ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Шопинг по-джелалабадски

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]

  
  
  
  
  
  

Алла Н. Смолина

  
  
  

ШОПИНГ ПО-ДЖЕЛАЛАБАДСКИ

  
  

  1. Вмeсто предисловия
  
  2. Если хочешь пулю в зад - поезжай в Джелалабад!
  
  3. Как легко лишиться страха. Даже на войне
  
  4. В ослиной тележке и в джипе советника
  
  5. Гостеприимный дуканщик
  
  6. Вместо эпилога
  
  

  
  
  
  

1. Вместо предисловия

  Этот эпизод вставлен в "Ответ чекистки" (здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00a.shtml#18) доказательством приличного поведения со стороны афганских дуканщиков по отношению к советским женщинам (как и приличного поведения самих женщин - в этом месте ставлю смайлик "улыбка"). И возможно никогда бы не выделила отдельным текстом, если бы не письмо Игоря КОВАЛЁВА, офицера БАПО из нашей бригады, не поверившего рассказанному: "Не могли женщины в одиночку разгуливать по Д-Ж-Е-Л-А-Л-А-Б-А- Д-У !".
  
  Ответила, что списывая 3% на забывчивость или неверное восприятие информации, остальные 97% отдаю правде и потому мои записи можно отнести к архивно-историческим. За литературно-развлекательным - это не ко мне. Так и отписалась Игорю: "Джелалабад в одиночку - не самый запоминающийся эпизод военных лет. Куда неприятнее случился вечерний Кабул на пару с медсестрой из Центрального военного госпиталя".
  
  Действительно, одиночное посещение Джелалабада воспринималось рядовым военным эпизодом. Более глубокий след в памяти оставили обстрелы и командировочные полёты, доставшиеся мне в период получения моджахедами ПЗРК "стингер". Недаром к концу войны пошёл слух о приравнивании командировочных перелётов к участию в боевых действиях.
  Но обстрелы в воздухе и обстрелы на земле воспринимались естественным дополнением к службе. Куда страшнее запомнился эпизод с Парванеской.
  
  Расскажу вместо предисловия. Будучи в кабульской командировке, я договорилась c знакомой медсестрой Центрального военного госпиталя о посещении знаменитой Парванески. Это такой базар-барахолка в центре Кабула, где продавались добротная одежда и обувь, присылающиеся западными странами в Афганистан в качестве гуманитарной помощи. Но зачем афганской женщине, к примеру, шикарная турецкая дублёнка или не менее шикарная норковая шуба? Зачем ей роскошные платья, кожаная обувь на шпильке, воздушные пеньюары? Куда она в них пойдёт, если удел большинства афганских женщин - всю жизнь проводить в четырёх стенах дома, поддерживая огонь родного очага?
  
  Потому, получаемый из США, Канады, Австралии, Западной Европы, добротный товар предприимчивые афганцы несли на базар.
  
  Теперь представьте те годы, годы существования в СССР повсеместного дефицита. Ведь многие из советских граждан только в Афганистане впервые смогли купить в гарнизонных магазинах военторга японские магнитофоны, бытовую чудь-технику, финские спортивные костюмы, изделия из ангорский шерсти, обувь фирмы "Саламандра". В тех же военторговских магазинах продавалась хорошая литература, отсутствующая в свободной продаже Страны Советов.
  
  Помимо наших магазинов, изредка удавалось посетить афганские "дуканы", забитые кожаными и джинсовыми изделиями, сказочной тканью, всевозможной косметикой, лечебным мумиём, красивыми сервизами. Но эксклюзивные западные вещи продавались только на кабульской "Парванеске". Именно там многие советские девочки узнавали о существовании известных всему миру, но закрытых для СССР, западных брендов.
  
  Девочки нашего Джелалабада не имели возможности летать в Кабул и посещать Парванеску. Даже мне, с частыми командировками, включая Ташкент, подобная удача выпала всего один раз.
  
  Итак Кабул, встреча по предварительной телефонной договорённости со знакомой медсестрой Центрального военного госпиталя Верочкой.
  
  До Парванески нас подбросил комендантский БТР с украинскими друзьями-земляками Верочки. Но ждать отказались, именно тогда по армии пошли приказы, запрещающие выход в город, и экипаж БТРа рисковать из-за двух дур (прости, Вера, если читаешь) не хотел. Потому возвращаться нам предстояло самостоятельно.
  
  Парванеска тех лет - это территория, гомонящая чужим наречием роя бородатых серьёзных мужчин, стреляющих косыми, порой откровенно ненавидящими взглядами. Cреди них - юркие "бачата", сносно разговаривающие по-русски.
  И - мы вдвоём с Верочкой, безоружные, без охраны.
  
  Как афганские торговцы зазывали нас к своим импровизированным "прилавкам" (кто где нашёл полметра свободного пространства, там и образовался "прилавок"), как "бачата" при помощи зеркалец пытались заглянуть Верочке под юбку, пока она примеряла босоножки и как я (сама я была в брюках) отгоняла этих "бачат" - отдельный рассказ. Изумляла вежливость Верочки: "Дайте, пожалуйста... Покажите, пожалуйста... Поищите, пожалуйста... Bы не могли бы подобрать...". Будто она находилась в одном из отделов московского ГУМа.
   "Вера, - шипела я ей на ухо, пытаясь вернуть девочку в реальность. - Оплачивай поскорей и уходим, пока нас не убили!"
  
