ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Слепченко Олег Сергеевич
Кабул

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.65*13  Ваша оценка:


   Глава вторая. Кабул
  
   31 октября 1985 года. Около полудня ТУ-154 садится так же плавно, как и взлетел. Кажется, долетели! Беспокойство, появившееся после рассказа о сбитом над Кабулом самолете с дембелями, ушло. Спокойно собираем свои вещи и продвигаемся на выход. Спешить некуда, и вообще в армии лучше никуда не спешить, - как говорят, солдат спит, а служба идет.
   Первое, что бросилось в глаза, когда я вышел из самолета - это вооруженные бойцы в выгоревшей добела форме, сидящие как виноградная гроздь на броне БТРа, и на головах не привычные пилотки, а панамы - это тоже ТУРКВО. Жара невыносимая. 40-я армия не спешит с гостеприимством. Встречающий офицер уводит нас с взлетной полосы на пересыльный пункт.
   Здесь стоят летние казармы, так называемые модули. За службу в учебке я привык к постоянному появлению в обороте новых слов. На построении сильно загоревший майор общевойсковик делит нас на группы и произносит странное слово - Гардез. Объявят Гардез - идёте на взлетку и садитесь в вертолет. Здорово, но вопрос, когда объявят, остается без ответа. Что-то пугающее есть в этом слове, и что оно вообще обозначает. Вообще, все вокруг необычно. Воздух - с примесью каких-то кисловатых запахов, к тому же раскален до предела, даже погода в Чирчике кажется не такой жаркой, вода отвратительная. Земля тоже не радует, под ногами не пыль, а цемент, растительности почти нет, а то, что растет зеленью назвать очень сложно.
   Периодически по громкоговорителю объявляют посадку, названия населенных пунктов мне ни о чем не говорят. Нас десять человек на Гардез. Нашли в казарме свободные койки, расположились. Здесь же отдыхают дембеля, ждут отправок в Союз. Продали им две парадки. Нам они не скоро понадобятся. Сходили в магазин, купили поесть. Кормить нас отказались, так как мы должны лететь, и на довольствие нас не поставили. Незаметно наступил вечер.
   Жизнь здесь кипит, только для нас она как бы замерла на время или, может быть, просто замедлила шаг. Постоянно рядом садятся и взлетают самолеты, вертолеты. Есть очень большие - МИ-6 или просто "Мамонты", в вот эти МИ-24 - "Крокодилы", пришло же кому-то в голову такое название. Но когда смотришь на МИ-24 спереди, в них действительно есть что-то агрессивное, пугающее.
   Разговорились с дембелями, нам они кажутся намного старше, им уже по двадцать. Они летят домой, а нас ждут тяжелые дороги, как бы, между прочим, спрашиваю, что такое Гардез? Ответ не утешает. Гардез... вешайтесь ребята! Там духи долбят наших, и поэтому не хватает солдат. Да-а! Вот это перспектива. Во вползающий в душу страх подмешивается еще какое-то малознакомое чувство. Под влиянием этого чувства страх постепенно трансформируется. Это уже не просто страх, а страх с непреодолимым любопытством.
   Второй день в Кабуле. Города мы не видели, кто же нас выпустит, боимся пропустить свою посадку. Даже если бы мы захотели, куда пойдешь. Как здесь говорят - это не Союз. Оружия у нас нет, а без него даже в туалет "опасно" ходить. На пересыльном пункте нет запаха войны, здесь тихо и спокойно, спим крепко. Ночь наступает быстро, почти сразу после захода солнца за хребты гор.
   Утро третьего дня. Тень в казарме спасает от жары, от скуки играем в карты. Никому мы здесь не нужны и это после жесточайшего контроля в Гайджунае. Около полудня как гром среди ясного неба, все та же громкая связь объявляет отправку на Гардез. Хватаем то, что осталось от наших пожиток, выданных в учебке, и бежим к взлетке. Дневальный показывает нам, где посадка на борты до Гардеза.
   Вот на чем я еще не летал, так это на вертолете. Кроме нас летят еще военные, и двое в гражданке. Вертолетчик отсчитывает поровну на каждый борт. Расселись. Я пристроился поближе к иллюминатору. Сильный шум, уши закладывает, говорить очень трудно, можно только кричать. Вертолет качнулся, и стремительно начал набирать высоту по спирали. Открылся по-своему красивый пейзаж, а с ним город, лежащий в горном ковше. Под рокот винтов мы медленно летим вдоль долины, уходящей куда-то к югу от Кабула.
   Неожиданно появляется чувство страха, вызванное отстреливающимися ракетами. Военный успокоил, пролетаем над перевалом, а ракеты тепловые и предназначены для ЗРК. Все здесь новое. И чем мы занимались шесть месяцев. Ощущение полного незнания жизни.
   Летели минут двадцать или тридцать. Пейзаж за бортом практически не менялся на всем протяжении пути. Те же горы, жилища похожие на крепости цвета земли. Выжжено все, земля, растительность. Как здесь можно жить?
   Опять перевал, за перевалом город - не такой большой, как Кабул, но тоже расположен в долине. Посадка проходила так же, как и взлет по спирали. Только во время посадки я заметил, что нас сопровождают еще два вертолета Ми-24.
   Здесь нас уже встречают. Мы еще не обедали, по всей видимости, и не придется. Правда, с момента объявления отправки на Гардез чувство голода пропало. Старший лейтенант из строевой части зачитывает список, прилетели все. Направляемся к части. Еще никто не знает, что это за часть.
   Это не КПП в Гайджунае. Здесь нет отутюженных и начищенных солдат с повязками. Здесь просто стоит боец. С автоматом, в кепке и ботинках. А форма, по сравнению с нашей, кажется белого цвета, и не такая как наша. Еще в Кабуле мы заметили солдат в такой форме, её называют эксперименталка. Старший лейтенант из строевой части проводил нас в Клуб. Здесь и будет определяться наша дальнейшая служба, а с ней и судьба.
   В Клуб зашли несколько сержантов. Один из них - самый здоровый - попросил нас встать, и начал отбирать по росту. Потом спросил, кто занимался спортом. Отвел нас в сторону. "Володя - 10-я рота, самая боевая рота", - сказал он.
  

Оценка: 6.65*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018