-за них...
  
   Сначала заметившие пытаются по тихому показать этим жлобам, что надо выходить... те - ни в какую... после этого, потеряв терпение, кто то из заметивших обращается к старшине:
  
   - Товарищ сержант... да вон они...
  
   - Разговорчики в строю!
  
   Старшина не реагирует на подсказку...
  
   Ждем... Добрых полчаса...
  
   Строй уже в состоянии порвать кого угодно...
  
   Наконец, видно до мозгов самовольщиков доходит - построение не просто так...
  
   Они выходят из-за угла...
  
   У каждого - по пакету с пряниками и по большой, литровой, бутылке сока... точнее, нектара... болгарского... персикового... с мякотью... сладкого и густого...
  
   - Товарищ сержант! Разрешите стать в строй!
  
   - Не разрешаю! Почему отсутствовали? Что у вас в руках?
  
   - Ходили к автолавке...
  
   - Кто отпускал?
   ...........
  
   - Кто отпускал, я спрашиваю?
  
   - ....... Никто...
  
   - Что в руках? Что за пакеты?
  
   - ......Пряники...
  
   - Пряники?! Так не наедаетесь, что сил не было отпроситься? Это поправимо... Ешьте!
  
   - Что... есть?
  
   - Все... Пряники... Сок... Прямо здесь... Пока все не съедите, застава будет стоять...
  
   Самовольщики в замешательстве... съесть за один присест пару килограмм пряников... даже с соком... а точнее, тем более с соком...
  
   Но... застава явно не на их стороне...
  
   - Жрите!... И побыстрее!!... Чего стоишь, гнида!...
  
   - Разговорчики в строю!!!
  
   Они едят... Стоя перед строем... давятся... запивают сладким нектаром, что бы хоть как то "протолкнуть" пряники...
  
   - Жри давай! Чего стал?! Из-за вас, уродов, почти час на солнце стоим... Жри!!!...
  
   Через какое то время один из залетчиков "сдается"...
  
   - Я больше не могу...
  
   - Ничего... - флегматично замечает старшина... - мы подождем... пока сможешь...
  
   - Жри, сука!!! - взрыв ярости заставляет "голодающего" снова взяться за пряник...
  
   ... Через несколько минут ему становится "легче"... Он рвет... долго и настойчиво... ощущение - "вышли" не только пряники... но и позавчерашний обед...
  
   - Продолжай... - старшина возвращает страдальцу пакет...
  
   Наконец, поглощение пряников завершено... Оба "чипка" становятся в строй... где сразу же получают несколько хороших тычков... от тех, кто поближе... остальные явно планируют "приложить" руку чуть позже... после построения...
  
   - Застава... Равняйсь!... Смирно!... В колонну... Становись!!!... ... Равняйсь!... Смирно!... Бегом... МАРШ!...
  
   После почти часового стояния в строю - ноги - как ходули... все затекло... Бежим...
  
   Нам то ещё ничего... а вот "голодающим"...
  
   Пряники со сладким нектаром... раздувшийся живот... липкая сладость во рту... а надо бежать...
  
   Бежим... первым не выдерживает более "выносливый", сожравший все без видимых последствий... соседи едва успевают отскочить в стороны от вырвавшегося из горла "фонтана"... Его рвет...
  
   - Не останавливаться!!!... Бегом!!... Тащите!!!...
  
   Соседи не в восторге... Но... Приходится тащить... За ремень... с двух сторон... Сзади добровольные помощники подстегивают "болезного" пинками и тычками в спину...
  
   Бежим... Мы уже "отмотали" больше нашей обычной пробежки... но, похоже, сержанты не собираются поворачивать обратно... Застава в ярости... двух "чипков", второй тоже "спекся"... только чуть позже..., так вот... двух "чипков" "передают"... как эстафетную палочку... сопровождая каждую передачу серией тумаков или ударов... в качестве "оплаты за буксировку"...
  
   Разворачиваемся... Бежим... Сержанты гонят заставу в высоком темпе...
  
   - Быстрее!!!... Быстрее!!!... Быстрее!!!...
  
   Что интересно... Ярость позволяет нестись заставе не снижая темпа... Не мешают даже "чипки"... Тела "чипков" механически, но достаточно проворно, переставляют ноги, успевая за "буксирующими"...
  
   На обратном пути, сделав небольшой крюк, останавливаемся у санчасти...
  
   Старшина дает команду... два тела остаются в санчасти... Обменявшись несколькими словами с фельдшером, старшина дает команду продолжать движение...
  
   Объект агрессии исчез... движение сразу затруднилось... до казармы добрались с трудом...
  
   - Застава! Стой! Равняйсь! Смирно! Через двадцать минут - построение на занятия... Привести себя в порядок... Разойдись!!!...
  
   "Чипки" вернулись на заставу только утром... перед завтраком...
  
   Эта "парочка" надолго стала "нерукопожатной"... Бить не стали... злость прошла... к тому же...
  
   По словам "отдыхающего" в санчасти после теплового удара - эти двое провели время более чем "замечательно"...
  
   Фельдшер, явно по совету старшины, применил к обоим "лечение по Швейку"... трехлитровая банка воды с марганцем - выпить... и баааальшая клизма... каждому...
  
   Сочувствия "чипки" не получили.. наоборот... надолго стали объектами злых шуток и розыгрышей...
  
   Жестоко? Возможно... Но... Как оказалось, воспитание "через коллектив" - наиболее быстрый и действенный способ донести информацию до всех... С максимальной скоростью и доходчивостью нам объяснили простую истину: спрашивать разрешение у командира отделения - это не прихоть сержантов... а жесткое требование... командир обязан знать где находятся и чем занимаются его подчиненные... одна из причин - они (командиры) несут за нас личную ответственность... и это - не пустой звук...
  
  

Переезд

  
  
   Учебная застава незаметно "тает"...
  
   После "физкультурников" к нам наведывались ещё многие... Человек десять отправились осваивать ремесло связистов... примерно столько же - становиться саперами... ещё несколько человек отправились изучать РЛС (радио-локационные станции)... незаменимый атрибут в системе охраны границы...
  
   Сегодня - очередная крупная "потеря"...
  
   Набирают водителей... Об обязательном наличии у претендентов прав я даже не упоминаю... подготовка будет проходить здесь же, на учебном...
  
   Желающие находятся быстро... Собрав свои личные вещи, а также матрасы с одеялами и подушками, они перебираются в парк... автопарк... где, как я упоминал вначале, стоят 131е ЗиЛы и 66е ГАЗоны... на которых и предстоит обучаться водителям...
  
   Там же, в парке, расположена и казарма, в которой и будут теперь обитать будущие водители...
  
   Там же, в парке, стоят и БТРы Резервной заставы... а это означает постоянный "контакт"... от которого все мы, благодаря отдаленности нашего расположения, были "застрахованы"... Теперь у будущих водителей такой страховки не будет...
  
  

0x01 graphic

Автопарк... техника Резервной заставы

  
   Оставшаяся группа - человек шестьдесят... Нас снова перераспределяют по отделениям... И! новость!
  
   Мы - переезжаем!!! В смысле переходим... на новое место жительства... В казарму...
  
   Наша новая казарма стоит напротив столовой... она - четвертая в квадрате из казарм... три занимают учебные заставы школы сержантского состава... площадка между казармами - асфальтированный плац, где нам, как я подозреваю, придется провести немало времени...
  
   Казарма выгодно отличается от нашего, ставшего уже привычным, "собачника"...
  
   Во-первых, у неё есть крыша... настоящая... которая сдерживает большую часть тепла... в ней не так жарко и душно по вечерам... есть бытовка... есть отдельное помещение для занятий... возможно нам не придется больше сидеть в прокаленных солнцем "классах" возле стрельбища... есть деревянные полы и! как это ни удивительно... практически нет пыли...
  
   Правда, есть одно неудобство... достаточно существенное... дорога к столовой теперь лежит мимо казармы Резервной заставы... она - у нас за углом...

Нечет-чипок (проснись и пой)

  
   Погранвойска - щит Родины, Советская армия - шурупы, крепящие его...
  
   Пограничники - первыми встречают врага на границе...
  
   Задача - остановить врага... даже ценой своей жизни...
   "встретить врага"... "остановить"... "даже ценой своей жизни"...
  
   Сначала это "даже" слегка напрягало... смертники... все без исключения... при массированном нападении шансов уцелеть практически нет...
  
   Примерно через месяц что-то стало доходить... судя по интенсивности подготовки нас явно готовят не "на убой"... с небольшой натяжкой можно сказать - из нас готовят профессионалов...
  
   Огневая, физическая, тактическая подготовка... все для нашего выживания...
  
   У нас - СТПВ... "Служба и тактика Пограничных войск"... теоретический курс... правила и инструкции... правила несения пограничной службы... что можно и что нельзя... и инструкции... как вести себя в той или иной ситуации...
  
   Как и все теоретические дисциплины, СТПВ нам читают в самое подходящее время... перед, или сразу после обеда... в самую жару, когда ничем "практическим" заниматься невозможно...
  
   Лейтенант, а чаще кто-то из сержантов, монотонно зачитывает параграфы служебных инструкций, изредка прерываясь на комментарии или разъяснения... мы - тщательно конспектируем...
  
   Несмотря на отсутствие стекол, в классе душно и жарко, воздух неподвижен и раскален... монотонный голос читающего медленно, но верно, погружает присутствующих в сон... пишешь... пишешь... потом, очнувшись, недоуменно смотришь на уползшую куда то строчку... трясешь головой, пытаясь прогнать дремоту и пишешь дальше... приходится очень сильно напрягаться, чтобы не уснуть... Потому как сон во время занятий - это ЧП, за которое обязательно последует наказание... наряд на кухню вне очереди... или пробежка по солнцепеку... что хуже, сложно сказать...
  
   Сержанты развлекаются... Не меняя тональности и не прерывая речь, после какого-нибудь очередного абзаца - "Внимание! Всем, кто спит! (или, как вариант - "кто хочет пробежаться")" - и, во весь голос, - "Встать! Смирно!"... Несколько жертв, находящихся в полудремотном состоянии и пропустившие "вводные" слова, обязательно вскакивают... после чего, обычно отправляются на пробежку... прибежавший последним, или несколько последних, по ситуации, бегут снова... Для остальных это лишний повод взбодриться...
  
   Бывают и другие ситуации, когда сон "валит с ног" в буквальном смысле... Человек "отключается" полностью... с посапыванием и похрапыванием... спасти может только своевременный толчок локтем в бок... но! толчок обязательно должен быть незаметным, в противном случае, он трактуется сержантами как покрывательство "нарушителя"...
  
   Вот и в этот раз... Неожиданно вырубился Нечет... голова прямо... ручка в руке... и громкий храп... От неожиданности замолчал даже старшина, читающий конспект... Несколько человек, находившихся в полудреме, в наступившей тишине сразу очнулись... Спал только Нечет... Сидящий рядом Лютый толчками локтем в бок и ногой по ноге попытался его разбудить... но тщетно... Хуже того...попытка Лютого была замечена старшиной... Показав угрожающий знак Лютому, старшина медленно подошел к столу Нечета... Нечет спал... наступившая тишина его не тревожила...
  
   - Все, кто спит... Встать! Смирно!
  
   "Встать! Смирно!"... Эти слова дошли до сознания Нечета... абсолютно автоматически его тело подобралось... вскочило... вытянулось в струнку... только после этого организм дал команду на открытие глаз... Нечет открыл глаза... Перед ним маячило расплывчатое пятно, в считанные доли секунды превратившееся в лицо старшины...
  
   - Спишь? - ласково спросил старшина...
  
   - Никак нет!
  
   - А чего вскочил? - мягко допытывался старшина...
  
   - Так команда была...
  
   - А для остальных её что, не было?
  
   Нечет наконец то заметил... стоит он один...
  
   - Спишь?
  
   - Никак нет! - судя по всему, спросонок Нечет решил не сдаваться до конца... все оживились...
  
   - Ну нет, так нет... - покладисто согласился старшина... - Лютенко! - обратился он к Лютому - возьми табурет и выходи к доске... А ты - стой - это снова Нечету...
  
   - Что то, Лютенко, у тебя плохо получается... сейчас тренироваться будешь... - недоумевающий Лютый смотрит на старшину... - садись на табурет... лицом к стене... бей рукой по стене... и громко кричи... "Проснись и пой!"...
  
   Лютый, выполняя команду, начинает шлепать рукой по стене и кричать...
  
   Старшина наблюдает...
  
   - Слабо бьешь... так ты никого не разбудишь... давай сильнее... и кричи погромче...
  
   Все уже всё поняли... только до Нечета не доходит...
  
   Лютый лупит по стене, и ревет, что тот медведь...
  
   Бум, бум, бум... "Проснись и пой!"... Бум, бум, бум... "Проснись и пой!"... Бум, бум, бум... "Проснись и пой!... Нечет! Сука! Проснись и пой!"... Бум, бум, бум...
  
   Наконец, доходит и до Нечета... он начинает что то петь...
  
   Лютый облегченно замолкает...
  
   Но это ещё не конец...
  
   - Лютенко! К вышке и назад! Бегом! Марш!
  
   Лютый срывается с места...
  
   - Нечет! К вышке и назад... Два раза! Бегом! Марш!
  
   Нечет несется следом за Лютым...
  
   ... Лютый возвращается... вбегает в класс...
  
   - Товарищ старшина! Рядовой Лютенко! Ваше приказание выполнено!
  
   - Садись на место...
  
   - Есть! - Лютый, отдуваясь, садится...
  
   Ждем... В класс вбегает запыхавшийся Нечет... молча останавливается перед старшиной...
  
   - Прибежал? - спокойно интересуется старшина...
  
   - Да! - с трудом переводя дыхание, отвечает Нечет...
  
   - Давай ты ещё разок пробежишься - дружески предлагает старшина... - Время пошло!...
  
   Нечет бегает ещё три раза... до него никак не доходит, что он должен сделать...
  
  

Присяга

  

0x01 graphic

  
  
   Сегодня у нас торжественный день...
  
   Мы будем принимать присягу...
  
   По этому поводу... ещё с вечера... мы постирались... помылись... сапоги и бляхи на ремнях начищены до зеркального блеска... автоматы вычищены... панамы тоже постираны и, с тщательно выровненными полями, сохнут на бетонной площадке...
  
   Занятия отменены...
  
   После завтрака - построение... на плацу...
  
   Мероприятие, судя по всему, будет "камерным"... все свои... да ещё пару офицеров из отряда... из политотдела... и три самоотверженных мамаши, примчавшихся за пять тысяч километров поприсутствовать на присяге любимого чада... ("любимые чада", после завершения "мероприятия" получили суточное увольнение в город... как награду мамашам)...
  
   Стол, накрытый красной скатертью... часовой с автоматом у знамени части... красная папка... с текстом присяги... и, обязательное проявление "канцелярского стиля" - журнал... или книга... с прошитыми и пронумерованными страницами... фамилия, имя, отчество... дата принятия присяги... личная подпись...
  
   Все наполнено торжеством и каким то, пока непонятным мне, глубинным смыслом...
  
   Строй...
  
   Старшина вызывает по списку...
  
   Каждый, стоя перед строем, читает слова присяги...
  
   ...Я, ......., гражданин Союза Советских Социалистических Республик... ...клянусь быть... ... строго хранить... ... выполнять... изучать... ... быть преданным... не щадя своей... жизни... постигнет кара...
  
   Строй внимает... хриплым, сбивчивым в начале... и звенящим в конце голосам...
  
   До меня постепенно начинает доходить весь смысл происходящего...
  
   Мы приносим свою присягу не какому то абстрактному "народу"... этот самый "народ" стоит в строю... рядом... мы клянемся своим товарищам... это им я приношу свою присягу... это от них я принимаю их торжественную клятву...
  
   Новое понимание простой фразы "принятие присяги" наполняет меня...
  
   Моя очередь... выхожу из строя... беру в руки папку с текстом... буквы дрожат и расплываются перед глазами... титаническим усилием беру себя "в руки"... начинаю читать:
  
   Я, Сикаленко Олег Николаевич, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил СССР, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, соблюдать Конституцию СССР и советские законы, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников.
  
   Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству.
  
   Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил СССР, я клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.
  
   Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа"...
  
   ...теперь можно перевести дыхание и посмотреть на строй...
  
   Строй внимает... моя присяга - принята!... все в порядке... ах да! нужно ещё расписаться... хотя, по-моему, после всего произошедшего... это - пустая формальность...
  
   Действо заканчивается торжественным прохождением строя мимо знамени части...
  
   Мы - в казарме...
  
   Все - странно притихшие... и задумчивые...
   Похоже, происходящее "зацепило" всех...
  
   Для подтверждения значимости произошедшего - праздничный обед... для нас... и! свободное время!!! - до отбоя!!!
  

***

РЕЗЕРВНАЯ

Прибытие

  
  
   Прошу знакомиться: - начальник заставы - старший лейтенант Александров, пришел на заставу незадолго перед нами, сменив прежнего командира - капитана Яровенко по прозвищу "Ярый", Александрову пока прозвище не придумали (забегая вперёд, скажу, Александров так и остался Александровым - никакие прозвища к нему не липли). Назначение старшего лейтенанта начальником заставы (майорская должность!) похоже, не случайно... на груди у Александрова - "За боевые заслуги" и "За отличие в охране государственной границы"... плюс награда от ЦК ВЛКСМ - "Комсомольская доблесть"...
  

0x01 graphic

  
   Зампобой заставы (заместитель начальника заставы по боевой части) - старший лейтенант Крыжановский, прозвище - "Царь", невысокий, худощавый, издали - пацан пацаном...
  

0x01 graphic

  
   Замполит заставы (заместитель начальника заставы по политической части)

0x01 graphic

   - лейтенант Бутырский, "губа", "бутик" - в зависимости от настроения и ситуации...
  
   Командир взвода БТР -
  

0x01 graphic

   - старший прапорщик Хижняк, прозвище "Рыло" - огромным мужик, пулемёт ПК в его руках выглядит детской игрушкой. В БТР (шестидесятку) он залазит через задний люк, в передний - не проходят даже плечи, не говоря о животе...
  
   Старшина заставы - сержант Юра Лебединский - дембель...
  
   О дембелях, их на заставе человек тридцать, т.е. примерно половина заставы. Раньше застава была намного больше - почти сто пятьдесят человек, но при вводе мангрупп - первой и второй, часть личного состава заставы вместе с БТРами перевели в мангруппы - как имеющих боевой опыт... О былом величии напоминают номера оставшихся БТРов - 110, 115, 116, 117, 119, 120 и 123й.
  
   Но я отвлекся, продолжим о дембелях - ещё два сержанта - дембеля: Ваня Борис и Петя Кашков. Водители заставских машин - трех 131-х ЗиЛов - дембеля. Водители и наводчики БТРов - дембеля, командиры и первые номера расчетов пулеметов и гранатометов, соответственно, тоже дембеля ...
  
   Наших дедов - двое: фельдшер заставы сержант Андрей Гладышев и водитель одного из БТРов Гриша Колле.
  
   Молодые осенники, пришедшие на заставу за пол года до нас, в основном выполняют функции "дублеров-сменщиков" - когда уйдут дембеля, они будут БТРщиками... Правда и сейчас в их "дублерские" обязанности входит весь спектр работ по ремонту и техническому обслуживанию БТРов под надзором дембелей, "передающих молодому пополнению боевой опыт"...
  
   "Политическая" ситуация на заставе - сложная. Незадолго перед нашим приходом один из молодых осенников совершил тяжкий грех - "застучал"...
  
   В переводе на человеческий язык - поделился трудностями прохождения службы в коллективе с "добрым дядей" из особого отдела... Причем сделал это не со зла или от чрезмерного угнетения, а по глупости - особист удачно разговорил...
  
   Самого "говоруна" на заставе уже нет - перевели в мангруппу. Но "отблески славы" дотянулись до всего призыва... достаётся всем... Дембеля, используя весь "админресурс" - сержантский состав и старших в расчетах и экипажах - устроили молодым осенникам "жизнь по уставу"...
  
   Но, по имеющимся у нас сведениям, к нам "санкции" применятся не будут. Конечно, при условии, что мы будем вести себя адекватно...
  
   Мы - это Алик Алехин, Пашка Адамов (Адам, Жид), Ринат Акбашев, Леха Афанасьев (Афоня, Афганыч), Вовчик Грицай, Алик Полупан, Колька Хованов и я.
  
   И вот мы на Резервной...
  
   Встречает нас представительная "комиссия": старшина Резервной Юра Лебединский, сержанты Ваня Борис и Петя Кашков, наш дед сержант Андрей Гладышев и ещё человека три дембелей. "Приемная комиссия" расположилась в каптерке, куда завели и нас. Пашка первым привлек внимание встречающих: невысокий, худой, казалось - плюнь - упадет. Старшина, со словами: "Посмотрим, на что вы годитесь" вытащил из под стола 24х-килограммовую гирю и вручил Адаму: "Давай!"
  
   Жид не подвел - выжал железяку не меньше десяти раз, за что заслужил одобрительные комментарии присутствующих. Остальных гирей мучить не стали - после такого выступления! - просто провели небольшой тест на выносливость - по сотне отжиманий от пола...
  

Первые сутки

  
   Встреча закончилась. Нас быстро распределили по отделениям. Я и Вовчик Грицай оказались в одном отделении. Наш командир - сержант Борис... Иван Борис... дембель.
  
   После распределения отправляемся в спальное... занимать места... После учебного - контраст разительный... какое там "все по отделениям"... "занимайте свободные койки... где понравится"...
  
   Беглый взгляд на помещение... посередине - проход... справа-слева, по два ряда, койки... примерно двадцать штук в ряду... хорошо что в один ярус... невооруженным взглядом видно: дальняя часть от входа занята дембелями (в основном) и, хотя там виднеется несколько пустующих кроватей, туда лучше не соваться... Успеваю занять неплохое место... слева... ряд у окна... пятое-шестое от входа... учитывая, что дембелей примерно половина заставы (35-40 чел.), и. соответственно, они занимают дальнюю половину спального, можно сказать - я неплохо устроился... примерно посредине "молодежной" половины спального... и не у прохода...
  
   Короткая "экскурсия" по казарме... Вход в казарму - примерно посредине здания. Возле входа - помещение, которое, с некоторой натяжкой, можно назвать холлом, площадью метров 20-25. Возле входной двери - тумбочка дневального... напротив входной двери - дверь в канцелярию... помещение для офицеров... слева - вход в спальное... справа, посередине здания, на всю оставшуюся длину - коридор... справа, ближе ко входу - единственная металлическая дверь в казарме... оружейная комната. По коридору слева: сушилка... странное помещение с большими радиаторами, расположенными по всему полу помещения, сверху, на высоте полутора-двух метров, вдоль радиаторов - несколько перекладин... это место для сушки одежды и обуви осенью и зимой... после дождя или снега...
  
   Следующее помещение - умывальная комната... умывальники... краны... зеркала... розетки... крючки для полотенец...
  
   Дальше - бытовка... несколько столов (для глажки и т.п.)... большое зеркало... шкаф со всякой мелочевкой и утюгами...
  
   Библиотека... она занимает два больших помещения... в первой комнате - теннисный стол!!! во второй - стеллажи с книгами... много книг...
  
   Возвращаемся по коридору обратно... самое дальнее помещение справа - Ленинская комната... столы и табуреты для занятий... телевизор... шкафы с Уставами и прочей подобной "литературой"...
  
   Следующая дверь - каптерка... "Святая святых"... хозяйство старшины... два больших смежных помещения... шинели... парадки... спальное бельё... мыло... сухпай... и т.д. и т.п.
  
   Всё... Есть ещё автопарк, где стоят машины и БТРы заставы, но мы с ним знакомы и так...
  
   Плавно перешли к следующему этапу. Выдача личного оружия... Я, неожиданно для себя, стал обладателем РПК (ручной пулемет Калашникова, калибр 5,45 мм)... "приобретение" вызвало невольную усмешку и мысли о "преемственности" поколений: из армейских воспоминаний отца я помнил - его первым оружием был РПД (ручной пулемет Дегтярева)... мне повезло... мой был значительно легче...
  
   Знакомство с личным оружием начиналось просто - с чистки... Мне снова повезло, предыдущий хозяин явно относился к нему хорошо... пулемет был чистый и ухоженный... Почистить пулемет, перезарядить магазины... заняло около часа...
  
   Оружие после чистки принимали командиры отделений... тщательно... внимательно... Замечаний не оказалось... ни у кого!
  
   Время - к обеду... дембеля группками потянулись в столовую... а как нам?
  
   - Застава! Строится! - старшина...
  
   Мы и молодые осенники строимся перед входом. Старшина выходит на крыльцо...
  
   - Все на месте? Пошли!
  
   За старшиной мы идем в столовую... Строем? Скорее, толпой... не останавливаясь, старшина заходит в столовую... мы следом...
  
   Для нашего призыва это первый обед на заставе...
  
   Столы "Резервной"... раньше мимо них и проходить то было страшно...
  
   Казалось бы, мелочь... Пересели из-за одного стола за другой... в той же самой столовой... но! теперь мы были не какие-нибудь "молодые" с учебного, а "молодые" с Резервной...
  
   Правда, почему то, немного не удобно перед "своими" товарищами с учебного... ещё вчера мы были на равных, а сегодня... мы спокойно сидим за столом, не торопясь, обедаем, не обращая внимания на раздающиеся привычные выкрики: "Человек!... Рабочий!... Бегом!..." и т.д. и т.п.
  
   Казалось бы, на заставу пришли молодые, можно погнать на окно раздачи кого то из них, то есть из нас... но... забегая вперед, скажу: за все время, пока застава находилась на территории учебного центра, никто из дембелей ни разу не воспользовался такой возможностью... мы - "свои"... а своих не обижают... Вечером послать на кухню за картошкой... чтобы мы же её и пожарили (в том числе и для себя)... это всегда пожалуйста... но, в столовой, во время еды... погнать куда то своего... это не по "правилам"... как то так...
  
   Согласно этим же правилам, все "разборки" между старослужащими заставы и молодыми проходили "кулуарно"... среди своих... и речь идет не только о офицерах... даже старослужащие из других подразделений - нежелательные свидетели и, тем более, не советчики... но, я отвлекся...
  
   Обед заканчивается... молодые осенники, после еды, не торопясь бредут к выходу со столовой и небольшими группками идут к казарме... А как быть нам... Несколько часов на заставе уже показали: к нам присматриваются... все наши действия оцениваются... и отношение к нам, а, соответственно, и наше житие-бытие на заставе во многом будет зависеть от того впечатления, которое мы произведем в первые дни или даже часы пребывания на заставе...
  
   Поэтому, закончив есть, мы ещё пару минут сидим за столом, лениво переговариваясь... потом, кто то из нас, обернувшись, вопросительно смотрит на старшину, сидящего через один стол и явно никуда не торопящегося...
  
   - "Поели? Идите в казарму... все вместе... строем!"
  
   ... Сидим в курилке, возле казармы... пока мы одни, делимся первыми впечатлениями... действительность оказалась намного лучше самых радужных ожиданий... с другой стороны, все мы понимаем, что расслабляться нельзя... делимся наблюдениями... обсуждаем возможные проблемы...
  
   Одна проблема уже "нарисовалась": взаимоотношения с "молодыми" осенниками... их призыв находится "в опале", поэтому никаких послаблений, в связи с нашим приходом, для них не произошло... С одной стороны, их понять можно - они уже около полугода на заставе, а их гоняют, как нас, только пришедших после учебки... С другой стороны... мы то здесь при чем...
  
   Но, как бы там не было, проблема есть... осенники не просто игнорируют наше присутствие (это в лучшем случае), а ещё и пытаются ввести нас в заблуждение или просто подставить...
  
   Дембеля не вмешиваются, похоже, им самим интересно происходящее... Их понять тоже можно... развлечений на заставе не так уж много...
  
   Так что, решать проблему нам самим... посовещавшись, приходим к выводу: для начала надо попробовать договориться, благо, "посредник" для переговоров имеется... Я забыл упомянуть, вместе с нами на заставу пришел один из наших сержантов, Васька Трихлеб, осенник, оказывается, он уже давно был определен на Резервную... но "задержался" на учебном...
  
   И ещё... главное... мы договорились... "один за всех, все за одного"... т.е. взаимопомощь... взаимодействие... поддержка... если ты свободен - помоги тому, кого загрузили какой-либо работой... особенно, если ты можешь сделать это быстрее и лучше... или просто можно вместе сделать быстрее... опять таки, забегая вперед, скажу: наш договор действовал до конца службы (небольшое преувеличение: фактически действие договора закончилось с приходом молодых... но... многие принципы остались неизменны до конца...)
  
   После обеда часа три "убили" на общение с замполитом заставы, старшим лейтенантом Бутырским. Опрос, личные данные, увлечения (что может пригодиться заставе)...
  
   Странное ощущение (после учебного) - ты никому не нужен... Не надо никуда бежать... срочно строиться по какому-нибудь поводу и т.п... Застава - как отлаженный механизм... все знают что и когда делать... мы пока только формально часть этого механизма... такая группа наблюдателей возле сложного устройства, ищущая возможность занять свободное место в работающем механизме, и, при этом, не нарушить работу механизма и не попасть между работающих "деталей"...
  
   Отбой... Ничего ужасного не происходит... Ложимся спать...
  
   ... "Подъем!" - громкий голос старшины прогоняет сновидения. Открываю глаза... за окном светло... уже утро...
  
   Старшина быстро распределяет: - Четыре человека (два осенника и двое наших) на уборку спального... Остальные - на спортплощадку... на зарядку... Все...
  
   После зарядки возвращаемся в казарму... Умылись, побрились... сидим в Ленинской комнате... делать нечего... дембеля ещё спят...
  
   - Выходи строиться на завтрак! - старшина...
  
   После завтрака Бутырский загоняет народ на политзанятия... У дембелей - сразу куча работы в парке... что то срочно посчитать в каптерке... и тому подобное... в общем, на занятиях мы и осенники... Через пару часов Бутырский выдохся...
  
   - Идите на спортплощадку...
  
   Похоже, спортплощадка - местное универсальное средство от ничегонеделания...
  
  

Первый наряд

   Лафа закончилась. Перед обедом старшина тормознул меня:
  
   - Вечером заступаешь в наряд. После обеда - подготовка к наряду.
  
   Вот так вот... С корабля на бал... Второй день на заставе... Ещё толком не разобрались в здешних правилах и порядках... Наряд...
  
   Кроме меня в наряд заступает Ваня Борис, сержант, дембель, командир моего отделения, - дежурным по заставе, и двое молодых осенников (на полгода старше нас) - как и я, дневальными. Готовиться к наряду мне особо нечего: одежда чистая, сам побрит... Разве что поспать?! На учебном - это норма... А как будет здесь? Если я лягу, а тот же Ваня нет? И вообще: как они здесь готовятся к наряду? Почему я не обратил на это внимание ещё вчера? Ведь, рано или поздно, заступать в наряд все равно пришлось бы...
  
   Спросил своих... все знают столько же, сколько и я... получил "обнадеживающий" совет: - "делай, как остальные"... при этом, каждый постарался напомнить: - "пшенарям" ни в чем не уступай!... этот наряд - первая проверка!... не только тебя, а всего призыва!"... спасибо за поддержку...
  
   После обеда заглядываю в спальное... сомнения - прочь! Все уже спят...
  
   В спальном - полумрак (окна затянуты темной пленкой), работают кондиционеры - прохладно... После полуденной жары засыпаю мгновенно...
  
   Шесть часов вечера... заступаем в наряд... Я - собран и готов к любой конфронтации...
  
   Не понадобилось... пока... Ваня Борис быстро распределил обязанности и очередность... С этим проблем нет... Проблема в другом: наглеть сразу или постепенно?
  
   Поясню: дневальный на "тумбочке"... согласно Устава, должен приветствовать ("отдавать честь") любого представителя командирского состава, в т.ч и младший комсостав - сержантов... На учебном за этим следили строго... Здесь же я ни разу не видел чтобы дневальный приветствовал кого-нибудь из сержантов... даже дембелей... Дилемма... вести себя "как все"? или все-таки делать "как положено"? Немного подумав, выбираю второй вариант...
  
   Решение правильное! Проходящий мимо старшина, махнув в ответ рукой на мое приветствие, бурчит: "Брось! Не на учебном"...
  
   Вот теперь - можно делать "как все"...
  
   Ощущение - за мной наблюдают... и оценивают... как правильно заметил кто то из наших пацанов - не только меня... весь призыв... и зачем мне такое "счастье"?
  
   Время до отбоя проходит незаметно... В полночь ложусь спать...
  
   Начало пятого... Подъем... Просыпаюсь... Одеваюсь... Выхожу из спального... На "тумбочку"... Сижу...
  
   Без десяти шесть... Из каптерки выходит дремавший там Ваня: - В шесть часов поднимай заставу...
  
   ... и уходит обратно... Ох...ть! "Поднимай заставу"... и как он себе это представляет? Я зайду в спальное, заору во все горло "Подъем!", все повскакивают?... дембеля надают тумаков, за то, что разбудил? Как назло, в предыдущий день заставу поднимал старшина... и то, я слышал, как кто то проорал в ответ: "За...л! Не ори!"...
  
   Стрелки часов неумолимо приближаются к шести... вот он... момент истины... Собравшись с духом, я открываю дверь спального и громко и твердо кричу: "Застава! Подъем!"... и быстро закрываю дверь... Слушаю... Шевеление... Кто то встает... Голос кого то из дембелей... испуганный и дрожащий: "Застава?! Подъем?"... и дружный громкий смех... Суки!
  
   Мое утреннее "выступление" имело успех... Похоже, я обеспечил дембелей хорошим настроением минимум на пол дня... После этого уже ничего не страшно... Я довольно легко отбил атаки дневальных пшенарей, пытавшихся занять место на "тумбочке" вместо мытья полов... без проблем проорал "Дежурный! На выход!" при приближении начальника заставы...
  
   В общем, день удался...
  
  

Будни

  
   Надо заметить, что наш приход на заставу, в какой то мере совпал с другим, намного более значительным событием: на Резервной сменили командира, вместо капитана Яровенко пришел старший лейтенант Александров.
  
   Ну, и, как говорят, новая метла метёт по своему.
  
   Старослужащие заставы, видевшие "Ярого" в деле, безоговорочно признавали его авторитет и право на любые приказы. Да и, привыкшие к достаточно высокой степени свободы - обычно, после приезда с очередной операции, застава "отдыхала": музыка орала на весь учебный, народ отсыпался, кто сколько хотел, в столовую ходили группками по несколько человек и т.п., - дембеля, как могли, противились попыткам Александрова ввести свои правила на заставе.
  
   Положение осложнялось ещё и тем, что из-за повсеместного карантина - в мангруппах свирепствовала желтуха (как её у нас называли: "привет от Васи Боткина"), никаких операций не проводилось. Максимум, сопровождение колонны в одну из мангрупп, один раз в полторы - две недели на один - два дня! На таких выездах была задействована только часть заставы, остальные развлекались, как могли...
  

0x01 graphic

На заставе - карантин...

  
   Конечно, на нас, "молодых" вся лафа не распространялась, занятия нам находили и офицеры, и дембеля.
  
   Фантазии офицеров обычно хватало на уборку территории или проведение занятий по спортивной или огневой подготовке, которые, в большинстве случаев, проводились старшиной или Ваней Борисом (одним из сержантов - дембелей).

0x01 graphic

Резервная на "занятиях"... (лето 1982г.)

  
   С дембелями было поинтересней - сходить в столовую, набрать картошки, пожарить, причем, себя забывать не рекомендовалось - жаришь дембелям - можно угостить и своих, в рот никто не заглядывал, лишь бы хватило на озвученное количество едоков. Кроме картошки, в числе любимых блюд были: сухофрукты, в основном груши, и, конечно же, мясо.
  
   Правда, мясо, по молодости лет, нам никто не давал, за ним дембелям приходилось ходить самим, иногда эти походы сопровождались мордобоем повара, не желавшего делиться. Ну, а жарить - это уже к нам...
  
   Мне повезло...
   За какой то надобностью поехали в отряд... Я попал в число отъезжающих... конечно, не за какие то заслуги, а "круглое носить, квадратное катать"... но хоть какое то развлечение...
  
   Пока старшина занимался бумажными вопросами, дембеля отправили меня в магазин... "военторг"... на территории отряда... где он находится, я уже знал... по предыдущим посещениям отряда, ещё на учебном...
  
   Иду... возле одного из зданий, на низеньком заборчике сидят двое... вполне дембельского вида... увидев меня, оживились...
  
   - Военный! Стоять! Призыв? Откуда и куда бежим?
  
   - весна 82 - вопрошавшие оживились ещё больше... - С Резервной... дембеля в магазин послали...
  
   - Свободен! - сразу поскучнели они...
  
   Вернулся назад без приключений...
  
   По дороге назад рассказал о встрече старшине... меня немного удивила реакция отрядских...
  
   - Все правильно... - кивнул старшина... - так и должно быть... запомни сам и своим передай: никто, кроме нас, конечно, не может трогать молодых с Резервной... особенно отрядские...
  
   - Юра! - через время обратился я к старшине, вспомнив, что пока я бегал в магазин, группа молодых из отряда разгружала нашу машину... - а вы отрядских можете?
  
   С непоколебимой уверенностью Юра ответил: - Конечно... они же - отрядские... а мы - с Резервной...
  
   Я надолго впал в ступор...
  
   ... Прошло достаточно много времени, пока я смог понять и сформулировать, что именно имел ввиду старшина: при прочих равных условиях (срок службы) военнослужащие, проходящие службу в отряде или на границе, не имеют морального права проявлять свое "превосходство" перед молодыми бойцами, воюющими на "той стороне"... вот такая вот "дань уважения"...
  

Первый выезд

  
   Завтра - наш первый выезд на ту сторону... Сопровождение колонны...
  
   Конечно, сопровождение колонны - это не выезд на "операцию", где можно пробыть и неделю, и две, сопровождение колонны - один, максимум, два дня, съездить в Мазари-Шариф или Таш-Курган и вернуться обратно. Но уже хоть что-то, первая возможность увидеть ЕГО... Афганистан... не через речку, в бинокль, а оттуда... изнутри...
  
   Едут не все... шесть БТРов... экипажи и десант... Наш призыв - едут все...
  
   Ночь тянется неимоверно долго... состояние - как перед соревнованиями... возбуждение не отпускает... С трудом дождался утра...
  
   Утро... Подъем... Стараюсь в своих действиях подражать дембелям... получается плохо...
  
   Для них такие поездки - обычная рутина... "обязательная программа"... все действия отработаны... необходимые вещи, оружие, боеприпасы - подготовлены... для нас это все - определенное испытание... по многим вопросам... даже, казалось бы, самым простым...
  
   Александров сказал: "Боеприпасы - один БК"...
  
   БК - боекомплект - гранаты: Ф-1 и РГД-5, по две штуки и запас патронов для одного автомата/пулемета, казалось бы, все ясно: 500 или 750 патронов - проще простого, но это если брать патроны из цинка, в пачках... В оружейке стоит несколько ящиков из под гранат к СПГ, до самого верху набитых патронами... насыпью... что ж мне их поштучно считать? Или на глаз кинуть? А вдруг проверят?
  
   Молодые осенники в этом деле не помощники. Они по прежнему болезненно реагируют на наши нормальные взаимоотношения с дембелями, и, поэтому, просто игнорируют любые обращения к ним...
  
   Сыплю патроны в вещмешок... пригоршнями... в одной - примерно двадцать патронов (я посчитал)... сорок пригоршней... гранаты... запалы... лопата... флягу с водой - туда же... Получилось довольно таки тяжело...
  
   Чуть не забыл!... Самое важное!... Ложку...Без неё нельзя... Свою никто не даст... Сухпай из баночек штык-ножом есть, конечно, можно... но это "на любителя"...
  
   Ложка у меня есть... Из нержавейки... Алюминиевые или дюралевые ложки не годятся... гнутся и, в самый неудобный момент, ломаются... По совету командира моего отделения сержанта Вани Бориса я, ещё дней десять назад, "выцыганил" себе ложку в офицерской столовой, у Славика... по старой памяти... Заворачиваю ложку в чистый носовой платок, сую в вещмешок...
  
   Вовремя... Подъехали БТРы... Рассаживаемся...
  
   Я и Вовчик Грицай - вместе, на нашем БТРе - Ваня Борис и, почему-то, старшина... двое молодых осенников... и, собственно, экипаж БТРа - водитель и наводчик - кто-то из дембелей...
  
   Наши места - сзади и внутри БТРа, вместе с осенниками... Набравшись храбрости (скорее, наглости), прошу разрешения ехать на верху БТРа... хочется хоть немного посмотреть...
  
   Пауза... кивок... "До моста... Потом - вниз..."
  
   Выезжаем... Сначала - заезд в отряд. Здесь нас ждет колонна грузовиков, которые нам предстоит сопровождать до одной из мангрупп... в Мазари-Шариф или Таш-Курган... В колонне - бензовозы, машины с бревнами (для строительства блиндажей), продукты, боеприпасы...
  
   Небольшая поездка по городу... Наконец, выезжаем к мосту...
  
   Большой стационарный мост ещё строится... нам левее...
  
   На понтонный мост... Колонна спускается к реке... несколько секунд... и мы уже на мосту... плавно раскачиваясь, БТР медленно приближается к афганскому берегу... справа, ниже по течению, строящийся мост... плавучий кран... какие то баржи...
  

0x01 graphic

  
   Слева, метрах в ста от понтонного моста, посреди реки на якоре стоит военный катер с пограничным флагом...
  
   Впереди - Афганистан...
  
   И вот, взревев моторами, БТР поднимается на афганский берег... все... лафа закончилась, спускаемся в середину...
  
   Краем глаза замечаю, как осенники пристегивают магазины... молча... не сказав ни слова... ладно...
  
   Достаю из подсумка магазин, пристегиваю... Вовчик делает то же самое... Вовремя...
  
   Ваня Борис, повернувшись к нам, одобрительно кивает головой...
  
   Пользуясь моментом, спрашиваю у него, сколько нам ехать...
  
   - Если все нормально, то часа два...
  
   - А чего все в БТРе?
  
   - Пока по пустыне ехать будем, тут спокойно... вот за развилкой нужно быть внимательными...
  
   - А можно сейчас наверх? Посмотреть?
  
   - Да что там смотреть... - Ваня пожимает плечами, - ну, ладно, одевайте бронежилеты и каски, оружие с собой...
  
   Пока Ваня не передумал, мы с Грицаем быстро натягиваем на себя бронежилеты и каски и располагаемся в заднем люке... Осенники недовольно косятся в нашу сторону... им подобное запрещено...
  
   Мы наверху...
  
   Пока - ничего интересного... По обе стороны дороги - ограждение из колючей проволоки, с караульными вышками, за ними - сборные ангары, цистерны... какие то склады... проезжаем несколько километров... картина та же... Наконец, сделав левый поворот, дорога уходит в пустыню...
  
   Серая лента монотонно вьется среди барханов... местами песчаные языки вылезают на асфальт... однообразный пейзаж... без каких-либо следов жизни...
  
   Справа, метрах в тридцати, вдоль дорожного полотна, как две бесконечные змеи, вьются трубы, местами они скрываются глубоко под песком, местами практически висят в воздухе... Это трубопровод... идет от Хайратона до Кабула... по нему перекачивают топливо... в основном солярку...
  
   Кое-где возле труб видны большие пятна... вытекшая солярка... Оказывается, аборигены воруют топливо... ночью... просверливают отверстие... наполняют всю имеющуюся тару, и в лучшем случае, забивают деревянный чопик... а если их спугнут, бросают все так... А спугнуть есть кому... Каждую ночь трубопровод проверяют армейские патрули на БТРах...
  
   Но я отвлекся... Едем дальше... Пустынно и однообразно...
  
   Положение "спасают" встречные афганские машины... они - разные... от современных "мерседесовских" тягачей
  

0x01 graphic

  
   до каких то невообразимо древних грузовичков...
  

0x01 graphic

   вне зависимости от возраста автомобиля, они все расписаны рисунками и надписями, обвешаны бахромой, цепочками, какими то украшениями... Борта у всех без исключения машин нарощены не меньше, чем на два человеческих роста...
  
   Пейзаж меняется... песок остается сзади... справа и слева - глинистая равнина, местами покрытая скудной растительностью... в одном месте, справа, вдали виднеются следы какой то большой постройки... что то вроде крепостной стены... совсем как на учебном...
  
   Впереди - растут силуэты гор... уже видно, как, постепенно повышаясь, небольшие бугры переходят в холмы, те, в свою очередь, уступают место невысоким горам, которые резко сменяются большим хребтом, стоящим перпендикулярно направлению нашего движения...
  
   Вскоре перед нами появляется несколько небольших строений... рядом с ними - БРДМка...
  
   Мы - на развилке... дорога расходится в две стороны: направо и налево... прямо - проезда нет... горы...
  
   Одна из построек - пост военной комендатуры, остальные - несколько дуканов, местных лавок, в которых продается все... от продуктов питания до одежды и бытовой техники...
  
   Колонна останавливается... Здесь мы разделяемся... Часть колонны пойдет налево... в Таш-Курган, в лагерь ММГ-2, а мы поедем направо... в Мазари - Шариф, в лагерь ММГ-1.
  
   Мы опять в БТРе... наблюдаем через бойницы... дембеля переместились наверх, на броню... Дорога проходит по какой то невидимой границе: справа - уходящая за горизонт пустыня, слева - холмистая местность... пологие склоны местами сменяются каменными обрывами... дикая пустынная местность... на фоне высокого хребта... Все внимание дембелей - сюда, на левую сторону...
  
   Пейзаж меняется... или дорога ушла правее... Слева, в низине, появляются постройки, окруженные возделанными полями... это кишлак, расположенный в так называемой "зеленке"... здесь есть вода... а где вода, там растительность, и, как следствие, жизнь...
  
   Постройки непривычные, сделаны из глины, с минимальным количеством окон и дверей, окружены высокими глиняными же заборами... кое где видны следы разрушения... малолюдно...
  
   На дороге появляется несколько новых разновидностей "транспорта" - ослы и верблюды, навьюченные большими тюками,

0x01 graphic

   двухколесные повозки, запряженные лошадьми (раньше такие назывались - арба, они были на высоких деревянных колесах... большинство современных вполне обходятся колесами от грузовиков), попадаются как грузовые, так и чисто пассажирские "экипажи"...
  

0x01 graphic

  
   Въезжаем в Мазари-Шариф...
   Он - чужой... или просто другой... он выглядит и ощущается совсем по другому... некрашеные глинобитные дома и заборы... чужие звуки и запахи...
  

0x01 graphic

  
   По левую стороны дороги, как специально - для пущего контраста, за невысоким решетчатым забором, вполне европейские дома, клумбы с цветами, асфальтовые дорожки... (чуть позже я узнал - это городок наших гражданских специалистов, строивших (и обслуживающих) в Мазари-Шарифе комбинат азотных удобрений)...
  

0x01 graphic

   ... Женщины, с головы до ног укутанные в темные, непрозрачные одежды... афганцы-мужчины, в чалмах, длинных рубахах, штанах, чем то напоминающих казацкие, и в галошах на босу ногу... детвора любого пола, бегающая полураздетой...
  

0x01 graphic

  
   Одно-, двухэтажные глинобитные домики... первый этаж - лавка или мастерская, второй - жилье хозяина...
  

0x01 graphic

  
   В лавках - огромное разнообразие овощей, фруктов, орехов... вот тебе и "скудная пустыня"!
  

0x01 graphic

  
   Длинные жерди, прутья, колотые дрова - судя по увиденному - очень ходовой товар (или, может, на этой окраине города какой то специфический "деревянный" рынок?)
  
   Туча народа с тележками, нагруженными любыми товарами... все куда то движутся... в разных направлениях... с разной скоростью...
  
   На нашу колонну никто не обращает никакого внимания... кажется, что мужики с тележками, пропуская колонну, просто пользуются моментом для отдыха...
  
  
  
  

0x01 graphic

  
   Смотрю на дембелей... сидят как бы расслабленно, но при этом, непонятно откуда, возникает ощущение максимальной сосредоточенности и готовности к действиям... любым... Хотя... Чего тут опасаться?...
  
   Среди прохожих попадаются женщины без паранджи, одетые в какую то униформу... активистки новой власти... как там говорил товарищ Сухов - свободные женщины Востока...
  

0x01 graphic

  
   Дорога упирается в площадь...
  

0x01 graphic

  
   На площади - большая мечеть... несколько минаретов... это знаменитая "Голубая мечеть"... правда, она, скорее, бирюзовая... голубые (ближе к синему) купола... стены, выложенные зеленой и синей плиткой... сочные, яркие цвета...
  
   На фоне однообразной унылой песчано-глинистой окраски близлежащих домов мечеть и площадь выглядят, как ограненный изумруд, случайно упавший в песок... оазис в пустыне... осколок неба...
  
   С нашей стороны площади, среди зарослей граната и ещё каких то деревьев, бассейн, длинный и узкий... в нем - дикие утки... гуси... лебеди!!! Огромные стаи голубей... преимущественно белых... Они носятся над храмом..., как декоративные украшения опоясывают крыши минаретов и близлежащих домов...
   0x01 graphic
  
  
   Сворачиваем налево, проезжаем метров двести, поворот направо... ещё метров двести... поворот налево... мы съезжаем с площади в какую то улочку...
  

0x01 graphic

  
   Проехав ещё пару километров,

0x01 graphic

  
   миновав какую то промзону, выезжаем на окраину города... слева - что то, отдаленно напоминающее стадион (во всяком случае длинная прямая трибуна с навесом присутствовала), справа - территория, обнесенная колючей проволокой, с земляными валами и окопами... это лагерь мангруппы...
  
   В лагерь нас не пускают... карантин... "Боткина"... БТРы останавливаются у ворот, машины идут на разгрузку...
  
   Ждем...
  
   Пока ждем, осматриваюсь...
  
   Забор из колючей проволоки... за ним - полоса МЗП... метрах в пятидесяти от МЗП, по всему периметру лагеря, траншея... рубеж обороны... с ДОТами и открытыми позициями... от неё, в глубь лагеря, уходит несколько ходов сообщения... по этим ходам, в случае тревоги, на позиции выдвигаются защитники лагеря... земляные валы скрывают большую часть происходящего в лагере... сложно разобрать, где просто вал, а где крыша блиндажа... наверное, все так и задумывалось...
  
   Перевожу взгляд на город... Он рядом... Метрах в трехста от лагеря начинаются постройки... частные дома, окруженные садами... по словам дембелей, из этих садов частенько обстреливают лагерь... в основном из стрелкового оружия...
  
   Обращаю внимание, все наши сидят или бродят между БТРами и лагерем... т.е. в зоне, максимально прикрытой от возможного обстрела... если он, не дай Бог, произойдет...
  
   Дорога, по которой мы подъехали к лагерю, уходит дальше... в сторону гор... они, кстати, недалеко... не дальше десяти километров... и исчезает в расщелине хребта, протянувшегося перпендикулярно дороге...
  
   По дороге, в основном, из города, поднимая тучи пыли, время от времени проезжают грузовики-"барбухайки"... разрисованные и загруженные сверх всякой меры... очень часто, на горе тюков сидит пару десятков пассажиров... часть путников движется на своем "транспорте" - ишаках...
  

0x01 graphic

  
   Разгруженные машины постепенно выстраиваются в колонну на территории лагеря. Разгрузка законченаНаконец, мы сразу выезжаем в обратный путь... Дорога до развилки занимает меньше часа, значительно быстрее, чем от развилки до лагеря... И это хорошо... Монотонное покачивание БТРа и гудение двигателей усыпляет не хуже снотворного... а спать нельзя! Почему то, по дороге туда такого не было...
  
   На развилке ещё около часа ждем колонну из Таш-Кургана... Дождались... Пока строится колонна, Полупан и Алехин, ездившие во вторую ММГ, угощают нас гранатами... нарвали в Таш-Кургане, возле лагеря мангруппы... гранаты не красные, а какие то желтоватые... но сочные и очень сладкие... Как потом признался Полупан, за эти гранаты они уже получили несколько тумаков: пошли без спросу... - зачем спрашивать? все на виду... сад не далее ста метров от стоянки БТРов... о том, что там мины - они ж не знали... повезло...
  
   Дорога назад - без приключений... разве что, одно новшество... посовещавшись, старшина и Ваня приняли решение: от развилки до моста и мы, и молодые осенники ехали наверху... сразу и не разберешь: поощрение или наказание - то ли чтобы не спали, то ли чтобы привыкали... а может "два в одном"...
  
  

День рождения

  
  
   Утро... Подъем... У меня сегодня день рождения... 19... Вчерашнюю поездку в Мазари-Шариф наверное, можно считать подарком... Боюсь, других подарков, пока не придет посылка из дома, мне "не светит"...
  
   После завтрака - построение заставы... Александров объявляет проведение занятий и работ в парке, назначает старших...
  
   Вдруг: "Рядовой Сикаленко! Выйти из строя!"
  
   Выхожу...
  
   Александров: "У рядового Сикаленко сегодня - день рождения! От всей заставы поздравляю его с девятнадцатилетием и объявляю для него сегодняшний день - выходным!"...
  
   После развода, получив достаточное количество "поздравительных" хлопков по спине, остаюсь в одиночестве и затруднительном положении... Что делать? Наши и часть молодых осенников отправились на занятия, другая часть осенников вместе с дембелями отправилась в парк, возиться с БТРами, часть дембелей занимается своими делами... А что делать мне?
  
   Главное, соблюсти меру... Понятное дело, спать не ляжешь, письма писать - можно и в обычные дни..., сейчас бы забиться в укромный уголок с книжкой...
  
   Вот!... У нас на заставе есть библиотека... Обычно для нас это запретная территория, кроме времени уборки помещений, но почему бы сейчас не попробовать?
  
   В библиотеке - заставской библиотекарь Юра Гладкий... С его разрешения я захожу в библиотеку... Часть полок - военно-патриотическая литература, мемуары военачальников, художественная литература о Гражданской и Великой Отечественной войне, Погранвойсках...
  
   Зато дальше... Мама дорогая... Дюма... Вальтер Скотт... Конан-Дойль... Марк Твен... Фенимор Купер... Джек Лондон... Сименон... Русская, советская и зарубежная классика... Всё - ПСС!!! (Полное собрание сочинений)... Плюс: антология советской и зарубежной фантастики в ...надцати томах, антология советского и зарубежного детектива...
  
   Глаза разбежались... хотелось все... и сразу... Я застыл, как знаменитый Буриданов осел, не в силах сделать выбор...
  
   Из ступора меня вывел возникший в дверях Юра: "Ты в теннис играешь?"
  
   Продолжая мысленно метаться между книг, я "на автомате" ответил: "Конечно, играю"
  
   "Пошли" - бросил Юра и скрылся за дверью...
  
   В первой комнате стоял теннисный стол, со слов молодых осенников я знал, молодежь к нему не допускают, поэтому, войдя в библиотеку, даже не обратил на него внимания... чего зря расстраиваться... но, похоже, я подвернулся вовремя, у Юры не было напарника...
  
   Начали играть... некоторое время поперебрасывали шарик со стороны в сторону, для разминки... потом начали играть на счет... первую партию я с трудом выиграл "на больше-меньше"... дальше пошло легче... игрок Юра был средненький... что меня поразило, проигрыши его не сильно огорчили, как я понял, его больше обрадовало появление более сильного игрока... вот тут я не очень понял...
  
   Пятая или шестая партия... в библиотеку заходит старшина... пару минут понаблюдав за игрой, сообщает: "Я следующий"... я, понимая, что моё время заканчивается, от огорчения не дав Юре выиграть больше ни одной подачи, выиграл партию со счетом 21:5... Со вздохом сожаления кладу ракетку...
  
   Старшина: "Ты чего? Проигравший выбывает"...
  
   Юра молча отдаёт ему ракетку... и тут же "забивает" очередь... но хитрый старшина, на всякий случай, объявляет - две первые партии для "разыграться", третья - контрольная... Играем... Старшина играет намного сильнее... первая партия за ним, вторая за мной... третья... я уже приноровился к манере игры старшины, а он к моим подачам, похоже, не совсем... партия за мной... Дальше снова Юра, потом старшина, потом вылетаю я, старшина - Юра, старшина - я, снова я и Юра, снова я и старшина...
  
   Состязания прерывает Ваня Борис: "Вы что, на обед не идете?"
  
   Старшина: "Пошли, после обеда доиграем"...
  
   ..."После обеда" плавно перетек в "после ужина"... состав участников несколько расширился... сыграли даже несколько парных партий... мы со старшиной выиграли...
  
   Ближе к полуночи, перед тем как уснуть, я ещё успел подумать, что такого прикольного дня рождения у меня ещё не было...
  

"приказ" дембелей

  
   После дня рождения прошло несколько дней...
  
   На заставе медленно, но верно, нарастает ажиотаж... Со дня на день должен быть опубликован приказ министра обороны об "увольнении в запас отслуживших полный срок (два года) и призыве в вооруженные силы лиц, достигших восемнадцатилетнего возраста не имеющих прав на отсрочку или освобождение от призыва" (с), причем основное внимание - пункту об увольнении в запас...
  
   Ожидание только выглядит пассивным... движение не прекращается ни на миг... втихаря закупаются продукты... водка... дембеля готовятся отмечать "приказ"...
  
   И вот... приказ опубликован... в "Красной звезде" (главный печатный орган вооруженных сил)...
  
   К этому дню готовятся не только дембеля...
  
   Александров предупреждает: никаких "отмечаний"... Две ночи в казарме круглосуточно находится дежурный офицер... сначала Бутик, потом Царь... народ "изображает" полное безразличие...
  
   Третья ночь... дежурит Александров... отбой... все легли... десять минут после отбоя... Александров ушел...
  
   Ещё через пять минут меня толкает Ваня Борис: - Вставай! Одевайся! Выходи на крыльцо... Я жду!
  
   Ничего не понимаю... что случилось? Куда я вляпался? Быстро одевшись, выхожу...
  
   На крыльце - Ваня: Слушай боевую задачу! Пост номер один... вид наряда - дозор! Сектор наблюдения - дорога к "офицерским" домам! При появлении Александрова или других офицеров немедленно доложить в каптерку... Задача ясна?
  
   - Так точно!
  
   - Выполнять!
  
   Ваня скрылся в казарме... Все ясно... Дембеля отмечают "приказ"... Мне выпала "огромная честь": вместо спокойного сна сидеть на стреме... На сколько затянется "мероприятие", не знает никто... Ночь явно "удалась"!
  
   Сижу... Задание нудное, но ответственное... если я прозеваю приближение офицеров и "дембеля" "спалятся", мало не покажется не только мне, но и всему нашему призыву... а сидеть в темноте одному и молча пялиться на пустую дорожку, слегка подсвеченную редкими фонарями, не просто нудно... ещё и опасно: глаза закрываются сами... Хожу...
  
   Вдруг тишину ночного учебного разрывают звуки музыки... они летят из открывшейся форточки каптерки...
  
   Бегу в казарму... заскакиваю в каптерку... проталкиваюсь к старшине... старшина сразу понимает суть проблемы... "Форточку закрыть! Курить - на крыльцо! Дуй на место!" - это уже мне...
  
   Выхожу... Вроде бы все тихо...
  
   Теперь мне не так скучно... Периодически из казармы выходят дембеля, покурить... группками... по одному...
  
   Второй час... Судя по разгулу, "мероприятие" продлится ещё... Интересно, когда я отсыпаться буду?
  
   Будто в ответ на мой немой вопрос на крыльце появляются старшина и Ваня...
  
   - Как дела?
  
   - Нормально!
  
   - Так! Пока мы покурим, пойди, разбуди кого-нибудь одного, из своих, пусть выходит сюда...
  
   Иду в спальное... зачем им ещё кто то понадобился?, долго не выбираю, бужу Вовчика Грицая...
  
   - Вставай, одевайся и выходи на крыльцо... Быстро!
  
   - Зачем?
  
   - У старшины сам спросишь...
  
   Убедившись, что Вовчик проснулся, выхожу из казармы...
  
   - Разбудил?
  
   - Да! Грицая...
  
   - Хорошо... Он тебя сменит... Когда выйдет, объяснишь ему задачу, потом зайдешь в каптерку... доложишь...
  
   Они уходят...
  
   Через пару минут на крыльцо выходит заспанный Вовчик... коротко объясняю: дембеля гуляют, задача - бдить..., на вопрос - почему он? Отвечаю таким же вопросом: а почему я?, и, успокоив Вовчика волшебной фразой: "старшина сказал", иду докладывать...
  
   В каптерке - дым коромыслом... магнитофон уже молчит... дембеля в "лирическом настроении"... песни под гитару... нахожу старшину: - Юра! Все в порядке... Задачу поставил... Вовчик на посту...
  
   - Молодец! А ну, кто-нибудь!!!
  
   Не успел я опомниться, как у меня в одной руке образовалась кружка, в которую кто-то щедрой рукой булькнул не меньше половины бутылки водки, а в другой - кусок жареного мяса и маринованного огурца...
  
   - Давай! За наш дембель!
  
   - За ваш дембель!!!
  
   Пью... медленно выпиваю содержимое кружки и, не закусывая, повторяю: - За ваш дембель! Чтобы вы все как можно скорее были дома... Живые и здоровые...
  
   Перевожу дыхание и откусываю огурец... который чуть не вылетает изо рта от одобрительных "похлопываний" по спине... мне "достаются" и несколько добрых слов... и не только обо мне, но и обо всем нашем призыве...
  
   Чудесным образом кружка снова наполняется... выпиваю... повторяю прежний "фокус"... в голове начинает слегка шуметь... как классно...
  
   "Кайф" обламывает старшина: - Все! Топай спать! А то утром не проснешься...
  
   Выхожу из каптерки... Спать... Как после этого спать? О, на крыльце дежурит Грицай... пойду ка я к нему...
  
   Вовчик смотрит на меня круглыми глазами: Ты что, пил? А если узнают?
  
   - Ты что, совсем дурак? Старшина угощал...
  
   Несколько минут поболтав ни о чем, иду спать... Укутавшись в одеяло, я ещё успеваю подумать: как все- таки хорошо, что Ваня Борис назначил на "дежурство" именно меня... Ночь все таки удалась!
  
   Утро... Подъем... Довольная рожа Вовчика... ему тоже перепало... оказывается, не только ему... Жид и Полупан получили свое... за уничтожение следов праздника...
  
   Александрова вызвали в отряд...
  
   Возвращается перед обедом... Довольный...
   Заходит в канцелярию... Через несколько минут из канцелярии выходит Бутик:
   - Старшина! Построение заставы... Срочно!
  
   Строимся...
   Александров: - Сегодня я ездил в отряд... вот за этим... - он достает из кармана небольшую коробочку... открывает её... орден "Боевого Красного Знамени"... - эта награда - не только моя заслуга... это заслуга бойцов, с которыми я служил раньше... и ваша тоже... авансом... - Александров улыбнулся...
  
   Царь и Бутик жмут Александрову руку... коробочка с орденом отправляется в путешествие по строю... вот она у меня в руках... тяжелый...
  
  

Операция (блокировка кишлака)

  
  
   У нас - выезд... На операцию... Блокировка кишлака...
  
   Мы уже знаем, всю нашу "деятельность" на той стороне условно можно разделить на три группы:
  
   первая, появившаяся сравнительно недавно, после ввода на афганскую территорию мангрупп (в нашем отряде их две - в Мазари-Шарифе и в Таш-Кургане) - сопровождение колонн... В лагерь мангруппы постоянно (раз в неделю или две) осуществляется подвоз продуктов, топлива, боеприпасов, строительных материалов... наша задача - сопровождение и охрана грузовых машин на пути от отряда до лагеря мангруппы в Мазари-Шарифе или Таш-Кургане... и обратно. Обычно такое сопровождение длится день, максимум - два...
  
   Вторая группа: проведение плановых операций по нейтрализации противников действующей власти... что то вроде профилактической работы: два раза в год, весной и осенью, при участии афганских властей, проводятся проверки в кишлаках... особенно на территориях, близких к горам... для выявления боевиков... осенью - тех, кто вернулся с горных баз домой, переждать зиму... весной - тех, кто не успел уйти в горы... продолжительность, в зависимости от размеров кишлака (или количества кишлаков): от трех - четырех дней до двух-трех недель
  
   Третья группа: "текучка"... сюда входит все... и срочные выезды по наводке информаторов... для задержания или ликвидации боевиков (в кишлаках)... для оказания помощи местной власти (в случае внезапного нападения боевиков), сопровождение наших представителей (разведчиков) при переговорах с различными группировками (местные отряды самообороны и т.п.)... засады ( по наводке информаторов или по данным наших оперативников (разведки)) за пределами населенных пунктов (чаще всего - в горной местности... на вертолетах)... и т.д., и т. п., срок проведения - всегда разный...
  
   Наш завтрашний выезд - из третьей группы...
  
   Блокировка кишлака... Внеочередная... Скорее всего, по информации кого то из местных осведомителей стало известно, что в кишлаке находится (или находятся) кто то из боевиков... Наша задача - окружить кишлак, занять позиции по периметру... и, пока местные власти, т.е. царандой (милиция) и ХАД (служба безопасности), будут вести проческу кишлака и проверку его жителей, обеспечивать безопасность и пресекать попытки несанкционированного оставления кишлака... Вроде бы все просто...
  
   Для нас (моего призыва) - это первый боевой выезд...
  
   Выезжаем с утра... Без заезда в отряд... Хайратон... мост... Дорога до развилки... Поворот направо... Едем в Мазари-Шариф... в мангруппу...
   Нет... миновав поворот, ведущий к лагерю, проезжаем через город... Сзади остался комбинат азотных удобрений, построенный нашими специалистами...
  
   Впереди, на обочине дороги - колонна военной техники... Наши... первая мангруппа... Дальше едем вместе...
  
   Проезжаем ещё километров двадцать... Миновали несколько кишлаков...
  

0x01 graphic

  
   Мы на месте...
  
   Колонна разделяется... наша застава и часть мангруппы охватывают кишлак слева, остальная мангруппа - справа... Непонятно откуда появившиеся вертолеты, два "крокодила" (Ми-24) и два Ми-8, парами кружатся над кишлаком...
  
   Наш БТР останавливается метрах в трехстах от глиняного забора (дувала), по периметру окружающего весь кишлак, возле дороги, ведущей от кишлака в направлении гор...
   Сзади, в километре-полутора, виднеются заросли деревьев, глиняные постройки... ещё один кишлак... правее и примерно на таком же удалении - ещё один... Местность довольно плотно заселена...
  
   Окапываемся... БТР с одной стороны дороги... наш окоп - с другой... Копать легко... это не глиняное "поле чудес" учебного... метр в ширину, два в длину, метр в глубину... окоп для двоих... мой напарник - Ваня Борис... понятно, что окоп копаю я сам... Ванино участие ограничивается разметкой и указанием глубины окопа... но это не важно... как я уже отметил, несмотря на большое количество камней, копать легко... да и окоп для двоих, пусть даже и МСЛ-кой (малая саперная лопата), это не капонир для БТРа, который приходится копать БТР-щикам...
  
   Наконец, все закончено... наш окоп готов, БТР загнали в выкопанный капонир... можно и перекусить...
  
   За банками с сухпаем иду к БТРу... перехожу дорогу... она грунтовая... покрытая слоем тончайшей, как пудра, пыли... сапоги погружаются в эту пыль выше щиколоток... ощущение - будто идешь по воде... только в отличие от воды, за тобой, в воздухе повисает полоса пыли... ветра нет и поднявшаяся пыль очень медленно оседает обратно...
  
   Поели... Ваня, полулежа в окопе, читает какую то книгу... я, сидя на краю окопа, бдю...
   Изредка, то справа, то слева, доносится стрельба... автоматы, пулеметы... иногда АГС или КПВТ... что там происходит - непонятно... но, судя по реакции Вани - ничего необычного...
  
   Подъехали мангрупповский БТР и БРДМка... у БРДМки на башне установлены несколько громкоговорителей... остановились у въезда в кишлак... громкоговорители несколько раз повторяют текст какого то объявления на афганском языке... поехали дальше... вокруг кишлака. Через время слышу повтор объявления...
  
   У нас - тишина... Абсолютно мирная...
  
   Для меня интерес представляет всё. Все-таки есть разница: наблюдать местную жизнь с борта проезжающего БТРа или прикоснуться к ней "вживую"... пускай даже на каком то удалении... Я жадно впитываю всю поступающую информацию...
  
   Там, за дувалом, идет своя жизнь... доносятся вполне мирные звуки: орет ишак... слышно мычание коров... лениво лают собаки... кто то что то забивает... веселые детские голоса...
  
   Информация о блокировке, скорее всего, уже известна в кишлаке... внешне это пока никак не проявляется... а как это должно проявляться? И должно ли?
  
   Через какое то время замечаю странность: на дороге, между нами и кишлаком, метрах в семидесяти - ста от нас, стоят несколько столбов пыли... откуда взялись - непонятно... никто не проходил... отвел взгляд в сторону... вернул обратно... прибавилось ещё пару... ничего не понимаю...
  
   - Ваня! Глянь!
   - Что там?
   - Пыль видишь?
   - Вижу...
   - Никто не проходил. Откуда она взялась? Вот смотри - ещё!
  
   Прямо у нас на глазах поднимается ещё один столб пыли...
   Иван падает в окоп, за ноги сдергивает меня туда же...
   - Придурок! По тебе стреляют!
  
   Больно ударившись задницей о землю, медленно перевариваю информацию...
   Столбы пыли - это места падения пуль... Выстрелов не слышно... Кто то сзади, с большого расстояния, стреляет по мне... Если бы не дорога, я бы, наверное, и не обратил бы внимания на столб пыли, непонятно откуда возникший в поле... а скорее всего - просто бы не заметил...
  
   Нацепив каску, Иван выглядывает из окопа... что то прикидывает...
   - Сиди и не высовывайся!
  
   С этими словами он выскакивает из окопа и быстро бежит к БТРу... оббегает его и скрывается за ним...
   Башня БТРа приходит в движение... разворачивается... выстрелы... очередь летит в направлении сада, чуть левее дальнего кишлака...
  
   Ну да! Если провести прямую линию от места падения пуль через наш окоп, то она как раз упрется в это сад... вот что Иван высматривал!
   К стрельбе БТРа добавляется АГС, с одной из соседних позиций... Похоже, Иван передал об обстреле по рации...
  
   По мне стреляли... Сказать, что я потрясен и ошеломлен? Это практически ничего не сказать...
  
   По мне стреляли... Сзади! В абсолютно мирной (с моей точки зрения) и невинной ситуации...
  
   По мне стреляли... я ничего не заметил... Нет! Не не заметил... Не понял!!! Оказывается, я ещё в принципе не готов... Ум отказывается верить... Вполне мирная "картинка"... притихший кишлак... где то орет ишак... щебечут птицы... светит солнце... жарко...
  
   ... выстрелы... ниоткуда... по мне... если бы стрелок был чуть точнее, я уже отправился бы на "тот" свет... или, в лучшем случае, был ранен... но, при этом... так и не понял, что произошло... для меня все случилось бы неожиданно... просто потому, что я оказался не готов к пониманию происходящего...
  
   Ведь на учебном, во время стрельб, я не раз видел такие же фонтанчики пыли... стреляя по мишеням... Почему же сейчас я так затупил?
  
   Ум подсказывает "отмазки": ты же не слышал звуков выстрелов, не слышал звука пролета пуль... (далеко летящая пуля движется с характерным "шипением", близко - "свистит")...
  
   Разум же говорит: Ты просто ещё не "включился"... и ещё не полностью готов к принятию реальности происходящего... учитывая, что действительность серьёзно отличается от "нарисованной" в сознании картинки...
  
   Я - на войне! Но! Это не та война, к которой, если так можно выразиться, я готов: здесь наши, там - враги... четкая линия фронта... туда - наступаем... оттуда - ожидаем (и отбиваем) нападение...
  
   Здесь, на этой войне, все по другому... враг вокруг... при этом, не каждый, кого ты видишь, является врагом... Но! Каждый, к кому ты неосторожно повернешься спиной, может оказаться врагом...
   Новое знание наполняет меня...
  
   Вдруг замечаю то, что мой ум отказывался замечать ранее: наш окоп... Он - неправильный!
  
   В отличии от тех окопов, которые мы рыли на учебном, у этого - бруствер проходит по периметру всего окопа!!!... я же сам его делал! Если бы ещё понимал, зачем я это делаю... - Он предназначен для круговой обороны!!!
  
   Круговая оборона...
  
   В глаза бросается ещё одно: наши позиции...
  
   Тонкое кольцо вокруг кишлака... Да! Кольцо не простое... насыщенное техникой и оружием... Но!!! Тонкое... как паутинка... предназначенное отделить (изолировать) часть пространства от целого... А если "целое" будет этому сопротивляться?
  
   Ближайшая помощь - в лагере мангруппы... в Мазари-Шарифе... хотя... учитывая, что мангруппа практически в полном составе находится здесь... помощь - в лагере мангруппы в Таш-Кургане... километрах в ста - ста двадцати... или в лагере заставы охраны моста в Хайратоне... примерно на таком же расстоянии... это, как минимум, три-четыре часа езды... интересно... в случае чего... сколько у нас шансов продержаться?
  
   Нас, вместе с мангруппой, человек триста - триста пятьдесят... позиции БТРов - через каждые четыреста-пятьсот метров... в промежутках между БТРами - по три-четыре позиции... с пулеметами и гранатометами (АГС и СПГ)... плюс две минометных батареи... 120 и 86 мм...
  
   Это ж сколько должно быть нападающих, чтобы случилось "в случае чего"?...
  
   Вернувшийся Ваня отвлек меня от размышлений...
  
   Взглянув на меня... похоже, все мои размышления и переживания были "написаны" на физиономии... Иван проговорил: "Ну, с боевым крещением!... Не переживай! Ты хоть внимание обратил... и ума хватило у меня спросить... Только в следующий раз - сначала прячешься, потом спрашиваешь"...
  
   - Я так думаю, следующий раз не понадобиться...
   - Точно?
   - Уверен...
   Пользуясь моментом, я насел на Ваню с вопросами...
  
   ... Смеркалось... Действия дембелей уже не были для меня неожиданностью...
  
   Впереди, метрах в ста и сзади, на таком же расстоянии, они устанавливают сигналки (сигнальные мины) и гранаты... на растяжках...
   Сигнальная мина втыкается в землю... в нескольких метрах от неё втыкается ещё один колышек... от колышка к мине, на высоте двадцати-тридцати сантиметров, протягивается тонкая стальная проволока и крепится к взрывателю мины... если кто-либо зацепит проволоку, мина сработает... раздастся свист и вверх полетят разноцветные огни... как из ракетницы... такой себе мини фейерверк...
  
   По такой же схеме устанавливаются и гранаты... Ф-1...
   Если сработает сигналка, у зацепившего проволоку есть шанс спрятаться... в случае с гранатой - такого шанса практически нет...
   Поэтому на установку идут только дембеля, имеющие опыт... хотя... с другой стороны... откуда возьмется опыт, если все время наблюдать со стороны...
  
   Растяжки устанавливаются не как попало... а по какой то схеме... или, правильнее сказать, по какому то принципу, пока мне до конца не понятному...
  
   Ночь... По словам Ивана, если нападение и происходит, то, обычно, это происходит в первую половину ночи... или перед закатом, чтобы нападающие имели возможность до рассвета покинуть место боя... в противном случае шансов у них не будет... подтянется техника, вертолеты... и все... не убежишь... и не спрячешься... с другой стороны... чаще всего, попытки сбежать из кишлака предпринимаются под утро, когда бдительность ослабевает и клонит в сон...
  
   Поэтому, ночь делится на две смены: в первую половину ночи обычно бодрствуют первые номера расчетов (дембеля и старослужащие) с кем-либо из молодых... во вторую - молодежь из расчетов под присмотром кого-либо из дембелей... так обеспечивается примерно одинаковая боеготовность в течении всей ночи...
   Я бдю в первую половину ночи... на ночь мы перебрались к БТРу и, соответственно, ночь поделена следующим образом: первая половина - водитель БТРа (кто то из дембелей) и я, вторая половина - Ваня Борис и наводчик БТРа (кто то из молодых осенников)...
  
   Теперь становится понятной и логика установки растяжек...
   Они устанавливаются в наиболее удобных для прохода местах... сигналки - напротив позиций, гранаты - в промежутках между ними...
  
   Ночь... чернильно - синее небо... большие мерцающие звезды... яркий месяц... неумолкаемый хор цикад... легкий ветерок...
   Призрачный лунный свет удивительным образом меняет окружающий пейзаж... подобно крупным светлячкам, во тьме светятся булыжники, щедро покрывающие землю... кажется, небо отражается в каком то тусклом зеркале...
  
   Со временем замечаю: несмотря на тьму, камни, отражающие лунный свет, позволяют неплохо ориентироваться на местности... дорога темной полосой рассекает "отражение неба"... а если внимательно присмотреться, то легко можно определить место нахождения позиций... они выделяются на фоне россыпей камней темными воронками или, наоборот, большими каменными скоплениями...
  
   Не заметить может только слепой...
   Получается, что и ночью мы на виду, а потенциальные нападающие или беглецы - скрыты во тьме... Заметить можно только если внимательно присмотреться... теоретически, можно увидеть, как человеческий силуэт "перекрывает" светящиеся камни... или если кто либо наткнется на растяжку...
  
   Ночь... Периодически, через десять-двадцать минут, иногда чаще, иногда реже, тишину разрывает громкий хлопок - выстрел из миномета... над кишлаком "повисает" очередная осветительная мина... В её ярком мерцающем свете окрестности - как на ладони...
  
   "Наша" половина ночи проходит спокойно... будим смену... минут десять сидим вместе... теперь можно спать... падаю под "морду" БТРа...
   На удивление быстро засыпаю. Ум только начал "прокручивать" картинки прошедшего дня... все... тишина и покой...
  
   Толчок в бок... "Подъем! Есть пора!"... Смотрю на часы - десятый час...
  

0x01 graphic

  
   Интересный момент: дорога, возле которой стоит наш БТР абсолютно не выглядит заброшенной... наоборот, количество пыли говорит о том, что она интенсивно используется... Но! За вчерашний день и сегодня никто не попытался проехать по этой дороге... Я ещё понимаю - из кишлака... им нас видно и, понятно, что мы здесь не для украшения пейзажа... а те, кто едет в кишлак, откуда они знают о блокировке? Ведь из кишлака никто не выбирался и, соответственно, сообщить не мог... Получается, их всех кто то предупредил? Кто? Когда? Как?...
  
   Выбрав момент, задаю эти вопросы Ивану...
   Полученные ответы - не удивляют... и не вызывают отторжения... Оказывается, я к ним уже готов!
  
   Каждый встреченный нами по дороге афганец - потенциальный информатор... и пацаненок, пасущий небольшую отару овец, и старый дед, неторопливо едущий куда то на полусонном осле, и средних лет мужичок, работающий в поле... и любая из закутанных с головой в свои одежды женщин... все!
   Предотвратить распространение информации можно только одним способом - быть быстрее их... и, наверное, внимательнее...
  
   Время - к обеду... у нас - небольшое оживление: подъехали машины с царандоем и ХАДовцы...
   У въезда в кишлак - какая то толпа... местные жители...
  

0x01 graphic

  
   Вот, оказывается, как это происходит: все жители на несколько часов покидают свои дома и собираются в определенных пунктах, эту информацию и передавала вчерашняя БРДМка... Сидящий в какой-нибудь машине или БТРе агент указывает на стоящих в очереди потенциальных бандитов или их пособников... их тут же задерживают... до выяснения... Пока идет проверка присутствующих, группы царандоя (местная милиция) проводят проческу домов... логика проста: любой, обнаруженный в пустом кишлаке и не явившийся на проверку - бандит...
  
   Вообще то, наблюдая за происходящим, ловлю себя на мысли - вся эта затея с проверкой и проческой - отвлекающий маневр... где и кого искать - хорошо известно... но "спектакль" разыгрывается, чтобы не выдать информатора...
  
   Около шести вечера проверка заканчивается... люди возвращаются по домам... Операция - продолжается... Оказывается, за вчера и сегодня проверили ещё не весь кишлак... часть осталась на завтра... на границе проверенной и не проверенной части кишлака размещаются группы царандоя.... С утра, когда жители оставшейся части кишлака выйдут на проверку, они завершат проческу...
  
   Ночь проходит спокойно... После обеда, около двух часов дня - команда: "Сворачиваемся!"
  
   Двадцать минут, и мы готовы...
   Мне стало понятно, для чего на колышки, к которым крепят растяжки, прикреплены "флажки"... кусочки ткани... - ночью их все равно не видно.... А днем - чтобы самим не наткнуться во время съёма... здорово облегчает жизнь...
  
   БТРы съезжаются к месту сбора колонны... Обращаю внимание - никто не едет по своим старым следам... Мне уже не надо спрашивать - почему? Я уже знаю - в колее может быть установлена мина... Кстати, после этой операции мне стало понятно и ещё одно: почему дембеля загоняют нас внутрь БТРа... претензии пропали...
  
   Седьмой час... мы - в Термезе...
   Прошло двое с половиной суток с момента нашего выезда на операцию... Вроде бы - не долго... Тогда почему я вижу абсолютно другой город? Чуть позже доходит: город - тот же... изменился я...
  
   Учебный... Наша казарма... Как я рад её видеть...
  
   Перетащив оружие и вещи из БТРа в казарму, идем на ужин... после ужина - баня... Не торопясь... с наслаждением... моюсь... В какой то момент в голове мелькает мысль: это не просто банно-прачечная процедура... это - ритуал... Ритуал очищения...
  
   "Старшина! Отбой и подъем - по расписанию! Личному составу - отдых!"... Офицеры - тоже люди... Отцы - командиры рванули по домам...
  
   Сегодняшний вечер и завтрашний день - свободные... Они - наши... Отдыхаем...
  
   "Программа" отдыха у нас не такая обширная, как у дембелей... магнитофон, телевизор... У них - все серьёзно... мы тоже участвуем в подготовке "мероприятия"... Наша "задача" - приготовить еду...
  
   "Поход" в столовую... за продуктами... свежая картошка, лук, хлопковое масло... Жарим картошку... дембелям... ну и себе, конечно. Мясо... Дежурному повару с "учебного" сегодня не повезло - дежурный офицер, от греха подальше, смылся... Повезло нам... Жарим мясо... на всех...
  
   Магнитофон орет на весь учебный... Дембеля "гуляют" в каптерке... Ну, если быть точным, "гуляют" они по всей казарме и окрестностям, а в каптерке накрыт стол...
  
   Под шумок, пока дембеля пили, мы даже сыграли несколько партий в теннис...
  
   Напряжение постепенно отступает...
  
  

майор Бевзик и граната

  
   Утро... Время - после завтрака... Офицеров ещё нет... Часть дембелей ещё спит... Мы, вернувшись с завтрака, в ожидании офицеров, занимаемся своими делами... Обычный утренний "движ"...
  
   Дневальные занимаются уборкой... Точнее, уборкой занимаются "молодые" дневальные, а кто то из дембелей "стоит на тумбочке" (основная задача - в момент появления наших офицеров вовремя крикнуть: "Дежурный, на выход")... поскольку до появления офицеров ещё минут двадцать, понятно, что на месте его нет...тоже занят какими то своими делами...
  
   Проходящий мимо казармы начальник учебного майор Бевзик вдруг решил зайти к нам...что то уточнить у Александрова...
  
   Зашел...
   В коридоре и возле тумбочки - никого... откуда то из глубины казармы доносится музыка... дверь в канцелярию, соответственно, закрыта... рядом - дверь в спальное помещение...
  
   Повинуясь какому то внутреннему порыву, Бевзик открывает дверь в спальное... В спальном царит полумрак (окна затянуты темной полиэтиленовой пленкой) и прохлада (работают все кондиционеры, все спят под одеялами)... Часть кроватей застлана, часть занята безмятежно спящими дембелями...
   - Что за бардак!!! - заорал Бевзик - Всем встать!!! Подъем!!! Строиться!!!
   В ответ - тишина... только одна приподнявшаяся лохматая голова пробормотала что то вроде: - Шляются здесь всякие...
  
   - Подъем!!! Встать!!! Я приказываю!!!
   - Иди ты нах..., приказыватель... - с громким стуком перед Бевзиком на пол падает граната... "Ф"ка... с вкрученным запалом... и медленно перекатываясь, движется ему под ноги... кто кидал, конечно не видно...
   Побледневший Бевзик стрелой выскакивает из спального... и из казармы... похоже он решительно забыл, что о чем то хотел поговорить с Александровым...
  
   В спальном - некоторое оживление...
   - Придурок, ты нахрена гранатой кидался? Не мог тапок или сапог бросить?
   - Да ничего другого под руку не попалось... И вообще, нехер ему тут было орать...
   - Ладно, давайте разбегаться, а то действительно, сейчас Александров придет...
  
   Через какое то время приходит Александров, но, похоже, ему пока ничего не известно... все идет в "штатном" режиме...
  
   Развязка наступает перед обедом... Разговор происходит на улице, напротив входа в казарму, почти без свидетелей...
  
   Бевзик, все ещё не пришедший в себя, рассказав о "ужасном" происшествии в спальном, требует от Александрова немедленно наказать виновных... отправить их на "губу"...
  
   Ответ Александрова впечатляет...
   - А какого хера ты туда полез? Нет меня в канцелярии, уж точно и в спальном не будет... А заниматься самоуправством на заставе никому не позволено... Я ж не хожу по учебному и не рассказываю, кто и чем должен заниматься... Люди спали после ночных занятий... скажи спасибо, что морду не набили...
  
   Вот так...
   С одной стороны, наглый старлей хамит майору... с другой - начальник заставы - "майорская" должность, как и начальник учебного центра... т.е. разговор двух "равных" собеседников, в котором один (Бевзик) пытается "подставить" другого... может даже неумышленно... предложение "отправить на губу"... ведь тогда придется описывать "за что?" отправил на "губу"... как результат - выговор или замечание начальнику заставы... за плохую воспитательную работу в подразделении... а такое Александрову надо?
  
   Но... какими бы не были побудительные мотивы Александрова, его ответ Бевзику дал свой результат... Дембеля согласились, что новый начальник - нормальный мужик...
  
   Перед обедом - общее построение заставы...
   Александров, прохаживаясь вдоль строя, сверлит мрачным взглядом дембелей...
  
   Дембеля отвечают взглядами, которым позавидует самый невинный младенец...
  
   Молчание затягивается...
   - Если я, после команды "Подъем", застану в спальном кого-нибудь кроме дневальных, производящих уборку, пеняйте на себя... Старшина! Отвечаешь лично... Разойтись...
  
  

Ложная тревога

  
   Не смотря на признание, что Александров - нормальный мужик, менять что-либо в привычном распорядке дембеля не торопились... Единственной "уступкой" стало появление "наблюдательного поста"...
  
   Каждое утро кто-нибудь из "молодых", сразу после подъема занимал позицию напротив входа в казарму и вел наблюдение за дорожкой, идущей от офицерских домов к казарме... при появлении наших офицеров "наблюдатель" стрелой мчался в спальное и будил дембелей...
  
   К появлению офицеров спальное обычно было пустым...
  
   Александров прекрасно понимал, что все остается по старому, но... поймать никого не мог...
  
   Так продолжалось пару недель...
   Как то утром, примерно за час до подъема, заставу разбудила команда "В ружье!!!".
  
   "В ружье" - это не шутки, это сигнал тревоги, значит, где то что то случилось, то ли прорыв границы, то ли нападение бандгруппы на кишлак или представителей народной афганской власти, и им нужна наша помощь. Поэтому промедления в таких ситуациях не бывает...
  
   В течение нескольких минут застава была на ногах, с оружием, боеприпасами. Последовало дополнительное приказание - выдвигаемся на ЗиЛах, тяжелое оружие (АГС-ы, СПГ) - с собой, боеприпасы - полтора б/к (полтора положенных боекомплекта). Загрузились в машины, поднимая тучи пыли, наши заставские ЗиЛы рванули с места, с момента команды "В ружье" прошло не более пятнадцати минут...
  
   Сразу начали выдвигать предположения - часть дембелей была уверена - едем на аэродром, пойдем на "бортах" (вертолетах), но... подъехав к воротам в системе, машины повернули налево и помчались вдоль системы. Наверное, где то на границе прорыв - но зачем тогда тяжелое оружие? - недоумевали многие, ведь там, куда мы ехали, граница проходила по реке, а она в это время была бурной и полноводной, чтобы через неё могла незаметно переправиться большая группа тяжело вооруженных басмачей.
  
   Ответ мы получили скоро. Проехав пятнадцать-двадцать километров, машины остановились.
  
   "К машине! Строиться!" - послышалась команда Александрова.
  
   Выгрузились, построились. Напрягая слух, я пытался услышать какие-нибудь звуки, свидетельствующие о том, что где-то рядом что то происходит. Тишина. В недоумении не только я.
  
   Всеобщее недоумение рассеивает Александров: "Старшина! Ко мне! В 8-00 застава должна стоять перед входом в казарму. Опоздаете - завтрака не будет. Веди заставу!"
  
   Повернулся, сел в кабину, знаком дал команду водителям ЗиЛов и отбыл...
  
   Машины помчались обратно.
   Ошарашенные, несколько минут мы стояли, осмысливая происходящее. Когда словесный поток иссяк, и пришло понимание, что, хочешь - не хочешь, а возвращаться все равно надо, застава пришла в движение.
  
   Глядя на кучу оружия и боеприпасов, лежащую перед нами, я невольно подумал: - "Ну, все, тут мы (я имел в виду наш призыв и старших на полгода осенников) и ляжем", оружия было много: два АГС-а, два СПГ, 7 РПГ, 7 ПК с коробками и ящиками с гранатами и патронами. Чего греха таить - я думал, что весь этот груз придется тащить нам, а дембеля, скорее всего, пойдут себе налегке...
  
   Мои страхи и неприятные ожидания рассеялись быстро. Оказывается, все уже давно отработано - расчеты АГС-ов, СПГ и ПК взялись за свои железяки, ящики с патронами и гранатами распределили между остальными. Мне неожиданно "повезло" - поскольку у меня был РПК, вместо "цинка" патронов у меня было два, т.е. ящик. И, соответственно, ничего "лишнего" мне не досталось, хотя разницы я не почувствовал. Поразило другое, никто из дембелей не пытался переложить на молодых даже малую часть своей ноши. Тащили все...
  
   По ходу движения завязалась оживленная дискуссия на тему: как быть дальше? Поступаться "принципами" никто не хотел, но все понимали, что на какие то изменения идти придется. Группа "непримиримых" стояла насмерть - пойдем на уступки в этом, заставит в туалет строем ходить...
  
   Так, в непринужденной беседе, застава отмахала примерно половину пути. Прикинув по часам, что взятый темп позволяет без напряга прибыть в казарму минут на 15 раньше назначенного срока, старшина объявил привал. Побросав оружие, кто сел, а кто и лег отдохнуть.
  
   "Мужики, смотри!" - вдруг раздался чей-то возглас. Я повернулся на голос и увидел руку, направленную вверх. Подняв голову, я застыл: над нами, на фоне розовеющего утренних облаков в вышине плыли тучи птиц. Причем, складывалось ощущение, что они летят по какому то невидимому коридору: полоса движения составляла, на первый взгляд, около километра, и в этом коридоре, на разной высоте, с различной скоростью двигались клинья, косяки, стаи разнообразных птиц.
  
