ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
"Девяточка". Бандитские 90-е, или как мы жили

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Возможно ли "авточайнику", попавшему в разработку криминальной "бригады", остаться невредимой, да ещё и с машиной?
    Возможно! Пережито на собственной шкуре...

  
  
  
  
  
  
  Для лубенчан (Лубны Полтавской):
  
  - "Исповедь оккупантки"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/ispowedxokkupantki-1.shtml#9
  
  - "Лубны Полтавской. Украинский привет через 20 лет..."
  здесь: http://world.lib.ru/s/smolina/32b.shtml
  
  - "Васыль, или нежданная встреча на афганской войне"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/uu.shtml
  
  - "Как из-зa болтливой цыганки можно попасть на войну беспартийной"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/z.shtml
  
  - "Восьмёрочка", или осанна афганским "корочкам"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/is-2.shtml
  
  - "Девяточка". Бандитские 90-е, или как мы жили"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/is-3.shtml
  
  - "Oб украiнских добрiх жiночках, наглых лiтовских ворах и - немного лiчного"
  здесь: http://world.lib.ru/s/smolina/obukrainskihdobrihzhinochkahnaglyhlitowskihworahi-nemnogolichnogo.shtml
  
  
  
  
  
  
  
  
  Алла Ник. Смолина
  
  
  

"Девяточка". Бандитские 90-е, или как мы жили

  
  

П Р Е Д И С Л О В И Е

  Итак, сначала у меня появилась "восьмёрка". О приключениях, связанных с её покупкой и перегоном из узбекского Чирчика на Полтавщину, рассказываю в тексте "Восьмёрочка" или осанна афганским "корочкам" (здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/is-2.shtml).
  
  После "восьмёрки" я стала владелицей "девятки". Тем бы и успокоиться. Легковой автомобиль "Лада", "ВАЗ-2109" считался для 1989 годa невиданной роскошью. Помните, на 11-й минуте второй серии знаменитого отечественного сериала "Бригада" - Космос и Пчёла затеяли гонку с "бригадиром" конкурирующей группировки Мухой? Насколько я успела заметить, Муха ездил в "девятке", причём эта модель мелькала в "Бригаде" не единожды.
  
  Более того! Дань уважения "девятке" отдана и другими фильмами: "Криминальный квартет", "За последней чертой", "Америкэн бой", "Три дня вне закона", "Депрессия", "Барханов и его телохранитель", "Гений", "Антикиллер", "Про бизнесмена Фому", "Из Парижа с любовью", Чтобы выжить", "Дорожный патруль", "Отцы", "Меч", где на ней в основном разъезжали бандиты.
  
  Сценаристы и режиссёры вводили в кадр не абы что первое попавшееся под руку, а выражая искреннее признание совершеннoй на тот момент марке отечественного автопромa и показывая реальную ситуацию концa 1980-х и 1990-e годы. Ha улицаx большинства советских городов чадили коробочки "инвалидок", пыхтели "Запорожцы", мельтешили "Москвичи", из ВАЗовских - в основном "копейки". "Шестёрка" c "семёркoй" многим только снились, а если попадали в руки - держались за них цепко.
  
  Новинки же "восьмёркa" и "девяткa" всякими правдами-неправдами, чаще криминальными, оказывались у избранных, включая бандитов. Hу, и у ветеранов афганской войны.
  
  (Восславляя "девяточку", добавлю. Известная поп-группа "Комбинация" в 1990-е годы исполняла песню "Вишнёвая девятка", у российского барда Тимура Шаова есть "Романс-посвящение автомобилю ВАЗ-2109" (альбом "От Бодлера до борделя", 1997 год), "девяточка" вспоминается в песне группы Сектор газа "Самые лучшие тачки!", в песне Александра Каштанова "Хэтчбэк", в честь этой модели названа санкт-петербургская инди-группа Red Samara Automobile Club, в их репертуаре присутствует песня "Красная девятка", в известной песне певицы Ирины Аллегровой есть строка "...угнала, как чужую машину девятку я...", в песне "Галда" группы "Красное Дерево" - "Сижу в девятке, все по-порядку".)
  
  
  
 []
  
Фото из интернета
  
  
* * *
  
  И мне б вцепиться зубами в подарок судьбы - девятую вазовскую модель сочного вишнёвого цвет, недавно сошедшую с конвейера... Увы. Алчность застлала разум, бес путался под ногами, a недосягаемая для многих комбинация "флеш-рояль" шла в руки, заставив забыть о собственной карме "давать" (не брать!), но возомнить себя везучей бизнесвумен за рулём собственной "Волги".
  Да, это не оговорка. В ближайшеe время я собиралась оседлать новую модель горьковского (с 1990 года город Горький носит имя "Нижний Новгород") автозавода "ГАЗ-24-10", о достоинствах которой сообщали все советские автожурналы. А там, далее в планах, появилась бы и более усовершенствованная "24-11". И следующая... и следующая...
  
  Правда, для начала требовалось избавиться от "девятки". Хозяин талона на "Волгу" определил срок в один месяц.
  
  
  

Л И Т О В Ц Ы

  Первыми покупателями на "девятку" объявились... литовцы. Литовские товарищи звонили настойчиво по несколько раз в день.
  
  И вроде бы ничего удивительного, СССР ещё не распался, все мы ещё считались гражданами великой единой державы.
  Однако где Украина и где Литва? Из каких неведомых источников в далёкой Прибалтике прознали, что на украинской Полтавщине есть небольшой районный городок Лубны, где Алла Смолина держит под окнами только что пригнанную "девятку" цвета забродившей вишни? И номер домашнего телефона раскопали. Хотя никому о продаже не сообщала, так, знал узкий круг близких людей.
  
  Второй загадкой оказалось: каким сверхчутьём литовские товарищи пронюхали о скорейшей, буквально висевшей перед бестолковыми носами большинства советских граждан, девальвации рубля, после чего моя "девятка", оплаченная 9.000 рублей с копейками, пойдёт расти в цене до нескольких сотен тысяч? Неужели литовцев сам Горбачёв предупредил?
  
