ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
О девочках, погибших в афганском небе

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Из цикла: "На суд потомкам после того, как малая кучка "товарищей со подругами" на своё скудоумие перекромсала героическое прошлое российских "афганок"

  
  
  
  
  

Опубликовано вo всероссийской газете "Красная Звезда" (03.03.2010):
   http://www.redstar.ru/2010/03/03_03/1_09.html

  
  
  
  
  
 []
  
   На oбложкe Наташа СМИРНОВА (МИХАЙЛОВА), с которой познакомились в интернетной сети после афганской войны.
  Обложка создана здесь
  
  
  

Всем девочкам, летавшим в афганском небе

  
В память Веры ЧЕЧЕТОВОЙ (1959-1987), с которой познакомились в командировочных перелётах.
  
  А также в память незнакомых девочек, погибших в афганском небе:
  
  Таня ВРУБЛЁВСКАЯ (1950-1984)
  
  Галя КOЛГАНОВА (1943-1984)
  
  Таня ЛЫКОВА (1963-1986)
  
  Наташа ЕРМАКОВА (1953-1986)
  
  Таня МОТОРИНА (1959-1986)
  
  Оля ШЕНАЕВА (1962-1987)
  
  Оля МИРОШНИЧЕНКО (1962-1988)
  
  

   1. П р о л о г
  
   2. Как хорошо леталось до того, как...
  
   3. Коварные моджахеды с не менее коварными "стингерами"
  
   4. Штопором - вниз, штопором - вверх
  
   5. Армейские приказы, портившие настроение
  
   6. Приказ о передвижении наземными колоннами
  
   7. Приказ о полётах в ночное время без использования бортовых огней
  
   8. Приказ oб обязательном использовании парашютов
  
   9. Последний полёт Веры ЧЕЧЕТОВОЙ
  
  10. Э п и л о г
  

1. П р о л о г

  27 октября 1984 года над Кабулом сбили самолёт Ташкент-Кабул.
   На посадку заходили шесть самолётов в двух тройках. Этот "Ил" ошибочно вклинился в чужую тройку и был сбит вместо борта,
  чьё пространство в воздухе он занял. В самолёте, вместо которого вклинился "Ил", летели две сотни десантников.
  Вот на них, предупреждённые своей разведкой, и охотились моджахеды.
   Но сбили другой.
   На борту сбитого находились две женщины, работники военторга:
  
 []
  
  ВРУБЛЁВСКАЯ Татьяна Анатольевна, товаровед торгово-закупочной базы,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
  (1950-1984)
  
   В Афганистане с апреля 1984 года, то есть афганская командировка Татьяны продлилась всего около шести месяцев.
  Какую смогла собрать информацию о Татьяне и погибшей вместе с ней КОЛГАНОВОЙ Галине, внесла в главу "4. История четвёртая. Работники военторга" текста "Судьба? Рок? Ангел-хранитель?", поставленном здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml#4
  
   Более полные данные на Таню находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#23
  
  
  
 []
  
  Вместе с Таней погибла КOЛГАНОВА Галина Александровна , товаровед торгово-закупочной базы,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
  (1943-1984)
  
   В Афганистане с февраля 1984 года, то есть афганская командировка Галины продлилась всего около восьми месяцев.
   О Гале рассказываю в той же же главе "4. История четвёртая. Работники военторга" текста "Судьба? Рок? Ангел-хранитель?", поставленном
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml#4
  
   Более полные данные на Галину находятся в "Спискe погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#24
  
  Так скупо трагедию описывают казённые строки:
  "27 октября 1984 года произошла боевая потеря самолета Ил-76М N 86739 128-го гв. втап (г. Паневежис). Самолет м-ра Ю.Ф. Бондаренко совершал рейс Ташкент-Кабул в составе тройки. Одновременно с авиабазы Карши шли три Тартуских борта. По полученным душманами разведданным третий заходящий на посадку Ил-76 перевозит в двухпалубном варианте более 200 человек личного состава ВДВ, его и выбрали целью атаки. Экипаж Бондаренко должен был заходить на посадку четвертым, но по случайности вклинился в первую тройку, став третьим в очереди и был сбит ПЗРК "Стрела" в 20-ти км юго-западнее Кабула. Ракета попала между первым и вторым двигателями. Все находившиеся на борту погибли. Временно самолеты данного типа к полетам в ДРА не привлекались, а вся нагрузка была распределена между Ан-12 и Ан-26".
  
  

* * *

  
   29 ноября 1986 года в самолёте АН-12 по маршруту Кабул-Джелалабад вместе с экипажем из восьми человек погиб двадцать один пассажир.
  Среди них были три девочки, летевшие в наш Джелалабад.
  Только одна имела срок службы в Афганистане в два месяца,
  Две остальных прибыли из Союза и Джелалабад должен стать первым их местом службы:
  
  
 []
  
  ЛЫКОВА Татьяна Васильевна,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1963-1986)
  
  13 ноября 1986 года Таня получила предписание в военкомате родного города, в Кабуле её распределили в Джелалабад и, не долетев до первого места службы, Таня погибла при взрыве самолёта. Aфганская командировка Татьяны длилась всего шестнадцать дней.
  
  Эту трагедию я вспоминаю в рассказе "Лариса-парикмахерша", поставленном здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/i.shtml#2
  Там же находится весь список погибших на этом борту.
  
  Более полные данные на Таню находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#5
  
  
  
 []
  
  С Татьяной погибла ЕРМАКОВА Наталья Даниловна,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1953-1986)
  
  23 ноября 1986 года Наташа получила предписание в военкомате родного города, в Кабуле её распределили в Джелалабад и, не долетев до первого места службы, Наташа погибла при взрыве самолёта. Aфганская командировка Натальи длилась всего шесть дней.
  
  Эту трагедию я вспоминаю в рассказе "Лариса-парикмахерша", поставленном здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/i.shtml#3
  Там же находится весь список погибших на этом борту.
  
  Более полные данные на Наташу находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#05
  
  
  
 []
  
  С девочками погибла МОТОРИНА Татьяна Анатольевна, старший товаровед,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1959-1986)
   В Афганистане с сентября 1986 года, то есть афганская командировка Татьяны продлилась около двух месяцев.
  
  Эту трагедию я вспоминаю в рассказе "Лариса-парикмахерша", поставленном здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/i.shtml#1
  Там же находится весь список погибших на этом борту.
  
  Более полные данные на Таню находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#005
  
  Так скупо трагедию описывают казённые строки:
  "29 ноября 1986 года произошла катастрофа самолёта Ан-12. Самолёт перевозил солдат, только что прибывших из СССР, и был сбит ПЗРК "Стингер" на высоте 6400 метров в 24-х км от аэропорта Кабула. 29 человек погибло. Самолет уничтожен взрывом сдетонировавшего груза боеприпасов (на борт находилось несколько тонн ракет С-24 и 400 кг взрывчатки)".
  
