ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
Большое спасибо "афганке" Лидии ВОЛЫНКИНОЙ (МАКАРОВОЙ) ,
  бывшей старшей медсестре физиотерапевтического отделения госпиталя Шиндандта, в/ч пп 94131 гв. МСД.
  Большая часть помещённых ниже публикации прислана Лидией.
  
   Ведь по сути получается, что здесь (имею ввиду свою страницу с афганским архивом) - единственное место,
  где в большом объёме собраны данные на "афганок" со всех республик Советского Союза,
  запечатлена их славная юность, а то и настоящие подвиги советских девчонок,
  не побоявшихся поменять домашний уют на охваченные войной афганские горы.
  
  
  
  
  
  
  101. Мария Петровна ГОРБАНЕНКО, Кабул, врач по линии Минздрава, лечила советский высший командный состав и военных советников, высший офицерский состав афганской армии и вождей племён, 1984-1986
  
  102. Нелли ЦВЕТКОВА, Джелалабад, анестезонная сестра медроты в/ч пп 93992, 6 месяцев в 1988 году
  
  ----- Валентина КУЛЬБИДА, анестезонная сестра медроты в/ч пп 93992 (где-то 1984-1986)
  
  ----- Вера КРАСНОВА, анестезонная сестра медроты в/ч пп 93992 (где-то 1984-1985 или 1985-1986)
  
  ----- Елена ДРАГОМАН, анестезонная сестра медроты в/ч пп 93992 (где-то 1984-1985 или 1985-1986)
  
  ----- Елена ЯКОВИЧ, медсестра, 1979-1980
  
  ----- Лариса САВКИНА, медсестра, 1979-1980
  
  ----- Лена ГОВОРОВА, медсестра
  
  ----- Элеонора АНИСИМОВА, Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, медсестра, 1984-1985
  
  ----- Алла ШАШКО (ГРЯЗНОВА), Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, медсестра-лаборант в клинической лаборатории, 1982-1983
  
  ----- Галина БАРАТЫЩЕВА, медсестра, 1985-1986
  
  ----- Любовь ГРИГОРЬЕВА, Кабул, медсестра, гарнизонная поликлиника, Баграм
  
  ----- Л. КОРНЮК, Кундуз, врач-инфекционист, Баграм, Кундуз, Пули-Хумри
  
  ----- Нина ЧИСТЯКОВА, медсестра
  
  ----- Лариса КОНДРАТЕНКОВА, Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, младшая медицинская сестра хирургического отделения, 1983-1984
  
  ----- Любовь САНДУКОВА, Кабул, гарнизонная поликлиника, главная медсестра, 1981-1982
  
  ----- Нина БОРИСОВА, Кабул, аэродром, старшая медсестра медпункта
  
  103. Любовь Михайловна КАБАНЕН, Джелалабад, медсестра, медрота, приёмное и хирургическое отделение
  
  104. Мавлия Талгановна ХАДЫЕВА, Шиндандт, госпиталь 5-я дивизия в/ч пп 94131, медсeстрa реанимации, 1982-1984
  
  ----- Алла ШАШКО (ГРЯЗНОВА), Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, медсестра-лаборант в клинической лаборатории, 1982-1983
  
  ----- Лидия ВОЛЫНКИНА (МАКАРОВA), Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, старшая медсестра физиотерапевтического отделения
  
  ----- Татьяна ВOЛOГЖАНИНА, Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, медсeстрa реанимации
  
  ----- Вера ЧУВАЕВА, Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, медсестра хирургического отделения (сейчас врач, закончила мед.институт и ординатуру после Афганистана)
  
  ----- Валентина НОСКОВА, Шиндандт, госпиталь в/ч пп 94131, отдел кадров, штаб госпиталя
  
  105. Наталья КАБАЦКАЯ, медик
  
  106. Валентина ВОРОНКОВA, медик
  
  107. Евгения Николаевна КАМНЕВА, Шиндандт, операционная медицинская сестра, госпиталь в/ч пп 94131 гв. МСД, 1980-1984
  
  ----- Еленa КУЗЬМЕНКО (МАДОДОВA), Кабул, реанимационная медсестра самолёта АН-26 "Спасатель", бортовой номер-07
  
  ----- Светлана Николаевна ДОРОШ (погибла 24 июля 1986 года), Кабул, медсестра медсанчасти авиагарнизона
  
  ----- Татьяна Васильевна ЛЫКОВА (погибла 29 ноября 1986 года), только что прибыла из СССР и назначена на должность секретаря секретного делопроизводства в штаб 15-го обрСпН Джелалабада (со дня получения направления в военкомате прошло всего 16 дней)
  
  ----- Галина Геннадьевна СТРЕЛЬЧОНОК (погибла 29 декабря 1986 года), Герат, прапорщик, фельдшер
  
  ----- Маргарита Николаевна ПОДРЕЧНЕВА (МУСАЛАЕВА), Джелалабад, 66 ОМСБр, медсестра, госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  ----- KTO? Cовсем девчонки-школьницы
  
  108. Текст с сайта "Русские на Украине" посвящён погибшим "афганкам", список которых у меня поставлен здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0030.shtml
  
  
  
  
  

101. Газета "Крымский ТелеграфЪ" N 168 (10 февраля 2012 год)

  
Снится мне Афганистан...
  
 []
  
  15 февраля - День вывода советских войск из Афганистана. О подвигах мужчин на этой 'чужой' войне рассказано много. Об участии женщин почему-то не принято говорить: то ли их 'подвиг' считается незначительным, то ли сами они не стремятся рассказывать об этом. 'Крымский ТелеграфЪ' отыскал в Симферополе женщину-'афганку' и уговорил ее побеседовать на эту тему.
  
  
Приземлились - и обомлели
  
  Что заставляло наших женщин сменить домашний уют на афганские горы, на обстрелы, взрывы и кровь? Патриотизм, желание участвовать в чем-то значимом или, как многие любят говорить, жажда обогащения (не секрет, что в Афгане хорошо платили). Платили, но до тех пор, пока не отправляли в 'черных тюльпанах' на Родину. Все они числились вольнонаемными, мол, сами захотели помочь несчастному афганскому народу. Безусловно, захотели. Но их 'желания' формировало государство.
  
  Мария Петровна Горбаненко, участница боевых действий на территории Афганистана:
  
  'В Афганистан меня направило Министерство здравоохранения СССР в составе аппарата советников в Центральный военный госпиталь афганской армии в Кабуле. Мне было тогда сорок пять лет. Я была членом партии, и в Симферополе долгие годы работала в седьмой горбольнице операционной сестрой'.
  
  Профессионал своего дела был нужен советским войскам в 'горячей точке'. Марии Петровне только перед отправкой сообщили, что работать она будет в правительственном учреждении. Эта фраза ее успокоила, до той поры, пока она не увидела сотни умирающих, загноившиеся раны, пропитанные кровью матрасы, пока не встретилась с малярией, проказой и даже бубонной чумой.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'Приземлились в Кабуле, я как увидела эти высохшие, безжизненные горы - обомлела. Картина была крайне удручающая. Поселили меня среди афганцев, но в отдельной квартире пятиэтажного дома, построенного нашими. В мои обязанности входило проводить занятия с медсестрами, запустить работу дезкамеры, просто навести порядок. Нас отправили учить их медсестер, но, надо признаться, мы-то тоже учились на ходу. У нас тоже не было опыта работы с ранеными. В госпитале царила страшная антисанитария: масса гнойных больных, в ранах - черви, вши. Поролоновые матрасы настолько пропитались кровью, что придавишь, а из него брызжет зловонная жидкость. Многие медики переболели малярией. Меня Бог миловал'.
  
  
Два с половиной года ада
  
  С марта 1984 г. по октябрь 1986 г. в госпитале, по подсчетам Марии Горбаненко, находилось около десяти советских медсестер и докторов. Их госпиталь был привилегированный - добротное восьмиэтажное здание: принимал советский высший командный состав, на который отводилось 40 коек, а остальные 360 мест предназначались высшему офицерскому составу афганской армии и вождям племен. Но по факту госпиталь принимал в три-четыре раза больше раненых. Одно преимущество: его бомбили реже, чем госпиталь для советских раненых.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'Когда шли массовые поступления раненых, мы принимали сотни тяжелых больных. Идет грузовик, а там навалены и раненые, и мертвые. Вот мы их и разбираем: кого в операционную, кого в перевязочную, мертвых - в сторону. Приходилось мне сопровождать раненых в Ташкент. Однажды на 'салмановском' самолете я летела с тяжелораненным советником, ему требовалась искусственная почка. Полетели прямо с работы, под обстрелом, думали, что и не долетим. Приземлились в Ташкенте, а там не очень-то и хотят нас принимать, пограничники затеяли тщательнейшую проверку самолета на предмет наркотиков. У меня с собой было четыре ампулы наркотического обезболивающего для больного. Так нас продержали на штрафплощадке двое суток, я писала объяснительные, зачем везу с собой наркотики, что мы не дезертиры, только после этого нас выпустили назад. Абсурд'.
  