   Выше всех плыли лебеди и журавли, чуть ниже летели стаи гусей и уток, ещё ниже носились тучи каких то небольших птиц. Вся эта армада двигалась на юг, за речку, в Афган. Зрелище завораживало...
  
   Раздавшиеся вдруг выстрелы вернули к действительности: Петя Кашков, привстав на колено, посылал вверх пулю за пулей из своей снайперской винтовки. Охотничий азарт охватил заставу: началась беспорядочная стрельба, стреляли стоя, с колена, лежа. По примеру кого то из дембелей я лег на спину, задрал ноги и упер в них сошки своего РПК. Выпуская очередь в небо, я видел, как разлетаются в стороны птицы...
  
   Понятное дело, никто ни в кого не попал. Да, если и попал, то, учитывая высоту и скорость полета птиц, "трофеи" попадали где то за речкой...
  
   Вдохновленные неожиданным приключением, мы, весело обсуждая произошедшее, двинулись дальше...
  
   Не прошло и пятнадцати минут, как впереди, по направлению к нам протянулась полоса пыли - кто то ехал в нашу сторону. Несколько минут ожидания - наш заставской ЗиЛ подлетел к нам, лихо развернулся...
  
   Из облака пыли вышел Александров, хмурым взглядом окинул притихшую толпу и проговорил:
   - Старшина! Сразу по приходу - проверка оружия, у кого будет грязным - поедет на губу!
  
   Прыгнул за руль ЗиЛа и рванул с места...
   Слегка озадаченные, мы тут же устроили чистку оружия, благо, у каждого имелись и тряпки, и масло. При этом, конечно, живо обсуждалось "явление" начальника заставы и причины, его вызвавшие.
  
   Уже потом, на заставе, со слов дневальных, мы смогли сложить всю картину:
   С места нашей высадки мы пошли не вдоль системы, а напрямик, по самому короткому пути.
   Через какое то время после возвращения наших машин на учебный, с 5й заставы, находящейся рядом с учебным, вышел на фланг наряд, и, двигаясь вдоль границы в нашу сторону, спустя какое то время услышали шквальную стрельбу невдалеке перед собой...
   Бойцы сразу же сообщили о ЧП на свою заставу.
   Дежурный по заставе тут же сообщил в отряд. Дежурный по отряду доложил начальнику отряда, тот сразу принял решение - "поднимай Резервную!"
   Дежурный по отряду тут же перезвонил нам на заставу - "Александров, поднимай заставу, на фланге 5й заставы - стрельба!!! Разберитесь! Доложите!"
   Со страшными матами Александров отобрал ключи от машины у Корнея, прыгнул в ЗиЛа и рванул к нам...
  
   После того, как мы вернулись к казарме, Александров, разве что не нюхая, проверил все оружие. "Крайних" не нашлось.
  
   Александров скрылся в канцелярии и, сквозь неплотно закрытую дверь, мы услышали завершение этой эпопеи - "Товарищ подполковник! Докладывает старший лейтенант Александров. Застава вернулась с прочески указанного участка. Никаких следов чьего-либо присутствия на нашей территории не обнаружено. Скорее всего, звуки выстрелов доносились с сопредельной территории. Считаю, что для выяснения следует провести воздушную разведку"...
  
   Ничья...
  

Ложная тревога 2

  
   Так прошло несколько дней. Очередная команда "В ружье!" разбудила заставу на час раньше предыдущего, около 4 часов утра. Застава быстро собиралась, дежурный открыл оружейку и тут последовала команда: "Боеприпасы брать только в ящиках, подсумки с магазинами оставить!"...
  
   Все стало ясно. Недаром говорится - "Повторение - мать учения!".
  
   Понимая, что нас опять ждет хорошая прогулка, застава нехотя потянулась к машинам. В этот раз ехали значительно дольше. Наконец машины остановились.
  
   Построив заставу, Александров сообщил условия: "К 8-00 застава должна быть перед казармой, за каждые десять минут опоздания - 10ти-километровый кросс"... и отбыл...
  
   Разобрав оружие и ящики с боеприпасами, застава побрела "на базу"...
  
   Светало, слева от нас тянулась "система", справа, примерно в полукилометре, текла Амударья. Встреченный нами буквально через десять минут наряд с 4й!!! заставы обескуражил - "до стыка" - километров восемь, потом фланг 5й заставы - ещё пятнадцать километров, т.е. в нашем распоряжении было три часа и около двадцати пяти километров...
  
   Когда утихли "радостные возгласы", состоялся короткий диспут на тему: "Как быть?"...
  
   Группа радикально настроенных дембелей предлагала - "забить"... т.е. не выполнять распоряжение... основной аргумент - что он нам сделает?
  
   "Лояльные" дембеля, не без ехидства указывали, что уже делает... именно поэтому мы и стоим посреди пустыни за двадцать пять километров от кроватей, в которых могли бы ещё спокойно спать... и, в принципе, его, Александрова, никто не ограничивает от того, чтобы сделать такие прогулки регулярными...
  
   В общем, все закончилось предсказуемо... Был вынесен вердикт: Александров, конечно "сука" и действует не по правилам... но... имеет право...
  
   Застава пришла в движение... Бег... быстрый шаг... снова бег... шаг...
  
   Застава движется слитной группой, не растягиваясь... остановки только для того, чтобы поменяться местами... справа - налево, вперед - назад...
  
   Конечно, Александров продолжает оставаться главной темой разговора... Через какое то время с удивлением замечаю поразительную вещь: действия Александрова встречают одобрение практически у всех дембелей... более того, со смехом они говорят, что только так с ними и надо поступать...
   Какой то дурдом...
  
   Отмахав двадцать пять километров, легкой рысью подбегаем к казарме...
  
   На крыльце - Александров... на часах - примерно без десяти минут восемь... успели...
  
   Старшина строит заставу...
   "Равняйсь! Смирно! Товарищ старший лейтенант! Застава вернулась после выполнения учебного задания! Отставших и больных нет! Старшина заставы Лебединский!"
  
   "Здравствуйте, товарищи пограничники!"
   "Здрав.. жел..м тов..щ старш.. лей..нант!"
   "Благодарю за службу!"
   "Служим Советскому Союзу!!!"
  
   "Оружие в "оружейку", привести себя в порядок, через час - построение на завтрак... Смирно! Вольно! Разойтись!"
  
   ... В "кулуарах" опять жаркие дискуссии:
   ... а я говорил - строем ходить заставит...
   - а что надо было делать?...
   - сами виноваты - нехер было в спальном валяться, хочешь спать - иди в парк...
  
   Девять часов... построение...
  
   Застава стоит перед входом... Дембеля - мрачнее тучи... Наверное, уже не один раз представили себе как, на глазах учебного, они строевым шагом идут в столовую... Вздохнув, старшина идет в канцелярию...
  
   - Товарищ старший лейтенант! Застава построена!
  
   Александров выходит на крыльцо... Окинув внимательным взглядом строй, командует:
  
   - Старшина! Веди заставу на завтрак!
   Поворачивается и уходит в казарму...
   Красавец!!!
  
   Повеселевший старшина с крыльца машет рукой
   - Пошли!
  
   Дружной толпой бредем в столовую...
  
  

"афганец"

  

0x01 graphic

Фото не наше - из сети

  
   Утро... После завтрака... Построение заставы... Александров:
  
   - Ожидается "афганец"... Старшина! Подготовить казарму! БТРщики и водители! В парк... Проверить технику... Чтобы все было закрыто... Выполнять!
  
   Кто такой этот "афганец"? Почему к его появлению надо готовить казарму? Для чего БТРы и машины должны быть закрыты? Что вообще происходит?
  
   Старшина распределяет людей на работы... Интересное дело... Задействованы все... в том числе и дембеля... Более того: никаких возражений со стороны последних не наблюдается... наоборот... повышенная активность... После короткого обсуждения "дембельским составом" плана работ все с деловым видом куда то расходятся, прихватив по два-три человека из "молодежи"...
  
   Трое дембелей во главе с Ваней Борисом и трое молодых, в том числе я... идем в расположение хозвзвода учебного... Постепенно ситуация начинает проясняться... "Афганец" - ветер, дующий со стороны Афганистана и несущий много пыли... может дуть несколько дней... пыль проникает во все щели... вне помещений находиться практически невозможно...
  
   Становится понятным и участие дембелей в нашем "походе"... для "представительских" функций... Они просто перечисляют, что нам надо... Все выдается без торга и задержки... Нагруженные гвоздями, планками, парой лестниц, возвращаемся в казарму...
  
   Работа кипит во всю... из казармы вытащены столы и табуреты... стоя на них, с окон срывают старую защиту из пленки, тут же, из неизвестно откуда взявшихся рулонов кроится новая... На входной двери набивается новый уплотнитель из войлока... дополнительно дверь обивается полосками пленки... В общем, полная герметизация помещения...
  
   В парке что то подобное проделывают и с техникой... в БТРах плотно закрывают все люки, жалюзи... одеваются брезентовые чехлы... стволы пулеметов дополнительно заматывают тряпками...
  

0x01 graphic

В парке

  
   Машины проходят ту же процедуру... Умудренные опытом дембеля дополнительно заматывают тряпками воздушные фильтры, трамблеры, карбюраторы...
  
   Серьёзность подготовки заставляет задуматься... А если вдруг надо будет куда то срочно ехать?
  
   На следующий день... приближение "афганца" заметно и невооруженным глазом... на юго-западе, широкой полосой стоит темная стена... от земли до неба... по мере приближения, эта стена становится все темнее и больше... в небе она доходит до облаков... стало ощутимо холоднее...
  
   Вечером я заступаю в наряд по заставе...
  
   "Афганец" добрался к нам под утро... Ощущение - где то включили очень мощный вентилятор... ровный поток воздуха, сметающий все на своем пути... все - в смысле всю пыль, скопившуюся на земле с весны, с последнего дождя... ту пыль, которая как пудра покрывает все афганские грунтовые дороги, мелкий песок пустыни, остатки сухой растительности... вся эта смесь поднимается в воздух и прет вперед со скоростью поезда...
  
   Честно говоря, действительность превзошла все ожидания... видимость - ноль... за окнами - серая, шевелящаяся мгла... ближе к обеду становится чуть светлее... видны деревья вокруг казармы... видимость - метров пятнадцать...
  
   С двенадцати часов я - дневальный на КПП, в парке... Прихватив с собой какую то книжку, одев бушлат и зимнюю шапку, вместе с дежурным сержантом выходим за двери...
  
   Тихий шорох... непрерывный... это частицы песка трутся друг о друга и о все встречные поверхности... в том числе и об меня... прикрывая лицо руками, добегаем до столовой... здание немного прикрывает от ветра... можно отдышаться... сворачиваем за угол... ещё один "бросок" в направлении ворот парка и мы вваливаемся в караулку... нас встречает одуревший от скуки дневальный осенник... короткая формальность - запись в журнале "сдал - принял", и через несколько секунд они исчезают в серой мгле... я остаюсь один...
  
   Стол с телефонным аппаратом, у широкого, во всю стену, окна... табурет... три белых стены... яркая лампочка над головой... серая пелена за окном...
  
   С одной стороны - замечательная возможность отдохнуть, спокойно почитать книжку... с другой стороны - постоянный монотонный шорох... в давящей тишине... одновременно и раздражает, отвлекая внимание, и усыпляет... Даже не мог представить, что такое возможно...
  
   Шесть часов тянутся как вечность... Приход смены воспринимается как избавление...
  
   На третьи сутки, ближе к обеду, мгла проходит... и это не связано с прекращением ветра... Он дует как и прежде... Просто "закончилась" пыль... Все, что можно было сдуть и поднять в воздух, уже поднято и улетело...
  
   Воздух как то неестественно чист и прозрачен... постройки на противоположном берегу реки видны намного четче... даже кажется, что горы приблизились...
  
   Жизнь потихоньку возвращается в привычное русло...
  
   У нас (нашего призыва) - знаменательное событие... даже два... выдали новую форму... в смысле новый комплект... и... нам разрешили "ушиваться"!!!
  
   "Ушиваться"... производное от слова "шить"... в армейском понятии - заниматься подгонкой формы "по фигуре"... обычно, подобная "привилегия" становится доступной не раньше, чем через восемь-девять месяцев службы... кроме чисто утилитарной функции подгонки одежды, данная процедура обозначает статус военнослужащего... факт его "признания" старослужащими... наши осенники, например, получили это разрешение вместе с нами... точнее, нам разрешили "ушиваться" вместе с ними... одновременно... похоже, "в пику" осенникам... и как поощрение нам...
  
   Эпидемия "ушивания" поразила всех... надо... не надо... "ушиваемся"... тонкая строчка от пояса до колена за боковым швом на брюках... две "выточки" на спине куртки... или просто по швам... в зависимости от желания и мастерства исполнителя... все делается вручную... в свободное время... Потому что это - статус!!!
  
   "Рисануться" перед своими "годками" в отряде... перед теми же осенниками... согласитесь, это более чем весомый повод потрудится несколько часов...
  
   Не обошлось без курьезов...
  
   Кто то из дембелей уговорил Пашку Жида поменяться формой... новой... Пашкин 46й на 50й...
  
   Пашка дня три перешивал форму... ему практически официально выделили для этого время... зато и результат у Пашки получился - заглядение... большая форма представляет идеальный простор для творчества...
  
   Дня через три после этого...
  
   Время - перед обедом...
   Пашка у входа в казарму, с сигаретой в зубах, в штанах и майке, чистит сапоги... Заканчивает... поднимается на крыльцо... заходит в казарму... вспоминает о сигарете... на ходу небрежным щелчком отправляет её назад... в урну возле крыльца... и заходит в сушилку... поискать какую-нибудь тряпку... чтобы навести блеск на сапогах...
  
   Через несколько секунд в казарму влетает капитан Иванов, исполняющий обязанности то ли заместителя начальника Учебного центра, то ли начальника штаба Учебного...
  
   - Где этот?... Мелкий?... Который только что в казарму зашел? - с ходу набросился он на дневального у тумбочки - Ты почему его в казарму с сигаретой пустил?
  
   - С какой сигаретой? - опешил дневальный... кто-то из осенников... - не было никакой сигареты...
   - Ты мне поговори... - пообещал Иванов... - я все видел...где он, я спрашиваю?!
  
   В этот момент из сушилки выходит ничего не подозревающий Жид...
   - А ну! Подойди сюда!...
  
   Жид подходит...
   - Где сигарета? Почему с сигаретой в казарме?
  
   - Какая сигарета? Я, когда входил, выбросил...
  
   - Что ты мне... Я тебя... на губу!!! - взгляд Иванова остановился на Пашкиных ушитых брюках... - Какой призыв?
  
   - Да много ещё...
  
   - Я спрашиваю...Фамилия!!! Какой призыв?
  
   - Рядовой Адамов...Весна 82...
  
   - ЧТО? ВЕСна 82??? - Иванов задохнулся от негодования... - немедленно все распороть! Через пятнадцать минут доложить об исполнении... у меня в кабинете... Время пошло!!!
  
   К этому времени на крик Иванова собралась приличная толпа... растолкав любопытствующих, Иванов вышел из казармы... похоже, мысль об "ушитом" "молодом" настолько потрясла его, что о сигарете он просто забыл...
  
   Делать нечего... Пашке пришлось распарывать все свои труды... хорошо, лишнее не пообрезал... по его словам, такая мысль была... Результат превзошел все ожидания... когда Жид вышел из каптерки, все присутствующие "легли"... Брюки Жида (50й размер!!!) превосходили по объему и афганские штаны... и казацкие шаровары... для пущего эффекта кто то предложил вставить в брюки пружины от фуражки... к счастью, обошлись без этого... обессилевшие от хохота дембеля строго настрого приказали Жиду перед входом в кабинет Иванова обязательно расправить брюки... во всю ширину... Пару человек отрядили наблюдать...
  
   ...Пашка подошел к двери... расправил штаны... постучал...
  
   - Разрешите войти?
   - Входите...
  
   Жид вошел... Иванов что то писал в журнале...
   - Товарищ капитан! Рядовой Адамов... Ваше приказание выполнено...
  
   Иванов поднял голову... поперхнулся... быстро склонился над журналом... секунд через десять он поднял голову...
  
   - Ну вот, - сохраняя невозмутимое выражение лица, проговорил Иванов... - выглядишь, как и положено военнослужащему... Свободен! - и снова быстро склонился над журналом...
  
   ... после обеда Пашка добрых три часа снова ушивал брюки...
  

Мазари, охрана

  
   Завтра выезд. В первую мангруппу. Минимум на две недели. Мангруппа полным составом уходит на операцию. Мы, в их отсутствие, будем охранять лагерь.
  
   В отряде грузится колонна... Нам тоже удалось поучаствовать в подготовке...
  
   Рядом с территорией учебного - отрядской свинарник... отходы со столовой учебного, отрядской столовой... все свозится сюда... здесь откармливают свиней для столовой... понятно, что не только отходами...
   Но... я не об этом... поступила команда: загрузить в машину несколько свиней... для мангруппы... их отходы доедать...
  
   Вот к этому мероприятию и подключили нашу заставу...
   Пришла машина... ГАЗ-66... подготовленный... борта изнутри плотно обшиты досками... Наша задача - "посадить" туда хрюшек...
   Одевшись соответственно, мы и осенники, под руководством старшины, отправляемся на свинарник.
   Загон... большой... в углу - что то вроде сарая, после недавних дождей в загоне грязь... и с полсотни свиней... не свинок или поросят, а свиней... килограмм по сто пятьдесят... не меньше... Надо поймать и засунуть в машину свинью, указанную "главном свиноводом".
  
   Свиньи оказались редкостными свиньями...
   "Главсвин" ткнул пальцем в нескольких свиней... и началось...
   "Отмеченные" свиньи, будто чувствуя недоброе, стали прятаться среди остальных... те - шарахаться от "меченых"... полный бардак...
   Немного пообвыкнув, начинаем действовать по плану: шеренгой отсекаем часть стада, пропуская "ненужных"... спокойно... без суеты и шума... свиней это тоже успокаивает... они перестают метаться... Трех кандидаток удается сравнительно легко завести по заранее подготовленному настилу в кузов... Ещё две... Заводилы... С огромным трудом, загнав в сарай, удается справиться с четвертой... Пятая носится по загону, не давая приблизится... устав, стоит, прижавшись к ограде, низко наклонив голову и наблюдая за нами... как только цепь приближается, эта тварь, издав боевой клич в виде пронзительного визга, и подпрыгнув на месте, бросается в атаку...
   Летящий навстречу визжащий стапятидесятикилограммовый снаряд кого хочешь заставит свернуть в сторону... Увязая по щиколотки и скользя в грязи, мы с матами прыгаем в разные стороны... "Главсвин" из-за забора кричит: - За уши ее хватайте... за уши!...
  
   Его "посылают" все...
  
   Смекалка побеждает инстинкт самосохранения...
   Опытным путем мы установили, какое расстояние свинья считает безопасным... если не приближаться ближе - она с места не двигается... Это и использовали... на "безопасном" для свиньи расстоянии устроили "движ"... с криками и шумом передвигаемся в разные стороны... только не к свинье... она заинтересовано наблюдает... в это же время два добровольца, тихо взобравшись на забор, сверху прыгают на свинью, хватают за уши и держат... прижимая голову к земле... это максимум, что с ней удается сделать...
   Чтобы отбуксировать свинью в машину, "главсвин" обматывает все четыре ноги веревками, и, мы, завалив свинью на бок, тащим её в машину... тихий ужас... впрочем, не такой уж и тихий...
   Наконец, задний борт закрыт, тент опущен и зашнурован... хочется надеяться, что до завтра свиньи не разнесут кузов... И действительно, в темноте они затихают...
   Грязные и уставшие, возвращаемся на заставу... и сразу - в баню... мыться и стираться...
  
   Выезжаем, как обычно, рано утром. В отряде, как обычно, забираем колонну с грузом... В мангруппу приезжаем ближе к обеду... Там - дым коромыслом... Мангруппа готовится к выезду... Почти одновременно с нами прибывает и вторая, Таш-Курганская, мангруппа...
  
   Машины уходят на разгрузку...
  

0x01 graphic

  
   Прапорщики с ПФСа (продуктово-фуражной службы) суетятся вокруг машин с продуктами... у них сегодня сложная задача: у одних - сдать, а у других - принять и тут же распределить сухпай на всю операцию, да чтобы при этом никто ничего не стащил... а это сложно... заинтересованных в "доппайке" хватает...
  
   Мы пока не у дел. Мангруппы уйдут только утром. Соответственно, к своим обязанностям мы приступим утром... Ночевать придется в БТРах... одна ночь... в лагере... вообще ничего...
  
   Делать абсолютно нечего. Дембелям проще - пошли в гости, здесь, в мангруппе, дослуживают бывшие "резервники", переведенные сюда с полгода назад, когда мангруппа только вошла в Афган... для усиления, как имеющие боевой опыт...
  
   А нам? Хоть и у нас тут хватает друзей (с учебного), но... сильно не погуляешь... срок службы не тот...
   Сидеть на месте надоело, да и прохладно... Кому то в голову пришла поистине гениальная мысль: поиграть в "слона"...
  
   ("слон" - замечательная дворовая игра, участвуют две команды, жребий определяет какая команда "слон", а какая - "наездник", игроки "слона" становятся наклонившись и держась друг за друга в колонну, задача "наездников" - запрыгнуть всей командой на спину "слона" и завалить его, не дав тому провезти наездника несколько метров, задача "слона" - сделать так, чтобы наездник упал при посадке или во время движения... выигрывает та команда, которая вынуждает ошибиться противника... если выиграл "слон", команды меняются ролями, если "наездник" - все повторяется сначала)...
  
   Игра увлекательная, спортивная... требующая хорошей физической подготовки... командная... в ней очень важно взаимодействие и командная тактика...
   Игра началась... в каждой команде - человек по пять -шесть... играет наш призыв... через час-полтора - в команде - по десять-двенадцать человек... мы играем против осенников... дембеля активно "болеют"... ещё через пару часов - это уже непонятно что... мы играем в "слона" на вылет! Молодые... дембеля... без разницы... Сражение заканчивается в глубоких сумерках... Уставшие, но довольные, игроки не спеша, расходятся... кто - по блиндажам, кто - по БТРам...
  
   Утро... Мангруппы уходят вскоре после рассвета... Лагерь опустел... Остались только больные и те, без кого лагерь функционировать не сможет (связь, штабные и столовая)... Нам выделили для поселения пару блиндажей... устраиваемся... Мы уже распределились по постам и сменам... получается, в среднем - полторы смены в сутки... а на деле: сутки - смена дежурства, смена - отдых, и снова смена дежурства, вторые сутки - первая смена отдых, вторая - дежурство, третья и четвертая - отдых... потом - новый цикл... такое вот времяпровождение... поел, поспал, поел, на пост, снова поел, поспал, на пост...
  
   Первый раз на пост приходим в сопровождении Царя. Он на месте проводит инструктаж: сектора обстрела... сектора наблюдения... обратить внимание на ..., днем внимательно изучить окрестности и возможные пути подхода к лагерю... ночью пригодится...
  
   Изучаем... метрах в пятидесяти от позиции - МЗП (малозаметное препятствие - хитрое сооружение из проволочной сетки, действующее по принципу паутины: дотронулся - попался), перед и за МЗП - сигналки и МОН-ки (мины осколочные направленного действия), дальше - ограждение из колючей проволоки, за ним, в нескольких метрах - дорога... из города в сторону гор...за дорогой - метров четыреста сравнительно ровной площадки... дальше и правее - медленно вспучиваясь, сначала небольшими буграми, потом - все более высокими холмами, равнина упирается в горы... Все...
  
   ... прошло двое суток. Все более-менее упорядочилось... "Мои" смены - вторая половина дня и вторая половина ночи...
   Ночная смена... с двух до восьми утра... Первые сутки я "привыкал" к происходящему... Вторые и последующие - наслаждался... Просидеть ночь стоило хотя бы для того, чтобы встретить рассвет...
  
   Светает... легкая дымка ещё окутывает город... медленно сползает с возвышенностей и незаметно растворяется в воздухе... Тишина... Солнце показывается из-за горизонта... Над городом летит протяжный красивый спокойный голос муэдзина... призыв правоверных на утреннюю молитву... пять часов утра... можно не проверять... С этого момента город оживает... отдельные звуки - лай собак, крик ишака, людские голоса, моторы машин... постепенно сливаются в общий гул, в котором уже практически невозможно услышать следующий призыв к намазу... около восьми утра... время смены...
  
   Вторая смена с двух дня до восьми вечера... с обеда до ужина...
  
   После ужина, по поручению кого то из дембелей иду в соседний блиндаж... Там - какая то непонятная суета...
  
   Лежащий на койке боец (из местных, мангрупповских) что то рассказывает... громким голосом... размахивая руками... иногда наотмашь бьет рукой по бревенчатой стене...
   Рядом с ним пару человек, тоже местных, внимательно слушают его, периодически вставляя успокаивающие фразы и придерживая его руками...
  
   По негромким комментариям присутствующих разбираюсь в ситуации: чел крепко обкурился анаши... местное название "чарз"... ему плохо с сердцем...
  
   - Чего ждете? - один из присутствующих - быстро за фельдшером!
   Кто то из молодых (местных), вскакивает и начинает пробираться к выходу...
  
   - Не надо! - спокойный и, до удивления вменяемый голос "болящего" - Не надо фельдшера!... Всё... Я умираю...
  
   - Бегом!!! - хор голосов буквально сдул посыльного.
  
   - Пацаны, простите... - дальше неразборчивое бормотание... обращение к какой то Танюхе... - А знаете... - обращение ко всем присутствующим - я же ещё не разу не трахался... так и помру...
  
   Приход фельдшера немного "разряжает" ситуацию...
   - Что тут у вас? Опять Андрюха обдолбился?... Сейчас... поправим...
  
   - Отойдите все!... Меня сейчас разорвет!... Эх!... А я так и не трахался... Дайте хоть подрочу перед смертью...
  
   Фельдшер со смехом придерживает руки "болезного"...
   - Подержите его... Сейчас... укольчик сделаю...
  
   - Не надо укольчик! - с непонятно откуда взявшейся силой "умирающий" освобождается от удерживающих его... и вырывает шприц из руки фельдшера... мгновение... осколки стекла и металлические части шприца падают на пол... изогнутая игла отлетает почти к моим ногам... На пол капают капли крови...
  
   - Твою мать!!! - фельдшер... - Да держите вы его! - он лезет в сумку за другим шприцем... Укол... Тело обмякает...
  
   - Сейчас перевязку сделаем... Придурок... Это ж надо... шприц раздавил... А вы? - фельдшер смотрит на помогавших - я же вам говорил! Не давайте этому идиоту курить... Заберите все и не давайте... Можете даже морду набить, если по другому не получается...
  
   - А он что, и вправду мог окочуриться?
   - Окочуриться - это навряд ли... А вот начудить что-нибудь... вы же знаете... он от одной затяжки полным дураком становится... не дай Бог, взорвет здесь все... оно вам надо?...
  
   Ошеломленный, выхожу из блиндажа... на верху вспоминаю, за чем меня посылали... возвращаюсь...
  
   Ночью, на посту, вспомнив о произошедшем, интересуюсь у своего напарника, Коли "Хэйса" - откуда наркотики...
  
   - Практически у каждого взрослого афганца есть "чарз"... или "ханка"... чарз - это, по нашему, анаша... она же - конопля... а ханка - это опиум-сырец... застывший сок опиумного мака... коноплю курят... ханку - курят в кальяне... жуют... колют.
   - А у наших откуда?
   - По разному... На операции можно просто отобрать... или на что-нибудь поменять... или в дукане купить или поменять... на консервы... водку... мыло...
   - Ну... поменять - это я понял... а купить? За что? Они что - за рубли продают?
   - Нет, конечно... За афгани...
   - Ну?
   - Я же тебе говорил... На операции можно просто отобрать... не только чарз... но и те же афгани... понемногу... типа - на сувениры...
  
   ... Кроме, собственно, рутинной охраны лагеря для нас имеется и "культурная" программа... в свободное от службы время мы все участвуем в очень важном (с политической точки зрения! - так говорит наш замполит...) мероприятии: копаем блиндаж... будущую ",Ленинскую" комнату... место для проведения собраний, занятий и т.п. мероприятий...
  

0x01 graphic

Ваня Борис в роли отбойного молотка...

  
  
   Дело это не простое, требует физической силы и выносливости... Грунт насыщен мелкими и крупными камнями... некоторые приходится вытаскивать вдвоем-втроем... основные инструменты - кайло и лом... лопатой делать практически нечего... только отбрасывать с трудом отбитые куски грунта... Использование техники? В полном соответствии с поговоркой: "Два солдата из стройбата заменяют экскаватор"... да в этих условиях не всякий экскаватор бы справился... поэтому... работают все... по очереди...
  
   Скорость продвижения работы позволяет понять, сколько сил и труда вложили ребята с мангруппы, за чуть больше чем полгода, в строительство и обустройство лагеря... Результат впечатляет...
  

0x01 graphic

Старшина РЗ Лебединский Юра

  
   ...Часов пять вечера... со стороны ближайшей к нам окраины доносятся звуки стрельбы... несколько очередей из автомата... АКМ... духи?
  
   На дороге из города появляются два армейских Камаза... непрерывно сигналя, они подъезжают к лагерю... после небольшой заминки их впускают в лагерь... в первой машине - водила и лейтенант... во второй - только водила... и все... их обстреляли... метрах в восьмистах от нашего лагеря...
  
   Пуля прошла у водилы первого Камаза по груди... на бушлате - две дырки... на нем - ни царапины... эта же пуля попала лейтенанту в шею... он умер спустя несколько минут... помочь не смогли...
  
   Примерно через час за ними приехали... на двух БТРах...
  
   Я ещё долго "переваривал" произошедшее... два Камаза... без охраны и сопровождения... Как?
  
   Весь мой пока ещё небольшой опыт говорил: так нельзя, машины без охраны - потенциальная мишень...и не просто мишень... это ещё и возможность для бандитов безнаказанно совершить нападение... кто им одним разрешил выехать? В общем, вопросов было много...
  
   Ответы Вани Бориса в какой то степени ошарашили... оказывается, подобная ситуация для армейцев скорее правило, чем исключение... он напомнил мне о виденных по дороге из Хайратона армейских колоннах... сотня а то и больше грузовиков, впереди и сзади по БТРу, где то посреди колонны - Камаз с "ЗУ-шкой" на открытой платформе... одинокая машина на трассе, явно догоняющая "свою" колонну... одинокая БМП возле какого-нибудь дукана...
  
   Для сравнения: в "наших" колоннах один БТР с десантом на десять, максимум двенадцать грузовых машин... в случае поломки машины становится вся колонна, и, в зависимости от проблемы, или ремонт на месте, или машину тянут на тросе/жесткой сцепке... один БТР или БМП на дороге или в кишлаке?... минимум - парой...
  
   ...Недавно рассвело... Прохладный воздух прозрачен и чист... Тишина... Скоро должен кричать муэдзин...
  
   Внезапно тишину нарушает какой то тяжелый, за гранью слышимости, гул, чем то напоминающий гул трескающегося льда на реке: он начинается где то далеко-далеко, с практически неуловимого ухом звука, приближаясь, он нарастает...и, наконец, громкий треск льда под ногами... и трещина во льду... только сейчас гул приближается с гораздо большего расстояния... он не слышен, а, скорее, ощущается телом... напряжение гула нарастает... вместо ожидаемого треска - глухое потустороннее "уфф", сопровождающее резкий толчок земли... от всей поверхности равнины, до самых гор, насколько хватает глаз, в воздух поднимается пыль... Завораживающее... впечатляющее зрелище... Тишина... Ещё несколько толчков... послабее...
  
   Постепенно "доходит" - это землетрясение...
   Толчки больше не повторяются...
  
   Забегая вперед, скажу: землетрясения до 3х-4х балов оказались частым явлением, практически никак не влиявшем на происходящее... реакция на них, в зависимости от ситуации и местонахождения - от легкой паники до полного игнорирования...
  
   После обеда... идем на пост... возле штабной палатки - запыленный пошарпаный УАЗик... за рулем - афганец в армейской (афганской) форме... "союзники"...
  
   Приблизившийся к нам, майор с оперативной группы (разведчик), кивнув на машину, проговорил: - "Вы за этими "союзничками" внимательно смотрите... чтобы от машины никуда не отходил... и ничего не бросал... от них всего ожидать можно... сегодня он в армии, а завтра - в банде... а может и сейчас на бандитов работает..."
   - Так он же вроде бы не один приехал? С командованием?
   - Да и те не лучше... но за теми мы сами присмотрим...
  
   Так, незаметно, проходят две с половиной недели...
  
   Мангруппа возвращается... Все в порядке, потерь нет... Мы уезжаем... В Термез...
  
  

После Мазарей...

  
   Мы дома... У нас несколько дней отдыха...
   Сначала - баня... после бани - обязательная чистка оружия... после этого - отдых...
  
   "Стандартная" программа... жаренная картошка с мясом (для дембелей)... музыка (магнитофон, гитара)... телевизор... теннис... библиотека...
   Но в этот раз все пошло не так... Мы вернулись как раз на ноябрьские праздники... день-два заняло приведение себя и техники в порядок...
   Очередное утро... после завтрака... застава отдыхает... по телевизору - "Лебединое озеро"... желающих смотреть нет... работает магнитофон... на все окрестности льются звуки песен...
  
   Вдруг... в казарму влетает взмыленный Бутырский... ни слова не говоря, он мчится в бытовку, где на столе стоит работающий магнитофон... на глазах у оторопевших присутствующих, не выключая!!! сгребает магнитофон в охапку и тащит в канцелярию... вилка со стуком вылетает из розетки... музыка смолкает... не обращая никакого внимания на возмущенные и вопросительные возгласы Бутик затаскивает магнитофон в канцелярию... дверь с грохотом закрывается...
  
   Все переглядываются... - Что это с ним?
   Ответа нет...
  
   Наконец дверь открывается...
   Бутырский: - Старшина! Построение заставы!
  
   Заинтересованные необычным поведением Бутика, быстро строимся...
  
   - Застава! Сегодня умер Леонид Ильич Брежнев... По всей стране - траур! Три дня! Никакого магнитофона! Да!... По приказу начальника погранвойск - усиленный режим охраны границы!!! До особого распоряжения...
  
   Отдохнули...
  
   ... Через несколько дней становится известно - генеральным секретарем ЦК КПСС избран Юрий Владимирович Андропов, до этого момента возглавлявший Комитет Государственной Безопасности СССР...
  
   Наш...
  

Показательные стрельбы

  
  
   Пока мы были в Мазарях, на учебном собралась уйма народу. Осенний призыв. В течение нескольких месяцев они будут проходить обучение перед отправкой на заставы или в мангруппы..
  
   Сегодня наша застава будет проводить показательные стрельбы для учебного. Задача -- показать в действии наше вооружение, а это практически все стрелковое оружие и техника, применяемые в пограничных войсках, за исключением минометов, БМП и вертолетов...
  
   Александров, построив заставу, долго рассказывал о том, что назначенная команда должна достойно представить и вооружение, и саму Резервную, провести стрельбы максимально эффектно и эффективно, обратил внимание на то, что кроме новобранцев, на стрельбах будет присутствовать и руководство отряда, после чего зачитал список "представителей"...
  
   Когда я услышал: "РПК -- Сикаленко", сначала подумал: "Ослышался", все остальные, кроме расчета ПКС (осенники на полгода старше) -- дембеля: автомат АК-74, снайперская винтовка СВД, ручной гранатомет РПГ-7; или под командованием дембелей: расчет АГС-17, СПГ -- 9, БТР60... потом испугался: получится ли, справлюсь, не подведу? Что скажут дембеля?
  
   Спокойная реакция старшины, Вани Бориса и других дембелей показала: список составлен не "от фонаря", и моя кандидатура не случайна... Правда, легче от этого не стало...
  
   И вот мы на стрельбище... Вдоль огневого рубежа расположились наши расчеты и отдельные стрелки... Сзади, метрах в тридцати, плотными рядами стоят заставы учебного, человек восемьсот- девятьсот...
  
   Стрельбы начались...
  
   Сначала автомат, потом ПКС, следующий я, за мной Петя Кашков с СВД, старшина с РПГ, потом АГС, СПГ, завершающий -- БТР
  
   Пока автоматчик "гоняет" по полю небольшие жестяные банки, эффектно подпрыгивающие после каждого выстрела, я, разглядывая стрельбище, раздумываю, как более зрелищно показать возможности РПК, получается плохо...
  
   В ста метрах от рубежа грудные мишени, за ними, метрах в тридцати, вкопаны трубы, на них висят десяти -- пятнадцати-литровые жестянки, справа -- на рельсе, двухсотлитровая бочка, за ними, ещё метрах в двадцати, невысокая кирпичная стенка, дальше - как обычно на стрельбище: поясные (пятьсот метров), ростовые (восемьсот-девятьсот метров) мишени...
  
   Начал "работать" ПК...
  
   Стреляют очень неровно..., очередь, направленная в стенку, выбив всего несколько кирпичей, наполовину "зарылась" в землю перед стенкой, стрельба по мишеням -- абсолютно не зрелищно, только бочка немного выручила, когда по ней стреляли бронебойными, вспыхивала яркими белыми вспышками...
  
   Сзади подходит старшина, тихо матерясь: "Ты готов? Давай!"
  
   Я делаю несколько шагов вперед, на ходу подсоединяю магазин, отстегиваю сошки, опускаюсь на колено, устанавливаю пулемет, падаю рядом, передергиваю затвор... поехали!
  
   Первая очередь ровной ниткой проходит по верхнему ряду кирпичей, осколки разлетаются в разные стороны, но с ПКСом не сравнить, масштаб не тот...
  
   Следующая -- в бочку, не то! Легкое покачивание и глухое "бум-бум-бум", от попадающих пуль...
  
   По мишеням -- не то!
  
   Стреляю по жестянкам на трубах: первая короткая очередь заставляет жестянку подпрыгнуть, и она начинает вращаться...
  
   Вот оно! Короткими очередями по остальным жестянкам -- все шесть вращаются... в одну сторону!
  
   Ещё одна очередь по стенке...
  
   Смена магазина...
  
   Жестянки... короткими очередями... Подпрыгивают, начинают крутиться в другую сторону... Бочка... бум-бум-бум... Стенка... Жестянки... Бочка... Жестянки... Стенка... Всё...
  
   Второй магазин пуст... Я закончил...
  
   Пулемёт на предохранитель... Встаю...
  
   Возвращаюсь на исходную позицию... Справа раздаются хлесткие выстрелы из СВД, Петя Кашков добивает жестянки...
  
   Стою, возбуждение потихоньку спадает, в голове крутится хоровод вопросов: Как я отстрелял? По моему -- нормально, но это по моему... Удалось ли сделать, как говорил Александров? Что скажут дембеля -- понравилось или нет? Вопрос не праздный -- эффект для новобранцев, это одно, а одобрение дембелей это совсем другое...
  

0x01 graphic

С. Тарасов с АГСом...

  
   Терзаемый сомнениями и откровенно угнетенным видом осенников-ПКСников, не замечаю даже окончания стрельб... Проходящий мимо старшина шлепком по спине возвращает в действительность: - Чего стоишь? Пошли!
  
   Спешу за ним к БТРу, на который грузят СПГ..., АГС, похоже, уже внутри, что-то я действительно задумался...
  
   Подъехали к казарме... наблюдая за выгрузкой оружия, Александров отдает распоряжение: - Чистка оружия после обеда, через пять минут -- общее построение заставы...
  
   Заходя в оружейку, краем уха ловлю обрывок фразы: "...за такую стрельбу будут неделю тренироваться..., после отбоя...", при моем появлении разговор обрывается...
   В "приподнятом" настроении иду на построение. Судя по всему, "разбор полетов" вечером, в каптерке, предстоит неслабый... бля!!! я же старался!!!...
  
   Наши наперебой спрашивают, что да как? Что я могу им сказать -- сам ничего не понимаю...
  
   Построились... Александров, несколько минут, молча, раскачиваясь на каблуках, рассматривает заставу...
  
   - Равняйсь! Смирно! Вольно! Рядовой Сикаленко! Выйти из строя!
  
   Слегка охреневший и озадаченный, выхожу...
  
   Александров "берёт под козырек", Царь и Бутик, стоящие рядом, дублируют его движение...
  
   - Застава! Смирно! За проявленное мастерство и отличное выполнение поставленной задачи рядовому Сикаленко выносится благодарность!
  
   "Твою мать...! Мне!? Благодарность?! Что же надо говорить в подобном случае? А надо? Надо! Вот оно!" - Служу Советскому Союзу! - я, срывающимся, почему-то, голосом...
  
   - Стать в строй!
   - Есть!
  
   Под одобрительные взгляды дембелей, возвращаюсь на место. Александров продолжает: - Отстрелялись, в общем, неплохо... Но, - Александров нашел взглядом старшину - есть некоторые недоработки, надо подтянуть...
  
   - Учтем! Подтянем! - согласно кивнул старшина
  
   Поговорив ещё немного, Александров распустил заставу...
  
   Мне пришлось ещё с полчаса, до самого обеда, рассказывать нашим, что именно произошло во время стрельб, и чего следует ждать в ближайшее время...
  
  

Вертолеты (Кальдар)

  
   Поездка в Мазари для меня не прошла даром...
  
   Выходит, в прямом смысле слова, боком...
   На левом боку вылез чиряк, он же - фурункул, и не один, два... рядом... В принципе, больших неприятностей не доставляют, но и комфорта не прибавляют, а послезавтра - выезд на операцию.
   Иду к нашему фельдшеру, Андрюхе Гладышеву. Он, быстро вынеся вердикт: "Х...рня, ничего страшного...сейчас сделаем...", густо намазывает чиряк какой то вонючей мазью, сверху пластырем закрепляет марлевый тампон...
   "Завтра после обеда посмотрим... Свободен..."
  
   Свободное время занято подготовкой к предстоящему выезду. По имеющейся информации, мы выдвигаемся не как обычно, "своим ходом", т.е на БТРах, а полетим на вертолетах.
  
   Поэтому, подготовка несколько отличается. Если, при обычном выезде, главная задача - собрать все необходимое и засунуть в БТР, при этом принцип - "запас карман не тянет", не ограничивает размер этого "запаса", то, в случае вылета на вертолетах, в действие вступает другой принцип: "все своё ношу с собой". При этом, существует "обязательный минимум", без которого не обойдешься: оружие и боекомплект к нему (патроны и гранаты), сухой паек на трое суток (предполагаемое время операции), котелок и вода (пара фляг)... остальное - по собственному желанию... остальное - это: запасные портянки, теплый свитер, кусок брезента, валенки, ОЗК и т.п. "предметы роскоши", все ограничивается личной "грузоподъемностью" и здравым смыслом... и вместительностью вещмешка или рюкзака.
  
   Практически у всех старослужащих вместо обычных солдатских вещмешков - рюкзаки... гражданские рюкзаки самого разного цвета и фасона, единственное, что их объединяет - они большие... Откуда они взялись? Все просто... Когда осенью призывников привозят на учебный, их переодевают на самом учебном... здесь же и уничтожают вещи, с которыми и в которых призывники прибыли... Обычно офицеры закрывают глаза на то, что солдаты с Резервной отбирают себе рюкзаки побольше и теплые свитера... все знают - не для "самохода", для дела... Нам в этом году не повезло: во время "заезда" мы были в Мазарях...
  
   Поэтому... для увеличения вместительности армейский вещмешок подвергается "модернизации": по бокам (снаружи) пришиваются брезентовые поясные ремни, по два с каждой стороны... ещё один можно пришить сзади...
  
   Что это дает? Теперь на "внешней подвеске" можно закрепить вещи, которые не влезают в вещмешок: каска, валенки, кусок брезента, ватные штаны (если нет желания одевать сразу) и т.п., главное - затянуть ремни потуже, чтобы при высадке ничего не потерять...
  
   После обеда нахожу Андрюху... отлепив тампон, он, осмотрев чиряки, снова намазывает их той же мазью... успеваю прочитать - "Мазь Вишневского"... "Завтра покажешь..."
   - Так мы же завтра...
   - Ну и что? Хотя... ты прав... Может далеко будешь... На тебе... Сам намажешь... А когда прорвет, протрешь и намажешь вот этим - Андрюха вручил мне две баночки, несколько тампонов и кусок пластыря...
  
   Утро... после раннего завтрака, выслушав напутственную речь Александрова, грузимся в наши машины... едем... минут сорок... аэродром... выгружаемся... в отдалении - вертолеты... Ми-8... Ми-24... похоже, нам туда...
  
   Офицеры задержались у машин... старшина уверенно ведёт заставу к месту ожидания...
   Навстречу идет какой то мужик в камуфляже... Сближаемся...
   Мужик останавливается... он не просто мужик - на плечах - погоны капитана...
  
   - Мужики! Вы кто? - в голосе капитана легкая растерянность...
  
   - Термезская Резервная!
  
   - Ох..ть! - капитан ошеломленно крутит головой и идет дальше... к нашим офицерам...
  
   Через несколько минут причина его растерянности становится понятна: за углом здания на краю летного поля в ожидании сидит группа бойцов... все в новом одинаковом камуфлированном обмундировании, в десантных ботинках, с десантными же ранцами...
  
   Контраст просто сумасшедший...
  
   В нашей толпе (именно толпе, потому что построить заставу никто не удосужился) кажется, невозможно найти двух одинаково одетых бойцов, о вещмешках и рюкзаках я даже не говорю, а разномастные грязные, много раз штопаные бушлаты и ватные штаны на фоне новых камуфлированных костюмов выглядят ещё более убого...
  
   - Пацаны, вы кто?
  
   - Керкинское ДШ... а вы?
  
   - Термезская Резервная...
  
   Ситуация прояснилась... Оказалось, перед нами - штатная ДШГ (десантно-штурмовая группа) Керкинского погранотряда... недавно сформированное подразделение... это - один из первых их вылетов...
  
   Мы с завистью рассматриваем их камуфляж и ранцы... они, с не меньшей завистью, посматривают на валенки, торчащие из рюкзаков, или притороченные к вещмешкам...
  
   Наконец, команда... грузимся по вертолетам... взлетаем...
   Вертолет трясется мелкой дрожью, в салоне пованивает керосином... летим...
   Слева в иллюминатор хорошо видна Аму-Дарья, мы летим вдоль неё, вверх по течению...
   Ваня Борис напоминает: - выскакиваешь из вертолета, бежишь чуть правее, метрах в пятидесяти занимаешь позицию, в случае чего огонь открывать без команды...
  
   Прилетели... поднимая тучу пыли вертолет садится... бортмеханик открывает дверь: - Пошли!
  
   Выпрыгиваю из люка... лестницы нет и в помине...бегу... падаю... устанавливаю свой РПК... осматриваюсь...
  
   Слева, метрах в трехстах, стеной поднимаются барханы... высокие... я таких ещё не видел... почти напротив места высадки между барханами виднеется проход, в глубь песков уходит тропа... справа, в полутора-двух километрах, Аму-Дарья, передо мной - поросшая осокой низина... за спиной, в отдалении, виднеются какие то постройки... там кишлак... высоко над головой пролетает пара "крокодилов" (Ми-24), они прикрывают высадку...
  
   Вертолет взлетает... нас снова накрывает волна пыли и мелкого песка...
  
   Наша задача - занять и удерживать позиции по крайнему ряду барханов... цель - никого не выпустить из кишлака до подхода мангрупп... они будут через пару часов...
  
   По команде Царя часть нашей группы отправляется занимать позиции, остальные - продолжают наблюдение за кишлаком.
  
   В теории все просто: надо подняться наверх бархана, выбрать место и окопаться...
   На практике же подъем на бархан оказывается долгим и утомительным... подняться можно только по пологому склону бархана или по "хребту"... для этого надо: найти проход между барханами... (это не проблема, проходы видны издалека), обойти его с обратной стороны, найти удобное для подъема место и подняться...
  
   Оказывается, "удобным" место показалось только нам... Песок осыпается под ногами, сапоги на треть грузнут в нем... Приходиться постоянно переставлять ноги... при малейшей заминке сразу начинаешь медленно съезжать вниз... Стоило бы пройти ещё метров триста-четыреста и мы поднялись бы на бархан практически без усилий... по плотному, слежавшемуся песку... на который мы, в конце-концов и вышли, или, вернее, выкарабкались... Дальнейший подъём оказался пустяковым делом... несколько минут и мы наверху... Почти от всех валит пар... жарко...
  
   Царь осматривается и командует... часть группы здесь... часть - идет занимать места на соседнем бархане... нам повезло - мы остаемся... Повезло не всем... Полупану "повезло" отдельно... Только начали устраиваться, Царь:
   - Полупан! Смотайся вниз... Я свой рюкзак там оставил... Принеси...
   С видом мученика Алик отправляется вниз... когда он вернулся, поделился... оказалось, он, на всякий случай, (или не влезали в рюкзак) одел ватные штаны... в вертолете было хорошо... когда выскочили из вертолета, тоже... а вот когда начали подниматься на бархан...я на себе прочувствовал... а он... в ватных штанах... два раза... вверх-вниз... пот из сапог выливать можно...
  
   ...Выбрав места, начинаем окапываться...
   Через какое то время я начинаю понимать, что копать окопы в сухой, слежавшейся глине "тактического поля" на учебном - не самое утомительное занятие... Песок, плотный и слежавшийся, вдруг становиться похожим на воду и неторопливыми ручейками заполняет только что выкопанный окоп... какой то "сизифов" труд...
  
   Смотрю на соседей... вместо окопа - большая, воронкообразная яма... понятно...
  
   Наконец, устроились...
   Интересная деталь: сектор наблюдения - один: кишлак и его окрестности, а сектор обстрела - совсем другой: обратная сторона бархана и тропа между барханами...
  
   Подходит остальная часть группы...
   Слева, со стороны Хайратона, возле реки появляется полоса пыли, она медленно приближается к нам. Это идет мангруппа. Теперь понятно, для чего нас высадили заранее... Столб пыли предупреждает жителей кишлака о приближении колонны... любой здравомыслящий (и не слепой) успел бы покинуть кишлак задолго до подхода мангруппы.
  
   Часть мангруппы занимает позиции напротив нас... от подножия барханов до реки... вторая часть вдоль барханов уходит дальше, на противоположную сторону кишлака... Через время оттуда доносится короткая перестрелка...
  
   Операция началась... Схема прежняя: наши подразделения окружают кишлак, афганская милиция (царандой) и служба безопасности (ХАД) проводят проверку... наша задача - не впускать и не выпускать, никого...
  
   С высоты бархана неплохо видно все происходящее, довольно быстро мне становиться ясно - до вечера мы свободны... если кто то и попытается сбежать, то делать это будет ночью, под покровом темноты. Мою правоту подтверждает и Ваня: - Сейчас пообедать и отдыхать! Я разбужу...
   С одной стороны, есть ещё сильно не хочется... с другой - спать приятнее на сытый желудок... ем... запив кашу парой глотков воды, закапываю пустую банку в песок... теперь можно и поспать...
   Завернувшись в кусок брезента, согреваемый солнышком, я уснул...
  
   "Подъем!"...
   Шесть вечера...
  
   Солнце низко висит над бескрайним морем песка... барханы бросают причудливые медленно двигающиеся извивистые тени... прохладно... не пойму - то ли спросонок, то ли действительно похолодало.
  
   Внизу, метрах в двухстах, на тропе между барханами несколько дембелей... ставят растяжки с сигнальными минами и гранатами... если ночью кто-либо попробует здесь пройти, мы сразу узнаем... по звуку...
  
   Стемнело... Теперь на моей позиции я не один, со мной Коля "Хэйс"... точнее, я с ним... сидим... слушаем...
   Периодически, два-три раза в час, минометчики "вешают" над кишлаком осветительные мины... в их неверном свете мы осматриваем окрестности... хотя, если честно, заметить на большом расстоянии что либо сложно... никто же не будет бежать сломя голову по открытому пространству даже под этим светом, а заметить неподвижного человека - нужно быть очень внимательным и наблюдательным...
  
   Ночь проходит спокойно... Светает... Можно поесть... и поспать...
   День проходит незаметно... поели... поспали... опять поели...
   В кишлаке - тишина... со стороны даже не заметно, что там что то происходит... что то - это проверка и проческа...
  
   Внизу, на тропе, оживление: в сторону кишлака быстро движутся несколько человек, на ишаках... интересный способ передвижения... я такого ещё не видел: в руках каждого наездника толстая палка, длиной около двух метров... ею наездники опираются о землю, как на костыль при ходьбе... похоже, это помогает сохранять равновесие...
  
   Наши их тормозят... ссаживают с ишаков... осматривают...
  
   Минут через пятнадцать от кишлака подъезжает БТР, на нем, кроме наших, несколько афганцев, в форме и в гражданском... ещё раз досматривают прибывших... потом, под конвоем БТРа, все направляются в сторону кишлака. Развлечение закончено.
  
   Вспомнил о перевязке... проверяю... пока без изменений... Как говорил Андрюха, накладываю мазь, кладу тампон, закрепляю пластырем...
  
   Медленно наступает вечер... заходящее солнце окрашивает барханы в разные оттенки розового... по барханам ползут причудливые тени... постепенно они удлиняются и становятся темнее... кажется, тьма, весь день прятавшаяся где то среди песков, осмелев, выползает наружу... какое восхитительное зрелище я пропустил вчера...
  
   Ночь проходит спокойно...
   Утро... Небо затянуто низкими тучами... похолодало... ветер... Никого...
   Ветер срывает мелкие песчинки... вершины барханов как будто "дымятся"... красиво... но неприятно... песок всюду... лезет в глаза... скрипит на зубах...
  
   Наконец, команда: - "Сворачиваемся!"...
   Быстро собравшись, спускаемся на равнину... здесь ветер потише и песок не летает...
  
   Минут через пятнадцать-двадцать появляются вертолеты... по команде старшины: - Давай зеленую!, Жека Сергиенко достает ракетницу (ему её вручил сам старшина со словами: "От меня далеко не отходи") и делает выстрел... вверх взлетает красная ракета... все оторопело смотрят на неё...
  
   Старшина: - Зеленую! Зеленую давай!!!
   Жека кивает, выбрасывает стреляную гильзу, вставляет новый патрон... выстрел... снова красная! Отчетливо слышно как издалека матом что то кричит Александров... Наконец, зеленая! Ещё одна!
  
   Вертолеты заходят на посадку...
   Что я там говорил о ветре и песке?! Нас накрывает облако пыли и песка... При высадке мы высаживаемся в уже "очищенную" струёй воздуха от винта зону... Сейчас нам приходится пробиваться сквозь стену пыли... песок сечет лицо... бесцеремонно забирается под одежду... пригнувшись и прикрывая лицо рукой подбегаю к открытому люку...
  
   Я внутри... немного пованивает керосином, но можно спокойно дышать... Смотрю на окружающие меня лица... это не лица, а какие то маски из пыли... блестят только глаза и зубы... Отдышавшись, чувствую на левом боку что то теплое и влажное... похоже, прорвал чиряк... главное, вовремя...
  

***

  

***

МОСТ. АЙВАДЖ.

  

0x01 graphic

  
  

Переезд

  
   Мы уже знали, что нам предстоит временно, до создания подразделения для охраны моста, соединяющего СССР и Афганистан, охранять этот самый мост, переданный в ведение Погранвойск (до этого момента его охраняла Советская Армия). Мост находился где-то в районе 11й заставы нашего отряда, километрах в 110-120 от Термеза, в сторону таджикской границы. Срок нашей "командировки" - не менее трёх месяцев, поэтому адрес почты, скорее всего, изменится и стоит предупредить родных, чтобы пока повременили с письмами, и, в особенности, с посылками, т.к. могут "заблудится". Едут все, за исключением экипажей трёх БТРов, остающихся для сопровождения колонн из Термеза в мангруппы.
  
   Отъезд заставы к новому месту службы происходил спокойно, без суеты. Сначала для обустройства лагеря выехала группа "интендантов". Вернувшиеся оттуда водители наших "ЗиЛов" охарактеризовали увиденное коротко: "Мрак!!!".
  
   Площадка на солончаке, за системой, до Аму-Дарьи - метров 500-600. Ничего нет, для жилья устанавливаются палатки, привезли полевую кухню, от 11й заставы тянут электричество, вода - привозная, для отопления палаток и приготовления еды - привезли дрова и уголь...
  
   Настал день отъезда, с утра погрузили в машины разобранные кровати, матрасы, оружие, боеприпасы, сами погрузились на БТРы и... "Прощай, учебный!!!", судя по всему, вернёмся мы сюда не скоро...
  
   Выехав с учебного, колонна свернула направо, в сторону Термеза. Несколько минут и мы в городе. Проехали поворот к отряду, через город, мимо строящегося Хайратонского моста выехали к 8й заставе...
  
   Прошло два часа - по правую сторону, как и два часа назад, за системой виднелась Аму-Дарья, по левой стороне дороги изредка встречались какие то постройки. Впереди показался перегораживающий дорогу шлагбаум, за ним, справа, в стороне, постройки знакомой формы - застава...
  
   Колонна стала. На броню стали вылезать спавшие до этого дембеля.
   "Не разбредаться, сейчас поедем дальше" - передали по рации...
  
   Через несколько минут с заставы вышел старлей, поручкался с Александровым, стоявшим у ЗиЛа, возглавлявшего колонну, махнул рукой куда то вперёд и вправо... Колонна двинулась дальше.
  
   С тыльной стороны заставы, возле ворот в системе маячили два бойца. При нашем приближении они открыли ворота, пропуская колонну. Впереди, среди зарослей кустарников и камыша, виднелось какое то здание, к которому вела раздолбанная грунтовая дорога, а левее уходил в сторону реки асфальт.
  

0x01 graphic

  
   Интересно, нам куда?
   Оказалось, хорошие дороги не для нас. Проехав прямо ещё несколько минут по грунтовке, выезжаем на пустырь. Слева, метрах в двадцати от дороги -- арык, до этого скрытый зарослями, справа, метрах в пятидесяти от дороги, наш лагерь: шесть палаток, четыре больших и две маленькие, установленные вдоль сюрреалистической асфальтовой дорожки, ведущей из ниоткуда в никуда, полевая кухня несколько необычной конструкции, недалеко от кухни что-то вроде насыпного погреба, рядом -- куча угля и бревен, чуть дальше - "скворечник"..., за палатками - остатки какой то стройки: металлические трубы, стопка фанерных щитов, метрах в ста -- ещё один арык, идущий параллельно первому... За арыком, насколько хватает глаз, заросли кустарников... Метрах в трехста по направлению к реке какое-то здание, полускрытое деревьями...
   все...
  

Обустройство

  
  
   Возле машин и БТРов - гора вещей...
  
   Кровати, матрасы, тумбочки, огромные мешки с постельным бельем, оружие, боеприпасы, кондиционеры, столы, стеллажи для оружия и книг, книги... отдельно - продукты и кухонная утварь: мешки с крупами, ящики, коробки, жестянки...
  
   Глядя на всё это, не верилось, что уже этой ночью мы будем спать в кроватях... но! глаза боятся - руки делают...
  
   Крайняя левая палатка определена как "хозяйственная"... туда "переезжает" содержимое каптерки... и все остальное, не попадающее в категории "оружие, боеприпасы" и "продукты"...
  
   Следующая палатка, поменьше - "оружейка"... в ней мы устанавливаем стеллажи для оружия... боеприпасы и "тяжелое" вооружение - два АГСа и два СПГ, отправляются в "склад"... то самое, отдаленно напоминающее насыпной погреб, сооружение... оно разделено на две примерно одинаковых половины... одна половина - склад продуктов, вторая - склад боеприпасов...
  
   Ещё одна небольшая палатка - "офицерская"... тут будут обитать наши отцы-командиры... в неё же с трудом затаскивают сейф, ранее стоявший в канцелярии заставы...
  
   Следующая палатка - жилая... "штатным расписанием", т.е. дембелями, она определена для "молодежи"... нашего призыва и осенников... сами дембеля располагаются в самой крайней палатке... в полном соответствии с "правилом": "подальше от начальства, поближе к кухне"...
  
   Кстати, о кухне - возле полевой кухни уже суетятся Аман и Кудрат - повара... и пару "помощников" из нашего призыва... по меньшей мере, пообедать-поужинать нам, надеюсь, удастся...
  
   Между "жилыми" палатками - палатка "для занятий!"... в неё стаскиваются столы, шкафы, стулья из "Ленинской комнаты", стеллажи для книг из библиотеки... сами книги... телевизор...
  
   В жилых палатках устанавливаются кровати... в два яруса...
  
   Специально выделенная "смешанная" "молодежная" группа пилит дрова и таскает в палатки уголь (чтобы ночью никуда не бегать)...
  
   Война - войной, а обед - по расписанию...
  
   Первый обед на новом месте...
   Кухонное имущество ещё толком не разобрано, поэтому едим из своих котелков... располагаемся кто где... рядом с кухней...
  
   Попутно выясняется несколько "милых" подробностей:
  
   - Холодно... и ветер...
  
   Пока мы бегали с вещами, это было незаметно... но стоило присесть... котелок, только что обжигавший руки, становится еле теплым... жир, вместо того, чтобы оказаться в желудке, застывает на стенках котелка...
  
   - Мойка посуды...
  
   Пока посуду мыть негде... но! есть арык... с проточной водой... после обеда к нему отправился практически весь "молодежный" состав... мыть котелки... свои и дембельские...
  

0x01 graphic

  
   В общем, практически сразу возник вопрос строительства кухни-столовой...
  
   Убедившись, что практически все вещи уже находятся под крышей, Александров дает команду на размещение... (да! до этого момента рюкзаки с личными вещами лежали по машинам и БТРам)...
  
   Похватав вещи, мы потянулись к палатке...
   Меня тормознул Ваня Борис: - Дуй в нашу палатку... с вещами! - добавил он...
   Та же участь постигла Хована, Полупана, Афоню, Жида, Грицая и Лунина...
  
   Логично... должен же кто то быть "на подхвате"...
  
  

Первые дни

  
   Жизнь постепенно входит в свою колею...
  
   На следующий день после прибытия - первая "экскурсия" на место несения службы...
  
   Переезжаем мост...
  
   На "афганской" стороне, метрах в десяти от съезда с моста, по обе стороны дороги - два бетонных дота...
  

0x01 graphic

   метрах в пятидесяти от моста, полукольцом, от берега до берега - заграждение из колючей проволоки... с разрывом для дороги... возле "колючки" - полоса МЗП, местами присыпанная песком, справа, почти под мостом, у берега реки, какое то строение из фанерных плит, со всех сторон окруженное забором из колючей проволоки...
  

0x01 graphic

  
   возле него же, у берега, закреплен небольшой понтон... что то вроде причала... правее, за "колючкой", вдоль берега тянется вниз по течению полоса густой растительности... шириной метров двадцать-тридцать, дальше от берега резко переходящая в голый безжизненный песок...
  
   Слева от моста, выше по течению, метрах в двухстах за "колючкой" - какое то типично афганское здание из глины... кто то из дембелей говорит - бывший афганский пограничный пост... возле здания - несколько БМП, "Уралов" и люди... это армейское подразделение, охранявшее мост до нас... завтра-послезавтра они уезжают...
  

0x01 graphic

  
   Дорога от моста сворачивает влево, проходит мимо поста и примерно через километр исчезает в песках...
  
   Кроме этой дороги и здания поста, насколько хватает глаз, больше никаких признаков цивилизации... да что там - цивилизации... вообще присутствия людей... голая безжизненная пустыня...
  
   Позиции (посты) армейцев располагались большим полукругом, радиусом около пятисот метров, с центром, естественно, возле съезда с моста... перед позициями - МЗП с сигнальными, и не только, минами... правда, сейчас все мины демонтированы... кажется...
  
   Вместо этого "рубежа обороны" прибывшие ещё до нас отрядская инженерно-саперная рота, совместно со специалистами, приехавшими из Ашхабада, монтируют вокруг территории, по тому же полукругу, новую пограничную "систему", под названием "Алтай"... её назначение - не только затруднить доступ на территорию, но, в первую очередь, сигнализировать о попытке проникновения... с указанием места проникновения...
  
   Всю охраняемую территорию можно условно разделить на две примерно одинаковые (по площади) части... справа (ниже по течению от моста) и слева (выше по течению)..
  
   Левая часть представляет из себя кусок глинистой равнины, широким языком (километр - полтора вдоль берега) уходящий вглубь афганской территории километра на три-четыре...
  
   Правая же часть - пески... барханы... небольшие у берега и постепенно повышающиеся по мере удаления как от берега, так и от моста... Чуть позже, во время оборудования наших позиций (постов), нам придется здорово повозиться, чтобы загнать на один из барханов БТР... а на другой - АПМку (аэродромный прожектор, установленный в кузове 130-го ЗиЛа)...
  
   Но это позже... а пока...
  
   В лагере - продолжается обустройство...
  
   Обшарив окрестности (то самое здание чуть ближе к реке - бывшая нефтебаза... и свалку металлолома - "следы" строительства моста) на предмет наличия стройматериалов мы обнаружили пару десятков фанерных плит... из таких устроен настил на понтонных мостах... легко выдерживают даже танки...
  
   Из этих плит решено построить кухню-столовую...
   По замыслу офицеров - строительство кухни - "дембельский аккорд"... но... участвуют все... в свободное от службы время...
  
   Попутно выясняется ещё одна "мелочь" - телевизор не показывает ничего... вообще... На 11ой заставе работают все три государственных канала.... а у нас, в полукилометре от заставы - "мертвая" зона...
  
   Постепенно жизнь и служба упорядочиваются...
   В сутках - четыре смены по шесть часов... две - ночных (первая - с 20-00 до 02-00, вторая - с 02-00 до 08-00) и две дневных (с 08-00 до 14-00, и с 14-00 до 20-00) очередность смен - одни сутки - дневная смена, вторые - ночная... дневные смены - "облегченные" - четыре поста, ночью - восемь...
  
   В свободное от службы и сна время занимаемся обустройством быта... и не только...
  
   Уже ставшая привычной картина необитаемой и безлюдной пустыни нарушена...
  
   Самым прозаическим образом...
  
   Откуда то из-за барханов, не торопясь, медленно расползаясь в разные стороны, появились какие то темные точки... много...
  
   Я прислушался к разговорам дембелей... "Бараны... Отара..."
  
   Приблизившись к позициям метров на шестьсот, отара "легла на параллельный курс"...
  
   Обрадованные хоть каким то развлечением, дембеля тут же организовали "проверку"...
  
   К отаре направился 123й БТР... с "десантом" из четырех-пяти человек... остальные наблюдали за "проверкой" с позиций... прошло с полчаса... отара не торопясь двинулась дальше... БТР поехал обратно...
  

0x01 graphic

  
   "Проверка" оказалась результативной...
  
   Проверяющие вернулись с добычей... баран... которого тут же освежевали и припрятали у БТРа... до смены...
  
   Баран был получен в виде "бакшиша" от пастухов... Кудрат, ездивший "переводчиком", рассказал: пастухи из кишлака Хуштепа, расположенного километрах в семи-восьми на берегу Аму-Дарьи выше по течению... по словам пастухов, в это время года они часто пригоняют сюда отары... им объяснили - теперь лучше обходить эту зону стороной...
  
   Вечером... Аман с Кудратом пожарили барана... из томатной пасты сделали ведро "томатного сока"... хлеба мало... из имеющейся муки прямо в палатке, на буржуйке мы (наш призыв) готовим блинчики-оладушки... процесс непрерывный... два человека замешивают тесто... один - обеспечивает нужную температуру печи... мы вдвоем в нескольких крышках от котелков вместо сковородки жарим... орет магнитофон... все - чуть ли не в трусах... жарко... "процесс" продолжается уже третий час... без снижения скорости поедания...
  
   Одурев от жары, набросив бушлат. выхожу из палатки... уже темно... заглядываю к нашим, во вторую палатку... контраст - разительный... в палатке - прохладно... если не сказать - холодно... спят одетыми... на мой вопрос - почему? получаю вполне ожидаемый ответ: осенники-дедки даже для себя не хотят таскать дрова и уголь... договор - сутки палатку топят наши, сутки - осенники, был нарушен сразу же... осенники приносили минимум... чтобы совсем не замерзнуть...
  
   Дрова и уголь для дембельской палатки заготавливаются и приносятся в палатку "автоматически"...по тому же принципу - сутки тепло обеспечивает наш призыв, сутки - осенники... по очереди... установив этот порядок, старшина счел миссию выполненной, справедливо полагая, если в дембельской палатке тепло, то выделенные для заготовки дров и угля молодые и себя не забудут... не угадал...
  
   Затея с оладушками увенчалась успехом... и стала регулярной... раз в два-три дня... кроме оладушек, большой популярностью пользовались "гренки" - обжаренный в концентрате для киселя белый хлеб... а в один прекрасный день дембеля обнаружили в складе продуктов мешок с яичным порошком... офицерский доппаёк... наступила "эра омлетов"...
  
   На постах время тоже не проходит просто так... абсолютно случайно я "открыл" для себя развлечение...
  

0x01 graphic

  
   120й БТР... вторая ночная смена... освещая "свой" сектор прожектором БТРа наткнулся на горящие в темноте глаза...
  
   - Лиса... или шакал... - безразлично проговорил мой напарник Коля Хейс и собрался поворачивать прожектор дальше...
  
   - А можно я его подстрелю - загорелся я
   - Ну стреляй - безразлично пожал плечами Хейс
  
   Я вылез из БТРа... установил на башне свой РПК... прицелился... выстрел!... глаза пропали...
  
   - Промазал... - констатировал Хейс
   - Нет! - возразил я - попал!... рассветёт, пойду принесу...
  
   - Ну... посмотрим... - согласился Хейс...
  
   Минут через сорок... в том же месте... три пары глаз одновременно уставились на свет прожектора...
  
   Не торопясь, снова выбираюсь из БТРа, ставлю РПК на башню... выстрел! второй! Третий сбегает...
  
   Рассвело... иду смотреть... ночью казалось - недалеко... спустился с бархана... прохожу метров триста... где то здесь... несколько минут поисков... и! вот оно! растерзанная в клочья лиса... и два слегка пожеванных шакала... а Хейс говорил - "не попал"...
  
   В лагере...
  
   Ночью часовой заставы сделал открытие: мусорная яма, куда мы выбрасываем пищевые отходы, - очень "посещаемое" место... "гостей" - много... те же лисы, шакалы... кабаны!!! Доказательство - подстреленный под утро кабанчик... Великолепно! Хороший "доппаек"!...

"Кролик"

  
   В палатку заглянул приехавший со службы Петя Кашков: "Молодежь! Кто умеет кроликов разделывать?"
  
   Мы переглядываемся. Большинство недоуменно пожимает плечами: "Не приходилось!"
  
   Афоня: "Я могу!"
   "И я могу!" - решаю составить ему компанию, зачем-то же меня бабушка этому научила...
  
   "Вот и хорошо!" - обрадовался Петя - "Одевайтесь и пошли, дело есть!"
  
   Быстро набросив бушлаты, выходим из палатки. Петя идет к кухне. Останавливается за строящимся сараем (будущей столовой) и включает фонарь: "Вот! Надо разделать! Закончите, позовёте Амана, он в курсе"...
  
   Мы молча смотрим на "кролика"... Перед нами, в свете фонаря, лежит здоровенный дикобраз...
  
   "Откуда он здесь взялся? Разве они здесь водятся?" - изумленно спрашивает Афоня.
  
   "Тебе сейчас какая разница? Водятся или не водятся? Вот он -- лежит! Меня больше интересует, как нам его разделать? Интересно, его давно грохнули?" - я ткнул лежащую тушку сапогом.
  
   Судя по всему, недавно, туша ещё не окоченела, но на улице холодно, если ещё постоим, сдирать шкуру будет нелегко...
  
   Начинаем действовать: Афоня бежит в палатку за веревкой, я ищу подходящую палку... привязываем задние лапы к палке, несколько минут тратим на то, чтобы придумать, куда поднять и как закрепить тушу... наконец, дикобраз, раскачиваясь, повисает... закрепляем два фонаря... можно начинать...
  
   Мы с Афоней переглядываемся: с чего начинать? Что делать с иголками?
   Афоня пытается "на пробу" вырвать пучок иголок... не получается! Держаться крепко! Если выдергивать по одной -- это на несколько часов работы...
  
   Напрягаю память: урок зоологии в школе - иголки дикобраза и ежа это видоизмененная шерсть (волосы), значит, "крепятся" в коже, с ней же и снимаются!
  
   Делюсь воспоминаниями с Афоней... решаем: снимаем шкуру как с кролика, "чулком", если будут проблемы с иголками (будут мешать), сделаем надрезы по бокам...
  
   Процесс пошел... Через пару минут шкура легко слазит с туши, иголки сами собой "укладываются" внутрь "чулка"... дальше -- без проблем... тот же кролик, только большой...
  
   Дело сделано... оттащив шкуру и внутренности на мусорную кучу, заносим тушу в кухню...
  
   Афоня остаётся сторожить, я иду за Аманом...
   "Что, уже?" - удивленно встречает меня Петя
   "Долго ли умеючи!" - гордо отвечаю я...
  
   Ложусь спать, с утра на службу...
  
   Не проходит и часа, меня будит Афоня: "Пошли, Аман зовет"...
  
   Гадая, что ещё приключилось, бредем на кухню...
  
   Аман ставит на стол миску с жареным мясом: "Заработали! Ешьте!"
  
   Наше робкое: "Мы с ребятами..." пресекаются Аманом: "Остальные утром попробуют, вы работали -- пробуете первыми"...
  
   Попробовали... вкусно... по моему, почти как нутрия, только чуть жестче... (и ещё с полчаса пришлось объяснять Аману что такое, а точнее, кто такая нутрия)...
  
  

Новый год

  
  
   На носу Новый 1983 год...
  
   Подготовка к нему началась заранее. Сбросились деньгами, Бутик и несколько дембелей съездили в Шаартуз за продуктами: консервированные огурцы, кабачки, соки, печенье, конфеты, какие-то пирожки... водку доставали через 11ю заставу, перевозили по частям, чтобы не спалиться, водовозкой... дембеля расстарались... "конфисковали" пару баранов...
  
   С утра 31го на заставе предпраздничный ажиотаж: на кухне -- приготовление блюд для праздничного стола, в палатке для "занятий" - накрываются столы, мастерятся скамейки, как положено, рисуется праздничная стенгазета...
  
   Праздник планируется проводить в два захода: первый этап -- по местному времени, второй -- по московскому... чтобы все могли "отметить" - смена постов в два часа ночи... Новый год по Москве в четыре часа утра по местному времени...
  
   Мне "повезло" - на службу с двух ночи, Новый год (по Москве) встречу на боевом посту... напарник -- Коля Хэйс...
  
   В пол-двенадцатого все собираемся за столом... На столе -- море еды, в том числе содержимое посылок из дому: сало, колбаса... напитки: соки -- яблочный, персиковый и томатный, компот из сухофруктов...
  
   В кружках -- сок или компот, у всех... у офицеров тоже... Мы, конечно, понимаем, перед выходом "в люди" отцы-командиры приняли свои праздничные двести грамм у себя в палатке, но, соблюдая приличия, сделали это по-тихому, чтобы, так сказать, не провоцировать...
  
   Могу сказать только одно: зря старались...
   Примерно по той же схеме действовали и мы: перед тем как садиться за стол, в своих палатках, из расчета -- бутылка на двоих...
  
   Александров толкает речь... Царь... Бутик... старшина... Ваня Борис... Андрюха Гладышев...
  
   Новый год!!! Ура! Ура!! У-Раааааааа!!!
  
   ...Едем на смену... Перед выездом -- инструктаж: никаких "салютов" и стрельбы... В машине тишина... У всех какое-то мечтательно - расслабленное состояние... Переезжаем мост... остановка: первый наряд -- пошли..., дальше...
  
   123 БТР... в кузов залазит смена -- С Новым годом! Нам хоть что-нибудь оставили?!
  
   117й ...
  
   116й - наш... Выпрыгиваю из машины... Хэйс следом...
  
   С Новым Годом! - получаю ощутимый толчок в плечо -- Жека...
   С Новым! - успеваю двинуть в ответ...
  

0x01 graphic

  
   Машина уезжает... Мы остаемся... Время -- начало третьего... До "настоящего" Нового года -- почти два часа...
  
   Сидим... Впереди -- непроглядная тьма, сзади, за речкой, правее моста, в нескольких километрах угадывается свет -- там находится поселок Айвадж, за ним -- город Шаартуз, это, кстати, уже Таджикистан...
  
   Время идет незаметно... Говорить не хочется... Мысли дома, в Харькове... Мои, наверное, поехали в гости, к тетке, батиной сестре... встречать Новый Год... тетка с матерью накрывают стол, а батя с дядькой Пашкой (теткиным мужем), достав "потайную" бутылку, втихаря "провожают" старый год... может с ними и дядькин Пашкин младший брат Мишка, он полтора года назад демобилизовался, служил где-то в этих же краях, тоже пограничник... как бы по пьянке ничего лишнего про мою службу не ляпнул... для своих -- я служу где-то на границе... чего зря волновать...
  
   Время!!! Новый год!!! Где-то там, за несколько тысяч километров, бой курантов, хлопки шампанского и хлопушек, звон бокалов, елка в разноцветных гирляндах, "бенгальские" огни и "Голубой огонек"...
  
   А у нас... Холодная броня БТРа под задницей... тьма, периодически рассекаемая лучами прожекторов с БТРов... чистое небо с яркими огромными звездами над головой... тишина, изредка нарушаемая гулом моторов БТРов или вытьём шакалов...
  
   Кстати, вот и сейчас -- гул мотора... От крепости отъезжает машина... Интересно, куда это "шурупы" в это время собрались...
  
   "Урал" останавливается возле 123го БТРа... несколько минут ожидания... поехал дальше... остановился возле 117го... едет к нам... останавливается... из кабины вылезает прапор: "Пацаны! С Новым Годом! Подходи!"
  
   Заинтересованные, подходим... Прапор стоит у заднего борта, в кузове двое... Прапор: "Наливай!"
  
   Хлопки... Летят пробки... В эмалированные кружки, шипя, сверкая и пенясь, льётся шампанское... "Мужики! С Новым годом! Чтобы все были живы!"...
  
   Нам достается по паре мандарин... Дед Мороз на "Урале" уноситься дальше, а мы, в ожидании рассвета, коротаем время, обмениваясь анекдотами... Праздник состоялся!
  

"Осенний" дембель

  
  
   Время неумолимо... через неделю-полторы наши осенники-дембеля отправятся домой... это уже точно...
  
   С одной стороны, к этому все давно готовы... но! остались некоторые "формальности"... типа передачи имущества и техники... и если с БТРами все более-менее ясно - "смена" давно готова и давным-давно занимается БТРами самостоятельно, то с машинами дела обстоят иначе...
  
   Три заставских 131х ЗиЛа до последнего дня в руках дембелей... и неспроста... В отличии от водителей БТРов у водителей ЗиЛов - масса возможностей... в первую очередь - возможность выезда в Союз... со всеми вытекающими последствиями (магазины, почта и т.п.)... поэтому борьба за "руль" развернулась нешуточная...
  
   На места за рулем претендовали и осенники-дедки, и наш призыв...
  
   за осенниками - "традиция" - уходящие водители также были осенникам, и, по обычаю, передавали машины сменщикам на год моложе...
   за нашим призывом - хорошие отношения с дембелями...
  
   Победили хорошие отношения... водителями становятся (по рекомендации дембелей, утвержденной начальником заставы) Афоня, Полупан и Жид... все - из нашей, "дембельской" палатки... хотя они и не учились на "водительской" заставе... из "штатных" водителей ещё один руль достается Сане Лунину... ему ещё и дополнительно повезло... он сам едет получать новую водовозку - ГАЗ-66 с цистерной...
  

0x01 graphic

Вокруг не снег... солончак

  
   А Афоня, Полупан и Жид, под руководством дембелей, по ускоренной программе на практике знакомятся с ЗиЛами... и их возможностями... благо, особенности местности позволяют испытать машины в самых разных условиях... начиная от песчаных барханов и заканчивая болотистой местностью...
  
   Не обошлось без приключений...
   Жид, под руководством Корнея осваивал премудрости преодоления арыков... получалось неплохо... после нескольких удачных проездов поперек арыка Корней решил усложнить задачу... ЗиЛ подъехал к пересохшему довольно большому (метров 15-20 шириной) арыку... ну... как пересохшему... из-за низкого уровня воды в реке, в арыке воды практически не было... так... узенький ручеёк у правого берега...летом же, как мы потом узнали, глубина в этом месте доходила до двух метров... "сухой" оказалась корка толщиной сантиметров двадцать-двадцать пять... под ней - ил, насыщенный водой...
  
   - Едь! - коротко приказал Корней, указывая на арык - вон там выедешь...
   Жид нажал на газ... машина резво двинулась вперед... проехав метров двадцать - стала буксовать...
  
   - Стой! Не насилуй движок! Врубай полный привод! - Корней был само спокойствие... - Поехали!...
  
   Жид послушно включил полный привод, пониженную передачу... дал газ... машина поползла вперед... через несколько метров снова стала... Жид вопросительно глянул на Корнея
  
   - Что делать?
   - Кажется, застряли - проговорил Корней... Жид кивнул... - но это только кажется! - продолжил Корней - вон, слева, видишь краны и манометр? Это регулировка давления в шинах! Снижай давление... Хватит! Поехали!
   Жид нажал на газ... машина дернулась, колеса провернулись... но машина с места не тронулась... и даже чуть просела...
  
   - Подожди! - посерьёзнел Корней - дай я сам! - они поменялись местами... Корней нажал на газ...
  
   После нескольких безуспешных попыток Жид и Корней вылезли из машины и заглянули под неё... машина плотно лежала на мостах...
  
   - Так... - после некоторого раздумья проговорил Корней... - дуй в лагерь... или нет! В лагерь пойду я! А ты бери лопату и убери сзади грязь из колеи... чтобы легче вытаскивать было...
  
   Приехавший через полчаса ещё один ЗиЛ при попытке "выдернуть" машину на буксире чуть не завяз сам...
  
   После короткого совещания ЗиЛ рванул обратно в лагерь... за подмогой... Жид и Полупан остались откапывать машину...
  
   Смеркалось... несколько попыток выдернуть машину двумя ЗиЛами не увенчались успехом... грязь не желала отдавать добычу...
  
   Пришлось докладывать Александрову...
   Александров и Царь пришли на место происшествия... долго в свете фар пытались что то рассмотреть...
   Александров озвучил один из первых выводов: - "Пока машину не вытащите - на дембель никто не едет"! - дембеля заметно приуныли...
   Александров продолжил - хоть руками землю ройте! Но вытащите! - при этих словах приуныли мы... копать явно придется нам...
   С утра спасательная операция продолжилась с новой силой... вооружившись лопатами, все свободные от службы осенники-дедки и наш призыв отправились откапывать машину... (по разработанному плану, для того, чтобы вытащить ЗиЛа необходимо было вычистить от грязи пространство по всей ширине колеи в двух метрах от заднего моста ...)
  
   Не смотря на активную работу, первую попытку выдернуть машину предприняли только часа в три... грязи реально было много...
  
   Почетную миссию по вытаскиванию машины было решено проводить БТРом...
  
   БТР подъехал сзади... насколько позволял сухой грунт... тросом лебедки зацепили ЗиЛ за фаркоп... водитель БТРа нажал на тормоз и включил лебедку... трос натянулся... двигатели взвыли от напряжения... и! медленно, превозмогая сопротивление тормозов, БТР... потащило к застрявшей машине...
  
   Работы остановлены...
   Более серьезный осмотр уточняет "диагноз" - машина не лежит на мостах... она уже "лежит" на раме... при попытке сдвинуть машину с места мосты выполняют роль лопаты, собирая перед собой грязь... чтобы вытащить машину, необходимо её приподнять... в грязи... кто то несмело предложил задействовать для подъема машины вертолет... его "затюкали" - Ми-8 Зила не поднимет... а тяжелых вертолетов у нас нет... м-да...
  
   Земляные работы продолжаются... роют все... "дембель в опасности"!!! Корней выслушал в свой адрес много интересного... но!, что примечательно!, в беззлобной, шутливой манере... он безропотно сносит все шуточки... а куда деваться?...
  
   Ещё через сутки героическими усилиями всего личного состава два понтонных фанерных щита (2,0м х 1,0м х 7,5 см) уложены под задние колеса... под наклоном... чтобы при вытаскивании машину приподнимало... из под машины (с боков) выгребли, насколько позволило, две огромных кучи грязи...
  
   В операции по вытаскиванию на этот раз задействованы серьезные технические средства: два БТРа и тяжелый гусеничный бульдозер... Т-170, кажется... теперь техника располагается не сзади, а по бокам... сверху... по берегам арыка... на пару метров выше...
  
   И вот он... момент истины...
   Под натужный рев двигателей, лязгание гусениц и скрежет лебедок ЗиЛ начинает двигаться!!! Медленно... буквально по сантиметрам... тяжело... но - двигаться!!! Несколько минут напряженной работы.. и остановка... передышка... технике необходимо остыть... нам остывать некогда... между передним и задними мостами - грязевая пробка... чтобы не оторвало передний мост, большую часть грязи необходимо удалить... причем - немедленно... полчаса напряженного труда... под передние колеса в колею укладываются какие то доски... кстати... щиты, уложенные перед задним мостом, серьёзно погрузились в грязь...
  
   Ещё два подхода... ЗиЛ ощутимо продвинулся... не только назад, но и вверх... мосты больше не гребут грязь... Корней садится за руль... Совместными усилиями машина, оставляя после себя глубокую траншею, скорее, даже - ров, наконец то, выбирается на твердую почву... всего через трое с половиной суток...
   Ещё столько же времени Пашка вычищает грязь со всех мыслимых и немыслимых мест машины...
   Забегая вперед... - когда летом уровень воды поднялся, в этой яме мы поймали не одного соменка...
  
   Вечер... часов одиннадцать... в палатке тихо... кто то спит... кто то читает... кто то просто треплется "за жизнь"...
   Вдруг... совсем рядом, за палаткой, выстрел... одиночный... все насторожились... продолжения нет... значит - все в порядке...
  
   Похоже, часовой опять стрелял по кому то возле мусорной ямы... после того, первого кабанчика, подстреленного возле ямы, часовые ходят на посту не со своим оружием, а с автоматом, приспособленном для ночной стрельбы... на мушке - фосфорная насадка, светящаяся в темноте несколько часов... на фоне светлого солончака темные силуэты зверья, приходящего к яме, хорошо видны... поэтому... доппаёк в виде свежего мяса у нас достаточно частое явление... во всяком случае - пока...
  
   В палатку вбегает часовой...
   - Мужики! Я там какую то зверюгу подстрелил!
   - Какую?
   - Да не знаю! Здоровая! Зубы - во! - он показал пальцами - не меньше спичечного коробка...
  
   Заинтригованные, выбираемся из палатки... действительно, возле ямы лежит какая то непонятная зверюга... темно-коричневая густая шерсть с черными пятнами и черной же полосой вдоль хребта... большая голова с полукруглыми ушами... мощные челюсти... лапы с когтями... кто это?
  
   В голове роятся варианты... не то... не то... может, гиена? Похожа... но почему черная? У нас в зоопарке совсем не такие... хотя... в зоопарке - африканские... а в Азии разве водятся гиены? Водятся... в индийских сказках часто фигурируют... так что - это гиена?
  
   К такому же выводу прихожу не я один...
   - Гиена! Гиена! Гиена! - сразу несколько голосов...
  
   Гиена... сожрать нельзя... толку от неё - никакого... Интерес пропадает... все разбредаются... утром Александров дает команду машиной оттащить труп подальше от лагеря... в заросли... шакалы сожрут... жалко... шкура у неё роскошная... но... никто этим заниматься не будет...
  
   Наконец то...
   Сегодня - первая партия дембелей уезжает... все сержанты... и часть рядовых... примерно половина дембелей... человек пятнадцать...
   Оказывается, существует традиция - машину с дембелями выталкивают за ворота заставы вручную все остающиеся...
   У нас ворот нет... поэтому - толкаем до дороги... метров тридцать...
  
   Через два дня - уезжают остальные...
   Счастливого пути, мужики!!!

***

  

***

  

Гюрза

  
   Хован подготовил для меня занятие: поменять аккумуляторы на пятом и шестом участках.
  

0x01 graphic

Те самые аккумуляторы...

  
   Позвонил на заставу, предупредил дежурного, прозвонил по постам, предупредил -- пару часов буду "гулять", 116й и 120й предупредил отдельно, иду на пятый участок, менять аккумуляторы на блоке... по мне стрелять не надо...
   Подхватил первую пару аккумуляторов, каждый из них весит около десяти килограмм, нацепил автомат, пошел...
  
   Поднялся наверх, к мосту, прохожу метров сто по дороге, беру чуть правее, по тропинке бреду в сторону пятого блока. Легкий ветерок колышет многоцветный ковер разнотравья, после недавних дождей покрывающий все окрестности. Тропинка спускается в маленькую ложбинку, выходит на широкую ровную площадку, изрытую норами тушканчиков и ныряет в ложбину между двумя барханчиками. Кажется, ветер до самых краев наполнил ложбину медовыми ароматами цветущих трав. По едва заметной в траве тропинке спускаюсь в ложбинку, медленно окунаясь в теплый, наполненный одурманивающими ароматами, неподвижный воздух. Бреду, медленно переставляя ноги, наслаждаясь тишиной и покоем.
  
   До блока ещё метров триста...
   Бреду... Весеннее солнце ласково греет спину... Делаю очередной шаг...
  
   В мозг бьёт короткий, но мощный импульс: "Стой! Опасность!! НЕ ДВИГАЙСЯ!!!"...
  
   Сканирую окрестности -- чисто! Ничего нет! Тишина и покой...
  
   Делаю шаг...
   Импульс ещё мощнее: "ОПАСНОСТЬ!!!"...
  
   Ничего не понимая, на всякий случай, бросаю взгляд вниз, под ноги...
  
   ... под моим опускающимся сапогом на тропинке, полускрытая травой, свернувшись клубком, лежит ЗМЕЯ...
  
   ... провал сознания...
  
   ... я, выгнувшись и повернув голову назад, стою на тропинке, метрах в пяти по ходу движения, в руках раскачиваются аккумуляторы, съехавший на ремне автомат больно бьёт стволом под коленку... змея неподвижно лежит на прежнем месте... сердце колотиться со страшной силой... я медленно опускаю на землю вдруг ставшие очень тяжелыми аккумуляторы, разворачиваюсь и на "деревянных" ногах иду к змее... не доходя пару метров, останавливаюсь... гюрза... большая... с яркой весенней раскраской... толщиной в руку... лежит... греется на солнышке...
  
   Пережитый страх передернул затвор и поднял автомат к плечу... большая тупоносая треугольная голова -- на прицеле... палец -- на спусковом крючке..
  
   Гюрза чуть приподняла голову, медленно лизнула воздух раздвоенным языком и снова застыла в прежнем положении...
  
   Я опустил автомат... напряжение спало... агрессия ушла... Мне почему-то стало стыдно за безумный страх, на несколько мгновений овладевший мною, за мою попытку уничтожить единственного свидетеля и, по совместительству, виновника этого страха...
  