  Обратили внимание на "солдаты", "груз боеприпасов"?
  А то, что на борту находилось три девушки - ни слова.
  Вот такое в России отношение к "афганкам", что к погибшим, что к выжившим.
  
  

* * *

  
   14 января 1987 года в сбитом Ми-8 в районе н.п. Суруби при перелёте Газни-Джелалабад.
  Экипаж спасся, a четыре пассажира погибли.
  Cреди них была:
  
  
 []
  
  ЧЕЧЕТОВА Вера Петровна, машинистка секретного делопроизводства
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1959-1987)
  
  Данные Веры находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#20
  О Вере рассказываю ниже в тексте.
  
  

* * *

  
   22 октября 1987 г. в сбитом самолёте Ан-26 в районе аэродрома Джелалабада погибла:
  
  
 []
  
  ШЕНАЕВА Ольга Ивановна, медсестра госпиталя особо-опасных инфекций,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1962-1987)
  
   В Афганистане с декабря 1986 года, то есть афганская командировка Ольги продлилась около десяти месяцев.
  
  Более полные данные на Олю находятся в "Спискe погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#22
  
  Военные фотографии Оли и её сослуживиц поставлены в фотоальбом "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976":
  - здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#18
  - здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#28
  
  Ольгу я знала, она служила в нашем Джелалабаде, в 834-м военно-полевом госпитале в/ч пп 93976 особо-опасных инфекционных заболеваний, переброшенном в Джелалабад на подавление эпидемии холеры. Ей посвящён мой текст "Джелалабад. Подружки-сестрички",
  поставленный здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/d.shtml
  
  Так же героическому труду медиков-инфекционистов госпиталя, в котором служила Оля, у меня написан текст "Bам, вся родная медслужба",
  поставленный здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml
  
  Ту холеру, на подавление которой прибыла в том числе Оля, в тексте "Джелалабадские медики рассказывают" вспоминает Александр Иванович ДОБРИЯНЕЦ, в настоящее время - начальник отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа (искусственная почка) 432-го ордена Красной Звезды Главного военного клинического медицинского центра (ранее - госпиталя) Вооруженных Сил Республики Беларусь, г. Минск. В Афганистане - с 06.1984 года по 05.1986 года - ст. лейтенант/капитан медслужбы начальник приемно-сортировочного отделения отдельной медицинской роты 66-й отдельной мотострелковой бригады (вч пп 93992), хирург.
  Текст поставлен здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014.shtml
  
  Так скупо трагедию в небе, унёсшую жизнь Оли, описывают казённые строки:
  "22 октября 1987 года произошла боевая потеря самолета Ан-26 2-й аэ 50-го осап (Кабул). Экипаж к-на М. Мельникова выполнял свой третий боевой вылет в Республике Афганистан, совершая рейс по маршруту Кабул-Джелалабад. Ночью, при маневре захода на посадку, самолет был поражен ракетой ПЗРК "Stinger" и столкнувшись с землей разрушился. Кроме командира корабля погибли его помощник ст. л-т Симонян, борттехник к-н К. Зинченко, штурман ст. л-т Б. Литвинов, старший бортмеханик ст. пр-к С. Русак, радист пр-к А. Курило и два пассажира".
  
  

* * *

  
   В ночь с 21-го на 22-е января 1988 года под Гардезом "стингером" сбили вертолёт.
  Никто, включая экипаж, не выжил.
  На борту находилась:
  
  
 []
  
  МИРОШНИЧЕНКО Ольга Павловна, зав. столовой,
  служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны
   (1962-1988)
  Возвращалась из Союза после похорон мамы.
  В Афганистане с конца июня 1987 года. То есть, афганская командировка Ольги длилась около семи месяцев.
  
  Более полные данные Оли в находятся в "Списке погибших "афганок" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#1)
  
  Военные фотографии Оли вместе с фотографиями её сослуживиц находятся в фотоальбоме "Гардез, Гaзни, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/9.shtml#67
  
  
 []
  
  
  
    []
   Bертолёт, в котором 22 января 1988 года разбилась МИРОШНИЧЕНКО Ольга Павловна
  
  Так скупо трагедию в небе, унёсшую жизнь Оли, описывают казённые строки:
  "21 января 1988 года произошла боевая потеря вертолета Ми-8МТ 4-й вэ 50-го осап (Кабул). Пара совершала транспортный рейс по маршруту Кабул-Гардез, ведущим шел зам.командира полка п/п-к Дарьин Ю.В., ведомым нач. разведки полка м-р Пискайкин А.Г. При перелете хребта к северу от аэродрома Гардез, вертолет ведомого попал под огонь зенитных средств и, потеряв управление, упал на землю. Погиб экипаж из 3-х человек, влючая командира, летчика-штурмана ст. л-та С. Путенко и борттехника ст. л-та А. Кучеренко, а так же четыре пассажира, один из которых - к-н зам.ком-ра 266 ОРАТО по политчасти".
  
  

2. Как хорошо леталось до того, как...

   Обзавидовалась мужскому мастерству толково преподнести военные будни, когда, независимо от повествования, читатель чувствует себя реальным участником описываемых событий, будь то схватка за высоту, выход из окружения или фронтовая байка. Два-три крутых слова, пара специфичных, небрежно вброшенных, обозначений, типа: "1ПН51 (НСПУ-3) ночной стрелковый прицел унифицированный". И - всё! Читатель, а особенно - читательницы, в нервном возбуждении глотают содержимое залпом, порой даже не подозревая, что автор на войне никогда не был. Парадокс мирного времени.
  
   Я же, прослужив в Афганистане почти три года, так и не научилась облекать собственные повествования в геройско-фронтовую форму. Откуда-то выскакивают сентиментальные воспоминания с вклинивающимися меж ними женско-бытовыми вставками и посему извиняюсь за ошибки в военных терминах, как и за слезливость отдельных строк.
  
  

* * *

  
  Прибывшие в Афганистан после 1985 года стали свидетелями коренной ломки привычного уклада, к которому личный состав 40-й армии за пять с половиной лет войны успел хорошо прикипеть. По словам старослужащих, раньше воздушные перелёты никакой опасности не представляли. Борта гонялись в любое время суток и года по любым пустякам. Особым шиком в Кабуле считалось встречать бой кремлёвских курантов за новогодними столaми, украшенными россыпью ароматных сочных мандаринов, сладчайшего рубинового граната, свежесрезанных роз, хрупкие лепестки которых ещё хранили капельки джелалабадской ночной росы. В зимние месяцы на цветы и фрукты был щедр только наш субтропический Джелалабад и новогодний бартер проводился взаимовыгодно. Кабул Джелалабаду - ёлки, Джелалабад Кабулу - субтропические диковинки. Полёт туда-обратно занимал чуть менее двух часов.
  
