ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 3-я (N 51-59)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Времена-то какими были? Поднятие целины, освоение космоса, постройка БАМа, заселение Севера. Многие стремились стать полезным стране. Потом Афганистан... И только в России хватило ума упрекать "афганок" за то, что девчонки, поддавшись чувству патриотизма и интернационализма, добровольно меняли домашний уют на пылающие разрывами афганские горы

  
  
  

ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ. "Афганки"! Eсли есть воспоминания - шлите! Не расскажем мы правду, завтра лже-ветераны с алексиевичами расскажут за нас...

  
  Виктор ВЕРСТАКОВ:
  
  МЕДСЕСТРА ПЕРЕДНЕГО КРАЯ
  "Если бы вы знали, как нас встретили..." -
  Девочка рыдает под рукой.
  Многосмысловые междометия
  невозможны с девочкой такой.
  
  "Я ж не за деньгами, не за чеками..." -
  Смотрит исподлобья, не дыша,
  девочка с подкрашенными веками,
  c чистою обидой малыша.
  
  "А они по возрасту построили,
  говорили вслух про нашу стать.
  Мы, конечно, не были героями,
  но хотели сестрами им стать..."
  
  Пью и пью в застолии палаточном
  с медсестрой десантного полка.
  Моего молчания достаточно,
  чтоб она сидела, так близка.
  
  "Если бы вы знали, что за мальчики!
  Я к ним и сквозь пламя доползу..." -
  Говорит и вытирает пальчиком
  с пыльных щек моих свою слезу...
  
  (http://viktorverstakov.narod.ru/)
  
  
  
 []
  Книга есть здесь.
  А обложку сделали здесь.
  
  
  
  
  
  
  51. Марина КУДАШЕВА, Кундуз, медсестра хирургического отделения
  
  52. Роза СЕРИКБАЕВА, Джелалабад, Хайратон, продавец, 1987-1989
  
  53. Елена ШЕВЧЕНКО (ТЕЛКОВА), Кабул, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1986-1988
  
  54. Галина БАГАУТДИНОВА (НИШАНОВА), Кабул, телефонистка, yзел связи в/ч пп 80687;
  Пули-Хумри, автомобильная бригада в/ч пп 91889, yзел связи, 1985-1986
  
  55. Валентина СЛИНЬКО, Кабул, центральный госпиталь,
  2-е терапевтическое отделение, 1982-1984
  
  56. Татьяна АКИМЧЕНКОВА (САХАРОВА), Кабул, центральный госпиталь
  
  57. Татьяна СИПЯГИНА, Джелалабад, вертолетный полк (aвтослужба),
  бухгалтерия, апрель 1984 - апрель 1987
  
  58. Наталья КАБАЦКАЯ, медик
  
  59. Валентина ВОРОНКОВА, медик
  
  
  
  
  
  
   []
  

   51). Марина КУДАШЕВА, Кундуз, медсестра хирургического отделения:

  
  "Меня часто спрашивают: "Почему вы туда ехали?" Что могло заставить благополучную девочку из хорошей семьи выкинуть такой фортель?
  
  Я закончила медучилище и начала работать фельдшером в медсанчасти завода "УАЗ". Спортсменка, занималась лёгкой атлетикой, комсомолка и т, д. Папа - главный хирург города, мама - участковый врач. Однажды после работы отец играл в шахматы с военкомом и тот сказал, что нужны медсёстры в ОКВ в Германию, мне эта идея запала в голову. Родители были против, но мой дядя их убедил фразой "пусть девчонка мир посмотрит".
  
  Начала собирать документы, всё получилось. Но за два дня до отправки вызвали в облвоенкомат. Там сказали, что разнарядку в ГДР отменили, но нужны медсёстры в Афганистан. Даже дали подумать 10 минут, а мне домой ехать 2 часа. Согласилась, так как уже заранее настроилась уехать, правда, в Германию.
  
  Тут же приготовили документы, выдали проездные и дали 2 дня на сборы.
  