   "Живи!" - "великодушно" разрешил я, возвращаясь к аккумуляторам...
  
   Тварь явно не оценила "подарок", продолжая как ни в чем не бывало греться на солнышке...
  
   Я, внимательно глядя под ноги, побрел по тропинке к блоку, а услужливое сознание тут же подготовило версию, объясняющую причины моего "благородного" поступка: весна, брачный период, где-то рядом ползает пара... если "грохнуть" одну, то потом придется ходить, постоянно глядя под ноги, чтобы не наткнуться на "сексуально озабоченную" "половинку"...
  
   Заменив аккумуляторы, иду назад... на всякий случай ложбинку обхожу по большому кругу: вдоль "системы" дохожу до блока четвертого участка, оттуда, почти по прямой, к 116му БТРу, от него, по накатанной ЗиЛами дороге, к мосту... Замечаю: инстинктивно избегаю мест, густо поросших травой... День пропал...
  
   Приехавший на смену Хован недовольно ворчит, ему не очень хочется "гулять" с аккумуляторами (именно поэтому он их полночи и готовил, чтобы спихнуть на меня "доставку"), но мой рассказ о гюрзе слушает внимательно, уточняя, где именно я встретил змею и достаточно серьёзно воспринимает мой совет смотреть под ноги и не лезть в заросли...
  
  

Хуштепа

  
   Я - на "коммутаторе"... первая дневная смена...
  
   Жарко... идти никуда не хочется... да и не надо... аккумуляторы на блоках недавно поменяны... система работает без проблем... по сообщениям с постов - пастухов с отарами овец - не видно... сижу... скучно... рыба, и та не клюёт... проверил донку - вся наживка целая...
  
   В окошке "коммутатора" - все тот же осточертевший пейзаж: мост... река... кусок поросшего густой растительностью берега... и ни души...
  

0x01 graphic

  
   Знойное марево дрожит над рекой, в этом мареве расплывается все, находящееся на расстоянии далее четырехсот - пятисот метров... и вдруг... на расстоянии все тех же четырехсот - пятисот метров, чуть выше линии горизонта, в воздухе, проявляется видение: афганский кишлак на берегу реки... отчетливо видны постройки... домашний скот... люди... занятые обычной повседневной работой... ощущение: я наблюдаю за жизнью кишлака через огромное увеличительное стекло... постепенно доходит: этот мираж - это действительно афганский кишлак Хуштепа... находящийся в этом же направлении, километрах в десяти от нас... выше по течению Аму-Дарьи...
  
   Увиденное открывает новое направление в размышлениях... и дает хороший толчок к действиям...
  
   Через пару дней, хорошенько все обдумав, и составив план, приступаю к его осуществлению...
  
   Я опять на первой дневной смене... ещё в лагере готовлю "легенду": на одном из участков системы - обрыв или замыкание... пойду искать... поэтому на месте меня не будет... телефоны всех постов будут постоянно на связи с лагерем...
  
   Мои спутники - Андрюха Ильин и Бахтиёр, тоже на службе... предупреждены и готовы...
  
   К чему?
   К походу в Хуштепу!!!
  
   Итак... машина с ночной сменой ещё грохотала по мосту, а мы уже двигались, каждый со своего поста, к месту встречи - 123му БТРу... пост у ворот...
  

0x01 graphic

  
   У каждого - по два подсумка с магазинами, один на всех вещмешок с патронами и гранатами... и рация... на всякий случай... вторую рацию, настроенную на ту же волну, я оставляю экипажу 123-го БТРа... на всякий случай...
  
   В нашем распоряжении - пять часов... задача - дойти до кишлака... и вернуться обратно... пока - только разведка дороги...
  
   Примерный маршрут я составил... опыт, полученный в "походах" к углежогам и пастухам, говорил: наиболее безопасный и легкий путь - по границе между прибрежной растительностью и песками...
  
   Идем быстро... но осторожно... минут через двадцать заканчивается знакомая по охотничьим выездам территория... дальше - полная неизвестность...
  
   Как гласит известная поговорка: "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги"... не обошлось без задержек: пришлось "форсировать" арык... раздевшись... хорошо, оказался не глубоким... примерно по пояс... на окраине кишлака - новое препятствие: с нашей стороны - рисовые поля... залитые водой... пришлось обходить...
  

0x01 graphic

  
   В общем... к крайним домам кишлака мы вышли через два часа... с минутами...
  
   Соблазн оказался большим... время позволяло, и мы решили заглянуть "в гости"... заодно и проверить реакцию на наше появление...
  
   Реакция оказалось на редкость дружелюбной... аборигены вполне миролюбиво отвечали на вопросы Бахтиёра... дуканы есть... дальше в кишлаке... ... ...
  

0x01 graphic

  
   Время!!! Пора уходить... из соображений безопасности уходим не в нашу сторону... а в пески... благо они начинаются метрах в двухстах от домов... эти двести метров мы пробегаем со скоростью реактивного самолета... скрывшись за барханом, устаиваем короткую передышку... и в обратный путь!
  
   Нам "повезло"... только мы, сделав немалый крюк по пескам, подошли к прибрежной "зеленке"... в воздухе послышался характерный звук... вертолеты!!! И летят где то недалеко!!! Не хватает только, чтобы они нас заметили... могут и из пулеметов долбануть! Нам действительно повезло... если бы они застали нас на несколько минут раньше... в песках....По официальной информации - наших солдат здесь быть не должно... значит - басмачи...
  
   Поэтому - прячемся... под кустами и деревьями... Проходит несколько минут... вертолеты пролетают... совсем недалеко... и невысоко... идут вдоль реки... вниз по течению... к Термезу... Выждав, пока они скроются из виду, мы продолжаем путь...
  
   Время - летит!!! И нам его уже катастрофически не хватает... бежим...
  
   Арык форсируем, не раздеваясь... только сняв сапоги... надеюсь, штаны успеют высохнуть...
  
   Успели!!! Отходя от ворот, вижу едущий по мосту ЗиЛ... смена... мне надо незаметно добраться до коммутатора... попросив сидящих у ворот немного "придержать" машину (пост у ворот - первый после моста) Андрюха и Бахтиёр сломя голову бегут на свои позиции... Я, по берегу, мимо крепости, под мостом, подхожу к коммутатору... только бы дежурный офицер не решил "заглянуть" туда вместе с Хованом...
  
   Хован один... и "встречает" меня возмущенным: - "Ты за...л! Где ты лазишь? Почему аккумуляторы на зарядку не поставил?"
  
   Одной фразой "убираю" все возмущение... - "Остынь! В Хуштепу ходил" (да! о готовящемся "походе", кроме его непосредственных участников, не знал никто!!!)...
  
   Возмущение сразу же трансформируется в любопытство... "Что там? Как? Рассказывай!!!"
  
   - Вечером... все расскажу... - наскоро протерев сапоги от пыли и умывшись, поднимаюсь к мосту... оставив Хована изнывать от любопытства...
  
   Вовремя... машина, обдав меня клубами пыли, как раз тормозит у моста... Впрыгиваю в кузов... Андрюха и Бахтиёр успокаивают... - Все в порядке! Успели...
  
   Предупреждаю: - Много пока не говорите... отдохнем, обсудим... потом - посмотрим...
  
  

"Рыбалка"

  
   Становится все жарче...
  
   Вода в арыке поднялась и прогрелась до приемлемой для купания температуры... Теперь все свободное время мы проводили "на пляже"... Правда, периодически Царь разгонял купающихся, "подрывающих своим отсутствием боеготовность заставы"... аргумент - "до палаток сто метров, в случае чего - мы мигом!!!" - на него не действовал...
   Но это - периодически...
  
   Хотя, если честно, основания для таких действий у Царя были... правда, к счастью, он их не знал... или удачно притворялся незнающим...
  
   Чем может заниматься десяток молодых парней изо дня в день по несколько часов кряду на арыке? (свободных от службы больше не бывало)
  
   Поплавали... позагорали... сыграли в квача ("догонялки" в воде)... на все про всё - ну, пару часов... но не пять-шесть... надоест...
  
   Но! не в нашем случае...
  
   В зарослях на краю арыка, заботливо прикрытый от офицерских глаз, стоит молочный бидон с "эликсиром бодрости"... брагой...
  
   Налив пару трехлитровых банок (чтобы часто не бегать к бидону) ставим их охлаждаться в арык... поиграли в квача... вылезли погреться... "приняли" по полкружечки... загораем... "приняли" ещё... сыграли в квача... вылезли погреться... и так - несколько "циклов" с периодически "обновляющимся" составом участников...
  
   "Пляж" представляет из себя небольшой, метров десять в длину, отрезок берега, более-менее полого спускающийся к воде и свободный от растительности (вытоптали)... внизу - узкая, с полметра, полоска песка... дальше - вода... у берега - чуть меньше, чем по колено... по средине - по пояс... местами доходит до груди... ширина арыка на месте пляжа - метров семь-восемь... противоположный берег - обрывом спускается в воду... под ним - самая большая глубина... не смотря на глубину, вдоль противоположного берега тянется полоса растительности шириной до полутора - двух метров... самое интересное - осока растет не со дна... а от берега... пуская водяные корни, образующие переплетенную плавающую "подушку", толщиной сантиметров тридцать-сорок... под неё даже можно поднырнуть... течение - довольно сильное, что делает игру в квача вполне сложной и увлекательной...
  
   Играем... за мной гонится "квач" - Афоня... у меня пару метров преимущества... мало... ныряю "по течению"... под водой левой рукой хватаюсь за "подушку" и с силой втягиваю себя под неё... течение обязательно пронесет не ожидающего такого Афоню мимо... и далеко!...
   Удар! Я с размаху бьюсь головой обо что то, точнее - о кого то... похоже - в бок... О кого?!
  
   Я выныриваю...
   Застывшие фигуры пацанов... и мчащаяся по поверхности рыбина... большая...
  
   Она вылетает на берег рядом с кем то из сидящих на песочке пацанов, все - так же неподвижны и смотрят на рыбину... несколько мгновений она неподвижна... мы - тоже...
  
   Взмахнув хвостом, рыбина подпрыгивает...
  
   - Держи!!! - крик из нескольких глоток прервал оцепенение... все бросились к ней...
  
   Толчея... маты... Рыбина чуть было не вырывается... но... её прижимают к земле...и, крепко схватив за жабры, вытаскивают наверх... можно отдышаться и осмотреться...
  
   У нескольких человек на ногах - следы от ударов хвостом... у кого то - до крови...
  
   Рыба... не маленькая... длиной - с метр... похожа на амура... скорее всего - он и есть...
  
   Добычу с триумфом волокут в лагерь... будет уха!
  

0x01 graphic

  
   Замечательный "улов" направил нашу активность в другое русло, нет... как я упоминал ранее, рыбу мы и до этого ловили... в Аму-Дарье... на закидушку..., просто теперь мы занялись этим в арыке... никто до этого и не подозревал, что в нем могут водится такие экземпляры...
  
   Соорудив из найденного где то куска маскировочной сетки подобие небольшого, метра четыре, бредня, отпросившись у Александрова, отправляемся на рыбалку...
  
   Сначала -не очень удачно... ниже (по течению) пляжа - арык уже и глубже... местами вообще приходится плыть... какая тут рыбалка...
  
   Но постепенно мы приноровились - двое с сеткой перегораживают арык, остальные спускаются к ним по течению, производя как можно больше шума...
   Эффективность снасти, конечно, не большая, но, тем не менее, рыбы хватало...
  
   Место слияния двух арыков, метрах в ста от Аму-Дарьи, там где зимой застрял ЗиЛ, оказалось вообще замечательным... ширина - метров двадцать... небольшая, по пояс, глубина... островки растительности и почти полное отсутствие течения...
   Карп, амур... а в канаве, оставшейся после вытаскивания ЗиЛа, гарантированно - несколько небольших, около килограмма, сомиков...
  
   Через неделю "рыбного ажиотажа" взбунтовались повара, Алик и Бах... надоело жарить рыбу... теперь походы на рыбалку - раз в три-четыре дня... не чаще...
  
   Ночью прошел дождь... даже не дождь, ливень... мощный, как из ведра... долгий... часа три-четыре... пришлось немного попрыгать в палатке, закрывая все окна...
  
   Правда, утром, как таковых, следов дождя практически не было видно... разве что отсутствие пыли на земле, и чистый, прозрачный и пахнущий свежестью воздух...
  
   После завтрака, пользуясь благодушным настроением Александрова, отпросились на рыбалку - пройтись с сеткой по нескольким озеркам и арычкам...
  
   Получив добро, едем... Саня Лунин, Толик Манухин, Жека Сергиенко и я... Полупан ехать не захотел, поэтому за руль его ЗиЛа сел Саня...
  

0x01 graphic

  
   "Процедив" небольшое озерко неподалеку от нефтебазы, рыба, конечно, была, но немного, мы его уже неоднократно "цедили", решаем отъехать на несколько километров по флангу, "попастись" на нетронутых озерах...
  
   Едем... ЗиЛ летит по грунтовой дороге... метрах в шестистах вдоль реки... мы втроем, стоя в кузове, обдуваемые встречным воздухом, что то восторженно орем... подгоняя Саню...
  
   Саня жмет... ЗиЛ летит... мы - орем!!!
  
   Вдруг, практически одновременно, мы втроем замолкаем... из кузова нам видно - впереди дорога обрывается... медленно, как в замедленной съёмке, проявляется противоположный край обрыва... стена... метрах в пятнадцати-двадцати от "нашего" берега...
  
   ЗиЛ продолжает мчаться... Саня в кабине пока ещё не видит того, что видим мы... обрыв неотвратимо приближается...
  
   Мы втроем снова орем... и изо всех сил лупим по кабине... "Стой!!! /СТООООЙЙЙ!!!"...
  
   Саня бьет по тормозам... заблокированные колеса юзом идут по дороге... край обрыва приближается... мы втроем - около боковых бортов - в случае чего - успеть спрыгнуть... глубина обрыва - метра три-четыре...
  
   Не понадобилось... ЗиЛ застывает в метре-полутора от края...
  
   На ставших вдруг ватными ногах медленно сползаем с кузова... Дверь открывается, бледный Саня выпрыгивает из кабины... и тут же тяжело опускается на подножку...
  
   - Мужики! Дайте закурить! - Саня...
  
   Толик непослушными пальцами достает сигарету... Саня несколько раз пытается прикурить... не получается... Толик помогает...
   Сигарета "уходит" у Сани за три затяжки...
  
   Сидим... молчим...
   Я рассматриваю расстилающуюся перед нами панораму... поперек дороги, в полутора метрах от машины - обрыв... глубиной около четырех метров... край - как обрезанный ножом... противоположный край обрыва - метрах в двадцати... медленно доходит - это промоина, образовавшаяся после ночного ливня... дно промоины - практически ровная, будто выглаженная, поверхность...
  
   Да уж... ещё чуть-чуть и мы могли бы быть там... услужливое воображение "дорисовывает" лежащую внизу перевернутую и разбитую машину... Бррр!!!
  
   - Откуда это??? - Саня... - три дня назад нормальная ж дорога была!????
   - После дождя... - кто то опережает меня...
  
   Сидим ещё минут десять... медленно приходя в себя...
  
   Мощь стихии ужасает... ведь ЭТО - всего в каких то трех-четырех километрах от нашего лагеря... не хотелось бы оказаться на пути у этого потока... да ещё и ночью...
  
   О продолжении рыбалки речи нет... медленно едем назад... в лагерь.
   По приезду - Толик докладывает о промоине отцам-командирам... без подробностей, конечно...
  
   Тот же день... шесть часов вечера... боевой расчет... - часть личного состава откомандировывается на 11ю заставу... "сидеть на дырках" - после ливня в нескольких местах на флангах заставы - промоины под системой... столбы висят в воздухе... на танке проехать можно... своих людей не хватает... оставшиеся - опять переходим на "двухсменный" режим... сколько продлится - "несколько дней"... пока заставские и спецы из отряда будут восстанавливать систему...
  
   На 11й - не обошлось без эксцессов... "Отличился" Жека...
  
   Наших заставское командование действительно использовало для "закрытия" дырок... служба ещё та... всю ночь - бдить на "дырке", утром - машиной на заставу... еда, сон... еда... и опять на ночь... днем на системе велись работы, поэтому - обходились без "сторожей"... с одной стороны - режим почти привычный... с другой - нормально поспать днем на заставе практически невозможно... все время кто то то просыпается, собираясь на службу, то ложится спать после службы... поэтому - все время какое то движение...
  
   После двух-трех суток недосыпание начинает сказываться... появляется легкая раздражительность, повышается утомляемость...
  

0x01 graphic

Жека

   ... Прошло трое суток... Утро... Жека, с кем то из молодых осенников сидевший на "дырке" километрах в десяти от заставы, тщетно прождав машину, её то ли забыли за ними отправить, то ли она сломалась, то ли водила -дембель (осенник, на полгода старше) "забил" на поездку, вынужден был пёхом топать на заставу... настроение от "прогулки" явно не улучшилось... придя, удостоверился - про них действительно забыли...в столовой есть было уже нечего... завтрак съели, обед ещё не готовили... обматерив всех и вся, Жека вышел во двор... "на всякий случай" у него, конечно, было с собой несколько банок сухпая, взятого с заставы ... за ними он и направился в казарму...
  
   ... во дворе стояла отрядская хлебовозка...
   "Хоть что то!" - подумал Жека... свежий белый хлеб к тушенке - какой-никакой, но завтрак...
  
   Поздоровавшись с водилой, о чем то разговаривавшем с двумя или тремя женщинами, как потом оказалось, офицерскими женами, и буркнув ему что то вроде - "я буханку возьму!", Жека взял хлеб, и, предвкушая завтрак, пошел к казарме...
  
   - Солдат! Стой!...
   Жека шел...
  
   - Солдат! С хлебом! Я сказала - Стой!...
   Жека удивленно обернулся...
  
   - Сейчас же положи хлеб назад!
   - С чего вдруг? - Жека собрался идти дальше...
  
   - Ты что - не понял? Я сказала - положи хлеб назад!!!...
   - Да пошла ты... - Жека, не обращая внимания на крики за спиной, побрел к казарме... автомат на плече, буханка хлеба в руке... мимо пробежала та самая... кричавшая...и скрылась в дверях казармы...
  
   Жека не прошел и полдороги...на крыльцо казармы выскочил капитан, начальник заставы...
  
   - Кто?!!!...
   - Вот этот! - из за плеча капитана кричавшая показала на Жеку...
  
   - Рядовой!!!...
   - Что "рядовой"!? - перебил капитана Жека - мы, бл..., после ночи пешком десять километров на заставу шлепали, вместо того, чтобы спать... пришли, жрать нет ни х... и ещё какая то баба пи...т, а нам, бл... вечером опять на всю ночь... или ты сам вместо нас пойдешь?
  
   Капитан окаменел...
  
   А Жека, всё больше распаляясь, продолжал:
   - Что тут, бл..., вообще происходит? Мы пришли - никакая бл.. даже не поинтересовалась - все в порядке или нет... Жратва - ху...ая, и той, бл..., нет... да ещё и х.. знает кто пи...т! - Жека кивнул на стоящую за капитаном женщину...
  
   - Это моя жена!!! - ожил капитан...
  
   - И х..ли? с каких х...в она мне приказывает? Хлеб положи... оно её е...т? если взял - значит нужен... если, бля, такая заботливая, х..ли не спросила - когда я ел последний раз? Я б ей ответил - вчера в семь часов вечера... а сейчас, бл..., почти одиннадцать... а я не жравши, и не спавши... а, бл... в восемь вечера - опять на всю ночь... мне что - там спать? мне пох... можешь хоть сейчас на губу отправлять... только я в отряде за все это бл...во молчать не буду... развели х... знает что... - Жека, успокаивая себя, машинально поглаживал все ещё висящий на плече автомат...
  
   Во время этого спича капитан что то тихо проговорил жене... та, недовольно нахмурившись, скрылась в казарме...
  
   - Ладно... - дождавшись паузы в Жекином монологе, проговорил капитан - с этим я разберусь... а зачем было мою жену посылать?
  
   - Да кто, бл...ь, её посылал? Нах... она нужна? Я ей по человечески сказал - оте...сь... не зае...уй...
  
   - Я понял... - капитан устало вздохнул... - иди...
  
   ... Тот же день... боевой расчет у нас на заставе...
  
   Александров:
   - Сегодня мне звонил начальник 11й заставы... спрашивал... "Что за отморозков ты мне прислал? Матерятся направо и налево..." ... Застава! Слушай приказ! Если, с сегодняшнего дня, я услышу, как кто либо матерится, приму меры и накажу всеми имеющимися в моём распоряжении способами... ... ... ...
  
   Слушая проникновенное выступление Александрова, мы незаметно ухахатывались... из цензурных в его речи были только предлоги...
  
  

"Плакучая ива"

  
   Как то незаметно стало очень жарко... не спасает даже арык... идти под палящим солнцем по раскаленной земле ради сомнительного удовольствия поплескаться в теплой водичке, а потом - назад всё под тем же солнышком, высушивающим голову и трусы ещё на полдороги до палатки - как то не тянет...
  
   Лучше повалятся в палатке... возле работающего кондиционера... потому что уже метрах в пяти от него большой разницы в температуре уже не чувствуется...
  
   А ещё лучше - в кузове Афониного ЗиЛа, временно, на время ремонта, стоящего на приколе рядом с палаткой...
  
  

0x01 graphic

  
   Тент впереди и сзади поднят... пол кузова и боковые стенки тента обильно смочены водой... легкий ветерок дарит ощущение прохлады... для полноты ощущений из окна палатки протянут провод... в кузове стоит магнитофон... человек пять-шесть, иногда и больше, наслаждаясь ничегонеделаньем, валяются в кузове... по традиции, в углу кузова, под скамейкой, трехлитровая банка с бражкой...
  
   С чьей то легкой руки - ресторан "Плакучая ива"...
  
   Дни проходят однообразно и скучно...
  
   Чтобы как то развеяться, на службе устраиваем небольшие "прогулки"... конечно, не только "развеяться"...
  
   В ТЗК, стоящую на высоком бархане возле 120го БТРа, высматриваем местонахождение какой-нибудь отары... в последнее время, видимо, съев поблизости всю растительность, пастухи увели отары чуть дальше от нас...
  

0x01 graphic

  
   Определившись с направлением, втроем-вчетвером отправляемся "на прогулку"... как обычно, "по легенде", я пошел "по делу" на какой-нибудь участок системы... остальные - "находятся на позициях"
  
   Прогулка заканчивается предсказуемо... на пару-тройку столовых ножей меняю хороший кусок чарза...
  
   Потом приходит черед "бакшиша"... баран... обычно - выстрел... и потащили... у себя, на берегу, быстро освежевали, шкуру и внутренности - в воду... тушу - под мост... когда приедет смена - незаметно вкинем в кузов... схема "отвлечения внимания" дежурного офицера отработана до автоматизма...
  

0x01 graphic

  
   Через время я сообразил - зачем тащить на себе мертвую тушу, если проще заставить барана идти самого...
  
   Очередной "поход"... я предусмотрительно прихватил с собой кусок веревки...
  
   После обязательного ритуала осмотра чабанов и обмена
  

0x01 graphic

  
   чарза, приступаем к "бакшишу"... я, связав на одном конце веревки петлю, даю её чабану и жестом показываю на барана...
  
   - Вперед!
  
   Осечка... вместо того, чтобы метнуться за бараном, чабан начинает что то бормотать...
  
   Я, нахмурившись, дулом автомата показываю чабану сначала на веревку, потом - на барана... - Вперед!!!
  
   Да что такое!!! Стоит! Что то бормочет... мнет веревку... тычет руками в небо...
  
   Я уже сержусь... чабан что то горячо говорит, то тыча в сторону отары, то показывая веревку... в речи подозрительно часто слышится упоминание Аллаха...
  

0x01 graphic

  
  
   И тут до меня доходит...
   По какой то нелепой случайности, дав чабану веревку с петлей, и показывая приглянувшегося мне барана, я не учел одной "мелочи" - стоящего метрах в тридцати за бараном одинокого дерева, метров четырех-пяти высотой...
  
   Похоже, чабан решил, что я приказываю ему повеситься...
  
   Я расхохотался... вспомнив "уроки" Бахтиера, я проговорил на узбекском - "не ты... баран...", сопровождая свои слова красноречивыми жестами...
  
   "Баран?!" - дождавшись моего подтверждающего жеста, чабан засмеялся и рысью рванул за бараном... через несколько минут, возвращаясь с бараном, он все ещё продолжал смеяться...
  
   Пока шли сквозь отару, проблем не было... баран, хоть и не очень охотно, брел рядом... но. как только мы стали отдаляться от отары, скотину как будто подменили... он стал... и не просто стал... он уперся в землю так, что не сдвинешь... тянули за веревку... задыхается, хрипит, но ни с места...
  
   Что делать? Уже собрались стрелять и тут я вспомнил... где то читал - пока баран видит отару, он никуда не пойдет... волки, нападая, стараются загнать одного или несколько баранов за какой-нибудь куст или возвышенность, чтобы они не видели остальных... после этого барана можно отогнать на любое удобное расстояние...
  
   Пробуем... двое, став по бокам, перекрывают барану обзор, я держу веревку... выждав, для верности, с полминуты, тяну... баран делает шаг...
  
   Получилось!!! Теперь - мясо с самодоставкой!
  
   Вечером, часов в девять - десять, "посиделки" в кухне-столовой... в большой алюминиевой кастрюле - жареная баранина... (из специй - соль, лавровый лист и красный перец), в десятилитровом эмалированном ведре - "томатный сок"... разведенная в воде томатная паста... на столе - пару нарезанных буханок хлеба... на другом столе - негромко работающий магнитофон... за кухней, в нычке, - несколько бутылок водки... не для напиться... для "душевности" разговоров...
  

0x01 graphic

  
   "Посиделки" продолжаются часов до двенадцати... отправляющиеся на службу с двух часов ночи - в них обычно не участвуют...
  

Микро и Макрокосмос

  
   Я и Бахтиёр заканчиваем дежурство по кухне. Обед уже прошёл, котлы помыли, с посудой разобрались. Присели отдохнуть...
  

0x01 graphic

В наряде Алик (повар) и Жека - помощник

   "Не мешало бы расслабиться" - куда-то в воздух проговорил Бах.
   "Чарза нет" - вяло проинформировал пространство я.
   "Жалко..." - туда же, в воздух, выдохнул Бах.
   "Ханка есть... в последнем "походе" забрал..., только я не знаю, как её курить" - поделился я проблемой.
   "Я знаю! - обрадовался Бах - у нас курили!"
  
   Он тут же изложил особенности "технологии"... Выяснилось - мы располагаем всем необходимым... В общем - обстоятельства способствовали...
  
   Пока я бегал в палатку за ханкой, Бах развернул титаническую деятельность - заварил чай, засунул в печку шомпол, свернул трубку и подмёл в кухне. Даже не закрыв дверь, мы сели за стол - творить!
  
   Процесс пошёл... курили по очереди... Оказалось, по сравнению с чарзом - просто великолепно: от хорошего чарза даже закалённые курильщики начинали кашлять на третьей - четвёртой затяжке, а тут... после глотка чая и выдоха - во рту приятное послевкусие, по аромату напоминающее миндальный орех... Хорошо!
  
   Скурили первый "косяк", посидели, посмотрели друг на друга - эффекта не заметно. "Наверное, мало!" - подумали мы с Бахом и решили повторить. Для удобства переместились ближе к печке и добавили второй шомпол. Второй "косяк" пошёл быстрее и в конце даже наметился какой-то эффект - лёгкость в голове и движениях.
  
   Привыкшие к чарзу, который начинает действовать ещё во время курения, но проходит через 1,5 - 2 часа, оставляя чувство жуткого голода, мы решили закрепить успех и "зарядили" третий "косяк". Откуда мы могли знать что ханка действует по-другому: по мере всасывания в кровь и первый эффект проявляется как минимум через 15 - 20 минут... Конечно, мы победили и третий, и с чувством, что день-то удался! - пошли к палаткам...
  
   Вот тут то и начались первые странности: от кухни-столовой до палаток раньше было не более пятидесяти метров, которые проходили за 1 - 1,5 минуты, но в этот раз...
  
   Выйдя из полутёмной кухни, мы оказались на огромном открытом пространстве, залитом лучами ослепительного света, земля и небо дышали жаром раскалённого солнца и путь до палаток, казалось, никогда не закончится. По моим внутренним часам прошло не менее двух с половиной часов субъективного времени, когда мы, наконец, попали в спасительную тень моей палатки. Здесь наши с Бахом пути разошлись - ему ещё предстоял изнурительный переход к своей палатке (примерно метров 15!), а я двинулся в спасительную темноту палатки, к своей кровати, справедливо полагая, что после трудового дня могу часок отдохнуть перед боевым расчётом...
  
   Забегая немного вперёд, скажу, что Бах, добравшись до своей кровати, также прилёг на часок, но т.к. его место располагалось на первом (нижнем) ярусе кровати, как только он прилёг - почти сразу "потерялся" в узоре сетки верхней кровати и "отсутствовал" до следующего утра, на боевой его не подняли...
  
   ...Добравшись до своей кровати - пятая в левом ряду, второй ярус - я взобрался на неё и собрался поспать, но не тут-то было! Мир вокруг - светел и тих, дышит покоем, а у меня сна - ни в одном глазу! Долго я лежал, думая, чем бы себя занять и как-то незаметно слегка углубился в себя.
  
   Оказалось, Я - очень большой! и очень интересно устроен! Я - целый мир! Вот по туннелям - каналам струятся потоки, насыщенные энергией и светом, вот в огромных внутренних пространствах расположилось какое-то, явно химическое или алхимическое, производство, а если посмотреть повнимательнее, то можно увидеть и более мелкие детали... По мере углубления в себя стало обнаруживаться интересное сходство: внутренний мир очень напоминал Вселенную, со всеми галактиками и туманностями...
  
   Процесс познания был прерван довольно-таки прозаически: над собой я вдруг увидел какое-то тёмное пятно, не поддающееся идентификации. Дисгармония с окружающим пространством настолько поразила меня, что я решил во что бы то не стало разобраться с этим пятном...
  
   Небольшое отступление: напомню, я лежал на втором ярусе кровати в палатке, надо мной, на расстоянии вытянутой руки - потолок палатки, полого уходящий вверх.
  
   ... Не раздумывая, инстинктивно, я протянул по направлению к пятну руку, и ... Если вам когда-нибудь приходилось лежать в траве под высоким деревом и наблюдать, как его вершина, где-то высоко-высоко в небе разгоняет облака, или, стоя под стрелой пятидесятиметрового подъёмного крана видеть как эта стрела "уходит" в небо, то, возможно, вы поймёте тот восторг, который охватил меня, когда моя рука, пронзив огромные пространства, дотянулась до тёмного облака. Этот восторг так переполнял меня, что я должен был немедленно с кем-то поделиться. Выйдя из своего состояния в обычный мир (это оказалось легко - нужно было повернутся набок и приподняться на локте) - внизу, на соседней кровати я увидел Макса, что-то рисующего в "дембельском" альбоме...
  
   Дальше - сценка со слов свидетелей:
  
   "Макс! - позвал я его - иди сюда, что-то покажу!"
   Ничего не подозревающий Макс поднялся и сделал шаг ко мне - "Ну?"
   "Смотри!" - я откинулся на подушку и эффектным жестом дотянулся до "облака"...
   ..."Видел?" - спросил я Макса, повернувшись к нему...
   ..."Что?" - недоумевал Макс
   ..."Смотри ещё раз" - великодушно разрешил я и повторил процесс сначала, только более медленно - "Видел?!"...
   ..."Да что видел?"...
   ..."Я достал!!!"...
   "...!!!.... Ты точно ДОСТАЛ!!!"...
  
   Огорчённый таким непониманием, я перестал обращать внимание на Макса и опять вернулся к себе, но настрой был сбит и вместо дальнейшего углубления в себя я стал изучать окружающее пространство. Мир был огромен, где-то вдали, за границей восприятия, ощущалось какое-то движение, звуки, а на границе видимости маячили две каких-то странных горы. Восторг с новой силой охватил меня, когда я, решив отправится поближе к этим горам, попытался встать с кровати - горы зашевелились! - это были мои ноги в сапогах, которые я почему-то не снял...
  
   Подошло время боевого расчёта - 18-00. Меня стащили с кровати, нацепили ремень, панаму, и вытащили из палатки. В строю было невыносимо скучно и почему-то очень шумно. С абсолютно философским спокойствием я воспринял информацию, что через два часа я заступаю в наряд "дежурный связист"...
  
   Я до сих пор благодарен своим товарищам, сумевшим убедить меня произнести фразу - "Товарищ старший лейтенант, я себя плохо чувствую, наверное, тепловой удар" и подпихнувшим меня к замполиту... Замполит в ответ на моё выступление разве что не обнюхал меня и, поскольку ни водкой, ни коноплёй от меня не пахло, и я был бледный как мел, а наш фельдшер сказал, что Баху ещё хуже, я получил освобождение, и все, особенно те, кто собирался на службу, облегчённо вздохнули.
  
   Следующие три часа были настоящим кошмаром. Сначала шумели те, кто собирался в наряд, потом те, что вернулись с постов. Душа требовала покоя, тишины. Надо было что-то делать...
  
   В сутках - четыре смены: с 8-00 до 14-00, с 14-00 до 20-00, с 20-00 до 2-00 и с 2-00 до 8-00; подготовка к наряду начиналась примерно за час, потом наряд уезжал, около часа было тихо, потом приезжал сменившийся наряд и "тихо" укладывался спать. Поэтому, довольно часто, в летнее время, мы практиковали такой способ: Те, кому выпадало заступать в наряд на следующий день, располагались спать сверху на палатке - с вечера в палатке очень жарко, уснуть тяжело, только уснёшь - смена собирается на службу, потом другая возвращается, а наверху - не жарко и никто не шумит.
  
   Вот и я, устав от шума, решил расположиться на палатке. Залез наверх, попросил часового заставы периодически посматривать, чтобы я не скатился с палатки и лёг. Быстро темнело... Над головой уже начинали появляться первые звёзды... Я лежал и просто смотрел на них. Ни мыслей, ни чувств - ничего, покой и тишина...
  
   Не знаю, сколько прошло времени, в какой то момент я осознал, что нахожусь в другом мире - мире, в котором нет ничего, хотя бы отдалённо напоминающего наш, населённом явно разумными существами, по внешнему виду сильно напоминавших "собакоголовых" богов Древнего Египта.
   Ни страха, ни тревоги - только любопытство - а куда это я попал? а что здесь интересного? Меня почему-то никто не замечает...
  
   Через какой-то промежуток времени созерцание абсолютно чужой и непонятной жизни надоело и я отправился дальше.
   По смутным воспоминаниям, я посетил несколько миров с абсолютно разными природными условиями и разумными существами (прочитал эту фразу - миров с абсолютно разными природными условиями - убожество!!!, как описать словами другие законы и принципы построения мира?)... В мозгу крутятся две цифры - 4 и 7. Четыре мира, населённых разумными существами и три - абсолютно пустых. О двух заселенных мирах - самые смутные воспоминания, расплывчатые образы чего-то абсолютно неземного..., я вроде бы понимал, что передо мной разумные существа, но вот ассоциировать их с чем-то привычным, земным, не получалось.
  
   А вот последний мир - я из-за какой-то конструкции или природного образования наблюдал за группой "аборигенов" - полупрозрачных энергетических сущностей (откуда знаю?), как вдруг... Я почувствовал внутри себя голос. Общий смысл первой фразы можно передать так: "а кто это у нас тут?", причём голос такой, что сразу проникаешься доверием и пониманием, что боятся не надо, всё будет хорошо. Буквально сразу же следующая фраза: "а тебе здесь нельзя находится!", и опять понимание, что нельзя не потому, что это запрещено, а просто потому, что для меня это опасно; и опять: "тебе надо назад, к себе домой! Ты знаешь, где твой дом?" и, не успел я подумать: "а в самом деле - мне куда?", как меня развернуло в пространстве и среди множества звёзд я увидел Её, чем-то отличную от других и почувствовал, что мне надо именно туда... "Отправляйся!" - лёгкий толчок в указанном направлении - "Никуда не сворачивай и не делай так больше, опасно!"...
  
   Полёт назад - неинтересен, движение с нарастающей скоростью по прямой..., пожалуй, поразил абсолютно чёрный космос с яркими звёздами разных оттенков. Потом появилась Солнечная система с планетами, я приблизился к Земле...
  

0x01 graphic

  
   Уточняю, время действия - май-июнь 1983 года - до армии на экранах кинотеатров и телевизоров - "Москва - Кассиопея", "Отроки во вселенной", "Через тернии к звёздам" - ну не было в моём предыдущем жизненном опыте даже намёка на разворачивавшуюся передо мной картину:
  
   - голубой шар, увеличивающийся в размерах, появились очертания материков, местами скрытые облаками..., потом всё ближе, ближе... я уже вижу наш солончак, наши палатки, свою палатку! Интересно! на палатке я вижу сидящего человека, а рядом с ним - что-то неопределённое. Потом удар (примерно как "падение" во сне), я открываю глаза - рядом со мной на палатке сидит часовой заставы...
  
   "Что?" - спрашиваю я с ходу.
  
   "Слава Богу - живой!" - отвечает он - "Я уже с полчаса возле тебя сижу, боюсь дотронуться: глаза полуоткрыты, дыхание не слышно, с двух часов ночи ни разу не пошевелился"...
  
   Время - около 6 часов утра - хорошо погулял...
  
   Ещё около трёх суток приходил в себя, есть не хотелось совсем, но чувствовал себя бодро. После этого случая к ханке не притронулся ни разу, кому-то подарил... Самое интересное, с моей точки зрения, произошло с памятью: путешествие внутрь себя запечатлелось основательно, а вот "звёздный" вояж смазался до состояния "было что-то непонятное"...
  
   ...Недавно, работая в программе "Goggle Планета Земля", я случайно "смоделировал" последнюю фазу возвращения - стремительное приближение к Земле, укрупнение картинки, торможение, и вот оно, запланированное место... вспомнилось многое...
  

Проверка

  
   На заставу едет зам. начальника штаба отряда капитан Иванов. С "внезапной" инспекцией...
  
   Поэтому... Готовимся...
  
   Сектора наблюдения и обстрела... действия по сигналу "Тревога", "В ружье"... и пр., и пр., и пр...
  
   Хотя... слово "готовимся" отдает какой то показухой и не вполне соответствует действительности... скорее мы, с помощью наших офицеров, готовим теоретическое обоснование наших практических действий и, что немаловажно, учимся (или вспоминаем, как это делалось) объяснять наши действия на "человеческом" языке... без мата...
  
   Да, ещё ожидается проверка боевой готовности... будет учебная тревога... только точное время "тревоги" не известно, поэтому надо быть начеку, никуда далеко не разбредаться... значит, на время проверки, "арык" отменяется...
  
   Утро... сменившись с коммутатора, позавтракав, иду спать... Автомат за кроватью... полураздевшись, на всякий случай , ложусь...
  
   "Боевая тревога! К бою!"...
  
   Кто то трясет меня...
   - Подъем! Тревога!
  
   Смотрю на часы... около 10... поспал называется... обуваю сапоги, набрасываю куртку, схватив автомат и ремень с подсумком, выхожу из палатки... Два ЗиЛа подъезжают под загрузку, в третий, Афонин, уже грузят оружие (АГСы, СПГ, РПГ и боеприпасы)...
  
   Один Зил, набитый людьми, мчится к мосту... во втором, в основном, расчеты... закончив загрузку оружия в Афонин ЗиЛ, выезжаем...
  
   Машины едут вдоль реки... по грунтовке... едут... скорее, низко летят... Морда Афониного ЗиЛа, едущего за нами, темным пятном маячит в облаке пыли, изредка поблескивая лобовым стеклом... интересно, Афоня хоть что-нибудь видит?...
  
   Мост... проскакиваем без остановки...
  
   Первая остановка... наша... моя и Хована... мы с ним - расчет АГСа... Хован уже ждет меня (его место на коммутаторе занял кто то из офицеров)... подскакиваем к Афониному ЗиЛу... в кузове ехало человека четыре... они должны "выдать" нам оружие... никого... что случилось?... впереди, под кабиной... какое то шевеление..."Мы приехали?"
  
   - Да! АГС давайте!... Быстро!!!... Вы что, спите?!
  
   В полутьме тентованого кузова, наконец то, замечаем всю четверку... в полном смысле слова висят на передних дугах...
  
   - Вы чего?
   - Да..................... Афоня!!!! Летел, не разбирая дороги... тут все по кузову летало... как не поубивало... непонятно...
  
   Из кучи металла они вытаскивают АГС и кассеты с гранатами... "Забирайте!"...
  
   Хватаем АГС, кассеты с гранатами... бегом на давно определенную позицию... устанавливаем АГС... смотрю на часы... с того момента, как я открыл глаза, прошло четырнадцать минут...
  
   Часа полтора сидим на позиции... Иванов, в сопровождении Александрова, совершает обход позиций... на каждой - короткий экзамен... Пользуясь моментом, я задремал...
  
   - Подъем! Идут... - Хован чувствительно пнул меня в бок
  
   Подходят... Иванов, явно заметив мой "слегка" сонный вид, бросает на Александрова вопросительный взгляд... (что за....?)
  
   Александров: - Сикаленко!?!
  
   - Ну что, Сикаленко? - я реально обиделся... - Товарищ лейтенант... Вы же знаете... я только со службы... а с двух опять заступать... когда спать то? На службе?...
  
   Александров объясняет Иванову... "системщики... двое... дежурят по двенадцать часов... людей не хватает..." вопрос закрыт... но, уходя, Александров незаметно для Иванова грозит нам кулаком...
  
   Проверка продолжается ещё около часа... Наконец, команда: - "Отбой тревоги"...
  
   Иванов уезжает...
   Александров сообщает: - Проверка прошла успешно! Замечаний и нареканий нет! Иванова положительно удивили действия заставы по сигналу тревоги (скорость и порядок)
  
  

Молодые. Залет

  
   У нас две новости:
  
   Сегодня приезжают молодые!!!! Мы, наконец то, переходим в "высокий" статус "дедов"...
  
   И вторая: через пару недель заставу переводят назад... точнее, в отряд. Застава охраны моста сформирована и прибудет примерно через неделю...
  
   Но... прибытие молодых - на сегодня - более важная новость! Ждем!
  
   Около пяти вечера Александров отправляет Афоню на 11 заставу... забрать молодых... ажиотаж нарастает... и вот он... важный, переломный момент службы... из кузова Афониного ЗиЛа выпрыгивает десятка полтора молодых...
  
   Александров разгоняет толпу "встречающих"... но это ничего... мы свое наверстаем...
  
   После непродолжительного "выступления" Александров дает команду дежурному сержанту, а это Толик Манухин, разместить вновь прибывших... Места давно готовы... в нашей палатке...
  
   Изучаем вновь прибывших...
  
   - Откуда?
   - Луганская, Днепропетровская, Донецкая область...
  
   Все - свои... уже хорошо... Судя по мордам - ребята смышленые... ну... время покажет...
  
   Из более позднего рассказа молодых:
  
   ... нас распределили на "Резервную заставу"... Что это такое - мы, конечно, не знали... но реакция сержантов удивила: - "Пацаны, вешайтесь!"...
  
   Странности продолжились и в отряде, в приежке, где мы ждали отправку на заставы... Ребят, едущих на линейные заставы, отрядские пытались "обшманать", нас же, услышав - "Резервная", обходили стороной...
   То же самое происходило и в дороге... Нас везли на нескольких ЗиЛах... Почти на каждой заставе в машину кто-нибудь влазил с целью что-нибудь "обменять" или отобрать, но услышав "заветное" слово - "Резервная", нас оставляли в покое... чего не скажешь о других...
  
   Наконец: - "11 застава! Выходи! Резервная! Выходи!"...
  
   Встречающие - два офицера, как оказалось, с 11й заставы... Забрав "своих", кивком указали нам место у ворот, один из офицеров проговорил: - "Ждите! За вами скоро приедут"...
  
   Мы остались в одиночестве... Заставские к нам большого интереса не проявили...
  
   "Дежурный" вопрос: - "Земляки есть?"... и все...
  
   Сидим... ждем... Прошло с полчаса...
  
   В ворота заставы вкатил покрытый пылью ЗиЛ... развернулся и затормозил возле нас...
  
   Дверь кабины распахнулась и на землю спрыгнул водитель... заросший, с сигаретой в зубах, в распахнутом хэбэ, без ремня и панамы, и! в полукедах, одетых на манер домашних тапок без задников...
  
   - "Привет!" - он махнул рукой заставским и, уже обращаясь к нам, проговорил: - "На Резервную?... Чего сидим? Прыгайте в машину... один - ко мне, в кабину..."
  
   Я открыл дверь со стороны пассажирского сидения... на сидении лежал автомат с пристегнутым магазином... под ногами валялся подсумок с магазинами...
  
   - Чего стал? Садись! - с этими словами водитель небрежно засунул автомат за спинку сидения...
  
   Машина рванула с места...
  
   - Меня Леха зовут... ваш "дед"... - проговорил водитель...
  
   Мы "подлетели" к воротам в системе...
  
   - На! - в руках у Лехи появилась телефонная трубка - вон гнездо... скажешь, на Резервную... пусть замок откроют... потом - откроешь ворота... проедет машина - ворота закроешь и позвонишь ещё раз... скажешь - "проехали"... и!... Быстро! Быстро!!!
  
   ... я снова в машине... по обе стороны грунтовой дороги - заросли... кусты саксаула... камыши... все вперемешку...
  
   - А долго нам ехать?
  
   - Да нет... Уже, считай, приехали...
  
   И действительно, буквально через пару минут справа, на пустыре, показался лагерь...
  
   Несколько палаток (четыре больших и две маленьких, "офицерских")... какой то сарай... стоящая возле него "водовозка"- ГАЗ-66... пара БТР -60 за палатками и ещё два ЗиЛа возле палаток... Людей не видно... Все...
  
   - Приехали...- машина резко остановилась напротив палаток... - Вылезаем!!!
  
   Мы столпились у заднего борта машины...
  
   На звук подъехавшей машины стали появляться люди... Контраст с виденным на заставах и в отряде - сумасшедший... Загорелые, давно не стриженные, очень взрослые... почти все - по пояс голые, а то и просто в трусах... без сапог... кое-кто - явно спросонок (время - часов пять вечера!!!)... на их фоне один единственный сержант, одетый по форме и с красной повязкой на рукаве (дежурный по заставе) выглядел... как то чужеродно...
  
   - "Ну, наконец то!"... "Дождались!"... "Жизнь начинается!"... - слышалось в толпе "встречающих"...
  
   - ТАК!!! А-ну! Разошлись все к .... матери!!! - из небольшой палатки, не спеша, вышел офицер...
  
   - Та ну... товарищ лейтенант...
  
   - Я сказал - Разойтись!... Позже знакомиться будете...
  
   Толпа нехотя разбрелась...
  
   - А ну... Построились!... - это нам... - Равняйсь! Смирно! Я - начальник Резервной заставы старший лейтенант Александров! Вы прибыли... ... ...
  
  
   Знакомство состоялось... На радостях мы решили "отметить" это событие... По чуть-чуть... из имевшейся "заначки"...
  
   Легкое возбуждение не отпускало...
   Как то незаметно время перевалило за полночь... с двух ночи - моё дежурство на коммутаторе...
  
   Так, толком и не поспав, еду на службу...
  
   Хован - красава!!! Вытащил из пристройки сложенную кровать и поставил её под окошком коммутатора... со стороны реки... по сравнению с душным, нагревшимся за день помещением - жесткая металлическая сетка кровати - просто райское ложе...
  
   Пост на мосту - Андрюха Ильин и "Пэтя" Иванов... на всякий случай прошу Андрюху пару - тройку раз прислать "Пэтю"... вдруг усну... (справедливости ради, замечу - уснуть в помещении коммутатора, душном, жарком, с монотонно шуршащим динамиком "системы" - легче легкого... выручают или "гости" с позиций, заглянувшие попить чайку... или необходимость написать несколько писем...)
  
   Сидя на жесткой кровати, облокотившись на шершавую стену коммутатора, я думал... о молодых, чей приход не только существенно облегчал наше житие, но и знаменовал конец нашего "айваджского сидения"... о скором переезде в отряд, обозначавшем окончание нашей "вольницы"... о последующих боевых выездах...
  
   В нескольких метрах от меня, дыша прохладой и убаюкивая плеском волн, несла свои воды Аму-Дарья...
  
   ... Я пришел в себя от толчка... рука сжала и тут же отпустила автомат... передо мной стоял Александров... даже в темноте было видно - он в бешенстве...
  
   - Сикаленко! - на удивление спокойным голосом проговорил он, - утром - на гауптвахту... трое суток...
  
   - Есть, трое суток! - на "автомате" ответил я...
  
   - Я сейчас вернусь, - проговорил Александров, - если кровать будет здесь... ты на губу не поедешь... - он бегом взбежал по ступенькам... взревел мотор ЗиЛа... машина поехала к позициям...
  
   Я бросился к коммутатору... звонить пацанам... предупредить о приезде Александрова...
  
   - Твою мать!!!! - все "язычки" коммутатора откинуты... сколько же звонков я пропустил?
  
   Быстро обменявшись несколькими словами с позициями - все в порядке, кое-кого я разбудил... я бросился разбирать кровать... что то застревало... где то перекашивалось... не знаю как, но я её разобрал... и спрятал в пристройку...
  
   Даже не притормозив, ЗиЛ промчался по мосту, в лагерь... Александров был уверен - проверять не надо...
  
   А вот теперь - вопрос: почему меня никто не предупредил? Никто, это, в смысле Андрюха (Ильин) с "Пэтей"...
  
   Выхожу из коммутатора... ору: - Андрюха!!! Иди сюда!!!
  
   Через несколько минут появляется Андрюха... морда сонная...
  
   - Чего твой "Пэтя" меня не предупредил?
  
   - Да я ...знаю? Ты ж видишь - спал... А его сейчас спросим... Пэтя!!! Иди сюда...
  
   Появляется "Пэтя"... одного взгляда достаточно... тоже спал...
  
   - Вашу мать!!! Андрюха! Что за ...ство? Это же подстава!!! Я же по человечески просил...
  
   Андрюха: - Иванов, ты что, сука, спал?
  
   - Никак нет!
  
   - Да ты охренел!!! Ты свою рожу видел?
  
   - Я не спал!
  
   - А чего не предупредил, что машина едет?
  
   - Я кричал!
  
   - Кому? - вышел из себя Андрюха... - я проснулся, когда машина у меня над головой проехала... тебя не было... - Пэтя получил удар в торец...
  
   - Понятно... Мудак ты, Андрюха... Привыкли вы, б..ди, что я вас постоянно выручаю... идите нах... отсюда...
  
   Выпив чайку и пообщавшись по телефону с дежурным по заставе Лысым, я "сложил" картинку... Мой "залет" стал результатом нескольких совпавших обстоятельств...
  
   Александров... проснувшийся около трех часов ночи, и не увидевший часового...
  
   часовой, кто то из молодых осенников, дремавший в оружейке... на месте дежурного по заставе... услышав голос Александрова, он выскочил из палатки... со словами: - "я на минуту присел!"...
  
   дежурный по заставе Лысый... спавший в хозпалатке на мешках с бельем, и храпевший так, что его услышал стоящий возле оружейки Александров...
  
   "Пэтя" Иванов, наплевавший на приказ деда (Андрюхи) и уснувший вместе с ним...
  
   Ну и, наконец, я сам, чересчур расслабившийся в предвкушении "легкой" жизни...
  
   Результат - трое суток губы... и мне, и Лысому... причем! Александров вознамерился лично! отвезти нас на губу...
  
   После смены, быстро позавтракав и переодевшись, мы с Лысым разместились в кузове ЗиЛа...
  
   Перед самым отъездом я, как будто что то почувствовав, на всякий случай, предупредил Хована, где лежат пленки, фотографии... и ещё кое что...
  
   Всю дорогу до Термеза я благополучно проспал на лавочке в кузове...
  
  

ГУБА.

  
   Термез... за время нашего отсутствия с городом произошла странная метаморфоза: раньше, во времена учебного, он выглядел обычным провинциальным тихим городком, сейчас же ошеломил нас движением автомобилей, людской толчеей, обилием звуков и запахов. Понадобилось какое то время чтобы осознать - город не изменился, изменилось наше мировосприятие. Полгода жизни вдали от цивилизации и вообще от людей дали свой результат. Только сейчас стало ясно, насколько мы отдалились от "обычного" мира...
   И вот, наконец, знакомые серые ворота со звездами гостеприимно распахиваются перед нашим ЗИЛом и мы в отряде...
   Оставив нас с Лысым в машине, Александров отправился в штаб. От греха подальше мы сидим, не сильно высовываясь. Трое суток "губы" - не подарок, а нарваться на дополнительное наказание, судя по взглядам проходящих офицеров, для нас - дело времени. Вернувшийся в сопровождении дежурного по отряду Александров расставил точки:
  
   "Тебе" - он ткнул пальцем в Лысого - "Пять суток!"
  
   "Тебе" - это уже мне - "Десять! Приказом начальника штаба!"
  
   Сколько? ДЕСЯТЬ?!!!
   "За что, товарищ старший лейтенант?" - невольно вырвалось у меня.
  
   "За всё!" - выдержав паузу, многозначительно проговорил Александров - "Ну, не скучайте!"
  
   "Да уж, что-что, а скучать им будет некогда" - рассмеялся дежурный - "Пошли определяться" - обратился он к нам...
  
   Вот она - отрядская "губа" - уютный, тенистый, поросший виноградом дворик... два небольших здания: первое - караулка, где находится дежурная смена комендантской роты и, второе - наше временное место пребывания: пара обычных блок-комнат панельной "хрущевки" с заложенными почти до самого верха окнами.
  
   "Ну, кто тут у нас, откуда, надолго?" - встретил нас мордатый прапорщик.
  
   "Резервная, сержант Лысенко, пять суток!" - доложил Лысый
  
   Я продублировал: "Резервная, рядовой Сикаленко, десять суток!"
  
   "За что?" - продолжал интересоваться прапорщик
  
   "Сон в наряде "дежурный связист"!" - бодро процитировал я строчку из "записки об аресте".
  
   "Сон в наряде "дежурный по заставе"!" - в унисон отозвался Лысый.
  
   "Что ж это вы - не высыпаетесь?" - притворно изумился прапор - "Наверное, из-за пьянки спать было некогда! Ну, ничего, это дело поправимое!" - ухмыльнулся он - "У нас вам пить будет некогда, отоспитесь..."
  
   Стало понятно, что некоторые подробности нашего "залета" каким то образом известны. И, судя по всему, ничем хорошим для нас это не обернётся.
  
   Худшие прогнозы начали тут же сбываться:
   Без лишних разговоров нас тут же, во дворе, постригли наголо. Прапор осмотрел нас: "Подтянуть ремни! Распустились!" и тут глаза его расширились: "Это в тебя что?" - ткнул пальцем на мои ноги - "А ну, повернись!"
  
   Мои "боевые" сапоги... совсем недавно, недели три назад, я заново подбил каблуки: три резинки, восемь гвоздей, две пули, аккуратно подрезал - игрушка!
  
   "Да вы там, на резервной, совсем обнаглели - отрывай!!!" - с этими словами прапор протянул мне штык-нож.
  
   "Как я их штык-ножом? Тут ещё плоскогубцы нужны" - попытался "съехать" я.
  
   "Отрывай! А то я сам оторву" - пригрозил прапор - "Вместе с каблуками"...
  
   Взглянув ещё раз на его морду, я решил, что он сможет, и, вздохнув, принялся за дело...
  
   Говорят: ломать - не строить! Где там! Делал-то для себя, качественно! За прошедшие три недели шляпки гвоздей малость поистерлись, и когда я поддел резинки штыкарем - гвозди остались на месте, почти все, и торчали вниз примерно на сантиметр...
  
   "Не дай Бог "полезут" внутрь!" - с ужасом подумал я - "Надо что то делать!"
  
   С помощью штыкаря мне удалось чуть-чуть нагнуть гвозди назад, после чего, обув сапоги, сначала походил по бетонному бордюру на "пятках", потом попрыгал... Затея увенчалась успехом - гвозди "легли" по каблуку. Правда, при ходьбе я издавал цокот как подкованная лошадь, но, судя по всему, это никого не смущало, меня, соответственно, тоже. Единственное, я сильно переживал, как я буду их извлекать после "губы"? Как впоследствии оказалось, переживал я зря: гвозди стерлись на третьи сутки, а сами сапоги развалились на шестые, но, на тот момент я об этом даже не догадывался...
  
   Покончив с нашим внешним видом, нас развели по камерам. Сержантам на "губе" лафа - отдельное помещение, ну а я отправился в общую камеру...
  
   Тяжелая металлическая дверь, кроме замка заложенная массивным металлическим засовом, издающим при открывании жуткий грохот... Внутри - два бойца в грязных просоленных "хэбэ", вскочивших с пола при грохоте открывающейся двери.
  
   "Принимайте пополнение!" - толчок в спину и дверь захлопнулась, я даже не успел заметить, какая сука меня толкнула.
  
   Осматриваюсь: помещение примерно три с половиной на три с половиной метра, на трех стенах, включая и ту, где находится дверь, в два яруса закреплены нары, в настоящее время поднятые и закрепленные так, что ни сидеть, ни, тем более лежать, на них нельзя. Посредине - небольшой столик на одной забетонированной "ноге", на нем - несколько экземпляров "Устава". На стене, противоположной от входа, под потолком окошко из двух рядов стеклоблоков (по высоте), два блока выбиты - наверное, для вентиляции. В помещении ощутимо теплее, чем на улице...
  
   "Привет, мужики, Олег, Резервная"
  
   "Здоров, Саня, мангруппа, Мазари"
  
   "Привет, Серый, 4я застава, надолго?"
  
   "Десять суток, а вы?"
  
   Саня - "Пять! я здесь третий день"
  
   Серый - "А я завтра шабашу, у меня всего трое!"
  
   "Третьи сутки? И такие грязные?? Что здесь происходит? А чего людей так мало?"
  
   "Вчера пятеро освободились"
  
   "Пятеро?! А где седьмой спал, нар то - шесть?"
  
   "Да вот здесь я и спал" - Серый ткнул пальцем на пол - "Под нарами... А грязные - после обеда сам узнаешь!"...
  
   После такого интригующего начала мне, конечно, захотелось узнать подробности, и, так сказать, распорядок дня. С чем меня любезно ознакомили мои сокамерники...
  
   Положив под задницы по экземпляру "Устава", мы уселись на бетонном полу: "Подъём - в пять утра, т.е. за час до общего подъёма. Общественно-полезные работы до завтрака - уборка территории возле штаба отряда; завтрак, короткий, около получаса, отдых и, до обеда и, также, после обеда - занятия: повторение учебного, правда, всего три предмета: тактика, физподготовка и строевая, но в усиленном и ускоренном варианте".
  
   "А это как?"
  
   "Просто! Весь день бегаем и ползаем по плацу. Все зависит от дежурного и начальника караула: у одного больше бегаешь, у другого - ползаешь, после ужина - обычно отбой, но и тут бывают варианты: могут, под видом мойки полов, вылить несколько ведер воды на пол - учитывая температуру в камере - "русская баня" на всю ночь обеспечена, могут просто на полтора-два часа устроить "подъём-отбой", чтобы лучше спалось. В туалет ночью хрен допросишься, поэтому на ночь лучше много не пить... Кстати, сегодня с начальником караула "повезло" - нарядом командует прапорщик Снигур, тот самый мордатый прапор. Для него каждый вновь прибывший на губу - как дрожжи в тесто..."
  
   Грохот двери прервал нашу беседу - принесли обед.
  
   Обед, конечно, с заставским сравнить было трудно, но, как говорится, выбирать не приходилось...
  
   Поели... Старожилы попытались рассказать мне, что именно сейчас, совершенно случайно, подошла моя очередь собирать посуду и тащить её в караулку, но мне удалось доказать, что моя очередь, если сегодня больше не будет "новоселов", наступит завтра, а если кто-нибудь ещё сегодня появится, то, возможно, и послезавтра...
  
   Так, в непринужденной беседе прошел короткий послеобеденный отдых.
  
   "Выходи строиться!" - грохот двери и выкрик караульного прервали идиллию...
  
   И вот мы на плацу... Саня, я, Серый, Лысый - замыкающий. Солнце висит над головой раскаленным шаром, жар от него придавливает к земле..., жар от асфальта плавит тело..., Снигур хищным взглядом окидывает строй...
  
   "Ну, что, залётчики?! Распустились! Будем приводить вас в порядок, а то, видно, совсем забыли, что такое служба... Равняйсь! Смирно! Напра-во! Бегом! Марш!!!"
  
   Побежали... Звонко цокая каблуками, как подкованная лошадь, бегу..., плац не сильно большой - метров сто в длину, около пятидесяти в ширину, бежим почему то метрах в двух от края плаца...
  
   Один круг по плацу..., второй..., третий..., четвертый..., пятый..., пока терпимо...
  
   Монотонность движения завораживает, жара действует одуряюще, бежим...
  
   "Отделение! Вспышка слева!"
  
   Пока мозг обрабатывает команду, пытаясь понять о чем, собственно, идет речь, тело, прекрасно помнящее муштру учебного годичной давности, само выполняет необходимые движения:
  
   "Повернуться направо, упасть вперёд, руки прикрывают голову, ноги врозь, пятки прижаты к земле"...
  
   Асфальт пышет жаром прямо в лицо, печёт тело сквозь одежду...
  
   "Отбой! Встать! Продолжаем движение!"...
   Обжигая об асфальт ладони, встаём... Бежим...
  
   "Отделение! Вспышка справа!"
   Упали, встали, бежим дальше... Упали, встали, бежим дальше...
  
   "Отделение! ... слева!"
   Упали, встали, бежим дальше...Упали, встали, бежим дальше...
  
   "Отделение! ... сзади!"
   Упали, встали, бежим дальше... Упали, встали, бежим дальше...
  
   "Отделение! Вспышка впереди!"
   Упали, встали, бежим дальше... Упали, встали, бежим дальше... - пот заливает глаза, от горячего асфальта пекут ладони...
  
   Бежим..., пот высыхает на бегу..., на лице - корка соли... Как хорошо просто бежать...
  
   "Отделение! На месте! Стой!" - мы остановились... - "Отделение! Разомкнись! - мы разомкнулись... - Дистанция - пять метров! На месте! К бою! - мы упали... - Перебежками! Первый - справа! К противоположному краю! Поочередно! Пошли!"
  
   Данное упражнение называется: отработка действий отделения в наступлении под огнем противника.
  
   Суть упражнения: отделение ползет по пластунски, по команде отдельные бойцы вскакивают, петляя пробегают несколько метров вперёд, падают, перекатываются вправо или влево от места падения, в момент падения одних вскакивают другие...
  
   Теоретически, подобный способ передвижения мешает противнику вести прицельный огонь по наступающим, но... плац - не лучшее место для отработки подобных упражнений...
  
   Ползу..., асфальт обжигает ладони, капли пота, кажется, испаряются, недолетая до асфальта... Моя очередь! Вскакиваю! Бегу! Падаю! Перекатываюсь, ползу... Моя очередь! Вскакиваю! Бегу! Падаю! Перекатываюсь, ползу... получилось пять "заходов"...
  
   "Плохо! Долго! Встать! Построились! Напра-во! На исходную! Бегом! Марш!"
  
   Пока бежим, тихонько интересуюсь у Сани - какой смысл надрываться, все равно раньше времени с плаца не уйдем?
  
   Он аж с ноги сбился - Ты что! Увидит, что "шарим", будем круги по пластунски наматывать, с перебежками и без...
  
   Логика была так себе, кто мешал ползать не торопясь..., но, похоже, в арсенале у Снигура были достаточно убедительные доводы...
  
   Второй забег вполне удовлетворил прапора, и мы несколько кругов наслаждались простым бегом...
  
   Время шло... "Вспышки" чередовались с перебежками, несколько раз пришлось пересекать плац по пластунски.
  
   Похоже, прапор был ярым максималистом: малейшее снижение темпа явно вызывало у него ощущение, что его пытаются обмануть и тут же следовало наказание..., после пары "эвакуаций раненого с поля боя" (один тащит другого ползком через плац) мы, не сговариваясь, демонстрировали редкостное рвение и неутомимость..., Снигур был удовлетворен. Занятия закончились...
  
   Бредя с плаца в направлении "губы", сквозь навалившуюся жуткую усталость, я вдруг с удивлением заметил, что солнце почему то не висит над головой, а почти скрылось за деревьями, окружающими плац... Интересно, а сколько времени мы пробегали?
  
   Входим в калитку "губы". Дворик встречает нас приятной прохладой и свежестью, но нам насладиться не приходится - в туалет и в камеру, чтобы не мешали готовиться к сдаче наряда.
  
   Да сколько же сейчас времени???
  
   Без десяти шесть?! Четыре с хвостиком часа непрерывного движения - интересно, что со мной будет завтра? Как не крути, а от таких нагрузок уже давно отвык...
  
   Наконец то мы в камере. Все-таки, как интересно устроен человек: всего каких то пять часов назад это место казалось мне неуютным и суровым - как же я был не прав..., какое блаженство сесть на "Устав", прислониться спиной к бетонной стене и вытянуть ноги...
  
   Ну и что, что в камере душно и жарко, после плаца это уже не воспринимается... ноги гудят, спина гудит, руки дрожат, ладони, кажется, все ещё прижимаются к горячему асфальту плаца..., сидим..., постепенно приходим в себя... - хорошо "позанимались"...
  
   По словам Сани, сегодняшние послеобеденные занятия были самыми тяжкими за его трое суток. Это связано с нашим прибытием..., по традиции "губы", специально для новоприбывших, устраивают показательные "выступления" вроде сегодняшнего, если завтра повезет и не будет новых "залетчиков", то занятия, скорее всего, будут не такими жесткими. А если, не дай Бог, привезут кого-нибудь с границы за пьянку или, пофиг за что, с той стороны - то можно ждать чего-то подобного сегодняшнему...
  
   - Чего именно с той стороны? - удивился я.
  
   - А ты думаешь, Снигур вас сегодня от большой любви "доставал"? Радуйся, что приехал в "неушитом" "хэбэ", а то бы распарывал...
  
   - Так вот же у Серого штаны ушитые...
  
   - Серега то с границы..., а наших здесь любят лютою любовью..., отрядские просто звереют, когда с той стороны кого привозят...
  
   Я задумался, по всему выходило, что Саня прав. Ещё во время занятий я обратил внимание на то, с каким болезненным удовольствием Снигур по поводу и без повода "склоняет" нашу заставу: "Резервная, вперёд!", "это вам не на Резервной дурака валять", "догоняй Резервную"...
  
   Ну, что ж, будем уповать на лучшее - может, повезёт и за неделю ничего сверхъестественного не случится.
  
   Загрохотала дверь - нас посчитали..., прошла смена караула...
  
   - Что дальше? - поинтересовался я
   - Ну, до ужина нас трогать не будут, после ужина должна быть вечерняя прогулка, туалет и отбой, хотя, могут быть варианты..., в зависимости от настроения начальника караула...
  
   Судя по всему, настроение у начкара и дежурного по части было нормальное - нас никто не трогал. Принесли ужин - какую то кашу и, !!! почти полный чайник какао с молоком!!! Очень кстати! После "занятий" плюнуть нечем... Я налил полную кружку...
  
   - Не увлекайся! - дернул меня за рукав Саня, - Ночью сам спать не будешь, и нам не дашь, а эти суки до утра из камеры не выпустят...
  
   Подумав, я решил не рисковать, и отлил полкружки обратно...
  
   После ужина в камеру заглянул сержант - разводящий: - ты и ты, он ткнул пальцем в Саню и Серого - на выход, посуду тащите!
  
   Все вышли, дверь закрылась и я остался один. Уютно устроившись в углу, вытянув ноги, я расслаблено наблюдал за мухой, наматывавшей круги возле окна в поисках выхода... глаза закрылись сами...
  
   Грохот открываемой двери выбросил из дремоты, с трудом собрав себя в кучу, я успел подняться до того, как открылась дверь...
  
   В камеру вошли Саня и Серый, дверь захлопнулась...
  
   - Уроды! Суки! Ох...ли совсем!!! - скрипя зубами, бормотал Саня.
  
   - Что случилось? - постарался прояснить ситуацию я.
  
   - Прикинь! Эти твари заставили нас убирать в караулке после ужина, а потом ещё тащить грязную посуду в столовую.
  
   - Ничего себе! А кто там командует?
  
   - Да тот ублюдок, сержант. Начальник караула, наверное, свинтил домой, а эта гнида пользуется моментом..., причем он моего призыва, осенник, через месяц приказ, а эта тварь меня за молодых работать заставил, понимает, падла, что до дембеля мы с ним вряд ли встретимся...
  
   Примерно через полчаса, когда Саня малость успокоился, нас вывели на прогулку..., пятнадцать минут на свежем воздухе..., к нам присоединился Лысый.
  
   - Как, оно, в гордом одиночестве? - поинтересовался я у него.
  
   - Да ну его..., словом не с кем перемолвиться, как придурок один по камере брожу, только присяду - в сон клонит, вырубает - пожаловался Лысый
  
   - Так в чем проблема? Спи! Кто тебе мешает?
  
   - Ну да, спи! Это у вас дверь открывается - даже у меня слышно..., а на сержантской - тихо, уже два раза чуть не спалился...
  
   - Считай, это тебе расплата за сержантские погоны...
  
   Прогулка закончилась. Памятуя предостережение, в туалете выдавил из себя всё, что смог...
  
   Вернулись в камеру. Нижние нары уже отстегнуты. Старожилы заняли свои, боковые..., мне досталось место напротив окна, возле двери...
  
   - Всё, отбой, укладывайтесь, я сейчас дверь закрою - сержант нетерпеливо крутит в руках ключи...
  
   Ну, да - света в камере нет вообще. Наблюдая за действиями партнеров, начинаю укладываться: "Устав" под голову, "хэбэ" снимаю и раскладываю вместо простыни, садимся, снимаем сапоги...
  
   Так, стоп - это не дело, от портянок ещё то амбре...
   - Слышь, сержант - обращаюсь я, - ты погоди дверь закрывать, пусть пока только решётка закрытая побудет, а то мы тут угорим или нам глаза повыедает, чуешь, какой духан?!
  
   - Не положено - не моргнув глазом, выдает сержант.
  
   - Да как не положено, если решётка специально для этого сделана? Ты иди, попей чайку, а потом бойца пришлешь, он дверь закроет...
  
   Последние слова я договаривал сквозь грохот закрывающейся двери...
  
   - Вот скотина - констатировал я, укладываясь на нары лицом ко входу. А место то у меня неплохое! Сквозь щели дверного проема в направлении окна сочится свежий воздух ...
  
   ... Грохот открывающейся двери выдернул из глубокого забвения, почему то именуемого сном.
  
   - Подъем! Выходи!
  
   По ощущениям - спать я не ложился вообще, так, на пару минут прикрыл глаза, но, что интересно - в теле - никаких неприятных ощущений, ничего не болит, не тянет, не ноет..., как будто накануне была легкая разминка в щадящем режиме...
  
   Наматываю портянки, одеваю сапоги, натягиваю слегка влажное хэбэ и выхожу из камеры.
  
   Ну да, всё как я и предполагал: уже утро!
  
   После посещения туалета нас вооружают метлами и, в сопровождении часового, мы отправляемся к штабу отряда - наводить порядок. Часа полтора мы машем метлами перед входом в штаб, сметая буквально каждую пылинку, былинку, травинку, листочек, по какой то нелепой случайности оказавшуюся в неподходящем месте...
  
   По окончанию этого праздника труда возвращаемся на "губу". Только зашли в камеру - сержант тут как тут:
   - Ты - тычок пальцем в Серого
   - И ты - в меня - на выход!
  
   Выходим..., интересно, что этот урод от нас хочет?
  
   Подходим к караульному помещению...
  
   - Стоять! Вон тазики и тряпки, набрать воды и вымыть караулку.
  
   - Сержант! А ты ничего не попутал? - меня буквально затрясло от злости, - Ты что, сука, бессмертный или собираешься завтра из отряда "ноги" делать? Выйду с "губы", я с тобой отдельно поговорю...
  
   - Слышь, деятель, ты откуда такой борзый? Какой призыв?
  
   - Я - с Резервной, весна 82, и, я думаю, ты слышал, что через пару недель Резервная в отряд переезжает, так что, по любому встретимся, пообщаемся, а там, глядишь, с тобой и другие захотят пообщаться, когда узнают, что ты годка с мангруппы заставлял за молодыми стол убирать, и лычки тебя не спасут...
  
   Сержант сник. Одно дело издеваться над солдатами с застав, которые бывают в отряде, в лучшем случае, раз в году проездом и, совсем другое дело связываться с "бандитами с Резервной", которые, к тому же, будут жить в отряде ...
  
   - Да что, я сам это придумал! - попытался он съехать - У меня приказ!
  
   - Какой приказ? Чтобы губари караулку мыли? Может за вас ещё оружие почистить? Слышь, сержант, хватит, не усугубляй...
  
   Сержант сдался..., махнув рукой, он скомандовал часовому отвести нас в камеру...
  
   Переходя на "арестантскую" половину губы, я услышал голос сержанта: - "Ну, что расселись?! Схватили тряпки и убирать караулку, а то Шатохин скоро придет!"
  
   Зашли в камеру..., ещё не совсем остыв, я немного попинал ногой стенку, Серёга коротко рассказывал Сане, куда и зачем мы ходили, и чем все закончилось...
  
   - Не, ну ты прикинь - полностью о...шая обезьяна - обратился я к Сане за сочувствием...
  
   ... но тут вмешался Серый:
   - Слышь, Олег, а чего это сержант так быстро съехал с разговора и что это за резервная застава такая?
  
   На какое то время я онемел...
   Положение спас Саня: - "Серёжик, ты куда призывался и где учебку проходил?"
  
   - Призывался на западную границу, после учебки по распределению попал сюда, я инструктор служебной собаки, а что?
  
   - Поэтому ты не в курсе, если бы у нас учебку проходил, обязательно знал бы - они раньше на территории учебного находились.
  
   - Ну а чем она занимается? - продолжал допытывать Серый
  
   - Во всех отрядах есть мангруппы и ДШГ, в курсе?
  
   - Да, знаю,
  
   - В нашем отряде ДШГ нет, есть Резервная застава, практически та же ДШГ, только у нас ещё свои БТРы имеются - вмешался в разговор я, - До появления мангрупп, с самого начала, все боевые действия проводила Резервная застава совместно с СБО (сборные боевые отряды), слыхал про такие?
  
   - Да, деды на заставе рассказывали - подтвердил Серёга - А почему про мангруппы и ДШГ даже на границе известно, а про резервную - ничего?
  
   - А ты когда вернёшься - у дедов спроси, вспомнят... Просто нас в начале декабря "ненадолго" отправили в район 11й заставы, мост охранять и, вот, только сейчас меняют... Только теперь вместо учебного будем в отряде находиться, чья то "умная" голова придумала...
  
   Так мы протрепались ещё минут двадцать, до завтрака. Принесли завтрак..., поели..., вдоволь напились чаю, впитывался, как в сухую землю после вчерашнего... За разговором выяснилась пикантная подробность прошедшей ночи - часов с трех и до подъёма Лысый ломился в двери - просился в туалет...
  
   - Ты что, в самом деле, ничего не слышал? - хором допытывались Саня с Серым - Ты же возле самой двери...
  
   - Да мне пофиг, я спал..., кстати, а почему нас никуда не ведут - время уже - больше девяти часов?
  
   - Наверное, какое-нибудь построение, плац занят...
  
   Время тянется медленно, духота в камере увеличивается, сидим..., уже и не поймешь, что лучше - бегать по плацу или вот так вот сидеть в ожидании неизвестно чего.
  
   Грохот двери возвестил: отдых закончен - нас ждут великие дела...
  
   Во дворе нас ждет начальник караула - замполит комендантской роты капитан Шатохин - невысокий, худой, с синими от проступающей щетины щеками и подбородком - тот ещё упырь..., мельком взглянув на нас, он бросает:
  
   - Караульный, веди их на плац, я сейчас подойду...
  
   Пройдя всего метров двадцать, выходим на плац и останавливаемся возле трибуны. Ждём... Есть время осмотреться - вчера как то не получилось... напротив нас, на противоположной стороне плаца - трехэтажная казарма, с двумя входами, правее казармы - КПП и ворота, через которые мы заезжали в отряд, справа от плаца - клуб и площадка летнего кинотеатра, слева от плаца - в тени деревьев, какое то одноэтажное здание... Интересно, куда нас поселят?
  
   Мои размышления прерывает незаметно подошедший Шатохин. Неожиданным для его комплекции "командирским" басом он орет на караульного:
  
   - Почему стоим? Ты сейчас у меня вместе с ними бегать будешь!
  
   И нам:
   - Бегом марш!
  
   Мы срываемся с места...пробегаем не больше пяти - шести метров, нам вдогонку летит: - Стоять!!!
  
   Стали...
   - "Налево! Равняйсь! Смирно!" - подходит Шатохин - "Это кто здесь гремит?"
  
   До меня не сразу доходит, что речь идет обо мне..., за вчера как-то привык к цокоту..., незаметный толчок Сани прояснил ситуацию:
  
   - Наверное, я, товарищ капитан.
  
   - Что значит, наверное, ты?
  
   - Ну, если вы об этом - я постучал каблуком по асфальту - то я!
  
   - Покажи! - глаза капитана подозрительно заблестели
  
   Я повернулся и задрал ногу
  
   - Это что за...
  
   - Вчера, по приказанию прапорщика Снигура, сорвал подбойки на каблуке, но так как срывать пришлось штык-ножом, гвозди остались. Я просил у прапорщика плоскогубцы, но он отказал.
  
   Глаза капитана потухли
   - Ладно. Направо! Бегом марш!
  
   Программа не сильно отличалась от вчерашней, капитан добавил ещё ходьбу строевым шагом, но при этом сильно не зверствовал, хэбэ конечно, было мокрым, но не так, как вчера, да и солнышко ещё только начинало припекать по настоящему - в общем, по сравнению со вчерашним днем пока все выглядело как легкая разминка. На обед мы отправились в хорошем расположении духа.
  
   - Да, действительно, со вчерашним не сравнить - вспомнив вечерний разговор, проговорил я - да и кэп вроде ничего
  
   - Видел бы ты этого "ничего" три дня назад - то, что вчера Снигур творил, это так, шалости... - остудил меня Саня...
  
   Из дальнейшего разговора я узнал, что начальником караула каждые сутки заступает один из офицеров комендантской роты: командир роты - майор Захаров, замполит - капитан Шатохин или прапорщик Снигур, они же и проводят "занятия" с "губарями". Дежурный по отряду или начальник штаба редко принимают активное участие, в основном ограничиваясь рекомендациями типа: "чтобы пропотели", "чтобы поняли, что пьянство это зло" или "чтобы знали, как в самоход ходить"...
  
   Принесли обед..., я попросил караульного на время обеда не закрывать дверь и случилось чудо: немного поколебавшись, он кивнул, закрыл решётку и ушел...
  
   Какое то время мы сидели молча...
  
   Тишину прервал Серега: - Ты смотри, - обратился он ко мне - твое утреннее выступление подействовало!
  
   - Думаешь? - скептически отозвался я
  
   - И к бабке не ходи - поддержал Серого Саня - первый раз такое...
  
   Чудеса на этом не кончились, через несколько минут у решётки возник сержант:
   - Слышь, мужики, разговор есть...
  
   Заинтригованные таким началом, мы повернулись к двери.
   - Я утром правду говорил - заставлять "губарей" работать у нас поощряется, а с тобой - он глянул на Саню - непонятка вышла, не врубился, что ты годок. Извини...
  
   - Ладно, проехали - согласился Саня, берясь за ложку, но сержант не уходил.
  
   - Тут такое дело..., после обеда занятия буду вести я..., Шатохин куда то ушел, но за мной с казармы все равно кто-нибудь смотреть будет, окно канцелярии на плац выходит..., поэтому, без обид, и постарайтесь не волынить, хорошо?!
  
   Мы переглянулись - вариантов ответа немного:
   - Лады! Только и ты не сильно зверствуй, видел, как Шатохин до обеда командовал? - проговорил Саня
  
   - Договорились! - в руках у сержанта откуда то материализовалась банка сгущенки - Держите! - протянул её нам.
  
   - Штыкарь давай! - не успел ещё Серый подойти к двери, среагировал я - её ж как то открыть надо!
  
   Сержант ушел...
  
   - Да, удачно я утром с сержантом зацепился - доедая сгущенку, проговорил я Сане - прикинь, если бы утром он тебя опять потащил, сидели б сейчас без сгущенки, а бегать все равно пришлось бы...
  
   - Да, повезло - согласился Саня
  
   Кстати, о везении - и за завтраком, и за обедом вопросов об очереди на уборку посуды не возникало. Серый справлялся сам...
  
   - Серый! Ты ж вчера говорил, что сегодня - шабаш!? - вспомнил я
  
   - Меня ж часа в четыре привезли, раньше четырёх - не выпустят..., за этим строго следят, чтобы до последней секунды отбыл...
  
   - И куда ты?
  
   - Не знаю, скорее всего - в приежку..., в душ схожу, помоюсь..., а утром - хлебовозкой к себе поеду...
  
   Грохот открывающейся двери прервал наш отдых...
  
   "Занятия" проходили с подъемом... Сержант старался..., со стороны посмотреть - зверь! Мы у него и бегали, и маршировали, даже "вспышка справа-слева" была задействована... Главное, не было изнурительного ползания по раскаленному асфальту и, ради этого, мы тоже старались... Весело цокали мои каблуки, наматывая круг за кругом во время очередной пробежки. Во время ходьбы строевым шагом звук каблуков, разносящийся по сторонам, создавал впечатление слаженного, хорошо отработанного движения, за что сержант удостоился похвалы проходившего мимо дежурного по части...
  
   Время шло незаметно... Появившийся вновь дежурный по части "подарил" нам несколько минут перерыва: Серёге "повезло", в сторону их заставы шла машина и, по горячей просьбе начальника заставы, (со слов дежурного: "гоните его на заставу пинком под зад"), дежурный прямо с плаца запихнул Серегу в машину...
  
   Мы остались втроем..., посмотрев на нас и на часы, дежурный по части махнул рукой: "Заканчивай, сержант"...
  
   День удался!!! Вернувшись на "губу", мы ещё с полчаса сидели во дворике под виноградом... Лысый, соскучившийся в одиночестве, трещал не останавливаясь...
  
   Подбежал караульный: "Давайте быстро по камерам, Шатохин идет!"...
  
   Прошла смена караула, ужин..., нас вывели погулять..., туалет..., вернулись в камеру - на полу сухо, нары отстёгнуты, караульный: - "Всё, отбой!" и захлопнул дверь...
  
   Мы с Саней какое то время сидим в недоумении: "Неужели на сегодня всё?!"
  
   - Похоже, всё! Давай спать...
  
   Подложив под голову "Устав", расстелив "хэбэ", сняв сапоги и разложив на пустующих нарах портянки для просушки, я растянулся на нарах и закрыл глаза...
  
   Оказалось, все не так просто! "Облегченные занятия" сыграли с нами злую шутку: вместо того, чтобы вырубиться от усталости, верчусь на нарах, пытаясь уснуть. В камере - душно и жарко, сквознячок, вчера приносивший ощущение прохлады, сегодня, кажется, только добавляет жары. Ко всему, вокруг, с мерзким писком, вьются невесть откуда взявшиеся комары.
  
   Тихо матерясь, укрываюсь "хэбушкой", стараясь, чтобы все открытые участки тела, включая голову, оказались под ней. Тело прилипает к доскам, под "хэбэ" жарко и душно, голые ступни со всех сторон атакуют комары...
  
   Утро наступило, как избавление...
  
   - Подъём! Выходи строиться!
  
   ... Туалет..., метлы..., идем к штабу...
  
   По дороге обмениваемся впечатлениями о прошедшей ночи... Мнения совпали: жарко, липко, влажно, комары и сосед, гад, храпит как боров... (как оно могло совпасть даже в деталях? - вопрос остался невыясненным...) После такой ночи, тело - как пропущенное через мясорубку - болит и ноет всё!
  
   Полтора часа на свежем, прохладном утреннем воздухе помогают: голова не гудит, в теле ощущается прилив сил. Слегка приободрившиеся, возвращаемся на "губу".
  
   А у меня сегодня "дембель"! Только день продержаться и всё! - вспоминает Саня.
  
   "Во сколько?" - с легкой завистью интересуюсь я
  
   "Да часов в пять"
  
   "Значит, весь день "трубить" будешь" - констатировал я - "а потом куда?"
  
   "В приежку. У меня там чистое "хэбэ", все равно придется несколько дней колонну в Мазари ждать"
  
   "Все равно лучше, чем здесь..."
  
   "Это да!" - согласился Саня
  
   Завтрак прошел..., прошло минут пятнадцать после того, как караульные забрали посуду, дверь открылась.
  
   "Неужели на "занятия"? Чего так рано?" - удивился я.
   Тревога оказалась напрасной, а точнее, не по тому поводу: в нашем полку прибыло - двое ...
  
   - Пятая застава, пять суток - сон в наряде - "дозор"!
  
   Мы с Саней обменялись сочувствующими взглядами...
  
   "Вот оно - затишье перед бурей" - вспомнив вчерашний день, подумал я...
  
   Предчувствие меня не обмануло - командир комендантской роты майор Захаров, бывший сегодня начальником караула, явно воспринял прибытие новых "губарей" как личное оскорбление - у него явно были на сегодня другие планы...
  
   Всю глубину его огорчения мы испытали на своей шкуре: у меня сложилось впечатление, что до обеда мы больше проползли, чем пробежали... Вспомнился прием, который мы использовали на учебном, во время тактических занятий - на рукавах расстёгивается пуговка и, при движении по пластунски, край манжета незаметно зажимается пальцами, подворачивается, и рука уже опирается не голой ладонью об раскаленный асфальт, а тканью...
  
   Захаров лютовал до упора..., когда мы пришли на "губу", в камере нас уже ждал остывший (по местным меркам) обед...
  
   Потертые об асфальт ладони горели, колени тоже, на висках коркой выступила соль - "весело" провели время... Но, при всем этом, заметил одну странность - усталости нет, жарко - да, но в теле - никаких болезненных ощущений, похоже, включилось "второе" дыхание...
  
   Новички - Леха и Серёга, попавшие "с корабля на бал", с утра мы толком и не поговорили, после еды забросали нас вопросами, что да как? Мирную беседу прервал грохот открывающейся двери: "Выходи строиться!"
  
   "Что-то рано сегодня - ох, не к добру"...
  
   Во дворе нас ждет майор Захаров: - Что, суконки рваные, уже спать там собрались?! Сержант, - обратился он к караульному - веди на плац и, полтора часа строевой подготовки, потом я подойду...
  
   Отбарабанив по плацу добрых два часа строевым шагом мы восприняли появление Захарова как избавление...
  
   Оказалось, зря...
  
   На месте, к бою! - подходя, заорал Захаров -- По пластунски, на рубеж -- он ткнул рукой в противоположную сторону плаца -- Вперед! Марш!
  
   Раскаленный асфальт, во время занятий строевой подготовкой прожигавший подошвы сапог и пропекавший буквально до костей ступни ног, принял нас в свои пышущие жаром объятия...
  
   Оставшиеся два часа мы утюжили плац во всех направлениях и разными способами: тут были и перебежки, и просто переползания, и "эвакуация" раненого...
  
   Одно хорошо -- пот не выедал глаза, испаряясь сразу же, оставляя после себя кристаллы соли, к концу "занятий" покрывшие почти все лицо...
  
   На губу мы вернулись перед самой сменой. Не дав даже сходить в туалет, нас разогнали по камерам...
  
   В камере нас ждал "сюрприз" от Захарова: на полу камеры была разлита вода -- ведра два-три, такая импровизированная русская баня...
  
   Буквально через пять минут хэбэ стало мокрым, по вискам, смывая корку соли, побежали ручейки пота...
  
   Какое-то время мы молча сидели на корточках, привалившись к стене...
  
   Вдруг меня осенила мысль: - Саня, а что ты тут делаешь, понравилось, что ли?
  
   Какое-то время он сидел, глядя на меня невидящими глазами:
  -- Твою мать!... - с чувством проговорил он -- У меня же "дембель", во бля! Забыл!
  --
   Он вскочил на ноги и начал стучать в дверь. Через несколько минут, после коротких препирательств, дверь с грохотом распахнулась и счастливый Саня покинул нас.
  
   После ужина нам повезло -- нам устроили "вечернюю прогулку" - пока не было офицеров, мы с полчаса посидели на свежем воздухе во внутреннем дворике губы...
  
   Утром, во время уборки территории перед штабом я заметил на одном из сапог маленькую дырочку -- вчерашние ползанья не прошли бесследно...
  
   День не задался...
  
   Мы едва успели вернуться с уборки территории, как к нам в камеру втолкнули двоих...
  
   "Десять суток, "самоход" и пьянка" - объяснил знакомый водила с автороты
  
   "Что, оба?" - полюбопытствовал я
  
   "Ну да. А тут как?"
  
   "Весело" - за всех ответил я - "а сегодня, судя по всему, будет ещё веселее"...
  
   Я не ошибся. Когда после завтрака нас вывели из камеры, во дворе нас ждали ещё двое: сержант и рядовой с 4й заставы...
  
   Лысый радовался как ребенок -- будет хоть с кем поговорить -- за трое суток он в своей сержантской камере сам с собой разговаривать начал...
  
   А потом начался АД...
  
   Снигур, вдохновленный большим количеством "участников" шоу, старался изо всех сил...
  
   Бег чередовался со строевой подготовкой, строевая плавно переходила в "тактику", переползания с перебежками чередовались с пробежками и "вспышками"... "Действо" проходило без единой остановки, не снижая темпа -- надо отдать должное большому опыту и "мастерству" прапорщика -- в течении нескольких часов он гонял нас на пределе возможностей, вовремя меняя упражнения, чтобы "передохнули", при этом никто не вырубился...
  

0x01 graphic

Я - четвертый...

  
   Обед... В камере -- столпотворение -- нас шестеро...
  
   Не успели толком доесть - "Выходи строиться!"...
  
   Построились..., туалет..., и снова плац...
  
   Перебежки, переползания, строевой шаг..., через пару часов, когда усталость уже побеждает страх любого наказания, перед началом очередного "забега" спрашиваю - "Товарищ прапорщик, и долго мы ещё сегодня бегать будем, может, хватит?"
  
   Снигур молча подошел ко мне и хищно улыбаясь, проговорил, похлопывая меня по плечу - "Заниматься будем, пока у тебя погоны мокрые не будут. Бегом марш!"
  
   Срываясь с места, я ещё успел подумать, что, наверное, тут мы и поляжем -- не знаю, как у кого, но чтобы у меня погоны промокли -- надо было очень постараться -- на моем хэбэ поверх защитных погон, пришитых на фабрике, были пришиты "шинельные", с брезентовой подкладкой...
  