  Вероятность быть сбитым или попасть в воздушный бой всерьёз никем не воспринималoсь. Какие воздушные бои, если авиация у местных моджахедов отсутствовала и лишь изредка, для "подразнить", с пакистанской территории залетали шальные истребители под управлением таких же шальных обкуренных лётчиков. Но советские пилоты вели себя не менее дерзко и разом ставили точки над "i", показывая кто хозяин в афганском небе.
  
   Правда, иногда случались потери, когда наши по незнанию или неопытности подлетали к противнику на досягаемое для выстрела расстояние, будь то автомат Калашникова или гранатомёт РПГ-7:
  
  
 []
  Моджахеды ИОА, вооружённые ДШК, АКМС и РПГ-7, 1987 год
  
  Иногда моджахедами в качестве наплечных зениток использовались старинные, окованные металлическими замысловато-ажурными узорами, кремниевые ружья, хранившиеся в сундуках со времён буро-английской войны. Да-да, каким бы смешным сегодня не казалось, но афганцы умудрялись сбивать наши борта даже из старинных кремниевых "буров":
  
   []
  Mоджахеды с "бурами" (винтовками Ли-Энфилд) и РПГ-7 на пути к перевалу Саохолсар.
  Афганистан, провинция Кунар, август 1985 года
  
  
   Однако в целом воздушное передвижение, по сравнению с наземным, считалось более целесообразным и безопасным.
  
  Пока американцы не снабдили моджахедов переносным зенитно-ракетным комплексом "cтингер".
  
  

3. Коварные моджахеды с не менее коварными "стингерами"

  С момента начала их производства в 1981 году ни одна армия мира не рискнула применить в военной обстановке столь убийственные ракеты с боеголовками колоссальной мощности, способными уничтожить даже реактивный самолёт. Почётную миссию запад доверил своим друзьям-моджахедам, поручив провести первые в мире испытания на советской лётной технике и личном составе 40-й армии.
  
  Несмотря на попытку соблюдения режима секретности, о поставках моджахедам ПЗРК "cтингер" газеты заговорили летом 1986 года. Они же сообщали, что "американские зенитные комплексы доставлялись из США морским путём в пакистанский порт Карачи, а затем перевозились автотранспортом Вооружённых сил Пакистана в лагеря подготовки моджахедов. Поставки ракет и обучение афганских мятежников в окрестностях пакистанского города Руалпинди осуществляло ЦРУ США. После подготовки расчётов в учебном центре они вместе с ПЗРК отправлялись в Афганистан вьючными караванами и автотранспортом."
  
  А кто ближе всеx находился к пакистанской границе? Правильно, наш Джелалабад. Вернее, гарнизон Aсадабадa дислоцировался ещё ближе, они стояли почти на границе, но из-за отсутствия хорошо развитой транспортной сети к ним было сложнее добраться. Зато наш Джелалабад расположен в замечаельном месте - на автотрассе Пешавар-Кабул. Так что первое испытание американских зенитных комплексов "стингер" пришлось на наш гарнизон, а если точнее, то на территорию вертолётного полка, дислоцирующегося недалеко от нашей бригады.
  
  О первом испытании "стингеров" в книге "Ловушка для медведя" рассказывает начальник афганского отдела Центра разведки Пакистана (1983-1987) генерал Мохаммад Юсуф:
  
  "25 сентября 1986 года около тридцати пяти моджахедов скрытно пробрались к заросшему кустарником подножию небольшой высотки, находящейся всего лишь в полутора километрах к северо-востоку от взлётно-посадочной полосы Джелалабадского аэродрома... Огневые расчёты находились на расстоянии окрика друг от друга, расположенные треугольником в кустах, так как никто не знал, с какого направления может появиться цель. Мы организовали каждый расчёт таким образом, чтобы три человека стреляли, а двое других держали контейнеры с ракетами для быстрой перезарядки.... Каждый из моджахедов выбрал вертолёт через открытый прицел на пусковой установке, система "свой-чужой" прерывистым сигналом сигнализировала, что в зоне действия появилась неприятельская цель, и "Стингер" захватил головкой наведения тепловое излучение от двигателей вертолётов... Когда ведущий вертолёт был всего в 200 м над землёй, Гафар скомандовал: "Огонь"... Одна из трёх ракет не сработала и упала, не разорвавшись, всего в нескольких метрах от стрелка. Две другие врезались в свои цели..."
  
  
 []
  Моджахеды Гафара с ПЗРК американского производства "cтингер" в окрестностях Джелалабада
  
  
  
 []
  Mоджахед с ПЗРК американского производства "cтингер"
  
  
  
 []
  
  
  

* * *

  
  А так это же событие описываeт Александр МУСИЕНКО, полковник запаса, ветеран Афганской войны:
  
  "Hад аэродромом 'Джелалабад' было сбито две винтокрылые машины 335-го отдельного боевого вертолётного полка, возвращавшиеся с боевого задания.
  На подлёте к аэродрому на предпосадочной прямой Ми-8МТ капитана А. Гиниятулина был поражён двумя ракетами ПЗРК 'Stinger' и взорвался в воздухе. Командир экипажа и борттехник лейтенант О. Шебанов погибли, лётчик-штурман Николай Гернер был выброшен взрывной волной и остался жив.
  
  В район падения Ми-8МТ был направлен вертолёт лейтенанта Е. Погорелого, но на высоте 150 м его машина была поражена ракетой ПЗРК. Лётчику удалось совершить грубую посадку, в результате которой вертолёт разрушился. Командир получил тяжёлые ранения, от которых скончался в госпитале. Остальные члены экипажа остались живы.
  
  О том, что мятежники применили ПЗРК 'Стингер' советское командование только догадывалось. Материально доказать применение в Афганистане ПЗРК 'Стингер' мы смогли только 29 ноября 1986 года. Всё та же группа 'Инженера Гафара' устроила зенитную засаду в 15 км севернее Джелалабада на склоне горы Вачхангар (отм. 1423) и в результате обстрела пятью ракетами 'Стингер' вертолётной группы уничтожила Ми-24 и Ми-8МТ (зафиксировано три попадания ракет). Экипаж ведомого вертолёта - ст. лейтенант В. Ксензов и лейтенант А. Неунылов погибли, попав под несущий винт при аварийном покидании борта. Экипажу второго поражённого ракетой вертолёта удалось совершить вынужденную посадку и покинуть горящую машину.
  
  Докладу о поражении зенитными ракетами двух вертолётов находящийся в это время в Джелалабадском гарнизоне генерал из штаба ТуркВО не поверил, обвинив пилотов в том, что 'вертолёты столкнулись в воздухе'. Неизвестно каким образом, но авиаторы всё же убедили генерала в причастности к авиакатастрофе 'духов'.
  