  Дома ничего не сказала и только мама недоумевала: почему в ГДР я еду из Ташкента? А ночью я проговорилась младшей сестренке, что еду в Афганистан. Она - к родителям. Те - чуть меня не прибили. Отец сказал, что один звонок военкому и я никуда не поеду. Но тут уже я встала "на дыбы" Ведь я ехала защищать рубежи нашей РОДИНЫ! Отец как-то сник и сказал:" А ты знаешь, что там стреляют?"
  
  Вот так я и попала в ДРА. Собиралась в ГДР, паспорт был с монгольской визой, а уехала в Афганистан.... Какие чеки??? какие льготы??? Я ехала с чистой душой оказывать помощь нашим солдатам...
  
  В феврале 1984 года, когда я уехала на войну, моей маме исполнилось 45 лет. А мне сейчас почти 50 и только теперь я понимаю, что пережили мои родители тогда. Слава Богу - жива, здорова! И совсем не жалею о "своей" войне. Слишком много она мне дала, научила работать, научила дружить и никогда не предавать. Может звучит слишком пафосно, но я так живу...
  
  Чудесный рассказ от Марины "Сестрёнка, сестричка, солнышко наше..." об её славной службе в Афганистане находится
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/ca.shtml
  
  Военные фото Марины поставлены в фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/61a.shtml
  
  
  
  
   []
  

   52). Роза СЕРИКБАЕВА, Джелалабад, Хайратон, продавец, 1987-1989:
  

  "Моя история такова.
  Я работала в магазине"Детский мир", в отделе "Обувь для девочек", и наша бригада в соцсоревновании с обувной фабрикой выиграла путевку в Венгрию.
  В Венгрии мы видели наших советских девчонок, работавших в советских военных частях.
  После поездки у меня буквально снесло крышу, девчонки-подруги выходили замуж, а мне надо было ехать за границу, хотелось увидеть мир.
  Пошла в военкомат.
  Через какое-то время мне позвонили и сказали, что есть разнарядка в ГДР, но желательно вступить в коммунистическую партию.
  Так как я была девочкой исполнительной - через некоторое время стала коммунисткой.
  Казалось бы вот и вот, я должна была уехать, если бы не НО...
  Мне позвонил, тогда у нас военкомате работал майор Виноградов, и сказал, что у меня не хватает стажа (а у меня 3 года было).
  Я, конечно, ему не поверила и съездила в Облвоенкомат, уточнять причину отказа.
  В Облвоенкомате мне подтвердили, что мне хватило стажа.
  Не знаю, может это и так, а может мою разнарядку отдали по блату.
  
  Затем мне предложили ДРА, я долго не колебалась и дала согласие.
  О том, что я начала собирать документы в Афган - знали не многие, только подруги, а когда случайно узнали близкие, то первым делом позвонили военкому с просьбой отказать мне (ссылаясь на то, что у меня одна мама, папы не стало, когда мне было 16).
  На что военком ответил, что эта девчонка настырная, если ей сейчас отказать - будет скандал, она уже съездила в облвоенкомат.
  *
  Перед отъездом мой отслуживший в армии брат сказал: "Ты только сядешь в самолет - будешь локти кусать, а они будут далеко!"
  Но спустя даже много лет, я благодарна судьбе, что в моей жизни был Афган.
  Там же был весь "Союз", что такое дружба, самостоятельность - собственными глазами увидеть, что такое Армия и, наконец, это дикая страна (13-14 в.в.), которую я полюбила всем сердцем.
  *
  О том, что чек - это денежная единица, я узнала в Aфгане.
  А, о том, что мы, женщины, работавшие в ДРА , были "чекистками" - узнала только недавно через интернет, спустя 20 лет..."
  
  Военные фото Розы поставлены в фотоальбом "Джелалабад, 66-я бригада, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/1.shtml#103
  
  
  
  

53). Елена ШЕВЧЕНКО (ТЕЛКОВА), Кабул, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1986-1988:
  

  "Работала медсестрой в кожно-венерологическом диспансере.
  21 год - наивная, весёлая активистка.
  Тогда многие уезжали кто в Польшу, кто в ГДР.
  