   В общем... Снигур не соврал... Когда мы, перед самым ужином, поплелись с плаца на губу, на моих погонах явственно проступали влажные пятна... Занятия продолжались даже во время отрядского "развода" - смены суточных нарядов в подразделениях и смены дежурного по отряду -- на время "развода" Снигур согнал нас в угол плаца, где немного "поразвлекал" нас "статическими" упражнениями -- есть такие в "репертуаре" упражнений строевой подготовки, называется -- отработка строевого шага по элементам -- когда строевой шаг делается как в замедленной съёмке, да ещё и с остановками в самых неудобных позициях: правая рука -- у груди, левая -- отведена назад, корпус -- прямо, левая нога -- поднята вперед под углом, близким к 90 градусам, носок вытянут вперед, голова -- чуть приподнята, глаза смотрят прямо перед собой -- в такой позе -- замерли секунд на 10-15, потом то же самое с другой ногой..., и по новому кругу... Замечательное упражнение -- болит все -- мышцы ног, спины, живота, как ни странно, плечевого пояса то же...
  
   Зайдя в камеру -- мы невольно остановились: на столе уже стоит еда, нижние нары опущены, на полу - вода!
  
   Следом заходит Снигур - "Ну, хлопцы, сегодня вы хорошо потрудились, ужинайте, в туалет и отбой... закончите есть -- постучите!", повернулся и вышел...
  
   Оживленно зашумев, все уселись ужинать. Я задумался -- ждать от Снигура поблажки было странно -- значит, он ещё что то затевает...
  
   Своими сомнениями я поделился с остальными и, на всякий случай, предложил максимально затянуть ужин -- чтобы немного отдохнуть, но понимания не встретил -- какой смысл отдыхать, если сейчас спать ляжем? Я так расстроился из-за непонимания сложности момента, что забыл предупредить новичков, чтобы не особенно налегали на чай, ночь длинная, а может показаться ещё длиннее...
  
   Наихудшие опасения оправдались -- как только постучали в дверь -- ужин окончен, дверь распахнулась, нас сразу же повели на вечернюю прогулку, в туалет. Краем глаза я увидел, как караульные выносят посуду из камеры! Сами! Без привлечения "губарей"! Ох, не к добру...
  
   15 минут прогулки закончились -- по местам! Следом за нами в камеру вошел Снигур: - Ну, все, как я и говорил, можете отдыхать... Отбой!!!
  
   Команда была отдана буднично, но в то же время резко, уставшему мозгу потребовалось какое-то время, чтобы начать действовать -- резко, на ходу расстегивая пуговицы, срываю хэбэ, расстёгиваю поясной ремень, спускаю штаны, плюхаюсь на нары, срываю один сапог, второй, штаны, поворачиваюсь -- секунда, и я, вытянувшись, лежу на нарах...
  
   Но, похоже, торопился напрасно -- кое-кто в предвкушении близкого сна настолько расслабился, что не принял всерьез прозвучавшую команду...
  
   - "Так вы что, спать не хотите?" - почти ласково осведомился Снигур - "Ну, тогда потренируемся! Подъем!!!"
  
   Около двух часов мы занимались одеванием-раздеванием в лучших традициях учебного... Под конец это выглядело примерно так:
  
   Снигур периодически отдает команду "Отбой" или "Подъём", а наша группа, как автоматы, выполняет их по своему: разделся, лег, вздохнул, встал, оделся, вздохнул, разделся... причем все это в разнобой... пот льется ручьями, одежда мокрая насквозь...
  
   Сквозь открытую дверь слышно, как в "сержантской" камере дежурный сержант дублирует команды Снигура...
  
   Наконец, прозвучало заветное: "Все, спать!", дверь захлопнулась...
  
   Подъём!!! ПОДЪЁМ!!! Выходи строиться!...
  
   Натягиваю на себя влажную одежду, выхожу из камеры..., спать хочется зверски..., в теле -- никаких болевых ощущений и усталости, наверное, включилось какое-то очередное "второе дыхание"...
  
   Караульные смотрят как-то странно -- смесь недоверия и восхищения.
  
   По дороге к штабу ситуация проясняется -- около часа ночи Снигур решил лично заглянуть к нам. Обычно лязг открываемой двери поднимает всех -- в этот раз никто даже не пошевелился... Когда дверь открылась, из камеры хлестнуло таким горячим, влажным, спертым воздухом, что Снигур даже отшатнулся..., войдя он какое-то время постоял, рассматривая нас, покачал головой, вышел и уходя, приказал: - "До утра дверь не закрывать, только решетку, один караульный -- возле двери постоянно, в случае чего -- сначала вызывать врача, потом его"...
  
   Дырка на сапоге увеличилась, на втором - появилась такая же..., с такими темпами сапоги не доживут до конца "губы"...
  
   Учитывая, что нас - восемь человек, уборка проходит легко, мы расслабленно "гуляем", наслаждаясь утренней прохладой
  
   После завтрака - на плац... Выходим... Неприятный сюрприз - опять Снигур... Похоже, именно он является "крупным" специалистом по "групповым" занятиям и, судя по нему, не в восторге от "выпавшей" ему чести...
  
   Бег, переползания, строевая... жар солнца, раскаленный асфальт..., корка соли на губах, висках, лбу, шее..., ладони, локти и колени, "горящие" от ползанья по асфальту...
  
   Ближе к обеду мои сапоги начали сдавать... сначала портянка вылезла с носка одного сапога, чуть позже - с другого... Так и бегаю, с торчащими на несколько сантиметров вперед портянками...
  
   Обед... Сорок минут перерыва и снова - плац... четыре часа пролетают, как одно мгновение... на плацу уже появились первые наряды новой смены - сейчас будет "развод", но Снигур явно не собирается заканчивать... В какой-то момент я не выдерживаю - поднимаясь после очередного переползания, говорю: "Товарищ прапорщик, может, ну его нах..., у меня погоны уже давно мокрые - шабашить пора..."
  
   Немая пауза, он смотрит на меня, я смотрю на него... Он отводит глаза, смотрит на часы и: "Караульный! Веди на базу..."
  
   Пока идет "развод", под присмотром часового сидим во дворике, в тени винограда... говорить нет сил... прошла смена караула, ощущение - о нас забыли..., вместо камеры сидим во дворе до ужина..., ужин..., ещё получасовая "прогулка" и "Отбой"!!! просто ложимся спать...
  
   Утро... Подъем... Мётлы... Штаб... Завтрак... Плац... Снова Снигур...
  
   Бегаем... Маршируем... Шлифуем плац своими телами... Жарко... Очень жарко... Тело двигается как автомат... Пот заливает глаза, корка соли на висках, шее... В ушах - постоянный топот наших сапог, натужное, сиплое дыхание... Это какой то п..ец...
  
   Каким то чудом дотянули до обеда... Сидим во дворике, медленно остываем, приходим в себя...
  
   Ошалевший от радости Лысый прощается - пять суток прошли...
  
   Пять суток... сижу, мучаюсь вопросом - только? или уже? ответа нет... нет сил...
  
   Обед... молча едим... зачерпывая из миски суп, вдруг замечаю как дрожит рука...
  
   Обед закончен... у нас около получаса отдыха...
  
   В камере душно и жарко... усталость камнем давит на плечи, безысходность цепями сковывает все тело... сидим... молча... опустив головы, уставившись перед собой невидящими глазами... сил нет... а до вечера ещё полдня ползком...
  
   - Я тут подумал - вдруг слышу я свой собственный, слегка осипший, голос - как все-таки классно, что сегодня на границе никто не забухал и не проспал...
  
   Пауза, тишина, чей то неуверенный смешок, потом общий смех, хохот, ржач...
  
   Мы вшестером, сидя на полу, прислонившись к бетонным стенам душной и жаркой камеры смеёмся, хохочем... кто-то пытается что-то сказать - бесполезно..., мы хохочем...до колик в животе, до слез... и вместе с этим смехом в пространство улетает вся наша усталость и потерянность...
  
   Из камеры выходим как застоявшиеся жеребцы - готовы бежать хоть на край света... Вышедшие из своей камеры сержанты смотрят на нас с удивлением, контраст между нами просто бросается в глаза... В двух словах пытаемся объяснить причину такой перемены, но это сложно...
  
   Снигур глядит на нас с не меньшим удивлением... Бежим, перебрасываемся шутками, наше настроение каким то образом действует и на сержантов, они приободрились и так же задорно шевелят ногами...
  
   Через какое то время, не сговариваясь, начинаем "бросаться" шутками и в Снигура. Удивительное дело, он не реагирует...
  
   Со стороны, зрелище, наверное, сюрреалистическое:
   Посреди плаца с невозмутимым лицом стоит прапорщик, периодически отдавая команды "Бегом!", "Ползком!", "Шагом марш!", а по плацу бегает, марширует или ползает группа губарей, периодически заливаясь смехом, заставляющим недоуменно оглядываться проходящих мимо офицеров...
  
   День удался... около шести мы вернулись на губу, после смены караула до ужина гуляли по дворику, ужин караульные притащили сами, после еды нас снова отправили на прогулку, посуду забрали без нас...
  
   Возбуждение постепенно спадало... Часов в десять, без каких-либо приключений мы отправились спать...
  
   Утро... Подъём...
  
   Ощущение - как с хорошего бодуна, пересохшее горло, жажда... Одно утешение - утренняя прохлада... Вяло машем метлами перед штабом... Вид у всех ещё тот: лица - со следами потеков пота, одежда в разводах соли и пыли, подворотнички по цвету не отличишь от одежды, у меня, в довершение картины - с носков сапог вызывающе торчат портянки...
  
   Мы уже собирались уходить, как вдруг... почему то подобные события всегда происходят внезапно... перед штабом появился Лашин... Бросив в нашу сторону взгляд, он прошел мимо, потом, как будто что-то забыл, притормозил..., остановился и повернулся в нашу сторону...
  
   "Боец! - взмах рукой в мою сторону - Ко мне!"
  
   Я подошел...
  
   "Что с сапогами? Почему такой вид?"
  
   "Не выдержали пятидневного ползанья по плацу, наверное, они для этого не предназначены" - как недоразвитому, объяснил я ему...
  
   "Караульный! - не меняя тона, позвал Лашин - Дежурного по части сюда!"
  
   "Товарищ майор, я же не могу оставить арестантов" - осмелился подать голос караульный..
  
   "Бегом!!! - заорал Лашин - Чтобы через пять минут оба тут стояли! Время пошло!"...
  
   Караульный исчез... Через несколько минут он появился снова... Рядом с ним - старлей с автороты - дежурный по части...
  
   "Товарищ майор!" - начал дежурный, но Лашин прервал его - "Лейтенант, что это за херня? - он ткнул пальцем в направлении моих сапог - почему арестованные в таком виде? Вы что, не знаете, как должен выглядеть военнослужащий?"
  
  
   "Виноват, товарищ майор, но они такими были и до меня - я их такими принял!"
  
   "А нахера ты их такими принимал? Время - до обеда - чтобы выглядели, как положено!" - Лашин повернулся и скрылся в штабе...
  
   Лейтенант махнул караульному - "Да веди ты их уже"...
  
   Минут через сорок на "губе" состоялось совещание...
  
   Нас выстроили во дворике для арестантов и мы с увлечением наблюдали как Захаров, Шатохин и старлей - дежурный старательно спихивают друг на друга обязанности по приведению нас в порядок...
  
   Наконец, обязанности были распределены - действо началось...
  
   Захаров ушел сразу, Шатохин - чуть позже, отдав несколько распоряжений дежурному сержанту. Старлей подошел к нам: "Сейчас вам дадут мыло, щетки... включат воду - он махнул рукой в направлении крана - всем постираться, чтоб до одиннадцати часов все были в чистом виде и побриты, бритву я сейчас принесу... У тебя какой размер сапог?" - обратился он ко мне...
  
   "Сорок третий!"
  
   Старлей ушел...
  
   До завтрака мы занимались стиркой... Получить такую передышку на губе - уже счастье, а если ситуацию ещё можно использовать для "компенсации морального ущерба" от пребывания на "губе" - счастье вдвойне... надо лишь понимать, с кого можно "пить кровь", а с кого не стоит...
  
   С сушкой одежды проблем не было - выстиранную одежду не отжимая ложишь на разогретый солнцем бетон, полтора-два часа, и чистая, сухая и практически выглаженная одежда готова...
  
   С бритьем получилось повеселее - после завтрака старлей приволок бритву и пару лезвий "Нева" - "Брейтесь!"
  
   Я не торопился... Все побрились... с матами, порезами, перекошенными физиономиями...
  
   "А ты что? Ждешь особого приглашения?" - Старлей попытался всучить мне бритву...
  
   "Жду" - согласился с ним я - "Я этим бриться не буду!"
  
   "Как не будешь?" - оторопел старлей
  
   "Молча! Я и новой "Невой" не побреюсь, а про б/ушную я вообще молчу - это к пыткам приравнять можно - я жаловаться буду..."
  
   "Так что, тебе "Шик" подавать" - попытался съехидничать старлей
  
   "Шик", конечно, было бы отлично, я им и бреюсь, но, на крайний случай, сойдет и "Восход" или "Ленинград" - успокоил я его - "Только ещё одеколон нужен, для дезинфекции, а то, не дай Бог, воспаление будет, и ещё по всей морде разнесет..." - поставил я "точку над И"
  
   Обалдевший старлей ушел... народ молча переваривал ситуацию... ни у кого, похоже, даже не возникла мысль, что можно и нужно потребовать для себя хотя бы лезвие - да, контингент ещё тот...
  
   - Смотри, довыделываешься - "родил" кто-то - Нафига ты его злишь? Он же потом отыграется!
  
   - Как? Перед обедом нас Лашину показывать надо...
  
   - А после обеда?
  
   - А что, после обеда? Ты что, думаешь, об этом никто не знает? Новый дежурный нас у него грязными не примет - думаешь, он захочет ещё раз для нас купальню устраивать?
  
   Не спеша, с использованием того же шланга и мыла мы устроили "купание"... холодный душ замечательно действовал на тело, смывая вместе с грязью усталость прошедших дней...
  
   В разгар "праздника" вернулся старлей, в одной руке - новое лезвие "Ленинград", в другой - пара ношеных сапог.
  
   - На!
  
   Я взял лезвие, и игнорируя сапоги, спросил - А одеколон?
  
   - Сейчас будет - оглянулся старлей - Сапоги забирай!
  
   - Не буду - коротко ответил я
  
   - Ну, ни.... себе - возмутился он - С чего вдруг?
  
   - Они ношенные - так же коротко ответил я
  
   - И что?
  
   - А я знаю, кто их носил? Вдруг они с грибком, вам по-барабану, а мне потом мучайся...
  
   Старлей плюнул...
  
   - Сержант! - вдруг заорал он - Где ты там ходишь? Я долго ещё ждать буду?
  
   Подбежавший дежурный сержант молча протянул старлею флакон с одеколоном
  
   - Отдай - лейтенант махнул рукой в мою сторону, повернулся и ушел..., с сапогами...
  
   Пока я брился, остальные, под испепеляющим взглядом сержанта, вылили на свои физиономии пол флакона.
  
   - Сержант, ты не дуйся - возвращая ему бритву и флакон с остатками одеколона, примирительно проговорил я - сам же понимаешь, как в этих условиях без одеколона, и с бритьем... не мы ж это придумали...
  
   - Да я понимаю - "отошел" сержант...
  
   Сидим во дворике, под виноградом, ждем когда высохнет одежда. Солнце, прорываясь сквозь листву, греет нас своими лучами... Кто-то начинает "клевать" носом...
  
   - Не спать! Если не в моготу - пойди ещё раз сполоснись, а то, не дай Бог, в камеру загонят... - предупреждаю я
  
   Возвращается старлей... с сапогами... набита "гармошка", "глаженные", с подбитыми и подрезанными каблуками... видно, у кого то из своих отобрал..."дембельские"...
  
   - Одевай! Новые! - он буквально швыряет в меня эти сапоги
  
   - Не буду! - я ставлю сапоги перед собой - Мне за эти сапоги майор Моторный ещё пять суток вкатит, за порчу имущества, кто меня слушать будет, что это не я...
  
   Схватив сапоги, старлей убегает... и я его вполне понимаю... времени до обеда остаётся все меньше...
  
   Заглянул Шатохин. Мы сидим, во дворике, в трусах, одежда сохнет на бетоне... делать нечего... Ушел...
  
   Минут через десять караульный притаскивает банку с ваксой и пару обувных щеток - занятие нам нашлось - чистить сапоги... я пока без дела...
  
   Наконец, появляется старлей с парой новых сапог...
  
   - На! Обувай!
  
   Обуваю... Кирзачи!... Где он их нашел?... Но, как говориться, дареному коню в зубы не смотрят...
  
   - Нормально! - обувшись и потопав ногами, сообщаю я... в пространство... старлей уже смылся...
  
   - Это он чтобы по поводу кирзачей с тобой не спорить - с довольной ухмылкой проговорил кто-то
  
   - Да я бы и не стал, четыре дня и в кирзовых проходить можно, на заставе у меня ещё новые есть - пожал я плечами...
  
   Осмотр прошел, Лашин остался доволен.
  
   Лафа закончилась... Сидим в камере... Душно... Клонит в сон... Народ радуется, как дети - не на плацу, отдыхаем... Я, как старожил, "остужаю" восторг, рассказываю как после "облегченных" занятий еле уснули... Потихоньку завязывается оживленная дискуссия по поводу ближайшего будущего, но, к сожалению, длится недолго - мы быстро приходим к однозначному выводу - для нас все равно что-нибудь придумают...
  
   Прошел обед... ожидание затянулось...
  
   Заглянул Шатохин... замполит, он и есть замполит... нашел нам занятие: по очереди, вслух, читаем Устав, через решётку за нами наблюдает караульный, бдит, чтобы мы не спали... а это дается с большим трудом: несмотря на открытую дверь, в камере жарко и душно, сидим без движения, монотонное чтение Устава убаюкивает лучше любой колыбельной... глаза закрываются сами...
  
   "Не спать!" - крик караульного застает врасплох... вздрагивая, открываю глаза...
  
   Причина ясна -- у очередного "читающего" книга выпала из рук...
  
   Не спать! - повторяет караульный... - Мужики, если Шатохин поймает, всем же хуже будет... Мне же не видно, я его только здесь - он указал на проход - увижу, предупредить не смогу...
  
   - И что? - поинтересовался кто-то -- Что нам за это будет?
  
   - Вы что, вчерашние? - удивился караульный -- Легко могут по пару суток накинуть, и меня к вам посадить... Читайте!
  
   Аргументы показались убедительными, но от этого легче не стало... Сидеть без движения, под монотонное чтение Устава, на бетонном полу... затекло все... в голове какой-то дурман... уж лучше бы мы бегали...
  
   Пытка продолжалась до смены караула... Как я и предсказывал, новый дежурный возжелал лично пересчитать "губарей"...
  
   До ужина топчемся по дворику, разминая затекшее от длительного сидения тело, ощущение -- о нас все забыли... как-то настораживает...
  
   Ужин..., прогулка, туалет, опять в камеру..., нары ещё не отстегнуты... сидим...
  
   Дверь с привычным грохотом открывается, на пороге дежурный сержант: - Кто с резервной? Пошли...
  
   Ничего не понимаю... выхожу в коридор... вслед за сержантом иду во двор... он кивает на забор - "Туда... только тихо!"... Заинтригованный, но по прежнему ничего не понимающий, подхожу к забору... за забором -- Хован, Толик, Жека и Саня -- наши приехали!!!
  
   Десять минут пролетели, как один миг.
  
   Прибежал караульный: - Давай быстрей! Дежурный по части...
  
   Возвращаюсь в камеру... не дожидаясь вопросов: Что случилось? Куда ходил?, - достаю из кармана сигареты и спички -- Резервная приехала, пацаны в "гости" приходили... только здесь не курить...
  
   Нас ещё раз выводят на прогулку... и не просто на прогулку по дворику... вместе с остальными отрядскими подразделениями "гуляем" по плацу -- в строю, походным шагом... наших не видно, скорее всего, ещё обустраиваются...
  
   Возвращаемся на губу... пять минут на туалет -- выторговываем пятнадцать -- пацаны с наслаждением курят... я присоединяюсь... Хован предупредил: "две сигареты -- заряжены", их я отложил сразу...
  
   Можно и "пыхнуть": денёк сегодня был сложный, без снотворного не уснешь... Я закурил... характерный аромат повис в воздухе... "Кто-нибудь будет? Присоединяйтесь!", я протянул и вторую сигарету...
  
   Спалось замечательно, ни жара, ни комары не мешали. Уснул, наверное, не успев положить голову на Устав (вместо подушки)...
  
   Утро... Штаб... Уборка... Завтрак...
  
   Как там у классика: "Что день грядущий мне (нам) готовит?" - этим вопросом мы задавались все утро...
  
   Переживали мы напрасно, решение нашлось: мы теперь почти не ползали, а, в основном, бегали и маршировали...
  
   Перед обедом "свалили" ребята с пятой заставы... повезло им: из пяти суток почти двое - по облегченной программе...
  
   Из "нововведений": теперь, после занятий, перед обедом и ужином мы могли умыться! Вроде бы мелочь, но как, оказывается, помогает бороться с усталостью...
  
   День прошел... после ужина, часов в десять -- отбой, без прогулки по плацу..., вовремя спохватился: предупредил дежурного сержанта -- если придут ко мне -- будить не надо, потом не усну...
  
   Утром похвалил себя за предусмотрительность, гости были, после отбоя...
  
   Тихое, устоявшееся времяпровождение -- под угрозой... Перед завтраком "пополнение": трое, с седьмой заставы, пьянка, сержант и двое рядовых...
  
   Ожидания оправдываются: похоже, все ограничения забыты или отменены... До обеда, мы опять больше проползли, чем пробежали... Ладони, локти, колени "горят" от постоянного соприкосновения с раскаленным асфальтом... Новичков даже жалко, они, с непривычки и на похмелье, вообще еле живые...
  
   Обед... сразу после обеда -- новое пополнение: двое, с первой заставы (пьянка)... В камере не продохнуть, восемь человек, одно хорошо -- воду на пол лить не будут, "спальные" места затопят... Обратил внимание на свою одежду: на правой штанине сильная потертость, грозящая в ближайшее время стать дыркой...
  
   Короткий перерыв на обед и снова плац: бег, строевая, переползания... Интересные ощущения: день отдыха пошел на пользу, даже потеть стал меньше, усталости практически нет, похоже, я "втянулся" в ритм... Занятия длятся до ужина... С крыльца казармы за беготней на плацу наблюдают наши (Резервная)... После ужина прогулка... сидим во дворике... вялый разговор...
  
   Меня зовут из-за забора, подхожу -- наши: Хован, Толик, Жека...
  
   - Мурзик (это я), ты живой? Ни хрена себе, вас сегодня гоняли. Со вчерашним не сравнить!
  
   - Да все нормально! Сегодня терпимо, у меня даже панама сухая, а дня три назад, не то что панама, погоны мокрые были... Вы лучше сигареты давайте, пацанов угощу...
  
   Хован, со словами "Заряженных нет", протягивает пачку, я беру, бросаю пацанам... Караульный, заметивший, что я с кем-то разговариваю, дергается в мою сторону, но его тут же останавливает дежурный сержант, уже пару минут наблюдающий за нами...
  
   Проследив за моим взглядом, Толик спрашивает: - Как комендантская рота, не обижает?
  
   - Было дело, поначалу... но всё уладилось...
  
   - Они у нас теперь соседи, над нами обитают... Мы на первом, они на втором этаже... так что, в случае чего...
  
   - Атас, Захаров!
  
   Быстро попрощавшись, отхожу от забора...
   Тревога напрасная, Захаров заглянул по каким-то своим вопросам, нам слышно, как, уходя, он говорит дежурному сержанту: "Отбой в десять, подъем -- как обычно"...
  
   Перед сном, уже в камере, новое приключение -- один из новичков, "обрадованный" известием, что ему придется спать под нарами, решил силой "отжать" себе место на нарах... пришлось, с трудом успокоив остальных, объяснять ему существующий порядок -- молодых здесь нет, все равны, освободится место -- займешь... но не ранее... А скандалы нам не нужны, дополнительные пять или десять суток "губы" из-за какого-то придурка, могут "выйти" этому придурку непонятно каким боком... С чем и заснули...
  
   Утро... Ещё сутки с небольшим и у меня "дембель"... Как только эти сутки продержаться... Только бы опять никого не привезли, а то по новой плац шлифовать...
  
   Примерно с такими мыслями я махал метлой возле штаба. Но, как говорится: человек предполагает, а Бог располагает ...
  
   Не успели мы вернуться на губу -- двое, авторота, и опять "самоход"... Денёк обещает быть нескучным...
  
   В камере -- десять человек... завтрак прошел... сидим... ждем...
  
   Грохот двери: "На выход!" Что-то рано сегодня... Не к добру...
  
   Во дворе -- ещё четверо: два сержанта и два рядовых -- и куда?
  
   Похоже, именно по этому поводу и идет жаркая дискуссия: майор Захаров, капитан Иванов и незнакомый мне капитан, дежурный по части, о чем то увлеченно беседуют... Появляется Лашин... выслушивает мнения присутствующих, берёт в руки толстую прошнурованную книгу, что-то в ней смотрит, потом показывает остальным и что-то говорит... все согласно кивают... решение принято...
  
   Решение оказывается мудрым, продуманным и неожиданным: часть рядовых переводят в сержантскую камеру, а одного, лишнего, досрочно освобождают и этот, лишний -- я!!! (у кого ближайший срок освобождения)
  
   Освобождение происходит без бюрократических проволочек и формальностей:
  
   - Знаешь где застава?
   - Так точно!
   - Свободен! Иди...
  
   Не веря своему счастью (ведь могли продержать до вечера!), выхожу из калитки "губы" и иду к нашему новому месту жительства.
  
   На входе в казарму сталкиваюсь с Бутиком:
   - Сикаленко? А ты почему здесь? Ты ж ещё до завтра на губе?
  
   - Выгнали... За плохое поведение! - скорбно, с поникшим видом, сообщаю я...
  
   Бутик растерянно хлопает глазами (с юмором у него по прежнему плохо), лихорадочно соображает как поступить в такой нестандартной ситуации... и как к спасителю, поворачивается к выходящему из канцелярии Александрову, указывая на меня - "Вот!"
  
   - Сикаленко! Не понял? Ты же...
  
   - Выгнали... За плохое поведение! - держусь я своей версии... У Бутика в глазах неприкрытая паника, у Александрова - искорки смеха...
  
   - А точнее? - делает он серьезное лицо
  
   - Был досрочно освобожден приказом начальника штаба в связи с массовым наплывом "отдыхающих" и отсутствием свободных мест! - бодро отрапортовал я...
  
   - Ну и как?
  
   - Да вы сами видите -- я развел руки, демонстрируя свой внешний вид -- и это с учетом того, что два дня назад хэбэ было выстирано...
  
   Паника у Бутика прекратилась, он улыбается... Александров, кивнув головой, поворачивается и уходит.
  
   - Товарищ старший лейтенант! Можно мне пару часиков, в порядок себя привести? - я ему вдогонку
  
   - Не можно, а нужно...

***

ТЕРМЕЗ. ОТРЯД.

0x01 graphic

Первые дни.

  
  
   Первые дни в отряде ошеломили. Переход от спокойной, "партизанской", не регламентированной ничем, кроме графика дежурств, жизни, от выполнения вполне понятных, а потому и осознанных действий по улучшению собственной среды обитания и поддержанию себя в определённой степени готовности, к существованию по абстрактным правилам поведения, именуемым "распорядок дня", "требования Устава" и "воинская дисциплина" оказался очень трудным.
  
   Утренняя побудка от крика дневального: - "Подъём!", посещение столовой только всей заставой, ходьба в строю, необходимость ежедневного ношения формы, а точнее, необходимость постоянно, ежедневно, ежечасно следить за своим внешним видом - подворотничок - белый, сапоги - черные, х/б - выглажено - всё это напоминало состояние "дежа вю" - "учебный!!!".
  
   Постепенно вырисовалась ещё одна проблема - репутация заставы практически не пострадала от более чем полугодового отсутствия, и большое количество отрядских офицеров "возжелало" "поставить на место" "этих бандитов".
  

0x01 graphic

  
   В какой то мере мы сами способствовали появлению таких желаний...
  
   ...Одним из преимуществ отряда было наличие магазина "Военторг", в котором можно было приобрести сигареты, одеколон, печенье, пряники. Теоретически, магазин работал с 9-00 до 17-00, но...!!! военнослужащие срочной службы могли посещать его в так называемое "свободное" время - после обеда - с 14-00 до 15-30. В остальное время вид "праздношатающегося" солдата, даже получившего соответствующее разрешение от своих "отцов - командиров", действовал на офицеров, как красная тряпка на быка. Малознакомые с подобными правилами, да и не привыкшие к существованию по принципу: "я - начальник, ты - дурак" мы поначалу часто "страдали" от общения с рядом отрядских офицеров...
  
   ...Где то через неделю после возвращения с "губы" я решил сходить в магазин - закончились конверты, ручка не писала, хотелось сладкого... отпросился у Бутика, он был дежурным по заставе, и пошел...
  
   Пошел, понятное дело, не по центральной аллее, а "огородами", благо, пока был на "губе", узнал их хорошо - "губарей" по центральным не водили...
  
   Иду, и вдруг замечаю, что впереди, по перпендикулярной аллее. идёт один "вредный" капитан, с которым уже приходилось иметь дело, и, само-собой, без придирок дело не обойдётся. Решение принимаю быстро - незаметно ускорив темп, прохожу перекрёсток метрах в двадцати перед ним - вполне достаточно, чтобы пройти без обязательной заморочки - отдания чести. Но, не тут то было, сзади раздаётся крик: - "Товарищ солдат, стоять!!! Ко мне!". Тихо выматерившись, разворачиваюсь, возвращаюсь к перекрёстку...
  
   - "Товарищ солдат, почему не отдали честь?"
  
   - "Виноват, не заметил"
  
   - "Вернитесь назад и пройдите, как положено!"
  
   - "Слушаюсь!"
  
   Я разворачиваюсь и быстрым шагом чешу к спасительной казарме, игнорируя доносящиеся сзади крики - "Куда пошел?!! Я сказал, СТОЯТЬ!!!"
  
   Вхожу в нашу казарму, останавливаюсь в коридоре... Следом влетает разъяренный капитан: - "Куда?! Да я тебя!!! На губу!!!!!". На шум из канцелярии выглядывает Бутик - "Что случилось?" Пока капитан, брызжа слюной, пытается что то сказать, я, став по стойке "Смирно" и отдав честь, говорю - "Товарищ старший лейтенант, разрешите объяснить!"
  
   - "Объясняйте!"
  
   - "Отпросившись у Вас, я направился в магазин, но на пол дороги был остановлен товарищем капитаном, который приказал мне вернуться назад и пройти, как положено! Выполняя его приказ, я пришел назад, почему он снова орёт, не могу знать!" - выдав эту тираду, я, с видом оскорблённой невинности уставился на капитана.
  
   К этому времени на шум и крики в коридор высыпало человек 15-20, с интересом пытаясь понять причину крика. Капитан, явно не привыкший к такому отношению, пытался выразить своё мнение в более-менее связанной форме, но, большой поток эмоций затруднял связанность речи, заставляя его срываться в различного рода маты вперемежку с угрозами...
  
   - "Разве я сказал, что-то не так, товарищ капитан?" - сделал я "контрольный" выстрел, после которого капитан молча вышел из казармы...
  
   Понятное дело, в магазин я не попал...
  
   Скоро мы уяснили "золотое правило" отрядской жизни - хочешь что то сделать - пошли "молодого".
  
   Ну а пока мы вникали в тонкости существования в отряде, жизнь шла дальше...
  
   БТРщики не вылезали из парка, приводя машины в порядок, остальным, чтобы жизнь малиной не казалась, Александров устроил хорошее развлечение - пару раз в неделю мы выезжали на учебный - размяться...
  

0x01 graphic

  
   Полоса препятствий, стрельбище, кроссы - всё для нашего блага - вернуть нам соответствующую спортивную форму и навыки...
  
   ...Ночь... Спим... Голос дежурного по заставе: "Мужики! В ружьё!"... Все зашевелились...
  
   "Точно "В ружьё"?" - сонно интересуется кто-то у дежурного...
  
   "Сам не слышал" - честно признается тот - "Спал... Мне дневальный сказал... По селектору передали..."
  
   Темп одевания резко падает...
  
   "Так ты уточни..."
  
   Через полминуты дежурный влетает в спальное:
   "Точно! Отряд в ружьё! Построение на плацу"...
  
   Шутки закончились... Быстро одевшись, похватав "тревожные мешки", выскакиваем из спального... оружейка уже открыта... схватить автомат и подсумок с магазинами дело нескольких секунд...
  
   Выбегаем из казармы... на плац... странно... никого!... что за шутки?... дежурный мнется... проходит ещё пару минут... никого! "что за шутки?!"... уже несколько голосов требуют от дежурного внятного ответа... тот, с тревожным лицом, озабоченно пялится куда-то...
  
   "Да точно! В ружьё!" - вдруг, с посветлевшим лицом, радостно выдает он - "Посмотрите на окна казармы..."
  
   Смотрим... Действительно, в слабом свете дежурного освещения на всех этажах в окнах мечутся какие-то тени... Похоже, действительно, отряд подняли по тревоге... Но почему никто не выходит?
  
   Через плац бежит дежурный по отряду... Увидев нас, останавливается... "Резервная?! Уже готовы?! С оружием?!"... покачав головой, бежит дальше, оставив нас в ещё большем недоумении... Проходит ещё минут десять... мы уже давно сидим на плацу... из казармы потихоньку начинают выбегать и другие подразделения... Снова появляется дежурный по отряду: "Водители машин! В парк! Готовить машины к выезду!", Жид и Полупан не спеша отправляются в парк...
  
   Мы продолжаем, сидя на плацу, с интересом наблюдать за окружающей суетой... Появляется Лашин... другие офицеры... Слышно, как Лашин спрашивает дежурного по отряду, кивнув в нашу сторону: "Резервная? Давно сидят?", услышав ответ дежурного: "Давно... Я со штаба на КПП бежал, они уже на плацу были...", довольно кивает головой...
  
   Появляется группа офицеров... среди них наши... понятно... машина с посыльным ездила за офицерами по домам... на будущее -- можно не торопиться, все равно, пока офицеры не приедут, никто никуда не поедет...
  
   Цирк продолжается... Оказывается, кроме нас, ни у одного отрядского подразделения нет патронов... в смысле, патроны, конечно, есть, но находятся под замком... магазины с патронами сложены в сейфах, и без командира подразделения взять их невозможно... поэтому всем подразделениям предстоит ещё получение патронов... Но мы, к счастью, при этом уже не присутствуем...
  
   По команде Александрова мы покидаем "насиженные" места и, погрузившись в машины, выезжаем из отряда... Кстати... оказывается, ночь только началась... время -- около часа...
  
   ЧП случилось на участке 6й заставы... практически на окраине города... Задача: блокировать участок, где может прятаться нарушитель... на этом участке находится рыбхоз и почти вся территория занята садками, ставками, прудами, разделенными между собой дамбами-дорогами... вот на такой дамбе-дороге мы и выгрузились из машин... посты по два человека... на расстоянии прямой видимости... застава перекрывает около трех километров... с учетом остальных подразделений отряда и личного состава 5й и 6й застав, участок блокировки составляет не меньше пятнадцати километров... Поиски, конечно, будут идти всю ночь (если раньше не поймают), тревожная группа с 6й заставы движется по следу где-то в оцепленном нами районе... а утром, если ничего не изменится, кольцо блокировки придет в движение... сжимаясь подобно петле вокруг нарушителя...
  
   Я с кем-то из наших молодых, слева Мотя, справа Жека... за Жекой комендантская рота...
  
   Немного осмотревшись в свете появившейся луны... перед нами большой пруд... в тишине слышен плюх каждой лягушки, меняем позиции... точнее, смещаемся правее... к Жеке...
  
   Проболтав ни о чем около часа, решаем "проведать" соседей... Идем по дороге, не скрываясь, но и сильно не шумя... На подходе обращаем внимание: "соседи" на нас не реагируют... даже не шевелятся...
  
   Очень тихо приближаемся... Точно... Спят... Вот уроды... Я уже собираюсь пнуть ногой ближнего из них... меня останавливает Мотя: "Тихо... Есть идея..." Воплотив в жизнь Мотину идею, вдохновленные, решаем прогуляться до следующего поста... Та же картина... Повторив "процедуру" и там, тихонько возвращаемся... Отойдя метров на пятьдесят от последнего поста, останавливаемся... Постояв с минуту, разворачиваемся и опять идем в сторону поста... но уже нарочито шумно... спотыкаясь, бряцая оружием и громко матерясь... уловка сработала... метрах в двадцати слышится голос: "Стой! Кто идет?"
  
   "Конь в пальто... Спите, суконки?"
  
   "Кто, мы? Да вы что! И не думали"...
  
   "Слышь, сержант" - говорю я старому знакомому (с губы) - "Ты бы сходил, проверил... как там ваши, тоже спят?"
  
   Сержант колеблется... Пойти, значит признать, что его поймали спящим... он сержант, дембель, а ему тут указывают непонятно кто... да один из "указывающих" тоже дембель, но остальные то на полгода младше...
  
   "Ну что ты там думаешь?" - включается в разговор Мотя - "Или нам их самим будить?"
  
   Теперь сержанту все ясно... Он молча уходит...
  
   Мы возвращаемся к себе... До рассвета ничего не происходит...
  
   Утро... Отправляемся с "визитом вежливости" к соседям...
   Сержант встречает нас не слишком приветливо... Не дав ему даже открыть рот, Мотя отправляет напарника сержанта за следующим постом... "Бегом чтобы сюда летели!"
  
   Молча ждем... Через пару минут все в сборе... Мотя кратко рассказывает, как у нас принято поступать с теми, кто подставляя своих товарищей, спит в ответственной ситуации... а потом просто предлагает: "Все... упали и отжались по пятьдесят раз"...
  
   Сержант открывает рот: "......"
  
   Мотя: "по шестьдесят раз"...
  
   "Или" - вступает в разговор Жека, доставая из кармана четыре затвора - "сейчас будете нырять, пока не достанете"...
  
   Сержант, не веря своим глазам, снимает крышку с автомата...
  
   Мотя: "Упали и отжались по шестьдесят раз"...
  
   "Стойте!" - притормаживаю ситуацию я - "Кто-нибудь, бегом за следующим постом"...
  
   Экзекуция проходит при свидетелях... на их лицах написано: "Слава Богу, что нас не поймали"...
  
   По окончании Жека бросает затворы на землю... мы молча уходим...
  
   Оказывается, вовремя... через час нас всех забирают машины... нарушитель пойман... кто-то из местных... неудачно пошел что-то стащить...
  
   ...Несколько дней спустя... Перед обедом... Только вернулись с учебного... со стрельбища... готовимся к обеду... кто то ещё в казарме... мы сидим на крыльце...
  
   В абсолютной тишине, сопровождаемой каким то неуловимым гулом, столбы освещения, стоящие вокруг плаца, начинают шевелиться... тяжелые цепи, висящие на невысоких столбиках вокруг плаца, с тихим звоном начинают раскачиваться... сидя на ступеньках крыльца, задницей чувствую толчки... землетрясение...
  
   С казармы выскакивают остальные... люстры качаются... кровати скрипят и ёрзают по полу... неприятно... Точнее, землетрясение в городе не просто неприятная, а довольно таки страшная вещь...
  
   Толчки не повторяются... идем на обед... Вечером в новостях: "на территории Таджикистана и Узбекистана зафиксировано землетрясение силой три -- три с половиной балла"...
  
  

ПЕРВЫЙ ВЫЕЗД, ТАШ - ГУЗАР

  
  
   Завтра - первый выезд... Таш-Гузар... Блокировка и проческа...
  
   На катерах... Мангруппы будут подходить по берегу... со стороны Хайратона... Мы, на катерах, через Аму-Дарью, с другой стороны кишлака... чтобы никто не сбежал...
  
   С утра, подъем на час раньше, быстро собираемся, завтрак, и, через полтора часа после подъема, мы уже в машинах... все, как и раньше, до Айваджа...
  
   Хотя, пожалуй, одно отличие появилось... нам выдали таблетки для обеззараживания воды... одна, лучше две таблетки на флягу и, теоретически, воду можно пить хоть из лужи... надеюсь, мы до таких "экспериментов" не дойдем... на крайний случай -- Аму-Дарья рядом...
  
   В районе стыка 5й и 6й застав выезжаем на берег... проехав ещё несколько километров, останавливаемся...
  
   Берег плотно зарос осокой и камышом... на противоположной стороне постройки Таш-Гузара... Ждем... Проходит ещё около часа...
  

0x01 graphic

  
   Катера... Три штуки... Причаливают к берегу... Ориентируясь на торчащую над зарослями мачту, через заросли пробираемся к "своему"... Выбираемся из зарослей... Уткнувшись носом в обрывистый берег, слегка подрабатывая винтами, катера, перекинув на берег трапы, ждут...
  
   Возле трапа -- знакомая физиономия... "наши" мореманы... с Айваджа... Грузимся...
  
   Погрузка окончена... Катера, развернувшись, идут вниз по течению, постепенно приближаясь к противоположному, афганскому, берегу... Окраина кишлака... Последние постройки... Место нашей высадки... плавно развернувшись против течения, катер мягко тычется носом в берег... Мореманы быстро выдвигают сходни...
  

0x01 graphic

  
   Наши позиции: от берега на полтора-два километра вглубь территории, вдоль западной окраины кишлака... Все расстояние разбито на три участка... Три группы... по числу катеров...
  
   Одна из групп легкой рысью выдвигается на дальний край наших позиций... Эта группа -- наша... Следом за нами выдвигается вторая... Третьей группе повезло... они, не торопясь, занимают позиции...
  
   Добравшись до своего участка, останавливаемся... За кишлаком появляется полоса пыли... это идет мангруппа... В воздухе над кишлаком проходит пара вертолетов... Раздается несколько пулемётных очередей... Операция началась...
  
   Устраиваемся... На каждой позиции по три-четыре человека... расстояние, в зависимости от рельефа от пятидесяти до ста пятидесяти метров... В направлении кишлака: обработанные поля, за спиной и справа: пустыня... с мелкими песчаными буграми, поросшими кустами саксаула и крупными барханами...
   Мы вчетвером, Мотя, я и двое молодых, устраиваемся на небольшом песчаном бугре, среди нескольких кустов саксаула... Окоп, большая яма в песке, наполовину прикрыт от солнца кустами, немного уменьшающими жар солнца...
  

0x01 graphic

Я и Мотя

  
   Полоса пыли всё ближе... Недалеко от нас останавливается БТР...
  
   Подходим... Вторая мангруппа... Давно не виделись...
  
   Приятная неожиданность... Как только известие о нашем присутствии распространилось, эфир наполнился голосами... нас приветствовала и первая, и вторая мангруппы... В конце-концов, чей-то в достаточной степени командирский голос потребовал прекратить разговоры в эфире...
  
   Проческа началась... Кишлак большой, вытянутый вдоль берега, за день явно не управимся...
   На наши позиции выскочил конь... оседланный, но без всадника... похоже, результат стрельбы с вертолетов... кто-то пытался уйти...
  
   Коня удается остановить... проверяем сумки у седла... пустые... вообще ничего... как будто уходили впопыхах, без подготовки...
  

0x01 graphic

  
   Передали по рации... пусть ищут...
  
   Время - часа три... Скучно и жарко...
  

0x01 graphic

  
   Между барханами мелькнула какая-то фигура... Мы с Мотей бросаемся наперерез... Обогнув бархан, выскакиваем навстречу... Метрах в ста перед нами мужик на ишаке... увидев нас, едва заметно дергается, но, быстро овладев собой, продолжает двигаться к нам... Останавливаем... мужик... крупный... лет пятидесяти... сидит, опустив глаза, держась обеими руками за уздечку... быстро проверяем... оружия нет... Знаками предлагаем слезть с ишака... нахмурившись, мужик медленно сползает на землю...
  
   По позвоночнику медленно струиться холодок...
   Опасность! Но пока далекая... бросаю взгляд на Мотю... спокоен... наблюдает за мужиком...
  
   Ощущение -- спину сверлит взгляд холодных и безжалостных глаз... Опасность приближается...
  
   Делаю быстрый шаг в сторону, одновременно разворачиваясь и, на всякий случай, вскидываю автомат...
  
   Метрах в сорока, справа, среди кустов у подножия бархана, в нашу сторону крадется здоровенная псина... Я встречаюсь с ней глазами... Поняв, что обнаружена, псина, не отводя взгляда, бросается вперед... ко мне... Но... автомат уже застыл у плеча... Выстрел! Псина совершает какой-то невообразимо виртуозный пируэт... мчится в противоположную сторону, делая сумасшедшие прыжки в разные стороны... Пули буравят песок рядом с собакой, буквально на доли секунды не успевая за ней...
  
   Мотя ударом приклада сбивает мужика с ног... Собака скрывается за "языком" бархана... Краем глаза замечаю какое-то движение слева... по склону бархана от нас бежит ещё одна псина... здоровенный алабай... ему не повезло... выстрел... изогнувшись на лету, будто пытаясь схватить клыками невидимое существо, ужалившее его в спину, собака падает... вторым выстрелом добиваю... до спасительного края бархана ему не хватило метров двадцать...
  
   Ещё левее, за Мотиной спиной, метрах в ста вижу исчезающую за барханом спину ещё одного пса...
  
   Быстро осматриваюсь... тишина... никого... ничего... Меня слегка трясет... в основном, от злости...
  
   Пинками поднимаем мужика... жестами показываем направление движения... Мотя конвоирует мужика, я, постоянно оглядываясь, веду ишака...
  
   Мы на позиции... по рации сообщили о задержанном, теперь ждем... При досмотре у мужика нашли пояс, набитый деньгами, и блокнот с какими-то записями...
  
   Подъезжает БТР... капитан с опергруппы и переводчик... докладываем подробности "задержания", предъявляем пояс, тетрадь и ишака...
  
   Капитан начинает опрос...
   Мужик, оказывается, не простой... купец... здесь якобы по делам... собаки тоже не простые... охранные, специально обученные... с оружием ездить опасно, могут и убить, не разбираясь, он собак использует для защиты от ограбления... эта гнида набралась наглости и стала жаловаться "командору" что его, оказывается, избили...
  

0x01 graphic

  
   Не выдержав, я поинтересовался, почему при осмотре, зная, что его собаки готовятся напасть, он их не остановил...
  
   Капитан, с одобрением взглянув на меня, кивнул переводчику: "Переводи"...
   Услышав вопрос, купец засопел и, отведя взгляд, стал что-то бормотать... Капитан и переводчик засмеялись...
  
   "Что он говорит?" - попробовал поинтересоваться я...
  
   Проигнорировав мой вопрос, капитан, вполне добродушно похлопав купца по плечу, повернул его спиной к себе и деловито связал ему руки... Купца затолкали в нижний люк БТРа...
  
   "Осла потом в кишлак загоните, чего животине зря пропадать..." - с этими словами капитан влез на БТР - "Поехали"...
  
   Пыль медленно осела... Делать опять было нечего...
  
   Ночь прошла без приключений... Утро...
  
   Новое задание... Я уже упоминал, Таш-Гузар большой по протяженности кишлак, но назвать его густонаселенным сложно... Дома, в отличие от крупных кишлаков и городков, располагаются на значительном удалении друг от друга...
  

0x01 graphic

  
  
   Нам предстоит прочесать ближнюю к нам окраину... даже не окраину, а какой-то отдельный хутор... дворов двадцать-тридцать...
  
   Медленно продвигаемся... Осматриваем всё... Сараи, дома...
  
   Захожу в очередной двор... Перед домом в легкой задумчивости стоят Мотя, Жека и кто-то из молодых... Под навесом, возле входа в дом, абориген... чуть старше нас... в руке топор... на лице отчаянная решимость...
  
   "Что тут у вас?" - интересуюсь я
  
   "Да вот" - Мотя стволом автомата показывает на аборигена - "Не дает войти в дом"
  
   "Ну и?"
  
   "Да вот спорим... Я предлагаю ему в ногу стрельнуть, а Жека в руку или вообще завалить"
  
   "Да ладно вы... я сейчас и так у него топор заберу... Держи..."
  
   Я отдаю автомат, снимаю ремень с подсумком... Захожу под навес... Молодой афганец стоит, прижавшись спиной к стене и сжимая топор двумя руками...
  
   Делаю обманный выпад... абориген машет топором... Мотя, с криком: "Мурзик, отойди!" стреляет ему под ноги... Я останавливаю его... "Не мешай!"...
  
   Ещё один выпад... парень поднимает топор... ловлю его на противоходе... бросок через себя... в полете перехватываю руку с топором... топор падает на землю... следом за ним тяжело падает и мой "противник", я, стоя над ним, выворачиваю ему руку, фиксируя его на земле... топор ногой отбрасываю в сторону...
  
   На выстрелы подтягивается ещё несколько человек... среди них Бах... теперь можно узнать, почему он не впускал нас в дом...
  
   Кстати, в доме -- молодая женщина, похоже, жена этого парня...
  
   Бах подтверждает... жена... беременная... и этот придурок из-за неё нас и не пускал...
  
   Отпустив этому придурку пару подзатыльников, прошу Баха перевести: "Нам ни он, ни его жена не нужны... Мы душманов ищем... Но если он ещё раз такое сделает... то рискует получить пулю... в руку... или в ногу... или в голову... Пусть лучше этой головой думает..."... может быть в будущем это сохранит ему жизнь... проческа ведь явно не последняя...
  
   Бах переводит... Парень что-то горячо отвечает... Дискуссия затягивается... Наконец, Бах освобождается... Парень, кланяясь и что-то бормоча, пятится назад...
  
   Идем дальше... Бах рассказывает: "Парень был уверен, если "шурави" увидят его беременную жену, то с ней обязательно случиться несчастье... какой-то "добрый" человек его в этом убедил..." Но, вроде бы, Баху удалось объяснить парню, что единственное несчастье, которое могло случиться с ней -- это стать вдовой из-за чересчур ревностного отношения супруга к своим "обязанностям", и что он уже должен быть благодарен "шурави", что его не убили, а просто вывернули руку... и он свою благодарность и продемонстрировал... поклонами и извинениями... Ну что тут скажешь? Недаром у Баха дедушка толкователь Корана...
  
   На мой вопрос "Какой такой "добрый" человек чуть не подставил парня? Уж не местный ли мулла?", Бах, даже не запнувшись, сообщил, что он не вполне понимал парня и поэтому ему трудно сказать, кто это был... Да... всё-таки не зря у Баха дедушка толкователь Корана...
  
   Очередной двор... Осматриваем... под навесом сидит старый бабай... бросив на нас несколько взглядов, он вдруг обращается к Бахтиору... Бах что-то отвечает... сначала нормально, потом слегка ошарашенно... дед улыбается...
  
   "Что случилось?"
  
   Бах: "Дед спросил меня, откуда я родом... Я ответил -- Ферганская долина, Андижан... Тогда он спросил, знаю ли я где кишлак (какой-там)... Я ответил -- конечно, знаю, совсем рядом с моим домом... Он спрашивает, может быть, я слышал, живут ли в кишлаке ... (назвал фамилию)... А я не только слышал, я таких знаю... Дед заулыбался и попросил, когда вернусь домой, передать привет от ..... брата ..... "
  
   Я подошел к деду... посмотрел в глаза и спросил: "Басмач?"... дед пожал плечами, отвел взгляд и что-то ответил... Бах перевел: "Давно уже здесь живу"... и ещё минут десять трепался с дедом... судя по всему, Бах не удержался и рассказал "земляку" про лошадь и ишака, оставленных нами на окраине... не успели мы выйти со двора, как оттуда же выскочили два пацаненка, лет десяти, и бегом рванули в направлении оставленных нами позиций... о деде, толкователе Корана, я уже вспоминал...

0x01 graphic

  
   Без новых приключений заканчиваем проческу... По рации команда: "Сворачиваемся... всем двигаться к месту высадки"...
  

0x01 graphic

  
   Через час с борта катера, бодро рассекающего мутные воды Аму-Дарьи, мы наблюдаем как, подняв тучи пыли, мангруппы уходят в сторону Хайратона...
  

0x01 graphic

  
   Кстати... о "новинках": вода с обеззараживающими таблетками -- редкостная гадость... даже в сильную жажду...
  
   Мы в отряде... До ужина ещё часа три... Успеваем помыться...
  
  

Кальдар

  
   Прошло около недели...
   БТРщики по прежнему не вылезают из парка, приводя в порядок машины... Остальным чуть полегче... Выезд в Таш-Гузар явно успокоил Александрова и, наверное, руководство отряда: застава в боеспособном состоянии... спортивных "мероприятий" и стрельб заметно поубавилось...
  
   ...Через несколько дней выезд...
  
   Кальдар...
   Собираемся...
  
   С одной стороны, сборы не долгие... кроме оружия собирать особо нечего...
  
   С другой стороны... после Таш-Гузара мы вдруг осознали катастрофическую утерю практически всего "походно-окопного" реквизита.
  
   За время Айваджского "сидения" утеряно, выброшено за ненадобностью, использовано на другие нужды или пришло в негодность многое: неизвестно куда делись куски брезента, в обязательном порядке бывшие в каждом БТРе (для обустройства "окопной" жизни), точно так же "испарились" кастрюли, чайники и сковородки... я даже не упоминаю о кружках и ложках... редко у кого в рюкзаке сохранилась ложка из нержавейки... в солдатской столовой ложки только алюминиевые или дюралевые... вы когда-нибудь пробовали есть сухпай такими ложками? и не советую... алюминиевые просто гнуться, а дюралевые ещё и могут сломаться... но не это главное... главное то, что их почему то намного сложнее содержать в чистоте... с "нержавейкой" как: сполоснул (намочил) несколькими каплями воды... протер чистой тряпочкой... перед едой процедуру повторил... и все в порядке... а алюминий или дюраль? - чем больше трёшь, тем, кажется, грязнее становятся...
  
   В неизвестность канула часть рюкзаков... обычных "гражданских" рюкзаков, в изобилии бывших на заставе... рюкзак удобнее, прочнее и вместительнее армейских вещмешков... они обычно "переходили по наследству" от дембелей, но из-за невостребованности в Айвадже их, скорее всего, забыли в каком-нибудь углу "вещевой" палатки...
  
   О таких вещах как бушлаты и ватные штаны упоминать даже не хочется... Почему? Отвечу...
  
   "Пограничный" бушлат очень хорошая и практичная вещь... начиная с того, что он имеет меховой воротник, манжеты с резинкой и клапан (полоска плотной мягкой ткани, пришитая на внутренней стороне полки?? и застегивающаяся в противоположную сторону) от ветра... верх бушлата - из тонкой непромокаемой ткани... из такой же ткани и капюшон, который при необходимости легко прячется в воротник... Легкий, теплый и удобный... Есть только одно "но"... Эти бушлаты у нас на заставе с момента её образования... с 1979 года... четыре года... четыре зимы... по окопам... больше всего страдают полы и рукава... Рукава, от локтя до манжета, штопаны-перештопаны несчетное количество раз...
  
   Я даже не упоминаю о целой куче мелочей, вроде бы и не обязательных, но существенно облегчающих походную жизнь...
  
   К примеру: обычная банка с кашей или тушенкой... открыть её, в сущности, не проблема, был бы нормальный нож... с одной стороны, штык-нож -- обязательная часть амуниции, голодным не останешься, с другой стороны, штык-ножом банка открывается неаккуратно, есть неудобно... да и таскать с собой штыкарь не всегда охота... тяжелый...
  
   Казалось бы, в чем вопрос... в состав сухпая (сухого пайка): две банки каши, одна банка тушенки, одна баночка сгущенки и пачка галет или сухарей, обязательно входит маленький ключ-открывалка... удобный и компактный... Но... индивидуальные сухие пайки у нас -- большая редкость... Свои "пайки" мы получаем ящиками... обычно, отдельно на каждый БТР (отделение)... перловка с мясом, гречка, рис, тушенка, сгущенка... в ящиках "открывалок" нет...
  
   Кстати, ещё одна "проблема": раньше в каждом БТРе обязательно был небольшой запас продуктов: макароны, картошка, лук, соль, сахар, масло (хлопковое, другого, к сожалению, не было), те же каши и тушенка из сухпая... сэкономленное в предыдущих поездках... Сейчас нам приходилось все начинать с нуля...
  
   Наконец, выезд... БТРы готовы ещё с вечера... Сразу после подъема идем в столовую... Быстро перекусив, возвращаемся в казарму... Через пятнадцать минут мы, погрузившись на БТРы, готовы к выезду... Проходит час... мы все ещё в отряде... чего то ждем... Выезжаем ещё минут через сорок...
  
   Короткая поездка от отряда до Хайратонского моста... Мы здесь не были почти десять месяцев... Поменялось многое... В первую очередь мост... Раньше мы ездили по понтонному...
  
   Теперь готов новый... "мост Дружбы"... стационарный... с железнодорожной колеёй...
  
   Новости не заканчиваются...На площадке перед мостом БТРы останавливаются... строимся возле БТРов... нас "посчитали" и проверили по списку... Можно ехать дальше...
  

0x01 graphic

  
   Переезжаем мост... Возле обтянутой маскировочной сеткой беседки, с табличкой "для военнослужащих, отбывающих в СССР", человек десять "шуруповских" дембелей... в расшитых парадках... с "дипломатами"... лица наших "осенников" заметно погрустнели...
  

0x01 graphic

  
   - Твоюмать... "годки" уже домой едут... - Мотя провожает дембелей взглядом...
   - Мотя! Не расстраивайся! - хлопаю Гешу по спине... - ещё каких то полгода, и ты поедешь...
   - Да пошел ты... - Мотя отворачивается...
  
   За мостом сворачиваем налево... мимо заставы охраны моста (четвертая застава Первой ММГ), вдоль берега Аму-Дарьи, поднимая тучи пыли, выезжаем за пределы Хайратона... останавливаемся... ждем... Первую и Вторую мангруппы...
  
   Раньше мангрупп подъезжает колонна сорбосов... несколько грузовиков и три БТРа... "шестидесятки"... как у нас... с ними машина "царандоя" (народной милиции) и, похоже, несколько ХАДовцев (госбезопасность)...
  
   БТРы останавливаются рядом с нами... Ждем манруппы... Сорбосы бродят вокруг... За ними нужен глаз да глаз... при первой возможности что-нибудь попытаются стащить... в первую очередь, лопаты и пилы, закрепленные на броне БТРа...
  
   Приближается облако пыли... Мангруппы...
  
   Колонна останавливается ... Напротив нас - БТРы Первой мангруппы... На броне - несколько знакомых... с учебного...
  
   Странно... на наши приветственные крики - никакой реакции... точнее, какая то странная реакция: смотрят... отворачиваются... ни тебе приветственного взмаха руки, ни улыбки узнавания... Что за .....?
  
   После того, как, не выдержав, кто то из наших, спустившись на землю, подходит к БТРам Первой мангруппы, ситуация проясняется: нас приняли за сорбосов... и это неудивительно... рядом с нашими видавшими виды "шестидесятками" стоят такие же БТРы сорбосов, а припорошенные пылью наши старые потрепанные бушлаты резко контрастируют со свежими камуфлированными бушлатами ребят с мангруппы...
  
   Колонна трогается...
  
   ...Кальдар... слева - река, справа, в полутора-двух километрах от реки, стена высоких песчаных барханов... в этом узком промежутке, в зеленой зоне между рекой и песками расположен кишлак...
  
   Колонна движется у подножия барханов, огибая кишлак... где то на этих барханах мы сидели прошлой осенью... на последней операции перед Айваджем...
  
   В воздухе над кишлаком две пары вертолетов... гарантия того, что сбежать из кишлака не получиться ни у кого...
  
   Перед нами низина, густо поросшая тростником... едем через тростник...
  
   Перескочив мелкий арык, выезжаем на равнину, поросшую кустами саксаула... вдоль арыка - тропинка, на тропинке - мужик на осле... увидев выезжающий из зарослей БТР, мужик скатывается с осла, перепрыгивает через арык и скрывается в зарослях... БТР резко тормозит, кто то пускается вдогонку за мужиком, я бегу к ослу... ничего предосудительного: в одной сумке медный кувшин с мешочком зеленого чая, в другой - дыня! Большая, овальная, с темно-зеленой шершавой потрескавшейся коркой... Беру! Мужику явно не пригодится... если поймают, а если не поймают, то тем более... думаю, за ишаком он возвращаться не станет, по крайней мере, сегодня-завтра...
  
   Погоня возвращается... ни с чем... не удивительно, имея почти сто метров форы потеряться в зарослях тростника - не проблема... скорее всего, беглец уже дома...
  
   ...Занимаем позиции... окраина кишлака... окопавшись, решаем пообедать. Для приготовления чая используем трофейный кувшин и трофейную же заварку. Чай оказывается выше всяких похвал... желто-оранжевого цвета, ароматный, маленькие шарики заварки раскрылись в крупные листья... на десерт - дыня... от первого прикосновения ножа наша дыня трескается... почти по всей длине... и вдруг оказывается... арбузом... ярко-красным, сочным и сладким-сладким...
  
   Недалеко останавливается "агитационная" БРДМ... из установленных на башне динамиков звучит речь... представитель "местной" власти несколько раз повторяет какое то объявление... БРДМка уезжает... через какое то время издали снова доносится повторение...
  
   У нас в "тылу" несколько домов, стоящих на отшибе... получаем приказ: "Проверить... Всех мужчин в возрасте до сорока лет, задерживать... собрать в одном месте... подъедут ХАДовцы, разберутся"...
  
   "До сорока лет"... все-таки "веселые" у нас командиры... Как на глаз определить их возраст, если они, в большинстве, в двадцать пять выглядят на все пятьдесят?...
  
   Несколькими группами осматриваем территорию... Прибрежные кишлаки сильно отличаются от обычных... Сказывается близость реки... арыки, канавы, заполненные текущей водой... много зелени... возделанные поля... сады... большие, старые деревья... Инжир, абрикос, шелковица, алыча... гранат... ещё какие то кусты...
  
   Я, Полупан и Мотя с парой молодых заходим во двор...
  
   "Стандартная", П-образная постройка: посредине - жилая часть, правое крыло - сараи для хранения запасов, левое - загоны для скота... между ними - "хоздвор"... "парадный" вход - с другой стороны жилого помещения... Там же обычно располагается "летняя" кухня и место для отдыха или еды...
  
   ...Под огромной шелковицей, бросающей тень на половину открытой площадки перед домом - несколько легких построек (шалашей) из тростника... каждый - метров пять диаметром... Вход завешен куском разноцветной ткани... Тихо подхожу к первому шалашу... Держа автомат наготове, отдергиваю занавеску, нагнувшись, заглядываю внутрь...
  
   ...Пол застелен ковром, у стены, справа, пара деревянных ящиков, с кованными уголками, накладками, ручками... слева - сложены какие то вещи... напротив входа, у дальней стены - что то, похожее на спальное место... посредине - кучки разноцветной шерсти, сваленные на циновку... За этой шерстью, лицом ко входу, сидит девушка... молодая женщина... лет двадцати пяти... без паранжи... Бросив взгляд на открывшуюся занавеску, она, быстро опустив глаза, продолжает перебирать шерсть... Я замер... длинные, черные, вьющиеся волосы, спадающие на плечи... огромные миндалевидные глаза с длинными ресницами... тонкая белая кожа... даже не белая, о такой говорят: "кровь с молоком"... ощущение, будто сквозь эту кожу заметна пульсация крови... встретить здесь, на краю света, в афганской глуши "эталон" восточной красавицы... я сплю?
  
   "Мурзик! Валить?!" - слышу я у уха шепот Моти... Он справа от меня... вне зоны видимости из шалаша... Его понять можно... он же не видит того, что вижу я... в его реальности, скорее всего, я засунул голову в шалаш и замер... наткнувшись на направленный на меня ствол... меня надо спасать...
  
   Я отрицательно качаю головой... до меня доходит, что Мотя этого не видит... "Нет" - говорю я внезапно охрипшим голосом - "Не надо... Все в порядке... Смотри сам..." - и делаю шаг внутрь шалаша... За что удостаиваюсь ещё одного быстрого взгляда огромных темных глаз...
  
   Обхожу вокруг, ткнув стволом автомата, для порядка, в кучу вещей... никого... Мотя заходит следом: "... твою мать!!!"...
  
   Стоим... Мотя справа, я слева... она, так же не поднимая глаз, сидит неподвижно, и только руки быстро перебирают, сортируют шерсть...
  
   Выходим из шалаша... Мотя закуривает... Молча стоим... "Ведь не поверят" - приходит в голову мысль... - "Позовите наших... Жеку, Саню..., кто ещё рядом"... - обращаюсь я к молодым... Те убегают...
  
   Заглядываю в соседний шалаш...
  
   "Контрольный" выстрел... Ещё одна... моложе на пару лет... кормит грудью ребенка... увидев меня, непроизвольно крепко прижимает к себе малого... тот начинает недовольно сопеть... поспешно задергиваю занавеску... "Черт!!! Неужели мы такие страшные??!"...
  
   Итог: во дворе шесть!!! шалашей... в пяти из них - девушки... возраст: от пятнадцати до двадцати пяти... как будто "сделанных" в одной "форме"... в шестом - страшная старуха... когда мы, слегка ошалевшие от увиденного в пяти предыдущих шалашах, сунулись в шестой, эта бабка, до этого момента мирно спавшая в углу своего шалаша, пулей вылетела из него... по очереди заглянула во все шалаши... наорала на сидящих девиц и, в позе караульного, застыла во дворе...
  
   "Где хозяин?" - поинтересовался я (сейчас уже и не вспомню, как это звучит на узбекском)... Старуха что то начала рассказывать, воинственно размахивая руками и показывая на шалаши с девушками...
  
   "Не по теме..." - понял я и, скорчив рожу, неожиданно заорал - "Где хозяин? Быстро!!!"
  
   Старуха опешила и заткнулась... Мотя успел заметить, как при этом старуха непроизвольно дернулась куда то влево... за дом...
  
   Точно... за домом, на наполовину вскопанной площадке валяется кетмень... метрах в десяти от него начинаются густые заросли какой то растительности, отдаленно напоминающей кукурузу... стебли ещё не успели стать на свои места после чьего то бегства...
  
   Минут через пять молодежь выволакивает из зарослей хозяина... мужик... лет сорока... невысокий... с грушевидной фигурой... гладкие, толстые щеки, тонкий крючковатый нос, кончик которого почти соприкасается с верхней губой... отвисшая нижняя губа... явное сходство со старухой... наверное, сын...
  
   "Чего прятался?!" - кто то отвешивает мужику затрещину...Тот испуганно съеживается...
  
   Глядя на это страшное чмо, вдруг понимаю, что мне очень хочется дать прикладом по его гладкой роже... по ребрам... по рукам...
  
   Искренне удивившись... мне, вроде бы, не свойственна беспричинная агрессия... начинаю анализировать ситуацию... хотя... что тут анализировать... "жаба" задавила... мы... здоровые молодые мужики, бегаем здесь, как гончие псы... кого то ловим... от кого то отстреливаемся... по кому то стреляем... а в это же время, в этом же самом месте, кто то абсолютно спокойно наслаждается всеми радостями жизни... в том числе и сексуальными... в компании таких женщин... ну и как не дать ему в морду? Хотя бы для моральной компенсации...
  
   Очевидно, подобные мысли крутятся не только в моей голове... После нескольких ударов мужик летит на землю...
  
   "Гоните его на место сбора" - Мотя молодым...
  
   Идем дальше... настроение испорчено...
  
   Следующий двор... Перед домом старый бабай колдует возле какой то конструкции... что то вроде большой этажерки... между четырьмя столбами горизонтально закреплены листы металла... штук шесть-семь... через пятнадцать-двадцать сантиметров... на листах - шелковица... белая, черная (темно-синяя), розовая... крупная... ягоды длиной с большой палец... и такие же по толщине... ага... это сушка для ягод и фруктов... на разных листах - шелковица разной степени готовности... спросив у деда разрешение, пробую... что сказать... мед после этого - просто безвкусная несладкая густая субстанция... и я не преувеличиваю... Всем своим видом выражаю удовольствие... это несложно... Дед довольно улыбается и делает знак: бери ещё...Лезу в рюкзак... достаю котелок... показываю деду: столько можно? Он кивает... Подхожу к этажерке...дед энергично трясет головой и протягивает руку... Нет?! Сам?!
  
   Да! Просто я не заметил... сбоку от сушки стоит ящик с готовой "продукцией"... вместо пары пригоршней, как я планировал, дед набивает полный котелок... благодарю... прячу увесистый котелок в рюкзак... Догоняю Полупана с Мотей...
  
   ... В наши "сети" попало несколько человек... Ждем, когда за ними приедут...
  
   БТР и грузовик с афганцами... Пара ХАДовцев, царандой, сорбосы...
  
   Оказывается, кроме выявления "нежелательных" элементов, мы участвуем в "призывной компании" в местные вооруженные силы... Согласно конституции, каждый афганец в возрасте до 40 или 45 лет обязан отслужить определенный срок в армии. По окончании службы, отслужившему выдается справка, где и когда он проходил службу. Эту справку необходимо беречь, как зеницу ока... потому что без неё, на вполне законных основаниях, могут забрать служить снова... во второй, или даже в третий раз...
  
   Среди "наших" - два "призывника", остальных отпускают по домам... Наш "знакомый" с синяком задержан... будут разбираться почему прятался и пытался сбежать...все документы в порядке...
  

0x01 graphic

  
   Операция продолжается ещё двое суток, но теперь наша роль заключается только в блокировке: никого не впускать и не выпускать... поэтому... днем спим, ночью бодрствуем...
  
   Наконец... "Сворачиваемся!"
  
   Наши "пожилые" БТРы не выдерживают испытание песками... У одного "летит" полуось на третьем мосту, и не просто "летит", а каким то образом заклинивает колесо... Поэтому, снятое колесо совместными усилиями забрасывается на верх БТРа... тросом с лебедки цепляется и приподнимается мост (чтобы на волочился по земле)... Поехали... Через время новая напасть... на нашем БТРе отказало сцепление... при переключении передач коробка издает звуки, очень похожие на боевой клич слона... если закрыть глаза, то, учитывая плавное покачивание БТРа на неровностях дороги и клубы пыли, висящие в воздухе, ощущаешь себя каким то древним индийским воином в походе и на слоне...
  
   По Термезу ехали, как после битвы... грязные, "израненные"... самим противно...
  
   Наконец, отряд...
  
   БТРы останавливаются напротив плаца... начинаем разгрузку...
  
   Не прошло и пяти минут... какой то подполковник... Александрову... "Капитан, постройте людей"...
  
   Строимся... Подполковник толкает речь... Со все возрастающим недоумением и раздражением мы слушаем его высокопарные слова о "высоком доверии Родины", интернациональном долге, о том что мы являемся "лицом" Родины, что по нашему внешнему виду наши афганские "друзья" судят о нашей великой Родине...
  
   Наконец, кто то не выдерживает...
  
   "Если мы лицо Родины, то какого х..ра нам дают не новые, а б/ушные бушлаты и обмундирование выдают, как и у отрядских подразделений? Ты новые дай, а потом с речами выступать будешь"... Жека...
  
   Судя по всему, Жекина фраза вгоняет подполковника в кратковременный ступор... Александров, бросив на Жеку "одобряющий" взгляд, начинает что то говорить подполковнику...
  
   Через пару минут: "Продолжайте разгрузку"... подполковник уходит...
  
   Александров: "Сергиенко... твою мать!!! Ты когда-нибудь думать будешь, кому и что говорить..."
  
   Хорошо что Жека его не послал... оказывается, это новый начальник отряда... относительно новый... Он командует уже с месяц, просто мы с ним ещё не встречались... "не совпадали по времени"...
  

ШМОН

  
   День начался как обычно: подъем, зарядка, утренний осмотр, завтрак...
  
   А вот после завтрака началось что то странное:
   "Выходи строиться!" - эта команда прозвучала минут через пять после возвращения с завтрака, когда мы, не спеша, готовились к "утренним посиделкам" - политзанятиям. Выйдя из казармы, я увидел, что мы не одиноки - на плацу строились все подразделения отряда, а чуть в стороне кучковались офицеры.
  
   "Что-то случилось, и, наверное, что-то серьёзное" - эта мысль первой пришла в голову. Но произошедшее потом вообще не укладывалось в голову - в строй поставили и дневальных, и дежурного по заставе - в казарме ни осталось НИКОГО!!!
  
   С нарастающим недоумением, пытаясь понять происходящее, я обратил внимание на соседей - роту связи, стоявших невдалеке - нездоровое оживление, какой то глухой ропот... Прислушавшись, я услышал повторяющееся слово: "Шмон! Шмон!!!" Более менее стало понятно - будет какая то очередная проверка. Проведя мысленную ревизию содержимого карманов, я успокоился - ничего предосудительного нет...
  
   Действительность оказалась намного страшнее: когда все, наконец, построились, группа офицеров, стоявшая в стороне, во главе с начальниками штаба и политотдела, направилась к казарме и скрылась в помещении автороты. Через пару минут туда промаршировала и сама авторота во главе с командиром.
  
   "Досмотр личных вещей! Проверка содержимого тумбочек, вещмешков!" - объяснил мне годок с роты связи, разговаривать уже было можно - на плацу остались только командиры подразделений, все остальные офицеры были в казарме...
  
   - "Что ищут?"
   - "Всё неуставное!"
  
   От этих слов стало реально страшно, а по мере осознания размеров возможной катастрофы становилось всё страшнее: о чем переживать отрядским - что у них неуставного? Ну, пару фоток возле системы, гражданская одежда для "самохода" - это же мелочи - в худшем случае, трое-пятеро суток "губы"...
  
   А вот у нас...По мрачным лицам своих товарищей я понял - все думают об одном - что делать?
  
   Практически у каждого, не считая молодых, им ещё не положено, в рюкзаке, в тумбочке, под матрасом, кроме фотоаппаратов и фотографий с той стороны, потеря которых уже была бы маленькой катастрофой, были какие либо сувениры, как, например, афганские монеты и купюры различного достоинства (для "дембельского" альбома), часы, очки и т.п. предметы, наличие которых у солдат объяснялось, с точки зрения Особого отдела, двумя скупыми словами: мародерство и грабёж. А это посерьёзней чем "губа", при наличии желания особисты могли любого упечь в дисбат.
  
   Стоя на плацу, в ожидании нашей очереди, я, в очередной раз вспоминал, что где лежит: фотоаппарат... по счастливой случайности - в БТРе, фотки - в матрасе и вещмешке, фотопленки - в вещмешке, в носке, несколько купюр - 5, 10, 20, 50 афганей - где они?
  
   "Твою мать!!! У меня же в вещмешке лежит "Коран"!!!", который я "выменял" во время последнего выезда по заказу сержанта-сверхсрочника с отрядской столовой. В Термезе "Коран" можно было продать за достаточно большие деньги - от 150 до 500 рублей. "Мой" тянул рублей на 200, сержант забирал за 120, все довольны..., но не сейчас же!!!"
  
   Время шло... Проверили автороту..., инженерно-саперную роту..., роту сопровождения поездов...
  
   Настала наша очередь...
  
   Инструктаж на плацу: "заходите в спальное, каждый останавливается в проходе возле своей кровати, ничего не трогать!, вещи предъявлять по команде подошедшего офицера. Пошли..."
  
   Заходим... Нас уже ждут. В коридоре стоит группа офицеров, окидываю глазом - особо вредных (гнидистых) - двое: старлей с клуба и капитан с интендантской службы, может, повезёт?!
  
   Спальное помещение состоит из двух частей: в правой расположились осенники, левая - наша, весенников, вход - посредине. Напротив входа - кровать нашего молодого - Пупка. С неё и начинают осмотр...
  
   Гаденько ухмыляясь, капитан - интендант откидывает матрас в ногах кровати и отцепляет висящий там вещмешок. Взвесив его в руке - "Увесистый!", капитан берёт мешок за нижние углы и вываливает содержимое на пол...
  
   Сделаю маленькое отступление - по Уставу личные вещи военнослужащего хранятся в тумбочке и в вещмешке, который вешается в ногах кровати снизу под матрацем. Так и есть во всех отрядских подразделениях. Но, в отличии от отрядских подразделений, у нас на заставе было заведено иметь ДВА вещмешка: один с личными вещами, который мы вешали в головах кровати, и, второй, так называемый "тревожный", в котором лежал запас на случай внезапного выезда: сухпай на пару-трое суток, запасные портянки, пара газет, спички, ну, и, конечно, боеприпасы: патроны и гранаты в количестве, ограниченном физическими возможностями и фантазией владельца...
  
   Именно такой вещмешок и схватил капитан. Мы все замерли в предвкушении...
  
   ... На пол ручейком полились патроны, с глухим стуком вывалились и покатились в разные стороны банки с кашами и тушенкой, гранаты Ф-1 с запалами и без...
  
   Реакция офицеров была интересной: пару человек, стоявших сзади, не растерявшись, нырнули за двери, кто-то дернулся, отворачиваясь, стоявшие в "эпицентре" замерли, кое-кто побледнел. Через несколько секунд, придя в себя, зам начштаба капитан Иванов заорал: "Боец! Это что за хе-ня?"
  
   "Тревожный мешок" - искренне недоумевая, из-за чего крик, невозмутимо ответил Пупок.
  
   Явно борясь со спазмом, перехватившим ему дыхание, Иванов начал поворачиваться в сторону начальника заставы.
  
   "А я вам докладывал - нам не хватает помещений для хранения имущества" - встретившись глазами с Ивановым, быстро проговорил Александров. Последовала пауза. Через минуту-две овладевший собой Иванов проговорил: "Боец, надо было предупредить!"
  
   "Продолжайте осмотр" - дал команду офицерам, кивком головы подозвал Александрова и, вместе с ним, вышел в коридор.
  
   Процесс пошел... С огромной радостью я увидел, как старлей с кэпом свернули в правую половину. Шансы на благополучный исход стремительно росли. Стою, жду своей очереди...
  
   И вот ОН, момент истины... Ко мне подходит майор Мартынюк, начальник стрельбища, нормальный дядька, во время тренировочных стрельб мы с ним неплохо общались, да к нашей заставе он относится вроде бы неплохо... Но, в то же время, посреди прохода валяются несколько порванных им фотографий.
  
   "Ну, что там у тебя, доставай" - проговорил он, перегораживая собой проход между кроватями.
  
   Я вытащил вещмешок, раскрыл его и стал подавать ему вещи: стопка писем от родных и друзей, пустые конверты, небольшой флаг - подарок моряков - пограничников с Айваджа, ещё какие то вещи. А в голове параллельно две мысли: "Куда я все-таки засунул афгани? Не дай Бог, сейчас сам их ему в руки вручу!" и вторая: "Что делать с Кораном?" Он у меня небольшой, размером с карманный блокнот, лежит завернутый в носовой платок...
  
   "Карманный блокнот?!!! А что если???" - от пришедшей в голову мысли стало жарко и холодно одновременно.
  
   "А почему нет?" - продолжил я внутренний диалог - "Хуже все равно не будет! А вдруг выгорит?!"
  
   И я решился... Бросил взгляд по сторонам - никто за нами не смотрит, все заняты... Лезу в мешок, достаю белый сверточек и, глядя в глаза, протягиваю майору со словами: "Товарищ майор, возьмите, может, пригодится".
  
   Он не спеша разворачивает платок, бросает взгляд на содержимое... по сторонам... небрежным движением заворачивает и засовывает в карман брюк!!!!
  
   Крутнув головой и улыбаясь в усы, как бы говоря "Ну, ты ...!!", спросил: "Что ещё?"
  
   "ТАКОГО!!! - ничего!" - ответил я - "фотографии, пленки"...
  
   "Ну, ладно!" - сделав вид, что заглядывает в мешок, проговорил он - "Всё, собирай вещи!" и, не спеша развернувшись, пошел дальше...
  
   Я сел, ноги не держали, по спине тек холодный пот, а в душе всё пело: "Пронесло!!!"
  
   Складывая вещи, я стал невольным свидетелем ещё одного "досмотра": в соседнем проходе Вовчик Грицай общался с молодым лейтенантом - химиком, недавно попавшему в отряд после окончания училища.
  
   В руках у лейтенанта была пачка фотографий, совсем недавно напечатанных Вовчиком. С любопытством ребёнка, увидевшего что то необычное, лейтенант рассматривал фотки и периодически спрашивал у Вовчика "А это что?" или "А это где?".
  
   Косясь по сторонам, вполголоса Вовчик объяснял, периодически тихонько прося: "Товарищ лейтенант, ну не так громко!" или "Да вы фотки высоко не поднимайте!"
  
   "Да, да, не буду" - соглашался лейтенант и тут же, забывшись, протягивал Вовчику очередную фотку.
  
   Наконец, Вовчик не выдержал: "Товарищ лейтенант, приходите хоть после обеда, хоть завтра, я вам и другие покажу, только давайте не сейчас!"
  
   "Хорошо!" - радостно согласился химик и, не удержавшись, похвастался - "А я на следующей неделе с вами в Мазари поеду!"
  
   Продолжения разговора я не услышал, подошедший капитан Шатохин, замполит комендантской роты, старый знакомый по "губе", со словами: "Долго ты тут ещё рассиживаться будешь?" буквально вытащил меня из прохода между кроватями и увлеченно принялся тиранить моего соседа Макса...
  
   Результаты шмона - отделались легким испугом... невосполнимых потерь нет... все пленки уцелели... а это главное...
  
   ... Прошло несколько дней...
  
   Прибежал посыльный... меня вызывают в Особый отдел...
  
   Слегка встревоженный, иду...
   Меня сразу проводят в кабинет... капитан... несколько минут разговор ни о чем... "Как служится?"... "Чем думаешь заниматься после армии?"... и, наконец, вроде бы, неожиданное, но, при этом, вполне прогнозируемое: - Нет ли желания помочь "органам"?
  
   - Да вроде бы и так помогаем... границу охраняем...
  
   - Ну... это в общем... а вот более конкретно...
  
   - Да чем же я могу ещё более конкретно помочь?
  
   - Можешь... если захочешь...
  
   - Может и захочу... только я пока не понимаю, чем? - всё я понимаю... меня "вербуют"... хотят сделать "информатором", а по простому - "стукачом"... интересно... с чего это вдруг они решили, что я на это соглашусь?
  
   - Чем? Ну вот хотя бы периодически рассказывать о происходящем на заставе... о нарушениях... не только солдат... но и офицеров... - похоже, мое отношение к предложению ясно отразилось на моем лице... капитан продолжил - ты, погоди с ответом... подумай... а пока ты будешь думать, давай фотографии посмотрим...
  
   Передо мной на стол ложится фотография...
  
   Смотрю... на фото - я... "айваджское" фото... возле шалаша углежогов... в чалме... "Откуда? У нас, вроде бы, ни у кого такое фото не изымали"...
  

0x01 graphic

  
   - Узнаешь?
  
   - А чего не узнать... Я...
  
   - А где это ты?
  
   Мозги соображают с повышенной скоростью... Быстро прикидываю расклад с точки зрения капитана: выход за систему... общение с "потенциальным противником"... кто ещё участвовал... в общем, примитивный шантаж... зря он так... я же все-таки не полный идиот, чтобы на такое "клюнуть"... появляется азарт и желание переиграть...
  
   Время тянуть нельзя... надо отвечать... и быстро...
  
   - Возле шалаша...
  
   - Возле какого шалаша?
  
   - Ну... возле этого... - я показываю на фото...
  
   - А где этот шалаш?
  
   - Так это мы возле "коммутатора" сделали... в нем не так жарко...
  
   - Так он и сейчас там? - оживляется капитан...
  
   - Нет... сожгли... ( мы действительно жгли старую осоку рядом с коммутатором)
  
   - А чалма откуда?
  
   - Да какая чалма? Бахтиер показал, как чалму сворачивать... сами сделали... правда, похоже? - Бахтиер действительно как то показывал, как сворачивать чалму...
  
   Капитан несколько секунд внимательно смотрит на меня...
  
   - Похоже... и даже очень... - он откладывает фотографию, и, как профессиональный картежник, выкладывает другую... "козырную"... - А это что?
  
   Фото совсем с другой пленки... На фото - снова я... в Хуштепе... какая ж сука так меня подставила? Откуда эти фото? Пленки, я точно знаю, на заставе...
  

0x01 graphic

"почти то" фото... только на том - я - крупным планом...

(не сохранилось...)

  
  
   - Ух, ты... я...
  
   - И где это ты?
  
   - Не помню...
  
   - Как это "не помню"?
  
   - Ну так... давно ж это было... почти год назад... точнее, не знаю... нам, молодым, названия кишлаков, где проводится операция, не всегда говорили...
  
   Капитан слегка опешил... подобного поворота он явно не ожидал... - Ты хочешь сказать, это прошлогодняя фотография?
  
   - Ну... когда сделана фотография я не знаю... но снимок точно прошлогодний... "доайваджского" периода... на какой то операции... кто то из дембелей меня сфотографировал... У меня такого фото нет... - с легким сожалением добавил я...
  
   Капитан какое то время задумчиво смотрит на меня... просматривает, уже без меня, ещё несколько фотографий... и, неожиданно улыбнувшись, выносит вердикт: - Свободен!...
  
   Я с облегчением встаю и иду к выходу...
  
   - Стой!...
  
   Останавливаюсь... жду...
  
   Капитан встает из-за стола, подходит ко мне...
  
   - На!... На память... - саркастически проговаривает он...
  
   У меня в руках то самое... "козырное" фото...
  
   - Спасибо, товарищ капитан...
  
   - Свободен!
  
   - Разрешите идти?
  
   - Идите...
  
   Возвращаюсь на заставу... меня ждут...наши... - Что случилось?
  
   Рассказываю о беседе... показываю фото... задаю вопрос: - Откуда у них эти фотографии?... начинаем разбираться...
  
   После недолгого обсуждения выясняется: один из наших товарищей решил напечатать фотографии... но, поскольку сам не умел, обратился за помощью к нашему годку с РСП, одногруппнику по техникуму... напечатали... и себе, и товарищу... чуть позже мы уточнили, да, действительно, у него эти фотографии и отобрали... во время "шмона"...почему сразу не рассказал? Не придал значения... не первый раз отбирают...
  
   В общем, ситуация оказалась поучительной во всех отношениях...
  

Таш-Курган.

Операция

  
   Куча новостей...
   Нас "переобули"... вместо наших видавших виды "шестидесяток" у нас теперь "семидесятки"... БТР - 70... семь штук... мощнее, быстрее, удобнее... ну и, само собой, они - НОВЫЕ!!!
  
   В связи с этим на заставе очередные изменения... старые БТРы вместе с водителями и наводчиками отправили в мангруппы, точнее, на заставы охраны моста в Хайратоне и Айвадже...
  
   На новые БТРы водителями посадили молодых осенников, наводчиками - частично молодые осенники, частично - наши "сыны"...
  
   Вернувшийся из отпуска Царь гоняет экипажи БТРов до седьмого пота... Кстати, Царь не просто съездил в отпуск... его айваджский "роман в письмах" подошел к логическому завершению... Царь женился...
  
   Но... нам от этого не намного легче... вредности в нем не убавилось... можно, конечно, заменить слово "вредность" на, например, "требовательность" или "ответственность"... но... с точки зрения солдата... "вредность" - наиболее соответствует ...
   Но... я отвлекся...
  
   Готовимся к выезду. Таш-Курган. Плановая операция. Осенняя "чистка"...
  
   Выезд, как обычно, с утра пораньше... Подъем в шесть... легкий завтрак... чай, хлеб с маслом, вареное яйцо...
  
   Рассаживаемся по БТРам... наш - замыкающий... с нами - Царь... он забрасывает на броню здоровенный рюкзак и занимает место справа от водилы... Построение колонны... с нами, как обычно, грузовики с боеприпасами, топливом, продуктами, стройматериалами и дровами... Выезжаем... таможня... мост... Наконец, мы на афганской стороне... Хайратон... время - около десяти утра.
  
   Дорога сворачивает в пески - спокойный участок - можно и поесть... выбираем из сухпая, кому что нравится... пробив в банках по паре дырок, через люк ставим банки на двигатель... греться... Конечно же, спросили и Царя... "Кашу? Тушенку? Нет! Не буду!"... Ладно...
  
   Банки нагрелись... все дружно принялись за еду... Царь, немного подумав, начал потрошить свой рюкзак... достает несколько заботливо упакованных пакетов... Бля!!! Укутанная в тряпку банка с толченой картошкой... ещё теплая... домашние котлеты... какие то пирожки... Аромат домашней еды щекочет ноздри... каша из баночки как то не вдохновляет... вполне понимаю Царя... Переглянувшись с Мотей, Жекой и Толиком, вылезаем на броню...
  
   - Как то не по-людски - начинает разговор Жека...
  
   - Ну да - соглашается Толик - что-то Царь чудит...
  
   - Да ладно - выступаю в роли защитника - человек после отпуска... женился, опять же... расслабился чуток... и забылся
  
   - Забылся... - великодушно соглашается Жека - значит, надо напомнить, пока совсем не сдурел...
  
   - Как напоминать будем? - Мотя быстро переходит к практическим вопросам...
  
   Минут пятнадцать мы обсуждаем план возвращения Царя к суровой реальности.
  
   Как добиться нужного результата? В результате мозгового штурма было найдено решение - через желудок... Расскажу подробнее:
  
   На операции основное питание это сухой паёк. Но... сухпай хорош день, максимум два... потом хочется чего то жидкого и горячего, и желательно, пару раз в день. Для этого в каждом БТРе есть необходимые вещи: пара кастрюль, паяльная лампа, вода, мешок картошки, лук, макароны... все это или выменяно в столовой или на складе, или там же украдено...
  
   Приготовление супа - процесс быстрый: паяльной лампой греется вода в кастрюле, несколько картошек, банка или две тушенки, столько же какой-нибудь каши... в результате - хороший супчик на шесть-восемь человек... плюс экономия сухпая... во второй кастрюле - чай или какао... если из дому сгущенку с какао кому-нибудь пришлют... в этот раз мне прислали...
  
   Офицеры питаются вместе с нами... каждый на своем БТРе... в этом и состоит "лечение": мы решили продержать Царя на сухпае всю операцию... еду готовили, когда он спал или уходил к Александрову... не возле БТРа, а на одной из позиций...
  
   Было забавно наблюдать как Царь, вернувшись от Александрова, спрашивает у Федюка: - "Что там с обедом?" и получает благодушный ответ: - "Та мы вже пойилы... вам яку кашу видкрыти?"(укр)... но это все позже... а пока...
  
   Колонна прибывает в Таш-Курган около часу дня... Честно говоря, я думал - ночевать будем в мангруппе, а с утра начнем блокировку, но нет...
  
   Через пару часов, закончив разгрузку колонны, мангруппа, вместе с нами, выходит из лагеря... грузовики под присмотром пары мангрупповских БТРов отправляются обратно... возле развилки их встретят БТРы с заставы Хайратонского моста, они в операции не участвуют...
  
   Над кишлаком кружит две пары вертолетов...
  
   Первая мангруппа, ждавшая на подходе, полукольцом охватывает кишлак со стороны пустыни, вторая, Таш-Курганская мангруппа, отрезает кишлак от гор. Наши позиции - дальний стык этих полуколец. Надо торопиться... БТРы летят... никакого сравнения со старыми "шестидесятками"... Съезжаем с дороги... поднимая тучи пыли, БТРы едут по полю. От езды по пашне ощущение, что между задницей и броней - воздушная прослойка... корпус дрожит мелкой дрожью, кажется, просто висишь в воздухе...
  

