ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 4-я (60-65)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Времена-то какими были? Поднятие целины, освоение космоса, постройка БАМа, заселение Севера. Многие стремились стать полезным стране. Потом Афганистан... И только в России хватило ума упрекать "афганок" за то, что девчонки, поддавшись чувству патриотизма и интернационализма, добровольно меняли домашний уют на пылающие разрывами афганские горы

  
  
  Виктор ВЕРСТАКОВ:
  
  МЕДСЕСТРА ПЕРЕДНЕГО КРАЯ
  
  "Если бы вы знали, как нас встретили..." -
  Девочка рыдает под рукой.
  Многосмысловые междометия
  невозможны с девочкой такой.
  
  "Я ж не за деньгами, не за чеками..." -
  Смотрит исподлобья, не дыша,
  девочка с подкрашенными веками,
  c чистою обидой малыша.
  
  "А они по возрасту построили,
  говорили вслух про нашу стать.
  Мы, конечно, не были героями,
  но хотели сестрами им стать..."
  
  Пью и пью в застолии палаточном
  с медсестрой десантного полка.
  Моего молчания достаточно,
  чтоб она сидела, так близка.
  
  "Если бы вы знали, что за мальчики!
  Я к ним и сквозь пламя доползу..." -
  Говорит и вытирает пальчиком
  с пыльных щек моих свою слезу...
  
  (http://viktorverstakov.narod.ru/)
  
  
  
  
  60. Наталья ДУБРОВИНА, Кабул, военный госпиталь, медицинская сестра отделения реанимации
  
  61. Анна МАТВЕЕВА, Кабул, военный госпиталь, сестра-хозяйка травматологического отделения
  
  62. Светлана ПИЛЬГУН, Кабул, военный госпиталь, старшая сестра приёмного отделения
  
  63. Гульсара ШАЛИМОВА , Кабул, военный госпиталь, старшая медсестра стоматологического отделения
  
  64. Татьяна СКОРОХОДОВА, Кабул, военный госпиталь, медсестра-анестезистка
  
  65. Валентина ЖОВНЕРИК, Кабул, военный госпиталь, медсестра отделения реанимации
  
  
  Я, СМОЛИНА А.Н., проводила среди "афганок" опрос "Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками?"
  Ответы можно почитать:
  - "Часть 1-я" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/0011.shtml
  - "Часть 2-я" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00111.shtml
  - "Часть 3-я" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00111a.shtml
  
  На опрос "афганок" подтолкнули неоправданные обвинения в корысти, мол, в Афганистан ехали исключительно за длинным рублём. Даже чиновник Министерства Обороны брякнул в нашем с ним телефонном разговоре. В то время, как лично я встречала множество "афганок", попавших на войну не по своей воле. Чтоб не повторяться, приглашаю почитать ответы "афганок" по поставленным наверху ссылкам.
  
  Но, оказывается, вопрос "Почему я поехала в Афганистан?" задавался гораздо раньше. Начальник кабульского госпиталя полковник медицинской службы Андрей ЛЮФИНГ сохранил стопку школьных тетрадей с анкетой для медсестёр. Единственное чего не спросил начальник госпиталя, так это: "Афганистан, именно туда вы хотели попасть, когда шли в военкомат?".
  
  B Афганистане, когда мы разговаривали с девочками в свободное от службы время, многие признавались, что Афганистан случился внезапно, помимо желания, в то время как искренним желанием было уехать на Запад, в западные группировки советских войск. Процесс оформления у всех развивалось как под копирку: сначала работники военкоматов обнадёживали девчонок, оформляли документы и это для многих означало уже начало путешествия на обетованный Запад, затем как-то вдруг внезапно оставалось только одно направление. Афганское. Без вариантов: или война или потеря мечты на неопределённый срок, грозящий перерасти в бесконечный из-за негласного попадания в "чёрный список".
  
  То же самое подтвердили в послевоенном опросе "афганки", абсолютно мне незнакомые. Ссылки на их ответы поставлены выше.
  