  
'Как здоровье, как дела, как овцы?'
  
  Этими словами, только на языке дари, было принято здороваться с афганцами. К специфической обстановке на мусульманской территории нужно было приспосабливаться. Важно было показать, что ты уважаешь афганский народ, их нравы и обычаи.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'Захожу в палату, здороваюсь. А они мне с улыбкой, доброжелательно отвечают... отборным русским матом - не понимают, думают, что-то приятное мне сказали (cмеется). Советские солдаты их научили материться. В нашу миссию входило также 'заводить дружбу' с афганскими коллегами. Ко мне часто приходили в выходной медсестры с детьми. Чай пили, общались, как могли, на пальцах. Были и веселые моменты. Проводила я конкурс среди афганских медсестер: кто быстрее капельницу поставит, перевязку сделает'.
  
  
 []
  Один из охранников госпиталя
  
  
  
Дала свою кровь
  
  Работа в госпитале подразумевала постоянный риск: обстрелы, взрывы, да и на охранников полагаться было нельзя.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'На каждом этаже, у каждой двери - афганец с автоматом. Дежуришь ночью - и боишься идти по коридору, колени трясутся: они ж обкуренные, дикие. Они-то вроде бы нас и охраняли, но афганцы - народ хитрый: улыбается, в глаза говорит одно, а за спиной нож держит. Был у нас случай, правда, на моей памяти, единичный: зарезали медсестру-москвичку. Красавица была'.
  
  Поражало наших медиков и то, что афганцы, даже видя умирающих от потери крови сослуживцев, ни под каким предлогом не соглашались становиться донорами.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'Часто госпиталь испытывал нехватку медикаментов, крови, например, когда бомбили наши колонны, шедшие через Саланг. Вот пригнали этих 'сарбозов', солдатиков, а они ни за что не хотят для своих же кровь сдать: грех, Коран не велит. Я не выдержала: легла на стол, сдала. Их это впечатлило, начали шептаться, мол: 'Шурави сдает' ('советский сдает'). Смотрю, начали сдавать. А наши ребята, 18-летние переводчики: закончили один курс - и вперед. Привезут их, раненных, а у них осколков на лице - сотни, лицо синее, распухшее. То и дело просят тебя помочь, вытащить. Вот освобожусь и сижу, по два-три часа вынимаю иглой металлические ворсинки, аж глаза слепнут. А им ведь хотелось быть красивыми... (еле сдерживает слезы)'.
  
  
На работу - сутки, на покупки - час
  
  Что такое пройтись пешком или прогуляться по улице - наши медики не имели понятия в течение всего срока службы. От дома до работы передвигались только в специальном автобусе и только под охраной. Но бывали случаи, когда и охрана оказывалась бессильна.
  
  Мария Горбаненко:
  
  'Однажды талибы угнали автобус с советскими геологами, строителями.(1) Так мы и не узнали, нашли их или нет. Дважды наш автобус таранили. Один раз - перевернулись, от удара головой я получила контузию. Но лечиться времени не было: сделали капельниц пять - и работать. Вообще страшно было (вздыхает). Самым большим развлечением были 'дуkаны' (магазины), - с улыбкой вспоминает Мария Петровна. - Товара - море: аппаратура японская, посуда, вещи. Но надо было купить и необходимое: продукты, мыло. Нам выделяли на покупки пару часов в неделю. Выходим: сначала идут солдаты, смотрят, чтобы все было тихо, а потом нас запускают (духаны часто минировали). Некоторые рассказывают, что привезли из Афгана много добра. Я не знаю, как они везли, но нам разрешалось вывезти только 100 килограммов груза. За два с половиной года на Родине я была всего один раз. Вот и считайте'.
  
  Еще долгие годы после Афгана Марии Петровне частенько по ночам снились налеты и обстрелы, лица умирающих молодых советских ребят и сильнейшее землетрясение, заставившее ужаснуться даже коренное афганское население. До конца дней она не забудет и своих коллег, с некоторыми из них поддерживает связь до сих пор. Теплыми словами вспоминает Мария афганцев-медиков: начальника госпиталя доктора Велаята Хабиби (кстати, выпускника Крымского мединститута), главного хирурга Тераки и первую женщину-хирурга, афганского генерала Сухайлу Сидик (в 2001 г. она стала министром здравоохранения Афганистана), которая лично провожала в аэропорт Марию Горбаненко, когда та улетала домой.
  
  Беседовала Диана ПЕРВЫХ
  Фото Архив 'КТ'
   ______________________________________________________________________________________
  (1) - очевидно имеется ввиду беда, произошедшая с советскими строителями в Мазари-Шарифе в 1983 году, когда моджахеды захватили автобус с возвращающимися с работы людьми. В автобусе ехали шестнадцать наших специалистов. Водитель - афганец. По случаю Нового года заказчики строительства дали приём в честь советских специалистов. Он продолжался около часа. Затем поехали в город - "Волга", автобус с эксплуатационниками, автобус со строителями и ещё одна "Волга" руководителя контракта. По пути первый автобус исчез.
  Воспоминания об этой трагедии, унёсшей несколько жизней, у меня поставлены в "Приложение к "Списку погибших в Афганистане мужчин, гражданских специалистов"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00004a.shtml#130 - А.С.
  
  
  
  

102. http://www.e-reading.club/chapter.php/1023044/79/negirev_-_Vtorzhenie._Neizvestnye_stranicy_neobyavlennoy_voyny.html

  
'Куда же мы без вас, девчонки?'
  
  Из письма Нелли Цветковой,(1) направленного Э. В. Анисимовой - одной из организаторов 1-го Всесоюзного слета медиков-'афганцев':
  '...Из Афгана я выходила 17 мая 1988 года с нашим Джелалабадским гарнизоном. Работала в медроте анестезисткой. Попросили быть и старшей сестрой. Веселенькая работа, как говорят, не для слабонервных. А представляете, до меня в этой должности работали Валя Кульбида(2) - 3 года, Верочка Краснова - 2 года, Лена из Молдавии(3) - 2 года. Героические девчонки!
  
  Я пробыла в Афгане полгода, но, честное слово, хватило! Рвалась туда сама не знаю почему, думала, что там буду нужнее. Наверное, так и произошло. Как говорил наш анестезиолог, капитан м/с Селецкий Александр Олегович: 'Куда же я без вас, девчонки?..'
  
  Назывались мы - 'вольнонаемные'. Противное слово, будто нанимались мы в Афган бить мамонтов и получать за это большие деньги, почести, что там еще, не знаю... Только почему, когда у изуродованных тел последний удар пульса бил по голове, по сердцу, и ничего нельзя было сделать, когда ребята с культяпками просили потанцевать с ними, когда слепые 20-летние шептали: 'Сестричка, как тебя зовут?' и целовали нам руки - в такие моменты вольнонаемные не думали, сколько им заплатят и какие шмотки они привезут домой, и какие льготы будут просить для себя. Даже медаль 'От благодарного афганского народа' оказалась нам также не положена...
  
  По возвращении меня мучила мысль, что я здесь, а они там, тянуло обратно. Военкомат отказал - идет вывод войск. Успокоилась, когда вывод закончился. Все, что касалось Афганистана, старалась не слушать, не видеть, не читать. Но это мне плохо удавалось. Часто мне снится Афган. И сейчас снится. Теперь я понимаю, что это были мои лучшие полгода жизни, трудные, но очень дорогие мне'...
  
  В этих незатейливых словах многое из того, чем по сию пору болеют участницы афганской войны. А их было немало: врачей, медсестер, связисток, поварих, продавщиц и прочих, но больше всего медсестер. Хлебнули они лиха полной чашей, разделив с мужчинами все тяготы Афгана.
  