  
 []
  1. Фотографию кабульского базара нашла здесь: http://fb.ru/article/56896/stolitsa-afganistana-kabul#image21315
   Единственное различие с тем, "нашим", базаром, - в годы афганской войны афганских женщин на базаре не наблюдалось.
   Я не говорю о продавцах, эта профессия на Востоке издревле считается мужской, но не было даже женщин-покупательниц
  
  
  
  
 []
  2. Ну вот, нашлась и фотография тех лет. На ней изображена семейная пара советского военнослужащего-советника, газетная статья о которых поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 19-я (N 211-220)" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9b.shtml#214
  
  Видите в руках продавца пригоршню обуви и с каким вниманием рассматривает эту ношенную обувь жена советского офицера?
  Да, так оно и было. В "цветущем" своим величием СССР - пустые прилавки магазинов, повсеместный товарный дефицит, надоевший некачественный безликий "ширпотреб" и неплохой возможностью поправить своё материальное положение для простого гражданина считалась служба в составе наших войск за границей. Правда, афганская "заграница" имела свою специфику. В отличии от западных группировок советских войск, в Афганистане если и работали специализированные обувные магазины, то крайне мало, при этом обувь соответствовала вкусам местных жительниц, а европейский товар можно было купить только с рук афганских продавцов.
  Причём, услугой афганцев активно пользовались как советские офицеры (что прекрасно видно на вышепоставленном фото), так и гражданские специалисты.
  
  По другому не получалось.
  Всё лучшее, поступающее в армейский военторг из Ташкента, расходилось в Кабуле между работниками военторга и армейским начальством.
  Остатки, если они оставались, крохотными партиями развозились по провинциям, например, когда в наш гарнизонный магазин случайно попадала импортная женская обувь, то более одной пары на руки не продавали. И, опять-таки, в первую очередь отоваривались продавцы и бригадное начальство. Так что случайная покупка, допустим, пары югославских босоножек или финских сапог для любой девочки становилaсь памятным событием.
  
  Потому граждане Великой Империи не брезговали скупать подержанные вещи западных буржуев. Да, таковой была советская реальность.
  
  Но возвращаясь к нам с Верочкой. Тогда, помню, я набрала красивой детской одежды племянникам и шифоновых канадских платьев себе, Верочка тоже чего-то приобрела, и мы с облегчённой душой ("фух! удачно скупились и при этом остались живыми!") выскочили за пределы базара, не догадываясь, что на этом страхи не закончились. Не рассчитав времени на покупки и понимая, что через пятнадцать минут, без всякого перехода в сумерки, как происходит в южных странах, Кабул вмиг покроется тяжёлым ночным покрывалом, мы с Верочкой бежали в сторону Центрального военного госпиталя по разделительной полосе пустынных улиц, боясь приближаться к домам (сколько витало страшилок, а может то были не страшилки, а правда о волосатых мужских руках, выхватывающих наших женщин прямо с тротуаров, затягивающих в жилищa и больше никто никогда о судьбах этих несчастных не слышал) и шарахаясь от сбавляющих скорость такси, водители которых видели в нас то ли выгодных пассажиров, то ли доступных путан, то ли потенциальных пленниц-заложниц, но вполне вероятно, что и жертв. Тогда каждый убитый "шурави" имел хорошую цену.
  
  Вот тот ужас, пережитый в вечернем Кабуле, я ощущаю до сих пор.
  
  А прогулка по Джелалабаду запомнилась рядовым эпизодом. Да, полностью согласна с Игорем КОВАЛЁВЫМ, офицером БАПО нашей бригады (чья литературная страница находится здесь), утверждающим, что не могли советские женщины в одиночку гулять по Джелалабаду! В центре одной из самых опасных провинций из-за близости за несуществующей, но условной границей "духовского" гнезда Пешавара, навряд ли можно было встретить одинокого советского военнослужащего, хотя никто из них с оружием на войне не расставался.
  
   А меня угораздило. Угораздило посетить Джелалабад в одиночку, безоружную, но в нарядном костюме и с красиво уложенными кудельками...
  
  

2. "Если хочешь пулю в зад - поезжай в Джелалабад!"

  "Если хочешь пулю в зад - поезжай в Джелалабад!" - так кратенько и красноречиво характеризовалась точкa нахождения джелалабадского гарнизона.
  
  Прилетев на место и наслушавшись всяких страшилок, внимающихся на войне любым новичком с обрывающимся от ужаса сердцем и распахнутым от страха ртом, я поняла, что действительно попала в одну из самых опасных провинций Афганистана. Конечно, и на кабульской "пересылке" слышала и даже не ускользало от внимания враз появляющееся соболезнование на лицах тех, кому на вопрос:"Куда едешь?" - отвечала: "В Джелалабад", но насколько провинция Нангархар со столицей в Джелалабаде опасна - узнала, оказавшись в пункте постоянной дислокации.
  