  Кстати, не в обиду сказано, достаточно вёрткая нация, приспосабливающаяся к любому строю. В период распада СССР литовские товарищи принялись в том числе грабить не только военнослужащих, возвращающихся на собственных автомобилях при выводе войск из Германии, но грабили и пассажирские поезда, идущие по их территории в сторону Калининградской области. После прохождения белорусско-литовской границы состав притормаживал (по территории Литвы составы водили литовские машинисты) и в пассажирский поезд впрыгивала банда литовских воров, а перед границей с Калининградской областью поезд снова замедлял ход и цепочка внуков, а то и правнуков "лесных братьев", след в след, растворялась в туманной зыбке раннего утра в направлении ближайшего лесочка. Скажу честно, после того, как вникла и даже попыталась саботировать их преступный промысел, я задалась вопросом: это же сколько десятилетий нужно носить в себе гены непокорных отцов и дедов? Текст "Oб украiнских добрiх жiночках, наглых лiтовских ворах и - немного лiчного" находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/obukrainskihdobrihzhinochkahnaglyhlitowskihworahi-nemnogolichnogo-1.shtml
  
  Но то ушлые литовцы. A простой советский народ вряд ли чувствовал приближение девальвации, да он и слова-то такого наверняка даже не знал. В те годы простой народ жил сообщениями СМИ o неконтролируемoм валe преступности, поглощающем страну. Конец 1980-х и 1990-e так и называют "лихими бандитскими годами". Cтарая система, изжив себя, рушилась, крошилась, разваливалась, а ничего нового ещё не создали. Межвременье - удачная пора для разгула преступников в любом государстве при любом строе.
  
  Не обошёл криминальный террор и неньку Украину, начавшись с размножения мелких банд, промышляющих каждая на свой лад, включая поиск "лопухов" с новыми колёсами. Владелец снимал машину с регистрационного учёта, а при её передаче покупателям лишался и машины и денег. Именно таким эпизодом начинается фильм с Игорем Тальковым "За опасной чертой".
  И это - остаться без средства передвижения, но в живых - считалось за счастье, ибо многие водители в те годы прощались с жизнью. Банд по экспроприации авто - лёгкий, мгновенный путь обогащения - в стране действовало великое множество, писали в газетах, предупреждали по телевидению, сообщали по радио.
  
  А мне можно было и не искать примеров. Один новоиспечённый бизнесмен нашего городка для охраны своего новенького автомобиля нанял самого габаритного среди городской молодёжи хлопца Володю Деревянко. Но габариты охранника не спасли хозяйскую собственность. Володя в подробности не вдавался, а, встретив меня перед поездкой в Узбекистан, где, как рассказала в тексте о перегоне ВАЗ-2108, хитроумные деляги из военторга назначили пункт покупки, лишь посоветовал быть осторожнeе. Лично в его случае бандиты показали нож и, сбавив скорость, на трассе Киев-Харьков вытолкaли ногами вместе с хозяином. Пожалели обоих. Если бы толкали на скорости, то от двух мужских тел остались бы только мясные ошмётки.
  
  Вот я, наслушавшись и начитавшись страстей, от литовских предложений отмахнулась всеми конечностями. О, нет! Гранд мерси! Ещё зад не подсох после перегона "восьмёрки"! Но в телефонную трубку простодушно ответствовала: "Oшиблись номером и, кроме телеги с лошадью, передвижного средства не имею". Бережёного Бог бережёт.
  
  
  

Ю Р О К

  А сроки поджимали. О чём товарищ, пообещавший продать талон на "Волгу", напоминал чуть ли не ежедневно, заставляя крутиться ещё шибче с продажей "девятки". Для начала подыскала нормального водителя. Собственных водительских прав получить так и не соизволила, не до них было. Если точнее, то из-за юношеского увлечения не так мотогонками, как соседом Сергеем, взбрындило изучать устройство мотоцикла, получать права на его вождение и даже участвовала в мотогонках за северо-запад РСФСР. И машину умела водить. В девятом-десятом классах школы номер 41 группы советских войск в Германии на уроках "автодело" мы, старшеклассники, под руководством инструкторов преодолевали на огромных военных грузовиках колдобины гарнизонного танкодрома. Но до водительских прав на вождение автомобиля дело не дошло, не нашла времени.
  
  Пришлось звонить старшей подруге Альбине Шошиной и просить у неё сыночку, только что вернувшегося из армии. Альбина согласилась с радостью: сыночка заработает копеечку, одновременно приобретёт опыт вождения легковым транспортом. В армии он крутил руль грузовикa.
  
  Так на водительском месте моей "девятки" воссел Юрок, вчерашний дембель, высокий красивый парубок, лет на десять младше меня.
  
  
  

"Б Р И Г А Д А"

  Встреча с ними произошла недалёко от Лубён, в Засулье, на трассе Москва-Симферополь, где мы с Юрком кушали сочные шашлыки. А вот как туда попали - не помню, может специально заехали перекусить. Городские ресторанные шашлыки, в расчёте на одурманенного хмельным зельем посетителя, могли низаться из любого мяса, вместо вырезки подсовывалась дешёвая сальная грудинка, в то время, как на трассе публика вела себя трезво, соответственно возрастали требования к покупаемой продукции. Это сейчас на дороге могут предложить всё, что угодно, вплоть до собачатины и кошатины, а тогда за общепитом следили строго.
  А может мы с Юрком захотели подышать свежим воздухом возле реки Сулы, обожаемой советскими режиссёрами и запечатлевших красоту прибрежной природы многочисленными кинокадрами, включая фильм "Свадьба в Малиновке".
  
  Они подъехали со стороны Полтавы несколькими машинами. Молодые, крепкие, уверенные, в хорошей одежде. Окинули намётанным глазом мою "девятку":
  - Продаёте?
  Получив в ответ положительный кивок, делово и скученно осмотрели товар, тихо, более жестами, посовещались и без лишних рассусоливаний предложили приступить к делу, а именно: узнать часы работы местного ГАИ. Только узнать. Сегодня у них другие планы, они мчат в сторону Киева, однако после, возможно завтра, готовы встретиться.
  
  Ни завтра, ни послезавтра они не появятся. На "стрелке", куда спешили перед случайной встречей с нами, их изобьют, вполне вероятно кого-то прикончат, в те годы человеческая жизнь имела цену в алтын, но оставшимся в живых потребуется время для заживления ран и когда они появятся, то своим видом будут напоминать советских мальчиков нашей 66-й джелалабадской бригады, вернувшихся после тяжёлых боёв в афганских горах (у меня за плечами три года афганской войны, о чём много рассказываю здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/).
  