  У войны не женское лицо. Как попадали в Афган девчонки? Почему стремились туда? По разным причинам. Многие из-за неустроенности, душевного неуютства, одиночества. Им казалось: там они обретут уверенность в себе, может, и личное счастье, как это принято называть. Других привлекал заработок - надоело прозябать в Союзе, еле укладываясь в нищенскую зарплату. Третьи... Их манило то, что выразила в своем письме Нелли Цветкова: 'думала, что там буду нужнее'.
  
  Но и те, и другие, и третьи плохо представляли себе, что их ждет в незнакомой стране, с чем они там столкнутся. Беда это их, а не вина - вина тех, кто сознательно не давал прорываться ни словечку правды на газетные страницы, в радио-и телерепортажи.
  
  Из материала В. Снегирева, подготовленного для 'Комсомольской правды':
  'Лена и Лариса. Совсем девчонки. Лена - миниатюрная, скуластенькая, глаза раскосые, словами сыплет быстро, Лариса - белолицая, пухленькая, в разговоре и жестах строже, обстоятельнее, чем подруга. Лена окончила медучилище в Пензе, работала в Мурманске. Лариса приехала из Гродно, где была медсестрой на станции переливания крови.
  - Зачем? - спрашиваю я. - Зачем вы попросились в Афганистан?
  Обе с разным темпераментом приводят свои доводы, но смысл ответов примерно одинаков: 'Захотелось испытать себя в трудном и важном деле'.
  
  Комната, в которой они живут, для двоих, пожалуй, тесновата, зато очень уютна. Лена хлопочет у плитки, где закипает кофе, Лариса накрывает на стол: изящные фарфоровые чашечки, сахар, печенье. На тумбочке у них клетка с попугаями Кларой и Глашей. Занавесочки. Зеркало. Девчонкам чуть больше двадцати. Они бегают на танцы, которые изредка здесь случаются, и читают друг другу стихи: Лена - Есенина, Лариса - Евтушенко.
  
  Командование ограниченного контингента советских войск представило их - Лену Якович и Ларису Савкину - к высоким государственным наградам.
  
  Вы должны знать про Лену, Ларису и их подруг. Про девчонок, которые в один прекрасный день, кто в Минске, кто в Ленинграде, пришли в военкомат и попросили направить их медсестрами в Демократическую Республику Афганистан. 'Чтобы испытать себя в трудном и важном деле'. Вы должны знать про то, что все они - эти Наташи, Лены, Зои, Ларисы - заслуживают громко сказанных добрых и высоких слов. Если уж трудно приходится солдатам и офицерам, то, представьте, каково же им, сверстницам беззаботных студенток...
  
  Особенные испытания выпали на долю тех медсестер, которые оказались в авангарде наших частей... Зима 1979-1980 гг. выдалась особенно суровой: почти везде выпал снег, трещали морозы. Девчонки наравне со всеми жили в палатках, работали в палатках.
  'Утром, чтобы умыться, приходилось вначале пробить лед в бочке с водой', - рассказала мне киевлянка Лена Говорова, удостоенная медали 'За боевые заслуги'. Теперь-то быт не сравнишь, но, чего лукавить, трудностей все равно осталось достаточно.
  
  ...Лену и Ларису направили в командировку. На три дня. Вертолет доставил их в ущелье, где располагались советское воинское подразделение, а по соседству - часть ВС ДРА. Лена и Лариса в положенный срок определили группы крови у солдат и офицеров, набрали в окрестных горах по букету цветов и стали собираться обратно. Однако возвращение им пришлось отложить на три недели. Потому что неподалеку разгорелся бой, и наши воины поспешили на помощь афганскому гарнизону, осажденному крупной бандой. Потому что появились раненые, которым надо было оказывать первую неотложную помощь. Желание 'испытать себя' у них неразрывно связывалось с потребностью разделить с другими людьми свою доброту, силу, стойкость.
  
  Ведь верно, читатель, испытать себя хотят обычно люди сильные и честные. Трусу, приспособленцу, лгуну никогда не придет в голову подвергать себя испытанию. Испытать можно только то, что есть.
  
  Три недели... Их обстреливали из минометов. Им приходилось остерегаться снайперов. Однажды мина взорвалась всего в пятнадцати метрах от них. 'Даже испугаться не успели', - смеется Лена. Однажды очередь из крупнокалиберного пулемета срезала деревце рядом с ними. Они работали. Командование не раз предлагало медсестрам покинуть ущелье: 'Спасибо, родные. Постараемся управиться и без вас'. Двадцать минут вертолетом - и полная безопасность. Они остались.
  Один факт: в экстренных случаях Лена и Лариса отдавали раненым свою кровь. 'Прямое переливание' - такой термин употребила Лариса, рассказывая об этом.
  Медсестры стали кровными сестрами тем ребятам.
  Девчонки не помнят фамилий тех солдат, да и сами солдаты не знают их фамилий. Но мы с вами, читатель, должны помнить и знать: Лена Якович и Лариса Савкина'.
  
  
  Материал написан одним из авторов этой книги зимой 1983 года. Сейчас бы он, наверное, написал его по-другому, но тогда... Тогда и крупицу правды о боевых действиях донести до читателей не удавалось. В том виде, в каком вы сейчас его прочитали, материал тогда в газету не прошел. Подвергся он жестокой цензуре.
  
  Вот он, аккуратненький прямоугольный штампик на полях первой машинописной странички. Проштемпелеван стандартный текст: 'Против опубликования сведений военного характера с учетом замечаний возражений нет. Замечания сделаны на страницах 2 и 3... Военный цензор В. Жук. 1 февраля 1983 г.'.
  
  Что же вымарал бдительный страж газетных полос из материала? Какие военные тайны, разглашенные корреспондентом, вынужден был вычеркнуть каленым красным (цензоры работали только таким цветом) пером? 'Авангард' он заменил на 'состав'. Выпало всякое упоминание о боях, которые вели наши воины. И о мине, взорвавшейся всего в пятнадцати метрах от девчонок, тоже вычеркнул. 'Раненые превратились в больных (разве на войне могут быть раненые?). И даже фраза 'Девчонки не помнят фамилий спасенных ими солдат'... ввела в сомнение цензора. Убрал он 'спасенных ими'. Кого, спрашивается, спасали? Раненых-то не имелось...
  
  Раздосадованный корреспондент менее всего был склонен винить цензора - он лишь слепо выполнял установку 'сверху'. А кто их, эти установки, спускал подчиненным? Одним из таких начальников был в ту пору маршал С. Ф. Ахромеев.
  
  К нему и обратился журналист с просьбой восстановить вычеркнутые места. И получил отказ - категоричный по форме, исключавший продолжение разговора. Дескать, нам в Генштабе виднее, что и как писать об афганской войне. Так в усеченном виде и был опубликован рассказ о медсестрах, неизвестно кого и где спасающих.
  
  Однако и такой он вызвал резонанс.
  
  
  Из письма Елены Мальцевой:
  
  'Я, Мальцева Лена, студентка 2-го курса Таганрогского пединститута. Мне 19 лет. Учусь без троек, член комитета комсомола факультетов. В вуз поступила по мечте. Поэтому ни о чем не жалею. По-моему, я нашла свое место в жизни. И в этом очень счастлива. Но...
  
  Началось все еще с 9-го класса. Мы участвовали в районной военно-спортивной игре 'Орленок'. Это была весна, май. От нашей школы поехали 7 мальчиков и 4 девочки - 'медсестры'. Игра проходила в лесу, в военном лагере. Все было очень серьезно и очень здорово. И вот в этот день в нас что-то открылось, взорвалось. В июне наши мальчики должны ехать в военный лагерь на две недели - готовиться к предстоящей службе в армии. Тогда мы, девчонки, впервые в жизни позавидовали мальчишкам. Хотелось (и как же нам хотелось!), чтобы вдруг пришел в наш класс военрук и сказал, что вместе с мальчишками в лагерь должны поехать еще и девочки как медсестры. Хотелось испытать себя, закалить. И, кроме того, мы все время ощущали в себе потребность готовить себя к защите Родины (извините за громкие слова, иначе выразиться не могу) и защищать ее.
  
  Потом я поступила в институт. Мечтала о парашютной секции, но снова ничего не вышло. Мы учились во вторую смену, а в это время как раз и работают парашютные секции. Снова неудача. Казалось бы, в двух шагах от тебя твоя мечта, так близко. А ты не можешь к ней подойти...
  