  Но начальник госпиталя о западном направлении не спрашивал, да и не мог спрашивать - иначе бы смазался весь патриотический оттенок, которого ждали наверху.
  Его анкета содержала следующee:
  
  1. Фамилия, имя.
  2. Почему поехали в Афганистан?
  3. Кем работаете, сколько времени в РА?
  4. Сколько вы сделали перевязок, отпустили процедур и прочее?
  5. Что вы можете сказать о раненых, кто из них вам больше всего запомнился и почему?
  6. Довольны ли вы условиями быта?
  7. Ваше любимое занятие в свободное время?
  8. Ваша почта (кто пишет вам, кому пишете вы)?
  9. С кого вы брали пример, кому подражали?
  10. Не жалеете, что прибыли в Афганистан?
  11. Удовлетворены ли вы работой?
  12. Что вам больше всего запомнилось?
  13. Чему вас научил Афганистан?
  14. Появились ли у вас друзья среди афганцев?
  15. Что бы вы еще хотели сказать?
  
  

  60. Наталья ДУБРОВИНА, медицинская сестра отделения реанимации:

  "Почему я поехала в Афганистан? Однозначно ответить на этот вопрос сложно. Причин много: это и потребность в самоутверждении, и стечение обстоятельств. Так или иначе, но все причины приняли чёткие формулировки уже в Кабуле.
  
  Жалею ли, что попала сюда? Нет, конечно. Здесь у всех ценностей другая, особая цена. Афганистан оставляет след в душе, заставляет по-другому смотреть на себя, на жизнь вообще. Что бы там ни говорили, он учит сдержанности, верности. Хотя, может быть, ещё и жестокости.
  
  Сколько я сделала перевязок, процедур и прочее — на этот вопрос не нахожу ответа. Наша работа оценивается здесь совсем другими мерками.
  
  И будешь ли считать уколы в тот момент, когда у тебя в руках тает чужая жизнь.
  
  Приходится просто удивляться, сколько в этих мальчиках сил, выносливости, характера. Какая жажда жизни! Кого из них помню? Многих, но остался в памяти Игорь Семенко. Даже не знаю, почему именно он, таких ведь ребят были десятки. Игорь погиб.
  
  Писем из дома получаю много — от родителей, подруг, друзей и, конечно же, всегда отвечаю. В последнее время письма приходят все реже, но хочется почему-то верить, что это из-за загруженности почты, нелётной погоды и т. д.
  
  Беру ли с кого-то пример? Каждый человек, который дал мне что-то в профессиональном отношении, достоин уважения.
  
  В анкете есть вопрос об условиях быта — они, конечно, оставляют желать лучшего. Но ведь мы ехали сюда не отдыхать, и потому даже то минимальное, что нам предоставлено, вполне достаточно.
  
  Очень хочу, чтобы быстрее закончилась эта бессмысленная война. Чтобы все вернулись домой к своим родным, близким, любимым. И, конечно же, чтобы такая война никогда не повторилась. Чтобы никакая не повторилась."
  
  

  61. Анна МАТВЕЕВА, сестра-хозяйка травматологического отделения:

  "Так сложились семейные обстоятельства, что решила уехать. В военкомате предложили Афганистан, я думала три дня и согласилась. Было и интересно, и страшновато, конечно.
  
  Сначала работала санитаркой в аптеке нашего госпиталя, но работа не удовлетворяла. Я привыкла быть с людьми, много общаться, а там как в клетке. Поэтому очень обрадовалась, когда предложили место сестры-хозяйки, да ещё в «травме». Здесь ведь самые настоящие боевые ребята!
  
  И вот уже третий год пошёл.
  Процедуры и уколы я не умею делать, привыкнуть к боли и крови так и не смогла. Даже наблюдать, как это делают наши девочки, не могу. Сама способна перебинтовать разве что палец, какую-то незначительную ранку.
  Когда смотришь на раненых — сердце сжимается, комок в горле застревает. И проклинаешь все. Чтобы легче было, иной раз закроемся у меня с девчонками, отревём, только бы не видел никто. А мальчишки в свои 20 лет — чуть боль стихнет, шутки начинаются, к общению тянутся и, пока имени не знают, сестрой зовут. И такой нужной чувствуешь себя в этот момент!
  Встречаются среди них и малодушные, но гораздо меньше, и говорить о них не хочется. Их здесь не любят, особенно те, кто видел смерть.
  