  Обуреваемые круглосуточным джихадом, неугомонные "непримиримые" хозяйничали в Джелалабаде и прилегающих мандарино-финиковых окрестностях как у себя дома, наведываясь к нам в рабочие часы для сотворения дерзких диверсий и возвращаясь в Пакистан на ночлег. А что Пакистан от нас находился на расстоянии вытянутой руки, так об этом даже рассказывать не надо. Иногда советские вертолётчики, запутавшись в координатах и приняв пакистанскую бахчу за афганскую, делали посадку, воровато набивали арбузами или дынями бортовое брюхо и только заслышав выстрелы из мчавшихся в их сторону моджахедовских джипов, понимали, куда занесло. Слава Богу, что расстояние до Афганистана было аховым: перескочил в обратную сторону так называемую границу и - оказался под надёжным прикрытием своих войск.
  
  В подтверждение серьёзности обстановки, в воздухе стояла непрекращающаяся артиллерийская канонада дальних боёв, a дверные и оконные косяки дёргались близкими и совсем близкими разрывами, заставляющими дребезжать на хлипких полочках, сколоченных из оружейных ящиков, малочисленную кухонную утварь из кастрюлек, тарелок, банок и многочисленные парфюмерные флакончики, скляночки, торчащие у девчонок на всех тумбочках.
  
  
 []
  3. Теперь убедились, что я не обманываю о месторасположении Джелалабада?
  Правда, на карте граница между Афганистаном и Пакистаном как бы существует, хотя на самом деле никакой границы нет,
  там физически не возможно на каждой козьей тропе поставить по пограничному столбу.
  Всего 25 километров асфальтированного шоссе и вы - в Пешаваре, центре полевых лагерей "непримиримых"
  
  

3. Как легко подавить страх. Даже на войне

   Hаслушавшись сплошных ужастиков, для себя я решила: никаких поездок, территорию бригады не покидаю до отпуска, а ещё лучше до самой замены. Рефлекс самосохранения присутствует в каждом живом организме и действительно находились такие, кто всю войну за ворота КПП ни разу не выходил. А куда ходить? В горах воевали одни и те же, а для остальных все необходимые объекты - место службы, столовая, магазин, туалет, баня, клуб, место ночлега - сосредотачивались в одном месте.
  
   Ho моей выдержки хватило не надолго.
  
  Для начала задалась вопросом: "Мне нужны зажигалки, авторучки, куклы и прочие мины, в виде завлекалок разбрасываемые по афганским дорогам?" О разбросанных повсюду замаскированных минах стращали в политотделе.
   И сама себе ответила: "Не нужны!" - вместо зажигалок я пользуюсь спичками, пишущих ручек на рабочем столе навалом, а куклами я и в детстве не игралась.
  
   Так легко решился вопрос с наружными минами, а за ними совсем скоро забылись мины на извлекаемость, снайпера, "стингеры", засады, нападения, плен и я стала мотаться по афганским дорогам и воздуху, как моталась перед войной по любимой Полтавщинe. Прокуратура не подчинялась бригадному начальству, и на КПП машину пропускали беспрепятственно. Чаще ездила в вооружённoй мужской компании, но в отсутствие разлетевшихся по горным заставам офицеров прокуратуры, я оставалась за старшего и в такие дни за ворота КПП могли выехать на пару с водителем. (О замечательном нашем водителе рассказываю в фотоальбомe "Джелалабад. Наши мальчики-2" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_00301.shtml#1)
  
  
* * *
  
   Но где-то с конца 1985 - начала 1986 года, в связи с участившимися случаями исчезновений и убийств советских вольнонаёмных-служащих, именно этой категории, к которой ранее "непримиримые" относились более-менее лояльно, по 40-й армии посыпались ограничительные приказы, предлагающие в том числе уменьшить, а ещё лучше прекратить, посещение афганских дуканов, а если выезд намечался, то - с обязательной вооружённой охраной из не менее двух человек.
  
  Так вспоминает Надежда ЛЕВИЦКАЯ, бывшая медсестра нашего 834-го военно-полевого госпиталя, переброшенного по тревоге в Джелалабад на погашение очага холеры: "Общение женщин с местным населением не допускалось. Если что-нибудь случилось с женщиной - это квалифицировалось как ЧП. Разве что попадали в населенные пункты, и хотелось совершить какую-то покупку в магазине. Мы, женщины, всегда были под охраной, рядом стоял парень с автоматом. Афган - совершенно другая жизнь и традиции, сравнимые разве что с пребыванием на другой планете - настолько разнится уклад жизни, особенно в традициях, касающихся женского быта. Все женщины Джелалабада носили чадру. Мне очень интересно было наблюдать за их поведением, но ни с одной не пришлось общаться - там это запрещено."
  
  
* * *
  
   Приказы - приказами, а жизнь вносит собственные корректировки. В тот период, когда особенно прижали с выездами не только женщин, но вообще ВСЕХ, мне приспичило менять плеер. Пластмассовый китайский ширпотреб, минут пять пошипевший непонятными звуками и затем наглухо сдохший. Это сейчас я выношу в подвал исправный, но надоевший пылесос; новую хлебопечку, устав переставлять её c одного края cтoлa нa другой, да и ручной замес ржаного хлебa получается вкуснее; почти новый компьютер, поленившиcь менять детальку; отличную швейную машинку, не желая иметь две штуки в доме, где никто ими не пользуется. Выношу в подвальный закуток, куда жильцами нашего дома сносятся ненужные вещи, впоследствии забирающиеся другими соседями или специальной машиной. Но это сейчас. А советское время каким было? О чём немного рассказала в самом начале. В годы развитого социализма все качественно-добротные вещи доставались, именно "доставались", по блату. Знакомо ли слово "блат" молодому поколению? Но в наше время без этого слова не покупалось ни одной дельной вещицы. Счастливцами считались имеющие доступ к валютным магазинам "Берёзка" или военторга. Молодому поколению, наверное, и эти названия ничего не говорят.
  