  6 февраля этого года в 'Комсомольской правде' появилась статья 'Наши с тобой ровесники'. В ней рассказывалось о двух девушках-медсестрах, которые попросились в Афганистан. И о других таких же девчонках, принявших на себя тяготы той жизни. Что я почувствовала, когда прочла? Это вряд ли смогу описать. Во-первых, радость. Значит, и нам туда можно! Нам, девчонкам! Во-вторых, тревогу и решимость. Почему они там, а я здесь? Я понимаю, там очень тяжело. И всякое может случиться. И все-таки тоже очень хочу быть сестрой в Афганистане. Ведь мы в этом году сдаем госэкзамены по медицине и сразу же получаем дипломы медсестер запаса. Проходили практику в больницах города.
  
  Почему я рвусь уехать сейчас? Может, глупо это прозвучит, но просто боюсь не успеть. Ведь именно сейчас там трудно, там идет необъявленная война.
  
  И еще. Я буду учить детей, воспитывать их. Но, честно сказать, я к этому еще не готова. Учить, воспитывать можно, когда есть какой-то жизненный опыт, жизненная закалка. Сейчас у меня этого нет. В характере много шелухи. Преодолеть все это поможет жизнь, ее испытания. После Афганистана я больше смогу дать детям. Так что здесь, по-моему, прямая связь.
  
  А главная причина - там трудно, и я хочу быть там. Неужели мои руки не нужны? (Снова громкие слова, но разве скажешь иначе?) Я хочу помочь народу этой страны, нашим людям советским, которые там сейчас. Очень хочу!
  
  Все решив, я записалась на прием к военкому. Военком улыбался. Сказал, что не видит никакой необходимости, не окончив институт, ехать туда. Он подумал: я прошусь в Афганистан из-за того, что у меня какие-то неприятности в институте. Потом решил, что все дело в романтике. И уже серьезно сказал, что медом там не кормят. Но я ведь понимаю! Понимаю это! И не за романтикой гонюсь. А он ответил, что дело даже не в этом. Что нужен трехлетний стаж работы медсестрой и партийно-производственная характеристика. Нет у меня стажа, нет трудовой книжки.
  
  Вышла из военкомата, в душе пусто, больно. Ведь у меня все это серьезно. Очень. Не от жира, как иногда говорят.
  
  Я дошла до того, что Афганистан мне снится ночами. Об этой стране слушаю и читаю все. Каждый день ищу Афганистан в газетах. Что там, как...
  
  Прошу вас, помогите мне, пожалуйста, разрешить этот вопрос'.
  
  
  'Комсомолка' опубликовала тогда это письмо Лены из Таганрога. И пошли отклики. Перечитываем их сейчас, в наше изъеденное скепсисом и неверием время, и странное, двойственное чувство овладевает нами. Нельзя не принять, не оценить искренний порыв вчерашних школьников, одобряющих стремление Лены попасть туда, где тяжело. И одновременно становится горько: милые вы наши, дорогие девчонки и мальчишки, а что вы знали о той войне, почему и зачем она началась, кому от нее польза? Что знало тогда о войне все наше общество? Знай вы пусть даже не всю правду, хоть часть ее, стали бы обивать пороги военкоматов, проситься в Афганистан? Думаем, все равно стали, и не с целью проверить себя, а чтобы помочь нашим ребятам, ввергнутым в кровавую бойню по прихоти политиков с заскорузлым мышлением.
  
  
  Из ответов Елене Мальцевой:
  
  'Здравствуй Лена!
  
  Прочитав твое письмо, опубликованное в 'Комсомолке', я решил тебе все-таки написать. Почему? Потому, что я прохожу здесь в Афганистане срочную службу. Служу здесь второй год.
  Во-первых, ты права: здесь идет война, но не такая, какую ты себе представляешь. Во-вторых, если ты и желаешь ехать сюда, то тебе нужно поступить не в пединститут, а в мединститут и после его окончания ехать сюда. Здесь бы для тебя была большая практика и польза была бы огромной.
  
  Хочу ответить еще на один твой вопрос. Ты боишься не успеть, боишься, что здесь все кончится, я имею в виду эту войну. Ну и что, пускай кончается. Мы, солдаты, были бы только рады этому.
  
  Но я тебя могу заверить: хоть она и кончится, руки врача здесь всегда будут нужны. А взгляды на жизнь после Афганистана, конечно, изменятся, на все окружающее тебя ты будешь смотреть иными глазами. Я так думаю. Глушенко Геннадий'.
  
  
  Так столкнулись в восемьдесят третьем два эти письма - девчонки, открывающей для себя жизнь, и парня, уже изведавшего, почем фунт лиха.
  
  
  Что же отложилось в памяти медичек, крещенных Афганом?
  
  Элеонора Анисимова: Я работала в поликлинике 'Интуриста'. В начале 1980-го лечился у меня один молодой афганец. Я его спрашиваю: 'Вы, наверное, скоро домой вернетесь?' А он отвечает: 'Нет, не вернусь. Вы разве не знаете - у нас идет война'. А я и вправду ничего тогда толком не знала, что там и как.
  
  Уехала туда в 1984-м. Честно сказать, хотела спасти сына, который, будучи призванным в армию, мог оказаться на войне. А так я его как бы прикрывала. И еще одна причина имелась. Был у меня близкий человек. Не могла решить, связывать ли с ним свою жизнь. Потому и уехала, чтобы проверить себя, свои чувства. Скажете, слишком жестокая проверка? Может быть, не спорю. Но так уж я устроена. Он, помню, привез две путевки в дом отдыха, а я ему объявила: уезжаю в Афганистан. С ним плохо стало.
  
  Переписывались все время, что я пробыла там, на войне. А вернулась - и все, как обрезало. Все стало раздражать в нем, особенно холеные руки. Я видела кровь, страдания, и от этого уже никуда не уйти. В мирную жизнь вписывалась с огромным трудом. Со многими друзьями порвала отношения, изменив свой взгляд на них. Всех и все мерила Афганистаном. Наверное, так нельзя, но ничего не могла с собой поделать...
  
  Наш госпиталь в Шинданде был рассчитан на 350 коек, а принимали по 1200-1300 человек. Одну из комнат переделали в реабилитационное отделение для ребят, перенесших инфекционные заболевания. Гвозди, обои, многое другое доставала сама, как говорится, на личном обаянии. Солдат из этого отделения обычно брали в помощь по хозяйству: дрова наколоть, белье постирать... Я их жалела, на работу не брала. Разве в таких условиях должны были они долечиваться?
  
  Звали меня в госпитале 'бабулей'. Сестры начинали стонать: 'Кондиционеров нет', 'кровати в два яруса', 'по двадцать человек в комнате'. А я им: 'Вот я - бабуля, а не жалуюсь'... Так и пошло - 'бабуля'. А мне всего-то сорок два.
  
  Переболела в Шинданде тифом. Антисанитария была ужасающая. В супе, в каше - мухи. Поначалу мы просили заменить еду, потом привыкли... Начмед госпиталя однажды насмешил: 'Нам нужно сделать мухонепроницаемый туалет'. Да как его сделать-то, мухонепроницаемый? Начмед всерьез, а нам смешно.
  
  По семейным обстоятельствам мне пришлось ненадолго вернуться в Москву, наладить уход за больной матерью. Я сразу после тифа, родная мать меня не узнала. Ходила я, держась за стены, полуживая. Меня саму отправили в больницу. Приехал главный инфекционист города и с места в карьер:
  
  - Какой тиф?! Там, в Афганистане, тифа нет.
  
  Да что о нем говорить. Здесь, в Москве, никто ничего не знал или не хотел знать о войне. Когда меня укладывали в больницу, сестра, заполняя регистрационную карточку, спросила: 'Где работаете?' Я ответила. Она ДРА поставила в кавычках, словно название организации. Тут дело не в элементарной неграмотности - в ином.
  
  
  Алла Шашко (Грязнова):(4) В 1982 году вызвали меня в райвоенкомат. 'Поезжай в Афганистан, замуж там выйдешь, опять же льготы'. Я тогда в Институте красоты работала. Беспечная была, легкомысленная. Почему, думаю, не поехать? Отец, он у меня военный, остудил мой пыл: 'Там обстановка тяжелая'. Мать, естественно, в слезы. А мне все нипочем.
  
  Пришла снова в военкомат. Согласна, мол, оформляйте и улыбаюсь. 'Смотрите, она еще улыбается, - говорит какой-то начальник. - Вот так бы нашим офицерам...'
  
