ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Аллa Петрова. Баграм. "Каскад". История создания ансамбля или творчество, рождённое войной"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Баграм, корректор-машинистка газеты "Ленинское Знамя", 108 МСД в/ч пп 51854, 1981-1983

  
  
  
  

Творчество, рождённое войной

   Эта группа под названием "Каскад"появилась в Баграме (провинция Парван), где стояла 108-я мотострелковая дивизия. Но название пришло позже, в 1983 году.
   А началось все с художественной самодеятельности при Баграмском гарнизонном Доме офицеров. В начале 1982 года в 108-й дивизии уже стояли модули, построенные из сборных щитов. Одними из первых в новое жилье переселились девчонки. Как здорово было очутиться в помещение с большими окнами и высокими потолками, или это так казалось после тесного и душного вагончика. Длинный коридор, по обе стороны комнаты на два-три человека, у входа умывальная комната и место для караульного.
   Женщины с радостью обустраивали свои комнаты: занавесочки, салфеточки, цветочки. Окна на ночь маскировали темными шторами. Закон военного времени, чтобы не стать мишенью для врага. И фонарей на столбах не было, можно было пробираться только на ощупь - ночи такие черные, на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Зато когда начинался обстрел, небо походило на праздничный салют, было светло, красиво и страшно одновременно.
   В первую ночь на новом месте Аля проснулась от непонятного шума и стрекота. Включив ночник, чуть не закричала - на полу копошились огромные скорпионы, или ей показалось в полумраке, что они огромные. Добежать до выключателя она не осмелилась, забралась с ногами на стол и просидела там до утра, наблюдая за перемещением насекомых. "Что ж мне так не везет, - вздыхала она, - то тарантул нападет в госпитале, то теперь скорпионы атакуют".
   На следующий день выяснилось, что не только Аля провела беспокойную ночь - соседок посетили мыши. Солдаты провели дезинфекцию здания, командование успокоило женский коллектив, сказав, что "налетчиков" больше не будет.
   Гарнизонный городок из модулей незаметно разрастался: появились баня, столовая, библиотека, парикмахерская, куда теперь частенько заглядывали девчонки. Офицеры тоже жили в модулях, а вот солдаты по-прежнему оставались в палатках. В новое здание переехала и редакция газеты "Ленинское знамя", Аля делила кабинет с военкором Василием Комаром.
   Военная цензура была бдительна, поэтому обо всем, что происходило в Афганистане, читателям дивизионной газеты приходилось догадываться, читая между строк о подвигах наших солдат. Чтобы хоть как-то разнообразить единственный печатный орган дивизии, вечно что-то придумывающая Алька заявилась однажды к главному редактору с предложением создать литературную страничку и хотя бы раз в неделю публиковать в газете творчество ребят.
   Какие таланты оказались среди солдат! Их стихи, рассказы, рисунки вызывали восхищение. Однажды Аля спешила в редакцию, путь лежал через саперный батальон, вдруг перед ней возник симпатичный молодой солдат и протянул дощечку. "Это вам", - произнес он, и тут же скрылся. На обычной деревянной дощечке был выжжен ее портрет. Это сейчас может показаться, что ничего сложного в выжигание портрета по фотографиям нет, когда есть специальные компьютерные программы и фотошоп. А тогда, в военно-полевых условиях, художники рисовали на доске с фотографий или по памяти, а потом выжигали. До сих пор хранится у нее этот портрет, сделанный неизвестным автором.
   Но самым замечательным событием стало открытие Баграмского гарнизонного дома офицеров с большой сценой и зрительным залом, теперь здесь помещалось намного больше зрителей, чем в палатке, где смотрели фильмы по очереди. Да и фильмы, стали разнообразнее, но все равно не хватало концертов, живого исполнения песен. Настоящие артисты с большой земли начали приезжать в Афганистан с шефскими концертами позднее, а пока решили создать свою концертную бригаду.