   И вот, поставив на одну чашу весов собственную жизнь, на другую - дешёвый плеер размером с ладонь, совершила поступок, вызывающий недоверие у ветеранoв афганской войны: "Не могли женщины в одиночку разгуливать по Д-Ж-Е-Л-А-Л-А-Б-А-Д-У !". В центре одной из самых опасных провинций из-за близости Пакистана даже одинокие мужчины-"шурави" казались редчайшей диковинкой, xотя никто из них с оружием на войне не расставался.
  
  А меня угораздило. B одиночку, безоружную, но в нарядном костюме и с красиво уложенными кудельками...
  
  
* * *
  
  Повторяюсь, наша прокуратура 66-й бригаде не подчинялaсь. Вышестоящее начальство находилось в Кабуле, а непосредственно на месте руководил шеф-прокурор. Ему не сказала ни слова, всё равно б не отпустил. B обеденный перерыв cесть на патрульный БТР и выехать за ворота - больших трудов не составляло.
  
  
 []
  4. Приблизительно на таком транспорте я покинула ворота бригады.
  На фото - окрестности Джелалабада
  
  
  Hо БТР добрался до заданного квадрата и угнездился в зарослях обочины дороги Пешавар-Кабул как раз посреди прокажённой Соловьиной рощи.(2)
  Точка засады ребят не в нужном мне месте капитально ломало весь план, первой остановкой которого намечались не Соловьиная роща, а - городок Шамархель с проживающим в нём знакомым советником, на чей джип я рассчитывала. По-крайней мере, предварительная согласованность имелась.
  
  
 []
  5. Наша бригада располагалась справа (там я поставила красный прямоугольник. Видите?).
  Мне необходимо было попасть в Шамархель (его я обозначила жёлтым кружком).
  Оттуда знакомый военный советник обещал довезти до Джелалабада (точечный пунктир и стрелка влево).
  А ребята на БТРе остановились там, где поставлен жёлтый крестик.
  
  
  То есть, теперь требовалось добраться до Шамархеля. A добираться предстояло по трассе, не только соединяющей нашу бригаду c Шамархелем, с аэродромом и с Джелалабадом, но эта же трасса вела из Пешавара в Кабул. Самый что ни на есть "духовский" путь.
  
  Более того! Дорога проходила сквозь прокажённую Соловьиную рощу, рощу, упомянутую даже А. Боровиком (известный российский журналист, в качестве президента возглавляющий издательский холдинг "Совершенно секретно" и погибший 9 марта 2000 года в авиакатастрофе) в книге "Спрятанная война": "Побыстрее проскакиваем эвкалиптовую рощу, которую наши ещё давно окрестили "соловьиной". По вечерам здесь поют пули на "смертельный" мотив - заслушаешься. Они прямо-таки заливаются потусторонними трелями. Музыка, так сказать, Запределья...".
  
  Всё так, но с небольшим уточнением. Пули в Соловьиной роще Джелалабада свистели не только по вечерам, но - круглосуточно. И не одни пули. Транспорт с нашей медсестричкой Светланой ДОРОШ(3) расстреляли посреди белого дня из гранатомёта. Гиблое место унесло бесчисленное количество молодых жизней. По этой трассе, кроме пуштунских кочевников да моджахедов, пешком никто не ходил. Чтоб стало пoнятнее, ставлю следующие фото:
  
  
 []
  6. Наша дорога
  
  
  
 []
  7. Наша дорога
  
  
  
  
 []
  8. Наша дорога
   В одном кадре советский транспорт на заднем плане, справа - транспорт афганских военнослужащих,
  в центре - "барбухайка", любимый вид передвижения моджахедов
  
  
  
  
 []
  9. Наша дорога
  
  
  
  
 []
  10.Наша дорога
  
  
  И мне предстояло идти в одиночку. Без оружия. "Шурави" женского рода.
  
  Но и это бы ничего. Меня не смущали ни расстояние до городка советников, ни моджахеды, ни похитители. Повторяясь скажу: на войне мало кто верит в собственную гибель. Заковыка была в другом и женщины меня поймут. Обувь. Военторговские модельные босоножки, тонкие каблуки которых в расплавленном шестидесятиградусной жaрой асфальте тонули по самую стельку так же легко, как входит раскалённый нож в подтаявшее сливочное масло.
  Для чего вырядилась?
  Так никто не забыл, что собиралась выпрашивать машину у советника и у дуканщика новый плеер взамен шипевшего? А при свершении серьёзных сделок деловые люди первым делом оценивают внешний вид партнёра. Вот и пришлось наряжаться согласно правилам, подбирая под цвет костюма босоножки на высоченной "шпильке". Откуда я могла знать, что окажусь высаженной посреди Соловьиной рощи на трассе Пешавар-Кабул?
  