  Прилетела в Шинданд. Стояли там модули - домики такие, типа бараков. Жара под шестьдесят. Пустыня. Ни деревца. В комнате, где поселили, - ни умывальника, ни туалета. Удобства - снаружи. Ну, думаю, Алка, ехала ты за трудностями, вот и приехала.
  
  Один модуль был гепатитный, другой - тифозный, третий - малярийный плюс хирургический и терапевтический. В гепатитный я поначалу входить боялась - на полу дохлые мыши валялись. На четырех инфекционных - один раненый. Такая вот статистика. Парни на глазах в дистрофиков превращались, по 15 килограммов теряли. Ходячие скелеты. Лежали на двухъярусных кроватях, места не хватало - клали в коридорах. Иногда по двое на койке. Думала часто: 'Хоть бы одну солдатскую мать сюда привезти и показать ей, в каких условиях ее сын содержится...'
  
  Медики делали все, что могли, но сами все переболели. Разве в наших силах было справиться с такими эпидемиями? Даже лекарств не хватало, имелись только самые элементарные. Потом, говорят, лучше стало, но я этого уже не застала. И однако повторю, что на первом Всесоюзном съезде медиков-интернациона-листов сказала: 'Афганистан дал нам возможность проверить свой профессионализм, человечность, милосердие, которые так необходимы в нашей повседневной работе'.
  
  
  Галина Баратыщева: Я находилась в Афганистане в 1985-1986 годах. Только присутствие воли помогло выстоять там. Все дело заключалось в нашем положении вольнонаемных. Сплошь и рядом нам сейчас твердят осуждающе: 'Вы туда за деньгами поехали...' Не так это было, не так!
  
  Не знаю, как другие, но я постоянно чувствовала в Афгане свою второстепенность, второсортность. Никому не навязываю свое мнение, однако остаюсь при нем. Нам часто грозили при самых незначительных конфликтах: 'Отправим домой'... Ведь мы были бесправными 'вольняшками'.
  
  Но как тепло становилось на душе, когда подходил ко мне парнишка раненый и говорил: 'Галина Алексеевна, а вы на мою маму похожи'...
  
  
  Любовь Григорьева: Почему-то труд в Заполярье или на Дальнем Востоке среди сограждан пользуется почетом, а вот работа в чужой стране, в тяжелейших условиях - нет.
  
  Меня пригласили в военкомат и предложили поехать в ДРА. Посулили все блага, которые только можно придумать: и год стажа за два, и высокие заработки, и сохранение места работы, и многое другое. Естественно, призвали к моим патриотическим чувствам - ведь у меня у самой росли два сына.
  
  И вот я в Ташкентской пересылке. Такого безобразного места я дотоле не видела: грязь, вонь, выбитые стекла, двери общежития не закрываются, белья нет. В любое время дня и ночи по комнатам шастают пьяные военнослужащие всех рангов, сквернословят. И на все это смотрят молоденькие солдаты. Только через четыре дня пришел самолет на Кабул, и это еще хорошо.
  
  У меня было предписание на должность заведующей гинекологическим отделением в кабульском госпитале. Но это место оказалось занятым женой советника. А на три дня раньше меня приехала еще один врач-гинеколог Л. Корнюк. Мы страшно растерялись. Меня отправили в гарнизонную поликлинику, а Корнюк оставили в госпитале. Месяца три ее не подпускали к работе, а затем отправили в Кундуз, оформив врачом-инфекционистом, так как там не было ставки гинеколога.
  
  Меня - тоже лишнюю - перевели в Баграм. Без всяких документов. В последнюю минуту всучили командировочное удостоверение, даже без подписи командира части.
  
  И пошли командировки: Баграм, Кундуз, Пули-Хумри. Из Пули-Хумри вернулась 'обогащенная' брюшным тифом. Более двух месяцев лечилась в госпитале.
  
  
  Женщины, участвовавшие в Великой Отечественной войне, сплошь героини. А кто же женщины, пережившие Афганистан? Исход самых блестящих хирургических операций зависел все-таки от послеоперационного ухода. Этот уход с большой заботой, высшим мастерством осуществляли наши медсестры. Работали в самых невероятных условиях, под обстрелами.
  
  Очень много и красиво говорилось об интернациональной помощи афганскому народу. Показывали по телевидению целующихся и обнимающихся советских и афганских воинов. Как советские врачи лечат детей. Наши женщины на встречах с женщинами Афганистана. Выезды агитационно-пропагандистских отрядов в кишлаки. Раздача продуктов и медикаментов. Все улыбаются, все довольны. И ни в одном репортаже не было сообщений, что наши агитбригады обстреливаются, что на нас организуются нападения, что нас охраняют бэтээры, автоматчики, что поездка в 50-градусную жару - отнюдь не развлекательная прогулка...
  
  Показывали только одну парадную сторону нашей жизни. Естественно, если работа в Афганистане 'сплошной праздник', то и соответственным было отношение к нам, когда мы возвращались на Родину.
  
  
  Н. Чистякова: Я попала в ДРА из Ленинградской области. Мы были первыми. Своими руками вместе с военнослужащими построили первый госпиталь. Что остро помню?! Палатки, голую степь, как дул ветер-'афганец' и как было холодно, по ночам топили печки. 'Не пойду принимать раненых, потому что мой рабочий день кончился', - такого никто никогда не слышал от наших медсестер.
  
  Сдавали кровь безвозмездно, и не по 200 граммов, как в Союзе, а по 400. И никто не жаловался, не стонал. Я, во всяком случае, такого не помню. И у нас не было чувства второсортности. Не возникало ощущения, что военврач и врач гражданский, медсестры - разные люди. Работали-то мы за одним операционным столом.
  
  
  М. Курбанов, бывший начальник одного из военных госпиталей: Когда мы разбивали свой госпиталь в начале 1980 года, то место, где он был расположен, жители называли 'долиной смерти'. Госпиталь не сумели обеспечить медсестрами. Два месяца мы, врачи, работали без них. Когда же нам прислали четырех медсестер из Кабула, мы воспряли духом. Эти по сути девочки были истинными подвижницами. Преклоняюсь перед ними.
  А ведь гибли. Как Наташа Калинина(5) из Клина, попавшая под обстрел. Как другая медсестра, скончавшаяся от тифа в Шиндандском госпитале.(6)
  
  
  Лариса Кондратенкова: Я была в реанимационном отделении санитаркой. Один солдат лежит с гепатитом, другой - с тифом, двое раненых. Такое вот соседство. И это уже 1983 год. Только на следующий год открыли свою реанимацию в инфекционных модулях. Чтобы меньше контактов было между здоровыми и больными людьми. И несмотря на это, все делалось чисто. Как правило, осложнения после операций были крайне редкими.
  
  
  Алла Шашко (Грязнова):(4) Восемьдесят третий год шел. Стали к нам менингитные больные поступать. Страшно смотреть на них было. Один парень укусил лаборантку, делавшую ему укол.
  
  В ушах стоит рассказ менингитного солдата, как он пришел к санинструктору и пожаловался на дикую головную боль - это один из признаков менингита. А тот ему: 'Не шлангуй' (не симулируй, значит). Солдат, сходя с ума от боли, заперся в одном из помещений, его достали, выломав дверь, но так и не поверили, что он тяжело болен.
  
  Мы все без исключения переболели, кто чем. Сестер не хватало, вылезали из-под капельниц, делали больным процедуры и снова ложились под капельницы. Причем никакой реабилитации не проходили.
  
  
  Любовь Сандукова: В феврале 1980-го приехали в Афганистан первые медики из Союза. Из Киева, Ленинграда, Куйбышева. Вот кому досталось! Питание жуткое, первую зиму провели в палатках. Но сколько же ребят обязаны им жизнями...
  
  В конце апреля восемьдесят первого я перелетела границу ДРА. На аэродроме в Кабуле никто не встречал. Дали бортовую открытую машину и повезли. Неподалеку от штаба 40-й армии увидела я палаточный городок. Это и была гарнизонная поликлиника, где я начала работать главной медсестрой.
  
  Через несколько месяцев переехали мы в модуль. Общежитие, коридор метров сто, комнаты, жили в них медики, повара, продавцы, официантки. И все же лучше, нежели в палатках.
  
  
  Нина Борисова: Я как раз из тех, из первых. Кто мало или ничего не знал о происходящем в Афганистане. Я, например, всерьез думала, брать ли с собой модные выходные платья и шляпку. Зато иллюзий и патриотизма было хоть отбавляй.
  