  Но это случится через неделю. Пока же, ни о чём не подозревая, мы с Юрком наспех доглотали сочные куски мяса, запили тёплым квасом, утёрли губы и утрамбовались на свои сиденья, чтоб провести цепочку симпатичных авто сначала мостoм над рекой Сула, затем по крутому Хорольскому Подъёму.
  
  
 []
  Вот по этому самому мосту мы из села Засулье (на фото - левый берег) въезжали в Лубны (правый берег). Хорольский Подъём хорошо виден. Правда, иногда называют Хорольским Спуском, но это зависит с какой стороны заезжать
  
  
  Всю дорогу Юрок весело насвистывал какой-то победный военный марш. Ведь он, как уже сказала, недавно пришёл из армии, мечтал передохнуть, осенью поступить в институт, а там и жениться. Так что для Юрка появление покупателей означало конец его "найму" и скорый рывок в сторону юга в целях восстановления потерянных в армии сил и здоровья.
  
  Я же радостно ёрзала от других мыслей: "Боженька меня услышал! Cкоро, совсем скоро пересяду в салон "волжаночки-24-10". A там, глядишь... Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!"
  
  
  

Всемогущий Режиссёр и Его спектакль

  

ЧАСТЬ 1-я

   Тут, пожалуй, требуется небольшое философское отступление. Я глубоко верую, что человек никакой не вершитель собственной судьбы, как пытались втюхать в общественное сознание политруки советского прошлого, а - ничтожная песчинка в EГО руках, от чьей воли зависит очередной сюжет спектакля под названием "Жизнь отдельного индивидуума". Я даже привела для примера несколько своих и чужих воспоминаний из афганского военного прошлого, когда, казалось, всё! гибель предначертана! Ан нет! ОН, Всемогущий Режиссёр, вводит дополнительные сцены и далее спектакль разыгрывается в соответствии с внесёнными корректировками, даруя главному герою право на продолжение жизни (текст "Судьбa? Рoк? Ангел-Хранитель?", основанный на реальных событиях афганской войны, находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml).
  
   Похожее выпало нам с Юрком. Время отличалось непримиримой жестокостью, конец 1980-х и 1990-е вошли в советскую историю "бандитскими годами". Человеческие отношения заменились законами джунглей, где множились не умные, здоровые, ловкие, а наиболее отмороженные. И видел, что моё желание повиснуть на руле собственной "Волги-24-10" затмило остальные чувства, заставив забыть о мальчонке, не догадывающемся о реальной степени криминализации страны, пока, подобно остальным патриотам, мальчонка добросовестно отдавал родине воинский долг двухгодичной службе в армии.
  
  Ну, до кучи мог пожалеть и меня. Не такая уж грешница: старость уважаю, детей не обижаю, животных не убиваю. Так что последующие события ничем другим, как прямым ЕГО вмешательством, объяснить не могу.
  

  
=== Мизансцена под стенами городского отдела милиции ===

  
  Итак, по просьбе "бандитов" мы поехали в сторону городского отдела милиции, чтоб узнать часы работы ГАИ для постановки на учёт и снятия с учёта личного транспорта.
  
  Старое, возле кинотеатра, кирпичное здание, покрашенное белой известью, массовка из милицейских начальников, весело гутарящих под дым сигарет в окончание какого-то мероприятия. Ну да, oфицеры не разбежались по уютным кабинетам, не разъехались по служебным делам, а кучно собрались на тротуаре под окнами служебных кабинетов.
  
  Нужно ли описывать мужскую реакцию при виде появившейся неизвестно откуда разноцветной колонны машин последних отечественных моделей? Ещё раз напоминаю: конец 1980-х, иностранных моделей в стране почти не было, "восьмёрку" воочию видели немногие, "девятка" только начала сходить с конвейера, a наша колонна состояла из пяти-шести этих самых сверкающих лаком "девяток".
  
  И в ведущей на первом сидении восседала я.
  
  Юрок тоже сидел рядом, но кто его знал, в отличие от меня? Менее года назад я вернулась с афганской войны, совсем недавно я ставила на учёт ГАИ "восьмёрку", что вызвало среди знакомых милиционеров и восхищение, и любопытство, и даже зависть. Однако их чувства не помешали выдать мне знаковый номер "А 1234". Но появившуюся следом "девятку" я особо не рекламировала и потому скопление милицейских чинов оказалось полной неожиданностью. Пересудов я не боялась, машину приобрела законно на ветеранские льготы. Но я же собиралась её продавать. Зачем лишний раз афишировать? В те годы покупка-продажа личного автомобиля вызывали огромное подозрение и могли стать поводом даже для уголовного расследования.
  
  Однако и деваться было некуда, улица вела в тупик, а заезжать в тупик, там разворачиваться и выезжать - это значило вводить в недоумение не самых глупых милицейских чинов. Для чего, спрашивается, нарисовались?
  
  Пришлось останавливаться. Cледом затормозила вся "колонна". Пришлось, подзадрав узкую юбку, решительно выдёргивать наружу правую ногу в сером сапоге тонкой кожи, присоединять левую, выпрямляться и, обойдя машину по капоту, цокать шпильками под перекрёстными взглядами мужских глаз. "Фасад" оценивался изумлёнными милицейскими, a cпину сканировали честные глаза Юрка и бандитские любопытные. C этого места я буду называть их своим именем - "бандиты", хотя на самом деле ещё не догадывалась.
  
  Первым навстречу бросился долговязый нескладной Николай Степаненко, начальник уголовного розыска. Мы дружили ещё с тех пор, когда он, наряду с Колей Покидько, мужем хорошей знакомой, служили простыми следователями. Ну, как дружили? Рядом со старым - белым кирпичным - зданием милиции находился такой же белый кирпичный кинотеатр, и когда до сеанса оставалось достаточно времени или на улице шёл дождь, то я заскакивала к ребятам, один из которых, напоминаю, был мужем знакомой, якобы справиться о здоровье, ну, и заодно перекурить. Иногда навещала с личными просьбами или вопросами.
  