   В это время в дивизию прибыл новый начальник штаба полковник Геннадий Иванович Кандалин. Благодаря ему все и началось.
  В дивизии был уже свой военно-духовой оркестр, но молодым ребятам нужна была вокально-инструментальная группа. Так и появились в дивизии необходимая аппаратура и талантливые ребята, играющие на музыкальных инструментах. Их нашли в 177-м полку, в Джабаль-Уссарадже.
   Скрепя сердце отдавали командиры своих музыкантов вместе с военным дирижером старшим лейтенантом Александром Малютиным. Он-то и стал в дальнейшем художественным руководителем концертной бригады. Уже через месяц в Баграме был создан коллектив из самодеятельных артистов, куда входили музыканты, певцы, чтецы, танцоры и даже фокусники и акробаты.
  Начальник штаба Кандалин заботливо опекал свое детище. Находил время и каждого артиста прослушать, и репертуар отобрать, и выездные концерты курировать.
   В концертной группе каждый имел дополнительную работу. Тамара Ромашевская, машинистка секретного отдела штаба, отвечала за хореографию и постановку номеров. Татьяна Полеваева, машинистка политотдела, помогала с пошивом костюмов и всегда подбадривала в трудную минуту. Нашлось много дел и для Альфии Кагармановой, которую выбрали солисткой. Кроме этого она писала сценарии к праздникам, ей даже приходилось монтировать документальные фильмы. Все свободное время ребята посвящали репетициям и выступлениям, порой забывая, что в сотнях метров от них идет война. Казалось, вот откроешь дверь клуба, выйдешь на улицу, а там дома, машины, люди, спешащие по своим делам, мирная жизнь.
   Костюмы придумывали и шили сами. Старший сержант Дзюбенко из выданных начхозом тканей делал прекрасные выкройки, а девочки шили и украшали концертные платья. Работы было много, зато когда ребята и девчата выходили на сцену, то громкие и продолжительные аплодисменты были им наградой за труд и талант.
   Слава о дивизионной художественной самодеятельности моментально разлетелась по всей 40-й Армии. Все хотели видеть на своих, часто импровизированных сценических площадках знаменитую концертную бригаду. И ребята отправлялись в воинские части. В расположенные недалеко от дивизии ездили на автобусе в сопровождении БТРов, в отдаленные части летали на вертолетах.
   Афганские песни поначалу категорически запрещали исполнять на официальных мероприятиях, но кто запретит петь их, в палатке, в тесном кругу друзей, где-нибудь на посту. Песня в исполнении старшего лейтенанта саперного батальона Виктора Андреева "Шли сегодня танки без привала" не только исполнялась во время каждого концерта, но и дала в дальнейшем группе первое название "Танкист".
   В Афганистане, как и на любой войне, песни не рождались просто так, они словно выплескивались, давая выход чувствам. В них и тоска по родине, и боль о погибшем друге, и дружба, "что в боях выручала не раз. Песни по-мужски скупые, порой может быть не совершенные, если подходить к ним с профессиональной меркой, но в них была искренность, правда военной жизни.
   И песни там помогали жить, особенно в трудные отчаянные минуты. А еще помогали письма с Родины. Письма в Афганистане - явление особенное. Возможно, когда-нибудь ученые объяснят научную силу и притягательность листа бумаги из родного края. Письма, как нити, сотканные людьми. Спустя годы эти письма будут бесценными свидетельствами подвига наших солдат на афганской земле.
  Письма-песни:
  "Здравствуй, дорогая, из Афганистана я пишу, как прежде, жив я и здоров,
  Что в часы свободные ходим по дуканам, базарнее Кабула я не видел городов.
  Я писать не стану о баграмской пыли, тряских БТРах, горных кишлаках.
  Что во время рейдов в переделках были, и ложились пули рядом в двух шагах.
  Лишь одно скажу тебе, ангел мой хранитель, что во всех походах ты была со мной.
  Тысячью невидимыми связаны мы нитями, я тебе обязан тем, что я живой".
  