  Я тоже решила куда-нибудь рвануть, а так как блата у меня в военкомате не было и взятки по молодости давать не умела - предложили Афган.
   Почему бы нет?
   А о чеках и каких-то заработках мне никто не говорил.
   Романтика и любопытство...
  
   Семья у меня не полная, жили бедно, маме не до меня было - работала.
   Я ей сказала, что в Венгрию еду.
   В обл.военкомате похвалили за мой выбор и - вперёд.
  
   Я - человек коммуникабельный, поэтому везде быстро схожусь с людьми.
   В Ташкенте хорошо погуляли, да ещё горбачёвский антиалкогольный указ "помог" - все везли водку, а тут запрет, нельзя через границу.
  
   Прилетели на "пересылку" в Кабул, всё нормально, кормили хорошо.
   Меня до того жизнь не баловала, поэтому все трудности, какие описывают девочки, меня не задевали.
   Через два дня отправилась в инфекционный госпиталь служить.
   Потом узнала, что молодых и симпатичных оставляют в Кабуле.
   Покоробило сначала, а потом поняла: цинизм только начинается..."
  
  
  
  
   []
  

54). Галина БАГАУТДИНОВА (НИШАНОВА), Кабул, телефонистка, yзел связи в/ч пп 80687;
  Пули-Хумри, автомобильная бригада в/ч пп 91889, yзел связи, 1985-1986:

  
  "Все началось с Прикарпатского Военного Округа, где я служила в должности телефонистки. Тогда мне было 23 года и я захотела уехать за границу в Чехословакию. Обратилась к одному офицеру из ОргМобУправления (ОМУ) и он пообещал помочь. Обещание он выполнил и наступало время, когда мои документы были готовы к отправке в Москву.
  
  Но тут вернулась из Афганистана одна моя коллега по работе, ещё до моей службы в армии. Я помнила её рассказ, как её обманули. Вместо поездки в Венгрию ей поставили условие: или едешь в Афганистан или НИКУДА НИКОГДА не поедешь. Мы её провожали, плакали и молились, чтобы Лена вернулась живая домой.
  
  У нас произошла встреча с Леной накануне, когда мои документы были готовы к отправке. За один вечер она меня убедила, что Чехословакия - это ошибка, и что мне надо ехать в Афганистан. И я поняла, что поеду именно туда. Я была отчаянная, ничего не боялась. Подумала: "А кто, если не я!" Тем более, еду по своей специальности телефонистки - oпыт у меня есть, работу я знаю на "отлично", надо ехать!
  
  Позвонила офицеру в ОМУ и сказала о своём желании. Был шум, крик, oн сказал, что я сошла с ума. Но я твёрдо стояла на своём. Вот таким образом я уехала в Афганистан.
  
  Летела самолётом Львов-Ташкент. Там - на пересылку. Никогда не забуду, как мне сделали прививку пистолетом, это было больно и до сих пор этот шрам у меня под лопаткой. На пересылке встретила одну женщину (она возвращалась из отпуска), уставшую и недовольную. Бросила мне вслед: "Зачем ты, молодая, туда едешь? Лучше сейчас возвращайся назад!" Я её не поняла. И ни на миг не жалею, что была ТАМ.
  
  Попала сразу на центральный узел 40-ой армии с позывным "Опера". Страшные нагрузки. Меня посадили на ВВС-коммутатор. Ох, и доставалось мне!!! Работали почти до потери сознания. Была там 4 месяца.
  
  Не сложилось с начальником Узла, подполковником Семедовым. Пришлось перевестись в Пули-Хумри в 59-ую автомобильную бригаду на узел связи. Меня как раз комбриг Леонов Василий Фёдорович лично отвёз туда. Все сложилось хорошо, хоть было очень нелегко..."
  
  Ещё одно воспоминание Галины находится в "Из окошка девичьего модуля. Первые военные будни..."
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/0010.shtml#23
  
  
  
  
   []
  

55). Валентина СЛИНЬКО, Кабул, центральный госпиталь,
  2-е терапевтическое отделение, 1982-1984:

  
  "Почему я поехала в Афганистан?
  