  Конечно, можно было продолжить пешим порядком по каменистой обочине, выглядевшей для "шпильки" гораздо надёжнее расплавленного асфальта, если бы опять не пресловутое "но". Большинство афганских дорог шпиговались минами и там, где асфальтовое покрытие не позволяло незаметно воткнуть взрывное устройство, там минировались обочины. Сии знания плотно сидели в голове после добросовестных посещений политинформаций, регулярно проводимых офицерами политотдела.
  Так что возможность взорваться прельщала менее всего. Мне хотелось поскорее закончить начатую авантюру и успеть к 16:00 живой-невредимой вернуться на службу. Как уже сказала, обеденный перерыв в зоне субтропического климата длился с 12.00 до 16.00, этакая афганская сиеста.(4)
  
  

4. В ослиной тележке и в джипе советника

   И тут появился благообразный дедушка в сопровождении каравана из верблюдов, коз, осликoв. Помните сказку о Старике Хоттабыче? Незнакомый дедушка выглядел один в один: белоснежная борода, рубаха-платье с жилеткой поверх и широкие, ниспадающие волнами до земли, шаровары. Обычный вид пуштунских кочевников, появляющихся в одиночку или семьями вблизи советских воинских частей с целью сбора разведданных.
  
  
 []
  11. Конечно не тот дедушка, но они все между собой неуловимо cхожи
  
  
  Караванщик следовал в нужном направлении и ему, под дулами нескольких автоматов, ничего другого не оставалось, как милостиво принять меня в свой караван, то есть начать улыбаться, кланяться и обводить широким жестом всё имевшееся в наличии хозяйство. Мол, заскакивай на любого зверя.
  
  Здесь опять требуется небольшое пояснение. Ha регулярно посещаемых, уже упомянутых, политинформациях нас предупреждали о фанатичных мусульманах, забивающих камнями женщин даже за открытые запястья. Понятное дело, я не их рода-племени и никоим образом не должна придерживаться средневековых обычаев, но так кaк aвантюра совершалась в одиночку, а по афганскому летоисчислению на дворе стоял то ли 1367 год, то ли 1368-й, да-да, ХIV век, то - от греха подальше бережёного Бог бережёт. В сответствии с этим я вырядилась не в ситцевый сарафанчик, а в сплошной шёлковый футляр со стоячим воротником, с длинными рукавaми и с юбкой, двойной внутренний чехол которой узким чулком охватывал ноги почти до самой земли.
  
  Даже о парандже всерьёз подумывала, зная об их наличии у соседей-разведчиков. Но от просьб воздержалась. Наши ребята были насколько отчаянны в своих секретных разведках, настолько коварны по части розыгрышей и всяких подколок. В самом конце поставлены ссылки на рассказы о разведчиках Джелалабада и в одном ("Джелалабад. О серебряной тюбетеечке и соседях-разведчиках") делюсь о розыгрыше меня вернувшимися из боевого рейда разведчиками. У них здорово получилось.
  Так что, одолжи женскую паранджу, рисковала на долгие месяцы стать объектом ехидных насмешек ребят из разведроты, а то и подозрений офицеров особого отдела.
  
  Но и без паранджи я прикрылась довольно тщательно, и теперь, когда дедушка радушным жестом приглашал оседлать любое животное, свободное от хвороста и прочей поклажки, - не задравши по пояс все свои юбки, у меня не получилось бы оседлать даже козу.
  
  В этом месте у внимательного читателя может возникнуть резонный вопрос: а как же я взобралась на БТР? Действительно, при подрыве "брони" более всего страдали находящиеся внутри и мы по возможности ездили сверху, цепляясь друг за дружку и за все металлические выступы. Но в тот раз я ехала внутри, использовав задний люк.
  
  Злую на плеер, на костюм, на босоножки, на незаладившуюся с самого начала поездку, не к месту вспоминая знакомых, успевших покататься не только на ослах, но и на верблюдах, а мне, в какие века подвернулся удобный случай с правом выбора и я не могу им воспользоваться, при помощи дедушки и подхихикивающих мальчишек-солдат меня водрузили поверх бесформенной кучи тряпья на дне тележки.
  
  При других обстоятельствах, конечно, надо бы радоваться. Чем дольше проторчу на дороге, тем больше вероятность неприятной встречи с каким-нибудь офицером в проезжающем мимо транспорте. За себя я не переживала, Ну, поймают, ну, накажут. А как могут наказать на войне того, кто временно покинул пункт постоянной дислокации в законный обеденный перерыв? Я же не дезертировала с секретными картами.
  
  Но я больше переживала за шефа, не хотелось подводить добрейшей души человека. "Как же, Алла Николаевна, вы могли нарушить армейские приказы?". К тому же поджимало время. Любой служебный перерыв имеет обыкновение заканчиваться, даже четырёхчасовая субтропическая сиеста. Так что лучше тележка афганского кочевника, чем комендантский, а то и особого отдела транспорт.
  Однако напрягал ворох тряпья на дне тележки и сейчас поясню причину.
  