  Билеты до Ташкента добывали сами. В гостиницу не смогли устроиться - мест не было. Как узнавали в городе, что мы летим в ДРА, за голову хватались. Они-то уже представляли, что это такое.
  
  Я по специальности фельдшер-лаборант. А стала старшей сестрой в медпункте Кабульского аэродрома. Условия жизни? О них можно много рассказывать. Жили в землянках. Чем глубже зароемся, тем лучше. А сверху ставили палатки. Металлические кровати. Зимой бывало до минус тридцати, тут никакая печка не помогала - зуб на зуб не попадал.
  
  Приехали мы кто в чем. Пообвыкли, осмотрелись и поняли - нужно экипироваться сообразно местным условиям. Одевались на барахолке. Брали форменное утильсырье. Афганцам оно бесплатно доставалось в виде помощи из развитых стран. А нам они одежду продавали.
  
  Постоянно слышу: вы там деньгу зашибали. Чушь это. Получали мы 230 чеков в месяц. Из этих денег многое вынуждены были докупать: фрукты, зелень, соки - у нас ведь ничего не было. В среднем чеков 70 оставалось. У кого и больше - кто экономил на всем.
  
  
  Лариса Кондратенкова: Без лука, чеснока, другой зелени в Афганистане круто приходилось. В тушенке да каше перловой, ее 'дробь шесть' называли, витаминов сами понимаете... Авитаминоз у всех наблюдался. У меня десны кровоточили, как-то с хлебом два зуба проглотила.
  
  Что можно к этому добавить? Нечего добавить. Остается лишь низко поклониться тем, кто выдержал все это и остался человеком, сострадающим и исцеляющим.
  
  http://www.e-reading.club/chapter.php/1023044/79/negirev_-_Vtorzhenie._Neizvestnye_stranicy_neobyavlennoy_voyny.html
  
  ____________________________________________________________________
  (1) - фотографии девочек-медсестёр медроты 66-й ОМСБр находятся в фотоальбомах:
  - "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml
  
  - "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011a.shtml
  
  Военная фотография Нелли ЦВЕТКОВОЙ поставлена в фотоальбом "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml#13 - А.С.
  
  (2) - фотография Валентины КУЛЬБИДЫ находится в фотоальбоме "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992, фотоальбом N 1"
   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml#5 - А.С.
  
  (3) - скорбное сообщение "Елена ДРАГОМАН из Кишинёва, в Афганистане анестезионная медицинская сестра медроты 66-й ОМСБр в/ч пп 93992 Джелалабада, умерла от рака утром 10.06.2011 года" поставлено в список "Они ушли после войны..."
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/oniushliposlewojny.shtml#1d - А.С.
  
  (4) - другие публицистические статьи об Алле ШАШКО (ГРЯЗНОВОЙ) поставлены:
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 2-я (N 19-34)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00122.shtml#28
  
  - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt.shtml#104.1 - А.С.
  
  (5) - не "Наташа", а "Маргарита" КАЛИНИНА, информация на которую поставлена в "Списoк погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#28 - А.С.
  
  (6) - бывший начальник военного госпиталя наверняка не знает, что список погибших на афганской войне включает в себя 56 официально подтверждённых девичьих фамилий.
  "Список погибших "афганок" находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml).
  Девочки гибли как от ран, так и от различных болезней (тиф, гепатит, дифтерия зева, брюшнотифозная язва, заражение крови, менингит).
  К тому же, никто не вёл учёта умерших "афганок" в Союзе, куда их, раненых или больных, вывозили из Афганистана в Союз на лечение - А.С.
  
  
  
  

103. Газета "Городские известия" (г. Курск) N 3823 от 05 марта 2016

  
Мне никогда не снился Афганистан
  
 []
  
  Слабый пол 'и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет'? Она - и мать, и жена, и хозяйка, а когда надо - защитница Родины, боевая подруга, готовая сутками принимать тяжелораненых. Любовь Кабанен почти два года провела в Афганистане, работая медсестрой в приемном отделении полевого госпиталя.
  
   Мягкость жестов и интонаций в ней неуловимо сочетается с непреклонным характером, который чувствуется в прямом взгляде ярко-синих глаз.
  
  
  В Афганистан Любовь Кабанен попала 20-летней девчонкой. До этого работала акушеркой в ленинградском роддоме.
  - Был очень тяжелый график - сутки через сутки, - вспоминает Любовь Михайловна. - При этом случалось до 24 родов в смену. К трем часам ночи я старалась никуда не присаживаться, потому что тут же засыпала от усталости.
  Беседа проходит в просторной квартире Любови Михайловны. Накормив меня невероятно вкусной пшенной кашей с тыквой, женщина разливает по чашкам ароматный чай. Через четверть часа разговора я уже путаюсь в фактах - хозяйка упоминает то Таллин, то Финляндию, то жизнь в Магадане, описывает Париж и турецкие обычаи, рассказывает про работу на полуострове Ямал и про поездки по арабским странам. Дух путешественника жил в ней всегда - вот и в Питере совсем юной девушкой она, не раздумывая, приняла предложение знакомого полковника поработать в военной части и уехала за границу.
  
  - Я уже почти оформила документы для переезда в Венгрию, когда в 79-м году СССР ввел войска в Афганистан, - вспоминает Любовь Михайловна. - Нас всех вызвали в Центральный ленинградский военкомат и сказали, что здесь собраны все, у кого есть документы на выезд, и нет судимостей. Намекнули, что мы вызываемся добровольцами, но если откажемся, с работой будет сложно. И я согласилась поехать в Афганистан.
  
  Семья была в шоке. Родители долго пытались отговорить, но что-то менять было поздно. А ведь когда-то Любовь Михайловна уехала поступать в Ленинград, покинув небольшое село Верхний Любаж в Курской области, где родилась и окончила школу. В Питере девушка поступила в медучилище и осталась в культурной столице. Никогда не думала, что придется работать в полевых условиях, но судьба распорядилась по-своему.
  
  - Сначала нас отправили в узбекский город Термез, - продолжает собеседница. - Помню, что там мы впервые увидели обожженных танкистов. Потом поехали в Афганистан, на базу под Кабулом, жили в палатках. Но и там не пробыли долго, вскоре отправили в Джелалабад, где располагалось много боевых формирований. Операции проходили часто, в день по 16 вертолетов привозили раненых. Я работала в приемном отделении и в хирургическом. Самые страшные ранения - в голову, а еще - ожоги.
  Часто бойцы поступали без документов, в одних брюках. Когда во время боя погибал солдат или офицер, товарищ часто скидывал гимнастерку и накрывал погибшего, многие раздевались из-за жары. Жетоны в те времена были только у офицеров.
  
  - Когда приносили раненого, приходилось одновременно оказывать первую помощь и спрашивать личные данные, пока он мог говорить, - вспоминает Любовь Михайловна. - Пара секунд, чтобы записать фамилию, имя, номер части... поднимаешь голову - а он уже умер. Однажды поступил солдат, раненый в оба глаза. Начала спрашивать, а он: 'Матери нет, отца тоже, не женат'. Жил со стареньким дедушкой в глухой деревушке. Он почти полностью ослеп. Как его жизнь сложилась? Не знаю...
  
  Часто Любовь Михайловна сопровождала раненых в перелетах по Афганистану и на Родину. Однажды провела в пути весь день и посетила за это время 6 городов: Кандагар, Шинданд, Кундуз, Фарах, Ашхабад, Термез.
  
  - Кундуз - на плоском плато, было чувство, что ты на раскаленной сковородке. Жара ужасная, - рассказывает собеседница. - Когда мы остановились в Фарахе, я вышла на аэродром, а у меня каблуки утонули в раскаленном асфальте, как в мягкой земле. В воздухе стояло марево. Запомнился и такой случай. Началась очередная боевая операция, медсестра села в 'уазик', где были офицер и водитель, поехали к месту боя. Вдруг пуля снайпера достала водителя, машина упала в пропасть. Медсестру привезли, когда я была на дежурстве, - молодая такая, красивая. Она была как живая, но спасти ее не смогли...
  
  Многие погибали от инфекционных заболеваний, гепатита, холеры, брюшного тифа.
  
  - Когда видишь много смертей, постепенно привыкаешь, - говорит Любовь Михайловна. - Все было как в кино, страха не было. Как будто это не с тобой происходит, как будто это все страшный сон. Не люблю об этом говорить и вспоминать, мне никогда не снился Афганистан, стараюсь оставить эти годы в прошлом.
  