  Ещё в раннем детстве я знала, что пришла в этот мир для того, чтобы сделать что-то очень большое и важное. Но не знала что. Читала всё, что попадало под руку, копила информацию. Тогда как-то по особому воспринималась проблема злокачественных заболеваний: думалось, что может быть закончу медицинский институт и изобрету средство лечения раковых опухолей. Однако в Киевский институт не поступила после трёх попыток. Только теперь могу сознаться, что получить высшее образование не дано было мне свыше, поскольку изучение профилирующих предметов запустила ещё во время обучения в медучилище, куда поступила без экзаменов после окончания восьмилетки с похвальной грамотой.
  
  С детства влёк меня к себе Киев. Слушая позывные радио "знову цвітуть каштани...", ощущала сердечный трепет. Ещё думалось, что должна встретить там кого-то, с кем должна заниматься тем большим делом. Ловила себя на мысли: "Кому ты там нужна в Киеве, девушка из деревни. Хотя и не забитой".
  
  Жизнь в селе воспринималась порой как невыносимая. Хотелось порядка, чистоты, гармонии, добросердечных взаимоотношений между людьми. А виделись грязь, беспорядки, пьяные разборки. При том, что изменить отцовский мир не можешь. Хотелось уехать куда угодно, только бы вырваться из села. Думалось, что где-то есть лучше. Но куда ехать в неизвестность, если рассчитывать на чью-либо помощь не приходилось.
  
  Работала в районной больнице, последние два года в должности главной сестры. Была членом КПСС, членом партбюро, секретарём комсомольской организации. Победитель районного и областных конкурсов профессионального мастерства. Имею звание "Лучшая медсестра Полтавской области 1978 года".
  
  Услышав предложение работника военкомата поехать на работу в Афганистан, ответила сначала: "Зачем? чтобы убили...?" Потом дала согласие с договорённостью, что подумаю до завтра. Подтолкнули к поездке предательство и обман того, кого считала другом.
  Соперница и вывела на меня служащего военкомата. "Благословляйте врагов ваших..." Не за деньгами ехала, работала, получая полтора оклада, жила у родителей на всём готовом. Это был шанс - увидеть мир. Уезжая по конкретному адресу на государственное обеспечение. Ещё слышала такое, что после возвращения из ДРА предоставляется возможность устроиться на работу в любом городе Союза, включая столицы. С правом на получение прописки и жилья. Киев звал... Мне было тогда 27 лет. Женщина с сложившимся независимым характером.
  
  В военкомате меня предупредили, чтобы я не говорила заблаговременно никому о поездке, которая могла бы и не состояться. Позже узнала, что в больнице многие знали о наличии разнарядки в военкомате на медработника для работы в должности "старшей медсестры при Доме Юстиции и офицеров", но желающих ехать не нашлось. Характеристику, кроме с места работы, брала ещё и в райкоме партии. И вот лектор райкома партии, который читал лекцию о международном положении в селе, в качестве "живого примера" вспомнил обо мне: "Вот и ваша землячка едет в Афганистан..."
  Люди передали услышанное моим родителям. Мать встретила меня после работы у ворот с криком: "Если поедешь, то не говори никому, что у тебя есть родители, мы отказываемся от тебя... Нам стыдно, что мы не можем тебя удержать".
  Отец молча плакал. Я твёрдо сказала, что поеду, если ничего не изменится. Сотрудники и земляки открыто говорили мне, что я - дура и глупая, раз приняла такое решение. Отвечала, что не всем быть такими умными, как они.
  
  24 марта был сбор в Полтавском облвоенкомате. Вместе с четырьмя ровесницами с вокзала ехали поездом до Самары, оттуда до Ташкента.
  