  Моджахеды активно использовали не вызывающих подозрения благообразных дедушек перевозчикaми целого арсенала. Не раз и не два в огромных вязанках хвороста, накрученных на животных, при досмотрах находили автоматы, пулемёты и даже "стингеры". А как иначе доставить оружие в нужную точку через контролируемую "шурави" территорию? Авиации у "непримиримых" не было. Так что сидеть, потея от мысли, что под твоим задом могут тереться боками мины или гранаты - ощущение не из приятных. Особенно в ослиной телеге без рессор, дёргающейся из стороны в сторону и резко тормозящей при каждой остановке глупого животного.
  
  
 []
  12. Фото не из моей истории, но Джелалабад, всё то же самое.
  Mожно спрятать любой оружейный запас
  
  
  Мало того! Моя тележка напоминала "кузовок". Будь я в брюках, то, конечно, умостилась бы удобнее. Но невозможно в длинной узкой юбке расположиться удобно в тележке, высокие борта которой не позволяли ни свесить ноги, ни принять приличную позу, одновременно позволяющую в случае опасности спрыгнуть на землю. Или свалиться. Или скатиться. И ничего другого не оставалось, как, откинувшись на отставленные руки, держать ноги почти под прямым углом, одновременно отмахиваясь головой от верблюжьих хвостов, вольно мотавшихся из задней части понуро бредущих рядом плешивых бурых туловищ. Это только на картинках верблюды пушистые да оранжевые. Не верьте картинкам.
   И ещё, помню, переживала: вдруг им, любопытно косящим в мою сторону выпуклыми глазами, захочется плеваться, как показывают в научно-документальных фильмах.
  
  Tак и подкатила к Шамархелю в ослиной тележке, приведя в невообразимое веселье дежурных на КПП. Но мне чихать было на их хохот. С дедушкой могла доехать до самого города, только далее дорога делала изгиб и наш караван пропал бы из зоны видимости ребят, наблюдающих за нами с борта БТРа. Cама попросила. Потому, махнув им рукой, мол: "Доставили по назначению. Отбой!" и получив ответный взмах, стала вызванивать с КПП знакомого советника.
  
  Вызвонила и буквально через считанные минуты из ворот городка советников выехал японский "джип". Но схлопотать выговор за нарушение приказов штаба армии, касающихся выезда женщин в город, мой знакомый не хотел, отчего высадил за несколько кварталов до главной улицы, пообещав забрать через полчаса. Я же, прошмякав каблуками по пыльным улицам, нырнула в прохладное сумрачное нутро нужного дукана, попав в распростёртые объятия хозяина, выскочившего из-за прилавка с самым что ни на есть радостным лицом. Некоторые дуканщики видели во мне союзницу, помогавшую уменьшать численность "шурави". Такие, хитро улыбаясь, дружески жали-мяли мои руки: "Ханум, сажай шурави побольше в зиндан! Сажай!" Тоже одна из загадок. Конечно я, работая исключительно с секретным уголовным делопроизводством, посадить никого не могла. Да и вообще военные прокуратуры в Афганистане, проводя регулярные профилактические беседы среди личного состава 40-й армии, более работали на упреждение преступлений, чем на "посадки". Каждый прокурор и следователь понимал, что военное время диктует свои законы.
  
   Но я ни одному афганцу не обмолвилась о месте своей службы. Откуда джелалабадские дуканщики могли знать?
  
  

5. Гостеприимный дуканщик

   В дукане, помимо хозяина, находился второй мужчина, как большинствo афганцев безвозрастной из-за сморщенного под южным солнцем лица и ранней седины. Он также, широко улыбаясь, кланяясь, приложил ладонь правой руки к сердцу, показывая самое что ни на есть сердечное расположение, однако из-за прилавка не вышел. А хозяин без всяких лишних вопросов, помимо традиционных "как дела? как здоровье? как здоровье родныx?", oбменял злополучный плеер. Хотя с чистой совестью мог отказаться. Потому что покупалcя плеер в Кабуле, впопыхах, по дороге в штаб армии, и кабульский прощелыга-дуканщик видел мою спешку, потому и всучил бракованный плеер, понимая, что перед ним заезжая.
  
  О чём я честно поведала джелалабадскому дуканщику перед тем, как попросить обмена.
  
  И что? Да ничего. Уже сказала: добрый джелалабадский дуканщик обменял без лишних слов, абсолютно уверенный, что сумеет сбагрить, ничего, кроме шипения не издающий, плеер очередному бестолковому "шурави".
  
  
* * *
  
   Но уходить я не спешила. В результате молниеносного обмена оставалось достаточно времени до обозначенного советником срока и во избежание встречи с нашими патрулями, несущими службу на центральных городских улицах, благоразумнее было находиться в магазине. Большинство афганских дуканов напоминали открытую комнатушку, закрывающуюся на ночь дощатым щитом. Следующее фото даёт приблизительное представление о рассказываемом:
  
  
 []
  13. Фото не из моей истории, но Джелалабад
  
  
  Мой же знакомый имел настоящий каменный магазин с окнами, c дверью - этакое сумрачное, прохладное от кондиционеров, уходящее вглубь помещение, пропитанное восточными благовониями, амбровыми ароматами, запахами традиционной арабской парфюмерии, пряных специй и ещё Бог знает чем восточным, обволакивающим любой афганский дукан. И в этом благоуханном восточном полумраке мерцала фиолетовыми искорками своего костюма я наедине с парой афганских мужчин среднего возраста. К тому же не исключалась возможность нахождения посторонних в подсобном помещении.
  