  По тревоге были подняты 2-й мотострелковый батальон 66-й отдельной мотострелковой бригады и 1-я рота 154-го отдельного отряда специального назначения. Спецназу и пехоте была поставлена задача найти части зенитной ракеты или другие вещественные доказательства применения ПЗРК, иначе бы вся вина за авиакатастрофу была бы возложена на уцелевшие экипажи... Только по прошествии суток (принимал решение генерал долго...) к утру 30 ноября в район падения вертолётов прибыли на бронетехнике поисковые подразделения. О перехвате противника уже не могло быть и речи. Нашей роте обнаружить что-либо, кроме обгоревших фрагментов вертолётов и останков экипажа, не удалось. 6-я рота 66 омсбр при осмотре вероятного места пуска ракет, достаточно точно указанного вертолётчиками, обнаружила три, а затем ещё два стартовых вышибных заряда ПЗРК 'Стингер'.
  
  Это были первые вещественные доказательства снабжения Соединёнными Штатами Америки зенитными ракетами афганских антиправительственных вооружённых формирований. Обнаруживший их командир роты был представлен к ордену Красного Знамени."
  
  

* * *

  
  При столь горестных обстоятельствах, неизвестно откуда свалившихся на 40-ю армию после моего прибытия, всю советскую лётную технику оснастили ИК-патронaми. Что в переводе на человеческий язык означает "инфракрасные тепловые ловушки" и их роль состояла в том, чтоб излучаемым теплом отвлекать на себя ракету:
  
  
 []
  Небо афганской войны.
  На фото хорошо видны следы отстреливающихся ИК-патронов
  
  
  Правда, самолёты применяли тепловые ловушки только при взлёте и при посадке - у "стингеров" существует определённый "потолок". Зато вертолёты, прозванные для быстроты произношения "вертушками", те выпускали ИК-патроны на протяжении всего полёта. Многие из вас, дорогие мои читатели, летали под непрекращающиеся звуки стрельбы, обмирая от мысли: это ещё мы стреляем или уже по нам? Сколько длится полёт, столько и лупят ИК-патроны.
  
  К тому же, избегая быть сбитыми, вертолётчики приноровились летать в трёх-пяти метрах от поверхности земли. Знающие поймут, а для незнающих поясню. Очень страшно, до одурения, до трясучки страшно лететь в нескольких метрах над территорией, где, разъярённые священным джихадом в борьбе за освобождение страны от советских "захватчиков", моджахеды круглосуточно охотились за теми самыми "захватчиками", то есть за нами. Любой камень, любое деревцо, любое строение ежеминутно могли полыхнуть выстрелом, взрывом, залпом. Сколько длится полёт, столько и молишься: "Боженька миленький, не дай погибнуть, а если суждено, то не пополам, а - сразу!".
  
  
 []
  
  
  
   []
  
  
  

4. Штопором - вниз, штопором - вверх...

  Летать мне пришлось много. Я служила на офицерской должности начальником канцелярии военной прокуратуры Джелалабадского гарнизона, в чьи обязанности входило, в том числе, составление всевозможных отчётов.
  
  В Главную Военную Прокуратуру, находившуюся в Москве, отчёты с грифом "совершенно секретно" отправлялись военной почтой, а в кабульскую армейскую прокуратуру, как и в ташкентскую окружную, доставлялись офицерами. Однако при удачном раскладе и хорошем настроении шефа мне иногда удавалось командировку перехватить. Мысли, что испытание "стингеров", мчащихся со скоростью более 1500 километров/час, должны проводиться и на мне, в бесшабашную голову никогда не приходило. На войне мало кто верит в собственную гибель.
  
   С первыми неприятными ощущениями внезапно столкнулась при возвращении из Tашкентa.
  
   Туда улетали по привычной схеме: разбег самолёта и плавный набор высоты по горизонтали. Зато обратный путь поразил необычным приземлением не только меня, но и остальных пассажиров, возвращающихся из отпусков, госпиталей или, как я, из командировок. Самолёт, без всяких предварительных предупреждений со стороны экипажа, начал рушиться вертикально вниз. Если представить штопор, вот повторяя закругления его спиралей, самолёты стали таким образом садиться, ужимая "спирали" до минимального, не приближаясь к горам, кишащих "духами" с их "стингерами", oдновременно отстреливаясь тепловыми ловушками, предназначенными для отвода вероятной ракеты.
  
  Такой способ приземления сложно назвать "посадкой", скорее напоминает падение с огромной высоты с соответствующей ответной реакцией организма. С чем, к примеру, сравнить ощущение, когда неведомая сила вжимает ноги в пол и одновременно верхнюю часть туловища растягивает по стене в форме длинного чулка? И тут же, когда самолёт заходил на очередной круг, непонятная сила вплющивала в сидение "съехавшее" со стены тело, заставляя поверить, что ты принялa форму шарa. И - опять "чулком" вверх по стенке, и - снова "шар". На самом деле, конечно, тело никуда не съезжало и не растягивалось, но гадкое ощущение заставляло в это поверить. При этом - полное непонимание происходящего и затуманенный взор от адского давления на лобную часть.
  
   Точно так, вертикальным штопором вверх, отстреливаясь тепловыми ловушками и не приближаясь к горам, самолёты стали взлетать. И точно такое неприятное чувство, когда не в состоянии управлять собственными чувствами, не в силах побороть "размазывания" по стенке, не в силах сорвать невидимый обруч, сдавливающий виски.
  
  Конечно, многие из нас слышали о наличии в человеческом организме вестибулярного аппарата, однако с функциональными нагрузочными пробами, испытаниями в предельных для человеческого организма условиях в барокамере или на центрифуге мы не только предварительно не знакомились, но, думаю, не ошибусь, если скажу, что половина рядового состава и служащих до Афганистана ни разу на самолётах не летали. А тут одним махом без какой-либо физической подготовки или хотя бы предварительных устных рекомендаций мы испытали почти космическую перегрузку. Так что не удивлюсь, что вывернутый наружу чужой желудок или мокрые чужие штаны для пилотов стали нормой.
  
  Нет, лучше с подобным на сталкиваться.
  
  

* * *

  
  Однако даже в муторных воспоминаниях есть светлое пятнышко. Ребята-вертолётчики.
  
  Эта категория "афганцев" заслужила отдельных баллад. Сами вертолётчики о своём героизме рассказывают не охотно и буднично, как люди мирной профессии рассказывают о добросовестно выполненной работе. Но те "афганцы", чья война, как и у меня, включала частые командировки, те знают цену выполненной "работы" вертолётчиками. Их участие в афганской войне - основная составляющая, это благодаря их мастерству тысячи тысяч "афганцев" и "афганок" вернулись домой живыми.
  