0x01 graphic

  
   Наконец, мы на месте. Занимаем позиции по обе стороны от БТРа... Скоро стемнеет, поэтому быстро осматриваемся.
  

0x01 graphic

  
   Справа - арык, густо заросший осокой, за ним - позиция соседнего БТРа, впереди - ровная, поросшая кустами саксаула и травой территория, метрах в шестистах заканчивающаяся постройками кишлака, слева - наш БТР, сзади - такие же заросли кустарников, метров через пятьдесят переходящие в обработанные поля... на краю зарослей - небольшая скирда сена или соломы...может, пригодится...
  
   Пока молодежь копает окопы, ставим сигналки, несколько штук... впереди и сзади.
  
   Молодежь проявляет инициативу: выкопав окопы, быстро смотались к скирде, притащили несколько охапок, бросили в окоп... мягче (и теплее!) будет спать.
  
   Решил опробовать "перину"... спрыгнул в окоп... ложусь... Твою мать!!! Как больно! В ногу впился острый шип верблюжьей колючки... в руку ещё один... Подскочил как на пружине...В чем дело?
  
   Молодежь - молодцы! Инициативные!!! Скирда оказалась не с сеном, и не с соломой, а с "дровами"... сухой верблюжьей колючкой... её используют как топливо...
  
   - Как же вы не покололись?
  
   - Так мы в бушлатах... и рукавицах...
  
   - Ну и как её из окопа убирать? Или новый копать будете?
  
   Последнее предложение явно не вдохновило молодежь... Решаем спалить... пока светло... заодно и есть приготовим...
  
   ... Размечтались... Что то пошло не так... вместо планируемого небольшого костра в углу окопа - колючка вспыхнула как порох... вся... огонь - метра два над землей... и это с учетом того, что глубина окопа - не меньше метра... хорошо, горело практически без дыма...
  
   ... затоптав оставшиеся угли, застилаем дно брезентом... вторым куском закрываем окоп сверху... внутри - тепло... спать будет комфортно...
  
   Смеркается... надо поесть... в небольшой ложбинке, в ямке, разводим огонь... благо, "дров" достаточно...
  
   Имевшейся у нас воды хватило на суп, на чай - нет... посылать кого то к БТРу - не вариант... там Царь. Кто то вспоминает - рядом арык... Таблетки пантоцида у нас есть, вдобавок, прокипятим... послали гонца... через несколько минут на костре - котелок с кипятком... выливаем туда банку сгущенки с какао...
  
   Похлебали супчика с сухарями... переходим к чаепитию... Мотя наливает себе в кружку какао... делает глоток... и, отплевываясь, вскакивает... с дикими матами...
  
   Присветив спичкой, видим: в котелке какая то густая зеленоватая жидкость с легким кофейным оттенком... сквозь аромат какао пробивается запах болота...
  
   - Котя! Ты где воду брал?
  
   - Как сказали - в арыке...
  
   - А она там какая?
  
   - Так темно... Я не видел...
  
   ... В общем, попили какао...
  
   Утром идем смотреть, из какого "козлиного копытца" Котя пытался нас напоить...
  
   Густая пюреобразная зеленая масса вместо проточной воды... Запах застоявшегося болота...
  
   Оказалось, арык перекрыт, а точнее - засыпан грунтом, чуть дальше...
  
   Оставшиеся пять суток однообразно скучны: днем спим, ночью бдим... без происшествий...
  

0x01 graphic

  
   Наконец, команда: - Сниматься!
  
   Пока собрались, доехали до лагеря второй мангруппы, потом, вместе с первой мангруппой до развилки, прошло часа четыре... до Хайратона - около часа, таможня..., дорога до отряда - ещё час-полтора... мимо обеда в отряде мы явно пролетаем... решаем перекусить...
  
   ... Наблюдая, как Царь неохотно ковыряется в банке тушенки (неделя всухомятку) Жека, уже умявший такую же, с легкой ехидцей замечает: "Что, товарищ старший лейтенант, после домашних пирожков тушенка не идет?"
  
   Царь, коротко взглянув на Жеку, молча продолжает ковыряться в банке...
  
  
   ... Прошло дня четыре... Колонна... в Мазари...
  
   Все как обычно... Ранний подъем, построение колонны, таможня, мост... За мостом - участок "дежурного перекуса"...
  
   - Кто что будет?
  
   Кто то заказывает тушенку, кто гречку или перловку... общий гомон перебивает Царь: - Отставить! Котляров! Давай сюда мой рюкзак! (мы ещё перед выездом обратили внимание на немаленький для одно-двухдневного выезда рюкзак)...
  
   Царь извлекает из рюкзака гору пирожков, ещё какой то снеди... банку с компотом... - Налетай!...
  
   На какое то время в БТРе устанавливается почти домашняя атмосфера... Молодой супруге Царя досталось много похвал и комплиментов... участвовали все... даже Федя из-за руля... кто то сравнивал пирожки с любимыми бабушкиными, кто то вспомнил, как готовит мама... Царь "цвел и пах"... В общем, мир был восстановлен...
  
   Ещё через пару дней... В отряде...
  
   Время - к обеду... Сидим на крыльце у входа в казарму... кто то курит, разговариваем... Вдруг! На дорожке - молодая женщина! Жена Царя... Узнали по фото... Поднимается на крыльцо... Слегка стесняясь от многочисленных внимательных взглядов: "Где мне найти старшего лейтенанта Крыжановского?"
  
   Тщательно подбирая слова, ей объясняют и показывают, как пройти в канцелярию...
  
   Пока она находится в канцелярии, народ в казарме даже разговаривает тихо...
  
   Наконец, она выходит... проходит мимо притихшего дневального... на крыльцо... возле нас останавливается: "Так это вы моего Сашу обижаете?"... с улыбкой...
  
   - Кто? Мы? Никогда! Да мы за него сами кого угодно обидим!
  
   - Ну, хорошо...
  
  

Госпиталь

  
   Утро... Проснулся с каким-то мерзким ощущением... В желудке какая-то революция... Во рту вкус тухлых яиц... неужели "Вася Боткин"? прошу Макса посмотреть мои глаза... вроде бы все нормально... травануться вроде бы тоже нечем... чего ж так хреново? После завтрака надо будет сходить в санчасть... Есть правда тоже не слишком хочется, но хоть чаю и хлеб с маслом попробую проглотить...
  
   Построение на завтрак... выхожу на крыльцо... Саня Лунин: "Мурзик! Что ты такой грустный?"
  
   Взглянув на него, я только открываю рот, чтобы что-нибудь ответить... как... "Мурзик! Ёпть! Приплыл...! "Вася"!"
  
   "Точно?!"
  
   "Да ёпть! У тебя глаза желтые!"
  
   "Как? Макс час назад смотрел... нормально было"
  
   Бегу в каптерку, к зеркалу... точно... желтые... "Вася"!
  
   Все ясно... завтрак отменяется...
   Захожу в спальное, беру станок для бритья, зубную щетку, пасту, деньги, военный билет... можно отправляться в санчасть...
  
   Выхожу в коридор... Александров: "Сикаленко! Ты чего бродишь? Бегом в строй!"
  
   Подхожу ближе... "Товарищ капитан! Я в санчасть! "Вася"!"
  
   Александров внимательно смотрит на меня... "Понятно... Давай!"
  
   Захожу в санчасть... натыкаюсь на идущего по коридору старлея... "Солдат, что случилось?"
  
   "Да вот" - показываю я на глаза - "Вася"!
  
   "Ага" - глубокомысленно замечает старлей... зовет фельдшера (пшенарь на полгода младше): "Оформляй и в изолятор"... уходит...
  
   Пока фельдшер записывает в журнал мои данные: как зовут, подразделение, где был в течение последних полутора месяцев... я провожу своё "дознание"... в изоляторе уже есть один... со вчера... сегодня после обеда нас повезут в госпиталь (оказывается я "удачно" зашел!), поэтому постельное бельё мне выдавать не будут... до обеда и так обойдусь... выторговав, в качестве компенсации за неудобства, несколько таблеток "Но-шпы" и "Алахола" (у меня есть волшебный, "неубиваемый" аргумент: "я с "Резервной" и после госпиталя обязательно вернусь") и, напомнив, что на завтрак я так и не попал, поэтому от чая и хлеба с маслом не откажусь, отправляюсь в изолятор...
  
   Странно, как только появилась определенность - "Боткина", аппетит сразу вернулся...
  
   Изолятор санчасти... для "заразных" больных... по внешнему виду и состоянию -- тайный филиал "губы", даже решётка в коридоре, отгораживающая изолятор от остального мира... захожу... на окнах тоже решётки... Кровати с потрепанными матрасами и одеялами...
  
   Дежа вю... Сходство с "губой" оказалось не случайным... Серега... собачник с 4й заставы... мой "сокамерник" на "губе"... теперь понятно, где я эту заразу подхватил... а то - "на операции, в мангруппе"...
  
   Время до обеда проходит незаметно... пообедали остывшим супом со столовой, "после обеда" плавно перетекает в "часа в четыре"... наконец, выбираемся из изолятора... машина готова... едем в госпиталь... в Душанбе...
  
   ...Старлей с медчасти просто сука...
   По другому назвать сложно... Начну по порядку: от Термеза до Душанбе около 270 км... машина: УАЗ-469... обычный "бобик", не "таблетка"... ехать нам часов пять-шесть... и эта гнида, усевшись рядом с водителем, приказала нам садиться сзади... нет, не на заднем сидении, а на откидных сидениях... в "собачатнике"... (так обычно называют багажное отделение УАЗа) и всю дорогу нас там трясло и бросало в разные стороны... но и это ещё полбеды... часа через три или четыре эта тварь решила "пообедать"... остановились у какой-то придорожной чайханы... старлей отправился обедать... запретив!!! водиле выпускать нас... а задняя дверь изнутри не открывается...
  
   Водила (штатный водила медчасти, дембель, всю службу кого-то из "медиков" возил) запрет проигнорировал... пришлось...
  
   ...после того, как я, доведенный до бешенства, пообещал ему по возвращении из госпиталя "приятную встречу и милую беседу"... ну и, само собой, пришлось упомянуть волшебную фразу: "я -- с Резервной"...
  
   Сошлись на том, что мы якобы сами перелезли через сидение и открыли дверь... Водила даже сам вызвался сбегать за какой-нибудь едой в чайхану, пока мы разминали ноги возле машины... Съев пару штук жирной и острой самсы, сразу же "закусив" её парой таблеток "Но-шпы", я немного "отошел" и подобрел... поэтому, когда вернувшийся старлей попытался "качать права" по поводу: почему вышли... и кто разрешил?... я, вполне мирно, предложил ему сесть в машину, отвезти нас в госпиталь, а уже потом жрать, с..ть и делать что ему будет угодно...
  
   Пока старлей подбирал возможные варианты ответа на мое предложение, я, всё так же мирно, поинтересовался у него, не догадался ли он взять для нас хотя бы пару лепёшек? Я бы деньги отдал (одна лепешка -- 15 коп.)...
  
   Во время моего "выступления" подошедший водила что-то тихо проговорил старлею...
  
   ...До Душанбе доехали без дальнейших эксцессов... Старлей подчеркнуто нас не замечал... Я, уважая его чувства, не замечал его тоже... поэтому, пару раз останавливая машину "по нужде", обращался к водиле (честно говоря, вторая остановка была "из принципа")...
  
   Наконец, госпиталь... Мы приехали около полуночи... В приемном отделении, с нескрываемым облегчением, старлей отдаёт наши документы и отбывает...
  
   Дежурная медсестра ведёт нас в инфекционное отделение...
  
   Трехэтажный отдельно стоящий корпус... вокруг корпуса, метрах в двадцати, заборчик... из сетки-рабицы... высотой метра четыре с половиной... в заборчике калитка, закрывающаяся на два замка... один из них навесной...
  
   На моё удивленное: "Это от кого так?", медсестра отвечает: "От вас, ребятки, от вас... чтобы вы, не дай Бог, в "самоволку" не пошли, заразу разносить... здесь же не только с Боткина лежат"...
  
   "Ну, хоть не вместе?"
   "Конечно, нет" - успокаивает медсестра
  
   Мы внутри... нас "передают" местной дежурной медсестре... Она озвучивает программу: душ, переодевание... нам выдают по комплекту больничных пижам, наша одежда пойдет в стирку, поэтому все из карманов убираем, после душа, мы же с дороги... нас чем-нибудь накормят и спать... наша палата N 22, кровати выбираем сами, утром - сдать кровь на анализ, никуда ходить не надо, медсестра сама зайдет... завтрак, обед, ужин -- все приносят в палату... по коридору не ходить, находиться в палате... осмотр врача -- после завтрака...
  
   Переодевшись после душа, за дежурной медсестрой идем в столовую... она извиняющимся тоном объясняет нам: ужин давно закончился... но что-нибудь перекусить нам найдут...
  
   Макароны по флотски... полная тарелка, творог со сметаной... тарелка, кефир... обычная кружка, пачка печенья... и это всё на одного... если это "перекусить", то как здесь кормят?
  
   После ужина отправляемся в свою палату, а правильнее -- бокс... в каждом боксе свой санузел (туалет, ванная комната, она же - процедурная) с выходом на балкон... в самой палате -- пять кроватей и стол... три кровати у окна, четвертая -- слева у стены пятая -- в нише у внутренней стены... между ними -- справа от четвертой кровати -- стол...
  
   Одна из кроватей у окна занята... Знакомиться будем утром... Бросаю свои вещи на койку в нише... хоть какое-то уединение...
  
   Среди ночи просыпаюсь... у нас пополнение... ещё двоих привезли...
  
   Утро... сплю... все спим... хотя ухо уже ловит шум движения за стеной, в коридоре, но... вставать не надо... никуда бежать не надо... делать ничего не надо... сплю...
  
   Скрип двери... легкие шаги в палате... звонкий девичий голос: "Доброе утро, желтоглазые! Подъём!"
  
   Глаза открываются сами... медсестра... молодая... из местных... таджичка... симпатичная... с хорошей фигурой... в руках лоток со стеклышками и иголками...
  
   Всем своим видом излучая хорошее настроение, не переставая весело подшучивать, она быстро обходит всех... движения отточены и быстры... села... поставила лоток... взяла за руку... ваткой со спиртом протерла палец... укол... иголка со звоном летит в маленький лоток... капля крови выдавливается на пронумерованное стекло... фамилия быстро записывается в журнал... ватка со спиртом "Держи, чтобы не кровило"... следующий... все это с хорошим юмором... на который мы, к сожалению, ответить не можем... за всех отдувается "старожил", остальные, т. е. я, Серега и двое новоприбывших, изображают рыб в аквариуме... рты открываются, но звука нет... причина проста... ответ на девичью шутку рождается мгновенно, но... много времени занимает "перевод" ответа на удобоваримый язык... когда перевод готов, оказывается, что за это время она успела пошутить ещё минимум три раза и твоя блестящая шутка уже давно не актуальна...
  
   Закончив "кровопускание" она уходит... добив нас на прощание: "Какие вы неразговорчивые... даже обидно"...
  
   Дверь закрывается... несколько минут тишины... с одной из кроватей вдруг несётся страшный мат... в переводе это может звучать примерно так: "я неимоверно удивлен тем, что оказался не в состоянии поддержать обычный разговор с девушкой... возникли проблемы коммуникативного характера... интерфейс, используемый при общении с сослуживцами, оказался совершенно не рабочим... на прием работает замечательно, но большие проблемы с передачей информации"... как то так...
  
   Отсмеявшись, начинаем знакомиться... все становится на места.. прибывшие ночью -- с той стороны, мои годки, с одной из мангрупп Московского погранотряда, я -- понятно, Серега -- тоже, старожил оказался "местный" - водитель при штабе, тоже моего призыва... теперь стала ясна его "разговорчивость"...
  
   Мы все поступили в один день, так что лечиться будем вместе...
  
   Время завтрака... На столе-каталке дневальный, из числа выздоравливающих, завозит в палату завтрак... молочная каша, творог со сметаной, чай, хлеб...
  
   Ближе к обеду -- осмотр... Врач, бабушка профессорского вида, мельком взглянув на глаза и язык, долго мнет пальцами живот, потом, после непродолжительного простукивания, делает на животе несколько отметок фломастером... на недоуменный взгляд объясняет: "Это -- размер вашей печени, отметки стирать не надо... будем наблюдать динамику изменений"...
  
   Судя по отметкам, моя печень сейчас немного больше чем у пожилой коровы... стало понятно, почему она постоянно дает о себе знать... она просто не помещается в "отведенном" для неё объёме тела...
  
   Предстоящий курс лечения вызывает восторг: постельный режим и диета, обильное питье... вода с глюкозой... бак с водой стоит посреди коридора... единственное место, куда можно выйти из палаты..., "тяжелым" больным -- капельница с той же глюкозой... но..., в нашей палате все "легкие"... срок лечения -- аж двадцать суток...
  
   Через неделю наши восторги несколько поутихли... валяться целыми днями в постели -- тяжелая работа... а "жуткая" молочная (молочно-кислая) высококалорийная (хотя для нас в условиях малой подвижности и хлеб с водой вполне можно считать высококалорийной пищей) диета и медсестры делают эту работу ещё более тяжелой... а каждая ночь превращается в кошмарное испытание... разговоры о девушках во второй половине дня под запретом... честно говоря, помогает мало...
  
   Но... нам удалось найти "антидот"... противоядие: у нашего "водилы" с собой, случайно, оказались карты... обычные игральные карты... Теперь, каждый вечер и половину ночи мы до изнеможения играем в карты... пока глаза не закрываются сами и карты выпадают из рук... после этого проваливаешься в сон... крепкий... глубокий и, это главное!, без сновидений!!!
  
   К этому же времени, т. е. спустя неделю с момента прибытия в госпиталь, появляются первые признаки улучшения... печень начинает "сдуваться"... Судя по реакции бабушки-врача (а она действительно профессор и крупный специалист), процесс выздоровления идет в соответствии с ожиданиями...
  
   ... За окном идет дождь... неторопливый, затяжной осенний дождь... Капли ударяют по листьям деревьев, окружающих корпус... От этого тихого шума веет чем то родным, домашним, полузабытым... Оказывается, за год с небольшим я отвык от вполне, казалось бы, обычного шума дождя... учитывая, что этот дождь для меня первый примерно с конца марта... и более привычным, почему то кажутся удары капель по брезенту палатки или броне БТРа...
  
   ... Нас "обслуживает" несколько смен медсестер... им помогают "дневальные", из числа выздоравливающих: разнести еду, забрать посуду, позвать кого-либо на анализы (сдать кровь и т. п.)... Оказывается, "записавшись" в "дневальные", можно продлить свое пребывание в госпитале ещё на пару недель, а то и месяцев... обычно этот способ задержаться в госпитале используют молодые... но бывают и исключения... так называемый "старшина" инфекционного отделения -- осенник... дембель... сержант... сидит здесь уже пару месяцев и совсем не горит желанием возвращаться в часть... по видимому, рассчитывая и уволиться отсюда... Под его "руководством" все "дневальные", и он, пользуясь поддержкой старшей медсестры, пытается "командовать" и больными...
  
   Его первое появление в нашей палате оказалось и последним... Пять минут разговора и он выскочил из палаты, едва успев увернутся от летящих в него тапок... (время было после "отбоя" и этот энтузиаст решил проверить, почему у нас горит свет... а увидев нас, играющих в карты, решил "прекратить")... утром пришла старшая медсестра, с которой мы достаточно мирно объяснились... все осталось по старому...
  
   ...Хорошая новость: завтра нас выписывают... назад, к месту службы, поедем сами, на поезде... отправление -- часа в четыре вечера...
   На радостях устраиваем последний "турнир"... спать ложимся около трех часов ночи...
  
   Просыпаюсь от толчков... кто то трясет меня за плечо... открываю глаза: пол шестого... один из "дневальных": "Просыпайся... тебе через двадцать минут на зондирование"...
  
   Послав его в известном направлении, снова проваливаюсь в сон...
  
   Снова толчки... открываю глаза... "старшина"... "Твоя очередь на зондирование... вставай"...
  
   Снисхожу до объяснения: "Отвали... Меня сегодня выписывают"... Не понимает... Приходится послать...
  
   Только задремал... опять... трясут... сейчас я им расскажу... открываю глаза... медсестра... "Ты чего бузишь?"
  
   "Кто? Я? Я уже добрых полчаса от двух идиотов отбиваюсь... спать не дают..."
  
   "Ну так тебе же..."
  
   "Зондирование? Так я ж этому идиоту сказал -- меня сегодня выписывают"...
  
   "И что? Порядок есть порядок..."
  
   "Какой порядок?" - выхожу я из себя - "Через сколько будет готов результат анализа?"
  
   "Через день"...
  
   "А меня сегодня выписывают... СЕГОДНЯ!... Если анализы покажут, что мне ещё недельку полежать надо, меня сюда вернут?"
  
   "Наверное, нет"...
  
   "Не наверное, а точно... Ну и я вас спрашиваю, нах... мне эту шлангу глотать?"
  
   "Ну да" - соглашается медсестра...
  
   "Так кто здесь бузит и мешает человеку немного поспать перед дорогой?" - возвращаюсь я к началу разговора...
  
   Медсестра уходит... можно спать дальше...
  
   Выписка... после осмотра бабушка - профессор собирает нас в осмотровом кабинете... нас, это выписывающихся сегодня... человек пятнадцать...
  
   "Ребятки, вы все переболели "Боткина"... желтухой... вам надо поберечь свою печень... старайтесь, по возможности, есть поменьше жирного и острого, не поднимать больших тяжестей... Я не буду вам говорить, чтобы вы не употребляли алкоголь... вы ещё в том возрасте, когда просто меня не услышите... я скажу вам так: будете пить - пейте водку... или спирт, постарайтесь не пить вино и, категорически! не пейте пива... Удачи вам... вернитесь домой живыми и здоровыми"...
  
   После обеда... свежепобритые, в постиранном и поглаженном обмундировании садимся в госпитальный автобус... короткая поездка по городу... мы на вокзале... можно было и пешком пройти... провожатый вручает нам проездные билеты... "Счастливого пути!"... и отбывает...
  
   До отправления поезда ещё минут сорок... нас двенадцать человек... четверо -- до Термеза, остальные -- дальше... среди нас - "молодой", даже ещё и не "молодой", а призывник, прямо с поезда попавший в госпиталь... в гражданской одежде... со спортивной сумкой (с вещами)... это наталкивает на мысль... ехать долго... "Выздоровление" стоит отметить... сбрасываемся...
  
   Покупаем лепешек, самсы, какой то зелени, виноград... В магазине наш "гражданский" берет восемь бутылок вина... "Чиличор чашма" (тридцать три родника)... водки нет... Несколько стаканов "изьяли" в автоматах газводы на вокзале...
  
   Бутылки торчат из сумки, но патрули нам не страшны... сумка в руках у "гражданского"...
  
   Мы в поезде... общий вагон... устраиваемся...
   Цирк... оказывается, одинокий молодой парень с сумкой вина привлек внимание нескольких аборигенов, захотевших "помочь" ему... пришлось их разочаровать...
  
   Термез... прощаемся...
  
   С патрулем РСП добираемся до отряда... Уже десятый час вечера... Захожу в казарму... Дым коромыслом...
  
   "Мурзик! Епть! Что ты так поздно? Только что списки на пересечение границы в штаб отнесли"...
  
   Утром выезд на операцию...
  
  

"Отпуск при части"

  
   Мне "повезло"... если бы я приехал на день раньше, то, наверняка, отправился бы на выезд... а так: присоединяюсь к дежурному наряду (пять человек) под командованием Толика Манухина, он тоже недавно вернулся из госпиталя... прихватили почки.
  
   Несколько дней дополнительного отдыха у меня есть...
  
   Вообще то, после "Боткина" положен отпуск... для оздоровления... но это там, в Союзе... у нас, в некоторых случаях, практикуется "отпуск при части" - проживание в отряде, в "приежке", освобождение от работ, "диетическое питание" в отрядской столовой...
  
   Мне это не надо... Дежурный наряд, в отсутствие заставы, простая формальность... Всех забот - раз в день выйти на построение новой смены... т.с., познакомиться с новым дежурным по части... В остальное время кто то из молодых, по очереди, торчит возле "тумбочки"... остальные занимаются своими делами...
  
   Трое суток проходят, как один день...
  
   Ночь... Вдруг "оживает" громкая связь... "Отряд! В ружье!"...
  
   Мы, на всякий случай, одевшись, с крыльца казармы наблюдаем за суетой на плацу...
  
   Донаблюдались... Пробегавший мимо капитан Иванов вдруг остановился...
  
   "Резервная? Почему не на построении? Вас что, команда "В ружье" не касается?"
  
   Толик - "Товарищ капитан, на заставе - только дежурный наряд... остальные - на выезде"...
  
   - Я сказал - все в строй... Одного оставьте, остальные - быстро в строй! Выполнять!
  
   С остающимся определились быстро: старослужащих - двое... Толик и я... Толик - сержант... ему командовать "отделением"... остаюсь я...
  
   На фоне отрядских подразделений "мощная" "коробка" резервной, четыре человека в строю плюс командир-сержант, выглядит просто сногсшибательно...Я думал, их все-таки вернут (во всех подразделениях остались дежурные наряды в полном составе)... но, нет... Оказалось, без столь "мощного" усиления никак нельзя... Их "присоединили" к комендантской роте и все уехали...
  
   Я остался один... Сам себе и дежурный, и дневальный... Сразу возник вопрос: что делать? Торчать на "тумбочке" в пустой казарме? Всю ночь? А как быть днем? Решаю: закрываю входную дверь... швабра в дверную ручку, и иду спать... утро вечера мудренее...
  
   Утро... Время завтрака... Повесив замок на входную дверь, иду в столовую... Отряд будто вымер... Никого... В смысле - только дежурные наряды... В отряде осталась часть автороты, дежурный караул комендантской роты, дежурные смены роты связи и роты сопровождения поездов, дежурные наряды всех остальных подразделений, кроме нашей заставы... Все будут без смены, пока не вернуться уехавшие по тревоге...
  
   В столовой узнаю подробности: нарушение границы на участке 4й заставы... В оцеплении все подразделения отряда... третья и пятая заставы... Сколько это будет продолжаться - не знает никто...
  
   Возвращаюсь в казарму... Только открыл дверь, на пороге - дежурный по отряду: - Почему никого нет на "тумбочке"? Где дежурный по заставе?
  
   Объясняю - я один... дежурный, дневальный на тумбочке, дневальный на отдыхе и все остальные... Застава на выезде, дежурный наряд в оцеплении... по приказу капитана Иванова...
  
   Дежурный - в явной растерянности: явно хотелось "наехать" на резервную, а наезжать не на кого...
  
   ... Шесть часов вечера... Развод... Выхожу... Новый дежурный по отряду спрашивает: - Один? А как ты ночью дежурить будешь?
  
   - Да никак! Дверь закрою и спать буду...
  
   Дежурный впал в ступор...
  
   Ещё сутки прошли... все без изменений... На новый развод не выхожу... На входную дверь повесил замок, в казарму попадаю через окно с обратной стороны здания... Выхожу только в столовую и библиотеку... Целый день валяюсь в спальном... с книжкой... Такой "отпуск при части"...
  
   Ещё сутки... все по прежнему... На развод опять не иду... После ужина "спалился": захотелось пообщаться... хоть с кем-нибудь... на крыльце сидят дневальные с комендантской роты и роты связи... присоединяюсь...
  
   Непонятно откуда взявшийся дежурный по отряду разогнал "посиделки" и... - Резервная? Почему отсутствовал на разводе?...
  
   Оказывается, на дежурство опять заступил старлей с автороты, дежуривший сутки назад...
  
   - Проспал... Готовился к наряду... Никто не разбудил...
  
   - Смотри! Я буду проверять!
  
   - Сразу говорю - я ночью буду спать!
  
   - А вдруг ты в "самоход" уйдешь?
  
   - Куда? К кому? Мы ж здесь только три дороги знаем: на учебный, к мосту и на аэродром... Что мне ночью в военной форме просто по улицам побегать? Так не интересно...
  
   - Ну, смотри...
  
   На следующий день, перед обедом, кто то стучит в дверь...
  
   - Открывай! Ваша застава приехала...
  
   На радостях выскакиваю из казармы... Точно! За плацем, напротив клуба - наши БТРы... По плацу, в направлении казармы, идет Александров... Встречаю, как положено: несколько шагов строевым навстречу... отдаю честь... - Товарищ капитан! Докладывает дежур...
  
   - Сикаленко! Что за вид? Ты почему небритый? Где Манухин?
  
   - Товарищ капитан... Сержант Манухин и весь наряд находятся в оцеплении... на 4й заставе... с остальными подразделениями отряда... уже четверо суток... Небрит? - я провел рукой по щетине на щеке... - Виноват! Забыл...
  
   - Пять минут на приведение себя в порядок!
  
   - Слушаюсь!
  
   Через пять минут, свежепобритый, ещё раз докладываю Александрову, куда делись люди...
  
   Толик с молодыми вернулся ещё через двое суток...
  
  

Мармоль. Подготовка.

  
  

Мармоль, подготовка

  
   Во второй половине ноября началась подготовка к крупной операции против "духов" и в базовый лагерь первой мото-маневреной группы в Мазари-Шариф стали завозить боеприпасы, топливо, продукты, в общем, всё необходимое для снабжения большого количества людей и техники во время боевых действий.
  
   0x01 graphic
  
   Наша застава, обеспечивающая безопасность доставки грузов, на это время практически переселилась в БТРы...
  
   Колонны... колонны... колонны... изо дня в день...
  
   0x01 graphic
  
   Бензин и соляра... уголь и бревна... ящики с продуктами и ящики с патронами... гранатами... мины для минометов... авиационные бомбы...тюки с палатками и резиновые емкости для воды... и все это - в бешеном темпе... без остановок... дней десять...
  
   0x01 graphic
  
   Два дня - отдых...
   Первый день мы тупо спим... отсыпаемся...
   Второй - начинаем кое что обдумывать...
  
   А подумать есть над чем... о самом главном - о еде...
  
   Первая "серия" операции по доставке грузов показала - если мы сами не позаботимся о еде, то без еды и останемся... нет, нам, конечно же, выдали сухпай... то ли на трое, то ли на пятеро суток... но почему то считалось, что нам его должно хватить на полторы недели, которые мы промотались... "логика" такого "подсчета" заключалась в том, что обедать мы то ли можем, то ли должны, в лагере мангруппы... а ужинать, соответственно, в отряде... на практике же - в мангруппу мы приезжали примерно ко времени обеда, но!, учитывая, что вся мангруппа участвовала в разгрузке колонны, они обед проводили или до прибытия колонны, или уже после разгрузки... мы, соответственно, в этот "график" никак не попадали... в отряде же, мы часто приезжали значительно позже ужина и тащиться в столовую, чтобы пожевать остывшей каши находилось не много желающих...
  
   Хорошо, в БТРах был запас сэкономленных на предыдущих операциях консервов... он нас реально спасал... но, учитывая предстоящую операцию, в которой мы явно будем принимать участие, запас продуктов следовало создавать... а не разбазаривать...
  
   Как "раздобыть" пару-тройку лишних ящиков сухпая, и при этом не попасться?
   Задача по силам только творческому коллективу... у нас с этим проблем не было...
  
   Вариант - договориться на складе - "не проходит" сразу... не договоришься... офицеры и прапорщики со службы ПФС лучше нас знают куда "пристроить" "лишний" ящик тушенки...
  
   Стянуть во время погрузки? Тоже не вариант... возле тентованой машины, подогнанной вплотную к воротам склада, не отходя ни на секунду, торчит один из складских офицеров, тщательно пересчитывая всё, что грузится в машину...
  
   При выгрузке - такая же ситуация, усугубленная большим количеством местных "любителей тушенки-сгущенки"...
   На ночь машины с продуктами запирают на территории складов... под охраной... - не добраться никак...
  
   Остается только один вариант - в пути... но!. сопровождающий машину офицер или прапорщик, при остановке колонны, выпрыгивая чуть ли не на ходу, все время бдит у заднего борта, не смотря на то, что тент полностью зашнурован...- тоже не вариант...
  
   Решение принято... план действий намечен... все участники "операции "сухпай"" оповещены... роли расписаны...
  
   ... БТР едет следующим в колонне за машиной с продуктами... это оговорено заранее, водила машины - в доле, на определенном участке дороги, за Хайратоном, машина с продуктами чуть-чуть отстает от предыдущей... ровно настолько, чтобы было время сманеврировать... в случае внеплановой остановки колонны из-за поломки какой либо машины... его задача - вести машину на определенной скорости... не снижая её и не увеличивая... БТР "пристраивается" вплотную к машине, взяв чуть влево, чтобы в правое зеркало не было видно "маневра"...
   Волноотбойник поднят, образуя на морде БТРа огражденную площадку... на морду из правого люка выбираются несколько человек... трое... четвертый - торчит в люке... его задача - обеими руками держать за пояс стоящего перед ним... тот, в свою очередь, придерживает стоящего перед ним... последний же раздвигает вверху шнуровку тента и пролезает внутрь... акробатический трюк... в этом "присутствует" маленькая хитрость - во время шнуровки водила "прослабляет" затяжку вверху, чтобы можно было раздвинуть створки, и крепко шнурует внизу, чтобы было видно - всё "надежно" зашнуровано...
   Три-четыре ящика с сухпаем "перекочевывают" на морду БТРа.. и дальше... в БТР... "акробата", обычно это Толик Манухин, как морковку, выдергивают из машины... дело сделано... БТР отстает и "отваливает" ещё левее... чтобы водила машины видел - все в порядке... можно расслабиться...
   Но на этом "операция" не заканчивается... при первом же удобном случае ящики "переселяются" по другим БТРам... не лишняя предосторожность... так как, обнаружив пропажу, складские сразу же бегут к нам... с заявлением типа - "я не знаю как, но точно знаю - стянули вы... больше некому"... и лезут в БТР... с проверкой... но увы... кроме выданного нам ими же сухпая нет ничего... ну пяток "лишних" банок из "сэкономленных" ранее запасов...
   Довольно быстро складские поняли - с нами проще договориться... за ящик-второй тушенки-сгущенки мы гарантировали сохранность груза... и им спокойнее... ничего не нарушало их "бухгалтерию"...
  
   Очередной "перерыв" в поездках...
   В столовой обнаруживаем около сотни незнакомых лиц..., выяснилось - к нам в отряд из Душанбе прибыла "строительная рота", оказывается, у нас в погранвойсках есть и такое...
   Среди незнакомых вдруг мелькнуло знакомое... точно! Знакомый... с параллельной группы в техникуме... Андрюха... призвался после техникума осенью...
   Как все таки тесен мир... не я один такой... несколько наших встретили своего одногруппника...
   Разговорились... они у нас - "в командировке"... минимум на полгода...будут что то строить... где то в городе... соответственно, возможность что либо купить в городе - у них имеется... уже хорошо...
  
   То, что застава будет участвовать в операции - уже не вызывает сомнений...
   Нас переодели... у нас теперь новые камуфлированные бушлаты и ватные штаны... правда свитера нам все равно "не положено"...
  
   И... у нас с Хованом большая "радость"... не столько большая, скорее тяжелая - на заставу выделили два новых АГСа... наш старый мы оставили на мосту...
   Теперь мы - старшие расчетов... вторые номера - из наших молодых... часть времени уходит на их обучение и подготовку...
  
   "Обновки" пришлись ко времени
   В отряд прилетел начальник войск округа... нам "доверили" очень важное дело - охрану самолета... на аэродроме Термеза... двое суток... почему нашей заставе, а не комендантской роте? Загадка...
   "... Чтобы никто чужой к самолету не приближался..." - примерно так прозвучала поставленная задача...
  
   Охрану несём попарно... смена - через каждые два часа...
   На аэродром привезли всю "ночную смену"... шесть пар... плюс "разводящий", он же - начальник караула... сержант Стороженко...
  
   В первый же вечер...
  
   Легкие сумерки... к самолету пытается приблизиться какой то мужик... в военной форме... по виду - летчик...
   - Стоять!!!
   - Да вы чего? Я бортинженер... мне в самолет надо...
   - Стоять!!! Без разрешения - нельзя!
   - Без какого разрешения??? Я - бортинженер этого самолета! Вот мои документы...
   - Стоять! Ещё шаг сделаешь - будешь лежать до прихода смены...
   - Б...!!!! Кто у вас главный?
   - Где то там - взмах руки - начальник караула... Даст команду - пропустим...
  
   Летчик ушел...
   Он таки отыскал помещение, выделенное нам для отдыха...
   Со Стороженко состоялся примерно такой диалог... отличие состояло в одном - "без команды начальника заставы к самолету никого пропустить не могу"...
  
   Летун не угомонился... дозвонился в отряд... дежурному по части...
   Стороженко позвали к телефону...
   - сержант Стороженко слушает!
   - это дежурный по части капитан.... Приказываю пропустить капитана ... к самолету, и в самолет!...
   - товарищ капитан! Приказывать мне может только начальник заставы, или его заместители... я вас не знаю...
   - как это - "не знаешь"? я ж на боевом расчете присутствовал...
   - мне ваш голос не знаком... выполнять ваши приказы не буду...
   И, обращаясь к летуну, Стороженко проговорил - ще раз прийдешь - скажу хлопцам - задержат до утра... пока смена не приедет...
   А потом полночи мучался вопросом - что с ним утром сделают за невыполнение приказа... добро бы - мучался сам - этим вопросом он "достал" всех...
  
   Утро расставило все по местам - "за бдительность" и Стороженко, и весь наряд получили благодарность от начальника штаба...
  
   А летчик действительно оказался "своим" - бортинженером генеральского самолета... как потом сказал сменившим нас пацанам кто то из экипажа - правильно, что не пустили... он, гад, хотел втихаря спиртом "догнаться"...
  
   Очередное сопровождение колоны из Термеза в Мазари-Шариф. Как обычно, поднялись рано, ещё до общего подъёма. Водители убежали в парк готовить БТРы к выезду. "Молодые" готовили оружие и "тревожные" вещмешки. Хотя, говоря откровенно, готовить особо было нечего - всё давно готово, просто лишний раз проверяли на месте ли сухпай, патроны и всякая мелочь типа спичек, газет (или книг) и т.п. Сходили в столовую, попили чаю перед дорогой.
  
   По всему отряду предотъездная суета. В парке заводят гружённые с вечера машины с боеприпасами, дровами, углём, топливом, продуктами - эти находятся под неусыпным вниманием прапорщика с ПФСа (продуктово-фуражный склад), он не отходит от них ни на минуту, опасаясь за сохранность содержимого, и, если говорить честно, основания для опасения у него есть! Если повезёт и машина с продуктами будет ехать перед нами - есть шанс поживиться! Но это потом, а сейчас - пора!
  
   БТРы выезжают из парка. Мы дружной толпой бредём к ним, оружие и вещмешки забрасываем внутрь, сами рассаживаемся на броне - поехали! Но недалеко! Выехав за ворота отряда, БТРы останавливаются. Начинается второй этап - построение колоны! Казалось бы - проблема - выстроить в колону 50 - 70 грузовых машин на прямой улице. Вот только "процедура" занимает 2-3 часа!...
   БТРы выстраиваются на улице. Они образуют как бы костяк колоны. Расстояние между ними - 150 - 200 метров, промежутки будут заполняться машинами по мере их "выползания" из парка.
  
   У нас уже есть своё облюбованное место - перед перекрёстком, напротив нас - лепёшечный цех, в котором можно в любое время купить великолепные, и, что немаловажно!!!, свежие лепёшки - прекрасная замена сухарям из сухого пайка. Первое время мы покупали их сами, и даже не стояли в очереди, но практически сразу же мы были "вынуждены" брать их бесплатно! Дело в том, что Термез всё-таки "прифронтовой" город, и его жители прекрасно знают, куда и зачем мы ездим, поэтому отказ воспринимался как обида! Особенно трогательно было наблюдать как какая-нибудь древняя старушка, и неважно кто - русская, узбечка и т.д., "наткнувшись" на наш БТР, тут же ковыляла через дорогу, без очереди покупала пару лепёшек, возвращалась обратно и ... - не взять невозможно!!!
   И в этот раз всё шло как обычно. Мы стали на наше место, молодёжь наводила порядок внутри БТРа, раскладывая вещмешки и ящики с продуктами и боеприпасами так, чтобы потом было удобно спать. Мы втроём сидели на броне, вяло раздумывая - посылать кого-нибудь за лепёшками или подождать - было только около 7 часов утра. И тут...
   Проходившая мимо пожилая женщина вдруг остановилась, подошла к БТРу и обратилась к нам - Ой, внучки, давайте я вас благословлю...
   ...Мы сидели на броне и молча наблюдали за тем, как она читала молитву..., закончив, она несколько раз перекрестила БТР вместе с нами.
   Всё? - спросил её я
   Всё - ответила она
   Спасибо бабушка! - почти хором проговорили мы, она молча повернулась, перешла дорогу, купила пять свежайших лепёшек и вернулась к нам - Возьмите, внучки!
   Мы поблагодарили её, она тихо ушла. Кто-то подходил к нам ещё, нас угощали лепёшками, была какая-то суета с машинами, в общем, к моменту отъезда эта встреча сгладилась в памяти.
   Поездка сложилась на редкость удачно: таможню прошли без задержек, колона до Мазари-Шарифа дошла практически без остановок и поломок. Мы подъезжали к лагерю ММГ в хорошем настроении - время - около обеда - значит, есть шанс обернуться за один день, не придётся ночью спать в БТРах! Но...
  
   Перед въездными воротами мангруппы БТРы останавливает дежурный. Машины заходят в лагерь, а к нам уже спешат нагруженные оружием и боеприпасами ребята с мангруппы.
   Тут же узнаём последние новости - мангруппа по наводке афганского "стукача" пошла на операцию - в кишлак Девали на свадьбу приехал, как сейчас говорят, полевой командир очень высокого ранга - представитель самого Ахмад-шах Масуда* ( * - Ахмад-шах Масуд - военный руководитель Исламской партии Афганистана, возглавлял "духов" в Пандшерской долине, впоследствии - министр обороны Афганистана, погиб от теракта, устроенного талибами) в провинции Балх Кали-Кудуз (примерно так звучит его имя по-русски). Его уже блокировали в кишлаке, но пока не нашли. Духами уже было предпринято несколько попыток прорваться как из кишлака, так и в кишлак. Понятное дело, к ночи ожидалось обострение ситуации.
  
   Мы ехали на усиление. Обычно мы ездим ввосьмером - водитель, наводчик и 6 человек десанта - расчёт АГС17 - я и мой второй номер Котя, расчёт ПК - Жека со своим вторым номером и пару человек в помощь (боеприпасы таскать в случае чего). А тут в БТР набилось ещё человек 15 - не продохнуть. Я даже не стал залазить в БТР - некуда! Устроились с Мотей на броне в задних люках. С десантом из мангруппы нас на 4х БТРах было около сотни - 22-24 человека на каждом! Неплохо!!! Поехали!
  
   Мазари проскочили без приключений, по дороге шли хорошо, с ветерком, под сотню. Проскочили несколько кишлаков, заехали в очередной. Он не понравился сразу - людей на улицах не видно, только в одном месте маячила какая-то толпа, рассеявшаяся при нашем приближении. Проехали!
   Через пару километров стали прямо в поле. После переговоров по рации начальник выяснил - нужный поворот проскочили, надо возвращаться.
   Опять едем через тот-же кишлак, людей нет вообще! В воздухе висит напряжение! Мы с Мотей, не сговариваясь, разворачиваемся - он держит правую сторону, я - левую. Никого! Впереди - выезд из кишлака, до него около трёхсот метров, но каких: по обе стороны дороги - дувалы (глиняный забор) высотой метра по четыре, едем как по коридору - дорога - шириной метров 8 - вся в выбоинах, засыпанных щебнем, до дувалов ещё метра по 4-5 с каждой стороны, и обе обочины просто завалены горелым железом - остатками машин.
   Опасность ощущается физически - чувство, что за тобой наблюдают, усиливается с каждым метром! Глаза "прикованы" к верху дувала, отслеживая малейшее движение, автомат в руках дублирует взгляд, палец и курок слились в один механизм, спина, прижатая к спине товарища, вместо слов передаёт информацию - напряжение не исчезло!
   "Коридор" закончился! Дувалы перпендикулярно дороге уходят в стороны, по обе стороны дороги - поле, с моей стороны, метрах в 200 - 250 параллельно дороге проходит арык, в поле, примерно в километре от кишлака абориген на быках пашет землю, мозг фиксирует всю эту картину мгновенно, а взгляд продолжает следить за дувалом - 100 метров от дувала! 200 !! 400!!! Всё в порядке!
   И в этот момент раздаётся спаренный взрыв. Повернув голову направо, (я сижу спиной к направлению движения) я вижу за арыком два столба пыли - значит, стреляли из двух гранатомётов - и, вижу! - две летящие гранаты!
   Время остановилось! Раньше, в фильмах о Великой Отечественной войне, видя "замедленную" съёмку, я воспринимал её как режиссерский приём для большего эмоционального воздействия, но, увы...
   Время остановилось! не полностью, конечно, но очень серьёзно замедлилось! я видел гранаты, ну не гранаты, а чёрные точки с огненными хвостами реактивных струй, медленно плывущие в нашу сторону, звук, кстати, тоже пропал.
   Одна часть разума быстро вычислила траекторию движения гранат - одна была не наша - шла высоко и намного вперёд, похоже в направлении предыдущего БТРа, а вот вторая - по всему выходило - можем встретиться!
   Другая часть в это же время прикидывала варианты действий в случае попадания - прямо сейчас - ноги из люка, потом - перебраться на Мотину сторону - БТР закроет от пуль при обстреле, в том, что обстрел будет, я не сомневался.
   Третья часть обдумывала, стоит ли попытаться предупредить водилу, успеет ли он среагировать? если да - то что ему орать - "Гони!" или "Стой!"? Разобрав варианты, решил - пусть будет, как будет! Орать бессмысленно - не факт что он меня услышит, а если даже услышит - успеет сделать то, что надо, а не наоборот. Например - я буду орать "гони", а он сбросит газ, чтобы расслышать мои слова!
   Пока я так рассуждал, граната подлетала всё ближе, стремясь попасть в заднюю часть БТРа, и вот скрылась из вида ...
   Прошла целая вечность, пока на противоположной стороне дороги раздался взрыв - мимо!!! Граната прошла не более чем в полуметре за БТРом!
   Время тут же помчалось вскачь! - мимо!!!
   А какая ж это сволочь стреляла - посмотрим! А они, оказывается, тоже смотрят, стоят на краю арыка, человек 20 - попали или нет? Не попав, явно огорчились и тут же начали стрелять в нашу сторону из автоматов и винтовок.
   Я успел сделать пару очередей, как мне на помощь пришёл Мотя - он развернулся в своём люке и тоже начал стрелять. Лучше бы он этого не делал!!! Край ствола его автомата оказался в 15-20 см сзади и правее моей головы! Когда он начал стрелять, я забыл обо всём! Зажав руками уши, я просто упал внутрь БТРа, закрыв при этом люк. Что интересно, выезжая из мангруппы, я даже не пытался залезть внутрь - некуда!, а здесь легко закрыл за собой люк! Через полминуты ко мне присоединился и Мотя. Пока объяснили, что случилось, пока передали по рации начальнику заставы, отъехали километров на пять, возвращаться не стали.
  
   Вечером, когда мы уже расположились на позиции, ещё раз, уже вживую, доложили начальнику о произошедшем, разобрались с повреждениями (пулей была пробита канистра с водой на борту БТра), сидя в окопе, мы обсуждали произошедшее, и кто-то произнёс ключевые слова - чудом уцелели! Почему-то сразу вспомнилась утренняя бабушка и её благословение. А когда мы узнали число (день вполне можно было считать запасным днём рождения!) мне стало ещё веселее -16 декабря - у моей мамы был день рождения!
  
   Мангрупповские "сдвигаются" в стороны, уплотняя линию обороны, и освобождая место для нашей заставы... размещаемся...обустраиваемся...
   Как обычно, мы - "крайние", наша позиция граничит с позициями мангруппы...
   Пока видно - "налаживаем контакт" с соседями, уточняем - где чьи позиции... чтобы ночью не было никаких недоразумений...
   Наши позиции - от кишлака нас отделяет метров двести какой то низины со скудной растительностью... ... сзади нас - хлопковое поле... на всякий случай в поле ставим несколько сигналок...
  
   Стемнело...
   Пока тихо... временами - легкая автоматная стрельба... одна-две коротких "тревожащих" очереди и снова - тишина...
  
   С завидной регулярностью над головами "висят" на парашютах осветительные мины... а их корпуса, с не менее завидной регулярностью, кувыркаясь и издавая характерные звуки, спускаются с небес на землю... смачно плюхаясь в грунт не далее ста метров от наших позиций... очень бодрит...
  
   Сидим...
   Откуда то из кишлака, а может и с противоположной стороны кишлака, вылетает трассер... медленно, с шипеньем, проплывает у нас над головами... и гаснет в глубине хлопкового поля...
   - Хорошо, хоть трассер... - глубокомысленно замечает кто то...
  
   Сидим...
   Вдруг! метрах в пятистах-шестистах... справа и сзади - стрельба... густая и все более нарастающая... там идет бой... явная попытка "прорыва" в кишлак...
   Дело доходит до разрывов гранат!!!
   Но все обошлось...
  
   Откуда то из-за хлопкового поля и в нашу сторону "прилетает" несколько очередей... отвечаем...
   По нам "прилетает" чуть больше... отвечаем...
   С расположенной метрах в ста от нас позиции ребят с мангруппы несутся отборные "многоэтажные" матерные конструкции... первоначальный смысл их не вполне ясен, но выпущенный кем то из нас и мечущийся по хлопковому полю трассер, проясняет ситуацию - большая часть сделанных нами выстрелов, по какой то необъяснимой прихоти законов природы, пометавшись по хлопковому полю, "уходили" в сторону их позиции... слава Богу, никого не зацепило... стрельбу из автоматов прекращаем...
  
   На следующий день всё закончилось - Кали-Кудуза нашли и взяли, операцию свернули, все вернулись в лагерь в Мазари-Шариф. Уже там мы узнали, что кишлак Тимурак, в который мы по ошибке заехали, имеет свою недобрую славу - 28 мая этого же (1983) года в нём подверглась нападению (достаточно серьёзному - 4 убитых, около 15 раненых) колонна, состоявшая из двух наших мангрупп, возвращавшихся с операции (мангруппа - 250 -300 человек и соответствующее количество техники), а мы заскочили туда на 4х БТРах...
  
   Возвращаемся "домой"...
   Пользуясь случаем, останавливаемся у арки на выезде из Мазарей... напротив кпп - несколько дуканов... по быстрому покупаем несколько палочек чарса... на носу Новый год... пригодится!
  
   0x01 graphic

* * *

***

МАРМОЛЬСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

  

0x01 graphic

  
   Несколько слов о самой операции и месте её проведения...
  
   Кишлак Мармоль находится в одноименной долине, километрах в тридцати от города Мазари-Шариф. Долина, а точнее, котловина почти круглой формы имеет диаметр около десяти -- двенадцати километров, со всех сторон окружена обрывистыми горами Из котловины имеется несколько (пять) выходов... Все выходы непроходимы для техники, только пешком или на гужевом транспорте (ослы, верблюды, лошади).
   Один из выходов через узкое извилистое ущелье выходит на равнину, недалеко от Мазари-Шарифа, второй ведет в направлении Таш-Кургана, третий -- через горы к Кабулу, четвертый -- в глубину гор, пятый -- в Шадианское ущелье (оттуда -- или на Мазари или в глубину гор).
  
   В долине и ущелье, соединяющем долину с равниной, находится крупная база боевиков Исламской партии Афганистана, непосредственно подчиняющихся Ахмад-шаху Масуду. По данным разведки, в ущелье находится от восьмисот-девятисот до двух с половиной тысяч боевиков...
  
   Зимой 81-82гг силами Советской армии и подразделений Афганских вооруженных сил была проведена операция по захвату Мармоля, но она не увенчалась успехом... Войскам не удалось даже войти в долину...
  
   На следующий год, зимой 82-83 гг войскам СА удалось войти в долину, боевики разбежались.
   В долине был оставлен пост афганских вооруженных сил, который был уничтожен боевиками сразу же после выхода подразделений СА из долины...
  
   В этом году проведение операции взяли на себя ПогранВойска... Основной аргумент: база боевиков находится в "зоне ответственности" ПогранВойск (примерно 120 км от границы в глубь территории Афганистана) и "наведение порядка" в этой зоне -- задача пограничников.
  
   В операции участвовали: 1 и 2 ММГ Термезского погранотряда, Резервная застава Термезского погранотряда, ДШГ (десантно-штурмовые группы) Пянджского, Московского, Киркинского погранотрядов, вертолетные эскадрильи КСАПО (Средне-Азиатского пограничного округа), артиллерийские (гаубицы и установки "Град") и танковые подразделения 122го полка СА, штурмовая авиация...
  

0x01 graphic

Руководитель операции - генерал Згерский...

  
   Операция началась в первых числах января 1984 г. Её "активная фаза" длилась около двух недель и закончилась в двадцатых числах января...
  
   Положение осложнилось тем, что буквально перед началом операции стало известно: ущелье заминировано... по всей длине заложены мощные фугасы с электродетонаторами, при попытке войти -- ущелье будет взорвано, проход в долину с равнины (направление наступления) -- перекрыт...
  

0x01 graphic

Один из фугасов

  
   В течение нескольких дней проводился массированный обстрел позиций боевиков в ущелье и самой долине... Была проведена высадка десанта по периметру долины, на господствующих высотах... выходы на равнину блокировались... Боевики оттеснялись в глубину гор...
  
   Примерно через десять дней, не выдержав постоянного прессинга, боевики стали покидать ущелье... отдельные группы пытались прорваться на равнину, но основная масса отошла в горы, рассчитывая переждать "трудные" времена, а потом, как в прошлом году, вернуться на свои позиции...
  
   Ввод в долину мангруппы и устройство постоянного лагеря стал для духов полной неожиданностью. В Мармоле осталось большое количество складов с оружием, боеприпасами, продовольствием. Часть из них была обнаружена сразу, часть обнаруживалась время от времени, часть, может быть, находится на своих местах до сих пор...
  
   Основной лагерь ММГ был устроен в "точке выхода" ущелья, связывающего долину с равниной, а возле самого кишлака Мармоль, на господствующей высоте "1534" был устроен опорный пункт, отдельная застава ММГ...
  
   За кишлаком, у расщелины с караванной тропой в сторону Кабула был размещен пост афганской армии...
  
   В четырех стратегически важных местах вокруг долины, на вершинах гор, были размещены отдельные подразделения, численностью около пятидесяти человек каждое... В их задачу входило: прикрытие лагеря ММГ "сверху" (лагерь расположен в долине, обстрелять его даже из стрелкового оружия с окружающих гор -- не проблема) и контроль троп и ущелий ведущих в и из Мармоля...
  
   Но это все будет позже... а пока...
  
   3е января... Едем в Мазари... БТРы набиты "под завязку": боеприпасы, продовольствие, куски брезента... ящик с гранатами к АГСу на броне, рядом с бочкой с водой...
   0x01 graphic
  
   Наш БТР -- 202й, экипаж: водитель "Федя" (Витька Федюк (осень 82)), наводчик Серега (Вовкотруб (весна 83))... десант: Мотя (Генка Подпорин (осень 81) -- автоматчик, Жека (Сергиенко (весна 82) и Лучик (Юрка Лучко (весна 83)) -- расчет ПК, я и Котя (Саня Котляров (весна 83)) -- расчет АГС-17, Юрка Аржуханов (весна 83) -- автоматчик... С нами, как обычно, Царь (капитан А.В. Крыжановский -- зам.начальника заставы по боевой части)...
  
   Как обычно, с нами очередная колонна...
   В Мазарях, в лагере, кипение жизни... Все пропитано ожиданием... Наши БТРы останавливаются недалеко от выезда... Завтра - едем в Таш-Курган...
  
  
  

ЗАСАДЫ

  
   Едем с Мазарей в Таш-Курган. На "хвост", как обычно, прицепили небольшую колонну, так что обычные полтора часа пути растянулись в почти четыре. В мангруппу приехали часа в четыре вечера, скоро будет смеркаться...
  
   Судя по действиям Александрова, все так и задумывалось. БТРы стоят недалеко от выездных ворот, нам - отдыхать, никуда не разбегаться. Сам Александров вместе с разведчиком опергруппы "колдует" над картой. Царь собрал БТРщиков и что то им втолковывает...
  
   Федюк, вернувшись к нашему БТРу, разъяснил ситуацию: выезжать будем часов в девять вечера, пойдем без света, по приборам ночного виденья.
  
   Значит, время пообедать-поужинать у нас есть!
  

0x01 graphic

БТРщики (пр. осень 82г) - ужин в Ташкургане...

   Через час Александров собирает заставу: "Застава получила боевую задачу: организация засад на тропах, ведущих из Мармоля в направлении Таш-Кургана.
  
   Цель: максимально затруднить (не допустить!) выход духов из Мармоля в направлении Таш-Кургана и, собственно, на равнину, с нанесением максимально возможного урона.
  
   Методы: организация засад на тропах в вечернее и ночное время, с ежедневной сменой позиций и троп. При этом, если ночь прошла спокойно, первую половину дня продолжаем оставаться на месте, не скрывая своего присутствия, но не афишируя наличия БТРов. Во второй половине дня, по команде, скрытно покидаем позиции и перебираемся на новое место...
  
   Задача: создать у духов впечатление, что большинство троп, ведущих на равнину, перекрыто.
  
   Средства: в операции участвует вся застава...
  
   Срок операции: полторы-две недели
  
   поэтому:
   набрать воды во все емкости -- до окончания операции действуем скрытно и автономно, без заездов в мангруппу...
   заправить БТРы...
  
   Выезжаем в девять вечера, скрытно, всем обеспечить светомаскировку...
  
   В семь часов -- ужин... мангруппа "угощает"... "
  
   За возникшими заботами время пролетело незаметно...
  
   Выезжаем... Ворота крепости открываются и семь наших БТРов темными призраками выскальзывают на дорогу... Луны нет... Справа, в кишлаке, редкие светлячки огоньков... Сворачиваем налево, в тьму предгорий...
  
   БТРы, переваливаясь, неторопливо плывут во тьме... Сидя на броне, заглядываю в люк к Федюку: ему хоть что-нибудь видно? Видно... Во всяком случае, дорогу (тропу) видно...
  
   В рации -- мат: на нашем БТРе вдруг загорелись задние габариты... "Федя! Выключи! Ни х...на не видно!"
   "Як? Я не включал!"
  
   Кто-то из сидящих сзади "решает" проблему: на габаритные фонари натянуты рукавицы...
  
   Дальше едем без приключений...
  
   Мы на месте... Видимость -- ноль! С трудом угадывается долина, в которую "уходит" тропа... Располагаемся... Часть -- выше по склону вдоль тропы, часть -- вокруг БТРов, за бугром...
  
   Ветер... Дует вдоль долины... выдувает тепло... норовит забраться под бушлат...
   Но нас так просто не возьмешь... Сидим, закутавшись в кусок брезента, благо, БТРы недалеко, тащить было не трудно...
  
   Думаю, стоит остановиться на "тащить было не трудно" немного подробнее...
  
   Итак...
   Расчет АГС-17 (автоматический гранатомет станковый (в смысле "на станке" - подставке для удобства ведения стрельбы, а не "с танка" как думают некоторые): два человека... я и Котя... кроме обычного снаряжения: автомат АК-74, подсумок с магазинами, подсумок с гранатами, в рюкзаке - фляга с водой, лопата МСЛ (малая саперная лопата), боекомплект (не менее 500 патронов к автомату, несколько (4-8) гранат), запасные портянки и носки, пара-тройка банок с кашей и тушенкой (остальное -- в БТРе)... плюс кусок брезента (от ветра и непогоды)... у нас ещё и АГС... сам он состоит из двух "предметов": собственно сам гранатомет или, как его называют, "тело" и станок, на который "тело" устанавливается... станок весит 14, а сам гранатомет 18 кг... в комплект также входит три кассеты с гранатами (по 29 шт), весом по 14,5 кг каждая, и коробка с прицелом -- 2,5 кг... плюс боекомплект -- гранаты к АГСу (на пару кассет -- штук шестьдесят)...
  
   При переходе на дальнее расстояние "тело" в чехле, похожем на рюкзак, переносится за спиной, рюкзак с боекомплектом и продуктами -- на груди, на правом плече -- автомат, слева -- коробка с прицелом, в левой руке -- кассета с гранатами... - это первый номер расчета... второй: станок -- на груди в сложенном виде (есть специальные лямки для переноски), за спиной -- рюкзак с боекомплектом (к автомату) и продуктами плюс рюкзак с гранатами к АГСу... на правом плече автомат... в руках две кассеты с гранатами... иногда в помощь, для переноски полного боекомплекта к АГСу (ящик гранат) "прикомандировываются" два человека... носильщики... ящик с гранатами тяжелый... для удобства переноски к нему, с обеих сторон прибиваются два бруска, получается что-то вроде носилок... в таком случае жизнь немного облегчается... второй номер не тащит гранаты к АГСу, вместо этого он забирает рюкзак с боекомплектом у первого номера...
   При переноске на небольшие расстояния, метров двести-триста, обычно АГС переносится в сборе... без кассеты... на плече...
  
   Ночь прошла спокойно...
   Утро... Перебираемся немного выше, на вершину бугра, до тропы метров двести пятьдесят -- триста...
  
   Можно поспать...
   Часов десять утра... Пришел Царь, с рацией... Всем -- попрятаться по окопам...
  
   Несколько минут спустя -- разрыв мины, метрах в двухстах ниже по склону...
  
   Царь по рации корректирует: "Прицел -- на две десятых больше"...
  
   В рации тишина, потом чей-то голос просит уточнить, где именно упала мина (сколько метров до тропы, сколько до нас)...
  
   Царь, с апломбом: "Делай, как я сказал", в общем, сошлись на одной десятке...
  
   Свист... разрыв... мина -- не дальше чем сто метров от нас!
  
   Царь, по рации: "Вы куда стреляете? Я же сказал, на десятку больше!"... выслушав ответ, задаёт сакраментальный вопрос: "А вы в каком квадрате находитесь?"...
  
   Случилось "маленькое" недоразумение: минометчики оказались не у нас за спиной, как считал Царь, а перед нами, и нам крупно повезло что их командир не согласился с Царем (две десятки!), иначе ловили бы мину у себя на позициях...
  
   Дальше пошло легче... Ещё минут сорок Царь корректирует огонь минометов по другим целям: отрезок другой тропы примерно в километре от нас, перекресток двух троп...
  
   Уходит... Наконец можно спокойно поспать...
   Над Мармолем где-то с двенадцати дня регулярно "висят" вертолеты, периодически доносятся разрывы бомб, высоко над головами пролетают штурмовики, видны пуски ракет по Мармолю, слышно "работу" "Градов". "Активная" фаза операции началась...
  
   ... Часа два дня... команда собираться... спускаемся к БТРам...
  
   Покружив среди сопок, останавливаемся, тропа -- слева от нас, проходит вдоль русла сухого ручья, хотя, судя по ширине и размерам камней, во время дождей или таяния снега тут бушует настоящая горная река...
  
   Схема та же: часть заставы остается возле БТРов, остальные выдвигаются к тропе... Занимаем позиции над тропой, на господствующих высотах... сзади, за спиной, на плохо просматриваемых подходах к позициям устанавливаем растяжки с гранатами и сигнальными минами... До захода солнца ещё пару часов, можно поспать... Перед тем, как уснуть, перематываю портянки...
  
   Маленькая солдатская хитрость: во время активного движения ноги потеют и портянки отсыревают... без движения ноги в сырых портянках мерзнут... поэтому, перед тем как лечь спать или просто сидеть без движения (в засаде) перематываем портянки... тот край, который был обмотан вокруг голени (поверх штанов) и оставшийся сухим, теперь наматывается на переднюю часть стопы, а влажный край теперь будет на голени, где постепенно подсохнет... таким образом портянку можно "менять" несколько раз...
  
   Меня осторожно будит Аржухан... Легкие сумерки... Быстро темнеет... Теоретически, ожидать духов следует не раньше полуночи, но это при условии, что они выйдут из Мармоля после наступления темноты... но! вполне возможен вариант, что из Мармоля они выбрались ещё вчера или даже раньше, день переждали в каком-либо укрытии и с наступлением темноты двинулись дальше... в таком случае, они могут быть перед нами в течение часа-двух... поэтому расслабляться не приходится... за ночь удается пару раз вздремнуть по полчасика... когда уже совсем невмоготу... в ночной тишине периодически слышны серии далеких разрывов, это минометчики работают по пристрелянным целям...
  
   Ночь прошла спокойно... но холодно... светает значительно позже... Небо закрыто плотными серыми облаками... кажется, вот-вот... и пойдет снег... часам к одиннадцати ветер разгоняет тучи, солнце начинает прогревать воздух... вылазить из под брезента все равно не хочется... наконец, команда "Снимаемся!"...
  
   Короткая прогулка к БТРам немного восстанавливает кровообращение, становится теплее...
  
   Пока едем, успеваем в движках нагреть баночки с кашей и пожевать горячего... сразу клонит в сон... держимся...
  
   На месте... Странная закономерность, каждый день позиции все дальше от БТРов...
  
   Устраиваемся... Позиции располагаются по обе стороны ущелья... Из камней, которых здесь огромное количество, выкладываем бруствер, устанавливаем АГС..., Жека с Лучиком рядом оборудуют позицию для своего ПК... посовещавшись, решаем объединить усилия... из двух кусков брезента делаем подобие палатки: один кусок (меньший) кладем на землю, края с трех сторон закрепляем на верху бруствера, чтобы ветер не проникал сквозь каменную кладку, второй кусок (больший) натягиваем сверху, прижимаем камнями по верху бруствера, один край свисает вниз, образуя завесу со стороны "входа"... внутри помещаются три человека... первую половину ночи дежурю я, Мотя и Лучик... Довольные Жека, Котя и Аржухан отправляются спать... Два часа ночи... Пока все тихо... Меняемся...
  
   Утро... Вылезать из под брезента совсем не хочется... Вовремя озвученное предложение что-нибудь съесть придает необходимую целеустремленность... На маленьком костре греем банки с кашей и тушенкой... В нужный момент к "хлебу насущнему" добавляются и зрелища: внизу, на тропе, Царь с ребятами тормозят пастухов, гонящих отару по направлению к горам, Бах, как обычно, переводчик... Через каких-то сорок минут, развернув отару, пастухи уходят... Ещё через пару часов начинаем собираться и мы...
  
   Перебрались в очередное ущелье. БТРы стали справа от тропы, дальше им ходу нет.
  
   Александров дает команду - занимаем позиции впереди на склоне с левой стороны ущелья, так, чтобы в зоне видимости и обстрела была находящаяся чуть дальше по ущелью развилка троп.
  
   Судя по направлению, одна ведет в сторону Мармольского ущелья, другая - в сторону Таш-Кургана, та, по которой пришли мы - тоже выводит к Таш-Кургану, но с другой стороны.
  
   По довольно-таки крутому склону поднимаемся наверх. Да, место выбрано подходящее: с правой стороны ущелья в направлении Мармоля тянется постепенно возвышающийся хребет, с крутыми, обрывающимися в ущелье склонами, отсекающими любую возможность обхода. Наша горка, метров через триста от места остановки БТРов резко сворачивает влево, открывая прекрасный вид на развилку троп и холмистую долину.
  
   Занимаем позиции вдоль обрыва. Мы с Котей, установив АГС, обкладываем позицию камнями. Единственный недостаток - приходится передвигаться ползком, чтобы не "засветиться" на фоне неба.
  
   Часа через полтора, наконец, устроились. Время - около двух часов дня. Каменная стенка хорошо защищала от порывов ветра, солнышко пригревало... перекусив тушенкой с пузырьком одеколона, я задремал...
  
   Но, как говорится, не с нашим счастьем... Буквально минут через двадцать меня растолкал Котя - "Что-то случилось - Васька к нам ползет!"
  
   Я выглянул, действительно, к нам полз Васька Трихлеб. Увидев, что его заметили, он потихоньку проговорил - "Снимаемся! По тихому!! Александров приказал!"
  
   "Твою мать...!!! Вот что мне "нравится" больше ползания по-пластунски, так это ползание по-пластунски с АГСом после обеда! Чего ему неймется?"
  
   Но, увы, приказ есть приказ, да и понятно, что просто так такие приказы не отдают... "Лады! Пришлешь кого-нибудь за кассетами."
  
   Мотнув головой, Васька пополз обратно, а мы принялись за сборы. Собрали шмотки, я упаковал АГС в чехол, нацепил рюкзак, коробку с прицелом, АГС на правое плечо, автомат в руку - вперед! Проползти надо метров пятнадцать - двадцать, но каких?! С железяками! По камням!! С отрыжкой от одеколона!!! Мрак!!!

0x01 graphic

В. Трихлеб... за ним - метрах в 15-20, обрыв... где были наши позиции... стрелка - та самая "дуля", (наша будущая позиция)...

  
   В конце концов выползаю в безопасное место. Мне помогают встать ожидающие нас ребята. Передохнув минут пять, продолжаем спуск. Выходим к БТРам.
  
   Оказывается, пока мы обустраивали наши позиции, по тропе со стороны Мармоля прошли два пастуха, дед и пацан, со стадом овец, голов пятьдесят. Чем-то они Александрову не приглянулись и он решил сменить позиции.
  
   Александров дает новое задание: "Скрытно, по обратной стороне хребта занимаете позиции по правой стороне ущелья, сектор обстрела - тот же. Сикаленко, ты занимаешь позицию вон там" - он ткнул пальцем в возвышенность на хребте - "Сергиенко, ты - где-то рядом. Вперед!"
  
   Поднимаясь вдоль хребта, мимо БТРов, мы с Жекой успели пофилософствовать на тему: кому бегать со стороны в сторону, а кто сидит себе на месте... Правда, спустя несколько минут в нашей беготне появились положительные моменты - особенно хорошо они стали заметны возле одного из БТРов, наполовину

0x01 graphic

  
   закопанного в землю, вокруг него с лопатами продолжали суетиться водила с наводчиком...
   Наконец, мы дошли. Оказывается, на этой стороне наши позиции метров на триста дальше, чуть выше и неплохо замаскированы. Во всяком случае, со своей старой позиции я здесь никого не видел.
  

0x01 graphic

В. Грицай... на позиции...

   Занимавший самую дальнюю позицию Вовчик Грицай ткнул рукой в кучу камней метрах в пятидесяти от себя: "Жека, занимай позицию, это я готовил для себя, но Царь сказал, что далеко от остальных, а теперь в самый раз будет".
  
   Обрадованный Жека рысью рванул устраиваться..., примерно метрах в тридцати - сорока за Жекиной позицией мы с Котей увидели и нашу позицию - ту самую возвышенность, о которой говорил Александров.
  
   Вблизи она мне не понравилась - прямо на верхушке хребта торчит "дуля" высотой метров шесть, наверху - сравнительно ровная площадка метра три на три, позиция в стиле "наша дура выше всех!"
  
   Но..., другие варианты ещё хуже - если расположиться перед "дулей", то из-за бугра не будет видно хребта, и к нам можно будет подойти практически вплотную, если же мы устроимся за бугром - то уже у нас не будет никакой связи с нашими, в то же время, АГС - оружие, стреляющее не только прямой наводкой...
  
   В общем, стали устраиваться наверху. Собрали АГС, я разметил будущую позицию, Жека прислал в помощь Лучка. Вдвоем с Котей они приступили к оборудованию позиции - один копает, второй подтаскивает камни, потом меняются...
  
   Я сижу, осматриваю окрестности, прикидываю расстояние до наиболее приметных ориентиров - создаю виртуальную "схему сектора обстрела".
  
   В какой то момент вдруг понимаю, что после интенсивных физических упражнений мой организм решил срочно распрощаться со съеденными мною кашей и тушенкой, приправленной одеколоном. Быстро достаю из рюкзака дежурную газету, сбрасываю с себя бушлат, бросаю Коте: "Я скоро..." и начинаю спускаться по обратной стороне "дули", на ходу сбрасывая лямки ватных штанов. Цель моего движения - группа камней метрах в пятнадцати ниже хребта, даже сверху видно, что среди этих камней не будешь чувствовать себя как на сцене...
  
   Я спустился почти до уровня хребта, как вдруг...
  
   Боковым зрением справа от себя я уловил какое то движение... Поворачиваю голову - длинная изогнутая дуга пулемётной очереди летит в сторону наших бывших позиций на левой стороне ущелья. У меня на глазах она впивается в склон. В разные стороны брызнули камни, очередь попала в одну из позиций. "ДШК!" - успел подумать я.
   Короткая пауза и следующая очередь бесшумной дугой разносит другую позицию. Ещё одна пауза - третья очередь выбивает камни с моей бывшей позиции...
   Жека с Вовчиком начинают "садить" из своих ПК в направлении места, откуда стреляет ДШК, с моей точки зрения - это бесполезно, расстояние не меньше километра.

0x01 graphic

Где то там и был ДШК...

   ДШК проходит веером по обрыву на месте наших бывших позиций и замолкает. Проходит не более десяти секунд и я вижу, как из-за дальнего склона горы к нашим бывшим позициям выбегает группа из пятнадцати - двадцати духов. Рассыпавшись, они бросаются к позициям...
  
   Жека с Вовчиком продолжают увлеченно лупить в направлении ДШК, не замечая, что духи, обнаружив пустые позиции, подобрались к краю обрыва и начали стрельбу по позициям возле БТРов. Рассудив, что бежать к АГСу долго, да и в своей синей "мастерке" во время подъема по склону я буду как мишень в тире, я сместился поближе к "дуле" и начал стрелять по духам из автомата.
  
   ДШК "ожил"... Теперь очередь веером проходит по нашей стороне хребта. Судя по всему, атакующие духи передали по рации, что позиции пусты и уточнили, откуда по ним ведут огонь.
  
   С противными хлопками недалеко от меня рвутся "МДЗухи", с визгом от камней отскакивают обычные пули...
  
   Жека наконец то заметил что почти перпендикулярно его очередям летят очереди с моего автомата. Проследив путь, он переносит огонь на духов. К нему подключается и Грицай. Духи откатываются назад по склону и пропадают из вида.
  
   ДШК молчит. С криком "Котя, к АГСу!", я бегу, ползу, лезу наверх. Оказывается, Котя лезет рядом со мной. Выскочив наверх, бросаюсь к АГСу, он стоит на обратном склоне вне досягаемости для обстрела ДШК, из вырытой ямки поднимается припорошенная пылью фигура
  
   - Лучок! Ты в порядке?
   - "Да!"
   ... отстегиваю кассету, хватаю АГС, стаскиваю его вниз и устанавливаю недалеко от того места, где лежал я - успел заметить, что туда пули с ДШК не попадали - "мертвая" зона. Котя цепляет кассету, передергиваю затвор и выпускаю несколько очередей в направлении предполагаемого отхода духов...
  
   С начала обстрела прошло не более пяти-семи минут. Постепенно приходим в себя...
  
   "Да!" - прерывает тишину Котя - "Если бы мне кто-нибудь сказал, что в валенках можно так бегать и прыгать - ни за что бы не поверил!"
   - Это ты о чем?
   Оказалось, увидев приближающуюся очередь, Котя не задумываясь, сиганул вниз, за бугор, подальше от ДШК. При этом расстояние метра в три-четыре, отделявшее его от склона, он перемахнул буквально одним прыжком, вторым прыжком он слетел метров на пять вниз по склону, приземлился на довольно крутом склоне и, что примечательно!, практически прилип на месте. Как это у него получилось - Котя сказать не смог, но наше шутливое предложение попробовать ещё раз отверг сразу - по всему выходило, что после прыжка он будет ехать по склону не меньше тридцати - сорока метров.
  
   Лучок тоже не подвел... Когда началась стрельба, он на коленях рыл окоп. Застыв на месте и наблюдая за происходящим, в какой-то момент он, как и Котя, осознал, что очередь вдоль хребта приближается к ним, что вскочить вслед за Котей он не успевает, единственный шанс - спрятаться в выкопанном окопе, что он с успехом и сделал. По его словам, шуршащие рядом пули заставили его вжаться в выкопанную ямку так, что на поверхности земли ничего не выступало. Глядя на размеры ямки, в это верилось с трудом, но следы от пуль в непосредственной близости от края ямы убежали - не врёт! Для интереса мы промеряли выкопанную яму: длина - чуть больше полторы лопаты, МСЛ (0,5 м длины), ширина - лопата, глубина - почти лопата...
  
   Прибежавший Царь успокоил - внизу потерь нет... Минут десять тратим на уточнение наших действий на эту ночь... по команде Царя провожу несколько пристрелочных выстрелов...
  
   Оставшееся до захода солнца время, минут двадцать, тратим на установку растяжек с сигнальными минами и гранатами по хребту и на обратном склоне... все понимают -- по тропе никто не пойдет... во всяком случае, этой ночью, в то же время, от ночных "гостей" мы не застрахованы...
  
   Ночь проходит спокойно... несколько раз за ночь я веду "тревожащий" обстрел указанных целей... развилка троп... тропа в ущелье... ущелье с обратной стороны "нашего" хребта... ещё одна тропа...
  
   Утро испорчено...
   После рассвета я прилег поспать, удалось подремать всего пару часов... приперся Сахно... его, как самого "молодого", Александров отправил в "утренний" обход по позициям...
  
   Сквозь дрему я услышал как он что-то нудит Коте, а Котя сердито огрызается... Я приоткрыл глаза... увиденная картина мгновенно выбросила из сна: над нашей позицией (прямоугольная неглубокая яма, с трех сторон которой по периметру навален каменный бруствер, посредине -- АГС, с одной стороны сплю я, с другой -- бдит Котя) в полный рост стоит Сахно, с деловым видом рассматривая в бинокль окрестности...
  
   "Б...дь! Ты что делаешь?! Ты ж, сука, нам позицию демаскируешь! Слазь!" - я потянулся, чтобы за сапог сдернуть его вниз... и замер...
  
   ... Над моей головой тонко свистнула пуля...
  
   ... Побледневший Сахно мигом оказался между мной и АГСом... я от души "зарядил" ему в бок... "Довы...вался! Чапаев х..в! Наша дура выше всех! Чертила! Ты сейчас отсюда свинтишь, а нам здесь теперь "до упора" на четырех костях ползать!" - я двинул локтем ему в плечо...
  
   "Откуда стреляли? Не заметили?" - начал приходить в себя Сахно...
  
   "Как? Мы же без бинокля! А ты, наверное, в это время в другую сторону смотрел, не заметил... Ну, не беда... Давай мне бинокль, я посмотрю, а ты ещё наверху попрыгаешь!"...(увидеть стрелявшего, конечно, не помогут и три бинокля, если он не будет торчать на вершине какого-нибудь бугра, как Сахно)
  
   Сахно молча вылез с окопа... ползком спустился ниже уровня хребта и, пригибаясь, потрусил вниз...
  
   "Котя!" - позвал я, наблюдая как Сахно, не приближаясь к позициям, катиться вниз - "Пойди предупреди Жеку и Грицая... Только осторожно..."
  
   Сон не шел... к тому времени, когда вернулся Котя, план был готов...
  
   За ночь я выстрелял почти цинк гранат, а это значило, что в моем распоряжении был хороший запас топлива... каждая граната в картонной трубочке-чехле, сам цинк со всех сторон обложен проолифленными досточками, которые замечательно колются штык-ножом и, не менее замечательно горят...
  
   Жека и Грицай встретили моё предложение с воодушевлением... Да оно и понятно, похлебать горячего супчика и запить его чайком намного приятнее, чем жевать холодную кашу или тушенку из сухпая, запивая их холодной водой из фляги...
  
   Они организовали бурную деятельность: Лучик метнулся вниз, к БТРам, за кастрюлей и водой, Котя и Есык занялись поиском и подготовкой места для разведения огня и приготовления еды, Жека и Грицай наблюдали за происходящим, а я, с чувством выполненного долга, улегся спать... Часа через полтора меня разбудил довольный Котя, в руках два котелка: суп и чай...
  
   Ещё через пару часов полудремы на солнышке меня окликнул Жека: "Снимаемся!"
  
   Растолкав спящего Котю, начинаем собираться: я поснимал растяжки, принял от Коти зачехленный АГС и не торопясь и не высовываясь, мы побрели вниз...
  
   ... Переезжаем на новое место... БТРы медленно едут по руслу пересохшего ручья, впереди -- пешая группа, проверяющая дорогу...
  

0x01 graphic

  
   Наконец, мы на месте... Выгружаемся... Оказывается, мы далеко не на месте... Делимся примерно пополам... Меньшая часть остается охранять БТРы...
  

0x01 graphic

БТРщики... в ожидании...

  
   Мы же, навьючив на себя оружие и боеприпасы, по едва заметной тропинке уходим выше... На всякий случай съедаю пару таблеток "Но-шпы"... я все-таки после "Боткина"... Пройдя около трех километров, останавливаемся... внизу, метрах в трехстах, хорошая тропа... справа, на расстоянии до километра, угадывается какое-то жилье...
  
   Располагаемся... группами... по пять-шесть человек, в моей группе я с Котей (АГС), Жека с Лучиком (ПК) и ещё двое автоматчиков - носильщики боеприпасов (БК к АГСу): Аржухан и Ванька...
  
   До вечера -- все спокойно... по тропе движения почти нет... у нас приказ: себя не обнаруживать...
  
   Смеркается... спускаемся с Жекой на тропу... в заранее облюбованном месте устанавливаем несколько растяжек с гранатами... на рассвете, если ночь пройдет спокойно, мы их, конечно, снимем... а сейчас они для нас самые надежные помощники: ночью в горах мирные жители не ходят, можно ожидать "гостей" не сильно напрягая зрение... оружие нацелено на растяжки, если кто их заденет -- пару очередей из АГСа достаточно...
  
   Первую половину ночи дежурю я. Со мной Лучик и Ванька, Жека, Котя и Аржухан спят...
  
   В наступившей тишине слышно как в кишлаке лениво перегавкиваются собаки... похолодало... с завистью поглядываю на спящую троицу, уютно устроившуюся под "дежурным" куском брезента...
  
   Два часа ночи... все спокойно... меняемся... падаю на "нагретое" Жекой место, закрываю глаза... меня нет...
  
   ... Я все-таки есть... и этому есть весомое доказательство: какая-то сволочь трусит меня за плечо... С трудом открываю глаза... светло... Жека... "Пошли растяжки снимать... уже время..."
  
   Вылажу из теплого брезентового кокона, Лучик и Ванька во сне недовольно тянут брезент на себя...
  
   Пару минут прихожу в себя. Спускаемся, снимаем растяжки, возвращаемся назад... Хорошо... размялся и нагрелся... можно спать дальше...
  
   Снимаемся часов в двенадцать... Перед этим пару часов "изображаем активность": проверяем проходящих по тропе... их немного: пара пастухов со стадом овец, дед на ишаке, несколько мужиков на ишаках... едут в горы... этих проверяют тщательно... Царь расспрашивает, Бах переводит... аборигены... из какого-то горного кишлака, возвращаются из Мазарей... на нас косятся с опаской...
  
   "Обозначив" своё присутствие, сворачиваемся. Путь к БТРам кажется в несколько раз длиннее, чем вчера. Наконец, мы у цели...
  
   Александров дает команду: "Полтора часа на обед и отдых".
  
   Двадцать минут и обед готов... Каждый БТР готовит отдельно: паяльная лампа, кастрюля, вода, несколько картошек, пара луковиц, пару банок каши и тушенки -- суп готов, вторая кастрюля или чайник, ещё несколько минут и чай тоже готов...
   После горячей еды глаза закрываются сами...
  
   Следующие пять дней слились в сплошной круговерти: два-три часа дня: переезд на новое место, скрытно занимаем позиции, ночь в тревожном ожидании, с утра и часов до двенадцати - показательное выступление в стиле "место занято", потом, скрытно, возвращаемся к БТРам и все по
  
   0x01 graphic
  
   новой... отличие только в том, насколько далеко и высоко от БТРов приходится идти... Пару раз ограничивались "показательными" выступлениями: пришли, час-полтора помаячили, по-тихому ушли... ночь встречаем в каком-нибудь "соседнем" ущелье... Спим урывками, по два-три часа, холодно... Сколько все это будет продолжаться, не знает никто, кроме офицеров, конечно...
  

0x01 graphic

  
   Единственный "запоминающийся" момент: Котя, неудачно поставивший кассету с гранатами на склоне, через пару секунд скачет за ней, пытаясь ногой "уложить" её набок, а она (кассета) подпрыгивая на камнях, набирая скорость катится вниз... метров пятьдесят... потом Коте чудом удается попасть сапогом по кассете, она падает набок... пару раз переворачивается... плашмя проезжает пару метров и останавливается... Счастливый Котя тащит её обратно, а я ещё пару часов думаю, стоит ли рисковать, стреляя этими гранатами... На всякий случай, заставляю Котю перезарядить кассету, а эти гранаты закопать... попутно выясняется: кассета погнулась, лента с гранатами застряёт... в двух местах... с помощью подручных средств удается немного отогнуть поврежденный участок... пока сойдет...
  
   Наконец, в очередной раз попетляв в предгорьях, выезжаем на трассу... едем в направлении Таш-Кургана... все оживились: "неужели всё!"
  
   Ошибочка...
   Проезжаем крепость, едем по трассе дальше... дорога проходит по узкому ущелью, разрезающему горный хребет... за хребтом сворачиваем с дороги направо, вдоль подножия хребта едем в направлении Мармоля... Проехав несколько километров, останавливаемся, дальше проезда нет, дорогу преграждает старый обвал..., вдаль, по склону, уходит извилистая тропа, справа -- уходит круто вверх стена хребта, слева -- какое-то месиво: холмы, испещренные множеством расщелин, отдельные скальные выступы... Здесь намного теплее, хребет задерживает ветер, гуляющий со стороны пустыни...
  
   Александров с Царем поколдовав над картой, распределяют позиции... Доходит очередь и до нас.
  
   "Сикаленко! Видишь "морду"?" - Александров указывает на виднеющийся впереди выступ хребта, действительно напоминающий голову какого-нибудь неандертальца.
  
   "Вижу"...
   "Через два часа докладываешь, что вы там. Ваша задача..."
  
   Мы -- это все те же: я с Котей, Жека с Лучиком, Ванька и Аржухан.
  
   Нам предстоит сущий пустяк: подняться наверх и по верху хребта пройти около километра...
  
   Взглянув на поднимающийся перед нами крутой скалистый склон, я понимаю: парой таблеток "Но-шпы" не обойдусь... съедаю три...
  
   Начинаем подъем... идем, или лезем, цепочкой: Жека первый, я - за ним, за мной - Котя, Лучик, Иван, Аржуханов...
  
   Подъём долгий и утомительный, несколько раз останавливаемся передохнуть... полустоим-полулежим, прислонившись к камню, несколько минут, потом продолжаем движение...
  
   Сколько ещё подниматься - непонятно, голова уже не поднимается..., просто лезем вверх... Вдруг слышу вверху какой-то шум и лязг оружия...
   "Жека! Что случилось?"
   "Б...дь! Я на верху!!!"
  
   Ещё метров пять вверх... мне в лицо дует ветер... а перед глазами разворачивается великолепная панорама уходящей до самого горизонта пустыни... и подошвы сапог лежащего ничком Жеки...
  
   С нескрываемым вздохом облегчения выползаю наверх и падаю рядом с Жекой... АГС давит к земле... Рядом падает Котя, Лучик и остальные... Несколько минут лежим, приходим в себя... Наконец, у меня появляются силы, чтобы попросить Жеку снять с меня АГС... Ещё через пару минут я уже сижу, любуясь прекрасным видом...
  
   Отлежавшись, грузимся и продолжаем наш нелегкий путь... По вершине хребта вьётся еле заметная тропка, но наша задача не маячить на фоне неба, поэтому мы идем чуть дальше от обрыва и ниже по склону... Идти по наклонной поверхности не очень удобно, но выбора у нас нет...
  
   Мы на месте... Осматриваемся... Подбираем место для позиций с учетом задач, поставленных Александровым... Пока молодежь готовит позиции и устанавливает оружие, мы с Жекой проходим вперед ещё с полкилометра, чтобы оценить возможности "прямого" контакта здесь, наверху... Вполне удовлетворенные увиденным, возвращаемся назад...
  
   Место для позиций выбрали удачное, в небольшой расщелине, обзор замечательный: тропа у подножья хребта как на ладони, видны ещё две тропы... "обратный" склон чистый и хорошо просматривается, кроме одного участка, являющегося как бы продолжением нашей расщелины... там мы установили несколько растяжек с гранатами... незаметно никто не подберется...
  
   По рации докладываю Александрову: "На месте, уже готовы!" уточняем наши возможности и, соответственно, задачи...
  
   До захода солнца ещё пару часов. Посоветовавшись, заставляем молодежь поесть и отправляем спать... ночь будет длинная...
  
   Уговаривать не пришлось, через каких-то пять минут все спят... Мы с Жекой, до наступления темноты, по очереди, тоже вздремнули, минут по сорок...
  
   Стемнело... решаем пока никого не будить... часа через полтора выпускаю кассету по "дальним" тропам... АГС стреляет на 1,7 километра, но, учитывая, что мы метров на восемьсот выше цели, и, вдобавок, воздух в горах более разряженный, дальность в два с половиной километра вполне достижима...
  
   Никто из молодых, не то что не проснулся, даже не пошевелился!
  
   Мы с Жекой "греемся", заряжая ленту гранатами...
  
   Ещё через полтора часа -- повторный обстрел, эффект тот же...
  
   Около часу ночи из кучи спящих вылез Котя... весь скукожился, зубы выбивают дробь... замерз...
  
   Около получаса занимаемся Котей: бег на месте, приседания, отжимания, перетаскивание камней, упражнения с "гирями" (кассета с гранатами весит 14,5 кг)...
  
   Нагрелся... отправили досыпать...
   Ещё два отстрела...
  
   Время -- около четырех утра, глаза закрываются даже стоя... Будим молодежь... поднимаются, как с хорошего бодуна... ничего не соображают... минут пять приводим в чувство...
  
   Главная задача -- не спать! Бегать, прыгать, хоть на голове стоять, но не спать!
  
   Идем на "хитрость": ночью, пару часов назад, "отогнали" группу духов... пытались пройти по хребту... вон оттуда... поэтому -- повышенное внимание!!! Мы бы и сами, но сил уже нет... если что, сразу будите...
  
   Куча стреляных гильз у АГСа -- лучшее подтверждение наших слов... Сон из глаз пропал... теперь и нам можно поспать...
  
   Заворачиваюсь в брезент и выключаюсь...
  
   ... Кто-то трусит за плечо... открываю глаза: светло...
  
   Котя: "Александров передал -- приготовиться по команде через сорок минут открыть огонь по цели номер три"
  
   "Так нах...ра ты меня разбудил так рано? Через полчаса разбудишь" - я попытался снова закутаться в брезент
  
   "Так уже десять минут осталось"...
  