  В Ташкенте цвели абрикосы и выпал снег по колено. Было тепло и у нас, поэтому ехала в дорогу в туфлях, так как они не помещались в небольшой чемодан. Оставила финские модельные сапожки младшей сестре. Надеялись, что нас будут встречать. С оркестром, с флагами. Но пришлось брать такси. Единственное, что посоветовали с "пересылки", куда нам сказано было позвонить по приезду, чтобы больше 10 рублей таксисту не давали.
  
  Несколько дней до этого была нелётная погода. Отправки ждало много людей наряду с теми, кто уже возвращался из отпусков. Свободных мест для ночлега не было. Целый день бродили по городу. Я - в туфлях по снежной каше. До сих пор вижу сны: иду босая по снегу. Только вечером после инструктажа на "пересылке" одна из наших девушек познакомилась с офицерами, которые помогли нам устроиться в гостиницу на ночлег. Впятером в трёxместный номер. Отогрелась в ванной, спасибо - была горячая вода. Улетели через двое суток. Познакомилась со старшей медсестрой хирургического отделения Кабульского госпиталя, которая возвращалась из отпуска. Услышала от неё, кроме другого, что кормят там плохо.
  
  "Бывалые афганцы" играли в карты в салоне военного самолёта без всяческих удобств для пассажиров. Я и себе, глядя на них, сначала сидела свободно. Но пришлось скоро сворачиваться в клубок, придерживая живот, чтобы не трясло, ещё и полиэтиленовый пакет искать.
  После приземления, не знаю, как спустилась на землю по приспособленной под высокий трап доске без перил, ещё и с чемоданом в руках. Сияло солнце такое же, как на Украине, голубело небо. На земле виднелись не просохшие весенние лужи. Дул сильный пронзающий ветер. Возле трапа собрались "шурави" и афганцы. Смотрели на нас. Мне было не до них после такого перелёта. Дальше нас большой группой посадили в кузов маленького грузовичка. Сидели на чемоданах. У кого-то он "открыл рот". Тогда подумалось с отчаянием: "Боже, что я здесь делаю?"
  
  На "пересылке" кабульского аэродрома пообедали. Тушёнка, картофельный клейстер, компот из сухофруктов. После домашних пирожков, сырников и вареников с творогом, которые плавали в растопленном масле со сметаной в большой миске (мать, работая в колхозе, умудрялась как-то готовить их каждый день), радости от такой еды было мало. Дальше мы сушили на ветру полученное постельное влажное белье.
  
  Стемнело. Ко мне подошёл офицер, наверное приятель одного из тех, с которым познакомилась одна из наших девчат. Сегодня я не помню их имён. Предлагает мне прокатиться машиной по ночному Кабулу. В Полтаве нас предупреждал на инструктаже офицер, чтобы мы не спешили искать приключений, а хорошо взвесили, кому что нужно от жизни и не спешили делать выбор. Я отказалась. Не хотела хлопот на свою голову заблаговременно, считая, что ещё успею увидеть ночную столицу. Думалось, что может быть здесь встречу свою судьбу.
  
  Спали в палатке на 40 мест, не раздеваясь. Ночью было холодно. Кто-то из военных топил для нас печку "буржуйку", стоящую посредине палатки.
  
  Ждали распределения. Приехав из села, я хотела любой ценой остаться в Кабуле. Где-то наши пути пересеклись с начмедом инфекционного филиала Кабульского госпиталя. Услышав от меня, что я закончила курсы и работала в должности главной сестры, он предложил должность главной сестры в своём учреждении. Я сначала сказала, что имею предписание на должность старшей медсестры при Доме юстиции и офицеров. Он засмеялся: "Здесь такого дома нет..." Филиал находился рядом с аэродромом под Кабулом. И я согласилась, не зная, куда пошлют. Хотя сомневалась, правильно ли поступаю. Он поручил мне ещё и медицинских сестёр набрать среди ожидающих распределения на работу. Тут я уже усомнилась в его полномочиях. Вижу, идёт одна из наших полтавчанок, которая слышала зачитанные списки распределения. Кричит мне издали: "Не соглашайся, тебя в Кабуле оставляют". Я мигом отказалась от предложения майора медслужбы.
  