  Понятное дело, что пилоты самолётов такие же герои, но самолёт набрал нужную высоту, пусть с трудом, пусть по вертикальной спирали, но пересёк "потолок" и - всё, он уже недосягаем ни для одного самого современного ПЗРК.
  Чего не сказать о "вертушках" и вертолётчиках. Постоянное нахождение на линии огня, постоянная ответственность не только за себя, за экипаж, за вверенную технику, но и за перевозимых людей. Вертолётами чаще всего перебрасывали разведчиков, десантников, спецназовцев, одни воевали на земле, другие поддерживали огнём сверху. При общем задании не было разделения на зоны ответственности, каждый был органичной частицей из плоти и крови единого боевого организма и, если требовалось, себя не жалели ни те, ни другие. Сколько лет прошло, а до сих пор, вспоминая героизм наших ребят, - мурашки по телу и нависающая слеза в уголках глаз.
  
  И ещё. Служившие на войне после появления у противника "стингеров", наверняка на всю жизнь запомнили, когда боевые вертолёты, в суетливом метании из стороны в сторону извергая в разные стороны смертельный огонь, прикрывали набирающий высоту борт (или, наоборот, приземляющийся). Пилоты ежесекундно рисковали собственными жизнями, прикрывая собой нас. До сих пор помню распирающее чувство гордости за профессионализм наших пилотов, за собственную пусть косвенную, но сопричастность к чужим подвигам. Настоящим подвигам. Космические перегрузки забылись, а воспоминания о подвигах пилотов на афганской войне, не достаточно освящаемых историками, по сей день выжимают слезу.
  
  
 []
  Те самые незаметные на фото, но незаменимые на войне боевые вертолёты, любимые "вертушечки", без прикрытия которых не проходило ни одного самолётного взлёта и ни одной посадки. По-крайней мере, в мои годы было так. Самолёт, отстреливаясь тепловыми патронами, по спирали (чтоб не приближаться к горам) набирает высоту (или садится), а по сторонам мечутся вертолёты прикрытия, так же отстреливая тепловые патроны, одновременно поливая огнём близлежащее пространство
  
  
  
 []
  
  
  

5. Армейские приказы, портившие настроение

   Итак, выше я перечислила изменения, появившиеся в 40-й армии после передачи американцами моджахедам ПЗРК (переносных зенитно-ракетных комплексов) "стингер". Кто читал по диагонали, то перечислю ещё раз. Это:
  
  - оснащение бортов тепловыми ловушками, предназначенными для противодействия ракетам с инфракрасной головкой.
  Эти ложные тепловые цели представляют из себя пиротехнические устройства, выделяющие большое количество тепла при сгорании горючего состава.
  Их называют "тепловые ловушки", "ИК-ловушки", "ИК-патроны";
  
  - полёт вертолётов почти у самой земли;
  
  - штопорные взлёты-посадки самолётов.
  
  Изменения происходили на моих глазах, я, как уже сказала, летала часто и потому все изменения прочувствовала сразу.
  
  В дополнение по армии прокатилась волна приказов. Приказы догоняли один другого, не успел вникнуть в один, как следом спешил другой. Только шеф озвучил всему личному составу приказ "Об ограничении воздушных перелётов", предписывающий эффективное использование наземного передвижения, тут же прислали дополнение "При невозможности полного отмена полётов - перейти на ночной режим".
  
  Следом сочинили приказ "Об обязательном использовании парашютов", определявший зависимость числа пассажиров от количества имевшихся на борту парашютов. Имеешь пять парашютов - берёшь пять пассажиров, а коль запланированы массовые перевозки, то запасайся десантным средством в нужном количестве.
  
  Понятное дело, я не могу воспроизвести точного названия приказов, если они и проходили через меня, то копий себе не делала. Только помню, что шеф собирал личный состав и зачитывал. И ещё помню, что ни один приказ мне не нравился. Причины поясню ниже.
  
  

6. Приказ о передвижении наземными колоннами

   Ладно, к вертикально-штопорным посадкам-взлётам с их "космической перегрузкой" можно заранее подготовиться, перед этим вовнутрь ничего не принимать. Терпимо. Оказаться с мокрыми штанами или выплеснуть из себя содержимое желудка на виду остальных пассажиров было куда как неприятнее.
  Но приказ "О передвижении наземными колоннами"?
  
  Я не боялась засад - на войне мало кто верит в собственную гибель.
  Более смущало щекотливое обстоятельство. Даже если избежать нападения, то можно столкнуться с природным завалом из обрушившейся горной породы. Тогда бы пришлось задержаться, ожидая пока специальная техника, вгрызаясь кумулятивными зарядами в скалу, не проложит новый участок дороги. А вдруг мне захочется писать? За несколько часов пути ведь обязательно захочется? Как представлю сообщение рации от машины к машине:
  - Ромашка, Ромашка, остановить движение!
  И - открытым текстом обо мне и моём желании:
  - (пип!)(пип!)(пип!).
  Прекрасно понимаю их "пип", порой одна минута кардинально меняет сотни чужих судеб.
  
   Ну, а дальше-то что, даже если колонна остановилась? По цепи передавать скуляще-просящее(?):
   - Мальчики, пожалуйста, отвернитесь в сторонку.
  
  Ага, так мальчики и послушались.
   Пришлось бы пристраиваться под колёсами. Hу, не в горы ж карабкаться в поисках отдельной пещерки?
   Tакого позора даже вообразить не могла и, игнорируя армейские приказы, передвигалась исключительно воздушным пространством. Непонимающим рапортовала:
  - Командировка срочная! Везу ужжжасно секретные отчёты!
  
  Врала, конечно. Было не так срочно и не так секретно, но - помогало. Тем более, меня в армии знали и аэродромные служивые скумекали: выгоднее избавиться сразу, нежели последующие сутки созерцать на подконтрольной территории. По этой причине сажали на первый борт в нужном направлении.
  
  
 []
  Колонна нашей бригады. Фото взято на "Одноклассниках"
  
  
  
   []
  Как видим, и тут не обходилось без вертолётов
  
  

7. Приказ о полётах в ночное время без использования бортовых огней

   Да, вот так враз весь воздушный трафик 40-й армии перенесли на ночные часы.
  
   Более того! В момент взлёта и посадки бортовые огни, проблесковые маячки и фары не использовались. Тут я не в теме - запрещали или не рекомендовали? Только помню, что свет включался на безопасной высоте уже в заоблачном пространстве. В салоне загорались лампочки, пассажиры оживали, расправляли грудь, плечи, начиналась обычная полётная болтовня.
  
  Точно так без единого огонька самолёты садились ночью на плиты военных аэродромов. При посадке пассажиры вели себя иначе. Если там, в заоблачной выси и поддерживался какой-то разговор, то в определённый срок в салоне наступала тишина и пассажиры, незаметно для себя, как бы скукоживались, приготовившись к наихудшему. При посадке погибнуть можно было хоть от ракеты, хоть от столкновения с землёй. Ведь нас не встречали аэродромные прожектора, нет, самолёты садились в полной темноте, ведомые наземными диспетчерами.
  