   Пару минут я пытался "сложить картинку": "Ты ж сказал -- через сорок минут"
  
   "Это не я, а Александров"
   "Какая разница, кто? Главное - через сорок минут!"
   "Это было полчаса назад"
   "А зачем ты мне об этом сейчас говоришь?"
   "Ну, он так сказал"... Поговорили...
  
   Вызываю Александрова по рации: прошу уточнить задачу...
   "Цель номер три (развилка троп), перед началом убедиться в отсутствии людей"...
  
   В бинокль осматриваю окрестности развилки: никого...
   Сообщаю по рации... в ответ "Огонь"...
  
   Выпускаю очередь, ещё одну... ещё...
   Очереди "накрывают" развилку вместе с окрестностями... Неплохо... Похоже, ночью я стрелял не хуже...
  
   "Отбой стрельбы. Продолжайте наблюдение"
  
   Сижу... Думаю... Лечь поспать или поесть... Еда победила...
   "Котя! Разводи огонь, грей кашу"
   "И на меня!" - из под брезента высовывается Жека - "Ты что, за ночь не настрелялся? Спать не даешь!" - он попытался "наехать" на меня...
   "Все претензии -- к Александрову!"
   "Понятно"...
  
   Сидим... ждем еду... а вокруг -- красота! Как замечательно выглядит мир с высоты птичьего полёта...
  
   Лирическое настроение , похоже, овладело всеми...
  
   - Вот дома - нарушил молчание Котя - смотрел по телевизору "Клуб кинопутешествий", горы..., думал: как красиво, вот бы когда-нибудь побывать!... - после продолжительной паузы с чувством закончил - Да в гробу я видел эти горы!...
  
   Поели, сидим, греемся на солнышке... обращаю внимание на Котю: он как-то странно себя ведёт... будто прислушивается к чему-то внутри себя...
  
   - Котя! Что с тобой? Все в порядке?
   - Да не пойму... Похоже, я заболел... Ломит всего, а особенно руки и ноги... Как будто ночью не спал, а вагоны разгружал
   Мы с Жекой весело переглянулись...
   - Котя! А ты помнишь, как ты ночью просыпался?
   - А я просыпался?
   - Да, ты замерз и проснулся, мы тебе "согревающую" физкультуру "прописали", с приседаниями, отжиманиями, гирями и бегом...
   Котя смотрит на нас недоверчивым взглядом: он ничего не помнит, но тело подсказывает, что, скорее всего, мы правы...
   Пока сидим, у меня появляется мысль... я встаю:
   - Пойду пройдусь...
   Вчера, когда мы шли сюда, мне показалось, что в одном месте тропа нырнула куда-то в обрыв...
  
   Точно! Метров через четыреста вижу уходящую вниз тропу... судя по направлению, она должна спуститься вниз где-то рядом с обвалом, возле которого стоят БТРы...
  
   Возвращаюсь...
   Наконец, команда сворачиваться...
  
   Собираемся...
   Забираю себе АГС в сборе, со станком, рюкзак и подсумок с магазинами отдаю Коте, все-таки легче чем станок...
  
   Пошли... Иду первым, Жека замыкающий...
   Сворачиваю в обрыв... Тропинка полого спускается по склону. перепрыгивая с одной терраски на другую... С АГСом на плече сильно не попрыгаешь, но все равно, спуск намного легче вчерашнего подъёма... Да, знать бы вчера, сколько бы сил сэкономили...
  
   Я внизу... здесь жарко... впереди, метрах в трехстах - БТРы.
  
   Ноги сами начинают двигаться быстрее... Подхожу к БТРу, с грохотом сгружаю АГС на броню... Силы закончились... Стою, облокотившись на БТР, с трудом прихожу в себя...
  
   - Сикаленко! Ты что там, уснул? Залазь наверх, ехать пора! - Александров...
   - Так ещё не все - из под локтя я вижу - наши метрах в ста от БТРа...
   - Не понял! - Александров - Ты что, сам налегке пришел, а группу бросил...
  
   От этих слов у меня перехватило дыхание: "Я! Налегке?! Оху..ая обезьяна! Попробуй, с..ка, сам так "налегке" походить!" От этих мыслей я забыл про всю усталость, тело налилось силой, развернулось...
   "Сейчас я тебе все расскажу" - мысленно пообещал я, медленно поднимая голову...
   И встретился глазами с улыбающейся физиономией Александрова... рядом с ним -- застывшие в предвкушении морды пацанов...
  
   Немая сцена... пауза и ... хохот...
  
   Суки... Тут еле живой пришел, а им бы только поржать... но живительный хохот уже овладел и мною...
  
   Саня Лунин: - Мурзик, ты в праведном гневе просто неотразим...
   Суки... Развели... И кто?! Александров!
  
   Легко заскакиваю на БТР...
   - Все на месте! Может, поедем?! Или так и будем тут хихикать?...
  

Таш-Курган. Отдых

  

0x01 graphic

  
   Наши блуждания окончены... Во всяком случае, на время...
   Мы в крепости (лагерь ММГ2 в Таш-Кургане)...
  
   У нас ОТДЫХ...
   Для отдыха нам выделили два пустующих блиндажа (мангруппа, как и мы, где-то в окрестностях Мармоля), через пару часов обещают баню...
  
   Размещаемся... Как обычно, осенники в одном блиндаже, мы в другом...
  
   В блиндаже тепло, оставшиеся "на хозяйстве" ребята с мангруппы не ленятся: топиться две печки-буржуйки... стеллаж для оружия, несколько сбитых из досок столов с лавками, кровати...
  
   На кроватях матрасы, подушки, одеяла, конечно, без простыней и наволочек, но и это уже роскошь...
  
   Первый раз за две недели снимаю бушлат и ватные штаны...
   Тепло обволакивает все тело... Хорошо...
  
   До бани ещё час-полтора... можно просто полежать на мягкой кровати... конечно не спать!... после бани можно будет и поспать... а сейчас -- только полежать... на мягкой кровати... в тепле... в безопасности...
  
   ...Кто-то трясёт меня... С трудом открываю слипающиеся глаза: Бутырский...
   - Сикаленко!" - трясет - Просыпайся! В баню! - трясет - Надо идти в баню!
   - Да! - соглашаюсь я - Надо! Сейчас! Через минутку! - голова тянется к такой чудесной мягкой теплой подушке, глаза сами закрываются...
  
   Но я уже не первая жертва Бутика... Он поднимает меня с кровати... засовывает в карман кусок мыла, цепляет на шею полотенце и, буквально выталкивает меня из блиндажа...
  
   Я медленно прихожу в себя... Сумерки... Где я? Что со мной?!
  
   Я, в военной форме, с какой-то белой тряпкой в руке, стою на боковой аллее парка отдыха им. М. Горького у нас в Харькове...
   (вы помните, выше я уже писал: перед дворцом терраса с бассейном, дальше -- аллея, напоминающая аллеи в харьковском парке отдыха им. Горького: широкая (метров сорок) аллея, по краям обсаженная деревьями, дорожки (метров по шесть) второй ряд деревьев, дальше -- заросли кустарников, среди которых и находятся блиндажи)...
  

0x01 graphic

Блиндажи - правее, за деревьями...

  
  
   Я в Харькове?! А как я сюда попал? Почему форма? Может я просто пьяный? А армия мне приснилась? Тогда почему в форме?
  
   Калейдоскоп мыслей вихрем проносится в голове... Вдруг... Сзади какой-то шум... Поворачиваюсь... Знакомое лицо... Хован...
   - Колька! - обрадовался я - Мы где?
   Хован недоуменно смотрит по сторонам, пожимает плечами: - В Таш-Кургане...
  
   Картинка стала на место... Мы в Таш-Кургане... в мангруппе... на отдыхе... идем в баню...
  
   Баня... душевая и парилка...
   Перед тем, как отправиться в парилку, набираю пару тазиков горячей воды: в один -- трусы и футболку, в другой -- шерстяные носки (подарок из дома на Новый год), пусть "отмокают"...
  
   Бодрый и свежевымытый после парилки приступаю к стирке... Футболка... была яркого желто-оранжевого цвета... сейчас она просто грязно-серая... Стираю долго... воду меняю раз шесть... наконец, вода чистая... футболка осталась сероватой... пот и грязь сделали свое дело...
  
   Перехожу к носкам... В тазу -- жидкая грязь, в которой плавают носки... вытаскиваю носки, выливаю грязь, наливаю чистую воду, бросаю в таз носки... Стоп! Да это уже не носки... вся нижняя часть носка -- просто крупноячеистая сетка из ниток основы... вся шерсть вытерлась и держалась только за счет грязи... а я все думал: с чего это у меня ноги мерзнут... придется возвращаться к портянкам...
  
   Возвращаемся в блиндаж... Молодежь уже притащила со столовой еду... Поели... можно и поспать...
  
   ... Просыпаюсь... нужда заставила... быстро сбегал наверх... светло... холодно... возвращаюсь назад... кто-то ещё спит... несколько человек за столом играют в домино... смотрю на часы: первый час... хорошо поспал -- шестнадцать часов не просыпаясь...
  
   Оказывается, я проснулся вовремя: молодежь притащила обед... получается, завтрак я благополучно проспал... ответ на мой простой вопрос: "Почему не разбудили?" обескураживает... "Будили... матерился и бросался подушкой"... правда, не я один такой...
  
   ...Третьи сутки отдыха на исходе... Сон, домино, телевизор, магнитофон... "Динамик"... "команда "Альфа": "Стиляга"... "Шторм"...,
  
   Аборигены показали местное "развлечение" - "охота на мышей": из патрона вытаскивается пуля, отсыпается большая часть пороха, отверстие затыкается комочком жеваной бумаги...
  
   "Охотник" сидит на табурете в ожидании добычи, приманка -- кусочек хлеба... из какой-нибудь щели между бревнами выбегает очередная мышь... выстрел (тихий хлопок)... комочек бумаги бьет мышь... готова... когда "пуля" бьет мимо цели, получается ещё интересней: "шмяк!" рядом с мышью, мышь подскакивает на месте и падает... без сознания или мертвая...
  
   Пришел Царь... Устроил вынос мозга за нечищеное оружие... всем...
   Часа на полтора блиндаж превращается в оружейную мастерскую... Пользуясь случаем, заставляю Котю отрихтовать погнутую кассету...
  
   Четвертый день отдыха... Утро... Лафа закончилась...
  
   Чтобы дать возможность отдохнуть и помыться местным, нам поручают охрану лагеря...
  
   Четыре поста - угловые башни, два поста -- у ворот, склад ГСМ, боеприпасов... десять-четырнадцать человек в смену... четыре смены по шесть часов... занята вся застава, кроме БТРщиков, те, как обычно в таких случаях, заняты "обслуживанием" техники...
  
   Я, Котя, Жека, Лучик, Аржухан и Илюха -- правая угловая (от главных ворот) башня...
  
   Да, шесть человек: по два на две ночных смены, и по одному на две дневных...
  
   Располагаемся в "караульном" помещении в основании башни... Внутри: нары для сна, вешалка для одежды, печка-буржуйка...
  
   Толщина глиняной стены впечатляет: у основания больше двух метров...
  
   В стене, рядом со входом в "караулку", лестница наверх, на "смотровую" площадку -- помещение с дощатым (из минометных ящиков) потолком и узкими вертикальными бойницами по кругу, через полтора -- два метра...
  
   Снаружи, по периметру, стены крепости имеют дополнительную "защиту": забор из колючей проволоки, с обеих сторон забора -- МЗП (малозаметное препятствие: - хитрым способом соединенная тонкая стальная проволока, действующая как паутина), вдоль стены натыканы МОНки (мины осколочные направленного действия) и сигналки...
  
   По моему, дежурство на постах это что-то вроде почетного караула: декоративная акция с демонстрацией бдительности... Но... приказ есть приказ...
  
   Первая ночь проходит спокойно... Выясняется "милая" подробность: печка дымит нещадно, длинный, около четырех метров, почти горизонтальный кусок трубы похоже, забит сажей (печка топится дровами и углем)... надо что-то делать...
  
   Отправляем молодежь за необходимым "инвентарем"... через полчаса они возвращаются... в руках мешочки с дополнительными зарядами к СПГ: пучок пороховых пластинок, отдаленно напоминающих лапшу.
  
   Для первого "сеанса" решаем использовать ползаряда... Разделив пучок примерно пополам, Аржухан откладывает одну часть себе за спину, вторую сует в печку, на тлеющие угли, закрывает дверку и поплотнее прижимает её сапогом...
  
   Проходит несколько секунд... вспышка... хлопок... гудение, как у летящего самолёта... со всех щелей буржуйки, а их оказывается очень много, в разный стороны бьют языки пламени... один из них дотягивается до второй половины пучка...
  
   Вспышка... караулка освещается ярким светом... Илюха, спящий на нарах, подскакивает, не раздумывая, хватает автомат и прыгает за нары... Аржухан, как огненная саламандра, окутан пламенем... Хлопок... темнота...
   - Аржухан! Юрка! Ты живой? Все в порядке?
   - Да...
   Звучит как музыка...
  
   Выбираемся из караулки... В воздухе медленно оседают частички сажи... Снег, выпавший пару дней назад, пока мы отсыпались, темнеет на глазах... Сажа разлетелась метров на пятьдесят...
  
   Котя, сидевший на посту, рассказывает: - Сижу... Вдруг сзади какой-то гул... поворачиваюсь... хлопок... вверх бьёт черный фонтан, метрах в пятнадцати над головой "раскрывается"... ветер медленно сносит его на лагерь...
  
   Аржухан отделался легким испугом и бровями с ресницами... как корова языком слизала...
  
   Кроме Аржухана пострадали двое: тулуп и шапка на вешалке...
   Шапка просто сверху обгорела (мех)...
   У тулупа съежился один рукав, и по длине, и по диаметру... Ощущение: к обычному тулупу пришили рукав от детского (лет на пять-шесть)...
  
   Зато печку почистили замечательно... в караулке тепло и есть чем дышать...
  
   После обеда к нам подходит капитан, разведчик из опергруппы: - Кто в первую половину ночи дежурит? Пошли наверх...
   Поднимаемся с Жекой наверх...
   - С одиннадцати до двенадцати, в этом районе - капитан показывает в бойницу заброшенный сад метрах в четырехстах от нас - могут сигналить... светом фонаря... увидите, дадите очередь из автомата... туда - он ткнул рукой в направлении развалин старой крепости - и сразу звоните на коммутатор - он указал на стоящий в нише полевой телефон... - Все ясно?
   - Могут или будут?
   - Как получится! - он пожал плечами...
  
   Замечательно... то ли будут, то ли нет, а нам добрых два часа, с половины одиннадцатого до половины первого пялить глаза неизвестно зачем...
  
   Ночь, кто бы сомневался, прошла тихо и спокойно...
  
   После обеда... тот же капитан: - Кто дежурит ночью?
   - Мы...
   - Вы все помните?
   - Так точно...
   - Ну, тогда до вечера...
   Вечер... Время к одиннадцати... бдим в указанном направлении... начало первого... все ещё бдим... вдруг... в районе сада вспышки света... наконец то... Жека к телефону, я с автоматом к бойнице...
   Через пять минут капитан возле нас... несколько вспышек фонаря... из сада ответ...
   - Порядок! - капитан быстро уходит...
   - И это все? - переглядываемся мы с Жекой
  
   Утром узнаем: капитан уходил... один... через главные ворота... ненадолго... вернулся быстро, не один... "гостей" выпустили обратно часа за полтора до рассвета...
  
   Наше дежурство закончилось... В десять утра выезжаем на Мазари...
  

0x01 graphic


  

Мазари

  
   Мы в Мазарях...
  
   Чем будем заниматься, пока не ясно, но...
  
   Нам выделили два блиндажа... занимаемся обустройством...
  
   Первая мангруппа, по слухам, полным составом перебирается в освобожденное от духов Мармольское ущелье, там они начинают строительство нового постоянного лагеря (чтобы в с таким трудом отбитый Мармоль не вернулись духи).
  
   На место Первой мангруппы в Мазари-Шариф будет введена из Союза новая, Третья ММГ... До их прибытия лагерь в Мазарях под нашей охраной...
  
   В лагере ещё находятся остатки подразделений первой ММГ, которые до этого обеспечивали охрану лагеря и поддержку подразделений, принимающих участие в операции, т. е. отправку в горы на вертолетах продовольствия, воды, топлива, боеприпасов...
  
   На нас ложится в первую очередь охрана лагеря и, чуть позже, после окончания прокладки дороги в ущелье, сопровождение колонн из Мазарей в Мармольское ущелье... стройматериалы (в первую очередь -- бревна для блиндажей), ГСМ, боеприпасы, продовольствие...
  
   Но это все позже... а пока, мы устраиваемся...
   Условия -- спартанские... кровати есть, но... ни матрасов, ни подушек, ни одеял... но это - значительно лучше чем в окопах... притащили из БТРов брезент... бушлаты вместо матрасов...
  
   Молодежь обеспечивает отопление... жалуются: с дровами проблема, с углем тоже...
  
   Идем смотреть... дрова: бревна из акации, диаметром сантиметров семьдесят-восемьдесят... при попытке отпилить чурбан длиной сантиметров тридцать-сорок двуручной пилой "Дружба-2" древесина буквально разваливается на "волокна" толщиной с палец... уголь: куча смерзшейся пыли... из опыта знаем, когда в мангруппу привозят дрова и уголь, все подразделения мангруппы сразу же растаскивают их по блиндажам, точнее, возле каждого блиндажа есть "склад" (возле наших они пустые -- растащили), поэтому все понятно... нам достались остатки... надо что-то решать... отправляем "гонцов" по лагерю... может, что найдут...
  
   Возле вертолетной площадки куча крупного угля... этот уголь для ребят, сидящих в горах, его туда возят вертолетами... хоть он и не охраняется. никто его не трогает... как и длинные сосновые бревна, штабелями лежащие недалеко от нашего блиндажа... это стройматериалы для блиндажей в Мармоле...
  
   На охрану заступаем с вечера, с восьми часов...
  
   С утра поиски топлива продолжились... в блиндаже было прохладно...
  
   Пока молодежь рыщет по лагерю в поисках каких-нибудь дров, идем в "гости". В блиндаже первой заставы нас встречают ребята нашего призыва, вместе были на учебном...
  
   В блиндаже жарко, просто неприлично жарко...
   - Что, решили все дрова до отъезда спалить? Лучше нам оставьте...
   - Да нет, просто у нас дрова с секретом...
   ... и показывают нам "секрет"...
   В ведре розоватые полупрозрачные куски какого-то похожего на мыло вещества -- взрывчатка?
   Да... тротил с итальянских противотанковых и противотранспортных пластиковых мин...
  
   В лагерь свозят трофеи со складов, обнаруженных в Мармоле, среди них много таких мин.
  

0x01 graphic

  
   Нам показывают палатку, в которой хранятся мины... тут же -- маленький мастер-класс: раскручивается корпус, внутри -- розовый "бублик" тротила, в отверстии две "шайбы" оранжевого цвета...
  
   - С этим поосторожнее... это детонатор... взрывчатка, срабатывающая от сжатия или сильного удара, в печку совать не надо, лучше куда-нибудь выбросить...
   - Куда?
   - Мы в туалет выбрасываем... А корпуса надо собрать, и оставить здесь... Чтобы не нарушать "отчетность"...
  
   ...Жизнь налаживается... В блиндаже тепло... достаточно, чтобы в печи постоянно горел хотя бы небольшой огонь или были хорошие угли... брошенный кусок тротила размером с яйцо во время горения выделяет огромное количество тепла... несколько кусков и тепло в блиндаже обеспечено... не меньше чем на пару часов... задача дневального -- поддерживать огонь в печи и своевременно подбрасывать "топливо"...
  
   Хован "решил" больной для многих вопрос: чем заменить старые износившиеся портянки...
  
   За вертолетной площадкой и складом ГСМ, почти до самых окопов рубежа обороны лагеря перед операцией были установлены пару десятков больших армейских палаток... на всякий случай... Сейчас они пустуют, да и вряд ли будут использоваться... все в Мармоле...
  
   Армейская палатка... брезентовый верх, под ним слой "утеплителя" - тонкая шерстяная ткань (фетр), под ним "отбеливатель" - тонкая белая хлопчатобумажная ткань, чтобы в палатке было посветлее...
  
   Мы в палатке... приподняв край "отбеливателя", отрезаем полосу "утеплителя" - получатся шикарные портянки...
  
   Третий день... новая напасть... По лагерю, как голодный волк, рыщет майор Моторный... замначальника отряда по тылу... он "обеспечивает" отправку грузов (продовольствие, вода, топливо, боеприпасы) подразделениям, "сидящим" в горах, на "точках"...
  
   Доставка производится вертолетами, загрузка вертолетов осуществляется силами, находящимися в лагере... чем быстрее происходит загрузка, тем больше вылетов может быть совершено за день... Моторному мало даже тех людей, которые высвободились с охраны лагеря... он бегает по блиндажам, собирает всех "свободных" от службы... для него не существует понятия "сон после наряда"... ответ один: - Потом доспите... А сейчас... на загрузку... воды, продуктов, дров, угля, боеприпасов... Ваши же товарищи в горах без них сидят...
  
   Спорить бесполезно... я убедился сам... через пару дней...
  
   Меня разбудил крик кого-то из молодых: - Атас! Моторный идет!...
   Часть народа (моего призыва) успела по быстрому смыться с блиндажа... Я замешкался... и не только я...
  
   Дверной проем заслонила немаленькая фигура Моторного...
   - Так... Все на загрузку вертолетов... Срочно... Сейчас... Все выходим... - слегка охрипшим усталым голосом...
  
   Молодежь потянулась к выходу... Наши тоже... Я решил испытать судьбу... подхожу к Моторному...
   - Товарищ майор! Я после "Боткина", мне тяжелого поднимать нельзя...
  
   Моторный... в метре от меня... поднимает руку с до этого бесполезным мегафоном...
   - Боец! Я сказал! Быстро! На погрузку!...
  
   Делать нечего... попал, так попал... иду...
  
   Нам выпала "удача": грузим воду в больших полиэтиленовых мешках... по два-три человека на мешок... и уголь... приходится носить куски...
  
   Носим... В вертолете на полу кусок грязного брезента... там, наверху, его просто вытащат из вертолета... разгрузка закончена... но, чтобы его нагрузить... каждый кусок надо принести и положить...
  
   Подходит Моторный... довольным взглядом окидывает деловую суету на вертолетной площадке...
  
   Мимо иду я... в руках -- большой кусок угля... на лице -- недовольная мина...
   - Боец! - окликает меня Моторный - Это ты после "Боткина"?
   - Я...
   - Ты помногу не бери...
  
   От проявленной "отеческой" заботы меня чуть не складывает пополам от смеха... злость прошла...
  
   ... Установился какой-то порядок... службу несем на одних и тех же постах, в одну и ту же смену... меняемся сами, офицеры, по очереди, иногда устраивают обход позиций... все как обычно...
  
   ... Мы уже почти неделю в Мазарях, но все это время еду приходится готовить самим... Пытаемся как то разнообразить питание... Например, голубями...
  
   Голубей здесь "море"... Особенно любят они мусорную яму за столовой... но там их ловить неудобно.. поэтому...
  
   Недалеко от входа в наш блиндаж оборудовали "кормушку": площадка, на которую каждый день высыпаем две-три буханки измельченного хлеба... там же стоит ящик из-под мин... палка, веревка... вот и вся нехитрая снасть...
  
   Раз в пару дней ящик вступает в работу... наловить четыре десятка голубей за два-три часа совсем не проблема... это занятие для двух человек... ещё человека три занимаются подготовкой: ободрать перья, выпотрошить, помыть...
  
   А потом... супчик с голубями или гречневая каша с голубями и на голубином бульоне... это я вам скажу...
  
   ... У Бутика чуть не случился удар...
  
   Утро... Бутырский спускается в наш блиндаж... входит в "предбанник"... наблюдает такую картину: на полу стоит деревянный чурбан... на нем -- розовый "бублик" тротила... рядом с чурбаном -- оцинкованная "тридцатка" (кастрюля) на треть заполненная кусками тротила (ещё один "бублик")... перед чурбаном -- Котя... с сигаретой в зубах и топором в руке...
   В тот момент, когда Бутик переступает порог "предбанника", обух топора с хрустом опускается на "бублик"... тот разваливается...
  
   - Котляров!!! Ты, бл... что делаешь? - крик, по моему, слышен и на улице...
   Котя, невозмутимо вынимает сигарету изо рта: - Что делаю? Дрова, бля, колю! - и наносит очередной удар...
  
   Минут пятнадцать успокаиваем Бутика, мол, ничего страшного, он от этого не взрывается, а горит замечательно...
   - А вы уже пробовали?" - не успокаивается он
  
   "Да мы с самого начала им топим - "успокаивает" кто-то... Бутик заметно бледнеет...
  
   ...Завтра -- первая колонна в Мармоль, дорогу через ущелье до лагеря мангруппы пробили...
  
   Сегодня -- весь день погрузка колонны... в первую очередь бревна, доски, буржуйки, палатки, продукты... В погрузке заняты все...
  
   Утро... Выезжаем... Четыре БТРа, наш, как обычно, замыкающий...
  
   От лагеря до входа в Мармольское ущелье не более сорока километров... едем около двух с половиной часов...
  
   Наконец, мы у входа...
  

0x01 graphic

  
   Колонна медленно втягивается в узкое ущелье, змеёй извивающееся сквозь хребет... В стенах ущелья видны пещеры, все с явными признаками былого присутствия людей... перед некоторыми оборудованы позиции...
  

0x01 graphic

  
   Проход не широкий, местами две машины не разминутся... отвесно, а кое-где и нависая над проходом, уходят высоко вверх стены ущелья... в нескольких местах машинам приходится объезжать огромные, в несколько метров высотой, обломки скал, явно свалившиеся сверху...
  
   Хребет позади... дорога идет по склону горы... ныряет в узкий проход между скалами... через время этот проход назовут "чертовыми воротами"... узкий, со скальными выступами и поворотом на выходе... ширина около трех метров... машины местами цепляют бортами...
   БТРы протискиваются с трудом... выезжаем...
  
   Дальше поворот влево, мы движемся свежепробитой дорогой по склону горы... интересная деталь: справа и выше от выхода из "чертовых ворот", каменная стенка, за ней несколько жилых построек... идеальная позиция, чтобы сдерживать какого угодно противника...
  

0x01 graphic

Духовские позиции за "Чертовыми воротами"...

0x01 graphic

Первая колонна в Мармоль...

  
   Мы на месте будущего лагеря...
  
   Машины разгружаются буквально за два часа...
   Пока собирается колонна, успеваем переброситься несколькими словами со своими пацанами из мангруппы: пока живут в палатках-землянках, по несколько человек... вода? есть родник... с дровами были проблемы... теперь -- мы навезли... котлованы для блиндажей уже готовы... строительство блиндажей -- несколько дней дружной работы... есть очень "заинтересованные" строители: дембеля-осенники... лишь бы не было дождя или снега... все в порядке... потерь нет...
  
   Попутно выясняем: первая мангруппа занята обустройством, вторая -- охраной... на входе в ущелье со стороны равнины -- застава второй мангруппы, охрана лагеря по периметру -- вторая мангруппа, на точке 1534 (над кишлаком) -- первая застава первой мангруппа... сверху, на вершинах окружающих гор - на площадках, мангруппу прикрывают ребята из ДШ... керкинского, пянджского, московского...
  
   В Мазари возвращаемся в сумерках...
  
   Приятная новость: через пару дней должна прийти новая мангруппа...
  

Третья ММГ

  
   Мангруппа приходит... не через два, через три дня... Мы успеваем ещё раз сгонять колонну в Мармоль... и, практически каждый день: вертолеты... вертолеты... вертолеты...
  
   Солнечное утро... ну, как утро... часов одиннадцать... греемся на солнышке возле блиндажа... ждем... по слухам, третья ММГ уже на подходе...
  

0x01 graphic

  
   Сделаю маленькое отступление... немного об одежде и не только о ней...
  
   Основными критериями "использования" одежды в Афганистане являлись не мифические требования и положения Устава, а, в основном, удобство и практичность...
   В первую очередь это касалось зимней одежды: шапка -- обычно без звезды или кокарды... очень часто шапка используется вместо "подушки", чтобы не уколоться... о погонах и петлицах на бушлатах даже не упоминаю... только у офицеров, и то, не у всех... под бушлатом и хэбэ - свитер, не "уставной", нам почему то "не положено", а какой придется... большой популярностью пользовались синие шерстяные "мастерки" ("олимпийки") с высоким "горлом" на змейке... подсумок с магазинами, при необходимости, на ремне под бушлатом, хотя обычно хватало двух "спарок": два магазина от РПК (по 45 патронов), повернутые на 1800 и скрученные проволокой и изолентой... одна -- в автомате, вторая -- в кармане ватных штанов (только не спрашивайте - откуда такое количество магазинов, если все РПК на заставе с полным комплектом)...
  
   К чему такое отступление: мы оказались не готовы к встрече с Третьей ММГ...
  
   ... Вдали послышался все усиливающийся гул, в небе над городом повисла темная полоса, медленно приближавшаяся к нам...
   На дороге, ведущей к лагерю, показались первые машины: БМП, БМП, БМП...
  
   Вот откуда такой гул: похоже вся мангруппа на БМП... в первой и второй в основном БТРы и только по одной заставе на БМП... в Третьей, как оказалось, с точностью наоборот...
  
   Колонна вытягивается из города, медленно вползает на территорию лагеря... машины рядами становятся между линией окопов и наружным ограждением из колючей проволоки... На броне -- никого, люки задраены...
  
   Напротив нас останавливается БМП... в открытую бойницу на нас смотрит чей то глаз...
   Машины стоят... люки не открываются... никто не выходит...
   Мы заинтриговано наблюдаем... глохнут моторы...
  
   Из кабины 131го ЗиЛа, стоящего перед БМП, выпрыгивает капитан... подняв вверх правую руку, он орёт: "К машине!"...
  
   БМП как будто взрывается... распахиваются задние двери, откидываются верхние люки... из люка высовывается голова:
   - Товарищ капитан, а противогазы брать?
   - Что за вопрос? - возмущенно орет капитан...
   Голова исчезла...
  
   Из БМП выскакивают "пассажиры"... восемь человек... в полной "сбруе": ремень с лямками, на ремне весь "набор": подсумок с магазинами, подсумок с гранатами, штык-нож, сзади: фляга и !!!лопата!!! через плечо висит сумка противогаза, на плече автомат, на спине -- вещмешок... при этом они в бушлатах и ватных штанах... как они там поместились? Да и вообще: зрелище не для слабонервных...
  
   Строятся... настороженно глядя по сторонам... в тревожном ожидании чего-то неприятного... или страшного... наших расслабленных фигур, заинтересованно наблюдающих за происходящим, они, похоже, не замечают...
  
   ... Жить стало полегче... Погрузка вертолетов, колонн, уже не наше дело... За нами охрана лагеря и сопровождение колонн... пока... можно отоспаться...
  
   Третья мангруппа обустраивается, обживается... Им повезло... Лагерь готов, строить блиндажи не надо... все построено Первой мангруппой...
  
   Мангруппа прибыла к нам откуда то с китайской границы. Там они несколько месяцев проходили подготовку. Потом, с Нового года, они, оказывается, были у нас в Термезе, на учебном...
  
   Пока они просто "привыкают" к окружающей обстановке. Единственное занятие: это погрузка вертолетов и колонн... Но скучать им не приходится, каждый день у них с утра: зарядка, после завтрака обязательное построение на плацу... распределение работ...
  
   С третьего дня работает столовая... собственно, она работала и раньше, но кормили только мангрупповских (1ММГ), нас, как оказалось, просто некому было принять на довольствие... все в Мармоле... Теперь вопрос с питанием решён... только рассматривать это как улучшение условий не получается...
  
   Поэтому, все продолжается как прежде: молодежь регулярно ловит голубей (их количество, кажется, только увеличивается), из "сэкономленных" запасов варим обед... Завтрак и ужин все таки посещаем, там дают сливочное масло... или посылаем за ним молодежь...
  
   Конечно, без недоразумений не обошлось... начиная с первого посещения столовой: дежурный лейтенант и прапорщик (начальник столовой) попытались "качать права": посещение столовой строем и всей заставой... даже без привлечения наших офицеров (чего по пустякам беспокоить) решаем вопрос со "свободным" доступом: часть заставы на постах, часть спит после службы, покажите наши семь столов (на семьдесят человек), с остальным разберёмся сами... посуду ("бачки"(кастрюли) будем возвращать в целости и сохранности...
  
   К слову... о том, что "переговоры" вели не офицеры, начстоловой понял дня через три... но все осталось по прежнему... оказался нормальный мужик...
  
   Очередная колонна в Мармоль... Мы уже не гоняем БТРы по ущелью... Доводим колонну до "входа" и ждем возвращения...
  
   Так и в этот раз... Машины пошли дальше, мы располагаемся ждать... Кто то отправляется в "гости" к ребятам со Второй мангруппы, их застава охраняет вход в ущелье... Кто то укладывается спать... Кто то просто сидит или лежит на БТРах, наслаждаясь временным ничегонеделаньем...
  
   Олежа Ленев, водила 200го БТРа, минут пятнадцать крутиться БТРом на месте, вместо того, чтобы просто, описав дугу, развернуться: два метра вперёд (колеса влево), два метра назад (колеса вправо) и так ...цать раз подряд... наконец, угомонился и он... отдыхаем... тишина... солнышко...
  

0x01 graphic

БТР N 200... О. Ленев, В. Леончик, Н. Хованов, А. Лысенко

  
   ... Из ущелья доносится гул... он становится все громче... гул сопровождается каким-то лязгом... Через несколько минут из ущелья появляется колонна... несколько танков... 122 полк... уходят "домой"...
  

0x01 graphic

  
   Танки идут мимо нас...
  
   Грохот разрыва... Один из танков слегка подпрыгивает и останавливается... Двое ребят, спавшие на броне 200го БТРа, буквально "сдуты" на землю взрывной волной... Танк подорвался напротив 200го БТРа...
  
   Из танка, матерясь, вылазит экипаж... все живы... легкая контузия... повезло... мина оказалась противотранспортной, побило траки и каток...
   Танкисты сообща меняют каток и траки... Из мангруппы едет группа саперов... будут осматривать окрестности, скорее всего мина здесь не одна...
  
   Олежа Ленёв курит одну сигарету за другой... Следы колес его БТРа не доходят до мины каких-то полтора метра... Он единственный, чей БТР не стал разворачиваться по дуге... "Хотел... Но передумал... В последний момент..."
  
   Приезжают саперы... Часа через полтора: "Мин нет... все вокруг чисто"...
  
   Танки, закончив ремонт, уходят... Я слышу, как командир саперов советует танкистам, на всякий случай, не ехать по наезженной колее...
  
   После этого он ещё долго о чем-то разговаривает с Александровым и Царем...
  
   ... Охрана лагеря уже не на нас! Третья мангруппа...
  
   В первую ночь, конечно же, не обошлось без приключений... Время -- около одиннадцати вечера... мы, человек шесть, тихо переговариваясь, сидим возле блиндажа, спать ещё не хочется... Тишина... С околицы Мазарей доносится ленивый лай собак...
  
   Три красные ракеты над лагерем... Тревога!
   Из соседних блиндажей выскакивают темные силуэты с оружием и ручейками растекаются по окопам...
  
   - Учения, наверное... Могли бы и предупредить - лениво зевает кто-то...
   Гул моторов... освещая прожекторами периметр (заграждение из колючей проволоки) по кругу, с внешней стороны окопов, двигаются, похоже, ВСЕ БМП мангруппы...
  
   - Почему не на позициях?... Почему без оружия?... Проникновение в лагерь!... - рядом с нами материализовался капитан, командир одной из застав Третьей мангруппы...
  
   - Так это у вас не учения?! Какое проникновение? Откуда? - напряглись мы...
   -В районе шестого поста... Заметили одного человека...
  
   Шестой пост... Это на противоположной стороне лагеря... За колючкой -- равнина... спрятаться негде... перед колючкой МЗП, мины, сигналки... Бред... Мы расслабились...
  
   Цирк продолжается ещё часа полтора... С проческой лагеря...
  
   В конце-концов выясняется: связист Первой мангруппы, их блиндаж находится метрах в ста от шестого поста, а выход из блиндажа буквально в метре от линии окопов, вышел по "малой нужде"... и, по привычке, перескочив окоп, отошел метров на пять... потом вернулся обратно... "Бдительные" постовые, похоже, прозевали "выход", зато заметили "возвращение"... они и подняли тревогу... их не смутил даже тот факт, что не сработала ни одна мина или сигналка, а их там, как грязи...
  
   Этот эпизод явился "последней каплей" в медленно нарастающем напряжении между "старожилами": остатками Первой мангруппы и нашей заставой, с одной стороны и "новоселами" - Третьей мангруппой...
  
   Растущее раздражение командования Третьей мангруппы вполне можно понять: по лагерю, якобы находящемуся в их ведении, свободно и бесконтрольно передвигаются посторонние военнослужащие, мало того что не считаясь с установленным распорядком, но и своим поведением и внешним видом подающие "дурной" пример военнослужащим мангруппы...
  
   Наутро в штабе состоялась "жаркая" беседа... Результат: общее построение всех подразделений... Третьей мангруппы...
  
   Плац... Огромной буквой "П" стоят заставы третьей мангруппы, перед ними, со "свободной" стороны, группа офицеров... руководство мангруппы и начальник Оперативной группы...
  
   Выступление начальника Оперативной группы... кратко: "Солдаты! Сержанты! Офицеры! Вы прибыли сюда, в Афганистан, для того чтобы с честью выполнить свой долг перед Родиной! Вам предстоит ещё многому научиться и узнать, прежде чем вы сможете эффективно и без потерь выполнять поставленные перед вами боевые задачи... ... Солдаты! Сержанты! Офицеры! Здесь, в лагере вашей мангруппы, сейчас находятся БОЙЦЫ!!! занятые выполнением важной боевой задачи и ваши первостепенные задачи: Не мешать! По возможности помогать! Учится на их примере... Мангруппа! Равняйсь! Смирно! По расположениям -- Разойдись!"...
  
   Во время этой пламенной речи, за спиной группы офицеров, метрах в сорока-пятидесяти, наши молодые увлеченно ловили очередную "партию" голубей... (грохот падающего ящика периодически перебивал голос выступающего)...
  
   ... У нас гость... Пришел старший лейтенант Артемьев... он заведует ПФС (продуктово-фуражная служба -- склад продуктов) ему надо помочь: провести инвентаризацию склада... нужны человек десять-пятнадцать... в переговоры вступает Алехин... не договорились... недовольный Артемьев выходит... Через пару минут начинает дымить печка... Посланный наверх молодой докладывает: "Артемьев ногой закрыл дымовую трубу" (сверху, на "крыше" блиндажа, труба выступает не больше чем на тридцать-сорок сантиметров)... Решение приходит мгновенно... Дав соответствующие указание кому-то из молодых, толпой вываливаемся из блиндажа: Артемьев стоит с сигаретой в руке, картинно облокотившись на колено своей ноги, закрывающей трубу дымохода... увидев высыпавшую из блиндажа толпу, его лицо расплывается в улыбке: "выкурил из норы"...
  
   Мы в предвкушении... сейчас... там, внизу... в блиндаже... дневальный бросает несколько больших кусков тротила в печку... под самую трубу... гул... из под ноги Артемьева в стороны и вверх бьют языки пламени, на мгновения полностью окутывая его фигуру... пламя, так же неожиданно, как появилось, исчезает...
  
   Артемьев потрясенно молчит несколько секунд... качает головой... бросает недокуренную сигарету... "Еб...ые!!!"... уходит... Мы с хохотом возвращаемся в блиндаж...
  
   ... С Бутырским опять чуть не случился "удар"...
  
   День... Валяемся в блиндаже... Работает радио... Как назло, сплошная классическая музыка... кто-то уже протянул руку, чтобы выключить эту тягомотину, как вдруг: "Внимание! Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза!"... Все насторожились...
  
   "Передаем экстренное сообщение ТАСС" - все насторожились ещё больше...
  
   "Сегодня, 9 февраля, после долгой и продолжительной болезни скончался Генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза Юрий Владимирович Андропов..."
  
   "Ни хрена себе! Опять какая-нибудь х...ня начнется! Опять режим "усиленной охраны" границы... как и с Брежневым!"
  
   Кто-то вспомнил: в БТРе есть журнал "Пограничник" с фотографией Андропова (Андропов, как бывший Председатель КГБ, пользовался в ПогранВойсках большой популярностью)... послали молодого... прикрепили портрет к картонке из ящика от тушенки... полоску ткани углем "покрасили" в черный цвет, прикрепили полоску в правом нижнем углу портрета... картонку прикрепили на один из столбов, подпирающих свод блиндажа, напротив входа в блиндаж... из нескольких открыток, найденных в блиндаже, вырезали цветочки, прикрепили под портретом... получилось торжественно и душевно...
  
   В блиндаж заходит Бутик, что-то рассеяно мырлыча себе под нос... Его взгляд упирается в портрет... несколько секунд ничего не происходит... глаза Бутика начинают расширяться... на негнущихся ногах он подбегает к портрету...
  
   - Да что ж вы делаете... - стон души - да за такое... и вас... и МЕНЯ! - трясущимися руками он пытается снять портрет...
  
   - Товарищ капитан! - всеобщее недоумение - А что не так? Он же умер...
  
   - Кто умер?
  
   - Андропов! По радио передали! - включаем радио... там опять "классическая" музыка... - Вот, слышите, весь день такое, как и с Брежневым...
  
   Бутик чуть-чуть успокаивается... но не полностью...
  
   - Так... Я сейчас схожу в штаб, все узнаю, а вы пока это уберите... - уходит...
  
   Подробности "похода в штаб" нам этим же вечером поведал связист с первой мангруппы, дежуривший в штабе:
  
   " Заходит ваш Бутырский... весь какой то дерганый... И начинает "круги выписывать":
   - Как дела? Что нового слышно? Ничего не случилось?...
  
   в ответ: - Нормально... Ничего... Пока, слава Богу, ничего...
  
   - Точно ничего?
  
   Оперативный дежурный наконец обращает внимание на странное поведение Бутика: - А что, что-то должно случиться?
  
   - Да тут мне мои бойцы сказали... они вроде бы по радио слышали... вот я решил зайти уточнить... на самом деле или нет...
  
   - Да что случилось то?
  
   Бутырский, как в омут головой: - Говорят, Андропов ... умер... - сказал и замер, глядя на оперативного... Тот, глядя на помощника: - Да вроде бы пока не сообщали... А где они слышали?
  
   - Да вроде бы по радио... Там и музыка соответствующая... - Бутик весь вспотел...
  
   Оперативный включает радиоприемник... Несколько минут по нескольким волнам слушают "классику"
  
   - Может позвонить, узнать - несмело предлагает Бутик...
  
   Вздохнув, оперативный поднимает трубку ЗАСа (кодирующая аппаратура связи, делающая невозможной любую прослушку и раскодировку разговора) и вызывает штаб войск округа в Ашхабаде, местного дежурного... Разговор повторяется:
   - Как дела? Что нового слышно? Ничего не случилось?...
  
   в ответ: - Нормально... Ничего... Пока, слава Богу, ничего...
  
   - Точно ничего?
  
   - Точно!
  
   - А из Москвы ничего не слышно?
  
   - А что должно быть слышно?
  
   - Да вроде бы главный УШЕЛ...
  
   Пауза... - Побудь пока на связи... - Тишина...
  
   Десять минут ожидания... Потеют все... Несчастный Бутик не знает, куда себя деть под взглядами присутствующих...
  
   Наконец, вызов...
   - Москва информацию подтверждает... Вводится режим "усиленного" несения службы... следует...
  
   Бутырский оживает на глазах... При первой же возможности сматывается со штаба"...
  
   ... Срочный выезд... Время - около одиннадцати дня... В большой кастрюле только собирается закипать бульон с голубями... "На выезд! Все!"... Быстро собираемся...
  
   "Что делать с голубями? Выбрасывать?"...
   Алик Алехин быстро соображает: двое молодых тащат кастрюлю за ним... через несколько минут возвращаются...
  
   "Повару с офицерской столовой отдал... Приедем, с него "бакшиш"..."
  
   Через город выезжаем в направлении Балха... минут сорок езды... мы на месте...
  

0x01 graphic

   какой-то кишлак... две свежеразбитых афганских "барбухайки"... несколько трупов... местные... тут же афганские "силовики": царандой (милиция) и ХАД (госбезопасность)... впереди слышна "ленивая" автоматная стрельба...
  

0x01 graphic

  
   После переговоров с "советником" ХАД-овцев (офицер КГБ или ГРУ) выдвигаемся вперед... Стрельба приближается...
  
   Занимаем позиции... Задача: не дать ночью группе духов просочиться в глубь кишлака... Застава полукольцом охватывает участок кишлака, откуда периодически доносится стрельба... С противоположной стороны кольцо замыкают подразделения царандоя и ХАД. Они же и ведут проческу... Это не сорбозы (афганская армия), это "идейные", духам ничего не светит... не выпустят...
  
   ...Через день, к обеду, все закончено... Пленных увозят ХАДовцы... Мы возвращаемся в мангруппу...
  
   Только вернулись в блиндаж, гонец...
  
   - Кто Алехин? Как стемнеет, подойди в офицерскую столовую... и пару человек с собой возьми...
  
   Стемнело... Алик уходит... минут через десять в блиндаж возвращаются молодые, ушедшие с Аликом... в руках по ящику: колбасный фарш! сыр!... ставят ящики... "Алик сказал, подойти ещё"... уходят...
  
   Заинтригованные, ждем... сыр, колбасный фарш -- шикарный "гонорар" за четыре десятка голубей (если вы до сих пор не поняли почему постоянно фигурируют именно четыре десятка голубей -- нас (весенников) вместе с молодыми около сорока человек плюс Мотя и Андрюха Ильин)...
  
   Ещё минут пятнадцать... возвращается Алик... яичный порошок, сгущенка, сливочное масло... да с этими запасами неделю из блиндажа можно не выходить... и это все за голубей?
  
   - Андрюха, повар, проставился - объясняет Алик - Ему за ужин с голубями отпуск на десять дней, не считая дороги, дали... через пару недель поедет...
  
   Отдыхаем... В блиндаже тепло, по радио передают концерт по заявкам... хоть какое развлечение...
  
   В блиндаж вваливается Васька Трихлеб и начинает прикалываться:
  
   - Где дневальный? Почему никого нет на "тумбочке"? Почему нет самой "тумбочки"? Почему бардак в расположении? Почему никто не приветствует старшего по званию? Встать! Смирно! Почему не выполняете команду старшего по званию?
  
   Довольно быстро Васька добивается необходимого результата: кто-то, не выдержав, посылает его нах....
  
   В ответ: выпученные глаза... - Кто?... Я?... Нах... Ах вы суки!... - этот придурок лезет в подсумок, висящий на ремне - Получайте!... - с этими словами он выдергивает чеку у выхваченной Ф-ки (граната Ф-1 "лимонка") и бросает её на пол посреди прохода...
  
   В мгновенно наступившей тишине слышен щелчок... это боек под действием пружины ударил в детонатор... четыре секунды горения "замедлителя" и будет взрыв...
  
   Что делать?! Замечаю... часть пространства между мной и гранатой перекрывает один из столбов, подпирающих свод блиндажа... если сместиться правее -- я в недосягаемости для осколков... двигаюсь (прыгаю) вправо в столь желанную "глухую" зону... Лежащему слева Грицаю приходит та же мысль... сталкиваемся... крепко обхватив друг друга, замираем... остальные заняты чем то подобным...
  
   Взрыва нет... вместо взрыва -- корчащийся в судорогах (от смеха) Васька...
  
   Понимание, что нас как то "развели" выливается в общий рев: "Сука! П..ар! У..ок!"
  
   Справедливое негодование подбрасывает всех на ноги... Васька, прекрасно понимая, что "шутка удалась" и сейчас его будут бить... пытается "сделать ноги"... ему даже удается выбежать из блиндажа и пробежать... метров шесть-восемь... эта тварь не прекращает смеяться даже когда его, сбив с ног, начинают слегка пинать ногами... Смех делает своё дело: пинки прекращаются...
  
   Васька... заходясь от смеха: - Если бы вы видели свои рожи... - за что зарабатывает ещё несколько подзатыльников...
  
   Злость проходит... мы начинаем "въезжать" в "изящество" розыгрыша...
  
   Этот придурок разобрал запал и удалил детонатор... чтобы не было сильного металлического звука при ударе бойка по корпусу гранаты, засунул внутрь небольшой кусочек свернутой ткани... осталось только спровоцировать "клиентов"...
  
   У нас - вылет... куда то в Мармоль...
  
   БТРы и БТРщики остаются в лагере... Остальные - летим...
  
   Сборы - недолгие... все и так наготове...
  
   Утро... наскоро перекусив, выдвигаемся к вертолетной площадке... ждем... час... второй... третий...
  

0x01 graphic

Ждем вертолеты...

  
  
   Наконец: "По машинам!"... грузимся в вертолеты... Взлет...
  
   Летим недолго... Под нами проплывает хребет... За ним, чуть левее, Мармольское ущелье... Вертолеты подлетают к одной из гор, окружающих ущелье...
  
   Выгрузка...
   Я с АГСом... поэтому выпрыгиваю из вертолета практически последним... Почему выпрыгиваю, а не выхожу или вылажу?
  
   Все просто... Вертолет, чуть покачиваясь, висит над землей... колеса не достают до земли с полметра... Прыгать приходится с полутора-двух метров... Вроде бы немного... если налегке... Автомат, вещмешок с сухпаем и боекомплектом, фляга с водой, подсумок с магазинами, прицел к АГСу, сам АГС (тело)(сзади, в чехле типа рюкзака), одна кассета с гранатами... всего килограмм за пятьдесят... поэтому быстро отбежать в сторону у меня вряд ли получится...
  
   Прыгаю... удар ногами о землю... резко увеличившийся вес заставляет присесть... ноги "работают" как амортизаторы... до хруста в коленных суставах... отбегаю в сторону... на ходу осматриваясь...
  
   Мы - на краю плоскогорья...
  
   Справа - метрах в пятидесяти-ста... обрыв... внизу, метрах в шестистах - чашеобразная долина Мармоль...
  
   Перед нами - узкое ущелье, медленно поднимающееся до уровня плоскогорья на запад от долины...
  
   Слева и сзади - уходящее в глубину гор плоскогорье...
  
   В расщелинах и на северных склонах полно плотного слежавшегося снега... таять он пока явно не собирается...
  

0x01 graphic

Внизу - Мармоль...

   Застава размещается по дуге... оба конца дуги упираются в обрыв...
  

0x01 graphic

  
   Занимаем позиции... Наша с Хованом цель - ущелье... пока светло, делаем по несколько пристрелочных выстрелов...
  
   Царь занят любимым делом... опять корректирует огонь минометчиков... с 10й площадки... она находится как раз над лагерем мангруппы... От греха подальше прячемся... кто в окоп... кто - среди камней...
  
   Опасения оправдываются... Очередная мина плюхается совсем недалеко от позиций...
  
   Царь... по рации: - Я сказал 120 тысячных влево... куда ............ вы стреляете?
  
   Оказалось, минометчики решили "откорректировать" корректировку... с чего то вдруг они решили, что раз мы находимся напротив их, то, соответственно, все целеуказания необходимо выполнять в "зеркальном" виде... Разобрались...
  
   Темнеет... пока все спокойно...
   По рации поступает команда... открываем огонь в направлении ущелья... к нам подключаются минометчики с 10 площадки... после очередного разрыва мины - в ущелье сильный взрыв... куда то попали... разрывы продолжаются всю ночь... похоже, мина попала в душманский склад...
  
   Сидим ещё сутки... тихо... наконец, команда... собираемся...
  
   Мы в Мазарях... зачем летали... непонятно... похоже, для того чтобы скорректировать стрельбу минометчиков по ущелью...
  
   Следующее утро вносит коррективы... базовый лагерь мангруппы обстреляли... ночью... с того места, где мы были...
  
   ...Очередная колонна... Сопровождение смешанное: машины (БМП) - Третьей мангруппы, десант - наш...
  
   Колонну ведет Александров, с ним "стажер" - один из офицеров Третьей мангруппы...
  
   Погода не радует... периодически срывается дождь, временами переходящий в снег... ветер, постоянно дующий с правой по ходу движения стороны, задувает выхлоп дизеля БМП кажется, прямо в десантный отсек... глаза слезятся... мы вчетвером, Хован, Мотя, Жека и я, матерясь, выбираемся наверх... наверху не намного лучше: к выхлопу добавляется дождь, но здесь хотя бы можно дышать...
  
   БМП далеко не БТР по плавности хода. Не знаю, может нам попался такой водила, но машина идет, постоянно дергаясь на поворотах... а поворотов полно, колонна петляет между холмов предгорий, продвигаясь к "Северному входу"
  
   Наконец, "Северный вход"...
  

0x01 graphic

Надпись у входа в ущелье... что то типа - "Советские, вы никогда не будете в Мармоле"...

  
   БМП вместе с колонной заходят в ущелье...
  

0x01 graphic

БМП 3й ММГ перед "Чертовыми воротами"...

их первая (совместно с нами) колонна

  
   Логично... должны же они знать, где находится Первая мангруппа...

0x01 graphic

Подъем от "Чертовых ворот"...

  

0x01 graphic

  
  
   Мы на месте... пока разгружается колонна, наш "водила" засыпает нас вопросами...
  
   Дорога назад оказалась полегче... снег прекратился...
  
   Мы в Мазарях... последний раз "клюнув носом", БМП замирает... слезаем... бредем к блиндажу... в ушах - гул дизеля, лица - в следах копоти... подобные поездки - только в виде наказания... отошли метров на тридцать... сзади крик: "Стойте!"... оборачиваемся... в люке наводчик "нашего" БМП, в руках автоматный магазин... "Вы забыли!!!", похоже, у кого-то выпал из кармана...
  
   "Да оставь его себе!"...
   Ну, не возвращаться же из-за какого-то магазина...
  
   В глазах наводчика калейдоскоп мыслей и чувств: "Магазин... с патронами!... Да за него... За потерю имущества!... Мне? С патронами?... Неучтенными!... Просто так!!!..."
  
   Интересно, через сколько времени он сам будет со смехом вспоминать этот случай "невиданной и непонятной" щедрости...
  
   У нас -- новое развлечение... "открытое комсомольское собрание"... главная тема: прием в ряды организации новых членов...
   Жека "договорился"... (как только на заставе комсомольское собрание, Жека, со словами: "Я не комсомолец" сматывается и валяется в спальном...)
  
   Бегающий по лагерю капитан из политотдела отряда и Бутик совместно уговорили Жеку... "как на фронте... в перерыве между боями... как деды в партию... в полевых условиях"...
  
   Приняли...
   Между делом "наехали" на капитана за плохую "культурно - воспитательную работу"... хоть бы экскурсию по Термезу провели, а то за полтора года службы, кроме дорог на учебный, аэродром и Хайратон, ничего не видели и не знаем...
  
   Капитан отшучивался и обещал: вернёмся в отряд, он обязательно что-нибудь придумает... На этом и разошлись...
  
   Ещё одна "совместная" проводка колонны... без приключений...
  
   Первая самостоятельная колонна третьей мангруппы... Через час после выезда сообщение: "Головной БТР подорвался на мине... есть раненые"... Из лагеря уходит несколько БМП... Александров с ними...
  
   Через пару часов БМП возвращаются, среди пострадавших -- старлей, ведший колонну... Александров вернулся вечером, с колонной...
  
   ... Утро... команда: "На выезд! Через два часа выезжаем в Термез! УРРРАААА!!!"
  
  

В Термезе

  
   Термез... Отряд... Казарма... Первая половина дня...
  
   Около часа мы разгружаем БТРы... Подъём, ощущавшийся на подъезде к Термезу, куда-то незаметно улетучился... Какая-то непонятная усталость... как будто закончился "завод". В оружейку возвращается оружие, часть ящиков с боеприпасами... Рюкзаки, бушлаты... в каптерку... Несколько ящиков с "сэкономленным" сухпаем затаскиваем в спальное...
  
   Чистка оружия намечается на завтра-послезавтра... Сегодня после обеда баня... Мы удачно приехали часа за полтора до обеда...
   Закончив разгрузку, сняв ватные штаны и бушлаты, идем в столовую... переодеваться в чистое, не помывшись, бессмысленно...
  
   В столовой бросается в глаза разница во внешнем виде, и дело даже не в одежде: наши почти коричневые, обветренные лица и загрубевшая кожа рук с въевшейся грязью резко контрастируют с белыми, не побоюсь этих слов, нежными мордочками отрядских подразделений...
  
   После обеда -- в баню...
   Баня... на самом деле душевая... сегодня на весь вечер в нашем распоряжении... море горячей воды... кроме купания -- стирка... пока перестирали одежду (хэбэ и свитера), удалось даже немного отмыть въевшуюся в руки грязь... после бритья в зеркало невозможно смотреть без смеха: освобожденные от полуторамесячной щетины подбородок и щеки светлыми пятнами выделяются на обветренном лице... нам то ещё ничего, а нашим дембелям - осенникам через несколько дней в таком виде ехать домой...
  
   Переодевшись в чистую одежду, небольшими группами возвращаемся в казарму... Здесь нас ждет сюрприз: в комнате для занятий, на столе -- куча писем... Выбираю свои... их много: от родителей, от отца, от матери, от сестры, от друзей...
  
   Раскладываю письма по датам... сегодня -- вечер чтения... ответы буду писать завтра-послезавтра...
  
   Как и все наши, располагаюсь на кровати... тепло, светло, уютно... медленно, с наслаждением, погружаюсь в "домашние" новости...
  
   До ужина успеваю прочесть примерно половину...
  
   После ужина у нас, теоретически, "отбой"... но... всеобщее "чтение" продолжается... У меня, как и у многих, "чтение" получается очень продуктивным: за полтора месяца около десяти писем от отца, столько же от матери... плюс пяток "совместных"... в каждом письме какая-нибудь денежка... "на пряники"... обычно они расходуются "по мере поступления"... а тут...
  
   Утро... После завтрака у нас намечается шоу под названием: "выдача посылок"... Эта традиция на заставе уже "освящена" временем... Вся застава столпилась в коридоре перед канцелярией (кабинетом офицеров)...
  
   В канцелярию заносят принесенные с почты посылки... их много... кому-то не дошла на Новый год, кому-то прислали на 23 февраля, кому на день рождения...
  
   В канцелярию заходят по очереди, обычно прихватив с собой вещмешок... Посылка вскрывается, Бутырский осматривает присланное на предмет "наличия отсутствия" алкоголя... и "запрещенных" предметов... например: фотоаппарат -- нельзя! но пленку к фотоаппарату -- можно!... "получатель" отбирает в вещмешок присланные из дому личные вещи... банки с вареньем... колбасу... сало... в ящике остаются конфеты, печенье, вафли... это "добыча" заставы... выходящий из канцелярии "получатель" посылки держит ящик на вытянутых руках... толпа накатывает... в этом "шоу" все равны... несколько секунд... в руках "получателя" пустой ящик или разломанный пустой ящик... распихивая по карманам "добычу", толпа ждет следующую "жертву"... предыдущий "получатель" тоже в числе ожидающих...
  
   Понятно, "добыча" чисто символическая, все равно никто втихаря есть не будет, но "процесс" доставляет удовольствие всем участникам...
  
   После обеда -- чистка оружия... АГС мы, в принципе, вычистили ещё в Мазарях, автоматы тоже... так что, протерев оружие от пыли, сажусь писать письма...
  
   Дело это не простое... Это не недельный выезд, когда можно "списать" на почту: одновременно получил два письма, отвечаю на оба сразу... приходится действовать тоньше, учитывая, что последние две недели в письмах тщательно скрываемая тревога и волнение: почему не пишешь? что случилось?...
  
   Для этого: несколько ручек, отличающихся по цвету, две-три тетради, "море" хорошего настроения и фантазии... пачка полученных писем, разложенных в хронологическом порядке...
  
   Отвечаю на каждое письмо, как на только что полученное... в более поздних искренне недоумеваю, почему мои письма не доходят, я их письма получаю регулярно и так же регулярно отвечаю... положение немного спасает "военная хитрость": ещё перед отъездом на операцию в письме к другу (он служит в СА, ракетчик, его родители живут рядом с моими) попросил его в письмах домой пару раз ввернуть фразу, что получил от меня письмо... ему я более-менее честно написал что пару месяцев от меня писем не будет... "в командировке"... чтобы ещё больше запутать ситуацию, письма домой отправляю тремя группами, за два дня, предварительно их перемешав... получится "задержка на почте": письма будут приходить бессистемно...
  
   21 февраля... мы третий день в отряде... через два дня праздник, а 24-го мы выезжаем в Таш-Курган... операция по проческе... вылавливать духов, выскользнувших из Мармоля и пережидающих зиму в кишлаке, в нормальных условиях...
  
   Застава отсыпается и отдыхает... пару раз удалось сходить в библиотеку... наши замечательные библиотекари Катя и Надя угощают чаем, можно просто поговорить... о книгах... о жизни... единственная проблема: говорить очень трудно... я имею в виду нормальную человеческую речь...
  
   Но мы стараемся... Время, проведенное в библиотеке, действует как эффективное успокаивающее...
  
   Одна проблема: в библиотеку иногда заходят офицеры... Часть из них, увидев нас, с порога машет руками: "сидите... не обращайте внимания"... пару раз ситуацию сглаживают женщины... быстро выводя офицеров из помещения и потом, на протяжении пятнадцати - двадцати минут отвлекая нас разговорами... Честно говоря, я и сам поразился той легкости, с которой мы переходили от спокойного благодушного состояния к почти не скрываемой агрессии по отношению к "отрядским крысам", мешающим нам отдыхать... явно ещё не отошли от операции...
  

23 февраля

  
   Капитан с политотдела не подвел: после завтрака в казарму прибежал посыльный - двадцать человек должны быть готовы в полшестого вечера в парадной форме - пойдем на торжественное собрание и концерт, посвященные завтрашнему Дню Советской Армии и Военно-Морского Флота.
  
   У нас тут же разгорелась дискуссия - кто пойдет? Результат оказался предсказуем - собираться стал наш призыв и четверо молодых осенников. Осенники - дембеля по любому дней через десять будут дома, так что обойдутся, а мы хоть на людей посмотрим...
  
   И вот мы за воротами отряда...
   Идем по улице..., мимо проезжают машины, автобусы, снуют люди, обычная суета мирного советского городка, даже воздух какой то не такой - мирный...
  
   Гарнизонный дом культуры..., у входа толпа людей, много военных... Заходим... Небольшое шоу в гардеробе: раздеваемся, сдаем шинели... нам, как людям, дают номерки...
  
   Кэп сразу ведёт нас в зал, рассаживаемся - места неплохие, ряд десятый, посредине... До начала ещё минут пятнадцать. Под благовидным предлогом - сходить в туалет, отпрашиваемся... Благосклонно кивнув, капитан рекомендует:
  
   - Выйдете из зала, идите строем...
   Ага, щаззз! Строем! Разбежались!...
   Выскакиваем в холл... Кэп...! Сука!!! Знал, зараза!!!
  
   Толпа офицеров в холле..., быстро сориентировавшись, Толик командует:
   - Становись! Равняйсь! Смирно! Шагом марш!...
   Мимо буфета..., кстати, заглянули внутрь - полно офицеров, солдатам лучше и не соваться, топаем к туалету...
  
   ...Вернувшись, молча рассаживаемся..., капитан, скотина, добивает:
   - Как сходили? Что там в буфете? Очередь большая?
  
   Игнорируем...
  
   Началось...
   Из-за двадцатиминутной пешей прогулки по вечернему Термезу добрых полтора часа мы слушали пламенные, торжественные, поздравительные речи командования гарнизона, руководителей "партийно-хозяйственного актива", представителей трудовых, научных и творческих коллективов города... причем примерно треть выступающих толкала свои речи на узбекском...
  
   Сначала, конечно, был трудно..., но..., где-то через полчасика мы освоились...
  
   Каждого следующего "оратора" мы встречали и провожали бурными овациями, во время выступлений активно поддерживали выступавших аплодисментами и одобрительными выкриками - в общем, веселились..., капитан сидел, как на иголках, тревожно косясь по сторонам...
  
   Но, правду говорят, дурной пример заразителен - как ни странно, нас стали поддерживать окружающие, так что, к концу заседания выступавших встречал и провожал овациями весь зал...
  
   Без перерыва начался концерт: хор музыкальной школы, фольклорный ансамбль народной песни, солисты местной филармонии, гарнизонный ансамбль, и, завершающий аккорд - победитель, лауреат, участник смотров, конкурсов и т.п. - танцевальный ансамбль с каким-то цветистым восточным названием...
  
   На сцену выскочили с десяток девушек в местных национальных костюмах, танцы следовали один за другим, по нарастающей...
  
   Наш десятый ряд оказался коварной ловушкой..., зрение то у нас молодое, хорошее, обостренное длительным отсутствием женского общества..., а тут, в каких то двадцати метрах перед нами - "танец живота", да ещё и не в одном, а почти в десяти "экземплярах"..., испытание оказалось ещё тем...
  
   Полчаса пролетели, как один миг... Под бурные, долго не смолкавшие аплодисменты танцовщицы покинули сцену..., свет погас...
  
   В темноте витало ощущение чего то особенного...
  
   Заиграла музыка..., вместо уже привычной и ожидаемой восточной мелодии, из динамиков неслась популярная мелодия в ритме "диско"...
  
   В свете одинокого луча прожектора на сцену выскочила стройная, затянутая в блестящий черный облегающий комбинезон, девичья фигура с длинными, распущенными черными волосами...
  
   Буря..., тайфун..., грация дикой кошки: тигрица на охоте..., мартовская кошка..., змея..., пламя..., черноволосый клубок страсти и чувств носился по сцене...
  
   В какой то момент я отвлекся - похоже, зачаровано наблюдая за сценой, я забыл, что надо дышать...
  
   Переводя дыхание, я помотал головой..., увиденное справа и слева вернуло к действительности: сидящие рядом товарищи пребывали в одинаковом состоянии - застывший, направленный на сцену взгляд, подавшаяся вперед, окостеневшая фигура, побелевшие пальцы рук, обхватившие подлокотники кресел..., зрелище поразило больше, чем происходящее на сцене...
  
   Музыка резко оборвалась..., застыв на несколько мгновений, танцовщица упорхнула за кулисы...
  
   ... Тишина..., тишина..., и... - рев, шквал, лавина аплодисментов..., аплодировали стоя, весь зал..., минут пять..., она так и не вышла...
  
   Концерт закончился..., мы пошли в отряд..., было уже темно и прохладно..., мы брели, не замечая ничего. Капитан пытался отвлечь нас, что то рассказывал, расспрашивал... В ответ раздавалось невнятное мычание или реплики невпопад... Даже, когда идущий в последнем ряду!!!, Жид умудрился вступить в открытый канализационный люк, его молча подхватили под руки, поставили на дорогу, и, без комментариев и шуток, пошли дальше...
  
   В таком, задумчиво-похоронном состоянии мы дошли до отряда. Сразу за КПП капитан остановил строй...
  
   - Завтра, в полвосьмого утра я жду вас здесь. Форма одежды - такая же. С собой возьмите несколько вещмешков...
  
   На наш немой вопрос - Зачем?, он объяснил:
   - В школу пойдем, на урок мужества! Будете детям про службу рассказывать!
  
   - Что, про нашу? - этот вопрос вырвался одновременно у нескольких человек...
  
   - Конечно, нет! Расскажите про заставы, про границу, про собачку...
  
   - Про какую собачку? - ступил кто то
  
   - Про пограничную..., неужели не ясно, о чем можно рассказывать?
  
   - Ясно, не вопрос, понимаем...
   Капитан удовлетворенно кивнул, поставленная задача явно вернула нас в реальность
  
   - Тогда, до завтра! Свободны! Сержанты, командуйте!
  
   И мы побрели в казарму...
  
   О проведенном вечере не говорил никто... Отвечая на вопрос типа: - Ну, что там было?, практически все отделывались какими-то невнятными фразами, вздыхали и начинали в очередной раз проверять готовность парадки к завтрашнему мероприятию...
  
   Отбой наступил как избавление...
  
   Ночь прошла ужасно...
  
   В назначенное время нетерпеливо топчемся у КПП. Подходит кэп
  
   - Ну, что, орлы! Как спалось?
   - Нормально!
   - Пошли!
  
   По дороге капитан объясняет: - школа русскоязычная, одна из лучших в городе, в ней учится много детей военнослужащих и гражданских специалистов со всего Союза, поэтому вести себя соответственно..., идем по два человека на класс, с третьего по седьмой, для нас школьники приготовили культурную программу и подарки, сначала рассказываем мы, потом дети. Подарки, которые нам подарят - это подарки типа всем - книги в библиотеку, остальное - нам...
  
   - А что такое - остальное?
   - То, что нужно солдатам - носовые платки, зубная паста, крем для бритья, одеколон и тому подобные мелочи...
  
   И вот мы в школе... слегка оглушенные шумом и ошарашенные сутолокой в коридоре, окруженные галдящей любопытствующей детворой, проходим к кабинету директора...
  
   - Вот тебе и на! - в коридоре - с десяток "шурупов", тоже пришли "попастись"...
  
   Капитан успокаивает
   - Они нам не помеха, так и договаривались...
   - А они что, в старшие классы пойдут - с подозрением и завистью спрашивает кто-то
   - Нет, в первые-вторые...
   - А кто ж тогда у старшеклассников будет? - продолжается "допрос"
   - А к старшеклассникам я сам пойду - закрывает тему капитан - ну, всё, разбивайтесь по парам и, вперед - по классам.
  
   Мне с Грицаем достался третий класс. Это хорошо, чем меньше дети, тем больше у них искренности и доброты..., главное - контролировать себя и не материться при детях... Заходим...
  
   ... Все прошло великолепно: сначала мы с Вовчиком минут десять рассказывали сказки о трудной, но почетной службе пограничников, потом ещё минут десять отвечали на вопросы детворы, в том числе и "про собачку". Потом, до конца урока мы слушали выступления, которые дети подготовили для нас, защитников Родины...
  
   Прозвенел звонок..., нагруженные подарками, в окружении "наших" третьеклассников, продолжавших задавать нам вопросы (те, которые они не решились задать при всем классе), мы подходим к месту сбора. Там уже стоит половина наших, в окружении "почитателей", с вещмешками, набитыми подарками... подошел кэп, ждем остальных...
  
   Вдруг, (в который раз убеждаюсь, подобные события всегда происходят внезапно) к нам подходит пара девушек - одна, примерно нашего возраста, вторая - чуть моложе, в отдалении - наблюдающая за происходящим стайка старшеклассниц... Все насторожились... Поздоровавшись, старшая обращается к капитану:
   - Товарищ капитан, я - комсорг школы, это - она показала на подругу - председатель совета дружины (пионерской организации) школы... От имени всей школы приглашаем вас с ребятами к нам на праздничную дискотеку, сегодня в шесть часов вечера...
  
   Затаив дыхание, мы замерли в ожидании ответа...
   - Ну, не знаю, - задумчиво начал кэп - так неожиданно, без согласования, я не могу...
  
   - Товарищ капитан! Вы же давно обещали! - приводит неожиданный аргумент комсомолка
  
   - Да? - задумывается капитан - ну, если обещал, то попробую...
  
   - Ну вот и хорошо, мы будем вас ждать - одарив нас на прощание улыбками, девушки уходят...
  
   Стоим, молчим, ждем остальных..., в голове - "Дискотека! Дискотека!!! Будем ждать!!!! Обещал!!!"
  
   Идем в отряд..., капитан, сволочь, не издает ни звука... Наконец, кто-то не выдерживает:
   - Товарищ капитан, так как с дискотекой? Пойдем?
  
   Будто очнувшись, капитан небрежно бросает: - Попробую...
  
   Заходим в отряд...
   - Сержант, ведите строй в расположение! Да, книги сразу отнесите в библиотеку..., если что, я пришлю посыльного...
  
   Отправив молодых с книгами в библиотеку, в спальном разбираем "подарки". На каждого - по полтора-два десятка флаконов одеколона (целое состояние!), несколько открыток с трогательными детскими пожеланиями...
  
   Завтра - выезд на операцию, Таш-Курган, собираемся..., а из головы не выходит: "Дискотека! Дискотека!!! Будем ждать!!!! Обещал!!! Пойдем или нет?"...
  
   Время тянется..., сходили на обед..., от капитана - ничего..., сука - продинамил..., настроение - понижается с каждой минутой...
  
   Полтретьего..., посыльный из штаба..., Лашин дал "добро" - собирайтесь! В пять пятнадцать должны быть готовы... Ай да капитан! Ай да молодца!...
  
   Какие там сборы на операцию..., все и так готово, все силы - на подготовку к дискотеке: погладить парадку, почистить ботинки..., побриться!!!
  
   Молодежь носится с утюгами и щетками, осенники тихо завидуют...
  
   Пять часов..., в последний раз осмотрев себя в зеркало, выдав Коте ряд инструкций по сборам на завтра, выхожу на крыльцо... Тут уже почти все наши... Ждем...
  
   Прибегает посыльный - капитан ждет нас возле штаба...
  
   ...До школы долетели на одном дыхании. Школа встречает нас неожиданным многолюдьем: похоже, местная дискотека пользуется популярностью... много молодежи, девушек!!! явно послешкольного возраста... Заходим...
  
   ... В фойе опять торчат вездесущие "шурупы", окруженные небольшой стайкой девушек..., увидев нас - слегка подувяли - нас больше...
  
   Пробегавшая мимо утренняя комсомолка блеснула улыбкой:
   - Пришли! Молодцы! Минут через пятнадцать начинаем...
  
   - Так, пока не расходимся. Будьте здесь... - Капитан с деловым видом куда то испарился...
  
   Стоим..., сначала к нам подходят самые смелые - знакомиться..., остальные наблюдают издалека... Убедившись, что мы не кусаемся и не набрасываемся, потихоньку подтягиваются...
  
   Прошло минут десять... не покидая указанной капитаном зоны, разбившись не небольшие смешанные группки, общаемся..., девчонки отчаянно "строят глазки", мы стараемся не отставать...
  
   Общение даётся нелегко... Оказывается, говорить на обычном, человеческом языке - тяжкий труд, приходится постоянно контролировать себя на предмет употребления "матерной терминологии", из-за этого речь получается отрывистой, с заминками и паузами... Но, похоже, это никому не мешает, а наоборот, добавляет интереса: протараторив какую-нибудь фразу, с горящими от восторга глазами, девчонки наблюдают как мы, периодически зависая на полуфразе, потея от напряжения, лихорадочно ищем "гражданский" эквивалент какому-нибудь простому слову из армейского обихода...
  
   За разговорами время летит незаметно..., уже давно прошли обещанные пятнадцать минут до начала дискотеки, но нас это не сильно тревожит: возле нас - устойчивая группка девушек, уже наметились какие то предпочтения...
  
   ...Появился капитан, оживленно болтая с какой то молодой женщиной, по виду - учительницей...
  
   Наконец, в фойе влетает разгоряченная комсомолка и, перекрикивая недовольный гул: "Когда начало? Сколько ещё ждать?" делает объявление:
   - Случилось ЧП... В школе нет света... Где-то на линии выбило фазу... Обещают починить часа через два-три... Но, - прерывая разочарованные вздохи, продолжила она - мы договорились с соседней школой, у них свет есть, туда уже повезли аппаратуру, поэтому сейчас все дружно отправляемся туда...
  
   - Это недалеко, всего два квартала, мы проводим - проговорила она, обращаясь непосредственно к нам
  
   - Навряд ли у нас получится - влез капитан - нас ведь отпустили именно сюда, в случае чего посыльный сюда примчится..., нет, НЕЛЬЗЯ!!!
  
   Знаменитая "немая" сцена из гоголевского "Ревизора" - просто мимолетная заминка по сравнению со столбняком, охватившем нас... Слова, наверное, не в состоянии передать все испытываемые нами в тот момент чувства... Но, похоже, кое-что прорвалось на наши лица... Девчонки ринулись на помощь... Оказывается, кто то из них знает капитана...
  
   - Ну вы же можете позвонить в штаб и сообщить новый адрес, вас же послушают, вы же такой...
  
   Несколько минут уговоров не прошли даром...
   - Ну, хорошо - милостиво кивнул головой капитан, обращаясь к девушкам - только для вас...
  
   Окончание фразы утонуло в восторженном визге...
  
   Вновь ожившие, мы вышли из школы..., наши спутницы веселой щебечущей стайкой сопровождают нас...
  
   Мы узнали - другая школа даже ближе к отряду..., обе расположены на одной улице, та, в которой мы были - справа от отряда, а та в которую идем - слева, и всего полквартала...
  
   Пройдя рядом с нами часть пути, пошушукавшись между собой, со словами:
   - Мы скоро, мы напрямик... - девчонки скрылись в каком то переулке...
  
   - Ну вот, видите, бросили они вас - проговорил капитан - значит, идем к себе...
  
   - Как к себе? Они же вернутся!!!
   - Ну..., если вернутся...
  
   Со все возрастающим чувством тревоги идем..., "а вдруг не успеют..., или разминёмся..., или вообще возле школы нас ждать будут..."
  
   ...Идем..., девчонок нет..., вот уже виднеется перекресток - последняя надежда: в отряд - налево, в школу - прямо...
  
   - Да где же они?!!?!
  
   До перекрестка - не больше пятидесяти метров..., и вот оно, чудное мгновение - справа, из частного сектора, на перекресток выходят ОНИ...
  
   - Ребята!!! Мы здесь!!! - машут руками, улыбаются...
  
   Мы воспарили... Последние метры до перекрестка...
   Почему то мы опередили капитана..., улыбаясь до ушей, не ощущая под собой ни ног, ни асфальта... "идем на сближение"...
  
   - Правое плечо вперед! - послышалось сзади...
   Подумав, что ослышались, мы стали...
  
   - Чего стали? Команду не слышали? Правое плечо вперед! Шагом марш!
  
   Перекресток... Впереди, справа, на тротуаре, яркая, улыбающаяся, весело щебечущая, стайка девушек, оживленно машущих нам руками... Не доходя до них метров десять, наш строй со скрежетом поворачивает налево...
  
   Оживление на девичьих лицах сменяется, сначала растерянностью, потом недоумением...
  
   И нам вслед несётся крик:
   - Ребята!... Вы куда?...
  
   Перед глазами темная пелена..., к ногам как будто привязали по двухпудовой гире..., в ушах продолжает звучать "Ребята!... Вы куда?"..., оглянувшись назад, вижу - стоят..., растерянно глядя нам вслед...
  
   Капитан шел впереди..., медленно плетущийся сзади строй мрачно сверлил его спину взглядами..., каждый мысленно расстрелял его со всех видов оружия не один раз, причем в особо жестокой форме... В голове хаос мыслей: "прибить..., убить..., искалечить..., зайдем в отряд - где-нибудь на укромной аллее... с носка..."
  
   Будто почувствовав, капитан останавливается на КПП:
   - Сержанты, ведите строй дальше, в расположение...
   Идем... Грудь буквально распирает злость, желание выплеснуть агрессию на любого...
  
   Первый повод появляется буквально на входе в казарму: стоящий возле "тумбочки" дежурный по заставе Бумбараш, увидев входящих, широко и искренне улыбаясь, спросил:
  
   - Ну что? Натанцевались?
  
   Даже не останавливаясь, Жека среагировал на "издевательство" мгновенно - от удара в грудь Бумбараш летел метра три...
  
   Все прошли в спальное... Молча посадились, положились на кровати... В спальном повисла мрачная гнетущая тишина... Молодые шушукались в коридоре, опасаясь показаться на глаза: "полет" свидетельствовал - случилось что-то плохое, попадать под горячую руку не хотелось никому...
  
   Прошло несколько минут... Тишину прервал крик, орал Жека:
   - Человек!
  
   На пороге спального появился Лучик...
   - Пить! Бегом! - бросил Жека.
  
   Лучик исчез... Через пару минут он материализовался с флягой в руках...
  
   Сделав глоток, Жека заорал:
   - Ты что принес? Это же вода! Чаю! - команда сопровождалась несколькими ударами по корпусу, в завершение, для придания дополнительного ускорения, Лучик получил хороший пинок под зад...
  
   Народ, заинтересованно наблюдавший за происходящим, зашевелился...
   - Человек! Человек! Человек!...
  
   - Курить!... Пить!... Ручку!... Поесть!... - команды посыпались, как из рога изобилия...
  
   Молодые забегали... Конечно же, все, что они делали - не удовлетворяло "заказчиков" - сигареты были не те, вода холодная (теплая), чай черный (зеленый) горячий (холодный), сладкий (несладкий), компот..., в общем, удары сыпались во все стороны...
  
   Я тоже поддержал товарищей:
   - Человек!
  
   Прибежал Котя... Я задумался...
   - Котя! Ты знаешь, какая у нас фигня приключилась?
  
   Котя, скорчив постную мину, сочувственно покивал...
   - На душе так пакостно..., я, конечно, могу тебя за чем-нибудь послать, но ты же понимаешь, какой результат будет в конце?
  
   Котя кивнул...
   - Так чего просто так бегать? Не обижайся, Санек! - и я зарядил ему в грудину...
  
   Сходили на ужин... После ужина, в связи с ранним выездом устроили ранний отбой...
  
   Офицеры ушли... Алик послал гонцов на кухню, достали присланное из дому сало, тушенку из сухпая, одеколон из подарков... Сидели часов до трех..., пили, курили, пели песни..., отвлекались, как могли..., помогало хреново...
  
   Утро... Пока собрались, пока построилась колонна... Выехали часов в восемь... Сидим на броне, настроение - хуже не бывает... Притормозили на перекрестке, красный свет...
  
   Мимо идет стайка девчонок, наверное, на учебу, в институт или техникум... - да это же наши вчерашние знакомые!!! Свист, крики, кого то позвали по имени... Стоят, смотрят, недоумевают...
  
   Вдруг... Одна из девчонок, одной рукой хватая подруг, а второй тыча в нашу сторону, начинает что то быстро говорить... Пауза... Тишина...
  
   Зелёный сигнал светофора...
  
   БТР трогается...
  
   Девчонки срываются с места: - РЕБЯТА!!! МЫ ВАС УЗНАЛИ!!!
  
  

Таш-Курган. "Учебная" операция

  
   Доехали до развилки... Ждем... По логике, ждать должны нас: из Мазарей до развилки гораздо ближе, чем из Термеза... но... логика здесь бессильна... поэтому - ждем...
  
   Наконец, появляется Третья мангруппа...
  
   Для них эта операция - боевое крещение...
  
   Едем в Таш-Курган... наша застава впереди...
  
   На подъезде к кишлаку сворачиваем влево... все ясно... в лагерь второй мангруппы заезжать не будем... операция уже началась... Операция не простая... с одной стороны - она, как обычно, боевая... с другой - "учебная"... для Третьей мангруппы... поэтому - повышенное внимание за действиями соседей... в случае чего - помогать... (это из инструктажа Александрова).
  
   Вторая мангруппа полукольцом огибает кишлак со стороны гор... Мы - со стороны пустыни... Первый БТР нашей заставы - на стыке со второй мангруппой, наш, последний, - с третьей...
  
   Занимаем позиции... В этот раз мы стоим на достаточно большом удалении от кишлака... около километра... вокруг - небольшие поля, с разбросанными по ним маленькими домиками... они используются во время сельхозработ, как временное жилье... сейчас они пустуют... Возле одного из таких домиков мы и расположились...
  
   Слева от нас - наши, справа - позиции третьей мангруппы... ближайшая - метрах в ста от нас... пока молодежь готовит позиции, идем знакомиться... да и, на всякий случай, убедиться, что ночью мы не получим "подарок" в виде обстрела с их стороны...
  
   Увиденная картина подтверждает правильность наших действий...
  
   Рубеж обороны... одиночные окопы для стрельбы лежа... хорошо хоть ходов сообщения между окопами не нарыли... всем беспределом командует сержант, командир отделения... С трудом останавливаем этих землекопов...
  
   Сержант, по нашему совету, сбегал на наши позиции... вернувшись, он уже в состоянии слушать... Известие о том, что оборону надо планировать с учетом возможности нападения, как из кишлака, так и с противоположной стороны, похоже, потрясает бойцов не меньше, чем, в свое время, меня...
  
   - Сигналки... впереди и сзади... в нашу сторону не стрелять!... бдить по два человека... по очереди... спать тоже... недалеко друг от друга... пока светло - постарайтесь поесть и поспать... хотя бы те, кто будет бдить первыми... если что, кричите... шутка...
  
   Мы уходим к себе... будем надеяться, все пройдет хорошо...
  
   Вторая половина дня... Царь ушел... к Александрову...
  
   Как то незаметно мысли возвращаются к вчерашнему дню... неудавшейся дискотеке... девчонкам, встреченным сегодня утром... настроение портится... точнее, оно и было - не очень, просто за хлопотами подзабылось...
  
   Решение приходит быстро...
   - Молодежь! Ужинать и быстро спать! Будете бдить во "вторую" смену...
  
   Мы тоже ужинаем... возле БТРа... С одеколоном... водки нет... Лучше не становится...
  
   В голове всплывают слова слышанной около года назад песни... группа "Каскад"... "...и как хочется мне, заглянув в амбразуру, с пулемета глушить по России печаль...". Да, они знали, о чем поют...
  
   Сумерки... Царя ещё нет... Мы нехотя собираемся расходиться на позиции...
  
   Вдруг!!! Чей то зоркий глаз замечает у нас за спиной, примерно в километре, какое то движение... светящийся блуждающий огонек!
  
   Стук по БТРу...
   - Федя! Быстро докладывай и проси разрешение открыть огонь...
  
   Через минуту Федя высовывается из люка...
   - Сказали: Вали!...
  
   Мы уже наготове... я развернул АГС и прицелился... Жека с ПКСом пристроился неподалеку... остальные, с автоматами, выстроились шеренгой...
  
   - Я - первый! - "выбиваю" право первого выстрела...
   - Давай!
  
   Пускаю очередь... Тишина... Вспышки разрывов... Огонек гаснет... Жека лупит из ПК... очереди из автоматов... даю ещё пару очередей...
  
   Тишина... хоть немного отвели душу... возбужденно переговариваясь, перемещаемся на "исходную" позицию...
  
   Из-за БТРа выныривает Царь... Мы совсем забыли о его существовании...
  
   - Кто стрелял? Почему стреляли? Манухин, что происходит?
  
   Царь явно злой... его понять можно... спокойно возвращается к БТРу... а тут... шквал огня...
  
   - Товарищ капитан! - Толик говорит, повернувшись чуть в сторону - Вон в том направлении заметили движущийся огонек, по рации передали начальнику, получили разрешение открыть огонь...
  
   Из люка высовывается Федя: - Товарищ капитан, начальник на связи! Вас!
  
   Царь заскакивает на броню, одевает шлемофон...
  
   Александров - Что там у вас за стрельба?
  
   Царь - Только пришел, выясняю...
  
   - Доложишь!
  
   Царь... нам: - Ну?
  
   Толик: - Товарищ капитан! Все было, так как я вам доложил... Федюк связывался по рации... получил команду... мы выполнили...
  
   - Федюк!?
  
   - А шо я? Я спав... стукають... передавай... я передав... там кажуть: Вали! Я хлопцям передав...
  
   - Ты с начальником говорил?
  
   - А я знаю? Я передав... мени кажуть "Вали!"... я передав...
  
   Царь махнул рукой: - По позициям! Чего вы тут торчите...
  
   ... На следующий день ситуация прояснилась... Федя вызывал начальника... Олежа Ленев, водила первого БТРа, принял вызов и, не найдя начальника, тот был на одной из позиций, проявил инициативу...
  
   Но это - на следующий день... А сейчас мы, под испепеляющим взглядом Царя, разбрелись по своим местам...
  
   Ночь... мы с Мотей, сидя у АГСа, болтаем ни о чем... Точнее, Мотя делится планами на ближайшее будущее... после этой операции он уже точно пойдет на дембель... Харьков... дом...
  
   Два часа... растолкав молодежь, и убедившись, что они проснулись, ложимся спать...
  
   Угнездившись в специально выкопанном для сна окопе, укрывшись куском брезента, проваливаюсь в сон...
  
   Просыпаюсь... на меня что то упало... небольшое... открываю глаза... темно... ещё раз... похоже комок земли или камень... соображаю: я с головой укрыт брезентом... слегка повернув голову, вижу свет, пробивающийся у края окопа... уже светло... откуда камни? И тишина... Мотя сопит рядом... ещё один комок... рукой нащупываю автомат... он под боком... шевелюсь... будто во сне... снимаю автомат с предохранителя... патрон в стволе... передергивать затвор не надо... Будто только что проснулся, не торопясь стягиваю брезент с головы... автомат наготове...
  
   Царь... стоит над окопом и швыряет в нас мелкие камушки...
  
   - Чего?... - вопрошаю я
  
   - Долго спите! Подъем!
  
   Смотрю на часы - пол девятого...
  
   - С каких делов? Рано ж ещё?
  
   - Подъем, говорю! Для вас есть задание... Быстро!
  
   Бужу Мотю, вылазим из окопа... возле БТРа Жека, Толик, Алехин...
  
   - Так, стрелки! - Царь, заскочив на БТР, осматривает нас - задание... важное! Надо проверить дорогу... на участке нашей заставы... сегодня утром машина второй мангруппы подорвалась... на той стороне кишлака...
  
   Ну да... та сторона кишлака - ближе к горам... там минирование вполне возможно... с нашей стороны - навряд ли... далеко... хотя... маячил же вчера какой то огонек...
  
   Все понятно... Царь решил отыграться за вчерашнюю стрельбу...
  
   Участок нашей заставы - около трех километров... утром, спросонок и с бодуна - замечательная прогулка... Бредем по дороге, внимательно глядя под ноги... в подозрительных местах в ход идет шомпол... вместо щупа... Царь на БТРе едет сзади... метрах в пятидесяти... на всякий случай...
  
   Жарко... Весеннее солнышко греет от души... Мы - в ватных штанах и бушлатах... одно дело - сидеть в окопе, пусть даже и днем, земля ещё холодная... и совсем другое дело - пешая "прогулка", да ещё когда тебя, после вчерашнего, мучает "сушняк"...
  
   Все когда-нибудь заканчивается... Мы без приключений добираемся до первого БТРа...
  
   И предстаем пред светлы очи Александрова... Похоже, экзекуция ещё не начиналась... Начинается "расследование"... Стоим насмерть...
  
   Выясняется милая подробность, о которой я упоминал выше... Действительно, сообщали... действительно, просили разрешения... В общем, "крайним" стал... нет, не Александров... Олежа Ленев...
  
   Назад едем на БТРе... В голову приходит мысль...
  
   - Товарищ капитан! Х..ня получается! Наказание было, а нарушения нет!
  
   - Да? Это вам для профилактики...
  
   - Какая профилактика? С чего вдруг? Нет... так не пойдет!
  
   Народ быстро подключется...
   В конце-концов, Царь сдается: - Ладно... одно нарушение вам зачтется...
  
   - Как одно? Наказание уже было... ни за что! И только одно зачтется?! Минимум три!...
  
   В общем, сошлись на двух...
  