  Нас уже ожидал транспорт из центрального госпиталя и мы поехали к месту работы. Позже при встрече с личным составом в клубе госпиталя начальник медслужбы 40-й армии полковник Цыганок Георгий Васильевич сознался, что "распределяли вас по фотографиях в паспорте".
  
  Дорогой, глядя через окошко уазика на переплетения древней и современной архитектуры города, женщин в парандже и чадре, седых, с орлиными профилями седобородых мужчин, головы которых венчали высокие чалмы, казалось все нереальным, как будто бы смотрю кино.
  
  В ОВГ нас встретил замполит - Корецкий А.А. Меня, как будущую старшую медсестру, лично сопроводил к начальнику госпиталя. Им был тогда п/п-к м/с Кочмарук А.И. По пути встретили главную медсестру Нину Ивановну. О ней у меня до сих пор очень тёплые воспоминания. Сердечная, мудрая, доброжелательная. Мне предложили на выбор несколько отделений, где ещё не было замены старшим сёстрам и я выбрала терапевтическое-гастроэнтерологию. Мы были тогда вторым республиканским заездом и сменили преимущественно ленинградцев, которые первыми ехали на войну. Они ехали в фуфайках, сапогах и жили сначала в палатках. Потом были построены деревянные модули, где жили и мы.
  
  Относительно питания. Недели две я считала, что жить на солдатском пайке можно, вспоминая слова Татьяны Павловны, которую встретила тут же. Дальше вся эта пища не лезла в горло. И здоровья она нам всем за два года не добавила.
  
  Надо писать книгу, чтобы высветлить реальную жизнь и работу там. Скажу, что не жалею, что была в Афганистане. Приехав через год домой в отпуск, живая и не без денег, ощутила, что отношение земляков ко мне изменилось.
  
  Единственное, что хотела бы добавить. Тогда я ещё не знала, что "Украина - не Россия". Мне морально было тяжело работать старшей сестрой в том коллективе. Я приехала из украинского села, мои подчинённые были преимущественно из России. Девчата, которые в "карман за словом не лезли". А мы больше привыкли держать свои мысли при себе. Относительно гонора и самолюбия, здесь мы - равны. Хочу теперь просить прощения у всех, кого чем обидела. Простите, что было не так. И персонально - Т.Г. Жила я правильно. Была сама собой. Только не знала того тогда.
  
  Сегодня в день светлого Христового Воскресения желаю всем счастья, здоровья, успехов, долголетия на цветущей благодатной землe"
  
  Военные фото Валентины поставлены в фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 5"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/24.shtml#38
  
  
  
  
   []
  
  

56). Татьяна АКИМЧЕНКОВА (САХАРОВА), Кабул, центральный госпиталь:

  
  "Оба моих деда воевали на войне, один из них командовал партизанским отрядом, другой защищал Сталинград, оба погибли.
  Я с детства много о войне читала.
  Мне всегда что-то хотелось сделать для страны, для людей.
  
  Сразу после медучилища меня не взяли в Афганистан - нужно было отработать 3 года.
  Я переехала в Харьков, там пошла в военкомат и меня послали на курсы операционных сестёр, и через месяц я поехала в Афганистан.
  
  Попала в Кабульский госпиталь в спецотделение.
  Работала в операционной, где оперировали раненых с ранениями глаз, лица, челюсти, шеи.
  Экстренные операции в основном проводились ночью, так как раненых на "вертушках" переправляли, когда стемнеет.
  А днем проводились плановые операции и перевязки.
  Денег я там не заработала, платили нам как за 6 часов работы днем (ночные не платили).
  А чеки мы там же в магазине и тратили.
  
  В 1987 году в июле я с военными врачами - окулистом-хирургом Трояновским Романом Леонидовичем и с нейрохирургом - летала на боевые вылеты.
  Сначала мы полетели на самолёте с боеприпасами до Кундуза, там были боевые действия и мы остались на ночь оперировать раненых, а утром на "вертушках" полетели в Файзабад - там нас ждал нетранспортабельный боец, которого мы прооперировали.
  На следующий день полетели в Кабул.
  За эти вылеты военврачи получили ордена, а у меня это была обычная командировка.
  За эти два года в Афганистане я многому научилась как специалист, но и здоровье тоже потеряла, переболев инфекционными заболеваниями.
  