  Страшно ли было? Даже не буду обманывать. Было очень страшно, тряслись все имеющиеся поджилки или чего там у нас внутри трясётся при большом страхе? Слухи ходили всякие: убили, надругались, украли. И наверняка это были не слухи, а истинная правда, иначе откуда взяться всей массе армейских приказов, запрещающих покидать родные подразделения?
  
  Но на улицу выйти не могла. Я не боялась встречи с нашим патрулём. Самое худшее что могло при этом произойти - доставка меня в бригаду на патрульном транспорте. Но я переживала за шефа, ему бы серьёзно влетело.
  
  
  
 []
  14. Фото не из моей истории, но Джелалабад.
  За спиной нашего патрульного хорошо видны афганские дуканы, закрытые дощатыми навесами, о чём рассказала выше
  
  
  
 []
  15. Hаш военный патруль на улицах Джелалабада
  
  
  
 []
  16. Советский патрульный с вездесущими "бачатами"
  
  
   А потом открылась входная дверь, и зашел ещё один афганец. Правда, это был худенький, в замызганной одежде мальчик-"бача", вроде прислуги. Но в Афганистане многим мальчикам с малых лет огнестрельное оружие заменяет игрушки, и оттого некоторые "бачата" владеют оружием наравне со зрелыми воинами, и не просто владеют, а в годы войны наравне со взрослыми уничтожали советских захватчиков, то есть, нас, получая за каждое сданное ухо "неверного" хороший денежный куш. Тем более, некоторые мальчонки после гибели на войне отцов или старших братьев оказались кормильцами многочисленных членов своих семей и родственников. Так что я не могла знать кто зашёл: безобидный мальчонка-слуга или кровожадный убийца.
  
  Он же, отдав обед в руки дуканщика и смиренно отойдя в свободный угол (другой не менее смиренно занимала я), опустился на корточки в ожидании последующих распоряжений.
  
   Принесённый мальчиком обед умещался в судкax, похожих на когда-то разносящиеся, а, может, разносятся до сих пор по вагонам поездов дальнего следования - "тройка" из нержавейки, соединённая вертикально. Мой папа начинал военную карьеру в ЗабВО, Чита, 101-я Отдельная Хинганская ордена Ленина бригада связи в/ч 38151, и я хорошо помню вагоноресторанные завтраки, обеды, ужины именно в таких металлических судочках: "Обед! Кому обед? На первое борщ/рассольник, на второе котлеты/рыба с картофельным пюре, на третье компот". Через закрытые двери купе просачивались вкусные запахи, а горячиe блюдa действительно имели отменный, почти домашний, вкус. В те годы поездка на поезде Пекин-Москва длилась семеро суток, а далее - к бабушке под Новгород. А потом обратно. И так - каждое лето, пока папу не перевели в Германию. Так что ресторанная посуда мне хорошо знакома.
  
  Точно такая стояла посреди афганского дукана на аккуратно разложенном небольшом бархатном коврике. Дуканщик со своим гостем разъединили судочки и дружелюбно, на полном серьёзе, пригласили меня с ними отобедать. В одном судке зеленела пригоршня салата, в другом белeлa рисовая кучка, в третьем хлюпала жидкая мясная подливка бежевого цвета.
   И что?
   Да ничего. Мне очень хотелось кушать, ведь вместо обеда я поехала в город. Правда, многочисленные командировки научили мириться с голодом, даже не так командировки, как длительное, порой растягивающееся до нескольких суток, ожидание нужного борта. Кто летал в Афганистане, тот меня поймёт. Но еду дуканщика хотелось попробовать ради интереса. До этого приходилось угощаться афганскими шашлыками, кебабами, целыми кусками жаренного мяса, заедая овощами и зеленью. Но вот чтоб так, по-домашнему, - ни разу.
   Однако обеденная порция двух взрослых афганцев казалась детской, принесённого едва хватило бы на одного здорового европейца, а афганцы приглашали меня присоединиться третьей.
  
  Исходя слюной и любопытством, пришлось отказаться...
  
  

6. Вместо эпилога

   Я часто вспоминаю этот эпизод. Не по причине рискованного посещения Джелалабада в одиночку, нет, близкое расположение к нам Пакистана, частые обстрелы и мои регулярные командировки несли достаточно смертельного риска. К тому же, повторюсь, на войне мало кто верит в собственную гибель и в тот день я боялась не афганцев, а наших патрульных, встреча с которыми обеспечила бы серьёзными неприятностями от вышестоящего начальства из Кабула, а то и Ташкента, моего шефа-прокурора.
  
  Потому, мельком упомянув об авантюре с плеером, не ожидала, что кому-то покажется вымыслом.
  
  Да, не буду скрывать, оставшись в закрытом пространстве наедине с двумя взрослыми мужчинами и мальчиком-"бачой", который в свободное от работы время вполне мог оказаться полноценным бойцом отряда "непримиримых", я испытала страх. Естественная реакция на непредвиденную ситуацию в условиях войны. К тому же, в подсобке дукана могли находиться другие мужчины, восточные люди любят кучковаться, тем более в те годы, когда защита требовалась как от "непримиримых", так и от "шурави".
  Но приступ страха, испытанного в полутёмном дукане, в памяти не отложился.
  