   День... Ничего не происходит... дремлю рядом с окопом...
  
   Над головой пролетает стая голубей... сказать - большая, ничего не сказать... огромная... и садится на поле... метрах в четырехста от нас... большое белое шевелящееся пятно на земле...
  
   - Товарищ капитан! Можно? Один выстрел? С АГСа? Супчик с голубями на обед сделаем? Можно?!
  
   - Один? - Царь скептически посмотрел на меня - А попадешь?
  
   - Обижаете... - я действительно обиделся - я туда и не целясь попаду... Вот... смотрите...
  
   Сажусь за АГС... прикидываю расстояние... выстрел... граната взрывается в гуще стаи...
  
   - Котя, Лучик! Дуйте за голубями... Как? - это я уже Царю...
  
   - Ну... - Царь пожимает плечами - по такой цели и на таком расстоянии... и слепой попадет... А вот по маленькой цели... на расстоянии... Без прицела не попадешь!
  
   - Не попаду?! А давайте на спор... - я кручу головой, подыскивая подходящий объект... домик в поле... метрах в шестистах от нас в направлении кишлака... дверной проем направлен в нашу сторону... подойдет... - с трех выстрелов, без прицела, я попаду в двери того домика.
  
   - А если не попадешь?
  
   - Если не попаду... на ваше усмотрение...
  
   - Будешь дневальным... две недели...
  
   - Согласен! А если попаду?
  
   Царь задумывается... - Минус пять нарядов!
  
   - Согласен!
  
   Я устанавливаю АГС... ставлю коробку от прицела (вместо сидения), усаживаюсь... "на глаз" прицеливаюсь...
  
   У меня уже давно выработана своя схема прицеливания... Станок устанавливается в определенном положении (по высоте), коробка от прицела вместо сидения тоже служит "эталоном" - глаза всегда находятся на определенной высоте... прицеливание осуществляется по верхнему срезу ствола... я примерно знаю, где должна находиться цель... труднее приходится в горах... разреженный воздух и разный уровень месторасположения вносят существенные коррективы... кстати... в горах с прицелом ещё сложнее...
  
   Прицеливаюсь... ногами прижимаю станок к земле... выстрел... граната разрывается метрах в десяти перед домом... и чуть-чуть левее дверного проема... это хорошо... был бы перелет, было бы сложнее... прицеливаюсь... с учетом "недолета"... выстрел... из дверного и оконного проемов - облако пыли... попал...
  
   (для неосведомленных читателей: не судите меня строго... домик не пострадал... он глиняный... толщина стен - сантиметров семьдесят... без внутренних отделочных работ... окна и двери - тоже... их просто нет... основное назначение - переждать жару или непогоду во время сельхозработ)
  
   Царь, слегка удивленно - Молодец! Не ожидал...
  
   Супчик из голубей вышел на славу... правда, ели осторожно... вдруг где то "пропустили" осколок гранаты...
  
   Вечереет... С "визитом вежливости" отправились к соседям. За разговорами досиделись до сумерек... Перед уходом дополняем вчерашний "инструктаж": если стреляете из ракетницы или осветительными ракетами, отойдите от своей позиции... куда-нибудь в сторону... хотя бы метров на десять... и разминка, чтобы спать не хотелось, и безопасность, позицию точно не засекут...
   И демонстрируем... выстрел из ракетницы... вперед... в направлении кишлака... стоим... смотрим... Наши соседи ведут себя странно... кто то спрыгнул в окоп... кто то резко присел... Насторожившись, мы быстро осматриваемся... все чисто... никого... может, что то показалось? Уточняем... Реальность обескураживает... Оказывается, им вбили в голову: духи - суперснайперы... стреляют на поражение по тени... не говоря уже о горящей сигарете...
  
   Немного поправляем... горящую сигарету действительно видно... особенно в оптику... поэтому курить лучше в окопе... а лучше вообще не курить... когда стреляешь из ракетницы, или пускаешь осветительную ракету, или минометчики "повесили" осветительную мину - главное, не делать резких движений, или просто не двигаться... Неподвижный объект заметить практически невозможно... любое резкое движение заметно даже в неверном свете луны... не говоря уже о осветительных минах или ракетах...
  
   На этом прощаемся...
   Ночь проходит спокойно...
  
   Снова день... в кишлаке видно движение... у нас - тишина...
  
   Новая ночь... ближе к часу, слева от нас, примерно в километре - сработка сигналок... слышны выстрелы из АГСа... это Хован... и несколько очередей из автоматов... снова тишина...
   (Утром узнаем: позиция Хована - на изгибе русла пересохшего ручья, или речки... такой себе овражек... метров пятнадцать шириной, до трех метров глубиной... с обрывистыми берегами... Колька поставил несколько сигналок по берегам... и несколько в овражке... ночью сработали сигналки в овражке... Колька дал пару очередей из АГСа... когда рассвело - в овражке несколько трупов ишаков... кто то явно гнал их перед собой... прошерстили весь овраг... до самого кишлака - ничего... и никого... Дальше этим вопросом занимались ХАДовцы)...
  
   Ещё трое суток... днем спим, ночью бдим... Такое "сидение" на позициях - хуже всего... кажущаяся безопасность расслабляет... бдительность падает... приходится себя буквально заставлять... от этого устаешь ещё больше... Команда "Сворачиваемся!" воспринимается как избавление...
  
  

Отряд. Будни.

  
   Мы - в отряде...
  
   Баня... Отдых... До вечера...
  
   Наши "дембеля" - в ожидании...
  
   После обеда, уходя домой, Александров подтверждает: - "Завтра - дембель! Собирайтесь"...
  
   Такое событие нельзя не отметить... Все ринулись по отряду... За водкой...
  
   Мы с Жекой рванули в стройроту... к знакомым...
   - Андрюха! Водка нужна! Много! Сейчас!
   - Прямо сейчас?!
   - До отбоя... Пацаны завтра на дембель уходят...
   - Подходи после вечерней прогулки...
  
   В казарме - переполох... Ошалевшие дембеля собираются... Казалось бы... уже все должно быть готово... да и что готовить? Альбом, парадка, какие то сувениры... все!
  
   Мотя, сидя в спальном, собирает дипломат...
  
   Я с ним уже давно договорился - он заедет к моим, завезет фотографии... здесь, боюсь, они не переживут очередного шмона... вдобавок, ходят слухи, заставу могут опять куда то перевести... а во время переезда с Айваджа я потерял много фотографий и пленок... и не только!... Хован не нашел... так и остались закопаны на месте нашей палатки... я "ждал" заставу в отряде, на "губе"... так что, на всякий случай... Правда, придется, наконец, "официально" сообщить родителям о фактическом месте службы... но... оно и к лучшему... и своевременно... фантазии уже не хватает придумывать рассказки о командировках и плохой работе почты...
  
   Да... Мотя собирает дипломат... Кого то из наших привлек вид дембельского одеколона... большой, резной под хрусталь, кубический стеклянный флакон... такая же резная круглая пробка... название, стилизованное под арабскую вязь... флакон "пошел по рукам": "красиво"... "стильно"... "классный запах"... очередь дошла до Хована: - "Нормально! Мягкий!"...
   Мотя аж подпрыгнул... вырвав флакон у Хована и закрывая дипломат, проговорил: - "Мягкий... Пить не дам! Это дембельский!"...
  
   Ужин... В столовой ко мне подходит Андрюха: - "Все в порядке... подходи сразу после ужина..."
  
   ... после отбоя в спальном неофициальное прощание... пили... курили... пели песни... прощались... мирились... ночь пролетела, как один миг... Мотин одеколон все равно выпили...
  
   ... После завтрака наши дембеля побежали по отряду... оформлять документы... уже известно - поезд ночью... на вокзал они поедут с нарядом РСП, после шести вечера...
  
   Перед обедом... дембеля возвращаются в казарму... все оформлено... они уже практически - гражданские люди... остался последний обед... Показывают серо-зеленые "корочки": "Удостоверение о праве на льготы"... предъявитель сего имеет право на льготы, установленные

постановлением ЦК КПСС от 16 января 1983 г.

... больше года назад...
  
   - Что за льготы?
  
   Этот вопрос адресуется замполиту... Тот крутит удостоверение в руках: - Сейчас схожу в политотдел... Узнаю...
  
   После обеда любопытствующая толпа обступает Бутика...
  
   - Все, кто принимал участие в боевых действиях на территории ДРА имеют право на льготы... такие же, как участники войны... квартира без очереди... машина... медицинское обслуживание... оплата коммунальных... бесплатный проезд в транспорте... поступление в ВУЗ вне конкурса... что то ещё... дома в военкомате уточните...
  
   Ошеломленные, мы расходимся... полученная информация - из той категории, для осмысления которой требуется время...
  
   Кстати, полученная информация позволяет взглянуть на некоторые вещи по новому... Стало понятно, например, о чем говорил вновь назначенный начальник отряда с полгода назад: "почетная обязанность... интернациональный долг... доверие Родины...", он то наверняка знал о Постановлении и льготах...
  
   Шесть вечера... Наши дембеля выдвигаются к КПП, там их ждет машина с нарядом РСП... По традиции, машину с дембелями за ворота выталкивают провожающие... вся наша застава... никто не мешает... Машина выезжает на улицу... ворота закрываются... пацаны уехали... будет их мамам подарок на 8 марта (по всем расчетам они должны попасть домой через 4-5 дней, т.е. 7-8 марта)... мы молча бредем к казарме... В голове радостно бродит мысль: Мы - следующие! Всего каких то четыре-пять месяцев...
  
   Александров уходит в отпуск... Вместо него остаётся Бутик... Перед уходом Александров собирает сержантов... для "накачки"...
  
   Примерно через час они возвращаются... Веселые... ржут...
   - Мурзик! Тебя опять вспоминали...
  
   Александров сначала выступил с речью... о необходимости помогать офицерам поддерживать порядок и дисциплину на заставе... потом перешел к конкретике... опрашивал сержантов о микроклимате в отделении, взаимоотношениях личного состава и т.д., и т.п., дошла очередь и до командира моего отделения, сержанта Григораша... более известного под прозвищем Бумбараш...
  
   Примерный текст выступления Бумбараша (со слов присутствующих): - У мэнэ в отделении всэ добрэ... Люды мэнэ слухають... Я з нымы розмовляю...
  
   Александров, кивая, что то записывает в блокнот...
   - А кто у тебя в отделении?
   - той, той, Сикаленко...
  
   Александров в сердцах хлопает ладонью по столу...
   - Бумбараш! Что ты мне здесь п...у в лапти обуваешь? "Люды его слухають... вин з нымы розмовляе"... Вы посмотрите на него - Александров апеллировал к присутствующим - Григораш! Чтобы разговаривать с Сикаленко, надо, по меньшей мере, закончить Высшую партийную школу... - он махнул рукой... сиди... молчи... разочаровал...
  
   У наших осенников - праздник... На заставу пришли молодые... Теперь они - полноценные "деды"... Правда, ведут себя, как малые дети, которым дали новую игрушку: - "Моё! Никому не дам..."
  
   Некоторые, особо "одаренные" особи пытались доказать нам, что мы "не имеем права" трогать "их" молодых... Смешно...
  
   Потом стало не до смеха... в защите своих "игрушек" новоиспеченные "деды" зашли недопустимо далеко... провоцируя молодых не выполнять указания и приказы дембелей... т.е. наши приказания... После непродолжительной "разъяснительной" работы порядок был восстановлен... но осадок остался...
  
   Через два дня новая колонна... В Мармоль...
  

0x01 graphic

   Обустройство нового лагеря требует больших затрат... Стройматериалы, горючее, топливо для отопления и приготовления пищи, продукты, боеприпасы, различные мелочи для обустройства (трубы, умывальники и т.п.)...
  
   В погрузке в это раз участвуем и мы. Целый день на складах... грузим бревна... для блиндажей... Загруженные машины уходят в отряд. Перед ужином возвращаемся... Ужин... Баня... С утра - выезд...
  
   Вот интересно... Заставой командует Бутик, а колонну ведет Царь... Соответственно, наш БТР идет первым.
  
   До Хайратона доезжаем без проблем... переезжаем мост...
  

0x01 graphic

  
  
   Мама дорогая! Вся территория по обе стороны дороги забита военной техникой... похоже, какая то часть из Союза входит в Афган... В одном месте строящаяся колонна плотно перегораживает дорогу... Мы останавливаемся...
  
   Федюк: - Товарищ капитан, куда ехать?
  
   Царь: - Сейчас!!! Разберемся!
  
   Чуть впереди и справа видим КШМку...рядом с ней УАЗик... и два каких то мужика...явно офицерского вида...
  
   - Товарищ капитан! Похоже, они тут командуют...
  
   - Точно...
  
   Царь бежит к УАЗику, что то крича и махая рукой...
  
   Вдруг... буквально на лету... Царь с бега переходит на строевой шаг... отдает честь... и вытянувшись, что то говорит стоящим перед ним мужикам... Мы заинтриговано наблюдаем...
  
   Пару минут общения... Один из мужиков отходит к КШМке... Царь козыряет... строевым отходит на несколько метров... и бежит к нам...
  
   Как по мановению волшебной палочки, машины, перегораживавшие дорогу, разъезжаются в стороны, дорога свободна...
  
   Царь заскакивает на БТР: - Поехали!
  
   -Лихо вы их, товарищ капитан!
  
   - А то...
  
   Проезжаем мимо УАЗика...Царь, привстав в переднем люке, снова козыряет... Мужики козыряют в ответ... Они стоят, держа ладонь у виска, пока мы проезжаем мимо... майор и прапорщик... хотя... у обоих на плечах какие то нереальные звезды! Твою мать! Генерал-майор и генерал-лейтенант... Точно, новая часть...
  
   Доезжаем до развилки... Дальше - не направо и не налево... прямо! Полтора часа езды по предгорьям... держась чуть в стороне от едва заметного следа... БТРы Первой мангруппы "прокладывали" дорогу...
   Почему чуть в стороне? Причина простая - мины... Я уже раньше не раз упоминал... духи минируют дороги... в нашем случае возможностей у них предостаточно... От развилки до входа в ущелье - километров тридцать... по долинам, холмам, руслам ручьев... территория абсолютно нежилая и не охраняемая... нападение или мина может быть в любом месте... но... если с возможным нападением все более-менее понятно... отважиться на нападение днем (в первой половине дня) могут только откровенные самоубийцы - смертники... а среди местных таких не наблюдалось, то напороться на мину... дело случая...
  
   Поэтому, съехав с трассы, мы все перемещаемся на броню... больше шансов уцелеть при подрыве... и поэтому каждый раз мы едем новым путем... это проще и быстрее, чем каждый раз выводить саперов... учитывая расстояние и количество не просматриваемых участков, работа саперов без сплошного оцепления просто бессмысленна...
  
   Наконец, вот он, вход в ущелье... БТРы останавливаются... Машины идут дальше... Время - около 11... есть шанс сегодня же вернутся обратно...
  
   Темнеет около семи... Самое лучшее время для нападения... В темноте преследовать не получится... Поэтому, выехать надо не меньше чем за пару часов до сумерек... За это время надо выехать за пределы предгорий... в нашем случае - доехать до развилки...
  
   Машины выходят из ущелья в четвертом часу... Нормально...
  
   До развилки доезжаем без приключений... До Хайратона тоже... Армейская колонна ещё здесь... уже более-менее упорядоченная и явно готовая к выезду... завтра утром. А мы... мы "провожаем" взглядами грузовики, в сумерках уходящие через мост... оказывается, колонна будет не одна... чтобы не гонять БТРы туда-сюда, мы будем ждать грузовики здесь... возле заставы охраны моста... А я ещё думал: - "Зачем нам столько сухпая выдали?"
  
   ...День "отдыха"... Ждем колонну... Точнее, колонна будет завтра утром, а у нас свободный день... БТРщики ковыряются в машинах...(Царь нашел им какое то занятие), остальные - отдыхают... Погода замечательная... хотя только начало марта, солнце греет от души... Я, бросив на "морду" БТРа пару бушлатов, раздевшись до трусов, с книжкой в руках, загораю... даже задремал...
  

0x01 graphic

  
   Проснулся от толчков... Котя... - Жрать будешь? Уже готово!
  
   Встаю... Ох....!!! Хорошо поспал... капитально обгорел... тело "горит"...
  

0x01 graphic

  
   Поели... выливаю на себя с полфлакона одеколона... жар немного спадает...
  
   Харлам дает какую то мазь: - Намажься, хуже не будет...
   Действительно, полегчало...
  
   Один плюс - по ночам ещё прохладно... мне же было жарко...
  
   Утро... Только позавтракали, колонна... Машин меньше, чем в прошлый раз... это хорошо... быстрее управимся...
  
   Без особых приключений возвращаемся в Хайратон... Машины снова уходят в отряд, мы снова остаёмся...
  
   Царь предупреждает: - не расслабляться... завтра снова выезд.
  
   Вот оно что. Колонну разделили на две части... Пока одна идет в Мармоль, вторая грузится на складах... Удобно для всех... Мангруппе - меньше машин, быстрее разгрузка... Нам - быстрее разгрузка, раньше проедем опасную зону... Водилам грузовиков - не придется спать в машинах...
  
   Ещё три дня мотаемся туда-обратно...
  
   Очередная колонна... Возвращаемся в Хайратон...
  
   Царь командует: - На мост!
  
   Наконец то!
  

ЧП в отряде

  
   В отряде нас ожидала новость: на 7й заставе ЧП - "неуставные отношения", молодые "застучали"... Всех дедов и дембелей с заставы убрали, сейчас они на "губе"... находятся они там уже с неделю, и каждый день их гоняют по полной программе..., что это такое - я хорошо помнил...
  
   Само ЧП ничего хорошего не сулило - по всем подразделениям забегают, вынюхивая, "особисты"... За "своих" молодых мы были спокойны, а вот молодые, недавно пришедшие, осенники...
  
   В спальное с хохотом влетел Жека: "Мужики! Там...! На плацу!... Грозный "дед" - Нечет!"...
  
   Мы наперегонки бросились из казармы... Точно! В одной из грязных обшарпанных фигур, в этот момент утюживших плац, мы узнали Нечета - вечного "чипка" нашего учебного... Вот уж точно - чем большее "недоразумение" на первом году - тем "доставучее" на втором...
  
   "Нечет!... Санек!... Как это тебя угораздило?!... И на заставе умудрился "вляпаться"!... Ты без "чипка" по жизни не можешь?!... "
  
   Снигур, тронувшийся было с центра плаца в нашу сторону, уловив суть комментариев, остановился..., махнул рукой: "Идите, тут без вас клоунов хватает..."
  
   Наблюдая за тем, как гоняют по плацу "губарей", наши потихоньку ужасались, меня же интересовал более прозаический вопрос - как на "губе" удалось разместить почти два десятка человек?
  
   Через пару дней, случайно заглянувший в отряд то ли помощник военного прокурора, то ли заместитель, проходя мимо плаца во время "занятий", заметил ползающих по плацу "губарей".
  
   - Прапорщик! - обратился он к Снигуру - Что здесь происходит?
  
   - Провожу занятия с отбывающими гауптвахту...
  
   - Какие занятия?
  
   - По утвержденному плану... Вот конспект - Снигур достал из полевой сумки и протянул прокурорскому потрепанную общую тетрадь...
  
   - Какие занятия вы проводите сейчас?
  
   - Тактика!
  
   - Ох..ть! Позовите сюда начальника штаба!
  
   В это время забытые "губари" по тихому доползли до края плаца и разлеглись там, наслаждаясь нечаянным отдыхом...
  
   Бросив взгляд на караульного, Снигур рванул к штабу...
  
   Через несколько минут появился Лашин.
  
   - Майор, что тут у вас происходит?
  
   - Проводим занятия согласно утвержденного плана, вот он - Лашин протянул толстый журнал.
  
   - Майор, что вы мне х..ню тычете? Вы, что, не знаете - на плацу проводятся строевые занятия и, в крайнем случае, физзарядка, а занятия по тактике проводятся на специально подготовленном полигоне или площадке...
  
   - Но у нас нет места для размещения такой площадки, поэтому занятия проводятся на плацу...
  
   - Нет места - нехер проводить! А если очень хочется - у вас же учебный центр имеется - вот там и занимайтесь! Ещё раз подобное увижу - будем разговаривать по другому - вы меня поняли, майор?!
  
   - Так точно! Учтем! - недовольно согласился Лашин...
  
   Оказавшиеся невольными свидетелями этой сцены, мы немного позлорадствовали - не только нам достается!
  
   Тогда мы ещё не знали, к каким последствиям приведет этот разговор...
  
   Буквально на следующий день "губарей" вывезли на учебный. По свидетельству очевидцев из комендантской роты, через пару дней "занятий" "губари" вспоминали ползанье по плацу как милую детскую забаву...
  
   Но нас, слава Богу!, это не касалось...
  
   Жизнь шла своим чередом. За повседневной рутиной как то забылся чипок Нечет с товарищами...
  
  

Нарушитель

  
   "В ружьё! Подъем!! В ружьё!!!"... "Мужики! Подъем!!!"
  
   Время - начало второго...
   Не торопясь, собираемся... Дежурный по заставе сообщает подробности: "Нарушение границы... В районе стыка шестой и седьмой застав, т.е. на окраине Термеза..."
  
   Выходим... На плацу, как обычно - никого... Через несколько минут появляются офицеры... Без лишних разговоров наша застава грузится в машины... В кабине первого ЗиЛа - начштаба майор Лашин... Едем... Минут через двадцать останавливаемся... Перед нами появляется Лашин: "Наряд - по три человека, через сто пятьдесят метров... поддерживать визуальный контакт... проверять документы у всех проходящих, подозрительных и без документов - задерживать..."
  
   Машина едет по дороге вдоль железнодорожного полотна, периодически останавливаясь, на каждой остановке из машины выпрыгивает очередной наряд... Подходит моя очередь... Точнее, наша очередь... Наша, это - я и Юра Кривич со своим ПК и вторым номером...
  
   Место у нас шикарное - железнодорожный переезд... два тусклых фонаря... светофор... и две ограничительных насыпи по краям дороги... на одной из этих насыпей мы и устраиваемся. Юра устанавливает пулемет (не в руках же его таскать)... Осматриваемся... В лунном свете с нашей стороны железнодорожного полотна виднеются частные жилые дома, с другой стороны - какие то длинные сараи... Во дворах изредка лают собаки... Никого...
  
   Три часа до рассвета проходят незаметно...
   Светает... Из жилого сектора потянулись люди... на работу... с другой стороны, оказывается, ферма... народ идет на утреннюю дойку... некоторые, по привычке, пытаются перейти железную дорогу в стороне от переезда... большинству хватает простого окрика, один довел до передергивания затвора... правда он и бежал к нам быстрее всех...
  
   Появились и "нарушители" - несколько человек без документов... Вот ведь... все знают - погранзона - документы обязаны постоянно быть с собой, а они: "оставил в другом пиджаке", "опаздывал, забыл дома", "да я рядом живу" и т.п.
  
   В общем, в течении получаса у нас образовалась группа задержанных, человек десять - двенадцать... Что с ними делать - непонятно, решили не заморачиваться, приедут офицеры - пусть разбираются. Правда, сначала (когда задержанных было человека четыре) была "попытка бунта"... со словами "мне на работу надо", один из задержанных попытался уйти... я, в достаточно вежливой форме, объяснил ему, что ночью в этом районе было нарушение границы, мы сидим здесь всю ночь, настроение у нас соответствующее, и он, конечно, может попытаться уйти, но мы будем рассматривать его действия как попытку сбежать, а его самого - как потенциального нарушителя... со всеми вытекающими последствиями...
  
   После этого мы усадили "нарушителей" на насыпь, Юра с пулеметом уселся напротив...
  
   ... Наш переезд - очень оживленное место... После рассвета прошло час-полтора... наш "улов" - человек тридцать... все без документов... правда, не все наши, несколько человек "прислали" соседние наряды...
  
   Наконец, появляется машина... в кабине - Лашин: "Что тут за собрание?"
  
   - Без документов! Что с ними делать?
  
   Лашин выходит из машины, окидывает взглядом разом притихшую толпу: "Разберемся"...
  
   Появляется очередной прохожий...с документами все в порядке... Лашин, указывая рукой на сидящих: "Кого знаешь?"
  
   - Этого, этого, его, его, её...
  
   - Так... Свободны! Быстро за документами... Понятно как действовать? - это уже нам...
  
   - Так точно!
  
   - Продолжайте... - Лашин уезжает...
  
   Действуя согласно показанной "методе", за каких то минут сорок разобрались с "нарушителями"... Дальше - стало скучно... Людской поток пошел на спад, машины тоже на радовали активностью...
  
   В соответствии с приказом "располагаться на расстоянии визуального контакта" к нам подтянулись соседи: Жека с Лучком с одной стороны и Макс с кем то из молодых с другой... до следующего наряда, сидящего на рельсах - метров триста... не только видно, но и слышно хорошо... Сидим...
  
   На дороге - ЗиЛ... с военными номерами... тормозим... ЗиЛ останавливается... из кабины выпрыгивает старлей: - "В чем дело? Доложите причину остановки!"...
  
   Н-да... неправильное поведение... переглядываемся... и начинаем...
  
   Макс... не сходя с места: - "Товарищ старший лейтенант, подойдите и предъявите документы"...
  
   Лейтенант: - "Солдат! Ко мне! Доложите, что происходит!"
  
   Макс: - "Товарищ старший лейтенант, подойдите и предъявите документы"...
  
   В это же время я, Жека и Юра, не обращая внимания на лейтенанта, подходим к кабине... Юрец с пулеметом занимает позицию перед машиной, я подхожу к водителю: "Заглуши двигатель и вылазь... документы давай... пограннаряд... проверка"...
   По Жекиному сигналу кто то из молодых заглядывает в кузов... "Пусто! Никого нет!"
  
   Водила достает документы... военный билет, права, путевка...
   - "Лейтенант с тобой? Ты его нигде не подобрал? Из вашей части? Как фамилия? А чего такой борзый?"...
  
   До нас доносится: "Товарищ старший лейтенант, я в последний раз повторяю - подойдите и предъявите документы!"...
  
   Юрец... лениво: "ну что, бля!, не понятно? Подойди и предъяви документы... или самим доставать?"...
  
   Не знаю, что именно произошло с лейтенантом... может, он обратил внимание на оружие с явными следами частого употребления, может, заставила задуматься "свободная" и разношерстная форма одежды, может, что то в нашем поведении показалось ему странным, но... лейтенант решил не рисковать... подошел к Максу, предъявил документы... я подошел... заглянул... фамилия совпала с названой водилой...
  
   "Свободны! Езжайте!" - Макс вернул документы...
   Пряча документы в карман, лейтенант как бы невзначай поинтересовался: "А вы кто?"
  
   - "Не видишь?" - Макс ткнул пальцем в погон кого то из молодых - "Пограничники"...
  
   Машина уехала... снова стало скучно... сидим...
  
   Около девяти... Снова проехал Лашин... новая вводная: нарушитель известен... с одной из воинских частей в Термезе ночью сбежал молодой... скорее всего, заблудился... перелез через систему, дошел до реки... понял, что пошел не туда, вернулся, снова перелез через систему и подался в бега... находится где то в нашем районе... Быть бдительными, обращать внимание на молодежь призывного возраста...
  
   Да, не повезло воину... одно дело - сбежал из части, его ловила бы военная комендатура и, позже, военкомат, и совсем другое дело - нарушение государственной границы... шансов у него практически нет... нам без пойманного нарушителя нельзя - это ЧП, за которое придется отвечать всему руководству отряда...
  
   С одной стороны, какое нам до этого дело? С другой стороны, в голову накрепко вколочено: "Границы СССР священны и неприкосновенны"... безнаказанно нарушать не получится...
  
   Сидим... время идет... уже часов одиннадцать...
  
   По дороге мчится ЗиЛ... наш... с Лашиным... Резко тормозит у переезда...
  
   Лашин: - "Быстро все в машину!" и, пока мы запрыгиваем в кузов, быстро вводит в курс дела: "Беглеца обнаружили... Только что позвонили... рядом... поселок на окраине Термеза"...
  
   Едем... через какое то время приостанавливаемся... на подножку прыгает милиционер... местный участковый... машина едет дальше... Наконец, остановка... выпрыгиваем из машины... понятно, машиной дальше не проедешь... узкий переулок... двое аборигенов: - "Туда побежал! Несколько минут назад!"
  
   Бежим... из переулка выскакиваем на другую улицу... Куда? Направо? Налево?
  
   Очередной абориген: - Туда побежал!
  
   Бежим... встречные подтверждают: - Да, пробежал... Совсем недавно... Только что!!!
  
   Бежим... с разбега выскакиваем на железнодорожную насыпь... за ней - свежевспаханное поле... за полем, примерно в километре от нас - частный сектор... это уже Термез...если беглец туда доберется - все... даже с добровольными помощниками поймать будет сложно... ну, если и не сложно, то, как минимум, долго... сам беглец перед нами... метрах в четырехстах... летит по полю, как заяц... не догоним...
  
   Поднявшийся следом за нами Лашин, мгновенно оценив обстановку, хрипло дыша, почти со стоном роняет: - "Его надо остановить!"
  
   Рефлекс срабатывает раньше мозгов... передергиваю затвор... короткая очередь перед беглецом... вторая - выше головы... рядом - очереди из ещё двух автоматов... Ещё через секунду - перед нами, с распростертыми руками, - Лашин: - "Вашу мать!!!! Вы что делаете?!!!"...
  
   - Вы же сказали - остановить...
  
   - Да... б... !!!!! это же Союз!!!!
  
   - А как его по другому остановишь? Догнать то не реально?
  
   - Он хоть живой?
  
   - Да что ж мы - не понимаем? - хором возмутились мы - мы ж перед ним стреляли... в землю...
  
   - А чего он упал?
  
   - Ну так страшно, наверное...
  
   Не торопясь, спускаемся с насыпи... в тишине слышится истошный крик: - "Не стреляйте! Я свой!!!"
  
   - Вот! Теперь не убежит! - удовлетворенно замечает кто то - а не бегал бы, так и не стреляли б...
  
   - Так... - Лашин резко останавливается - Стрелки! Чешите к машине и чтобы я вас не видел... А вы - ведите этого сюда...
  
   Поднявшись на насыпь, оборачиваюсь... Лашин разговаривает с кем то по рации... наши, не торопясь, бредут по полю... беглец сидит в ожидании, явно не помышляя о бегстве...
  
   ...Тот же день... после обеда... построение отряда... разбор "полетов" и раздача слонов и пряников...
  
   Кому то благодарность, кому то замечание... досталось всем... кроме нас... похоже, наша застава в этом мероприятии вообще не участвовала...
  
  

Нарушитель. Вокзал

  
   Отряд жил своей размеренной жизнью... За время нашего отсутствия - масса нововведений...
  
   Одно из них - утренняя зарядка... Вместо зарядки на плацу - бег вокруг отряда... по подразделениям... на время... с офицерскими постами в "ключевых" местах... Удовольствие - ниже среднего...
   Понятно, желающих участвовать в этом мероприятии находилось не много. Под благовидными, и не очень, предлогами мы изо всех сил саботировали эти пробежки...
  
   Мне было проще... Я вспомнил: "Я - после Боткина. Физические нагрузки противопоказаны". Как ни странно, аргумент подействовал... Отцы-командиры не настаивали...
  
   Не смирился только Сахно. Его конфликт с нашим призывом возник практически с первых дней его возвращения на заставу после школы прапорщиков. У всех на слуху были рассказы дембелей о частых ЧП с участием будущего прапорщика. Напоминание о них, сопровождавшееся издевательским хохотом, доводило Сахно до белого каления... Но!... Сделать он ничего не мог...
  
   Заместитель начальника заставы по технической части... звучит солидно и представительно, а по сути - завгар... заведующий гаражом, чья власть распространяется только на водителей... да и то... до определенного предела... "Пить кровь" остальным Сахно мог только в роли дежурного по заставе, но, опять же, за полгода отрядской жизни мы, волей-неволей, научились избегать столкновений...
  
   И тут, на помощь новоиспеченному прапорщику пришло второе нововведение: за каждым подразделением отряда закрепили кусок территории, который указанное подразделение обязано было поддерживать в чистоте и порядке. Идиотизм данного "распоряжения" по отношению к нашей заставе был виден невооруженным глазом: во время нашего отсутствия указанная территория нами, понятно, не убиралась, а, учитывая, что она находилась возле КПП, убирать её приходилось комендантской роте... Но это во время нашего отсутствия...
  
   Понаблюдав несколько дней за отлынивающими под всякими благовидными предлогами от утренней пробежки, Сахно выступил с предложением, которое, конечно же, нашло поддержку у наших офицеров: "все, кто по каким либо причинам не участвует в пробежке, убирают территорию"...
   Правда, бумерангом досталось и Сахно... его назначили ответственным за уборку территории... Обычно я успевал слинять из казармы до появления Сахно, но как то он меня поймал...
  
   - Сикаленко! На уборку территории! Шагом марш!
   Делать нечего... "Тормознул" нескольких молодых, собиравшихся на пробежку... "Болеете, бежать не можете"... и с этой компанией отправился на территорию...
  
   Минут через двадцать все убрано... даю команду возвращаться... подходим к казарме... навстречу - Сахно: - Почему не на территории?
  
   - Уже убрали...
  
   - Да? Ну, пошли, посмотрим...
  
   - Пошли...
   Возвращаюсь... Сахно бежит вперед и начинает рыскать по территории, как охотничья собака в предчувствии добычи...
  
   - Это что? - тычет пальцем в стоящие возле Кунга связистов несколько бутылок из под молока или кефира...
  
   - Бутылки...
  
   - Убрать!
  
   - Товарищ прапорщик! Это не наша территория... Это территория роты связи...
  
   - Я сказал: Убрать!
  
   - С чего вдруг? Это не наша территория. За ротой связи убирать не буду!
  
   Вяло препираемся ещё несколько минут...
   И тут:
   - Товарищ солдат! Прекратите демагогию и выполняйте приказание...
  
   Ох, Сахно... копировать Царя и Александрова конечно, можно... Но...!
  
   - Товарищ прапорщик! Вот вы сказали: "прекратить демагогию"... А вы хотя бы в принципе знаете, что означает это слово?
  
   И Сахно "клюет": - Что?
  
   Я "подсекаю": - Демагогия, товарищ прапорщик, это когда мужчина пытается убедить женщину, что мягкий ... лучше твердого...
  
   - Что?! Да я... Пошли! К начальнику! На губу!!!
  
   - Пошли! Достал!...
  
   Чуть ли не бежим назад в казарму... ноздря в ноздрю...
  
   На входе в казарму Сахно совершает стратегическую ошибку... Он останавливается... вынести мозг кому то ещё...
  
   Я пользуюсь моментом по полной... Дверь в канцелярию приоткрыта... Я влетаю внутрь... Бутик... Один... Замечательно!
  
   - Товарищ капитан! Ну когда это бл...во прекратится?! Он меня достал! Я ему точно в нос дам! Чего он вообще ко мне цепляется? На ровном месте!
  
   - Сикаленко! Успокойся! Что случилось?
  
   Кратко излагаю ситуацию: убрали территорию... быстро и хорошо... Сахно... этот ..., заставляет убирать территорию роты связи... с каких делов?
  
   Бутик, как обычно, теряется от напора и, на всякий случай, начинает меня успокаивать...
  
   В канцелярию заходит Сахно... - Саша! Этого ... надо...
  
   Прерываю: - Товарищ прапорщик! Вы что, не слышите? Товарищ капитан мне что-то говорит! А вы перебиваете! Товарищ капитан! Повторите, пожалуйста!... - с подчеркнутым вниманием смотрю на Бутика...
  
   Сахно возмущенно пытается что то сказать... но теперь его перебивает Бутик: - Сикаленко! Свободен! Занимайся своими делами...
  
   Сахно выходит из канцелярии минут через пятнадцать... Очччень недовольный! Меня в упор не замечает...
  
   Очередное утро... Подъем... Только начали готовится к зарядке... "Отряд! В ружье!"...
  
   Быстро собираемся... По селектору - новая вводная: "Оружия не брать! Никакого!!!"
  
   Строимся на плацу... На этот раз ожидать приходится сравнительно недолго... Но! Все подразделения - с оружием! Только мы налегке... Гоним дежурного уточнить... Через пару минут подтверждает: - "Распоряжение начальника штаба... Резервная - без оружия"...
  
   Начинаю тихо ржать... Комизм ситуации доходит до всех... Начштаба вспомнил прошлое задержание... решил не рисковать...
  
   С одной из частей СА, расположенных в Термезе, опять сбежал молодой... почему мы участвуем в розыске - не ясно... по каким то сведениям, попытается смыться из Термеза по железной дороге... Задача: оцепить и прочесать железнодорожный вокзал и станцию... Действовать будем в составе смешанных патрулей, по три человека в каждом: один человек из роты сопровождения поездов (как знающий местность) и два человека с других подразделений...
  
   Мы на месте... Мы, это я с Юрой Кривичем и наш годок с РСП, Серега... патрулируем улицу недалеко от вокзала... Зрелище ещё то... на соседних улочках - "полноценные" патрули... с оружием... а здесь... один боец с автоматом и двое "сопровождающих"...
  
   Наш годок в РСП с начала службы... окрестности знает хорошо... что ещё более важно: он знает и многих работников вокзала и станции... поэтому наше патрулирование сопровождается сбором информации и "оповещением местных жителей": - "Видели...?"
  
   - Нет!
  
   - Если увидите... сразу сообщайте... нам или ближайшему патрулю...
  
   Понятно, всю беседу ведет Серега, мы с Юрчиком служим "фоном"... безоружным... а потому непонятным и значительным...
  
   На нас косятся... с любопытством и настороженностью...
   Наконец, один из аборигенов не выдерживает... После дежурного опроса: "Видел? Не видел!", опасливо косясь на нас, он отводит чуть в сторону Серегу и тихо спрашивает: - Серожа! А это с тобой кто?
  
   Серега успокаивает: - Это? Наши... С отряда...
  
   - А почему без оружия?
  
   Тут в разговор вмешивается Юрец... как всегда, ленивым голосом...
  
   - А зачем нам оружие?
  
   Абориген, еще раз посмотрев на Юру, быстро соглашается: - Совсем не надо... Да! Совсем!... - и быстро исчезает...
  
   Серега смеется: - Теперь слухов будет...
  
   - Каких?
  
   - Как каких: кого-то ловили... рассказывают, что беглого солдата... а ловить прислали каких то спецов... без оружия... с голыми руками... странное дело...
  
   - Думаешь?!
  
   - Уверен... Вы себя в зеркале давно видели?
  
   По зрелому размышлению, Серега был прав... действительно странно - всегда при подобных мероприятиях все с оружием, а здесь... да и внешний вид... мы еще толком не отошли после Мармольской операции... я имею в виду не только кожу лица и рук... при равном сроке службы и, соответственно, возрасте, мы выглядим на несколько лет старше Сереги...
  
   "Гуляем" дальше... Для нас это незапланированный выходной... Плюс возможность просто походить по улицам города, посмотреть на людей... "напитаться" мирной, спокойной жизнью...
  
   Лафа длится почти до шести вечера... Беглеца поймали... Прятался где то на тепловозе...
  
   Ещё одно из нововведений, о котором я забыл упомянуть... по воскресеньям - строевой смотр...
  
   Что это такое? Очень "веселое" занятие... Суть задачи - подразделение проходит строевым шагом мимо стоящих на трибуне руководителей отряда... полным составом... с командиром во главе... если "проход" удовлетворил начальника отряда - свободны... нет - на повторный заход... до удовлетворительного результата... некоторые наматывают круги по несколько часов...
  
   Поэтому весь отряд "охвачен" строевой подготовкой... каждый день, по несколько часов на плацу маршируют колонны, шеренги, просто отдельные фигуры... тренируются...
  
   Несколько дней после возвращения в отряд мы только наблюдали за происходящим... Наши отцы-командиры были в счастливом неведении... но... хорошее быстро заканчивается... их кто то "просветил"...
  
   Застава на плацу... добрых два часа бьем ноги... спасительный обед прекращает это "мероприятие"... на время... после обеда планируется продолжение... надо что то делать...
  
   После обеда небольшой делегацией отправляемся в канцелярию... с простым вопросом: "по какому поводу репрессии?"... оказывается, это не репрессии, а "подготовка"...
  
   - К чему?
   - К воскресному строевому смотру...
  
   В общем, после непродолжительного общения консенсус найден... застава отдыхает под клятвенное обещание: "пройдем с первой попытки"... и не менее клятвенное обещание Александрова "если я из-за вас на второй круг пойду, вы на плацу и умрете"... на этом и сошлись...
  
   И вот он, момент истины...
  
   Отряд - на плацу... возле трибуны оркестр наяривает марши... пошли... первая - авторота... сопровождения поездов... инженерно-саперная... мы...
  
   Походным шагом приближаемся к последнему повороту перед "финишной" прямой... вдоль трибуны...
  
   Мы - на прямой... проходим метров двадцать... Александров: "Застава!... ... ... Смирно!" переходим на строевой...
  
   Застава - единый организм... спаянный одной целью... выполнить обещанное...
  
   Поравнялись с трибуной... ощущение - от нашего шага вздрагивает земля... проходим... нам вслед несется: "Резервная - свободны!"... вот так... с ходу... без обязательного построения и разбора... Свободны!!! Возвращаемся в казарму...
  
   ... В столовой, во время обеда, кто то из музыкантов: "ну, вы даете... шли - асфальт дрожал"... значит, не показалось...
  
   После обеда - построение заставы... Довольный Александров... - Молодцы!...
   Повод быть довольным, более чем достаточный: наша застава больше в смотрах не участвует... вообще!!!
  
   Наше "выступление" имело "успех"...
   Командиры отрядских подразделений, вдоволь "нагулявшись" по плацу, "переселили" свои подразделения на плац... все свободное время они проводили на плацу, занимаясь муштрой... лучше не становилось...
  
   А я смог понять одну простую вещь... лозунг, написанный на плакате возле плаца: "хорош в строю, силен в бою" - не так уж и не прав... скорее, он "перевернут"... когда то давно, кто то из военачальников заметил: слаженный армейский коллектив, в котором сильны взаимопонимание, взаимовыручка, отлично действует не только на поле боя... но и за его пределами... соответственно, проверить готовность (слаженность) любого подразделения можно, не прибегая к учениям или боевым действиям... простым проходом в строю... отсюда: "силен в бою - хорош в строю"... тогда же, нерадивые командиры, уяснившие "алгоритм", вместо сплачивания коллектива, налаживания взаимопонимания и т.п., занялись показухой... и муштрой...
  
  
  

Операция. Предгорья.

Кишлак Гандаки.

  
   Готовимся к вылету... Блокировка кишлака... Где то между Мармолем и Таш-Курганом... Кроме нас в операции участвует Пянджское ДШ...
  
   Сборы недолгие... единственный вопрос, заставивший ненадолго задуматься: "Брать ли ватные штаны?"... Время - конец марта - начало апреля... в Термезе тепло... но это в Термезе... а у нас - горы... конечно, брать...
  
   Аэродром... погрузка... летим...
  
   Сидящий рядом Лысый, остановившись взглядом на моих ногах, спрашивает: "Зачем ватники одел?"... я смотрю на него... он в обычном камуфляже... судя по размерам рюкзака, штанов там точно нет...
   "А ты что - не брал?"
   "Зачем? Ведь тепло..."
   "Ну-ну..."
  
   Лысый осматривается... до него только сейчас доходит - все в ватниках...
  
   Мы - на месте... Высадка...
   Высадка напоминает прошлую... Вертолет так же висит над землей... но! При этом он слегка движется... в правую сторону... поэтому выпрыгивать можно практически сразу друг за другом... ни на кого не упадешь... Вертолетчики - молодцы... время выгрузки заметно сокращается... только мне это не сильно помогает... АГС легче не становится... Ховану в этом отношении повезло... Их вертолет садится чуть позже, мы уже успеваем рассредоточиться и занять позиции... для встречи следующих бортов... Садится... Не висит... Из вертолета более-менее спокойно выгружают два ящика с гранатами... запас, который обычно находится в БТРе... по ящику на каждый АГС... и так же спокойно выгружается Хован... вылез... взял лежащий на полу вертолета АГС, закинул на плечо... и пошел...
  
   Осматриваемся... нас высадили на горке с довольно крутыми склонами... внизу - кишлак... с трех сторон которого высаживается Пянджское ДШ...
  
   Наша задача - блокировка и прикрытие... проческу кишлака будет вести ДШ...
  
   Рассредоточиваемся...
   Выбрав место для позиции и предоставив Коте с парой молодых осенников обустройство, с Максом идем осматривать окрестности... устанавливаем несколько сигналок...
  
   С Хованом распределяем сектора обстрела для АГСов...
  
   Дела закончены... позиция подготовлена... можно перекусить... пока сухпай...
  
   Погода не радует... Солнце часто закрывают облака... дует холодный, пронизывающий ветер... сыро...
  
   Немного поразмышляв, принимаю решение... надо на всякий случай подготовить место для сна... обложить камнями... засыпать щели, сверху накрыть ОЗК... вдруг пойдет дождь?
  
   Молодежь, во главе с Котей, претворяет идею в жизнь...
  
   Царь обходя позиции, сообщает: на нашей горке есть пещеры и схроны... быть осторожными... при обнаружении - не лазить! могут быть заминированы...
  
   Котя докладывает: "Нора готова!"... иду смотреть... чуть выше нашей позиции, среди камней, Котя нашел замечательное место... дооборудовал, сверху прикрыл ОЗК... внутри явно теплее чем снаружи... солнце, нагревая ОЗК, отдает часть тепла... внутри могут поместиться два, а то и три человека... Для проверки загоняю туда Котю и обоих молодых осенников... поместились... даю команду "Спать!"... все равно от них сейчас никакого толку...
  
   Ко мне подходит Лысый... "Дай дров!"...
  
   ... напомню: гранаты к АГСу упакованы в картонные трубочки, которые служат замечательным топливом... кроме того... каждый цинк (ящик) внутри со всех сторон проложен деревянными, хорошо проолифленными досточками... два цинка находятся в большом деревянном ящике с прибитыми для удобства переноски ручками... дрова появляются по мере расходования боеприпасов...
  
   ... "Дай дров!"...
   - Откуда?
   - Ну у тебя же есть! Дай!
   - Лысый... откуда? Мы сами в обед холодный сухпай ели... цинки закрытые ещё...
   - Так ты открой... или... у вас же в рюкзаке гранаты есть... дай трубочек... погреться...
   - С чего вдруг? А если завтра перебазироваться... как мы их переносить будем? Ты бы, вместо того, чтобы у меня дрова клянчить, лучше бы себе какую-нибудь нычку сделал... чтобы на ветру не сидеть...даже если я тебе что то и дам... тебе же на всю ночь не хватит...
  
   Лысый ушел...
  
   ... Через время... меня зовет кто то из наших... "Пошли... хохму покажу"...
  
   Несколько крупных камней... сверху натянуто ОЗК...
  
   - Только тихо... - шепот в ухо - загляни в щелку...
   Заглядываю... привалившись спиной к камню сидит Лысый... в руках - коробок спичек... горящей спичкой Лысый водит вдоль ноги... греется... придурок...
  
   - Лысый! - не выдерживаю я, - у тебя мозгов совсем нет? Тут же щели в два пальца... как ты ночь собираешься просидеть?
  
   - А что делать?
   - Грейся! Приседания... Отжимания... Бег на месте... и пусть тебе молодые что-нибудь поменьше сделают... без щелей...
   - А...
   - Дров не дам!
  
   Возвращаюсь на свою позицию... Скоро стемнеет... пора ужинать... Бужу молодежь...
  
   После еды Котя и один из молодых осенников отправляются досыпать... второй со мной... будем "бдить" в первую половину ночи...
  
   Сумерки... сидим... пока все спокойно...
   Разрыв гранаты... недалеко... и тишина... кто то "дуркует"... вот не сидится людям спокойно...
  
   Через какое то время к нам присоединяется Макс... несколько минут сидел молча и вздыхая... потом рассказал занимательную историю...
  
   Недалеко от своей позиции Макс нашел пещеру... сначала с помощью проволоки и камня он проверил наличие растяжек... потом, с шомполом и зажигалкой - наличие противопехотных мин... чисто... пещерка оказалась теплой и уютной... предупредив кого то из молодых, Макс завалился спать... проснулся от звука взрыва... выскочил из пещеры - наткнулся на ошарашенных Царя и лейтенанта из ДШ...
  
   Рассказ Царя (позже): "...Володька (лейтенант из ДШ) сказал, что никогда гранату (эфку!) не кидал, хорошо, говорю я, пошли, подошли к пещере... сверху... Тогда была инфа - пещеры минируют. Вечером я приказ!!!!!!!!!!!!!!! ставил вам - не залазить!!!!!!!!!!!!!!  Он кинул, как в пионерской организации и попал в верхнюю часть пещеры-входа. Мы отвернулись от длинного прорытого коридора. Взрыв!!!!!!!!!! Наверно прошла вечность, через несколько секунд в дыму с  накрытым на голове синим одеялом выскочило "ЧУДО" и воскликнуло "ОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!""...
  
   Макса спасло то, что пещера была с "загогулиной"... в виде буквы "Г", только в левую сторону... он там и спал...
  
   - Макс! Тебя Царь после этого не убил?
   - Вообще ничего не сказал... Молча ушли... оба...
  
   Стемнело... Минометная батарея ДШ "вешает" осветительные мины над кишлаком... по несколько штук сразу... часто... все бы хорошо... за исключением одного... части осветительных мин (хвостовики) упорно летят в сторону наших позиций... хорошо слышно, как оттуда, с высоты, кувыркаясь, с характерным нарастающим звуком они летят вниз и смачно плюхаются в грунт или, со звоном, об камни... недалеко впереди, а некоторые и между позициями... удовольствие ниже среднего...
   Два часа ночи... бужу смену... несколько минут сижу с ними... убедившись, что проснулись, отправляюсь спать... мой молодой напарник уже дрыхнет без задних ног... засыпаю и я...
  
   ... Выстрелы... из АГСа... очередями... часто... интересно... АГС стреляет... я сплю... меня никто не будит... ЧТО ПРОИСХОДИТ?
  
   Мгновенно проснувшись, выскакиваю из "норы". Вокруг тишина... "работает" только мой АГС... за АГСом - не Котя! Кто?!
  
   Лысый...
   - Котя! В чем дело? Что за стрельба? Почему меня не разбудили...
   - Я ничего не понял... Сидели... Все тихо... Прибежал Лысый... говорит: дай стрельну из АГСа... срочно... Я не успел ничего сказать, как он начал стрелять... Две кассеты выстрелял...
  
   - Две кассеты?!... Лысый!!! - я с размаху бью... ладонью по уху - Ты что, сучара, творишь? Котя! Доставай гранаты... сейчас этот урод ленты заряжать будет... сам... Смотри, чтобы ни одну трубку эта гнида не сперла... попробует взять - можешь дать в рыло... я приказываю... и до утра будешь здесь сидеть - это я уже Лысому - сам будешь Царю объяснять, что за войну ты здесь устроил...
  
   Лысый пытается препираться... заряжать гранаты в ленту - занятие трудоемкое... единственное чего он добился - утром, кроме общения с Царем, будет под присмотром Коти чистить АГС... следуя мудрой народной пословице: "любишь кататься - люби и саночки возить"... ленты, само собой, заряжал тоже он...
  
   Утро прошло, как по написанному...
   Только рассвело, явился Царь, пожелавший лично узнать что за Армагеддон я здесь затеял... меня опять разбудили... Настроения это мне не прибавило и я, не сильно стесняясь в выражениях, рассказал что именно я думаю о недоумке Лысом, и о принятых мной мерах... дальнейшее развитие событий я пропустил, так как отправился досыпать... Проснувшись, сделал Коте хороший втык... никто не может стрелять из нашего АГСа без моего разрешения... когда он успел забыть эту простую истину?
  
   ... В кишлаке стрельба... сначала - несколько автоматных очередей... из АКМа... духи!... непродолжительная перестрелка... разрывы гранат... после короткой паузы... шквал огня... в разных местах кишлака... сообщение по рации: наткнулись на группу духов... несколько человек ранены... один - тяжело... нужна помощь для эвакуации раненых (вертолет)... у нас - тишина... ни из кишлака, ни в кишлак... никакого движения... постепенно стрельба стихает... проходит минут двадцать... вертолеты... в бинокль видно как на борт грузится несколько тел...
  
   (позже стало известно: во время прочески наткнулись на группу духов, прятавшихся в каком то сарае... те открыли огонь... сразу было ранено несколько человек... духи были уничтожены... стало известно, один из раненых (нашего призыва... фактически дембель) - "тяжелый"... и шансов практически нет... у ребят "сорвало крышу"... стреляли во все живое...)
  
   Опять тишина... проческа заканчивается под вечер... ДШ возвращается на свои позиции... Утром, если ничего не случится - возвращаемся...
  
   Потеплело... ветер стих... Лысому повезло... ещё одну ночь, подобную предыдущей, он явно "не вытягивал"...
  
   Ночь проходит спокойно... минометчики так же "вешают" осветилки... но, явно сделали корректировку... хвостовики ложатся между нами и кишлаком... ближе к кишлаку...
  
   Под утро идет дождь... не долго... но сильный...
  
   Рассвет... потеплело ещё...
  
   Семь - половина восьмого... появились первые вертолеты... забирают ДШ... мы... первыми прилетели - последними улетаем... такой порядок... ждем...
  
   Солнце поднимается выше... начинает припекать... склон под нами начинает "парить"... видно, как испаряющаяся влага полупрозрачными нитями поднимается вверх... становится плотнее... и опускается вниз... где собирается в огромные клочья густого тумана...
  
   Солнце ещё выше... испарение - больше... клочки тумана , скатываясь вниз, собираются в одно большое "одеяло", накрывающее долину с кишлаком... на наших глазах оно превращается в облако, которое, медленно набухая, начинает подниматься вверх... Красиво...
  
   Но!!! Для нас - опасно! Ещё немного и поднявшиеся облака закроют нашу горку... и нас вместе с ней!... в лучшем случае, придется выбираться отсюда самостоятельно... пешком... или сидеть здесь... неизвестно сколько времени и ожидая непонятно что... перспективы не радуют... Где вертолеты?!
  
   Ожидание затягивается... наша горка уже давно напоминает остров в океане облаков... и этот остров становится все меньше... Царь "висит" на рации...
  
   Наконец то!!! Гул вертолетов... Ракетами обозначаем места посадки... С ходу борты идут на посадку... открыт задний люк и боковые двери... "Быстрее! Быстрее!!" - подгоняют нас вертолетчики... но это явно лишнее... считанные секунды - мы на борту! Все? Все!... Полетели...
  
   В иллюминатор видно как стремительно облака затапливают нашу площадку... Вертолетам приходится подниматься вверх значительно выше обычного... кажется, облака не хотят отпускать свою "добычу"... Но мы уже недосягаемы... Летим в Термез...
  
  

ЭДЕЛЬВЕЙС

  
   ... Вернувшийся со штаба Александров построил заставу.
  
   - Сержант Манухин, рядовой Сергиенко, рядовой Сикаленко - выйти из строя!
  
   Недоуменно переглянувшись, мы вышли...
  
   - Завтра, в семь утра идете в столовую, в семь тридцать - построение на плацу, вы на весь день откомандировываетесь для участия в показательных занятиях. Вопросы?
  
   - Что с собой брать?
   - Ничего... Разойдись!
  
   Ответ озадачил даже больше, чем "показательные занятия". Чтобы получить хоть какую-нибудь информацию - что это такое - поощрение или наказание, мы насели на Бутика. Пообещав узнать подробности, он ушел. Мы же остались гадать, чем нам это может грозить...
  
   От соседей поступила информация - в каждом подразделении на завтра назначены по два - четыре человеку (в зависимости от размера подразделения), причем, все - второго года службы... Неспроста!...
  
   Вернувшийся Бутик прояснил ситуацию: вдохновленные чудесами перевоспитания "чипков" с 7ой заставы, а также открывшимися, благодаря учебному центру, возможностями для перевоспитания "залетчиков", руководство отряда решило ознакомить "потенциальных клиентов" с нововведениями и, для этого, провести на "губе" "день открытых дверей", (приглашаются все желающие!!!): в программе - один день совместных занятий с "губарями", для чего со всех подразделений отряда, с границы и с той стороны на завтра свозят по несколько человек (делегатов!) с каждой заставы или подразделения - по выбору командования заставы...
  
   Понятно, что подобная информация нас не обрадовала...
   Во время ужина, в столовой замечаем знакомые лица - народ с первой и второй мангрупп...
  
   - А вы как сюда попали? - удивились мы
  
   Вопрос не праздный - с той стороны приезжают с колоннами, а, учитывая, что, обычно мы их сопровождаем и в ближайшие дни колонны не было, действительно возникает вопрос; как они сюда попали?
  
   - Вы не поверите, на бортах!
  
   - Что, всех?
  
   - Ну да, и первая, и вторая, и даже третья мангруппы - человек по десять - пятнадцать с каждой...
  
   - Ну, ни хрена себе..., серьёзный подход..., а куда вас поселили?
  
   - Да в приежку, только там народу..., что тут за сходняк намечается?
  
   Оказалось, народ не в курсе...
  
   ... Утром, после завтрака, нас рассадили в ожидавшие ЗиЛы. При посадке выяснилась интересная подробность - два ЗиЛа везли десятка три -четыре офицеров, от лейтенанта до капитана. К чему бы ещё и это?...
  
   Короткая поездка по знакомому маршруту, и вот мы на учебном...
  
   Выгрузились, построились..., чего то ждем..., офицеры, во главе с начальником штаба майором Лашиным стоят в стороне, капитан Иванов, заместитель Лашина, что то объясняет..., ждем...
  
   Из-за оружейки показалась бегущая в нашем направлении группа..., приблизившись, она полностью завладела нашим вниманием..., и не случайно: к нам подбегали "губари" с 7й заставы, скорее даже не они, а их тени, вот к кому лучше всего подходила фраза - "дух бесплотный"...
  
   Их остановили напротив нашего строя... Несколько минут мы ошеломленно молчали... Грязные, обтрепанные, осунувшиеся..., но не это главное... Даже во время учебного я не помнил таких зашуганых, забитых, сломанных существ... Судя по всему - ребятам досталось...
  
   Лашин вышел перед строем: - Бойцы! Слушай мою команду! В район полевого командного пункта нашего отряда прорвалась группа душманов. Ваша задача - пешим маршем выдвинуться в район ПКП и уничтожить бандитов. Порядок движения: впереди - штрафная рота - Лашин кивнул в сторону "губарей", - за ней основные силы - кивок в нашу сторону - Задача ясна?
  
   - А оружие нам дадут? - прикололся кто-то из строя
  
   - Зачем таким орлам оружие? - отшутился Лашин... - Пять минут: перекурить, оправиться... Разойдись!
  
   Толян, Жека, я, несколько наших сопризывников с мангрупп и застав собрались вместе.
  
   - Ни хрена себе забег - проговорил Жека, встретившись со мной взглядом. Я согласно кивнул, как-то мы туда ездили, зачем, забылось, но, помнилось, до ПКП километров тридцать пять - сорок.
  
   - Главное, не дать себя загнать, - проговорил Толян - будут гнать, но мы должны держать темп, бежать то долго...
  
   К разговору подключились и остальные... В результате, всей нашей группой мы возглавили колонну...
  
   Забег начался. Каждую группу, "губарей" и нашу, сопровождали по два офицера, один впереди, второй - сзади. Остальные офицеры сопровождали нас на двух ЗиЛах, для чего? - мы скоро поняли.
  
   - Быстрей! Быстрей! Не отставать! Не растягиваться! - постоянные крики действовали как удары кнута, стоило усилий не реагировать на подстегивание...
  
   Пробежали первые два-три километра и, вот оно: сопровождавшие нас офицеры с кряхтением залазят в кузов ЗиЛа, вместо них нас гонят дальше два свежих офицера, смена прошла на ходу, нас "передали", как эстафетную палочку...
  
   Бежим вдоль дороги, темп пока удается держать, так можно пробежать и тридцать, и, если надо, и сорок километров. Но обольщаться не стоит: во-первых, ещё не очень жарко, а дорога впереди длинная, во-вторых, скорее всего, простой пробежкой мы не отделаемся, наверняка какие-нибудь "сюрпризы" нам приготовили...
  
   Но дураков хватает... Наша группа занимает три первых ряда в колонне, некоторые особо ретивые идиоты пытаются прорваться вперед. Пока их удается сдерживать, то ударом локтем в грудь, то по ногам...
  
   Бежим..., пробежали мимо какого-то небольшого кишлака, за ним, на развилке, берём правее, в глубь нашей территории... Как только мы отдалились от оживленной трассы, характер нашего движения резко изменился:
  
   - Застава, ложись! По пластунски, вперед!
  
   Проползли метров двадцать...
  
   - Застава, встать! Продолжаем движение!
  
   Еще метров через двести пятьдесят - триста:
  
   - Вспышка справа!...
  
   - Встать! Продолжать движение!
  
   И пошло, и поехало...
  
   В наступившей толчее строй держать стало почти невозможно и ретивые идиоты стали прорываться вперед...
  
   После очередного "переползания" я оказался рядом с одним таким "бегуном" - осенником с комендантской роты.
  
   - Придурок, куда ты ломишься? Чего тебе неймется? - двинув локтем в бочину, спросил я.
  
   - Нам... сказали... - пыхтя, как паровоз, пробормотал он - если мы... прибежим... позже тех ... - кивком головы он указал на бегущих впереди "губарей" - то..., нас оставят... ЗДЕСЬ!!!... а их... на наше место...
  
   От услышанного я охренел - каким идиотом надо быть, чтобы повестись на подобную чушь - ведь, при желании, чтобы провести подобную замену, достаточно, чтобы "губари" бежали, а мы ползли..., какими бы вымотанными они не были, они все равно доплелись бы раньше, чем мы доползли... но, взглянув на стеклянные глаза с застывшим выражением панического ужаса от одной только мысли о подобном, я отказался от намерения что-либо объяснять...
  
   Пропустив вперед "рекордсмена", я поделился с Толиком и Жекой услышанным...
  
   - Теперь понятно, куда эти придурки ломяться - проговорил Жека, со злостью глядя по сторонам - Что делать будем?
  
   - Держать темп, - твердо проговорил Толик - пусть бегут, как хотят, держать больше не будем...
  
   Сначала с опаской, а, заметив, что больше никто не мешает, все более уверенно нас стали обгонять...
  
   Минут через десять наша движущаяся колонна выглядела так: впереди - авангард, сплоченная группа губарей, человек двадцать, с двумя офицерами по бокам, За ними, постепенно сокращая расстояние, мчалась основная группа, человек семьдесят, подстегиваемая бегущим сбоку офицером. Замыкала колонну наша группа - человек двадцать, вокруг которой, разве что не кругами, бегал второй офицер, всячески пытаясь заставить нас бежать быстрее...
  
   Выровняв темп, мы повеселели - добежим без проблем, ещё и на обратную дорогу хватит, в случае чего... А в том, что одной пробежкой дело не закончится, были уверены все присутствующие. Единственное неудобство - бегущий рядом старлей порядком надоел своими криками - командами. В какой то момент он даже попытался ускорить движение, подтолкнув кого-то с краю, но быстро одумался. До него наконец-то дошло, что наша группа не случайное сборище выдохшихся слабаков, а серьёзный коллектив, понимающий, что и для чего он делает.
  
   - С мангрупп? - уточнил он
  
   - И с Резервной! - ревниво добавил Жека
  
   Старлей успокоился и решил сокращать отставание по другому. Когда бегущие впереди в очередной раз упали и поползли, он попытался пресечь нашу попытку упасть.
  
   - Отставить! Продолжать движение!
  
   Мы переглянулись, и... упали
  
   - Вы чего? Я сказал - встать и продолжить движение!
  
   - Да вы что, товарищ старший лейтенант - неторопливо обползая небольшой кустик, проговорил ему, как маленькому ребенку, Толик - Нельзя!, они ж неспроста залегли, наверное, стреляют, что ж мы прямо под пули сунемся?
  
   Лейтенант окоченел...
  
   В этот момент группа впереди начала подниматься...
  
   - Вот! Теперь можно! - указал кивком головы Толик и мы, дружно вскочив, побежали дальше.
  
   Старлей молча бежал рядом...
  
   Настроение улучшилось, вместо угрюмой сосредоточенности, в которой все пребывали с самого утра, появилось ощущение легкости, куража...
  
   Бежали легко, весело переговариваясь и комментируя происходящее впереди. Смена офицеров на ситуацию не повлияла: "наш" старлей придержав нового, что то ему проговорил. Что именно, мы, конечно, не слышали, но, судя по тому, что и этот ограничился минимальным вмешательством, без выяснения отношений, явно порекомендовал не связываться...
  
   Пробежали уже больше половины пути, километров двадцать. Меняющиеся офицеры, каждый по своему, пытались заставить нас бежать быстрее. У нас даже появилось ощущение, что сидящие в кузове офицеры делают ставки - у кого это получится...
  
   Постепенно расстояние между нами и впереди бегущими стало сокращаться. Не от того, что мы побежали быстрее - бегущие впереди резко уменьшили скорость.
  
   Вскоре перед нами на дороге появился первый "труп" - уже знакомый нам "рекордсмен" из комендантской роты..., он лежал на обочине, судорожно хватая ртом воздух и постоянно всхлипывая.
  
   - Ну, все! Теперь точно на "губе" останешься, за подрыв боеготовности! - бросил ему кто то из наших, но, судя по реакции, а, вернее, по её отсутствию, "труп" ничего не услышал...
  
   Интересно - подумал я - а что с ним будут делать?
  
   Через пару минут я обернулся - два офицера засовывали тело в кузов...
  
   Бежим... "Потери" участились, причем, все - из основной группы.
  
   Один - с текущей из носа кровью, второй - просто расплывшаяся тряпка, ещё один - орущий от боли, со сведенной судорогой ногой - их всех грузили в машину...
  
   - Нет, ну надо же - шутливо стал возмущаться Жека - этим придуркам ещё и поощрение, сами себя загнали, а их за это на машинке покатают...
  
   - А кто тебе мешает? - включился в разговор кто-то из ребят - падай на обочину, кричи, что плохо...
  
   - Так не поверят же, мы же толком и не вспотели, и дышать, как они, не получится, да и, видели же, даже этих до последнего в строй заталкивали - горестно откликнулся Жека.
  
   В разговор включились все, предлагая разные варианты "отмазок".
  
   И тут меня осенило: - Все, мужики, уговорили, я пошел отдыхать...
  
   - Как? Не пробуй, нарвешься! Не прокатит! Что придумал? - шквал вопросов обрушился на меня, но меня было не остановить.
  
   Я вывалился из строя и остановился, согнувшись и держась рукой за бок. Ко мне подскочил сопровождавший нас лейтенант:
  
   - Чего встал? Давай, догоняй!
  
   - Да пошел ты!... - с кислой рожей я замахнулся на летёху рукой, он отскочил и собрался было открыть рот, но я его опередил: - Печень схватила! Уйди!!!
  
   Он колебался недолго: - Ладно, жди машину. Сам справишься?
  
   Я кивнул и он побежал догонять строй.
  
   Я остался...
  
   В кабине первого ЗиЛа сидел Лашин.
  
   - Что случилось, боец? Почему не в строю?
  
   - Печень схватила, товарищ майор - морщась, ответил я
  
   - А с чего ты взял что печень? - продолжил интересоваться Лашин
  
   - Так "Вася Боткин" показал, где она находится...
  
   - Ладно, лезь в кузов - распорядился Лашин
  
   Я подошел к заднему борту, одним прыжком заскочил в кузов и огляделся. От увиденной картины меня передернуло: вдоль бортов кузова на лавочках сидели офицеры, с любопытством глядя на меня... места хватало, можно было спокойно усадить ещё три-четыре человека, а те несколько тел, попавшие сюда раньше меня, сидели прямо на полу кузова, в ногах офицеров...
  
   Выбрав, где посвободнее, я сел на лавочку, машина тронулась.
  
   - Вот это да! - прервал затянувшуюся паузу сидящий напротив прапор с медчасти - Что я вижу, "резервник" сдох!
  
   - Ну, предположим, в отличии от этих - с отвращением глядя на валяющиеся на полу тела, проговорил я - не сдох, а печень прихватила, после "Васи Боткина", если вы в курсе, такое бывает.
  
   - Так может тебе "Но-шпу" дать - посерьёзнел прапор
  
   - Обойдусь пока - махнул я рукой
  
   Меня оставили в покое, и я задумался: этого прапора в отряде я видел раз или два, мельком, откуда же он знает, что я с Резервной? На лбу вроде бы не написано...
  
   Оказалось, я "заболел" вовремя, до ПКП осталось всего шесть-семь километров. За оставшийся отрезок пути количество "калек" увеличилось больше чем в два раза, часть усаживали уже во вторую машину.
  
   Наконец, ПКП. Приятный сюрприз - война войной, а обед по расписанию. Рядом с ЗиЛами, в которых нас привезли на учебный (хороший признак, значит, назад точно поедем, а не побежим!), стоит "таблетка", (микроавтобус УАЗ) с термосами и посудой, а рядом маячит повар с отрядской столовой.
  
   Оказалось, и здесь "инвалидам" - без очереди, пока остальные добегали, мы уже успели пообедать, и пока остальные ели, с удовольствием валялись на песочке под кустами саксаула...
  
   Короткий, минут двадцать, послеобеденный отдых закончился. Офицеры собрались на вершине бугра, наблюдая, как очередная смена офицеров, предварительно проинструктированная Лашиным, разделив колонну на несколько групп, погнала их на штурм какой то сопки.
  
   "Инвалидную" команду пока не трогали...
  
   Увлеченный наблюдением, я и не заметил, как рядом с нами появился Лашин в сопровождении группы офицеров.
  
   - Встать! В шеренгу становись! Равняйсь! Смирно! - это вездесущий капитан Шатохин, замполит комендантской роты.
  
   Мы построились..., Лашин осмотрел строй:
  
   - Так! Ты и ты - он указал на двух крайних бойцов - в той машине - махнул рукой - саперные лопаты, тащите сюда, чтобы всем хватило!
  
   Вооружившись МСЛками, ждем, что будет дальше.
  
   - Сейчас будете окапываться, на время, не уложитесь в норматив - будете рыть ещё! - Лашин прислушался к тому, что ему горячо шептал на ухо капитан Иванов, согласно кивнул головой, внимательно осмотрел строй и продолжил - Вот ты! - и ткнул пальцем в мою сторону
  
   - Рядовой Сикаленко! - в соответствии с Уставом представился я
  
   - Будешь командовать! Задача: устроить линию обороны вот в том месте, направление атаки предполагаемого противника - вот оттуда - сюда. У тебя в отделении: расчёт АГСа, два расчета ПК, два РПК, снайперская винтовка, остальные - автоматчики. Окопы для стрельбы лежа. Расположение позиций выберешь сам, а мы посмотрим, чему вас там, на Резервной, Александров учит. На все - пятнадцать минут. Время пошло!...
  
   Я ошалел - Да что у меня на лбу написано, что я с Резервной?
  
   Но..., "доверие" надо оправдывать. Пока шли к месту - распределил народ по расчетам и оружию. Сразу предупредил: намерения долго рыть окопы у меня нет, пашем изо всех сил..., окоп для стрельбы лежа - легкая разминка, не справимся, вполне могут заставить копать "полный профиль" - для стрельбы стоя. Как не странно, меня поддержали почти все.
  
   С учетом поставленной задачи выбрал места для позиций - пришлось потрудиться, на сами окопы осталось не больше десяти минут...
  
   Окоп для стрельбы лежа, для одного, в песчаном грунте, это не позиция для АГСа в глине или камнях, справился быстро. Осмотрелся: народ роет старательно, буквально сразу за мной заканчивают несколько человек, что радует - среди них "расчеты" АГСа и ПК...
  
   До места, где расположились офицеры - две минуты хода - я засекал.
  
   - Мужики, пошел докладывать, заканчивайте скорее - проговорил я - из окопов не вылазить, изображать максимальную боевую готовность, "бдеть" в указанном Лашиным направлении. Я пошел...
  
   Подойдя к бугру, я оглянулся, песок не летит, значит, закончили все.
  
   - Товарищ майор, разрешите доложить! - протолкавшись сквозь группу офицеров, обратился я к Лашину
  
   - Докладывай!
  
   - Ваше приказание выполнено. Позиции готовы.
  
   Капитан Иванов, стоящий рядом, демонстративно посмотрел на часы: - Хм, вложились.
  
   - Даже с запасом, товарищ капитан - снагличал я
  
   - Ну что, пошли посмотрим, что вы там устроили...
  
   Желающих "посмотреть" оказалось десятка полтора...
  
   Пришли на место, народ не подвел, несколько человек вместо автоматов повыставляли МСЛки, все серьезно...
  
   - Ну, докладывай, где тут у тебя что - проговорил, обращаясь ко мне, Лашин
  
   Минут десять я рассказывал, где что и, главное, почему и для чего находится. Офицеры молча слушали, пару раз капитан Иванов задал уточняющий вопрос, получив ответ, удовлетворенно кивнул.
  
   - Ну что - подытожил Лашин - по-моему, неплохо...
  
   - Вполне! - согласно кивнул Иванов...
  
   - Ладно, можете отдыхать! Лопаты обратно в машину! - проговорил, уходя Лашин.
  
   Я сел. Не знаю почему, но на меня вдруг навалилась усталость...
  
   Минут пять я сидел, отдыхая... "Инвалидная" команда толкалась рядом. У меня вдруг возникло ощущение, что от меня ждут очередной команды - что делать дальше?...
  
   - Ладно - вставая и стряхивая с себя усталость, как бы сам себе проговорил я - тут сидеть, много не высидишь. Потопали!
  
   - А куда? - тут же последовал вопрос
  
   - Старое солдатское правило: подальше от начальства, поближе к кухне! Пошли, может чайку перепадет, если, конечно, что-нибудь осталось. Только лопаты в машину забросьте!
  
   С чайком нам повезло - остался..., более того, глядя, как уныло повар собирает посуду - его явно отправили сюда одного в наказание - у меня появилась идея
  
   - Слышь! - обратился я к нему - а ты когда в отряд?, или остальных ждать будешь?
  
   - Да вот посуду соберу и поедем - пожал он плечами
  
   - Так тебе, наверное, помощники нужны? Посуду в столовую тащить?
  
   - Ну, не помешало бы - осторожно согласился он
  
   - Ну, так подойди к Лашину, а лучше к Иванову, так и скажи, человека три-четыре, посуду тащить, сколько там в машине места... Хочешь я с тобой схожу?
  
   Мы пошли. Надо отдать должное, Иванов не подвел:
   - Ладно, не возражаю, четырех человек хватит?!
   - Так точно!
  
   Иванов посмотрел на меня: - Только бери отрядских, чтобы заставские по отряду не шлялись.
  
   Я кивнул...
  
   Подошли к сидящим в теньке под машиной "инвалидам":
   - Ну что, калеки? Есть желающие побыстрее в отряд смыться? Три человека!
  
   Желающие нашлись быстро.
  
   - Хватайте посуду, тащите в "уазик" и едем - проговорил я, демонстративно усаживаясь рядом с поваром
  
   - А ты чего сачкуешь?
  
   - А я за вас, придурков, договаривался, к Иванову ходил...
  
   В подтверждение моих слов повар кивнул:
   - Точно, и идея тоже его!
  
   Подавив бунт в зародыше, мы присели возле машины.
   Через пять минут погрузка была закончена и мы поехали в отряд.
  
   По дороге повар с водилой забросали нас вопросами, они то приехали прямо на ПКП и, соответственно, подробностей не знали. Оказалось, в отряде уже начали циркулировать слухи о созданном на учебном спецподразделении "Эдельвейс"!, для исправления проштрафившихся с той стороны, и специальных, утонченно-жестоких методах воспитания. Отсмеявшись, я вспомнил хохму, которую в начале "забега" мне поведал осенник с комроты. Трое "инвалидов"-осенников хором подтвердили, им тоже такое сказали, поэтому они и старались... Когда же я привел вышеуказанные аргументы, эта троица предъявила "неубиваемый", с их точки зрения аргумент: - "Нам сам командир роты сказал!"...
  
   ...Да уж, этот осенний "киевско-черкасский" набор продолжал удивлять своей наивностью...
  
   Приехали. Сразу за КПП я остановил машину, попрощался с поваром, махнул рукой "инвалидам" и пошел к нашей казарме.
  
   Войдя в казарму, я нос к носу столкнулся с Александровым.
  
   - Сикаленко?! Не понял? Ты чего здесь? А где остальные?
  
   - Остальные ещё бегут..., будут, наверное, часа через два, не раньше...
  
   - Ну а ты?...
  
   - А я сбежал...
  
   - ?!?!!!
  
   - Во время "забега" прихватила печень, потом, после обеда, с разрешения капитана Иванова, со "столовской" машиной вернулся в отряд, надоело под кустами валяться - видя, что Александров начинает терять терпение, выдал я "официальную" версию событий.
  
   - Чем вы там занимались? - успокоившись, поинтересовался Александров
  
   - Да, так, свежим воздухом дышали, от учебного до ПКП, с ползаньем и прочими глупостями...
  
   - Хм, и сколько ж ты не додышал?
  
   - Километров семь, но народ не в обиде...
  
   - Нет, ну ты посмотри - обратился Александров к подошедшему Крыжановскому - он и тут прошланговал, и с "губы" его раньше выгоняют...
  
   - Товарищ капитан, я в душ схожу, помыться...
  
   Александров, не оборачиваясь, махнул рукой - Да иди уже!...
  
   Узнав у дневального, где народ..., оказалось, Бутик проводит политзанятия, я отправился в душ.
  
   Минут через двадцать, свежевымытый, выбритый, с постиранным хэбэ под мышкой, я вернулся в казарму и угодил в руки жаждущих подробностей товарищей...
  
   Ещё через пару часов, часам к шести, в казарму ввалились ухахатывающиеся Толик с Жекой в полностью мокрых хэбэ и сапогах...
  
   - Мурзик! - с порога заорал Жека - блин, ты столько потерял...
  
   - Да! - поддержал его Толян - тебе б понравилось...
  
   Оказалось, во время "штурма" сопки часть офицеров решила устроить небольшую пакость, во всяком случае, так они планировали...
  
   В низине между возвышенностью, на которой находился ПКП и той, на штурм которой нас гнали, в зоне, которая не просматривалась от ПКП, оказался небольшой прудик с чистой, и как позже оказалось, уже теплой водой.
  
   Вот через этот прудик и решили прогнать группу, в которой, по "счастливой" случайности, оказалась вся наша "афганская" группа. Точнее, идея заключалась в том, чтобы прогнать группу через верховья пруда: воды - по колено, невысокий камыш. Но, поскольку сначала в воду никто лезть не собирался, - какое удовольствие бежать потом на гору в сапогах с мокрыми портянками, сразу ноги порастираешь - все старались обойти воду, офицеры, войдя в раж, оттеснили группу почти до середины пруда и там таки загнали в воду. Распробовав, что водичка теплая и чистая, а прудик неглубокий - метра полтора, с чистым песчаным дном, группа собралась посреди пруда и там зависла. Что может быть лучше, чем, после хорошей физической нагрузки поплавать в теплой, расслабляющей водичке. Народ и воспользовался...
  
   Не осознавшие ещё размеров катастрофы офицеры бегали по берегу, сыпя приказами вперемешку с матами: - "Выходите!... Приказываю... построиться на берегу!... Ко мне!"
  
   В ответ доносилось: - "Не можем! У Серёги (Сани, Лёхи) мулом сапог засосало, ищем..." или "Помогаем из тины выпутаться"... и т.п.
  
   Так продолжалось минут двадцать... прибежал посыльный от Лашина - "Куда делись? Почему до сих пор не вернулись?"
  
   Получив от старшего - капитана, информацию следующего содержания: "солдаты сидят в пруду, отказываются выходить...", посыльный умчался.
  
   - Ну, все, доигрались! - со злорадством прокричал капитан - А я вас предупреждал, выходите по хорошему...
  
   Вернувшийся посыльный четко и очень громко передал ответ Лашина: - Товарищ капитан, если через десять минут группа не будет стоять рядом с остальными, вы будете лично каждого из воды вытаскивать!
  
   Угрозы и приказы сменились просьбами и уговорами, особо напирая, что уже пора уезжать и нас все ждут...
  
   Учитывая, что последние минут десять народ сидел в пруду чисто из принципа, долго капитану уговаривать не пришлось.
  
   Вылезли из пруда, разделись, повыливали воду из сапог, выкрутили одежду, портянки; оделись и, не торопясь, побрели к месту сбора. Офицеры шли сбоку и по очереди зудели: что нам будет от Лашина...
  
   Кто то и в самом деле спохватился: - что за это будет?
  
   - Да ничего не будет! Скажем, нам приказали, мы пошли, потом сапог искали... Думаешь, кто то в пруд проверять полезет...
  
   Все успокоились...
  
   ...Лашин рвал и метал: - Кто зачинщики? На "губу"! Почему полезли в воду?
  
   - Товарищ майор! Сержант Манухин! Разрешите доложить?!
  
   - Докладывай!
   И Толик плавно перевел все стрелки на капитана...
  
   Уяснив ситуацию, Лашин молча зыркнул на капитана, после небольшой паузы скомандовал: - По машинам! Выдвигаемся в отряд...
  
   Толик закончил рассказ и потопал в душ...
  
   После развода Александров приказал построить заставу в коридоре... Когда все построились, он, пряча улыбку, зачитал приказ о присвоении очередных званий сержантам, в том числе и Толику, а потом:
  
   - Рядовой Сергиенко! Выйти из строя!...
  
   ...За успехи в боевой и политической подготовке присваивается воинское звание - ЕФРЕЙТОР!...
  
   Застава легла... Ржали все...
  
   Разговоров и смеха хватило до ужина. Жеке досталось больше всего... В конце-концов он заявил, что "сопли" на погоны цеплять не собирается, а через недельку-другую о "ефрейторе" все благополучно забудут...
  
   - Да ты что - тут же подколол его Саня Лунин - не переживай, а друзья для чего?! Напомним! - и с хохотом рванул из спального...
  
   Прозвучала команда: "Строиться на ужин". Выходя из казармы, я заметил, как Саня, с блеском в глазах, что то объясняет свободному дневальному Андрюхе Дзинзусу, а тот, улыбаясь, согласно кивает головой...
  
   - Саня, что задумал? - подошел я к нему
  
   - Тише - оглядываясь по сторонам, шикнул он - после ужина узнаешь, сразу в спальное иди...
  
   Заинтригованный, вернувшись после ужина в казарму, захожу в спальное... вот оно: Саня сдержал слово - поперек Жекиной кровати, поверх синего одеяла лежало свернутое белое полотенце, имитируя погон с ефрейторской лычкой...
  
   Я поискал глазами - где Жека? Ага, вот он, подходит!...
  
   - СУКИ!!! КТО?!
  
   Подойдя к кровати, Жека сдернул полотенце..., но не тут то было - вместе с полотенцем с кровати слетело и одеяло, за время ужина полотенце крепко пришили к одеялу...
  
   "Вот о чем Саня толковал Дзинзусу" - догадался я. Повернувшись, увидел довольного Саню и молча показал ему большой палец...
  
   Как не странно, но и свою "награду" за "Эдельвейс" я тоже получил...
  
   На следующий день, перед обедом, вернувшись со штаба, Александров построил заставу...
  
   - Рядовой Сикаленко! Выйти со строя!
  
   ... За проявленное мастерство и умение, за то, что достойно отстоял честь заставы, объявляю благодарность!
  
   - Служу Советскому Союзу! - ничего не понимаю, когда и куда я опять вляпался?
  
   - Стать в строй!
  
   - Есть! - возвращаюсь на место, народ понимает в происходящем не больше меня...
  
   Александров снисходит до объяснения:
   - Вчера, во время "спецподготовки", командуя отделением, удивил Лашина и Иванова компетентностью и уверенностью в правильности своего решения при выборе позиций для отражения атаки противника. И не просто удивил, Лашин этот пример сегодня на совещании приводил, как показательный. И командование заставы хвалил, за хорошую выучку личного состава - скромно добавил Александров...
  

Последние дни в отряде

  
   Слухи о возможной передислокации, уже давно будоражащие заставу, начинают проявляться в реальности...
  
   Появились первые подробности: заставу "посадят" на точки вокруг Мармоля...
  
   Сейчас на этих точках, периодически меняясь, "сидят" ДШ-а (десантно-штурмовые группы) из Пянджского, Керкинского, Московского Погранотрядов...
   (об этих точках-площадках я упоминал ранее... во время Мармольской операции на них высадился десант для блокировки ущелья и выходов из него... после окончания операции большая часть этих точек была снята... осталось только три, в ключевых местах, обеспечивающие безопасность находящегося в долине лагеря мангруппы (для недопущения обстрела лагеря с господствующих высот) и одна - на входе в ущелье со стороны равнины)
  
   Личный состав заставы "разбивают" на четыре примерно одинаковые по численности группы... при этом, наши БТРы (и БТРщики) скорее всего, останутся в отряде... для сопровождения колонн... получаются группы человек по пятнадцать... мало... поэтому нашу заставу доукомплектовывают... личным составом и вооружением... доводя численность каждой группы до пятидесяти человек... Люди, в основном, с границы... с нашего и соседних отрядов... "с миру по нитке"...
  
   Казарма превратилась в какое то подобие то ли цыганского табора, то ли зала ожидания вокзала... за пять минут до прибытия поезда.
   Шум, гам... какие то молодые бегают туда-сюда... положение хоть немного спасает то, что в казарме продолжает действовать установленный порядок... осенники - справа... весенники - слева...
  
   Народ разношерстный, разных призывов, и, соответственно, без какого-либо боевого опыта... Мы, Резервная застава, выполняем роль "закваски" в этом "тесте"...
  
   На знакомство и "боевое слаживание" нам отводят две недели...
   Большую часть из этого времени мы проводим на учебном... в основном - огневая подготовка... днем, ночью...
  
   Превосходство в огневой подготовке нашей заставы, исключая сравнительно недавно пришедших молодых осенников, заметно и невооруженным взглядом... опять таки, приходится объяснять и нашим "сынам" и дедам-осенникам - повода для радости - мало... с этими "стрелками" нам вместе служить... и от их умения, возможно, будет зависеть жизнь любого из нас... посему... учить... делится опытом... объяснять... начиная с самого простого - выработки до автоматизма стрельбы короткими (два-три выстрела) очередями... с минимальным использованием трассеров... днем и ночью...
  
   Не обошлось без казусов...
   В каждой группе должен быть расчет АГСа и СПГ... На заставе было всего два расчета АГС - мой и Хована, СПГ мы оставили в Айвадже... из присланных с застав "штатных" АГСников и расчетов СПГ с чисто теоретической подготовкой, за полторы недели требовалось сделать более-менее боеспособные расчеты...
  
   Подготовкой АГСников руководил какой то старлей (штат офицеров соответственно тоже был расширен... на каждую группу - свой командир и замполит)... Этот старлей взялся обучать нас стрельбе из АГСа с помощью "руководства", которое мы с Хованом без смеха читать не могли...
  
   Чтобы впустую не тратить время, пришлось пойти на "обострение"... по "результатам" которого возник спор-соревнование - кто быстрее (и с меньшего количества выстрелов) поразит цель - старлей с прицелом или я без прицела...
   ...
   ...Мы стоим в пяти метрах от "огневого рубежа"... АГС (тело) - в сумке-рюкзаке у меня за спиной, коробка с прицелом - слева на боку... в левой руке - коробка с гранатами, в правой - автомат... у Коти - станок за спиной, автомат на плече, в руках - две коробки гранат... параллельно с нами, в такой же экипировке, старлей с тщательно проинструктированным (и несколько раз потренировавшимся) помощником...
  
   По команде мы одновременно выдвигаемся на рубеж...
  
   У нас с Котей - все давно отработано... пока я достаю из сумки тело, Котя устанавливает станок... в направлении цели... "ноги" станка - на три щелчка трещотки-стопора... придерживает станок ногой... я почти бросаю тело на упоры... Котя стопорит тело защелкой, я открываю крышку затворной коробки, Котя цепляет кассету с гранатами и вставляет в затвор первое, пустое, звено ленты... закрываю крышку и передергиваю затвор... АГС готов к стрельбе... только надо прицелиться...
  
   Устанавливаю коробку с прицелом вместо стула... сажусь на него... ноги - на лямках станка... по верхнему срезу ствола навожу АГС на цель - двухсотлитровую бочку, висящую на рельсе метрах в пятистах от огневого рубежа... прижимая станок ногами к земле, стреляю... граната ложится метрах в пятнадцати левее и чуть ближе от бочки... быстро делаю корректировку... выстрел... граната бьет в бочку... старлей выставляет по уровню прицел... первый выстрел раздается ещё через несколько минут... чтобы попасть в бочку, ему требуется ещё три-четыре выстрела...
  
   На этом его "руководство" мирно закончилось...
  
   Кроме, собственно, боевой подготовки мы самостоятельно занимались и "бытовой" подготовкой... имевшийся опыт "автономного" существования говорил - "мелочей не бывает"... любая отсутствующая мелочь сразу же становится неразрешимой проблемой... поэтому подготовка личных вещей шла с особой тщательностью...
  
   Иголки с нитками, лезвия и крем для бритья, одеколон, тетради с ручками и карандашами, фотоаппарат с пленками, ножи, "открывашки" для консервов, ложки, кастрюли... несколько книг для чтения... носки, трусы, футболки, свитера... надо было все учесть и не забыть взять... плюс ко всему - вдолбить в головы нашим молодым - тащить с собой все!!! Там - пригодится!!!
  
   Вещей много... один "плюс" - мы не тащим с собой парадки, "дембельские" чемоданы и тому подобное... все остается в нашей казарме... хотя... вновь полученные спальные мешки с лихвой "компенсируют" "освободившийся" вес...
  
   Две недели пролетели, как один миг... завтра, 2го мая, - вылет...
  
   В "моей" группе нас, дембелей, четверо: сержант Толик Манухин, Леха Афанасьев, "переквалифицировавшийся" под дембель с водилы на старшего расчета СПГ (был вариант - уехать на "своем"ЗиЛе на одну из линейных застав... Афоня, в отличие от Жида и Полупана, не захотел), Саня Мищенко, сменивший свой РПК на ПКС, и я, со своим АГСом и вторым номером Котей... и ещё...
   за время "подготовки" наши отношения с командиром "точки" старшим лейтенантом Шевченко как то... ... не очень сложились...
  
   кстати... "точки" в Мармоле - это 1я, 7я, 10я площадки и "Северный вход"... наша - 1я площадка...
  
   Последняя ночь в отряде...
  
   Пьем... прощаемся с товарищами.. до дембеля мы навряд ли встретимся... способы связи (частота, время выхода в эфир и "пароли") оговорены... Жид и Полупан, на своих ЗиЛах уезжают на заставы... Вовчик Ачкасов, сержант, остается в роте связи... остальные - по точкам...
  

***

РЕЗЕРВНАЯ. ТОЧКИ

  

1я ПЛОЩАДКА

  

0x01 graphic

  
  

ПРИБЫТИЕ

  
   2е мая... Утро...
   Застава, с вещами, строится на плацу...
   Мы ещё как бы вместе... но уже в отдельном строю... со своими новыми командирами...
  