  Сейчас живу в селе в муниципальном доме, на работу езжу за 120 км, работаю фельдшером на "скорой".
  Денег на квартиру не скопила, писала письмо на сайт Путину и в "Единую Россию" - все бесполезно, льгот нет..."
  
  Газетная публикация о Татьяне находится в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 38-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9p1.shtml#407
  
  
  
  
   []
  
  

57). Татьяна СИПЯГИНА, Джелалабад, вертолетный полк (aвтослужба),
  бухгалтерия, апрель 1984 - апрель 1987:

  
  "В отличие от многих - я знала куда еду.
  Мало того, в конце декабря 1979 года я была направлена по линии комсомольской организации Узбекистана в командировку в Термез, в Сурхандарьинский обком комсомола.
  Завтракать и обедать ходила в офицерскую столовую, там лучше кормили.
  Что меня поразило сначала - это большое количество военных.
  Где-то через несколько дней, ночью, прогрохотала военная техника, ну, решила, что учения.
  Утром захожу в столовую, а там пара человек.
  В городе какая-то неприятная тишина; на работе у ребят спрашиваю: "Что происходит?" - молчат.
  А у девочек грустные глаза; одна сказала, что ночью военкомат вызвал брата.
  Выйдя на работу, уже все знали, что начались афганские события.
  О том, что там работают гражданские - узнала случайно.
  
  Причина - почему поехала?
  Квартира.
  Когда вернулась, справку на внеочередное получение в военкомате дали, но таких как я, со справками, уже было предостаточно.
  Оставался внеочередной кооператив.
  На первый взнос немного не хватало, пока зарабатывала, то, что было на книжке - заморозил Павлов.
  
  Зарплата в Афганистане была такая же, что и в институте, а дополнительное, что платили чеками - мы тратили в чековом на продукты.
  
  О том, что поехала вопреки всем и всему - не жалею.
  Просто сегодня обидно за всё, что произошло со страной и со всеми нами..."
  
  Военные фото Татьяны находятся:
  - в фотоальбомe "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/10.shtml#10
  
  - в фотоальбомe "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 2"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10-0.shtml#3
  
  
  
  

  Если предыдущая информация во всех трёх частях
  "Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками? " (включая эту часть)
  взята при личном общении, то последующие две найдены в сети.

  
  
  
  
   []
  
  

58). Наталья КАБАЦКАЯ, медик:

  
  "Еще до войны я прочитала книгу Александра Проханова 'Дерево в центре Кабула' и сразу заинтересовалась. Романтика, Восток... Меня хотели отправить в Болгарию, также предлагали Чехословакию. Я говорю: 'Нет, не хочу! Мне на войну надо!' Хотела увидеть войну своими глазами. Когда я попала в Афганистан, мне было 28 лет. Уже не девчонка, но поначалу было тяжело. Потом ко всему привыкаешь.
  
  Я не могла себе представить, что эта война когда-то закончится. Мне казалось, что она будет вечной там.
  Усталость была ужасная, но мы об этом не думали. Держались друг за дружку. Врачи от усталости падали в обморок. Поддержат его под ручки, нальют чифиря, чтобы в себя пришел, - и опять оперировать.
  
  По родине, конечно, скучали ужасно. Но находили силы веселиться и праздники устраивали.
  
  У нас мальчик лежал с ранением глаз. Однажды прибегает девочка и говорит: 'Наташ! Тут парня в Союз отправляют, он с тобой хочет попрощаться!' Я помню, он меня просил все с ним посидеть, за ручку подержать. Мы там все были и мамки, и няньки. Я-то знала, что он больше видеть не будет, но успокаивала, говорила что все будет хорошо. Попрощались, он меня поблагодарил. Потом лет через пять уже в Союзе видела его по телевизору. Он там идет с палочкой и женой, которая его дождалась. Очень за них порадовалась.
  