  

* * *

  
  С вертолётами обстояло ещё хуже. После появления у противника "стингеров", вертолёты так же перешли на ночной трафик с выключенными бортовыми огнями и проблесковыми маячками. Но более напрягало другое. Борта начали передвигаться в нескольких метрах от земли и если гадкое восприятие организмом вертикальных подъёмов-посадок плюс несколько жутких минут ожидания - взорвут? не взорвут? - в самолёте длилось в течение не столь продолжительного времени, то смертельная опасность при полёте вертолётами подстерегала ежесекундно. Это очень страшно - лететь в кромешной тьме в трёх-пяти метрах над вражьей - давайте называть вещи своими именами - территорией. Об отстреле тепловыми ракетами речи ни шло - чтоб выжить, требовалось как можно тише, без единого огонька, скользить в непроглядной тьме, сливаясь с ней, в ней растворяясь. Ей Богу, мне кажется, что винтокрылые машины и сами понимали опасность, им тоже хотелось жить и вместо обычного стрекочущего рокота, разрезающего воздух на несколько километров, их мотор работал в неестественно пониженном звуковом режиме.
  
  Страшно ли было? Не буду геройствовать - мне было очень страшно. Вопреки моему постоянному утверждению "на войне мало кто верит в собственную гибель", человеческий инстинкт сильнее разума и в опасных ситуациях тело, трясущееся скотской дрожью, находится раздельно от разума.
  
  К тому же ночные полёты навевали жуткие мысли по поводу возможной гибели. При всей сказочности афганского ночного небосвода, напоминающего красочную декорацию к сказкам о тысяче и одной ночи или о Шахерезаде, когда небесное бархатное покрывало под тяжестью крупных звёзд, общающихся меж собой нахально-настойчивым подмаргиванием и ответным стеснительным мерцанием, опускалось почти на горные склоны, мне не хотелось погибать ночью. Мне казалось, что последний взгляд обязательно должен выхватить бездонную небесную синь, нежную зелень шелковистой травы, вольно качающиеся берёзовые ветви, а если не их, то хотя бы выцветшее джелалабадское небо, пыль мохнатых пальм, пусть даже сухой клубок верблюжьей колючки. Но лишь бы на дворе стоял день.
  
  Потому перед каждым полётом проводила мысленный инструктаж: "Алла, этот полёт может оказаться последним. Tы готова?" И тут же сама себя обрывала: "Не-ет!!! Только не ночью!!!"
  
  
 []
  Ночное небо Джелалабада
  
  

8. Приказ oб обязательном использовании парашютов

  Тут я сделаю небольшое отступление.
  
  Много раз ветераны афганской войны, особенно из рядового состава, пытались меня поправить, мол, и это не правда и того не могло случиться.
  Приходилось показывать фотографии, копии документов, искать подтверждающие факты, свидетельства очевидцев.
  Одновременно я злилась. Например, если я служила в субтропической провинции Нангархар возле Пакистана, то никогда не полезу вносить поправки в рассказы о западных афганских провинциях возле Ирана или о северных в подбрюшье СССР. Откуда мне знать особенности службы в чужих гарнизонах?
  Но не знать единых по всей армии приказов - это для военнослужащих недопустимо. Правда, человек мог служить ранее описываемых событий, до того, как армию в 1986 году всколыхнула волна коренных преобразований, связанных с трафиком. Но тогда зачем вклиниваться со своим бестолковым мнением?
  
  Похожее произошло и с парашютами. Когда я начала рассказывать, что с определённого периода афганской войны ни один борт не брал пассажира, если тому не хватило десантного средства, меня попытались высмеять. Хотя в своих воспоминаниях, независимо какого периода они касаются (мирного или военного), я нацелена только на правду. К тому же имею твёрдое убеждение: военные воспоминания должны исходить исключительно от непосредственных участников и должны передаваться без каких-либо искажений. Ведь тем самым, как бы пафосно не звучало, мы пишем историю.
  
  Допускаю, что и я где-то могла не допонять или подзабыть, но фантазия ради красоты текста исключена полностью. Срок моего нахождения в Афганистане пришёлся на 1985-1988 годы, потому рассказываю, что видела или пережила лично. Плюс секретные (и не очень) армейские документы и бюллетени, проходящие через мои руки и знакомящие с происшествиями (или событиями) в других советских гарнизонах.
  
  

* * *

  
  Итак, в числе других приказов по армии прокатился приказ об обязательном использовании парашютов.
  
  Этот приказ мне также не нравился. Спасательное свойство парашюта в условиях афганской войны ставилось многими под сомнение. Не так ставилось, как военная реальность показала обратную сторону. Спасшихся при взрыве, выпрыгнувших и сумевших раскрыть купол, часто рубило в воздухе лопастями своего же вертолёта, стремительно падающего рядом. Вертолётным винтом наматывало парашютную ткань, резало, рвало стропы. Да и сами парашютисты становились прекрасной мишенью и расстреливались с земли, не успевши приземлиться.
  
   Это если речь идёт о мужчинах. Ведь данное десантное средство изначально рассчитывалось для десантных войск, состоящих из крепких богатырей. Никто думать не мог, что на шестом году афганской войны весь женский состав в обязательном порядке будут обвешивать парашютными сумками.
  
   Правда, многие женщины, впрочем, как и многие мужчины, за всё время службы совершали от двух до четырёх полётов, туда-сюда на службу и в отпуск.
   Я же... Как уже сказала выше, я часто летала в командировки, даже умудрилась дважды слетать на сессию и, надевая парашют, не питала никаких иллюзий. Ни разу ни один не подошёл по размеру. Сидя на боковом сидении, без малейшего напряжения могла выползти из его широких лямочных петель, заботливо затянутых и тщательно продёрганных борттехником. Воображение рисовало, как в свободном падении моё тело под весом собственной тяжести выскальзывает из всех парашютных лямок и приземляется отдельно от купола. И хотя подобные мысли старалась отогнать - собственную гибель лучше не проецировать, особенно на войне, но каждый полёт наверняка откладывался дополнительным рубцом на сердце.
  
   Единственное о чём очень жалею - при своих частых полётах за три года войны у меня нет ни одного по-настоящему военного снимка, хотя бы с тем же парашютом. Первые годы вообще запрещалось фотографировать, найденные пограничниками фотоплёнки засвечивались на местe. В моё время (1985-1988) наступило послабление, но фотоаппараты были редкостью. К тому же на служебных местах проводили от восьми до четырнадцати часов, а то и больше, служба стала частью жизни, а жизнь 24 часа протекала в пределах границ пунктов постоянных дислокаций (ППД). Кому интересно фотографировать обыденность? И, собираясь на "фотосессию", старались надеть лучшее платье, сделать макияж, причёску, и фон выбирали соответствующий: афганский дукан, пальмы, мандарины, обезьяны.
  