  Войну сопровождали не только ужасы боя и страдания раненых, были и светлые моменты. В Афганистане Любовь Михайловна встретила первого мужа. Красавец-финн покорил девушку, сыграли свадьбу. Молодожены расписались в посольстве в Кабуле.
  
  После возвращения из Афганистана Любовь Михайловна жила в Таллине, потом в Финляндии, потом уехала в Магадан по комсомольской путевке на стройку горно-обогатительного комбината. Девять лет на Севере она вспоминает как самое солнечное время в жизни.
  
  - Это лучшее место на земле, - улыбается женщина. - Там 300 дней в году светит солнце. Небо цвета ультрамарин. Большую часть года стоят морозы, в начале сентября было уже минус 12 градусов.
  
  География поездок впечатляет: Австрия, Венгрия, Франция, Греция, Таиланд, Израиль, Египет, Турция, а русских городов, в которых побывала Любовь Михайловна, и не счесть.
  
  - Я прожила интересную жизнь. Объехала полмира, знакома со многими артистами, - рассказывает Любовь Михайловна. - Женщинам могу дать совет: не обращайте внимания на мужские недостатки и любите себя. Цените себя! Никогда не забывайте, что вы - женщина, даже когда нужно выполнять мужскую работу. Иногда нам приходится быть себе и защитниками, и кормильцами, и поддержкой, но от этого никуда не уйдешь. Поэтому каждый человек должен быть самодостаточным - и материально, и морально.
  
  Автор: Алина ЯРХАМОВА
  gikursk.ru/paper/3823/12375/
  
  
  
  

104. "Высокогорское благочиние" 15 сентября 2016 года, 15:59

  
ВСТРЕЧА ЧЕРЕЗ 32 года!
  
  4 СЕНТЯБРЯ 2016 ГОДА В ПОСЕЛКЕ ИНЕШ ВЫСОКОГОРСКОГО РАЙОНА СОСТОЯЛАСЬ ВСТРЕЧА ОДНОПОЛЧАН-"АФГАНЦЕВ", РЕАНИМАЦИОННЫХ СЕСТЁР МИЛОСЕРДИЯ!
  
  Место службы: 40-я армия, 5-я дивизия в/ч пп 94131, провинция Шиндант ("долина смерти"), 1982-1984 годы.
  
  32 ГОДА НЕ ВЫХОДИЛА НА СВЯЗЬ С ОДНОПОЛЧАНАМИ ХАДЫЕВА МАВЛИЯ ТАЛГАТОВНА. МАЛЕНЬКАЯ ХРУПКАЯ ЖЕНЩИНА, ПОЗНАВШАЯ УЖАС И БОЛЬ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ, НЕ МОГЛА ГОВОРИТЬ ВСЛУХ О ТОМ, ЧТО ЕЙ ПРИШЛОСЬ ВЫДЕРЖАТЬ В СУРОВЫХ УСЛОВИЯХ.
  ТЕМА 'АФГАНСКАЯ ВОЙНА' ДЛЯ НЕЕ БЫЛА ЗАКРЫТА НА ПРОТЯЖЕНИИ ДОЛГИХ 32 ЛЕТ.
  
  ПО ВОЗВРАЩЕНИИ ДОМОЙ В 1984 ГОДУ МАВЛИЯ ТАЛГАТОВНА НЕ СМОГЛА ПРЕВОЗМОЧЬ СЕБЯ И НАПИСАЛА ЗАЯВЛЕНИЕ В ВОЕНКОМАТ С ПРОСЬБОЙ ПРИЗВАТЬ ЕЕ В ЧЕЧНЮ.
  
  А КАК ИНАЧЕ? ОНА ПОНИМАЛА, ЧТО ТАМ, В ГОРЯЧЕЙ ТОЧКЕ, НУЖЕН ОПЫТ, ОНА НУЖНЕЕ ТАМ! НО В ВОЕНКОМАТЕ ЕЕ ЗАЯВЛЕНИЕ БЫЛО ОТКЛОНЕНО С РЕЗОЛЮЦИЕЙ 'НЕ ПРИГОДНА', СЛИШКОМ МАЛО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО ПОСЛЕ АФГАНА, ВСЕГО 2 ГОДА, А НУЖНО 5 ЛЕТ.
  
  Тогда Мавлия Талгатовна поступает на службу в центр медицины и катастроф и дважды была командирована в горячую точку.
  
  Могла ли эта женщина говорить о войне? Могла ли она рассказывать об этом школьникам? Нет! Вся боль, все эмоции, все слова застыли в ней как ледяная глыба. Мавлия Талгатовна была сублимирована на детях (у нее один сын и двое внуков) и... на благотворительности. Круглый год Мавлия Талгатовна проводит акции добра по сбору вещей, канцелярских товаров и т. д. для детского дома в г. Волжск, где воспитываются дети от 3-х до 18-ти лет.
  
  И вот через 32 года Мавлия смогла выдохнуть эту афганскую боль. Нашла в интернете своих однополчан и 4 сентября 2016 года ее подруги приехали к Мавлие Талгатовне в гости!
  Грязнова Алла - г. Москва(1)
  Волынкина Лидия - г. Дзержинский Московская обл.(2)
  Вoлoгжанина Татьяна - г. Москва
  Чуваева Вера - г. Дзержинский Московская обл.
  Носкова Валентина - г. Санкт-Петербург
  
  Подруги и не подозревали с какими почестями на земле Татарстана встретят участников aфганской войны!
  
  4 сентября 2016 года поезд Москва-Казань, время прибытия 10 ч. 45 мин., на перроне с цветами выстроились в ряд курсанты танкового училища.
  Как только фронтовые медсестры сошли с поезда на перрон, прозвучало 'В честь фронтовых медсестер афганской войны, трех кратное Ура! Ура! Ура!'
  
  Люди на перроне застыли и молча наблюдали за этой встречей, кто постарше, тот не скрывал своих слез. Затем гости были приглашены в военный автобус для встречи с курсантами танкового училища. Курсанты провели экскурсию по территории училища, конечно, в первую очередь гости попросили показать медицинский блок, в котором были приятно удивлены тому, что при училище находится не просто медпункт, а полноценная поликлиника со специалистами.
  Далее гостей пригласил в свой кабинет заместитель начальника танкового училища, где состоялось знакомство с гостям и обсуждение плана мероприятий.
  
  После чего гостей пригласили в актовый зал училища. Под бурные аплодисменты курсантов, фронтовые подруги вошли в зал.
  Открыл мероприятие заместитель начальника училища по воспитательной работе. Он в вкратце рассказал об афганской войне, о прибытии фронтовых медсестер из Москвы, из Московской области и из Санкт-Петербурга для встречи с фронтовой подругой, после чего передал слово духовнику училища.
  
  Священник отец Виталий Беляев представил курсантам гостей и пригласил героев дня на сцену. Был показан фильм о войне и ролик о работе военных врачах в Афганистане.
  
  Гости по очереди рассказывали о героических ребятах, которые поступали после боев к ним в реанимацию. Рассказали о своей работе. Ни разу ни одна женщина не пожаловалась что было невозможно трудно и тяжело работать, говорили, что если не мы, то кто? По их словам, врачи были волшебниками, а они учились у них и через короткое время могли многое делать без участия доктора (в случае большого количества поступающих).
  
  Встреча проходила в течении часа, курсанты смотрели на гостей с таким уважением, трепетом и не пониманием того, как эти хрупкие (в то время) девочки могли выдержать нечеловеческие условия пребывания и откуда у них находились силы выдерживать море крови, стонов и смертей?
  
  Во время встречи звучали песни, которые исполняли для гостей, а так же ученица ВСОШ-3 из села Высокая Гора Державина Ангелина исполнила песню 'Афганский вальс', и учитель музыки ВСОШ-3 Ирина Минеева посвятила песню будущим офицерам 'Офицеры России'. Курсанты, находящиеся в зале, а это примерно 500 человек, слушали эту песню стоя. В завершении встречи курсанты подарили всем гостям розы, которые вырастили сами в своем саду.
  
  Следующая встреча фронтовых медсестер состоялась 6 сентября 2016 года в ВСОШ-2 в селе Высокая Гора. На встрече с учащимися присутствовали военный комиссар Высокогорского района Найденов Александр Леонидович и благочинный Высокогорского района священник Виталий Ульянов. Отец Виталий обратился со словом приветствия к гостям района и школьникам.
  