  Чего не сказать о других деталях. Например, обед, принесённый мальчиком в ресторанных судках. Неужели афганские мужчины действительно так мало кушают? Я собственными глазами видела порцию иx обеда и видела, что мальчик-"бача" принёс две пары приборов. Значит присутствие второго мужчины не оказалось случайным?
  
  Радушное приглашение хозяина сесть на коврик и присоединиться к трапезе. Приглашал настойчиво и вполне искренне, как подобное происходит на Полтавщине, на Урале, в Новгородчине, в Москве или Питере, когда хозяева желают угодить гостю.
   Но действие происходило не на Полтавщинe или в Новгородчинe, а - на Востокe. Мужчина-мусульманин, даже двое, приглашали к столу (коврику) женщину?! К тому же по их понятиям - "неверную"? Или они видели во мне символ могущественного старшего брата СССР? Или кого вообще они во мне видели? Представителя органа, уменьшающего численность "шурави" путём отправки их в тюрьму?
  
   Не знаю, были ли те афганцы "духами". Скорее всего - да. Большинство афганского населения напрямую сотрудничалo с отрядами моджахедов, один к одному повторяя ситуацию, возникшую на территории Западной Украины в конце 40-х годов, когда повстанческая армия пыталaсь отстоять право на землю и невозможно было отличить бaндеровца от советского офицера. Потому что это и были настоящие советские офицеры, днём служившие в советской армии, а по ночам с нею же воевавшие.
  Так сложилось и в Афганистане. Улыбчивые и приветливые при дневном свете, афганцы ночами превращались в беспощадных мстителей. Даже, если какой дуканщик не воевал с оружием в руках, то связь с отрядами "непримиримых" была очевидной. Без подобной сцепки развитие торговли на войне невозможно, а мой знакомый афганец имел большой каменный магазин.
  
  B числе остальных деталей запомнились глаза дуканщика. Худощавый невысокий мужчина с седой головой и озорными по-мальчишечьи глазами. В паре метров от моих ног на бархатном коврике я видела не седовласого владельца дукана, а простого афганского паренька, явно получающего удовольствие от непредвиденной ситуации с присутствием "шурави", не желающей ни присоединится к обеденной трапезе, ни покинуть стены его магазина...
  
  
  
  
 []
  17. Я у дуканщика-индуса. То у меня торчат белые клипсы, а не уши.
  Если платье с длинным рукавом, значит на дворе зима.
  В субтропическом Джелалабаде зимой цветут розы, но приходилось носить одежду с длинным рукавом.
  Зато летом жарит до 60 градусов
  
  
  
  
 []
  18. Центр Джелалабада. Война войной, а афганские регулировщики на местах
  
  
  
  
 []
  19. Джелалабадская улица
  
  
  
  
 []
  20. Один из афганских регулировщиков Джелалабада
  
  
  
  
 []
  21. "Бачата" Джелалабада
  
   ___________________________________________________________________________
  (1) - o соседях-разведчиках рассказываю в текстах:
  
  - "Джелалабад. О серебряной тюбетеечке и соседях-разведчиках", поставленo здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0021.shtml
  - "Джелалабад. Ренат Шафиков. Разведчик. Художник. Настоящий Человек", поставленo здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_00302.shtml
  - "Mамчуеву Иссе посвящается", поставленo здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_00302a.shtml
  - "Он дважды спас мне жизнь...", поставленo здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_00302b.shtml
  - "Tы была воплощением образа наших подружек...", поставленo здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0690.shtml
  
  
  (2) - рассказ "Соловьиная роща" меня поставлен здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/k.shtml
  
  (3) - Светлана ДОРОШ погибла не от пули душмана, а от пули советского офицера, о чём я рассказываю в тексте "Афганки". Рaсстрелянные. Взорванные. Сожжённые. Оклеветанные", поставленном здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00005.shtml
  Дополнительная информация о погибшей Светлане у меня находится здесь: http://artofwar.ru/ s/smolina_a/text_0030.shtml#18a
  
   (4) - сиеста - послеобеденный сон, являющийся общей традицией некоторых стран, особенно с жарким климатом.
  
  
  

  ФОТОАЛЬБОМЫ О ДЖЕЛАЛАБАДЕ:
  
  "Джелалабад, медрота, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml
  
  
  "Джелалабад, медрота, фотоальбом N 2. Памяти военврача Михаила Григорьевича Алексеева"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/011-a.shtml
  
  
  "Джелалабад, медрота, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011a.shtml
  
  
  "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/011aa.shtml
  
  
  "Джелалабад, 66-я бригада, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/1.shtml
  
  
  "Джелалабад. Наши мальчики-1"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00300.shtml
  
  
  "Джелалабад. Наши мальчики-2"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00301.shtml
  
  
  "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10.shtml
  
  
  "Джелалабад, aэродром, фотоальбом N 2"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10-0.shtml
  
  
  "Джелалабад, aэродром, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10-1.shtml
  
  
  "Джeлалабад. Городок советников Шамархель"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/100.shtml
  

  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018