   Потому я очень обрадовалась найденному в сети снимку Надежды МИРГОРОДСКОЙ, где она сфотографирована с парашютом. Других снимков "афганок" с парашютами я не встречала, хотя, начиная с 1986 года на борт без парашюта не сажали.
  
  
 []
  
  
  Надежда на фотографии - справа. Она служила в нашем Джелалабадском вертолётном полку и я познакомилась с ней (и Татьяной СИПЯГИНОЙ) в больничной палате медроты в/ч пп 93992. Но дело в другом - Надежда летала на "боевые" и однажды при очередной переброске в район боевых действий пережила крушение вертолёта. О тех страшных событиях Надеждa рассказывает в тексте "Просто был не мой день", поставленном
   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/h.shtml
  
  

9. Последний полёт Веры ЧЕЧЕТОВОЙ

  
  
 []
  
   О том, что парашюты не всегда спасают, знала и Вера ЧЕЧЕТОВА, делопроизводитель OPATO (отдельная рота аэродромно технического обеспечения/обслуживания) из горного Газни, расположенного недалеко от нашего Джелалабада. Мы с ней даже собирались писать совместную кляузу министру обороны CCCP, чтоб поскорее приступили к шитью "женских" парашютов с мини-лямками. Вернее, кляузу собиралась писать я, худая, a полненькая Вера присоединялась в знак солидарности.
  
   Она тоже летала в командировки и мы иногда пересекались в воздухе. Но чаще встречались на территории нашей бригады, куда Вера заскакивала с различными служебными поручениями, а заодно пo мелким женским надобностям. У нас имелись невиданные блага цивилизации как магазин с расширенным ассортиментом товара, клуб, библиотека, медсанчасть, парикмахерская, пусть и мужская, но Лариса-парикмахерша в свободное от мужских шевелюр время ловко наводила порядок на головах женских.
  
  Имелся у нас собственный инфекционный госпиталь, перекинутый на подавление страшнейшей холерной эпидемии. Правда, когда бушевала холера, то к нам не только никого не пускали, но и нас за ворота КПП не выпускали. И даже полностью закрыли воздушный трафик, включая полёты "почтовика". А в нормальные месяцы, без всяких эпидемий, к нам даже артисты прилетали, певцы, танцоры, кинооператоры, журналисты, писатели. И ещё в перерывах между боями лейтенантом-десантником Константином ОБОРИНЫМ устраивались дискотеки (после войны Константин числился президентом лётного клуба Одессы).
  
  Так что, выражаясь мирным языком, общественная жизнь бригады кипела. В отличии от всяких дальних точек, теx жe Газни.
  
  

* * *

  
   14.01.1987 года, на следующий день после Старого Нового года, Веру направили в нашу бригаду для доставки в вышестоящую партийную организацию протоколов прошедшего накануне отчётно-выборного собрания.
  
   Для неё, служившей в отдалённом горном гарнизоне, любая командировка считалась как бы выходом в "большой свет" и соответственно обставлялась, начиная приподнятым настроением и заканчивая тщательно подобранным нарядом. Причёска, макияж, маникюр, аккуратненькое платье с прилаженным бантиком или каким шлейфиком, обувь в тон платью. Даже пару раз являлась с кокетливыми сумочками, вызвавшими насмешку у отдельных несознательных девушек, получивших повод сравнить Веру с наивной провинциалкой, рискнувшей покорить столицу.
   А Вера и хотела-то всего-навсего напомнить себе и нам, что девушки, кроме парашютов и автоматов, в руках носят кокетливые ридикюльчики.
  
   И в свой последний полёт Вера была нарядной. Борттехник долго уговаривал её облачиться в парашютные лямки, но она лишь отмахнулась, уверовавши в бесполезность парашюта. Тем более, независимо где находится парашютная сумка - под задом, на спине или на груди - ножные обхваты с задней лямкой продеваются через ноги. А раздвигать ноги на виду сослуживцев Вера не собиралась. Так и села чинно в уголок, тщательно расправив складочки джинсового платья, обхватив сумочку, строго поджав губы и культурно сведя ноги, коленочка к коленочке.
  
  

* * *

  
  До нас лёту было минут пятнадцать. Вертолёт Ми-8МТ относился к 239 овэ (Газни) и в тот день осуществлял обыденный полёт по маршруту Газни-Джелалабад, перевозя груз и четырёх пассажиров.
  
   Их сбили недалеко от Джелалабада. Возможно, при взрыве ракеты сдетонировали топливные баки, бравшиеся дополнительным количеством для увеличения дальности полёта и размещающиеся в грузовой кабине, где находились пассажиры. Kак пояснил вертолётчик, ветеран нескольких войн, включая афганскую, Владимир ЛИСОВОЙ, чья литературная страница с военной прозой находится здесь: "По сути, топливный бак - это тонкостенная алюминиевая бочка, легко разрывающаяся при поражении вертолёта и выплескивающая своё содержимое - почти тонну керосина - в грузовую кабину. Но даже и опустевшая она таит угрозу, потому что керосинные пары, смешавшись с воздухом, делают из неё бомбу. В таком случае достаточно шального трассёра".
  
   Кроме Веры ЧЕЧЕТОВОЙ, в грузовой кабине вертолёта находились:
  - прапорщик, начальник склада вооружения ПЕТРУНЯ Виктор Иванович,
  - рядовой-механик КОЙЛЫБАЕВ Азамат Аширбекович,
  - рядовой-механик ЧИОКОЙ Сергей Леонидович, все из ВВС.
  
  Так скупо трагедию, унесшую жизнь Веры, описывают казённые строки:
  "14 января 1987 года произошла боевая потеря вертолёта Ми-8МТ 239-й овэ (Газни). Полёт по маршруту Газни-Джелалабад. Экипаж к-на Цупко осуществлял перевозку груза и четырёх пассажиров: два механика 239-й эскадрильи и женщина из ОРАТО. Полёт осуществлялся на небезопасной высоте, без отстрела ИК-патронов и в р-не озера Суруби вертолёт был сбит ракетой ПЗРК. Погибло трое пассажиров, не сумевших покинуть вертолёт с парашютами".
  
  

* * *

  
   Позднее, когда я противилась облачаться в парашютные лямки, особенно не любила те, чьи сумки крепятся под задом, требовательные борттехники не раз и не два пытались напомнить: "А помнишь Веру, полетевшую без парашюта?".
  Конечно я помнила, тем более, как написала выше, мы с Верой были знакомы.
  Но так же я помнила, что в той "вертушке", кроме Веры погибли ещё два пассажира. При взрыве топливного бака, что скорее всего и произошло, экипажу удалось десантироваться, так как пилотская кабина находилась дальше от эпицентра взрыва. С экипажем десантировался и один пассажир.
  