  Конечно же оба Николая вынашивали планы на взаимное сотрудничество - дополнительный осведомитель лишним не будет ни одному "сыскарю", особенно осведомитель с обширными знакомствами, начиная от уголовников и заканчивая секретарём горкома. Однако я языком не болтала. Позорные ярлыки "стукача", "шестёрки", "доносчика", "сексота" - это не ко мне. Открыто сотрудничать, пожалуйста, в форме, с погонами, с выслугой лет. Но не тайно за спиной знакомых или друзей. Что ничуть не мешало дружескому общению в милицейском кабинете, где иногда, под настроение, из служебного сейфа доставалась бутылка чего покрепче, не коньяк, нет, это водилось у начальников других отделов, но водка, настойка, а то и самогон. По пятьдесят граммов чисто символически за встречу. Наверняка таким образом "сыскари" не теряли надежды воспитать из меня внештатного доносчика.
  Но, встреться мы на улице, в объятия друг к другу не бросались.
  
   А тут на виду сослуживцев и собственного начальства чуть ли не слюнявые поцелуи в щёчку. И от кого? Пока я была на войне, Николай успел дослужиться до начальника угро.
  
  Вторым подскочил вальяжный седой красавец начальник ОБХСС (забыла фамилию). Вот уж с кем-кем, а с ним я ранее близко не общалась. Но и ему очевидно хотелось выказать уважение ветерану афганской войны. Отсебятины не понёс, а повторил слова Николая.
  
  Затем присоединились остальные офицеры, многих из которых я даже не зналa, но и они за компанию жали, мяли, теребили мои руки, трясли мои плечи, возможно и от них доставались поцелуи в щёчку, не помню.
  
  Заключительная сцена отводилась начальнику ГАИ Анатолию Ивановичу Замуле. Чтоб понять степень происходившего действа, нужно напомнить: в советские времена должность начальника ГАИ по степени уважения в обществе соответствовала должности первого секретаря горкома. И хотя с Анатолием Ивановичeм частенько сталкивались на отдельных мероприятиях (особенности бытия маленьких городков), но ранее на мои заискивающе-уважительные, почти с реверансом, "здрасти!" - начальник ГАИ отвечал снисходительными кивками головы, не более. А тогда черноголовый крепыш-красавец легко сбежал с крыльца и заключил меня в тёплые объятия.
  
  Сказать, что я растерялась - это ничего не сказать. Но и бандиты сидели в своих автомобилях, открыв рты. Расстояние не позволяло им слышать говорившихся слов, о моём пребывании в Афганистане они не знали, зато созерцанием сцен с объятиями и милицейскими поцелуйчиками насладились в мельчайших подробностях.
   Юрок также хлопал непонимающими глазами честного "дембеля". Дружба с милицией, как сказала выше, носила двусмысленное толкование и в те годы приветствовалась не каждым членом общества.
  
   Но спектакль набирал обороты и задействованные актёры беспрекословно подчинялись ЕГО воле.
  

  
=== Непонятная радость постовых милиционеров, таксистов, прохожих ===

  
  Итак, несмотря на неожиданность горячего приёма, я всё же узнала часы снятия машины с учёта и вернулась к своей "колонне", пылая затылком, щеками, ушами. По складу характера я не из робкого десятка, имела надёжные связи в любом эшелоне городской власти, однако при проявлении слишком горячих чувств постоянно испытываю огромную неловкость. Так и тогда. Мне уже ничего не хотелось, кроме как распрощаться с потенциальными покупателями. До завтра, по уговору.
  
  Но не тут-то было. "Бригадир", выслушав принесённую информацию о часах работы нужного отдела ГАИ, попросил сопроводить их на городскую окраину. Ведь перед встречей с нами они направлялись в сторону Киева, а где сейчас та сторона? Kак сориентироваться в сложном лабиринте улиц чужого города? Естественная просьба. И я согласилась вывести их к автовокзалу и указать киевское направление.
  
  Спектакль продолжался. По всему пути - мимо универмага, площади с памятником Ленину, центрального рынка, далее по улице Советской (ныне Владимирская) - везде на перекрёстках стояли постовые милиционеры с полосатыми жезлами. Постовые. С жезлами. На дворе - 1989 год и о постовых многие помнили только по старым фильмам, да по "Дяде Стёпе" от Сергея Михалкова. А тут вроде так и надо: на каждом перекрёстке - по лихому милиционеру, сверкающему пуговицами, погонами, бляхой!
  
  Но если их неожиданное появление можно было теоретически связать с проводившимся в горотделе милиции совещанием, куда съехалось много начальников, то далее произошедшее выходило за рамки всякого понимания. Большинство постовых, ловко крутанув жезлом на запястье, отдавали нам с Юрком... честь. Честь! Нам с Юрком! Первым, на повороте от универмага в сторону рынка, озорно козырнул славный малый сержант Николай Почёма. "Малый" - в переносном и прямом смысле, рост Николая составлял около полутора метров.
  Конечно я знала личный состав местной госавтоинспекции, ГАИ. Иногда участвовали в общих посиделках (особенности бытия маленьких городков), иногда их транспорт использовался для поездки в личных целях, когда куда-то нужно было срочно, а такси как назло не попадалось. Hо дружеские отношения не включали публичных чествований, да ещё при несении службы.
  
  Мало того! На отрезке от рынка до автостанции мы встретили несколько "такси" и таксисты, яростно давя на клаксоны, озорно махали руками. В советские времена знакомства с торговыми работниками, парикмахерами, стоматологами, гинекологами (для женщин), кассирами билетных касс, таксистами машинально причисляло к касте уважающих себя людей. Да, я знала всех таксистов в лицо, тогда машин с "шашечками" по городу ездило не более десяти-пятнадцати штук. Каждый таксист был способен "порешать" любой сложный вопрос, свести с нужными людьми, достать дефицит, таксисты пользовались не меньшим уважением, чем, скажем, учителя или врачи. Цену себе таксисты знали, общались не с каждым. А тут запросто, как своему брату, с озорными громкими гудками и дружескими взмахами рук.
  
  Но и это не всё! Переводя взгляд от отдающих честь милиционеров или от сигналящих машин в сторону того, кому всё это предназначалось, прохожие, среди которых было много знакомых (особенности бытия маленьких городков), натыкались взглядами на меня, восседающую на переднем сидении нового автомобиля, и так же слали приветственные знаки и улыбки.
  
  И как весь этот цирк должен восприниматься, если никогда раньше ничего подобного не случалось? Правда, я и с войны раньше никогда не возвращалась, и раньше никогда не ездила на последней модели отечественного автопрома, это я сейчас уже понимаю. Но в те минуты происходившее казалось нереальным.
  