   - По машинам!...
  
   Аэродром...
  
   Последний раз обнявшись с друзьями, грузимся в вертолеты...
  
   Короткий разбег... взлет... первая четверка в воздухе... под нами медленно проплывает Термез... пересекаем Аму-Дарью... пески...пески... пески... предгорья... под нами проплывает хребет... вертолет заходит на посадку...
  
   (на каждую площадку садится один вертолет... выгрузка-погрузка- взлет... через пять-десять минут - следующая четверка... сверху нас прикрывает пара Ми-24х)
  
   Высаживаемся... выгружаем вещи... в вертолет тут же грузятся счастливые ребята из ДШ-а...
  
   Обменявшись несколькими фразами с "местным" офицером, Шевченко командует - Манухин! Ты со своим отделением идите туда - взмах руки вверх по склону вдоль обрыва - там увидите, кого менять... и быстро!... пусть они вам все расскажут и сюда спускаются! Вперед!
  
   Отделение Толика - это Макс с Ванькой Гончаренко (расчет ПК), я с Котей (расчет АГС), и один молодой осенник, по фамилии Савченко... не заставской...(дали в нагрузку!!! (шутка...)) получивший вполне ожидаемое прозвище Сава...
  
   Бредем по едва заметной тропинке в нескольких метрах от обрыва... Высота (2 100 или 2 300) сказывается... через несколько минут, мы, с нашей поклажей, напоминаем караван старых прохудившихся паровозов... сопение слышно далеко...
  
   Да кого же здесь менять? Впереди - никого!!!
  
   Достигнув высшей точки хребта, останавливаемся... мы - почти на месте... перед нами, метрах в тридцати, две землянки... и несколько человек...
  
   Обменявшись приветствиями, быстро осматриваемся... "Аборигены" рассказывают... - там, (за землянками, слева, крутой склон) - мины... пехотные... МОНки и гранаты на растяжках... лучше не лазить... здесь - позиция ПК... впереди, метрах в сорока - дневной наблюдательный пункт... за ним - сигналки... справа, в обрыве, тоже сигналки... гранаты поубирали... но вы лучше поставьте... особое наблюдение за тем, тем и тем ущельями... в той землянке - запас оставшихся продуктов, емкость для воды... это - канистра с керосином (для керосиновых ламп) тут - мы готовили есть... здесь - столовая... туалет - там... и там... телефон для связи со "штабом" вот!... Добро Пожаловать!!! Счастливо оставаться!!!
  
   Похватав давно приготовленные вещмешки, они рванули вниз... к площадке подлетал очередной вертолет...
  
   Сложив вещи в кучу, осматриваемся более внимательно... Две землянки... (спасибо пацанам, их построивших!)... одна - чуть побольше - метров пять-шесть в длину, метра четыре в ширину, высота - немного меньше двух метров... посредине - столб, подпирающий крышу... земляные стены закрыты отбеливателем от палатки... в крыше - небольшое окошко, затянутое пленкой... дальнюю половину землянки занимают нары, сколоченные из ящиков от мин (между нашей позицией и "основной" точкой располагалась минометная батарея... два 120 и три 86мм миномета)... справа от входа, вход тоже сделан из минометного ящика, что то типа пирамиды для оружия... слева - буржуйка... все...
  
   Вторая землянка - попроще... и явно - вспомогательная... для хранения боеприпасов, дров и продуктов...
  
   Более-менее нормально оборудованная позиция для ПК и столовая - место отдыха...
  
   Осмотр прервал телефонный звонок... Шевченко... - оставить наблюдателя... всем прибыть к вертолетной площадке...
   Жребий выпал на Макса... остальные потопали вниз... и. по приходу, сразу нарвались на похвалу от Шевы (такое прозвище получил Шевченко)... оказалось, мы единственные, кто пришел на построение с оружием без напоминания...
  
   Довольно быстро Шева изложил основные требования и порядок несения службы на точке. Пообещал больше конкретики на местах... и приступил к главному - дележу продуктов... так как пока на точке отсутствовала возможность организовать общее питание в одном месте (как и просто приготовление пищи "на всех")... Судя по всему, расчет был проведен заранее и сейчас просто были распределены продукты на четыре отдельно расположенные отделения...
  
   Продукты - на месяц!!! Расходуйте экономно!!! - это заклинание Шева повторял при выдаче чуть ли не каждой банки сухпая, коробки сахара, или пакета с макаронами...
  
   Шева оказался ещё тот жук... за дополнительный сахар или сгущенку (для некурящих) пришлось повоевать... (сахар и сгущенка "для некурящих" явно рассматривались Шевой как некий "призовой фонд" для будущего поощрения отличившихся). Победу в этом "поединке" мне принесла продуманная тактика и стратегия... разговор велся вполголоса и практически без свидетелей...
  
   Процесс перетаскивания продуктов в наши "закрома" оказался долгим и нелегким... так как наше отделение располагалось дальше (и выше!) всех... поэтому, когда все уже закончили переноску продуктов, нам ещё оставалось не менее двух ходок... что и принесло нам неожиданный "бонус"... прибыв, в очередной раз, за продуктами, мы обнаружили - все уже закончили... а возле вертолетной площадки, кроме наших продуктов, стоит несколько ящиков борщевой заправки, в стеклянных литровых банках... брать её никто не хотел... из-за не слишком привлекательно внешнего вида... и "лишний" ящик бутылок с хлопковым маслом... пока никто не передумал, мы организовали доставку "бонуса" к себе...
   Продукты, предварительно рассортировав, складываем во второй землянке...
  
   Ребята из ДШ-а оставили нам немаленький запас продуктов, видимо, не пользовавшихся у них популярностью - жестяные банки с "полуфабрикатами" - отварной картошкой, морковкой, свеклой... маринованный лук, несколько банок сушеной картошки... в общем, неплохой "доппаек"... или запас на "черный" день (а то, что такой день может случиться, понимали все)...
  
   В эту же землянку заносим ящики с боеприпасами... патроны к автоматам и РПК, патроны для ПК, гранаты Ф-1 и РГД-5... сигнальные мины... гранаты к АГСу...
   Оказалось - в землянке не так уж и много места...
  
   Нам дополнительно повезло - ребята оставили нам воду... почти полный бачок для минометных допзарядов... литров семьдесят!... и небольшой запас дров... Так что мы могли рассчитывать на полноценный обед... вместо "рекомендованного" Шевой "сухпая"
   По информации Шевы - воду и дрова должны доставить завтра... когда мы более-менее устроимся...
  
   Кстати, об обеде...
   Для приготовления пищи нам выделили пару небольших бачков-скороварок от полевой кухни "на все случаи жизни"... если бы не "позаимствованные" из отрядской столовой кастрюля и сковорода - жить было бы не так комфортно...
  
   Приготовленный совместными усилиями обед внушал оптимизм и настраивал на мажорный лад - расход продуктов оказался существенно ниже "нормативного"... значит, при возможных задержках доставки продовольствия голодными не останемся...
  
   Обедаем... спокойно осматривая окрестности...
  
   Наше отделение - на высшей точке хребта...
   С одной стороны - в котловине, лагерь мангруппы...
  

0x01 graphic

  
   с другой - ущелье, ведущее к "Северному входу"...
  
   0x01 graphic
  
   дорога, ведущая от входа к лагерю - почти вся перед глазами...
   0x01 graphic
  
   слева крутой склон спускается в ущелье между нашим и соседним хребтом... один конец ущелья выходит к дороге... второй - ведет, судя по всему, к Шадианскому ущелью...
  

0x01 graphic

  
   справа - обрыв, уходящий вниз метров на четыреста...
  
   0x01 graphic
  
   Послеобеденный отдых прервал Шева...
  
   Итак...
   Задачи нашего отделения!:
   Первая! - не допустить обстрела основных позиций точки, находящихся ниже по хребту...
   Вторая - обеспечивать контроль над прилегающей территорией... (ущелье слева, пересечение троп и ущелье справа...)
   Третье - обеспечивать огневое прикрытие отделениям, находящимся ниже...
  
   Вторая и третья задачи касаются меня напрямую... это "работа" для АГСа...
  
   Причем, каждая из "задач" предполагает наличие "своей" позиции для АГСа...
  
   Мое предложение - "Надо пристреляться", вызвало, мягко говоря, странную реакцию Шевы...
  
   - подготовь позиции... определи сектора обстрела... с учетом поставленных задач... и через два-три дня проведем стрельбы...
  
   Охренеть... а как мы будем до этого "обеспечивать контроль и огневое прикрытие"?...
  
   На достигнутом Шева решил не останавливаться, и попытался "добить" нас следующим распоряжением:
   - в 18-00 - боевой расчет! Оставляете одного наблюдателя на посту, остальные - должны быть на построении!
  
   Мы ошарашено переглянулись...
  
   - Товарищ старший лейтенант! - осторожно начал Толик - оставлять вечером одного наблюдателя опасно... мало того, что он находится вне зоны видимости с основной площадки... так ещё и в случае нападения он не сможет отразить его сразу с двух сторон... шансов продержаться до подхода помощи - никаких!
  
   - А связь ему на что? - Шева отмахнулся и собрался уходить...
  
   - Какая нах... связь? - не выдержал я - это только в кино герой одной рукой из автомата отстреливается, другой гранаты бросает, а третьей донесение в штаб отправляет... к позиции, при желании, можно почти вплотную подобраться... не просматриваемых зон - выше крыши... и гранатами забросать... а сюда от вашей палатки не меньше, чем за минут пять добежать можно... за это время нас уже на наших же позициях "встречать" будут!...
  
   - Какое нападение??? Откуда здесь "духи" возьмутся? Они что, по воздуху летают? - как ему показалось, насмешливо проговорил Шева...
  
   - Вам это у офицеров с ДШ-а спросить надо было... зачем то ж здесь позицию поставили... давайте вообще отсюда все уберем... минами загородим... и все... Только мне интересно, - проговорил я, обращаясь к Толику - через сколько дней на этом месте духи с автоматами появятся...
  
   - Не... - качнул головой Толик - спорить не буду...В самом деле, товарищ лейтенант, из-за чего спор? Из-за двух человек! Три человека остаются на позициях, трое - идут на боевой расчет... всю необходимую информацию отсутствовавшие на "боевом" получат...
  
   - Хорошо, - после долгой паузы согласился Шева - но сержант должен быть обязательно! - с этими словами Шева повернулся и быстро зашагал восвояси...
  
   - Товарищ старший лейтенант! - подал голос молчавший до этого Макс, - вы бы у края обрыва не шли... опасно! Подстрелить могут!
  
   Шева молча зыркнул на Макса... но от края обрыва отошел... и продолжил спуск по едва протоптанной тропинке...
   ...
   Оставшееся время мы потратили на "поверхностный" осмотр окрестностей и установку сигнальных мин и гранат... в особо "непонравившихся" местах...
  
   На боевой расчет, оставив бдить Макса с Котей и Иваном, отправились мы с Толиком, прихватив с собой, для комплекту, и молодого, Саву...
  
   Боевой расчет "оправдал" наши худшие ожидания...
  
   Шева блистал... распределение по постам и сменам в первом и втором отделениях нас, в принципе, интересовало мало, но, в конце концов, он добрался и до нас...
   Гончаренко и Котляров - первая смена... Мищенко и Савченко - вторая... Сикаленко - наблюдатель с утра... Толику, как командиру отделения, "выпала" "проверка постов"... в смысле - поста... поскольку он у нас был один...
  
   Сначала мы с Толиком не "въехали"... потом дошло... Шева тупо "распределил" нас по алфавиту... похоже, по этому же "принципу" он "распределил" и два других отделения... с этим надо было что то делать...
  
   С трудом дождавшись команды "Разойдись!" мы, быстро посовещавшись, подошли к Шеве...
  
   - Товарищ старший лейтенант! Разрешите обратиться! - Толик...
   - Обращайтесь...
  
   - Товарищ старший лейтенант! Тут такое дело... - Толик сделал вид, что замялся... - Дело в том, что я уже распределил людей по сменам... - Толик твердо взглянул в глаза Шеве... - и первая ночная смена уже два часа, как спит, готовясь к смене...
  
   - Как спит? - Шева, похоже, даже растерялся...
   - Ну а когда ж они спать то будут?... ранний подъем... весь день на ногах... не на посту же... - Толик пожал плечами...
  
   Шева задумался... похоже, мысль о том, что первой ночной смене надо дать поспать до дежурства, не приходила ему в голову...
  
   - Ладно... и кто у тебя в какую смену? - Шева раскрыл свой талмуд...
  
   - Первая смена - Мищенко, первый номер расчета ПК.. - Шева поднял на Толика взгляд, в котором читалось - "нахрена ты мне эти подробности говоришь?"... - и Котляров, второй номер расчета АГС... Вторая смена - Сикаленко... - Толик кивнул на меня... - первый номер расчета АГС... и Гончаренко, второй номер расчета ПК... он, кстати, сейчас - наблюдатель... и, с утра до обеда - Савченко... автоматчик... - Толик кивнул на одиноко стоявшего в стороне молодого...
  
   Шева задумчиво смотрел на свежую запись... на лице явно отражалась работа мысли...
  
   - Подожди!" - внезапно очнулся он... - а ты что, завтра после обеда на посту? Я же сказал - сержант должен быть на боевом расчете обязательно!
   - Я и буду... после обеда Гончаренко дежурить будет... а я - с 20-00... вместе с Сикаленко... а Мищенко с Котляровым - во вторую ночную...
   - Вы что, график дежурств на неделю вперед уже распределили???
   - Да что там распределять... - вмешался и я... - "плавающий" график с одним "свободным"... мы всегда так делаем... и, товарищ старший лейтенант! "Проверка поста" - лишнее... Землянка маленькая... он и сам толком спать не будет... и остальным не даст... у вас же все равно кто то дежурить ночью будет?... так пусть периодически звонит... мы телефон рядом с позицией поставим...
   - Нет... - Шева решил хоть в чем то не уступать... - сами будете звонить... каждые два часа...
  
   - Товарищ старший лейтенант... ну как мы в потемках время смотреть будем?... не спички же на посту жечь...
  
   - Ладно... - сдался Шева... - дежурный по заставе сержант будет звонить... Всё?
  
   - Так точно! - мы с Толиком... хором... - Разрешите идти?
   - Идите...
  
   Отходя, мы обернулись... Шева стоял, уткнувшись взглядом в блокнот... что то прикидывал...
  
   Возвращаясь к себе, и обсуждая произошедшее, мы то ржали, то матерились... с начальником заставы нам явно "повезло"...
  
   Ночь прошла спокойно... правда было слегка прохладно... поэтому сидели в бушлатах...
  
  

ОБУСТРОЙСТВО

  
   Седьмой час... уже светло... греясь на солнышке, я сообразил - если после смены я хочу лечь поспать, то... надо готовить завтрак - не ложиться же на голодный желудок...
  
   Оставив Ваньку бдить, я занялся приготовлением... благо, дрова ещё оставались...
  
   К восьми утра завтрак был готов... макароны с тушенкой и чай с "бутербродами" - распаренные сухари с сыром (из "баночек")
  
   Растолкав спящих и выманив их из землянки волшебной фразой - "Жратва готова... Остывает!", ложусь спать...
  
   Разбудили к обеду...
   Воду и дрова уже притащили... Толик организовал "доставку" силами двух других отделений... оно и правильно... народу там много...
  
   У меня - проблема... оборудовать позицию для стрельбы с АГСа в сторону обрыва... с противоположной стороны, там, где крутой склон - нормально... есть куда врыться... и немного обложить камнями... а у обрыва... сплошная скала... отодвинуть подальше от края... - не виден перекресток троп, одна из целей...
  
   Хочешь, не хочешь.. а пришлось...
   Из камней, благо, их здесь полно, выкладываем бруствер перед АГСом, сантиметров тридцать - сорок высотой и чуть больше метра длиной, дальше, с обеих сторон - защитная стенка, около метра высотой, столько же в длину и чуть меньше в ширину
  
   Часа три-четыре работы... устали как... в общем, устали... "Войдя во вкус", дооборудовал позицию... установил АГС, под стеночкой нашлось место для запасных кассет и ящика с гранатами... получилось очень удобно... особенно если застлать ящик бушлатом...
  

0x01 graphic

  
   Строительство позиции оказалось полезным и по другой причине... камни мы доставали с обрыва... оказалось, обрыв то он обрыв, практически вертикальный... но, благодаря большому количеству трещин и вывалившихся камней, передвигаться по нему можно... что и заставило нас переустанавливать растяжки с сигнальными минами и гранатами...
  
   День прошел незаметно... Ночь - спокойно...
  
   Новый день мы решили посвятить более детальному знакомству с окрестностями...
  
   Втроем, Толик, Ванька и я выдвигаемся вперед... к дневному "посту наблюдения"... он - метрах в тридцати - тридцати пяти от "ночной" позиции на краю обрыва... сразу за ним хребет довольно круто опускается вниз, в направлении "Чертовых ворот"... дорога, кстати, великолепно просматривается...
  
   Миновав установленные растяжки, спускаемся по хребту... вдоль обрыва... метров на стопятьдесят - двести... потом - на столько же по склону от обрыва... голые плоские скалы... как чешуя покрывают склон... в расщелинах - скудная растительность... внизу, в ущелье, видны заросли деревьев... с нашей позиции они, кстати, не просматриваются... беру на заметку... запоминаю ориентиры... надо будет пристреляться...
  
   И ещё... наш "постовой", хоть и сидящий в небольшой расщелине, снизу - идеальная мишень для обстрела на фоне неба...
  
   Возвращаемся... с непривычки, (все-таки 2 100!) дышится тяжело... да и подъём крутой... при спуске почему то не было заметно, что мы так далеко ушли...
  
   Первым делом - снимаем "пост"... пока не будет оборудована нормальная позиция...
  
   Пока мы приходим в себя, Котя и Сава, под командованием Макса приступают к заготовке камней... благо, их вокруг множество...
  
  
   Чтобы наблюдательный пост не выделялся на фоне неба правильными геометрическими формами, делаем стенку неровной, с полого опускающимися краями... стенка у обрыва - сантиметров на тридцать выше... если смотреть со склона - силуэт наблюдателя на фоне стенки не виден... если, конечно, внимательно не смотреть в оптику...
  
   На строительство "убили" почти весь день...
  
   Перед боевым расчетом решили проведать Афоню...
  
   Кстати... несколько слов о, собственно, нашей "Первой площадке" (официальное название!)...
  
   Как я уже упоминал, весь личный состав разбит на четыре разных по величине, "отделения", плюс не входящая в заставу "прикомандированная" минометная "батарея" из двух 120мм и двух 82 мм расчетов, расположившаяся на полпути от нас к "штабной землянке", почти в центре площадки..
   "штабная" землянка... в ней и обитает штабное "отделение" - связист, фельдшер... кто то ещё... ну и конечно же командир заставы - старший лейтенант Шевченко... и замполит... лейтенант... совершенно безликое существо, абсолютно "потерявшееся" на фоне "великолепного" Шевы...
  
   По традиции - пару слов об офицерах...
   Командир заставы - старший лейтенант Шевченко... до нас служивший в Восточном Пограничном округе... по его словам - в Мургабе... все...
   Замполит... всю информацию изложил выше...
  
   Первое отделение... расположено ниже "штабного", на террасе со стороны обрыва... из отличительных "особенностей" - имеется КПВП... крупнокалиберный пулемет Владимирова полевой (на станке)... и мощная бинокулярная труба на посту наблюдения... командует отделением наш Лысый... старший сержант Лысенко... осенник на полгода младше...
  
   Второе отделение... расположено ниже "штабного"... полукругом по склону охватывая дальний от нас край хребта... на удивление, там много грунта, и народ ещё до нас выкопал окопы полного профиля... рубеж обороны... с несколькими стационарными постами... там и сидит Афоня со своим СПГ...
  
   Проведать Афоню - не получилось...
  
   Нас "перехватил" Шева...
   - Почему шляетесь? Почему не в своем отделении? Все должны находиться на своих местах... у вас что - дел никаких нет?
  
   - Дел хватает... но! О запрете на передвижение по площадке никто не говорил...
  
   - Так вот... я вам сейчас говорю - никаких бесцельных брожений по территории!...
  
   - Товарищ старший лейтенант!... - я - а если с целью?
  
   - Что - с целью?
  
   - Ну... - я очертил рукой в воздухе полукруг - если "брожение" - с целью?
  
   - С какой? - Шева подозрительно уставился на меня...
  
   - Ну... как минимум, ознакомиться с расположением позиций и мест нахождения отделений...
  
   - Зачем?
  
   - Ну вы же сами говорили - через пару дней проведем стрельбы... и как, по вашему, я должен буду стрелять, не понимая, где находится нижний рубеж обороны? - (я вспомнил - в кармане хэбэ лежит тетрадный листок и ручка) - Вот! - я вытащил листок из кармана и предъявил Шеве - Мы с Афоней собрались схемку набросать... сектора обстрела... ориентиры... примерные расстояния...
  
   Толян и Макс благоразумно помалкивали...
  
   В общем, вместо потрепаться с Афоней, мы добрых двадцать минут слушали разглагольствования Шевы о предполагаемых секторах обстрела и т.д., и т.п. Мы даже вместе прогулялись до одной из позиций второго отделения...
  
   ... обещанный "день Ч" настал...
   У нас - стрельбы... сначала - намечались с утра... потом, как то "плавно" перенеслись на "после обеда"...
  
   В общем, часам к четырем, когда мы уже и забыли о столь выдающемся событии, возле землянки нарисовался Шева...
   - Почему не на позициях? Почему не готовы к проведению стрельб?
   - Вообще то, мы с 9ти часов утра "готовы"... - я...
   - Почему не по форме одеты?
  
   Мы переглянулись...
   Толик - Товарищ старший лейтенант! Наблюдатель находится на посту... два человека - отдых перед заступлением в первую ночную смену... у остальных - свободное время...
  
   - Манухин! Что ты мне тут втираешь?...
  
   Не дав Толику ответить, вступаю в разговор - товарищ лейтенант, мы стрелять то будем?
  
   - Тебе что - не терпится?
  
   - Да мне все равно... только ещё минут двадцать и там, - я показал в сторону обрыва, - из-за садящегося солнца ничего видно не будет... а мы, вроде как пристреляться должны... Какие у нас там цели?
  
   Шева "переключился"... минут десять мы согласовывали "список целей и ориентиров" - "перекресток троп"... "ущелье"... "расщелина"... "плато"...
  
   Пристрелка... самая сложная цель - "ущелье"... за перекрестком троп... приходится стрелять навесным... в темную...
   Слава Богу, Шева не пристает с дурными вопросами - почему без прицела?...
  
   Интересный момент... оказывается, нашу стрельбу корректируют из мангруппы... в "нашем" ущелье стоят какие то датчики...
   "Нащупав", с их помощью, цель, несколько раз тренируюсь... с переносом огня с одной цели на другую... раза с пятого - гранаты ложатся в нужном квадрате без дополнительной корректировки...
  
   Переходим на другую сторону... на склон... - пещера, скорее - глубокая выемка... несколько выстрелов вниз по ущелью... небольшое препирательство с Шевой...
  
   Я говорю - Надо пристреляться по гребню...
  
   Он - Зачем? Кто там будет прятаться?
  
   - Так вопрос не в прятаться... нас оттуда обстрелять могут... единственное, в принципе, место... высота - как и у нас... мы по этому хребту, только там, - я махнул рукой в сторону Таш-Кургана, - во время Мармольской операции лазили... помнишь, Котя? - Санек согласно кивнул, - там места - хоть конем скачи...
  
   - Ладно... давай...
  
   Я "попал"... в смысле - задачка оказалась не из легких... гранаты ни в какую не ложились по гребню...ниже... перелет... перелет... ниже...
   Наконец, "алгоритм пойман"... чтобы убедиться - делаю ещё несколько выстрелов по разным точкам на хребте... все нормально...
  
   - Всё - с явным облегчением вздыхает Шева... - через десять минут - боевой расчет... не опаздывать!
  
   ... 9е мая... двойной праздник... "День Победы" и первый "юбилей" - неделя на точке... по этому поводу - праздничный обед... и "фронтовые" 100 грамм... правда, не водки... в наличии - только одеколон...
  
   Это, кстати, натолкнуло нас на поиск решения проблемы - до 28 мая меньше трех недель!!!
  
   Эту проблему мы и вынесли на "обсуждение общественности", когда нас вертолетами спустили в лагерь мангруппы... помыться и набрать воды... встретились почти со всеми нашими... проблема оказалась общей...
  
   В результате "мозгового штурма" было найдено решение...
  
   Нет! То, что надо делать брагу - было ясно с самого начала... Вопрос стоял - из чего? Дрожжей у нас не было...
  
   Итак - решение найдено! Надо сделать закваску! Из чего? Пришли к мнению: лучше всего - из гороха... благо, сухого гороха у нас было много (готовить его было неудобно - требовал много воды... в наших то условиях)... Вдохновленные, отправились "по домам"...
  
   Первая неделя пребывания на точке миновала...Жизнь вошла в "обычную" колею... правда, "нарисовалось" и проблемы...
  
   Первая, и основная!, - куда девать "свободное" время? Его (свободного времени) вдруг оказалось до одури много... развлечений - никаких... не назовешь ведь "развлечением" принятие "солнечных ванн" для "дембельского" загара...
  
   Да! заветное слово - "дембель"! - звучало в наши разговорах все чаще... в принципе, с приказа, мы и так - "гражданские" люди... но, похоже, наш "приказ" везли из Москвы на собаках...
  
   Но я отвлекся... делать действительно было нечего... молодежь ещё как то справлялась, отсыпаясь за "недоспанное"... а мы...
  
   "Спасение" пришло неожиданно... и откуда мы не ждали...
  
   Очередной визит Шевы... он взял за правило раз в два-три дня "проведывать" нас... и я его вполне понимаю - "прогулка" к нам, днем, под палящим солнцем... - удовольствие далеко ниже среднего... на каждый день не тянет...
  
   Очередной визит... Задумчивый взгляд Шевы останавливается на каменной стенке позиции моего АГСа...
  
   - Такую стенку надо сделать вдоль обрыва до края площадки!
  
   - Зачем? Ведь с этой стороны - у нас - господствующая высота?!
  
   - Ну ты ж для АГСа сделал? Вот и дальше сделайте!
  
   - Да ну... Товарищ лейтенант! Где мы столько камня возьмем? Мы эти еле повыковыривали!
  
   - Вечером в первом отделении ломы возьмете... И вообще... не хотите стенку строить - будете блиндаж, будущую столовую копать!...
   - Да ну... мы ж не сказали "не хотим"!... мы сказали - сложно будет...
   - Ну, вот и договорились...
  
   Под шумок мы "выторговали" право ходить на "боевой расчет" только по "важным" случаям... по "особому приглашению"...
  
   Конечно же, мы не бросились строить в тот же день... надо было все хорошо продумать, наметить, прикинуть - откуда брать камень... какой высоты и толщины делать стенку...
  
   Утро... Завтрак... телефонный звонок... "связюка"...
   - К вам сегодня Шева собирается... что то проверять...
   (ах да... забыл сообщить... "систему оповещения" мы "отладили" с первого дня!)
   Твою мать! А какой сегодня день то? Шева у нас аж два дня назад был!
   После завтрака - все - на добычу камня! "связюка" предупрежден - Шева пойдет - обязательно отмаячить!
  
   За пару часов накидали приличную кучу... вторая ночная смена отправляется спать... мы вчетвером продолжаем работу... двое - выковыривают камни, двое - кладут стену...
  
   Сложили метра два-два с половиной... появляется Шева... украдкой наблюдает... мы его "не видим"...
  
   Со стороны - ударная комсомольская стройка... ДнепроГЭС и БАМ - отдыхают!...
  
   Потные... с ломами (два штуки!)... мат-перемат... трое перекатывают здоровый камень...
  
   Подходит...
   - Как успехи?
  
   - Вот! - вытирая пот панамой, показываю на стенку (Толик спит... я - за "прораба") - с камнем проблема!... каждый приходится по несколько минут выковыривать!... - я показываю на Ивана с Котей, облокотившихся на ломы, потных и запыхавшихся... - но процесс идет! Около куба за день укладываем! - я с гордостью демонстрирую наши успехи... стенка... высота - чуть больше метра... ширина в основании - около метра... вверху - сантиметров шестьдесят...
  
   Шева смотрит... видно - прикидывает в уме... все сходится ... два дня - два куба - чуть больше двух метров длины...
  
   - Хорошо... продолжайте... - он уходит...
   Через пару минут поднимаюсь на вершину... Шева - уже на полпути к штабной землянке...
  
   - Кончай надрываться!... Шабаш!!!
  
   Эксперимент с "закваской" в самом разгаре... Цинк с горохом, замотав куском полиэтилена, мы спрятали за постом наблюдения в небольшой, удачно расположенной расщелине... буквально от рассвета до заката она прогревается солнцем и, несмотря на прохладные ночи, не успевает толком остыть до утра... полиэтиленовую пленку уже пару раз срывает!!! Мы - в предвкушении...
  
   Что то случилось... Боевой расчет - на час раньше...
  
   Ничего страшного... просто у нас - выход на засаду... тропа в ущелье... выходим в сумерках... идет половина личного состава... приготовиться... Шева зачитывает список... мы, т.е. Толик, Афоня, Макс и я - среди "выходящих"... АГС остаётся дома... с Котей...
  
   Собираемся... вещмешок с патронами и гранатами... туда же - пару фляг воды... и пару банок каши... на всякий случай... надеваем маскхалаты и кеды... в них удобнее спускаться-подниматься по горам... а в маскхалате будет не так жарко в ущелье... Идем к месту сбора...
  
   Шева...
   - Что это за вид? Вы что, на прогулку собрались?
  
   Мы - в недоумении... - а что не так?
  
   - Вы куда в этих тряпках собрались? А на ногах у вас что? Вы в этих кедах ноги себе попереламаете, а нам вас потом тащить?
  
   Мы осторожно начинаем объяснять - для таких прогулок - лучше кеды... это в сапогах скорее ноги переламаешь... но...
  
   В общем, все заканчивается грандиозным скандалом... Шева перешел допустимые границы... громогласно заявив, что если мы боимся идти на засаду - могли бы его предупредить по тихому... и "за медалями" он взял бы других... тут уже "крышу" сорвало у нас... самое мягкое, что было сказано в его адрес - "с таким бараном, не то что - на засаду, с территории выходить опасно"...
  
   "За медалями" мы, кроме Толика (его взяли как сержанта... правда Шева заставил его переодеться... под приказ!) не пошли... уходя, Шева пообещал нам по возвращении "разобраться"...
  
   Они ушли... а мы, как последние идиоты, всю ночь просидели у рации... как бы там ничего не случилось...
  
   Ночь прошла тихо...
  
   9 часов... ещё не вернулись... связи нет...
  
   10 часов... ещё не вернулись... связи нет...
  
   Около 11ти... в небе - пара вертолетов... ожила рация...
  
   - Борт... я - (позывной Шевы)... прошу помощи... в доставке на точку... два человека получили повреждения...
  
   Пару минут переговоров бортов с мангруппой и Шевой... и вертолеты ныряют куда то в ущелье впереди нас...
  
   Ещё минут через 15-20 они садятся у нас...
   Из вертолетов выпрыгивают наши... одного из молодых несут на руках... второй - прыгает на одной ноге, поддерживаемый с двух сторон...все - уставшие до немогу...
  
   Вертолеты улетают... и происходит чудо... "одноногий" вдруг спокойно становится на вторую ногу... а лежащий почти без сознания от теплового удара - чудесным образом оживает...
  
   Что случилось то? - пытаемся выяснить мы... но... кроме матов в адрес Шевы - никакой внятной информации...
  
   - Пошли, дома расскажу... - Толик увлекает нас подальше от Шевы...
  
   ЗАСАДА (рассказ Толика)
  
   Вышли... начали спускаться... все бы ничего, но по мере спуска становилось все жарче и жарче... в ущелье движения воздуха практически не было... часам к трем вышли в намеченное место... по имевшейся информации - "гостей" следовало ждать через час-полтора после рассвета... т.е. - часа через два-два с половиной... сидели... обливаясь потом в облаке комаров... рассвело... никого и ничего... проторчав да 8ми часов, Шева дал команду возвращаться...
  
   Две фляги с водой оказались только у Толика... остальные свою воду выпили ночью... солнце почти с самого рассвета светило прямо в ущелье... жара - как на сковородке... или, точнее, в бане... а протекавший по дну ущелья ручеёк, с горько-соленой водой, ещё и "добавлял" мучений своим журчанием...
  
   В этом месте Толика перебил Сава, сидящий с очередной кружкой чая...
   - Как горько-соленая? Я пил... нормальная была... чего меня от неё отганяли...
  
   Мы посмотрели на Толика - ????
   Толик засмеялся... - Он из банки с килькой весь "сок" выпил... если б ему стакан с кислотой дали - он бы и её выпил... я ему из своей фляги глотнуть дал - насилу оторвал... Я ж тебе всю дорогу говорил - не пей! Только хуже будет! - Толик неожиданно отвесил Саве хорошую оплеуху...
  
   - Дальше давай!
  
   - А что - дальше? - Толик пожал плечами... - брели по ущелью... жарища... а нам наверх подниматься... к точке... слышу - вертолеты... Шева ожил... кричит - "Слушай мою команду! Ты - он ткнул пальцем в одного молодого - у тебя тепловой удар... лежишь почти без сознания!... у тебя - он ткнул в Саву - вывихнута нога... ступать не можешь! Остальные! Подхватили больных!" - и схватился за рацию...
  
   - Ну, остальное мы слышали...
   - Вот так и сходили... "за медалями", бля...
  
   К чести Шевы, надо отметить, никаких обещанных "разборок" не последовало... Шева старательно делал вид, что ничего не произошло... с "личным составом" было сложнее...
  
   Любое распоряжение Шевы не то чтобы воспринималось в штыки... скорее, нуждалось в нашем подтверждении... доходило до смешного... выслушав, на боевом расчете, очередные распоряжения Шевы, не касающееся порядка несения службы, а скорее, связанные с организацией жизни на площадке, молодежь, не особо скрываясь, смотрела на нас... точнее, на нашу реакцию... в общем - конфликт назревал...
  

***

  
   Прошло несколько дней... стенка строилась... брага бродила...
  
   У нас - новое интеллектуальное развлечение... ну как - новое... хорошо забытое... из школьного прошлого... лист бумаги, расчерченный колонками... в каждой колонке - название - страна, город, река, мужское имя, женское, растение, животное, рыба... вспомнили? Жребий определяет первую букву... дальше - кто быстрее заполнит все пункты... но побеждает не тот, кто быстрее, а тот, у кого будет больше названий, не встречающихся у конкурентов (при совпадении - названия вычеркиваются, и, соответственно, не засчитываются)... все послеобеденное время мы проводим за этим увлекательным занятием... как и сегодня... время - начало восьмого вечера... скоро заступать первой ночной смене... мы, валяясь на нарах, "доигрываем"... "наблюдатель" (дневной пост) уже подтянулся к землянкам и торчит на улице недалеко от входа...
  

0x01 graphic

В землянке... Котя, Ванька и Толик...

  
   Скоро смена...
  
   Вдруг... в обрыве... СВИСТ!... сработала сигналка!!!! За считанные секунды мы все просочились через минометный ящик, служивший дверью в землянку... в воздухе ещё взлетали сигнальные огни, когда в обрыв полетели три гранаты... одна - в направлении сигналки... две других - метрах в двадцати справа-слева от неё...
  
   Выглядываем из-за стенки... никого.. ничего...
   Пробегаем вперед метров на пятьдесят... внизу - чисто... во всяком случае - никого не видно...
  
   Случайная сработка?
  
   Шева орет по телефону... утром придет разбираться...
  
   Но... черт с ним, с Шевой... самим интересно - что произошло?
  
   Спускаемся в обрыв... туда, где стояла сигналка... осматриваемся...
  
   Макс... - Сюда идите!
   Подходим...
  
   Макс - Осторожно! Сюда смотри!...
  
   Я смотрю... на тонком слое грунта, покрывающего каменную "ступеньку", где была протянута растяжка от сигналки - четкий след... кроссовок... не кед! А это - уже серьезно... накрыв след деревянным ящиком (доказательство для Шевы!), устанавливаем дополнительно несколько гранат... на ночь... утром, если все будет в порядке, снимем...
  
   Обсуждаем произошедшее... общее мнение - не нравится! Принимаем решение - с утра и, сколько потребуется времени, обшариваем окрестности со стороны обрыва... на предмет обнаружения укрытий, в которых могут прятаться духи...
  
   Утром примчался Шева... весь - на повышенных тонах...
   - Шо за "войну" вы тут устроили? Гранаты покидать захотелось?... и далее, в том же духе...
  
   Спокойно объясняем - произошла сработка сигналки... рядом с местом установки растяжки обнаружен след кроссовка... кто то явно лазит внизу... демонстрируем находку...
  
   Шева не унимается... - что вы мне какую то херню тычите? Я таких отпечатков сейчас сотню наставлю! - и, в доказательство, топает ногой в сапоге рядом со следом...
  
   - Ну вот смотрите - пока ещё спокойно говорю ему я - рисунок совсем другой... и не такой, как на кедах! А гранат за службу мы набросались... захотели бы "поиграться" - придумали бы что-нибудь поинтересней! Надо обрыв прошерстить! Нычки поискать...
  
   Шева продолжает в прежнем ключе...
  
   Наконец, я не выдерживаю... - Да ты что, е...тый??? Или мы, по твоему, при...нные? Вместо того, чтобы спокойно валяться в землянке, готовы по жаре лазить по обрыву? Нам, может, действительно скучно... но, бля!!! не до такой же степени!!!
  
   Шева смотрит на меня... потом на Толика... потом - на Макса, наблюдающего за нами сверху... молча выбирается из обрыва...
  
   - Манухин! Потом доложишь результат... и запомните! - никакой беспорядочной стрельбы! Сделал выстрел - предъяви труп душмана! Вам ясно?!
  
   Мы... едва сдерживая смех - Так точно!...
  
   Шева ушел... мы, завтракая, обсуждаем план действий...
  
   Решено... гулять по обрыву идем втроем: Толик, Макс и я... Котя и Ванька страхуют нас сверху... Сава - на телефоне...
  
   Спускаемся... сначала перемещаться по обрыву сложно... все-таки, если посмотреть вниз, лететь далеко... но, мы быстро привыкаем... спускаемся вниз метров на сто и смещаемся влево... в направлении дороги, осматривая все выше по склону... довольно быстро - первая находка - явно рукотворная каменная кладка, прикрывающая что то вроде входа в пещеру... приближаемся... осматриваемся... действительно - пещера... небольшая... каменная стенка, высотой - больше метра, перекрывает часть входа в пещеру... найденные гильзы подсказывают - здесь была позиция ДШК... часть комплекса противовоздушной обороны душманской базы...
  

0x01 graphic

  
   неподалеку находим пару сделанных из камней небольших укрытий... на два-три человека, не больше...
  

0x01 graphic

  
   увиденное - не радует... похоже, обрыв "нашпигован" пещерами и укрытиями... хотя, с другой стороны, есть шанс найти что-нибудь стоящее... склад с оружием, к примеру... а лучше - с продовольствием!...
  
   Время - к обеду... сворачиваемся... поднимаемся к себе... увиденное заставляет серьезно переосмыслить всю нашу систему сигнализации и минирования... отдохнув и пообедав, идем к Шеве...
  
   Разговор начинается сложно...
  
   Шева - шо малое дитя... капризничает и брыкается... но, в конце-концов, голос разума "берёт верх"... Обсуждение проходит заинтересовано и конструктивно...
  
   Шеву не сильно радует информация о том, что практически по всей линии обрыва возможно подняться на площадку... "неохраняемый" участок от нашего до первого отделения - метров триста!!!
  
   Минирование? Да! Возможно! только не нашими силами и средствами... это должны делать специалисты... саперы... сейчас мы можем в самых проблемных местах установить пару десятков сигналок и гранат...
  
   Договорились - завтра мы продолжим обследование склона... может, и сам Шева примет участие...
  
   Незаметно, но вполне ожидаемо разговор переходит к другим вопросам... в частности - к проблеме "любовного треугольника" - "Шева - личный состав - мы (дембеля с Резервной)"...
  
   ... - Да! мы вполне себе понимаем - на "их" "свадьбе" мы лишние... нас ждут дома... им - оставаться... мы не стремимся "подрывать авторитет" начальника заставы... наоборот - стараемся уберечь его от самоподрыва...
  
   ... - Зачем при всех обсуждать мои распоряжения? Зайдите после построения - обсудим...
  
   ... - Какой смысл обсуждать их после оглашения? Отмена приказа точно авторитета не прибавит... Почему не обсудить вопрос до приказа? Вы же по любому раз в два-три дня к нам приходите... с проверкой...
  
   Медленно, со скрипом, но мы находим "консенсус"... "нарыв" вскрыт... взрыва не будет...
  
   Ещё два дня "изучаем" обрыв... ещё несколько нор, пещер, пещерок и "нычек"... похоже, до нас склон точно также "шерстили" ребята из ДШГ... везде всё чисто... хотя, в конце-концов, мы без "добычи" не остались... в одной из "нычек" мы таки нашли мешок с мукой... который, по очереди, кряхтя и матерясь, притащили к себе... мука была афганская... серая... с отрубями... грубого помола... но! целый мешок!!!
  
   "На пробу" приготовили оладушки... плеснув в тесто немного браги... результат превзошел все ожидания!!!... тесто, буквально на глазах, "поперло" из цинка... в общем, вместо оладушков получились лепешки... поскольку жарили мы их в крышках от котелков и имели они очень специфический цвет, как то, не сговариваясь, лепешки "окрестили" "подошвой" (тесто из серой муки, поджаренное на хлопковом масле давало чудный цвет - примерно как цвет ступни человека, не менее двух-трех месяцев ходившего босиком... форма тоже, кстати, похожа)... но не суть... главное - они замечательно заменяли сухари... пока свежие...

0x01 graphic

  
  
   Находка оказалась весьма кстати... через несколько дней - День Пограничника!!! Будет праздничный торт! Благо, масло и сгущенка у нас имелись...
  
   Кстати... по расчетам брага должна была "дойти" как раз к празднику...
  
   Боевой расчет... Новый выход на засаду...
   Шева зачитывает список выходящих... Мы с Котей - в "резерве"... т.е. - с АГСом и запасом гранат всю ночь сидим на позиции второго отделения... на всякий случай...
  
   Закончив со списком, Шева, не дав никому открыть рот, продолжает: - А сейчас сержант Манухин проведет инструктаж - что брать с собой и как одеться... Продолжай, сержант! - Шева кивает Толику и уходит...
  
   Толику приходится подождать пару минут, пока народ возбужденно комментирует ситуацию... потом резко прерывает: - Стоп! Для особо непонятливых - Шева не "сдулся"!, а принял правильное решение... понял, что был не прав... или вы хотели, чтобы он "из принципа" вас ещё раз пять на засаду "по форме" сводил? Поэтому - заткнулись!, и слушаем меня!!!...
  
   В этот раз "прогулка" получилась хоть и дальше, но легче... похоже, пока все "засады" носят чисто ознакомительный характер - "познакомиться" с местностью... отработать порядок действий... ну, оно и к лучшему...
  
   Боевой расчет... мы - присутствуем!...
   Покончив с обычными формальностями, Шева приступает к главному, из-за чего, собственно, нас всех и собрали... - Завтра с утра - убрать с позиций все вооружение... пулеметы, гранатометы... чтобы следов даже не было!... Когда прилетит вертолет, чтобы, кроме одного-двух наблюдателей, на позициях и в расположении отделений ни одного человека видно не было!...
  
   Мы недоуменно уставились на Шеву - Что за причуды?
  
   Шева объясняет - прилетят "ХАДовцы"... привезут какого то басмача, должен показать склады с оружием... но! не исключено, кто то из прилетающих работает на басмачей... поэтому, наблюдателям! - к позициям и, тем более, землянкам, никого не подпускать!. Смотреть в оба!!!
  
   ... Утро... Десятый час... На площадку садится вертолет... мы с Толиком, устроившись на высшей точке хребта, наблюдаем за происходящим...
  
   Несколько человек... два - явно наши... человек пять - ХАДовцы... между них - тот самый "басмач"...
  
   Несколько минут они о чем то беседуют, потом - начинают движение в нашем направлении... не доходя до нас метров пятьдесят - останавливаются... Беседуют... басмач что то объясняет... ХАДовцы - слушают... кивают...
  
   По знаку старшего два ХАДовца внезапно подхватывают басмача за руки и... бросают в обрыв... точнее, делают вид, что бросают... в последний момент изменив траекторию... басмач хлопается на землю и орет... один из сопровождающих наклоняется к нему и что то говорит... басмач, не переставая орать, согласно кивает головой... его поднимают на ноги... знаком показывают - "Веди!"... тот делает несколько неуверенных шагов... тычет куда то рукой... двое спускаются в обрыв...
  
   Интересно! Мы же там все облазили!...
   Проходит несколько минут...
   Возвращаются... Ничего...
  
   Стоящий за спиной у басмача резко бьет его тонким прутиком... по уху... басмач визжит... получает по второму уху... замолкает... ещё удар... басмач начинает что то торопливо говорить...они отходят от нас метров на двадцать... следуя указаниям басмача, двое опять лезут в обрыв... их нет минут десять... возвращаются... Ничего...
  
   Ноги - на самом краю обрыва... двое держат наклоненное в обрыв тело за рукава халата... третий - бьет прутиком по ушам... басмач орет... но боится даже шевельнуться... По знаку старшего, басмача "возвращают" на площадку...
  
   Подобное "действо" повторяется ещё раза четыре... все дальше от нас... Наконец, ни с чем, они садятся в вертолет и улетают...
  
   ...
   Завтра 28 мая! - День Пограничника! С утра - бурное обсуждение завтрашнего "праздничного" меню... обсудив все, ложусь спать после второй ночной смены... проснулся (разбудили!) часа в четыре...
  
   Толик - Мурзик! Ты сколько ещё спать собираешься? Мы тут без тебя уже "пробу сняли"!...
  
   - И как?
  
   - Сам попробуй!...
  
   Выбираюсь из землянки... в "кухне" сидят Макс и Афоня... рядом - цинк с брагой... по мордам видно - уже "приложились"...
  
   Макс молча наливает полкружки браги и протягивает мне...
  
   Делаю глоток... вкус - вполне приличный... пузырьки газа "покалывают" горло... внутри - приятное тепло... - Вроде бы получилось! - выпиваю содержимое...
  
   - Садись! - Макс пододвигается... и вдвоем с Афоней начинают ржать... Толик подключается...
  
   - Что не так?
  
   - Да все нормально! - успокаивает меня Толик... - а ржут, скоро сам поймешь...
  
   "Прислушиваюсь" к организму... - все нормально... тепло в желудке... легкая "отдача" в голову... - но при этом - три рожи с откровенным любопытством наблюдают за мной... - Да, бля!, что происходит?! Что не так?!
  
   - Мурзик! Не психуй!... Все нормально... просто у браги один "побочный" эффект обнаружился... мы уже все почувствовали... - троица опять заржала... - ждем, когда и ты почувствуешь...
  
   Ещё раз внимательно "прислушиваюсь" к организму... - все в порядке... вот только... "прислушиваюсь" повнимательнее - желудок начинает слегка "пучить"...
  
   Не успеваю открыть рот, чтобы "поделиться" наблюдением... троица буквально "заходится" от смеха... придерживая животы руками... - Да! Пучит!!! Да так, что на каждом шагу... - Толик не договорил, смех мешал... но я уже догадался...
  
   - Вот уроды! Не могли предупредить?!
  
   - А нафига? Ты б тогда пить не стал... а так - все на равных... - троица снова заржала... я поддержал... комизм ситуации дошел и до меня...
  
   Смех смехом, а на боевой расчет идти пришлось...
  
   Шева инструктирует... - Никакой "праздничной" стрельбы! Никаких "отмечаний!" Буду проверять лично!...
  
   Честно говоря - мне не до его "выступления"... Живот - как футбольный, нет!, скорее, как баскетбольный мяч! Туго накачанный... кажется, вот-вот... и лопнет! Переступаю с ноги на ногу... сработал "предохранительный клапан"... стало чуть легче... рядом тихо ржет Толик...
  
   Боевой расчет окончен... попрощавшись с Афоней, тихо бредем к себе... ходьба немного "сбрасывает давление"... обсуждаем "дегустацию"... первый вывод - в землянке после такого спать нельзя... угорим.
  
   28 мая... С утра - подготовка к праздничному обеду... испекли "торт" - несколько лепешек... пока горячие - смазываем их маслом и сгущенкой... и, на несколько часов, - в хозяйственную землянку... она постоянно закрыта и в ней прохладно... "колдуем" с брагой - слив и процедив, переливаем с одного цинка в другой... "убираем" пузырьки газа... пошла в ход борщевая заправка... из неё готовим чудное овощное рагу с мясом (тушенкой) двух видов - свинина и говядина... к празднику нам вертушками привезли свежий хлеб... гренки и бутерброды с сыром... в общем, стол получился действительно праздничный...
  
   В гости пришел Афоня... кто то ещё...
  

0x01 graphic

  
   Выпили... за праздник... за дембель... за погибших пацанов... за всех нас...
  
   Песни под гитару... поздравления пацанам на других площадках... по рации... фотография на память...
  

0x01 graphic

  
   Праздник удался!!!
  
   29е... утро... телефонный звонок... "связюка"... - включите рацию! Там для Резервной сообщение передают...
  
   Включаем...
   - "Резервная! Отзовитесь!"
   - На связи!
   - Вчера в отряде умер сержант Ачкасов...
   - ВОВЧИК??? Что случилось?
   - Позавчера, прямо на плацу, потерял сознание... ночью умер...
   - А?...
   - Подробности потом... конец связи!
   ...
  
   Шок...
  
  

СКОРО ДЕМБЕЛЬ!!!

   Уже месяц, как мы на площадке...
  
   Если бы не новый завоз продуктов, мы бы этого и не заметили... как оказалось, у нас остался солидный запас продуктов... "на всякий случай"... и в этот раз нам перепали "излишки", не пользующиеся спросом... та же борщевая заправка... но, думаю, это - в последний раз... кое-кто начал что то подозревать... (в гости приходил Лысый... и мы угостили его рагу)...
  
   Кстати... при "загрузке" продуктов в землянку выяснилась милая подробность - там живет какая то змея... точно не гюрза, и не кобра... с яркой расцветкой... мои "школьные" познания говорят - возможно, это полоз... не ядовитый... это, опять таки, объясняет, почему в землянке с продуктами нет мышей... а вокруг их множество... пусть живет... вот только... надо и нашу землянку проверить... на предмет "соседства"...
  
   Быт "устаканился"...
  
   Время завтрака, обеда и ужина определено опытным путем с учетом начала и окончания ночных смен...
  
   В первой половине дня, пока не так жарко, - "трудовая повинность" - работы по обустройству позиций, и, собственно, самой площадки нашего отделения... после обеда - отдых... свободное время...
  
   Работы по обустройству - это и строительство все той же стенки, и "усовершенствование" "кухни", и создание комфортных условий для быта... у нас появился собственный "душ" - одна из неиспользуемых позиций, выкопанная нашими предшественниками, немного углублена и "облагорожена": на полу - подобие решетки из досок, в стене - несколько "крючков" для одежды и полотенца, вместо бака для воды - цинк для патронов, с несколькими мелкими отверстиями, прибитый к доске... 4 - 5 кружек воды достаточно, чтобы "смыть" с себя пот и грязь после дневных работ...
  
   Строительство стенки... Совершенно неожиданно это нудное тяжелое занятие стало источником "уникального" развлечения... добыча камня для строительных работ с каждым "построенным" метром стенки становилась все более сложным делом - камни приходилось или поднимать с обрыва на несколько метров вверх, или "выковыривать" с края обрыва с помощью пары ломов - лом загоняется, или забивается, в трещину и, потихоньку, используя лом в качестве рычага, камень выдавливается из "гнезда"... тяжелое и утомительное занятие...
  
   Один чудный день... очередной камень... проупиравшись минут двадцать, камень, вдруг, легко соскальзывает со своего места, и пару раз стукнувшись о "ступеньки" обрыва, летит вниз... по красивой дуге... приземлившись на крутой склон, в облаке пыли катится вниз... наконец, останавливается... далеко...
  
   - мой дальше полетит! - с этими словами Толик толкает в обрыв выковырянный перед этим камень... несколько секунд полета... удар о склон... пыльный "хвост" явно "не дотягивает" до места остановки первого...
  
   - а ну, дай я! - с этими словами я, выбрав из кучи камень покруглее, запускаю его в обрыв... "мой" катится дальше!!!
  
   Но! насладиться "лидерством" мне не удается... Макс ломом выворачивает очередной камень... он "уходит" ещё дальше...
   В общем, строительство стенки на несколько дней практически останавливается... из-за нехватки камней... Наша молодежь довольна - кладка стенки - их "обязанность"... в соревнованиях они не участвуют... просто зрители... и то не всегда...
   Довольно быстро мы выяснили - чем больше масса, тем дальше катится камень... началась "охота за крупняком"...
  
   Апофеозом этой "охоты" стал "запуск" "камушка" размером, примерно, - 0,5 х 1,0 х 1,5 м... "вывод на орбиту" стоил нам троим трех часов времени, согнутого лома, ноющих мышц всего тела и жуткого разочарования результатом - неспешно переворачиваясь в воздухе, наш "рекордсмен", медленно ускоряясь, полетел вниз... плашмя, подняв огромный столб пыли, впечатался в склон... и там и остался...
   0x01 graphic
  
   Разочарование результатом было столь велико, что о продолжении "соревнований" никто даже не заикнулся...
  
   Во время ужина, задумчиво глядя на свои руки, Макс проговорил: - Вот придурки... если бы Шева заставил что то подобное делать - ору было бы дня на три... а тут... сами! Добровольно!!! Точно придурки! - мы с Толиком рассмеялись... Макс был прав...
  
   Незаметно и буднично прошел ещё один выход на засаду... конечно, у нас присутствовало ощущение, что пока эти "засады" проводятся для ознакомления с окрестностями, но, это не повод расслабляться и, тем более, говорить об этом молодежи...
  
   Раз в неделю - полет в мангруппу... в баню... заодно - набрать воды...
  
   Нам эти полеты - хуже горькой редьки... в мангруппе постоянно "радуют" - наши годки - увольняются... с начала мая... бОльшая часть - уже ушла... с одной стороны - нам, вроде бы, грех жаловаться, мы ещё не переслуживаем... с другой - те, кто был с нами на учебном, уже дома... или по дороге домой... а мы...
  
   В конце мая написал домой - писать прекращаю... ждите меня самого... письма, соответственно, тоже не пишите... послушались... не пишут... а хоть какую то весточку из дома получить хочется...
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Восход

   Однажды я, совсем случайно, стал свидетелем маленького чуда..., просто в один прекрасный момент мои глаза оказались направлены в нужном направлении...
  
   ...Смена с двух часов ночи до восьми утра -- не самая любимая, "рваный" сон -- раньше десяти вечера не уснешь, с утра (после восьми) сильно не поспишь, шум, жарко... Да и сама смена -- все, что может произойти, обычно происходит в первую половину ночи -- достаточно нудная...
   Мы сидели молча, думая каждый о своем...
  

0x01 graphic

  
   Луна уже зашла, или её не было вообще... в темно-синем глубоком небе ярко горели звезды..., множество сверкающих огней мерцающим ковром покрывали все небо, поразительно контрастируя с чернильной синевой окружающих гор и мрачной темнотой ущелий..., уже давно умолкли цикады..., попрятались в норы мыши и прочая живность, с вечера наполнявшая пространство звуками и шорохом..., ветер стих...
   ... Над головой -- безмолвный сияющий океан звезд, вокруг -- безмолвный и загадочный океан тьмы...
  
   Тьма... Тишина... Звезды...
  
   Постепенно, почти незаметно, звезды начинают тускнеть... Небо на востоке светлеет... Оттуда, из-за горизонта, вырываются потоки розового света, которые начинают заполнять собой все небо...
   Все эти изменения проходят в небе..., а горы -- горы все также окутаны чернильной синевой, и тот же мрак клубиться в ущельях...
  
   Звезды тают в светлеющем с каждым мгновением небе... розовая волна света дошла до западного края неба, и только чернильные силуэты гор, будто впитывая в себя небесную тьму, становятся все темнее и темнее... Тьма внизу сгущается и становится почти материальной, кажется, ещё чуть-чуть... и её можно будет потрогать руками...
  
   Все застывает в каком то хрупком равновесии, наполненном трепетным ожиданием и сумбурным предчувствием: Сейчас! Сейчас что то произойдет!!!
  
   И вот наступает волшебный миг: вершина горы, мрачным пиком рассекающая светлеющее небо, вдруг вспыхивает ослепительно белым огнем... сначала это маленькая, как кончик иголки, полоска яркого белого света, которая через мгновение превращается в сверкающий белый шар...
  
   И происходит чудо!!!
  
   Белый ослепительный свет, победительным потоком льющийся с вершины, волной заливает склоны гор, окрашивая их в яркие сочные цвета дня... Движение волны света заметно даже невооруженным глазом... Она мчится вниз по склонам, расплескиваясь брызгами света в пространство... водопадами обрушивается в пропасть... Свет, переливаясь и искрясь, разливается во все стороны...
  
   Тьма, соприкасаясь со светом, как огромная амеба, отдергивает свои щупальца и спешно отступает с ранее захваченных склонов гор и ущелий, сжимается и втягивается в самые глубокие расщелины и пещеры на дне ущелий, прячется под нависшие скалы и валуны...
  
   Волна света накатывает и на нас... окружающие предметы обретают цвет и объём...
  
   Легкие судорожно втягивают чистый свежий утренний воздух... Я, в очередной раз занятый созерцанием этого чуда, снова забыл дышать...
  
   Утро настало... Ночь прошла... Впереди -- новый День!!!
  
  
  

Дембель... последние дни

  
   Скучно...
   И жарко... днем... ночью, по местным меркам - прохладно...
  
   Как я упоминал ранее, ночью, казалось бы, безжизненные, горы оживают... из под камней, из нор и трещин, наружу выбегает, выползает, выпрыгивает огромное количество мелкой живности... змеи, мыши, ещё какие то мелкие зверьки...
  
   Ради развлечения, в ночную смену, при яркой луне, мы на них "охотимся"... дело это не простое... требует внимания, терпения, осторожности и быстрой реакции...
  
   Сидим... тихо и неподвижно... в руке - сжатая в комок панама... под ногами - крошки сухарей...
  
   Из под стенки или откуда-нибудь ещё появляются они... мыши... медленно, осторожно, они приближаются... сначала - одна... "разведчик"... убедившись, что опасности нет, подает какой то сигнал остальным...
  
   В это время надо очень тихо приподнять руку с панамой, чтобы даже тень от руки не спугнула жертву...
   И вот - под ногами - несколько мышей... резкий бросок... панама с сильным хлопком бьется о грунт... мыша (или мыши) теряет сознание... быстро подхватываю и помещаю в заранее приготовленный цинк для гранат АГСа (он - высокий, из него не выберешься)... правда, больше двух раз такой "номер" за ночь не "проходит"...
  
   Пойманная таким образом живность используется для участия в "гладиаторских" боях... кроме, собственно, мышей, нам частенько попадались хомяки (серо-рыжие, чуть крупнее мышей, без хвоста), землеройки... мы их звали "саблезубые мыши", из-за чудовищных по размеру передних зубов... около сантиметра в длину... и ещё какие то мыши-переростки с длинными прикольными носами... Понятно, что "между собой", устраивать "бои" бессмысленно... поэтому соперников для них мы ловили днем... под камнями... в норах... скорпионы... тарантулы... змеи...
  
   "Сражение" происходило примерно так - в цинк, где находился предварительно "раздраконенный" скорпион или паук подсаживался "гладиатор", из пойманных ночью...
  
   Разъяренный скорпион(паук) начинал преследовать мышу, а та - спасться бегством... и так - пока кто либо из противников не обессилит... хомяки вели себя иначе... даже нападали... неожиданным прыжком... стараясь придавить паука/скорпиона... такое противостояние было всегда неожиданным... победа могла достаться любой из сторон... а самыми неожиданными "бойцами" оказались землеройки... по моим ощущениям, они видели в пауках/скорпионах не противника, а еду... соответственно и действовали...
  
   Змеи...
   Змей, в принципе, в округе хватало... они скрывались под камнями... в расщелинах... во время "добычи камня" это даже представляло определенную проблему, не раз, особенно поначалу, поднимая камень, я видел хвост уползающей змеи... специально их не ловили... но... при случае...
  
   Первая половина дня... Иван и Котя вяло ковыряются в камнях, Толик с Максом дрыхнут... Сава - наблюдатель... я - треплюсь с кем то из наших с "Северного входа" по рации... все тот же животрепещущий вопрос - когда дембель???...
  
   Неожиданный шум привлек мое внимание... Иван и Котя...
   - Давай!... Гони!... Палку давай!...
  
   На площадку шлепается змея... гюрза... больше метра... пытается уползти... но... спрятаться ей негде... до ближайшего укрытия - метра три-четыре...
  
   Прижав голову палкой, Ванька хватает змею за шею, у основания головы... так точно не укусит...
  
   Интересуюсь: - ну и нахрена?
   - есть идея! - Ванька, заговорщицки оглядываясь на землянку, делится идеей...
  
   Идея приходится мне по вкусу, и мы приступаем к её реализации... для начала необходимо зашить змее пасть... чем и занялись Котя с Иваном... я взял на себя самое сложное - общее руководство и "прикрытие"...
  
   Обед... после обеда продолжаем сидеть в "столовой"... Толик и Макс, после сна, все ещё "непроснувшиеся"...
  
   Я - Толян! Ты бы, что ли, на гитаре что-нибудь сбацал... а то, на вас глядючи, мы все уснем...
  
   Толик соглашается... по его команде Ванька приносит из землянки гитару...
  

0x01 graphic

  
   - Что петь то будем? - спрашиваю у Толика... и тут же предлагаю - давай что-нибудь бодренькое... О! давай "Варенье"! (если хочешь есть варенье, не лови "хлебалом" мух)...
  
   Толик согласно кивает и бьет по струнам... несколько аккордов вступления и Толик собирается петь... но вдруг останавливается...:
   - Что за херня? - он трясет гитару... внутри что то перекатывается... Толик переворачивает гитару и подносит поближе к глазам и, держа чуть наклонно, начинает постукивать, чтобы находящееся внутри приблизилось к отверстию в деке, и, в идеале, выпало из корпуса... оно и выпало... к счастью, на струны... змея...
  
   Я даже представить не мог, что из такого положения можно швырнуть гитару так далеко... к счастью, она не разбилась... даже не поцарапалась... Я, Ванька и Котя с шумом и суетой стараемся "осторожно" извлечь змею... "отпустили" струны... трясем корпус... змея вываливается... прямо нам под ноги... "паника"... суета... чья то нога ловко пинает змею... она летит... по направлению к "столовой"... приземляется... одновременно с её приземлением из "столовой", в разные стороны, вылетают Толик и Макс...
  
   У нас уже нет сил не смеяться... по моей команде Ванька подхватывает пытающуюся уползти змею...
  
   - Осторожно! Это гюрза!!! - Толик...
   - Да я в курсе! - Ванька на глазах у изумленного Толика гладит змею по голове, и, не выдержав, начинает ржать... мы с Котей поддерживаем...
  
   Я - Толян! Не переживай! Она ручная!!!...
   Толик подходит ближе... присматривается...
   - Полудурки!!!(отредактировано)... кто так шутит!!! И т.д., и т.п....
   - Ну извини! - я обнимаю Толика за плечи - ты вообще помнишь, какую песню петь собирался?
  
   Толик замолкает на полуслове... небольшая пауза... и он начинает смеяться...
  
   Вдоволь наигравшись и нафотографировавшись со змеёй, решили её отпустить... но! не тут то было...
  

0x01 graphic

  
   - Мурзик! - начал Толик - а ты помнишь, мы в ТашКургане спорили... во время Мармольской операции?
  
   Я вспомнил... во время отдыха в ТашКургане мы, в выпуске "Клуба кинопутешественников" видели сюжет... то ли о Тайване, то ли о Индонезии... аборигены ели змей... в разном виде... у нас зашел спор на тему - "как можно есть такую гадость?" и я поспорил... на бутылку водки! - при наличии "подходящей" змеи я приготовлю и съем... без проблем...
  
   - Помню... вариант подходящий!
  
   Я приступил к делу...
   Отрубил голову... чулком содрал шкуру... удалил кишечник и остальные органы, порезал на куски и промыл в воде...
  
   На уже подготовленный огонь поставил большую сковороду... налил хлопкового масла... прокалил, как учил Бахтиер - при опускании лаврового листа в масло, лист должен сразу потемнеть (сгореть!) и высыпал в масло подготовленные куски... их даже не пришлось перемешивать... от соприкосновения с раскаленным маслом куски начали дергаться и извиваться... правда, недолго... но и этого хватило, чтобы Макс нас покинул...обжарив до румяной корочки, я добавил мелко порезанный маринованный лук, и, немного погодя, разведенной томатной пасты, соли, красного и черного перца (весь набор специй, имевшихся в наличии)...
  
   От процесса приготовления меня отвлек вопрос Толика: - Долго ещё?
  
   - Уже почти готово... - я обернулся... Толик и Афоня, пришедший в гости, сидели за столом... на столе лежали ложки и нарезанный хлеб... - вы это зачем? - поинтересовался я
  
   - Ты выиграл! Давай ставь! Пробовать будем...
  
   И все равно - скучно...
  
   Ещё одна засада...
  
   Ночной обстрел из АГСа нескольких целей...
  
   Днем - абсолютно нечем заняться...
  
   Загар? Он у нас не просто "дембельский"... горный... иссиня-черный...

0x01 graphic

  
   Пошли "гулять" по площадке... сделать несколько фото на память...
  
   Забыл упомянуть - когда мы прилетели на точку, склоны нашего хребта были красного цвета... от цветущего дикого мака... тогда - это было не важно... важность появилась сейчас...
  
   Добрались до позиций первого отделения... фото возле ПКПВ...
  

0x01 graphic

  
   ...возле поста наблюдения... обращаю внимание - бойцы слегка "не в себе"...
  
   - Дыхни! - ... чисто... - Что то курили?
   - Нет!
  
   Берем в оборот Лысого... командира отделения сержанта Саню Лысенко... правда, он на нас слегка обижен... дня три назад мы отобрали у него флакон лосьона для бритья "Огуречный" (нам показалось, он будет хорошим дополнением к имевшемуся у нас "букету" - одеколонам "Русский лес" и "Виноградный")... м-да...
   Пришлось пообещать вернуть его лосьон (пить его никто не стал)... и Лысый сразу все поведал: по совету имевшегося у него в отделении таджика личный состав насобирал оставшиеся после цветения стебельки цветов мака, с маленькими, не более булавочной головки, завязями... и сделали отвар... всего несколько глотков которого и приводили в вышеупомянутое состояние...
  
   Уточнив "рецептуру" - сколько воды и сколько стебельков требуется для приготовления, мы тут же "обложили" первое отделение "контрибуцией" - за попытку сокрытия от дембелей жизненно важной информации - в виде "натурального оброка" - сколько то связок "стебельков"... который на следующий день был благополучно к нам доставлен, и, по совету того же таджика, был повешен сушиться в "продуктовой" землянке...
   "Пробу" сняли в тот же день... мне не понравилось...
  
   Ходят слухи - наш дембель - уже совсем близко... со дня на день... но явно не завтра... потому что сегодня часть личного состава площадки, практически половина!, отправилась в мангруппу... вертолетами... то же самое - на остальных площадках... намечается какая то крупная то ли засада, то ли блокировка... силами сводного отряда со всех четырех площадок... в числе отправившихся - Толик, Макс и Афоня... а я с Котей и АГСом - "стратегический резерв" на случай обороны нашей площадки...
  
   Время - около шести вечера... боевой расчет сегодня не проводится... оставшиеся будут бдить всю ночь... нас в отделении трое - я, Котя и Сава... хоть двое по полночи поспят...
   Телефонный звонок... "связюка" - "Олег!!! У вас завтра - дембель!!!! только что приказ пришел!!! Ой! Шева! Потом..." - конец связи...
  
   ДЕМБЕЛЬ!!!!
  
   Я ещё не успел полностью осознать и насладиться новостью... снова телефонный звонок - "Сикаленко?! Срочно к начальнику заставы!"
   Прихожу... на меня тревожно косится "связюка" - понятно... я ничего не знаю... кивком головы подтверждаю - понял...
  
   - Товарищ старший лейтенант! Рядовой Сикаленко по вашему приказу прибыл!
   - Проходи... ну что, Сикаленко, домой хочешь?
   - Конечно хочу... и каждый здесь на точке хочет... но не это главное...
   - А что? - Шева слегка удивлен
   - Главное - не мое или чье то хотение... а то, что кому то пришел срок...
   - Ну ты же наверное, хочешь, чтобы твой срок наступил пораньше?
   - Пораньше? Это в конце июня начинать говорить про "пораньше"? Смешно...
  
   Шева в явной растерянности... похоже, разговор складывается не так, как он планировал...
   Он принимает решение...
  
   - Ладно... ну что ж... Поздравляю! Завтра у вас дембель! - и смотрит на мою реакцию...
   - Спасибо, товарищ старший лейтенант! А как же остальные? Они же...
   - Их вернули... всех... переночуют в мангруппе... а утром их вертолетом забросят ... на часок... так что ты там и их вещи подготовь... автоматы оставите у себя в отделении...
   - Разрешите идти?
   - Идите...
  
   Выхожу из землянки... и чего он от меня хотел??? Да ну его...
  
   Захожу в Афонино отделение... предупредил... выслушал поздравления... иду к себе...
  
   "К себе"... Всё! С завтрашнего дня моё "к себе" - в Харькове... дома...
  
   Пришел...
   Эх, не так я представлял себе последнюю ночь в армии... наши, там, внизу, в лагере мангруппы, поди, бухают... или, на крайняк, курнули... там, скорее всего не только Толик, Афоня и Макс... но и наши с других площадок... а тут... один... да ещё и пацанов, Котю с Савой, не бросишь же на всю ночь...
  
   Сижу... полночи с Котей, полночи - с Савой... спать не хочется совсем...разговаривать - то же... просто сижу... ни о чем не думаю... под изумительным звездным небом... впитывая в себя звуки, краски, запахи... ощущения...
  
   Утро... Около восьми...
   Я - "на низком старте"... но команды пока нет...
  
   С мангруппы вылетает вертолет... наверное, наши...
   Пошел в сторону седьмой площадки... с седьмой - на десятую... с десятой - к нам...
  
   С вертолета выпрыгивают трое... Афоня... Толик и Макс... быстро топают ко мне ... вертолет улетает...
  
   Котя с Савой сварганили "праздничный" завтрак... хотя кусок и не лезет в горло, едим... понимаем - надо!
  
   Точно так же, "в дорогу!" Котя запихивает нам в вещмешки банки с кашей и тушенкой...
  
   Десять часов... ждать уже невмоготу... берем вещмешки... в них, кроме банок с кашами, практически ничего... минимум личных вещей, все оставляем пацанам... им нужнее... Всё! Идем к взлетной площадке... Котя - с нами... бдить остался один Сава...
  
   Ждем... к нам подходят попрощаться все наши... "резервники", парни, с которыми мы познакомились только здесь... Ждем...
  
   У нас над головами пролетают вертолеты... с Союза... пара... идут на седьмую... потом - на десятую... теперь - к нам...
  
   Из землянки выходит Шева... притихшую толпу "провожающих" - "не замечает"...
  
   - Счастливо, парни!!! - он по очереди жмет нам всем руки...
  
   Вертолет садится... открывается боковая дверь, на землю начинают выпрыгивать бойцы... наша замена...
  
   Пора! Делаю шаг по направлению к вертолету... но не тут то было... меня подхватывают на руки несколько человек и несут к вертолету... то же самое и с остальными... нас фактически забрасывают в вертолет...
  
   - Прощайте, пацаны!!! Постарайтесь все вернуться живыми!!!!
  
   Бортмеханик закрывает дверь...
  
   Вертолет взлетает...
  
  

***

ДОМОЙ!

   Взлетая, вертолет делает небольшой вираж... над площадкой... возле "взлетки" стоит группа провожающих... вот - наша землянка...
   Мы идем вниз... на "Северный вход"...
  
   В вертолете - несколько молодых... замена на "Северный вход"... и мы вчетвером, с вещмешками и без оружия... как то слегка не по себе...
  
   "Северный вход"... наш вертолет садится... второй - кружит над нами...
  
   Дверь распахнута... молодые неуклюже выпрыгивают на землю... их оттесняет в сторону небольшая группа, на руках "забрасывающая" в вертолет дембелей... где они попадают в наши объятия... Алик Алехин... Илюха Кириченко... Юра Кривич... Бахтиер Эсонбоев...
  
   Чуть в стороне стоит Царь... Мы приветственно машем ему... он улыбаясь, машет в ответ... Прощайте, товарищ капитан... за все вам - наша искренняя благодарность!...
  
   Взлетаем... возбуждение первых минут встречи прошло... мы сидим, прильнув к иллюминаторам... справа и чуть сзади - второй вертолет... там тоже наши...
  
   Вертолеты стремительно несутся вдоль знакомой по многочисленным колоннам долине в направлении "развилки"... наконец, промелькнула серая лента асфальта... под нами - метрах в ста, не более, выжженная солнцем, уходящая за горизонт, пустыня...
  
   И вот он, волнующий миг... под нами - Аму-Дарья... государственная граница Союза Советских Социалистических Республик... перед нами - зеленым оазисом раскинулся Термез... смотрю на часы - 12-27... 29 июня 1984 года... (я "зафиксировал" этот момент ручкой на обложке военного билета)
  
   Посадка... выгружаемся... короткие объятия с пассажирами второго вертолета... Колька Хованов... Жека Сергиенко... Саня Лунин... Вовчик Грицай... Саня Марченко...
  
   Чисто формальное "общение" с таможенником - "Добрый день! Гранаты не везете?"... и мы забираемся в кузов ожидающего нас ЗиЛа...
  
   Непродолжительная, абсолютно прошедшая мимо сознания поездка по Термезу... казалось, разум, "оттягивая удовольствие", просто "отгораживал" сознание от уже такой близкой "гражданской" жизни...
  
   Мы - в отряде... кто то из штабных офицеров проводит "инструктаж" - если не хотим остаться до завтра - "ноги в руки" и "по инстанциям" с обходным листом... сняться с учета... получить расчет... на "все про все" - четыре часа... в 17-00 в парадках, с вещами, должны стоять перед 4м отделением...
  
   Бросив вещмешки в нашей казарме, мы рванули по службам... АТВ (оружейка), ПФС (продовольствие), тыла (обмундирование и снаряжение), политотдел (комсомольский учет), особый отдел, библиотека... медсанчасть... и, кульминация!, финансовый отдел
  
   Разумная "организация процесса" помогла - разбившись на группки по три-четыре человека, и действуя по "графику посещений" мы, практически без очереди и ожидания, прошли все службы за пару часов...
  
   Из запомнившегося...
  
   После "общения" в бухгалтерии, где, после подсчетов, каждому выдали какую то смешную сумму в чеках (на вопрос - а чего так мало то? - ответ - хотите, пересчитаем... поднимем все документы... приказы... на это уйдет пару дней... - спасибо, не надо...), Саня Лунин, Жека Сергиенко и я, достаточно громко матерясь, выходим из штаба... сворачиваем за угол, направляясь к казарме... и натыкаемся на "бойца"... молодой... явно - с учебного... явно - бежит в "чипок" (магазин военторга)...
  
   - Стоять!... - мы втроем стоим вокруг него... молча потрясенно рассматриваем... ребенок... в топорщащейся, "колом" сидящей форме... с необветрившейся, белой, нежной, детской кожей лица и детским пушком на щеках и подбородке... под нашими взглядами ему, мягко говоря, неуютно... он в принципе не понимает чего от него хотят три заросших, до черноты загоревших, мужика в выгоревшей, ладно сидящей на них форме... ребенок!... что он делает в армии??? неужели два года назад и мы были такими??? - эти вопросы легко читаются в наших глазах, когда мы обмениваемся взглядами...
   - Свободен!... - Саня легко хлопает "бойца" по плечу... - Удачи тебе, военный!...
  
   Мы идем к казарме... говорить не хочется...
  
   С формальностями покончено... теперь можно привести себя в порядок... наскоро перекусив захваченной с собой тушенкой или кашей, идем в душ...
  
   Прохладная, вкуснейшая "термезская" вода... в неограниченном количестве... моемся... бреемся...
  
   Санька Лунин оказался случайным свидетелем разговора двух молодых о нашем "годке" и почти "земляке" (из под Харькова), писаре "4го отделения", старшине Евдокимове... ушедшему на дембель в первой партии, награжденному медалью "За отличие в охране государственной границы СССР"... один молодой пересказывал второму рассказ Евдокимова о боевой операции, за которую он, Евдокимов, и получил свою награду...
  
   На "бис" боец рассказывает эту героическую сагу всем присутствующим в душе... то есть нам... маты были слышны на КПП... метрах в тридцати от душа... мы то знали - Валера за всю службу ничего тяжелее шариковой ручки в руках не держал... и на той стороне был только раз - во время Мармольской операции... в штабе мангруппы в Мазари-Шарифе... писал приказы...
  
   (Забегая немного вперед - на следующий год, 28 мая, этот "герой", как ни в чем не бывало, явился на место встречи пограничников города... били долго и со вкусом... фуражку отобрали... больше на празднование Дня пограничника в Харькове он не являлся... по слухам, отправился в Москву... используя "афганские льготы", поступил в МГИМО... далее - следы теряются... )
  
   ... Наведались в роту связи... узнали подробности смерти Вовчика...
  
   ... 17-00... мы - в строю перед входом в "4е отделение"... в парадках... с дипломатами... на улице - хорошо за +400С, но мы их не чувствуем...
  
   Невдалеке - начальник 4го отделения... чего то ждет...
  
   Подходит начальник штаба отряда... наш старый знакомый, майор Лашин
   - Здравия желаю!... ... - Извините, что задержали... сами понимаете... готовили замену... (мы действительно уходили с "той стороны" последними)... - жмет нам по очереди руки - Счастливо!... Удачи!... - и, начальнику 4го отделения - Отправляй! Без досмотра!...
  
   Мы получаем военные билеты со всеми "положенными" записями, проездные документы... нас ждет автобус... "Пазик"... нас привозят на вокзал...
  
   Капитан из РСП (роты сопровождения поездов), дежурящий на вокзале, помогает нам оформить документы в воинской кассе... вместо "положенного" общего вагона, доплатив разницу, берем билеты в плацкарт... в одном вагоне... двенадцать человек... поезд "Душанбе- Москва" будет в час ночи... у нас ещё уйма времени... ребята из патруля РСП помогают "затариться" продуктами и водкой... ехать нам долго... провожаем Бахтиёра... его поезд на Ташкент уходит раньше...
  
   Ждем... об "отметить" пока нет и речи... и дело не в военном патруле и патруле нашей РСП... хочется сесть в поезд... и ехать домой!...
  
   Наконец то! Мы - на перроне... перед нами гостеприимно распахиваются двери лучшего в мире вагона, который повезет нас домой... в мирную жизнь!!!!
   Заходим... полумрак вагона... спящие пассажиры... мы уже все оговорили заранее... положив вещи на "свои" места, собираемся в тамбуре - мы ж не звери - мешать людям спать...
  
   Шампанское!!! Пробки в потолок... хлопки... пена в стаканах...
   - За дембель!!! За нас!!! Ура! Ура! Ура! (шепотом)... - понеслось!!!...
  
   Через пару часов... те же... не в тамбуре... в вагоне... сидя на полках со спящими... (любой проснувшийся "автоматически" становится участником праздника... многие - "спят" изо всех сил)... Наконец, практически бессонная предыдущая ночь и суматошный день дают о себе знать... иду спать... залезая на боковую верхнюю полку успеваю мысленно похвалить себя за предусмотрительность - я постелил постель сразу, когда занимал место...
  
   ... В голове перекатывается что то тяжелое, оставляя после себя ноющую боль... в рот кто то засунул сухой кляп ... глаза не открываются... ЧТО СО МНОЙ ПРОИСХОДИТ??? Духи??? Напрягаю память и слух... слышу - перестук колес поезда... чьи то тихие знакомые голоса... Вспоминаю... - мы едем ДОМОЙ!!!
  
   Воспоминание придает сил и решимости.. открываю глаза... яркий свет дня бьёт в зрачки, резкой болью откликаясь в голове... не удержавшись, я тихо застонал...
  
   Снизу приподнялась всколоченная голова и незнакомый мужик участливо спросил - Плохо?!... и, не дожидаясь ответа, протянул мне кружку... - Пей!
  
   С трудом приподняв голову, делаю несколько глотков... вино... по ощущениям - до желудка не дошло... просто впиталось в язык... допиваю... мир обрел краски и очертания... напротив, в купе, сидят наши... с довольными мордами...
   - Слезай!
   Присоединяюсь... Время - около десяти утра...
  
   Обитатели вагона отнеслись к нашей компании с пониманием и радушием... каждого просыпавшегося сердобольные соседи "лечили" и подкармливали... примерно к часу дня все "ожили"...
  
   Очередная остановка... Самарканд... стоим минут двадцать... пару групп по два-три человека, взяв специально прихваченные с собой вещмешки, отправились "на охоту"... за продуктами и водкой...
   Самса, лепешки, какие то фрукты...
  
   Поезд трогается... спустя несколько минут выясняется - нет Сани Лунина и Жеки... похоже, не успели... пробежав по поезду, убеждаемся - отстали... что делать? Останавливать поезд - бессмысленно... мы уже достаточно далеко отъехали от вокзала... Саня и Жека - без документов... на вокзале в Самарканде... как быть? К проводникам... те - успокаивают... передадим по связи - их посадят на следующий поезд... вы их на станции пересадки подождете... как у них все просто...
  
   Мы уже за Самаркандом... поезд останавливается на каком то переезде... кого то пропуская... мы - сидим... мрачно пялясь в окна... раздавшийся визг тормозов привлек внимание... на идущей вдоль полотна автодороге - "Волга"... такси... резко останавливается напротив вагона... распахиваются двери... и из неё выпрыгивают Саня и Жека... с вещмешком...
  
   Мы чуть не сломали дверь и не прибили проводников, пока смогли внятно объяснить чего мы от них хотим... дверь открыта и счастливые "путешественники" поднимаются в вагон...
  
   ... рассказ Сани -
   Выскочили из вагона... спросили местных, где купить водки... оказалось, рядом - магазин... добежали, взяли,,, все нормально... возвращаемся назад - перед носом дорогу перекрыл проходящий грузовой состав... на платформу выскочили, когда поезд уже скрывался из виду... Что делать? Кто то из местных, дай Бог ему здоровья!, подсказал - бегите на привокзальную площадь... там таксисты... поезд за городом будет стоять на переезде... они знают... если повезет - успеете...
   Мы выскочили на площадь... к таксистам... "Мужики! Отстали! Выручайте!".... хорошо, деньги были... один, сразу - "Тридцать рублей ! Садитесь!, Догоним!" - догнали...
   Свой рассказ Саня заканчивал уже под стук колес движущегося поезда...
  
   Столь счастливое завершение неприятного происшествия послужило поводом к "продолжению банкета", вдобавок, виновники торжества успели основательно затариться...
  
   Проходивший по вагону с тележкой официант из вагона-ресторана получил "расширенный" заказ из обеденного меню и обещание - "Червонец ему, если заказ будет доставлен в течении получаса"... он справился за двадцать минут... ))))))
  
   Пили... пили много и не пьянели... вместе с нами - пил весь вагон...(ну разве что не так активно...)
  
   Утром, по сложившейся традиции, весь вагон приводил нас в чувство... с обеда все начиналось по новой... трое суток пролетели незаметно...
  
   Утро... Проехали Волгоград... Станция Поворино... место нашей пересадки... тепло прощаемся с остающимися пассажирами... выходим из вагона...
  
   Хоть солнце и давно взошло, на улице прохладно... градусов 25... в тени и того хуже...
  
   Алик Алехин и Саня Марченко отправляются за билетами...
  
   Мы, скупив съестное в станционном буфете, располагаемся в зале ожидания...
   В отдалении маячит военный патруль, даже не делая попыток приблизится...
   На скамейке разложена газета... на ней - хлеб, яйца, какие то котлеты, сосиски... ждем Алика и Саню...
  
   Вот и они... влетают в зал...
   - Давайте быстрей! Наш поезд через три минуты отходит!!!
  
   Сгребаем продукты в мешок... хорошо, водку не открывали... бросаемся на перрон... вот он - наш поезд... проводники уже заходят в вагоны... запрыгиваем в первый попавшийся... уже не торопясь, идем к нашему вагону...
  
   У нас проблема...торопясь к нам, Алик и Саня забыли в кассе какие то бумажки... и теперь, теоретически, у нас оплачен проезд не в общем вагоне, а в плацкарте... номер вагона и места нам известны... но, практически - отсутствуют какие то "подтверждающие документы"... поэтому, после безуспешных препирательств с начальником поезда, отправляемся на поиски "нашего" общего вагона... идем втроем... Жека, Толик и я... находим... "наши" места ещё не заняты... возвращаемся к своим...
  
   Проходя через один из плацкартных вагонов, замечаем группу (человек шесть) дембелей из СА... точнее, заметили мы их ещё когда шли "туда", сейчас они попытались остановить нас какими то агрессивно-воинственными фразами... игнорируем...
  
   "Забираем" наших, вяло поругиваясь, бредем к нашему вагону...
  
   Купейный вагон... длинный пустой коридор... наша "колонна" приближается к середине вагона... с противоположной стороны появляются воинственные армейские дембеля... "радость от встречи" быстро исчезает - они увидели коридор, заполненный зелеными фуражками... так же быстро, как и выражение радости на их лицах, они исчезают... правда, недалеко... проходя по плацкартному вагону, мимо купе, в котором, съежившись, застыла вся шестерка, Толик бросает им короткое - "Придурки!"... идем дальше...
  
   Наконец, мы в вагоне... наши места - два первых купе плюс боковые полки... ещё одно купе - какие то "гражданские" пассажиры... остальные места... ирония судьбы... оказывается, мы это только что выяснили, мы едем в поезде "Ташкент - Харьков"... и остальные места в вагоне занимают... призывники!!!, которых из Ташкента везут в Чугуев... под Харьковом...
  
   Пообедали... сильно не пили... так, "для аппетиту" и дезинфекции... пить больше не хочется... да и явится домой с жутким перегаром - как то ... некрасиво...
  
   Расслаблено сидим... разговоров - минимум... все мысленно уже дома... кстати... наш поезд прибывает в Харьков около пяти утра...
  
   Ближе к вечеру всеми обуяла жажда деятельности... "прошерстив" несколько вагонов, нашли теплую воду и приличное зеркало в туалете - побриться (не являться же домой с четырехдневной щетиной)... суета с чисткой ботинок, кителя и брюк... в общем - нервное... ))))
  
   Ночь... не спится... томительное ожидание... не отвлекают даже призывники-узбеки со своей гармошкой...
  
   Чугуев... призывники высаживаются...
  
   Чугуев... знакомые места... на меня нахлынули воспоминания... спортивный лагерь в Фигуровке (под Чугуевом)... "вылазки" на Северский Донец,,, осеннее-зимние поездки купаться "на горячку" на Эсхаре (канал сброса воды контура охлаждения на ТЭЦ "Эсхар")... как, оказывается, давно это было... и, как будто не со мной...
  
   Мы уже в Харькове... без остановок проезжаем "Лосево" (ХТЗ)... поезд идет через Немышлю (район частного сектора)... если выпрыгнуть из вагона, я через десять минут буду дома...
  
   Наконец, вокзал!!!
  
   Здравствуй, Харьков!!! Мы - вернулись!!!
  
   Здесь наши пути расходятся...
  
   Афоня, Хован и Илюха едут на Белгород... Вовчик Грицай, Юра Кривич и Саня Марченко - в область...
  
   Договорившись о встрече через день (съездить на могилу к Вовчику Ачкасову), прощаемся...
  
   Выходим из здания вокзала...
  
   Ночью прошел небольшой дождь... вставшее солнце ласкает своими лучами умытые дома и деревья... температура - градусов 20-22... для нас - слегка прохладно... но, все равно - Красота!!!
  
   К нам подскакивают таксисты...
   - Ребята! Кому куда?! Поехали!!!...
   - Нам надо вместе!
  
   "Вместе" тут же находится... микроавтобус "РАФ"... рассаживаемся... поехали!
  
   - Шеф! Не торопись! Дай осмотреться!!!
  
   Мы не торопясь едем по улице Свердлова... тихо и пустынно... все ещё спят... площадь Розы Люксембург... первая остановка... Саня Лунин...
   - Всё, мужики! Я пошел!... До встречи!... - Саня суетливо поправляет фуражку... на лице - счастливая улыбка...
  
   Едем дальше... Площадь Советской Украины... Жека замечает - на площади что то "не так"... оказывается, убрали забор, огораживавший место строительства станции метро "второй линии"... Сумская... парк Горького.. остановка... Макс...
   - Всем счастливо! Пока!
  
   Дальше... улица Шевченко... Гидропарк... улица Героев Труда... остановка... Толик...
   - До встречи, мужики!
  
   Проспект 50-летия СССР... "Коммунальная"... улица Байрона... Алик Алехин...
   - Пока!!!
  
   Улица Харьковских дивизий... улица Танкопия... Жека...
   - Я пошел... до встречи!!!
  
   Улица маршала Рыбалко... перекресток с Андрея Ощепкова... остановка... "конечная"... я приехал... отдав водиле оговоренную сумму, выхожу...
  
   Зе июля... около шести утра... ровно два года назад я вышел из этого подъезда... вокруг - все какое то маленькое и родное... подхожу к подъезду... у нас на кухне загорелся свет - отец будет собираться на работу... ну-ну... захожу в подъезд...
  
   Дверь...несколько мгновений стою перед ней, стараясь унять непонятную дрожь, вдруг охватившую всё тело... стучу...
  
   ... несколько мгновений тишины... шаги за дверью и голос отца...
  
   - Кто?
   - Свои!... Открывай! - дрогнувшим почему то голосом...
  
   Дверь - нараспашку... отец... молча сгребает меня в объятия...
   - Нина! Нина! (это мать) Олег вернулся!!!
   В маленьком, непривычно узком коридоре - столпотворение... отец.. мать, в спешно наброшенном халате... младшая сестра... шум, гам... заявление отца... - я на работу не иду!!!!...
  
   Я - ДОМА!!!... ... .. Боже! Как трудно не материться...
  

***

  
   Я - дома! И я счастлив!!! Пока...
   Счастлив в своем неведении...
  
   Я даже не могу себе представить, что через каких то три года мне придется услышать - "я вас туда не посылал!" от какого то чиновника... что ещё через пару лет нас, афганцев, практически официально назовут оккупантами и убийцами... а ещё через два года страна, которой мы все присягали, и которая нас предала, исчезнет...
  
   Но это будет потом... а сегодня... Я - ДОМА! И я - счастлив!...

***

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   679

Оценка: 9.10*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018