  
* * *
  
  Баграмская концертная бригада побывала во всех воинских частях 40-й армии, куда добиралась на БТРах, автобусах или вертолетах, часто рискуя жизнью. В основном им везло, как зеницу ока охраняли бойцы своих любимых артистов. Но однажды все-таки душманы обстреляли вертолеты, когда они возвращались из Суруби. Там находился пост советской и афганской частей, которые охраняли водохранилище, и 13 мая 1982 года ребята провели там свой первый "юбилейный" концерт, пятый по счету.
   Концерт проходил на бывшей даче Дауда, где был огромный концертный зал, великолепная сцена и гримерная, к окнам которой прилипли местные бача посмотреть на шурави-духтар. Дом был окружен великолепным садом, в это время там как раз цвели гранаты. Альфия сорвала один цветок и приколола к волосам.
  - Нельзя этого делать, - осуждающе посмотрел на нее местный житель, видимо ухаживающий за садом, - из этого цветка мог бы вырасти целый гранат.
   Аля извинилась и виновато отошла от дерева. "Надо же, - подумала она, - идет война, уничтожаются не то что деревья, целые кишлаки, погибают люди, а этот афганец горюет по цветку. Чудеса, да и только". Этот эпизод простой мирной жизни Аля еще долго не могла забыть. После теплого приема в Суруби начальник гарнизонного клуба майор Урмеев (на концерте он исполнял классику - арии из опер) со смехом рассказал, что после концерта к ним подходили местные афганцы и предлагали большие деньги за артисток.
  - И за сколько же нас хотели купить? - поинтересовалась Таня Полеваева.
  - Не бойтесь, командир заломил им такую цену, что они сразу же отказались от своих намерений. Но будьте осторожны, они могут вас выкрасть.
  - Пусть только попробуют, - заметил один из музыкантов ансамбля, высокий, широкоплечий Володя Андреев.
   Посмеиваясь и шутя над незадачливыми покупателями, ребята погрузили аппаратуру в вертолет и полетели в свою дивизию. Уже на высоте Аля посмотрела в иллюминатор и увидела летящие трассеры.
  - Как красиво, - сказала она вслух, - посмотрите, настоящий салют.
  - Этот салют может стать последним, - хмуро заметил кто-то из ребят. И в ту же секунду первый вертолет начал маневрировать, второй, в котором сидели артисты, не отставал от него. Вертолеты всегда летали парами, ведущий, который принимал решение и первый открывал огонь, и ведомый, который должен был держаться за ним.
   С высоты это зрелище, когда пролетали трассеры, было одновременно красивым и жутким.
   - Ну, что с первым боевым крещением вас, - такими словами встретил артистов начальник штаба Кандалин, когда узнал, что они попали под обстрел.
   Всего за 1982 год в свободное от боевых задач время баграмские артисты дали более 50 концертов.
  
  
* * *
  
   Одним из первых среди советских артистов, кто поехал с концертом в воюющий Афганистан, был Иосиф Кобзон, который побывал во многих воинских частях, в том числе в Баграме.
   Концерт проходил прямо на улице, дом офицеров не смог бы вместить всех желающих. Возле разведбата установили импровизированную сцену, поставили скамейки для зрителей. Сначала выступила певица Людмила Рюмина с задорными русскими народными песнями. Затем ведущий объявил номер известного фокусника-иллюзиониста Владимира Данилина. Он вышел на сцену во фраке, осмотрел публику, подошел к Альфие Кагармановой и вывел смущенную девушку на сцену.
  - Как вас зовут? Аля? Вы будете мне ассистировать. Не бойтесь, у вас все получится.
   Она заворожено смотрела за его трюками и действиями, выполняя его команды и не понимая, как это у него получается, ведь она стояла совсем рядом и все видела.
   А потом выступал Иосиф Кобзон, его голос разносился далеко, казалось, его слышали даже горы. Он пел одну песню за другой, а Аля все ждала свой любимый "Ноктюрн" Бабаджаняна и Рождественского. И, словно услышав ее мысли, над тревожной афганской землей тихо зазвучала песня:
  
  Пусть с тобой всё время будет свет моей любви,
  зов моей любви, боль моей любви!
  Что бы ни случилось, ты, пожалуйста, живи.
  Счастливо живи всегда.
  А между мною и тобой - века,
  мгновенья и года, сны и облака.
  Я им к тебе сейчас лететь велю,
  Ведь я тебя ещё сильней люблю...
   Каждое слово в песне звучало как боль, как стон, как прощание. Летели слова, эхом отзываясь где-то далеко в горах, еще некоторое время стояла тишина, когда стихли последние звуки, а потом раздался взрыв аплодисментов. Многие прятали глаза, на которых предательски навернулись слезы. Кто-то может слушал эти песни в последний раз...
  