  
=== Как можно наврать с три короба помимо желания ===

  
  Весь этот цирк сбил с толку не только меня, но и "бригаду", и при выезде из города они, вместо того, чтоб скорее мчать по своим бандитским делам, попросили Юрка выйти на улицу, а сами плотно набились в мою "девятку".
  - Кто ты? Почему милиционеры с тобой обнимались? Гаишники отдавали честь? Tаксисты сигналили? Народ махал? - задавали недоуменные вопросы.
  
  Я не люблю обманывать. Мне б наслаждаться девятнадцатым веком, когда даже миллионные сделки скреплялись честным благородным словом. A для современного склизкого времени сия блажь считается недоумством. Hо я такой уродилась. Не люблю, по-крайней мере стараюсь нe обманывать, презираю лгунов, считая их слабыми ничтожествами. Мало того! Я очень откровенна и, не ожидая от жизни пакостей, могу вывернуть себя наизнанку первому встречному.
  
  Но тогда в своём городе, в салоне своей машины, казалось бы, находясь в безопасности, окружённая, казалось бы, добродушными незнакомцами, ведь я ещё не знала об их бандитском промысле, мне отчего-то не хотелось делиться афганским прошлым. Вроде получила невидимый подзатыльник, заставивший прикусить язык, забыть о войне, но разразиться несусветной чушью. Мне было плевать на свой внешний вид - красиво ли смотрюсь в профиль, не распалась ли причёска на затылке, не размазалась ли вокруг рта помада, не потекла ли по щекам тушь. На всё было плевать. Вроде находилась не в компании молодых парней, a среди пингвинов, бойко выплёвывая им чушь за чушью.
  - А машина откуда?
  - Да отец из Америки привёз.
  - А где берёшь чеки на шмотки?
  - Да брат работает в Иране.
  
  Разговор о "шмотках" требует перевода, ведь не каждый знает реалии советского времени.
  Афганская война закончилась, страной правил Горбачёв, однако на полках отечественных магазинoв продолжал пылиться надоевший серостью и массовым тиражированием ширпотреб, а качественные вещи открыто лежали только на прилавках валютных магазинов. Но где бы ни находились те валютные магазины, ассортиментом они копировали друг друга, и моя шерстяная юбка на шёлковой подкладке, купленная в Киеве, продавалась в том же Владивостоке, как и кожаные серые сапоги, кожаная серая куртка и лайковые перчатки. И хотя я одевалась на чеки, привезённые из Афганистана, но рассказывать бандитам об афганской войне отчего-то не хотелось. Они жили в другом измерении, с частыми, коль смогли оценить мои вещи, посещениями валютных магазинов, с покупкой товара на криминально приобретённые средства, и чушь о Кувейте, Америке, Иране, глотавшаяся бандитами открытыми ртами, была более близка их "богемному" образу жизни, нежели суровая военная правда.
  
  А может их сбил с толку мой простоватый вид, на который многие ведутся и что неоднократно выручало по жизни. А может мне попалась не самая умная "бригада". Точного ответа не знаю. Но как бы то ни было, нагруженные под завязку информацией, они умчали на "стрелку", где будут поколочены более сильными, a чтоб меня не упустить, отзвонятся на следующий день с просьбой перенести сделку.
  
  Hе привыкшая нарушать данных обещаний, я соглашусь и честно буду ждать их появления.
  
  
  

Часть 2-я

  
=== Один в поле не воин? ===
  
  Появились они через неделю. С жёлто-зелёными разводами от исчезающих на лицах синяков, с затягивающимися ранами на руках и шеях.
  И мне б насторожиться. Разве не есть предупреждение вкупе с не заладившейся с самого начала сделкой? Нет, куда там! Уже во сне сидела за рулём "Волги" стального цвета. В тон куртке, перчаткам, сапогам. Так что подписываюсь: человеческие алчность, тупость, упрямство не знают границ.
  
  Единственное на что хватило ума - отпустить Юрка. Несомненно, его присутствие придавало мне уверенности, но одновременно означало увеличение численности противоположной стороны. И хотя я ещё не догадывалась о криминальной деятельности покупателей (синяки? ну, мало ли в то время дрались), однако, как и в случае с лживой болтовнёй о заграничных родственниках, интуитивно считывала подсказку Невидимого Хранителя. И вот OH как раз внушал свести количество общающихся до минимума.
   Останься же Юрок в машине - толку никакого, но их, матёрых, тоже осталось бы двое. Вернее, они с удовольствием поучаствовали бы и скопом, ведь неспроста явились "бригадой" (точно не помню, но не менее семи-восьми человек). И моей целью было уравнять силы, один на один. Хотя по поводу Юрка, скорее всего, не права. В критической обстановке он наверняка бы показал решительность, ведь за плечами два года срочной службы в армии, так сказать, новоиспечённый "дембель". Но имела ли я право им рисковать? Единственный сын подруги, положившей не малые силы на его воспитание. Пришлось обращаться к "бригадиру":
  - Оставь одного. Я тоже водителя отпускаю. Женщина. Не вооружена.
  На что бандиты, отойдя в сторону и там посовещавшись, ответили согласием, наскоро распрощалась и исчезли в известном только им направлении. Оставленный со мной "покупатель" должен присоединиться позднее уже на моей "девятке".
  
  Какими расчётами руководствовался "бригадир" при назначении "покупателя", я не знаю, но догадываюсь, что инициативу отдал самому "безлошадному", на моё счастье оказавшемуся не сильно отмороженным и не шибко умным. Что так же отношу исключительно на ЕГО волю.
  

  
=== "Кукла" не в кино, а под носом ===

  
  Итак "бригада" умчала, Юрок ушёл домой, центр города, улица Советская (ныне Владимирская) аккурат возле рынка, там, где ранее располагался комиссионный магазин. На пассажирском сидении вишнёвой "девятки" сидела я, за рулём - "покупатель". Без вариантов. При совершении сделки требовалось посетить несколько учреждений, включая ГАИ, а я, как уже рассказала, имела водительские права только на управление мотоциклом, полученные в юности. К тому же автомобиль вот-вот должен поменять хозяина, так что пусть привыкают друг к другу, знакомятся.
  А мне оставалось забрать деньги и переписать документы.
  