  Кого из ребят помню? Конечно, запоминаются самые общительные, наши «старожилы». Как правило, это ребята с тяжёлыми ранениями, но именно они самые жизнеспособные. Самые настоящие. Земляков многих помню, с ними есть надежда ещё свидеться. А вообще многие лица сфотографированы в памяти, почти все. Если с кем-то из них столкнёт жизнь, я уверена — это будет встреча с чем-то очень дорогим. Только бы сил хватило у них ещё многое преодолеть, не сломаться.
  Помню, например, Сашу Кувшинова, обязательно побываю у него, как обещала. Помню Альку Кукольника, Володю Чекмарева, Кременева Серёжу, Белогубца Александра, Амира, фамилию его не помню, который обе ноги потерял, но твёрдо решил жениться и обзавестись детьми. Не парень, а целая копилка анекдотов.
  А как радовалось сердце, когда узнала, что наш Серёга Бережной женился. Ног у него не было, а он своим рукам счастлив был, потому что очень музыку любил, играл и на гитаре, и на баяне. Его ребята в клуб, к фортепиано возили. Играет, а на глазах слезы. Только бы им везло, только бы счастье не обошло!
  
  Быт. Его здесь меньше, чем работы. А радостного в нем ещё меньше. Конечно, мы на войне, и сделано много, чтобы это ощущалось не так остро. Но, с другой стороны, есть возможность сравнить, в каких условиях живут люди в других частях. И не ютятся по четверо в комнатушках, и питание лучше, и телевизоры есть, и возможность выйти за пределы части. Мне-то ещё повезло: застала время, когда экскурсии по Кабулу устраивали, в город можно было выйти официально и ничего не случалось. А теперь ведь ничего нельзя. Так ведь с ума можно сойти! Лично я «самоволку» поэтому даже оправдываю. Только вот почему-то кому-то можно все то, что тебе нельзя. Громогласно спросить «почему?» — не советую. А ещё очень больно ощущать грань между нами, служащими, и офицерами. Ведь мы одной земли семечки.
  
  Чем занимаюсь в свободное время? Читать люблю, общаться, всегда принимаю участие в наших концертах. Очень жду писем с Родины. Регулярно пишет только мама, ей так тяжело и беспокойно за меня.
  
  А пример ни с кого не беру: сама себя делаю.
  
  Друзей среди афганцев у меня нет. Мне трудно понять эту страну, её людей. И все-таки о том, что приехала, не только не жалею — благодарна судьбе за это. Сомневаюсь, что где-то ещё можно испытать такую огромную отдачу от того, что делаешь. Здесь я увидела и пережила то, что не узнаешь за всю жизнь, прожитую дома, и чего не забыть никогда. Стала внимательнее к людям, стала разбираться, что — добро, что — зло. Что — ложь. Тем, кто здесь не был, это будет трудно объяснить, наверное."
  
  

  62. Светлана ПИЛЬГУН, старшая сестра приёмного отделения:

  "Я приехала в Афганистан из-за неусидчивого характера — тянет к новому, неизведанному.
  
  Сосчитать перевязки и процедуры, которые сделала каждая из нас, невозможно — их очень много.
  
  Что я могу сказать о раненых? Что в основном это стойкие и мужественные ребята, хотя бывают и хлюпики.
  
  На всю жизнь я запомню день 20 октября 1988 года — мой день рождения. Я работала сутки на посту, и было очень много раненых — обстрел аэродрома, подрыв БТР на мине. Снижавик А. М. — затем умер, Гаврилов А. Ш. — ранен, Белинский В. В. — умер, Сартыков Д. Ш. — эвакуирован.
  
  Вы спрашиваете, не разочаровалась ли я в том, что поехала в Афганистан? Нисколько. Когда была в отпуске, не могла дождаться: когда же обратно в Кабул!"
  
  

  63. Гульсара ШАЛИМОВА, старшая медсестра стоматологического отделения:

  "Так как у меня уже почти взрослая дочь, ей 15 лет, приходится думать о «земном», о финансовой стороне дела. Это, если честно, о том, почему я оказалась здесь.
  
  Работаю уже больше года. Сначала была в Кандагаре — старшей медицинской сестрой в инфекционном отделении. А однажды, во время боевых, меня перевели в отделение анестезиологии и реанимации. Там приходилось делать все: умывать, подмывать, ставить капельницы, перевязывать, эвакуировать раненых и больных, подсчётами некогда было заниматься. Главное было — спасти.
  