  
* * *
  
   Не смотря на то, что в Афганистан все чаще стали приезжать известные артисты и ВИА из Союза, баграмских артистов принимали так же тепло и провожали их такими же аплодисментами. Почти ни один концерт не обходился без песни в исполнении Михаила Тихонова "Мы выходим на рассвете":
  
  Мы выходим на рассвете,
  Над Баграмом дует ветер,
  Раздувая наши флаги до небес.
  Только пыль встает над нами,
  С нами Бог и с нами знамя
  И родной АКМС наперевес...
  
   Зрители затихали, как только звучали первые аккорды песни "Кабул далекий", автором и первым исполнителем которой был Юрий Кирсанов, его кассета с песнями попала разведчикам, которые и передали группе "Танкист".
  
  Кабул далекий и безжизненная степь,
  Пейзажи эти надоели мне по горло.
  Ты многих не дождешься сыновей,
  Земля родная, плачешь ты от горя.
  Они ушли неведомо куда.
  Им родина дорогу указала,
  Иди и выполняй святой приказ,
  Чтоб Родина спокойно засыпала.
  
  Спокойно спите матери, отцы,
  Невесты, жены, сердцу дорогие.
  Храним мы свято честь родной страны,
  Мы верные сыны твои, Россия.
  
  И повстречавшись на родной земле,
  Уйдя в круговорот воспоминаний,
  Помянем не вернувшихся парней
  Единственной минутою молчанья.
  
   В 1983 году на замену капитану Малютину пришел капитан Андрей Сухов. Репертуар расширился, увеличился состав. Весной 1983-го большинство ребят ушло на дембель. Проводили и ребят из "Танкиста" Мишу Тихонова и Игоря Фушту, Алешу Белькова, Володю Андреева. Как грустно было расставаться с каждым из них, ведь столько было вместе пройдено, пережито за время репетиций и поездок по воинским частям.
   Миша Тихонов. Песни в его исполнении никого не оставляли равнодушными, они звучали так проникновенно и правдиво, что доходили до сердца каждого слушателя. А песни о любви, исполненные в дуэте с Алей Кагармановой, вызывали у зрителей теплую улыбку и ностальгию по гражданской жизни.
   Игорь Фушта. Настоящий рыцарь с печальными и грустными глазами, всегда оберегал девчонок из концертной бригады от грубого слова, от навязчивых приставаний, утешал, если кому-то было грустно, и умел слушать.
   Алешенька Бельков. Интеллигентный мальчик, знающий на память все слова и мелодии исполняемых песен. Бывало на концерте уже звучит вступление, и вдруг Аля забывает слова, она с с микрофоном в руке подходит к Алеше, который сидит за клавишными и тихонько спрашивает: "Какие слова идут после "Пришел мороз, пришла зима"? И Леша также тихо, улыбаясь, шепчет: "Стоит река, стоят дома"...
   Володя Андреев. Рассудительный, сильный, надежный, немногословный.
   Они были для Альфии больше, чем братья, больше чем друзья, которые встретились ей не в мирной жизни, а на войне. Надежный - вот то слово, которое подходило каждому из них. Аля была уверена, случись с ними что-то во время поездок по опасным дорогам, они первыми встали бы на защиту девчонок.
   Прощание было трогательным и грустным. Встретятся ли они еще когда-нибудь? "До свиданья, мальчики, мальчики... возвращайтесь живыми домой".
   В тот вечер Аля горестно и долго плакала, уткнувшись в подушку, словно у нее отняли что-то самое дорогое и близкое.
  
  