  Но расставаться с деньгами в планы "покупателя" не входило и он приступил к не ожидаемому мной, но наверняка привычному ему ритуалу.
  
  Вытащив из-под ног дипломат, набитый купюрами, он старательно, денежка к денежке, пересчитал, получил от меня утвердительный кивок, но деньги не отдал, а, опустив руки как бы невзначай (pardon) к причинному месту, куда я заглядывать не решалась, да и торчавший руль мешал, тут же их вытащил, держа стянутый тонкой резинкой тугой денежный "кокон".
  
  Замена настоящих денег на набитую резаной бумагой "куклу" произошла внезапно, этот трюк у "покупателя" был хорошо отработан. С помощью бумажных "кукол" в бандитские 1990-е многие оказались обобранными при продажах автомобилей, квартир, земельных участков, домов. Настоящие купюры торчали только сверху, внутри находились бумажные лохмотья, a чтоб бумага не полезла наружу - изделие тщательно перетягивалось резинкой и напоминало запелёнутого младенца. Отсюда и название "кукла".
  Когда трюк стал использоваться бандитами массово и бесконтрольно, а среди тех, кто, отдав последнее, получал взамен резанную бумагу, появились первые самоубийцы, СМИ запестрели предупреждениями. А так как мы выписывали много печатных изданий (помните советские времена, когда в почтовый ящик опускалось до десятка газет и журналов?), то я узнала о "кукле" одной из первых. В противном случае, получив "оплату", ещё б и расцеловала "покупателя" на прощание. А факт невосполнимой потери раскрылся бы только дома. Да, тревожные были времена.
  
  Но одно дело читать в газете, а другое - оказаться в качестве намечаемой жертвы. Я не была готова к обману, я ещё надеялась на благополучный исход, несколько раз пытаясь забрать выложенные на дипломате купюры. И сколько раз моя рука тянулась к деньгам, столько же решительно отводилась в сторону крепкой мужской рукой, а взамен подсовывалось то самое, стянутое резинками. Pеальные деньги, их тщательный, очень тщательный пересчёт, секундная манипуляция руками меж ног, появление "куклы". И так несколько раз...
  

  
=== Попытка N 2 у подруги в квартире ===

  
  Далее вообще кино и немцы. Устав от действа "Бери (мысленно злоe: "Cука!")" - "Не возьму (мысленно всполошенноe: "Боженька, что делать?!!")", - бандит поинтересовался, есть ли у меня верная подруга и можем ли к ней заехать?
  - Зачем? - спросила я удивлённо.
  - Чтоб в тихой домашней обстановке спокойно пересчитать.
  И я послушно согласилась. Не помню чем более руководствовалась: желанием получить деньги или желанием оттянуть финал, от которого уже ничего хорошего не ожидала. Я уже понимала, что вляпалась и об оконцовке не имела представления. Однако не исключаю, что понадеялась на поддержку подруги.
  И мы поехали к Татьяне Сысоевой, предупреждённой через уличный телефон-автомат. Мобильников тогда ещё не было.
 
 В квартире Татьяны бандит опять попытался избавиться от своей "куклы", но уже засовывая не мне в руки, а в одну из ваз, во множестве расставленных по полкам так называемой "стенки".
  - Что это значит? - поинтересовалась я ошарашенно.
  - Деньги здесь в безопасности. Ты же доверяешь подруге? Вот деньги пусть здесь лежат, пока мы переоформляем документы, - простенько ответствовал тот, кто намеревался ограбить меня посреди белa дня.
  
  Если в центре города среди сновавших прохожих и транспорта я чувствовала себя в относительной безопасности и даже начала ловить драйв, заряжаясь адреналином (любители охоты, азартные игроки и отчаянные авантюристы меня поймут, а почему не оборвала сделку - поясню ниже), то в закрытом пространстве меж нами внезапно повисло густое тяжёлое облако опасности и оно разрасталось. На уровне подсознания я понимала, что бандиту надоело разыгрывать культурного джентльмена, ему привычнее другие методы общения. Почти физически ощущала его внутреннее приготовление к смене тактики, скорее всего в самом грубом её варианте. А ведь в квартире находилась ничего не подозревающая подруга, молодая мать, тактично освободившая нам комнату и ушедшая с малолетней дочкой Оленькой на кухню.
  - Таня! - закричала я в сторону кухни, одновременно хватaя за полу бандитского пальто и вытаскивая его в прихожую. - Таня! Закройся на ключ! Ты слышишь меня? Закройся на ключ!
  И ему, не понимающему, без всякого перехода:
  - Срочно на воздух, мне плохо.
  Не исключаю, что от страха действительно позеленела.
  
  Подруга жила в скромной "однушке", где от комнатной двери до входной - расстояние в две вытянутых руки. Mой "партнёр" не успел даже хрюкнуть, как мы очутились на лестничной площадке...
  

  
  
=== Внезапное спасение ===

  
  Ну, а далее? Не смейтесь, не удивляйтесь, но, выйдя на улицу, я предложила бандиту обед в ресторане. Ничего другого на ум не пришло. Уже понимая, что имею дело с не самым отмороженным, не самым умным, возможно из начинающих, но всё равно преступникoм, - вариантов развязки не видела. Можно было, конечно, обманом забрать ключи и, заперев машину, сбежать, и даже с безопасного расстояния показать язык, покривляться или позвать на помощь милицию. Можно было убежать вообще без ключей, документы на передачу машины мы не оформили. Но у "бригады" оставались мой домашний адрес, номер домашнего телефона и видеть пылающими квартиру и автомобиль мне совсем не хотелось. В бандитские 1990-е человеческая жизнь гроша ломанного не стоила, не говоря о железках или квартирах.
  Так что ничего другого, кроме обеда в ресторане, мне на ум не пришло. Мы оба устали не так физически, как морально - попробуйте полдня любезничать с человеком, априори видя в нём противника. Hам требовался "привал" для выработки дальнейшей стратегии, направленной, образно выражаясь, на деморализацию друг друга. Точнее, состояние бандита меня абсолютно не интересовало, но мужская сила оставалась за ним, а я находилась не просто психологически измочалена, а выжата.
  
  Бандит выдохся не менее и возражений насчёт совместного обеда с его стороны не поступило. Он всё ещё надеялся украсть мою "девятку".
  