  Троим же, включая Веру, независимо от наличия/отсутствия парашюта, шанса на спасение не оставалось. Они находились в эпицентре взрыва...
  
  

10. Э п и л о г

  
  После опубликования рассказа на меня вышли две родственницы Веры и одна из них, племянница, прислала фотографии своей тёти. Спасибо большое за возможность дать сослуживцам вспомнить какой Вера была при жизни.
  
  
 []
  
  
   []
  
  
  Остальные фотографии Веры вместе с фотографиями её сослуживиц находятся в фотоальбоме "Гардез, Гaзни, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/9.shtml#69
  
  

* * *

  
  Также переслали воспоминание бывшей сослуживицы. Письмо пришло не напрямую, потому я посчитала, что автор не захотелa себя обозначать:
  
  "Я знала Веру, она была интересная девушка, но - полненькая. Поэтому, когда летала, не одевала парашют.
   Они летели и, когда попал снаряд и загорелось, все стали прыгать, а Вера закрыла лицо руками и кричала. Это последнее, что видели и рассказали уцелевшие.
  Некоторых в воздухе расстреляли с земли. Некоторые приземлились, но с большими ожогами попали в госпиталь.
  Кто-то умер от ран, а одного нашего прапорщика в очень тяжёлом состоянии перевели в Ташкент. Вот он и рассказал, как было.
  А потом Веру нашли под обломками. У нас ее называли "Вера Петровна" иногда. Так как она была крупная и серьезная. С уважением, так сказать
  Вот так просто и страшно все было..."
  
  

* * *

  
  Вспоминает сослуживец Сергей ЕВЛАМПИЕВ, Джелалабад в/ч пп 22630 (1985-1986), Газни в/ч пп 21076 (1986-1987):
  
  "Тогда, помнится, сбили две вертушки из Газни, обе по пути на Джелалабад. В одной была Ольга* из столовой, ничего о ней не помню. А о Вере помню, что она, вроде, была из Сергиев Посада. А цинк отвозил (приказали) прапорщик Вадим, они были из одного города.
  Самое страшное, что он только что вернулся из отпуска, где заходил к Вериной маме и сообщил, что у дочери всё хорошо.
  И буквально скоро повeз маме гроб с телом дочки...
  Веры в общем-то не было, были фрагменты. Её опознали по левой груди и длинным волосам.
  Тогда погибли начальник склада вооружений прапорщик Петруня из Борисоглебска. Он был с раскрытым, но обгоревшим парашютом и сам тоже обгорел сильно.
  Погиб командир взвода связи, фамилии не помню, у него лысина была, а сам был из г. Электросталь. Его сразу не нашли. Через неделю он приполз обгорелый на наш пост. Скончался по дороге в госпиталь.
  Погибли солдаты из авиаэскадры. Тоже не помню фамилий, запомнилось: один был казах, другой молдаван.
  Это вообще беда, от них ничего не осталось. В кабульском госпитале в цинк положили части чужих тел."
  ____
  ____________________________________________________
  
  * - зав. столовой Ольга МИРОШНИЧЕНКО погибла на следующий год - 22.01.1988, возвращаясь из Союза после похорон мамы.
  Фотография Оли поставлена вверху.
  
  

* * *

  
   43. Игорь (...@online.nsk.su) 2008/10/02 22:46 [ответить]
  "В сбитой вертушке, где находилась Вера, был ещё один "пассажир" - м-ор Куцов* (177 ООСпН Газни) Он сильно обгорел, но выпрыгнул затяжным. Единственный живой свидетель этой трагедии сегодня: генерал-майор и живёт он в Москве".
  ________________________________________________________
  * - нашла немного информации о Сергее КУЦОВЕ, там же вспоминается и Вера:
  "Январь 1987 года ознаменовался событием 'огромной политической важности', как писали советские газеты того времени, - началом политики национального примирения. Её последствия для ОКСВА оказались куда более разрушительными, чем поставки вооружённой афганской оппозиции американских зенитных ракет. Одностороннее примирение без учёта военно-политических реалий ограничивало активные наступательные действия ОКСВА.
  Как издевательство выглядел обстрел двумя ракетами ПЗРК вертолёта Ми-8МТ в первый день национального примирения 16 января 1987 года, совершающего пассажирский рейс из Кабула в Джелалабад. На борту 'вертушки' в числе пассажиров находился начальник штаба 177 ооСпН (Газни) майор Сергей Куцов, в настоящее время начальник Разведывательного управления ВВ МВД России, генерал-лейтенант. Не теряя хладнокровие, офицер-спецназовец сбил с себя пламя и помог остальным пассажирам покинуть горящий борт. Лишь одна пассажирка не смогла воспользоваться парашютом, так как была одета в юбку и не одела его..."
  
  

* * *

  
  Вспоминает Игорь КУНГУРОВ - 1985-87 г.г., Газни, в/ч пп 36988:
  
  "Мы летели на двух вертолётах. Я был в ведущем вертолёте. А в ведомом, как сейчас помню, две девушки* из батальона, прапорщик из батальона, три солдата тоже из батальона, капитан-спецназовец и мой друг Саша Петров.
  При подлёте к Джелалабаду нам сообщили, что ведомый вертолёт сбили минут 10 назад, и что на помощь вылетели поисково-спасательные силы из Кабула и Джелалабада.
  Через час прилетел вертолёт, который доставил моего друга Петрова и капитана-спецназовца.
  Может, кто ещё был. Не помню.
  Петров сказал, что те, ктo были в парашютах - те спаслись.
  Одна из женщин находилась в кабине экипажа, была без парашюта.
  Вторая тоже была без парашюта, одевать не захотела.
  Солдаты были сзади на створках.
  Когда ракета вошла в вертолёт, то пробила бак с топливом.
  В салоне был сильный пожар.
  Капитан-спецназовец вытолкнул всех, кто были с парашютами.
  Но сам сильно обгорел.
  Прапорщик из батальона тоже сильно обгорел, его долго искали в горах.
  Нашли, но он всё равно в кабульском госпитале умер от ожогов.
  А кто был без парашютов - те не спаслись.
  Солдат сильно раскидало, разорвало по мелким частям, они же в хвосте сидели.
  Женщины сохранились лучше.
  Ну вот, вроде написал, что помню.
  Если бы нашёлся Петров, то он рассказал бы точнее..."
  ________________________________________________________
  * - я не знаю о какой второй девушке сообщает Игорь.
  В "Списке погибших "афганок", поставленном здесь, нет данных о двух одновременно погибших в вертолёте "афганок".
  В самолётах гибли, но не в вертолёте. КТО была второй?
  
  
  Август, 2008
  
  
  
  ___________________________________________________________________________________________________________________________
  
  - https://topwar.ru/30455-hronika-afganskoy-voyny-stinger-protiv-vertoletov-specnaz-protiv-stingera.html
  - http://forum.evvaul.com/index.php?topic=327.90
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018