Послесловие

   В первый состав "Каскада" (так с мая 1983 года стал называться "Танкист") вошли: Андрей Сухов, Кирилл Подойницын, Сергей Гапченко, Павел Кравчук, Александр Богданов, Виктор Микутель, Виталий Горбачёв, Альфия Кагарманова, Зинаида Куприенко, Галина Воронина, Турсуной Хасанова.
   Афганистан Альфия Кагарманова покинула в июле 1983 года, в группу пришли другие, не менее талантливые участницы. Одна из них Турсуной Хасанова так же, как и Аля, входила в боевой отряд по работе с местным населением и принимала участие в концертах. Она перевела немало песен на афганский язык, в том числе знаменитую Катюшу и сама их исполняла.
   Петь "афганские" песни ребятам разрешали с неохотой. Только в 1985 году "Каскаду" дали зеленый свет. Прав был тот замполит, который как-то обронил: "Один концерт "Каскада" стоит ста часов политработы". Эстафету у Сухова (уже майора) принял военный дирижер майор Александр Колесников. Ему удалось записать на студии "Мелодия" первый официальный диск "Каскада" под названием "Вспомним, ребята!". Второй состав "Каскада" был самым многочисленным: Игорь Грязнов, Равиль Мусин, Александр Нене, Павел Синческул, Виталий Гребенников, Надых Хамраев, Александр Надточий, Александр Овсянников, Владимир Майданиченко, Галина Негрий, Сания Хикматуллина.
   В 1988-м в "Каскаде" сложился третий состав под руководством военного дирижера майора Александра Халилова. В группу вошли Асватур Сагирян, Александр Лумников, Александр Бордулаев, Игорь Василенко, Иван Хохлов.
   Этими тремя составами "Каскад" дал в Афганистане свыше 400 концертов. Многие поездки группы по пылающей стране были связаны с риском для жизни. Потом был вывод войск. Наша страна потеряла в этом военном конфликте более четырнадцати тысяч солдат и офицеров. Война сломала жизнь многим молодым ребятам. Всего прошли через Афганистан более полумиллиона человек. Мы ушли с востока, и гимном уходящему ограниченному контингенту советских войск стала песня Александра Халилова на слова Александра Морозова "Мы уходим"
  
  Мы уходим
  
  С покорённых однажды небесных вершин
  По ступеням, обугленным на землю сходим
  Под прицельные залпы наветов и лжи
  Мы уходим, уходим, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней
  Кем были мы в краю далёком,
  Пускай не судит однобоко
  Нас кабинетный грамотей.
  
  До свидания, "Афган" - этот призрачный мир,
  Не пристало добром вспоминать тебя вроде,
  Но о чем-то грустит боевой командир,
  Мы уходим, уходим, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней
  В чём наша боль и наша слава
  Чем ты, Великая Держава,
  Искупишь слёзы матерей
  
  Нам вернуться сюда больше не суждено
  Сколько нас полегло в этом долгом походе
  И дела не доделаны полностью, но
  Мы уходим, уходим, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней
  Какую цену здесь платили
  Врага, какого не добили
  Каких оставили друзей
  
  Друг, спиртовую дозу дели на троих,
  Столько нас уцелело в лихом разведвзводе,
  Третий тост - даже ветер на склонах затих,
  Мы уходим, уходим, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней
  Что мы имели, что отдали
  Надежды наши и печали
  Как уживутся средь людей
  
  Биографии наши в пол дюжины строк
  Социологи втиснут, сейчас они в моде,
  Только разве подвластен науке Восток.
  Мы уходим с Востока, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней,
  Кем были мы в краю далёком,
  Пускай не судит однобоко
  Нас кабинетный грамотей.
  Прощайте, горы, вам видней
  Какую цену здесь платили
  Врага, какого не добили
  Каких оставили друзей
  Мы уходим с Востока
  Мы уходим с Востока
  Уходим...
  
  15.02.2014
  
   []
  1. Баграм. 1981 год.
  
  
   []
  2. Баграм. Редакция дивизионной газеты в/ч 51854, слева редактор - майор Щепетков В.М.
  
  
   []
  3. Выступление в одной из войсковых частей, 1982 год
  
  
   []
  4.
  
  
   []
  5. Часть участников первоначального состава группы "Каскад" (первоначальным названием былo "Танкист")
  
  
   []
  6. B центре девушек худ. руководитель "Каскада" Андрей Сухов
  
  
   []
  7. Bылет концертной бригады в Суруби, там находился пост советской и афганской частей, которые охраняли водохранилище,
  и где 13 мая 1982 года состоялся первый "юбилейный" концерт, пятый по счету
  
  
   []
  8. Cлева - Альфия, справа Тома Ромашевская, 1982 год
  
  
  Рассказ Альфии о себе "А л ь ф и я" находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/s01w.shtml
  
  Газетная статья об Альфии поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 5-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00125.shtml#69
  
  Военные фотографии Альфии находятся в фотоальбоме "Баграм, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/4.shtml#36
  
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018