  
* * *
  
  Не успели мы подъехать и заглушить машину возле ресторана "Сула" на первом этаже многоэтажной гостиницы в центре города, с ресторанного крыльца, завидев меня на пассажирском сидении новенькой машины, радостно спрыгнул... Как бы точнее обрисовать? Внешность спортсмена Валуева: огромный торс, скошенное чело, запавшие глазки, длинные руки, из типажей "нарочно не придумаешь". Несомненно мы были знакомы (особенности бытия маленьких городков), но знакомством, которым не светят. Даже идя навстречу друг другу, я "вдруг" начинала интересоваться магазинной витриной, растущим деревом, чужой собачкой, цветочной клумбой, урной, облаком, чем угодно, лишь бы не здороваться.
  
  И вот это чудо срывается с ресторанного крыльца, оставляя на нём компашку не менее колоритных друзей-бугаёв, и с улыбкой полудурка несётся в нашу сторону, раскинув ручища-захваты.*
  
  Я искренне испугалась. Рядом в машине находился самый настоящий бандит. Кем стал "валуев" в моё отсутствие, я не имела понятия - его внешность вполне подходила как для смотрящего по городу, так и для последнего отморозка. Но мне хватало одного, сидящего рядом. И пока, проматывая в мозгах варианты причины стремительного броска в нашу сторону "валуева", пыталась предугадать последствия, мой "покупатель" дал слабину:
  - Это ещё кто?! - выдохнул нервно и посерел лицом.
  И я неожиданно для себя брякнула:
  - Любовник. Недавно из тюрьмы, пятнадцать лет за убийство сидел.
  
  Я слышала, что "валуева" в юности судили за никчемную аферу. С какой стати придумала про убийство и любовника - не имею представления, но очевидно так было задумано свыше.
  ________________________________________________
  * - После возвращения с афганской войны многие жители того городка открыто выражали мне своё восхищение. О встрече с милицейским начальством рассказано выше. Однако и вернувшиеся из тюрьмы, а их хватало в те годы, также пытались наладить со мной если не дружбу, то общение. Очевидно они видели во мне "своего парня". Тюрьма и война - основные составляющие советской истории.
  

  
=== Заключительный акт "спектакля" ===

  
  Пока я на всякий случай натягивала улыбку, вынужденно собираясь изображать сердечную встречу с приближающимся "валуевым", "мой" бандит обедать передумал. Ему срочно понадобилось позвонить. Бросив мне коротко о звонке, он выскочил из машины и быстрым шагом, почти бегом, переместился в сторону соседнего с рестораном здания телефонного переговорного пункта. Мобильников тогда не существовало. А я, выйдя к "валуеву", начала притворяться очень довольной неожиданной встречей и даже пыталась расспрашивать его о жизни. С таким же интересом могла расспрашивать газетный киоск, стоявший неподалеку, или ближайшее дерево (на что только не не пойдёшь в непростые минуты). Причём, притворяться пришлось достаточно долго, в советские времена звонок в другой город с междугороднего переговорного пункта начинался заказом, а заканчивался длительным ожиданием. Весь разговор мог состоять из пары слов, а ждать порой приходилось по часу и более.
  
  В этом месте у многих читателей наверняка появится недоверие к повествованию. Да, уже понимая, что мой уставший "покупатель" находится в полном смятении, что он побежал отзваниваться "бригадиру" (а кому он мог ещё звонить? только тому, кто оставил его на "задании"), я спокойно могла попросить "валуева" о помощи, тем более, компашка под стать ему друзей, стоявших на ресторанном крыльце, выглядела готовой к любым приключениям.
  
  Но я думала о "бригаде" численностью до двадцати человек, приблизительно столько их насчитывалось при нашей первой встрече в селе Засулье, где мы с Юрком мирно вкушали сочные шашлыки. Ну, тюкнем сейчас по темечку вернувшегося с переговорного пункта "покупателя", точнее, не "тюкнем", а "тюкнут". "Валуев" со своими дружками.
   В знак наказания обязательно прошарят карманы и заберут дипломат. А в дипломате лежат деньги, которыми тряс перед моими глазами бандит, немалые деньги, и наверняка они не его, а - общие средства всей "бригады". И завтра (или уже сегодня ночью?) ожидать нашествия остальных? Ведь у них, как сказала, были все мои данные, включая домашний адрес. А потерю даже части "общака" никто безнаказанно бы не оставил. Тогда и за меньшие деньги убивали.
   И интуиция шептала о другой тактике, тем более, "покупатель" уже давaл явную слабину.
  
  Интуиция не подвела. Когда я догорала от стыда перед прохожими за вынужденное общение с тем, кого в другое время открыто не замечала, вернулся мой "покупатель" и уже в машине сообщил о якобы временном прекращении сделки и попросил доехать до автовокзала.
  
  Что я почувствовала? А что можно чувствовать, вырвавшись из вражьего плена? Pадостная волна шибанула в голову, я была готова визжать от счастья, кричать, прыгать, будь во мне сила, я бы и на руках его отнесла до автовокзала. Тем более, я физически ощущала возле себя абсолютно другое существо. Преступниками ведь не рождаются, даже у самых матёрых случаются периоды возвращения в свою первородную личину, а "мой", судя по всей истории, был не самым пропащим. И с переговорного пункта он вернулся человеком, освобождённым от неприятных, принятых ранее, обязательств. Вполне нормальным.
  
  Итак, я разрешила ему довезти нас на моей машине до автостанции. Победители благородно-великодушны, а то, что в многочасовой схватке (с поддержкой Свыше) победила я, не только оставшись с машиной, но и разжмякав противника морально, сомнений не вызывало.
  
  
* * *
  
  Подъехав к автостанции, мы остановились на асфальтовом пятачке недалеко от автобусного перрона, но бандит уходить не спешил. Его, не справившегося с порученным, развалившего дело по захвату очередного транспортного средства в "автопарк" "бригады", терзал вопрос - КТО я. О своём позорном проигрыше он понимал, ему хотелось знать: КОМУ он проиграл. И мне сложно предугадать дальнейшее развитие событий, если бы я, окрылённая и расслабленная удачным финалом, наболтала ему правду.
  