  В бараке нашем жили около 50 девчонок. Романов было очень много. Многие знали, что это просто военно-полевой роман. У некоторых получалось и всерьез. Браков на самом деле было мало. Там обострялось ощущение жизни. Мужики уходили на войну и не знали, вернутся ли. Им казалось, что да, это любовь. А на самом деле все было очень просто. Очень хотелось жить. Они нуждались в ласке и нежности, хотелось знать, что он еще кому-то нужен. Кто поумнее был, тот, конечно, понимал, что все это временно.
  
   Для медика нет разницы, генерал или рядовой. Офицеры уколов боялись ничуть не меньше. И шутили мы с ними так же, как с солдатиками. Единственное - они пытались иногда щеки надувать, что вроде как они старше по званию. Солдаты могли сопли распустить. Но когда болеют, они все одинаковые.
  
   Мы еще и психологами были. Все выслушивали. Женщины-медики там были очень нужны. Это совсем другие руки и другое отношение к больному.
  
   После Афгана я еще работала в Чечне, но Афган, конечно, намного тяжелее, нагрузки были больше. Крови не хватало. Мы свою сдавали не только нашим, но и афганцам. Детишек так было жалко. 'Духов' мы тоже лечили. Оказывали первую помощь, а потом сдавали их афганской контрразведке. Что с ними там делали, неизвестно.
  
   Адаптация к мирной жизни у медиков проходит гораздо проще, чем у военных. Те ребята, что по горам лазили да от каждого шороха прятались, долго потом не могли в себя прийти на гражданке. К сожалению, не было никакой психологической адаптации. А она им очень нужна была.
  
   Сейчас я работаю охранником, осталась немного военизированной. Вторая моя работа - медсестра в бассейне. Но если бы мне сейчас предложили поехать на войну, я бы с удовольствием поехала, просто помчалась бы, сломя голову. Военная бацилла, видимо, уже навсегда вселилась."
  
  https://lenta.ru/photo/2016/02/15/afganistan/#15
  
  
  
  
   []
  
  

59). Валентина ВОРОНКОВА, медик:

  
  "Я окончила медицинское училище в Новгородской области. Просто хотелось поработать в загранке.
  Я пошла в военкомат, заполнила анкету, попросила, чтобы меня направили на работу в соцстрану.
  Через три месяца меня вызвали и объявили, что соцстраны нет, но есть Афганистан. В то время мы все были комсомольцы, я, конечно, не посмела сказать 'нет' и отправилась в никуда.
  До этого я ничего про Афганистан не знала. В военкомате я спросила только, какую брать с собой одежду. Сказали: сменное нательное белье, там тепло.
  Когда нас привезли наш командир части сказал: 'Девочки, здесь идет необъявленная война'. Слово 'война' я впервые услышала только тогда.
  На тот период времени были очень большие потери. Рядом находилась Панджшерское ущелье, где проходили крупные боевые операции. И раненых очень много поступало. Мы практически два часа в сутки спали. У нас было три стола и три операционные сестры. Замен не было. Сколько поступало раненых, столько мы должны прооперировать. Стояли, пока стоим.
  Климат было тяжело переносить. Ветер афганец досаждал. Стоишь, вроде тишина - и вдруг откуда ни возьмись начинается смерч, песок отовсюду летит.
  Но я ни о чем не жалею. Я приобрела огромный опыт, проверила себя на выносливость."
  
  https://lenta.ru/photo/2016/02/15/afganistan/#16
  
  
  

  "Из окошка девичьего модуля. Первые военные будни... "
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/0010.shtml
  
  
  "Пoчeму мы пoехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 1-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/0011.shtml
  
  
  "Пoчeму мы пoехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 2-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00111.shtml
  
  
  "Пoчeму мы пoехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 3-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00111a.shtml
  
  
  "Пoчeму мы пoехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 4-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00111b.shtml
  
  
  

  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018