  Что сказать о раненых? Так как в Кабуле я работаю меньше, расскажу про кандагарских ребят. Больше всех я запомнила тяжелораненых из отделения реанимации. Это рядовые Булыга Лёня и Зубков Игорь. Я их запомню на всю жизнь. Они лежали у нас в отделении двадцать шесть дней, потом их эвакуировали в Союз. И все эти дни они были нашими любимцами, хотя им было очень тяжело и, соответственно, за ними требовался большой уход. Они с мольбой смотрели на тебя, и только глаза, полные слез, говорили о том, как им тяжело. Однажды ночью, я как раз дежурила, их эвакуировали в Союз. И, представляете, они плакали, мотали головами, хватали меня за полы халата, просили их не отправлять.
  
  О том, что приехала в Афганистан, я не жалею. Знала, что здесь не мёд, знала, зачем ехала. Все, что видела, почувствовала, запомнится надолго. Чему научилась чисто по-человечески, так это сопереживать."
  
  И напоследок: женщины, которые работают здесь, подвергаются такой же опасности, как и все военнослужащие госпиталя. Я думаю, было бы правильно, если бы они также пользовались льготами, которые положены для воинов-интернационалистов."
  
  

  64. Татьяна СКОРОХОДОВА, медсестра-анестезистка:

  "Однозначно не ответишь, почему я приехала в Афганистан. Причин несколько, но главное — своими глазами увидеть, почувствовать эту войну самой. Здесь я чуть меньше года, срок это небольшой, но и немаленький.
  
  Работа в отделении реанимации очень трудная, порой кажется — невыносимая, как физически, так и морально. Я, наверное, не вынесла бы даже минимальную частичку от боли и страданий, которые приходится терпеть ребятам. Но что удивляет — даже среди самых тяжёлых больных есть оптимисты. Живут одной мыслью: вернуться домой!
  Особенно чётко остаются в памяти ребята, которые уходят навсегда. Это трудно объяснить. Они так молоды, так хотят жить, так верят нам.
  
  Условия жизни у нас нормальные, а вот свободным временем не похвастаешься.
  
  Что помогает, так это друзья — разные судьбы у всех, характеры. Иногда, правда, хочется остаться одной, подумать о доме, о сыне. Одинокой себя здесь не чувствуешь. Знаешь: тебя ждут, за тебя волнуются, и это прибавляет силы.
  
  Работой своей я удовлетворена полностью и нет ни капли сожаления о том, что приехала. Афганистан научил меня думать и мыслить реально. Здесь можно дать оценку своей жизни и жизням тех, кто погиб в этих горах. Не знаю, кто написал эти стихи, но они запомнились мне: "Я разумом могу понять просчёт, втянувший нас в чужие, злые горы. Вот только моё сердце не поймёт, зачем мы по России сеем горе!"
  
  

  65. Валентина ЖОВНЕРИК, медсестра отделения реанимации:

  "В Афганистан я приехала, чтобы отдать свои знания и умение тем, кто в этом нуждается.
  
  У наших мальчишек можно поучиться стойкости, выносливости и жажде жизни. Лежит весь перебинтованный, одни глаза светятся, да ещё сестре посочувствует, как ей тяжело управляться. Всех своих первых раненых помню по именам, а в лицо — узнаю всех и всегда. И до конца дней буду помнить тех, кто ушёл.
  
  О приезде в Афганистан нисколько не жалею. Больше всего запомнились командировки в провинции в группах усиления во время боевых действий.
  
  Друзей среди афганцев нет. Знакомые — те, кто лечился в нашем отделении.
  
  Что я ещё хочу сказать? Не оставляйте эти израненные души и изувеченные тела без внимания, сочувствия, заботы, понимания."
  
  
  Январь 1989 года
  
  
  P.S. Ещё раз: если первые три части заполнены опросами, проводимыми мной, СМОЛИНОЙ А.Н., то этот проводил начальник кабульского госпиталя.
  Текст найден:
  
  здесь: https://www.booklot.ru/genre/proza/voennaya-proza/book/nad-kabulom-chujie-zvezdyi/read/53/
  здесь: https://www.booklot.ru/genre/proza/voennaya-proza/book/nad-kabulom-chujie-zvezdyi/read/54/
  
  Прислала Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших.
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018