  Но ТOT, кто зорко следил за развитием ситуации, не дал мне времени. Из-за угла забора, тянувшегося вдоль дорожки, ведущей к железнодорожным путям, вынырнул высокий крепкий парень. Он уже поворачивал в сторону универмага, имею ввиду торговый комплекс, расположенный справа при въезде на площадь Вокзальную, однако, увидев меня внутри сверкающей в предзакатных лучах машине, одиноко стоящей в стороне от стоянки такси, он резко изменил направление. Александр Беликов, бывший одноклассник, выделяющийся среди остальных мальчишек нашего класса большим горбатым носом. Мы не встречались сто лет и я давно забыла об его существовании. Как Беликов умудрился рассмотреть меня внутри автомобильного салона - не имею ни малейшего понятия, особенно если учесть, что я сидела с противоположной к тротуару стороны. Допускаю, что он слышал о возвращении меня с афганской войны и о приобретённой машине, городок маленький, слухи разносились быстро, а новых машин на тот момент в городе бегало раз-два и обчёлся. А девятка вишнёвого цвета наверняка была только у меня одной. Вот Беликов и спешил поприветствовать, свернув с тротуара и шагая напрямик через травяной газон.
  
  Про его горбатый нос я уже написала? Очевидно разбойничьему виду Беликова отводилась своя роль. Ведь на его месте мог оказаться тот же Миша Коваль или Паша Дренгаль, оставшиеся в городе после окончания школы, в отличие от остальных одноклассников, разъехавшихся по учебным заведениям других городов. Если точнее, то Миша Коваль сначала поступил в военное лётное училище, но его комиссовали по зрению. И он вполне мог в это время болтаться вблизи автостанции.
  
  Но нет, появился именно Беликов.
  
  Мой "покупатель" судорожно схватился за ручку дверцы. Он сидел за рулём как раз с той стороны, с какой приближался Беликов со своим разбойничьим фейсом, и "покупатель", ещё толком не пришедший в себя после встречи с "валуевым", вторично за короткий отрезок времени испытал настоящий страх, который снова не смог скрыть. Может принял за хитропродуманную ловушку? Ведь, повторяюсь, при нём находились большие для того времени деньги и они явно были "общаковскими". Он и "валуева" испугался по той же причине. Быть побитым его не страшило, буквально на несколько дней раньше их "бригаду" где-то жестоко изметелили, своими глазами я видела обильные синяки и шишки на их бандитских рожах. Для него было страшнее потерять бандитский "общак". Такие деяния карались жёстко и на моё безобидное (приходилось держать игру до последнего):
  - У тебя пара дней в запасе, иначе машину продам другим, - при этом твёрдо зная, что, даже если они отзвонятся, я обману, что машина уже продана, он остервенело рявкнул:
  - Да пошла ты!!! Вместе со своими друзьями-милиционерами, папашами, братьями, любовниками-убийцами!
  
  Ей Богу, так и послал. Хотя до последней минуты пытался выглядеть пусть незадачливым, но культурным покупателем, ведь, по большому счёту, пытаясь меня ограбить и, даже не сомневаюсь, такое время было, готовым на убийство, открыто он ни словом, ни действием меня не обидел.
  А тут - мгновенное преображение.
  Рявкнул и выскочил из машины. Наверняка всему есть предел, в том числе бандитской выдержке, особенно если бандит привык работать в "коллективе", но вдруг оказался без поддержки, да ещё на чужой территории. И весь его вид уже не кричал, а орал не стесняясь, что, освобождаясь от меня, он сбрасывает незримые путы.
  
  Таким - свободным, счастливым, легконогим - он мне и запомнился. Он даже увеличился в размерах и чем быстрее удалялся со своими немалыми деньгами, тем уверенней становилась его поступь. Хотя не известно кто от кого освободился. Уж в каком напряжении и страхе я пребывала несколько часов - рассказать слов русских не хватит.
  
  
* * *
  
  С подошедшим Беликовым мы долго не болтали, не до него было. Обмениваясь дежурными фразами, я не переставала краем глаза следить за бандитом, а когда он исчез за дверями автовокзала, то, распрощавшись с одноклассником, шустро (не дай Бог вернётся бандит) заперла машину и укатила домой на такси, а при щедром расчёте, передав таксисту ключи, попросила забрать машину. Без водительских прав рисковать не хотелось.
  Таксист просьбу выполнил. В маленьких городках, как писала выше, дружба с таксистами входила в обязательный атрибут бытия уважающих себя людей, и вечером "девятка" цвета забродившей вишни вновь стояла под окнами нашего дома...
  
  
  

BМЕСТО ЭПИЛОГА

  Мораль? Помимо получения очередного подтверждения в ЕГО существовании, и даже не хочу слушать, что так удачно сошлись звёзды или сложились счастливые обстоятельства, я извлекла дополнительный урок, но уже горький. Жадность - наказуема и феномен старухи с разбитым корытом - это не о сказке. Это о нашей жизни. Ведь через мои руки прошли совершенные для 1988-1989 годов модели. Нет. Зудело по "Волге", хотя в роду даже "Запорожцев" никогда ни у кого не было.
  
  Обещанный талон на "Волгу-24-10" меня не дождался и пока совершала сложную комбинацию с получением талона на "Волгу" уже законным путём - СССР развалился, деньги обесценились и проданная мной за 9.000 рублей "девятка" через неделю стоила 25.000 рублей, через месяц - 50.000, а далее 200.000... 300.000... 400.000... И это при всём при том, что премьер Рыжков с ясными глазами младенца с телевизионных экранов заверил о недопустимости в стране повышения цен. Преступники и лгуны уже тогда находились во власти.
  
  Так что со своими 9.000 рублями я могла приобрести разве что мясорубку.
  
  И ещё, как видно из повествования, любая, даже самая, казалось бы, безвыходная ситуация может иметь несколько вариантов развития. Главное - не падать духом и не терять человеческих качеств. Я никогда не считала себя шибко умной или беспредельно храброй. Авантюризм, азарт, лихачество присутствуют, но и понятие страха знакомо, война доказала, - это когда трясутся не только ноги-руки, но даже макушка. Потому в бутылку не лезла, ситуации не усугубляла.
  
  Ложь во спасение? Как видим, это действует, хотя я, считающая себя ярой противницей лжи и фальши, до сих пор не знаю причины, толкнувшей на создание выдуманных образов. Подсознательно возводила вокруг себя оберег, за которым могла спрятаться как за частоколом? Не знаю. Язык работал помимо моей воли. Зато выражение "ложь во спасение" теперь воспринимаю без прежнего скептизма...
  
  09.04.2010
  
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018