  После встречи со школьниками гости, в сопровождении Александра Леонидовича и благочинного района, посетили парк Победы и возложили цветы к мемориалу воинам-интернационалистам, затем посетили краеведческий музей и площадь Победы. Гости были приятно удивлены тому, как в районе чтят своих героев и тому, что районный центр процветает и имеет даже свой фонтан и бюсты своих земляков-героев.
  
  Далее отец Виталий предложил проехать гостям в село Усады и посетить Храм Пресвятой Троицы, где батюшка провел молебен и отслужил панихиду по погибшим в Афганистане и подарил каждой иконку Святителя Луки.
  
  Далее путь боевых подруг лежал в поселок Каймары, где их встретил настоятель Храма иеромонах Сафроний (Саймулов), который рассказал историю старинного храма.
  
  А вечером в 19.00 их ожидали в Доме Дружбы народов. Заместитель военного комиссара Республики Татарстан по воспитательной работе, и по совместительству председатель украинской общины Казани, Любченко Владимир Николаевич и заведующий Информационным центром ДднТ Ханнанов Рустам Флюрович. Рустам Флюрович провел экскурсию по дому Дружбы народов Республики Татарстан, в ходе экскурсии делегация познакомились с детским коллективом грузинского танца, посетили музей, многонациональную воскресную школу, информационный центр. Любченко В.Н. подарил Хадыевой М.Т. книгу о дорогах Афганистана. В книге почетных гостей делегация оставила теплый отзыв о работе ДднТ 'Мы, медики-интернационалисты, верим, что, создавая такие Дома и объединения народов всего мира, в стране будут Мир и Любовь!'
  
  Хочется сказать слова благодарности всем, кто принял участие в приеме делегации, а именно;
  - начальнику Высокогорского отдела культуры Лилие Зуфаровне Бурхановой
  - военному комиссару Высокогорского военкомата Александру Леонидовичу Найденову
  - священнику Виталию Беляеву
  - благочинному Высокогорского района священнику Виталию Ульянову
  - заместителю военного комиссара Республики Татарстан по воспитательной работе, и по совместительству председателю украинской общины Казани Владимиру Николаевичу Любченко
  - настоятелю Храма с. Каймары иеромонаху Сафронию (Саймулову)
  - заведующему информационным отделом ДднТ Рустаму Флюровичу Ханнанову
  - экскурсоводу Высокогорского краеведческого музея Нурие Нуриевне Шарафутдиновой
  - зам. директора по воспитательной работе ВСОШ 2 Юлии Вячеславовне Селиверстовой
  - педагогу организатору ВСОШ-2 Надежде Алексеевне Захаровой
  - учителю музыки ВСОШ-3 Ирине Валентиновне Минеевой
  - учащейся ВСОШ-3 Ангелине Державиной .
  
  Прием был очень теплым, культурная программа, благодаря такой сплоченной команде, была насыщенной. Смею заметить, что чествование медиков-"афганцев", женщин афганской войны, фронтовых медсестер было впервые в истории не только Республики Татарстан, но и всей России. Почему-то они всегда оставались в тени других родов войск. Женщины афганской войны не имеют никаких льгот. Чиновники утверждают, что медики не воевали. Разве это справедливо? Они выхаживали наших ребят, вынянчивали и вымаливали у Господа каждого парня, и если паренек умирал, лились их слезы. Это они - те, кто не воевал - спасали жизнь военнослужащим, а часто и их души. Как можно пройти мимо сестры милосердия и не поклониться ей? Ведь часто, не думая о своей жизни, они спасали других! Разве война со смертью во время боевых действий не война? Так почему же воевавшие медсестры не являются Ветеранами афганской войны и не имеют льгот? Вопрос остается открытым...
  
  
 []
  
  
  
 []
  
  
  
 []
  
  
  
 []
  
  
  
 []
  
  Художественный руководитель Высокогорского СДК Зеленяк Татьяна Ивановна
  __________________________________
  (1) - другие публицистические статьи об Алле ШАШКО (ГРЯЗНОВОЙ) поставлены:
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 2-я (N 19-34)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00122.shtml#28
  
  - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)"
  здесь: a href=http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt.shtml#102.5 - А.С.
  
  (2) - другая публицистическая статья о Лидии ВОЛЫНКИНОЙ (МАКАРОВОЙ) поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 1-я (N 1-18)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0012.shtml#2 - А.С.
  
  
  
  

105. "Лента.ру" 15 февраля 2016 года

  
Ветераны Афганистана вспоминают...
  
  Подводя итоги уходящего года, 'Лента.ру' составила список лучших публикаций 2016-го года. Этот текст - один из них. 27 лет назад ограниченный контингент войск Минобороны и КГБ СССР покинул территорию Афганистана. За 10 лет эта война унесла жизни более 15 тысяч советских военнослужащих. Более 11 тысяч стали инвалидами. Каждый, кто прошел через эту войну, запомнил ее по-своему. Для одних она была ярким приключением, для других - стала самым страшным испытанием в жизни. А для кого-то она была просто работой. Журналист Олеся Емельянова поговорила с воинами-интернационалистами о том, как они вспоминают сегодня ту войну.
  
  
  
 []
  
  Наталья КАБАЦКАЯ, медик
  
  
  Еще до войны я прочитала книгу Александра Проханова 'Дерево в центре Кабула' и сразу заинтересовалась. Романтика, Восток... Меня хотели отправить в Болгарию, также предлагали Чехословакию. Я говорю: 'Нет, не хочу! Мне на войну надо!' Хотела увидеть войну своими глазами. Когда я попала в Афганистан, мне было 28 лет. Уже не девчонка, но поначалу было тяжело. Потом ко всему привыкаешь.
  
  Я не могла себе представить, что эта война когда-то закончится. Мне казалось, что она будет вечной там.
  Усталость была ужасная, но мы об этом не думали. Держались друг за дружку. Врачи от усталости падали в обморок. Поддержат его под ручки, нальют чифиря, чтобы в себя пришел, - и опять оперировать.
  
  По родине, конечно, скучали ужасно. Но находили силы веселиться и праздники устраивали.
  
  У нас мальчик лежал с ранением глаз. Однажды прибегает девочка и говорит: 'Наташ! Тут парня в Союз отправляют, он с тобой хочет попрощаться!' Я помню, он меня просил все с ним посидеть, за ручку подержать. Мы там все были и мамки, и няньки. Я-то знала, что он больше видеть не будет, но успокаивала, говорила что все будет хорошо. Попрощались, он меня поблагодарил. Потом лет через пять уже в Союзе видела его по телевизору. Он там идет с палочкой и женой, которая его дождалась. Очень за них порадовалась.
  
  В бараке нашем жили около 50 девчонок. Романов было очень много. Многие знали, что это просто военно-полевой роман. У некоторых получалось и всерьез. Браков на самом деле было мало. Там обострялось ощущение жизни. Мужики уходили на войну и не знали, вернутся ли. Им казалось, что да, это любовь. А на самом деле все было очень просто. Очень хотелось жить. Они нуждались в ласке и нежности, хотелось знать, что он еще кому-то нужен. Кто поумнее был, тот, конечно, понимал, что все это временно.
  
   Для медика нет разницы, генерал или рядовой. Офицеры уколов боялись ничуть не меньше. И шутили мы с ними так же, как с солдатиками. Единственное - они пытались иногда щеки надувать, что вроде как они старше по званию. Солдаты могли сопли распустить. Но когда болеют, они все одинаковые.
  
   Мы еще и психологами были. Все выслушивали. Женщины-медики там были очень нужны. Это совсем другие руки и другое отношение к больному.
  
   После Афгана я еще работала в Чечне, но Афган, конечно, намного тяжелее, нагрузки были больше. Крови не хватало. Мы свою сдавали не только нашим, но и афганцам. Детишек так было жалко. 'Духов' мы тоже лечили. Оказывали первую помощь, а потом сдавали их афганской контрразведке. Что с ними там делали, неизвестно.
  
   Адаптация к мирной жизни у медиков проходит гораздо проще, чем у военных. Те ребята, что по горам лазили да от каждого шороха прятались, долго потом не могли в себя прийти на гражданке. К сожалению, не было никакой психологической адаптации. А она им очень нужна была.
  
   Сейчас я работаю охранником, осталась немного военизированной. Вторая моя работа - медсестра в бассейне. Но если бы мне сейчас предложили поехать на войну, я бы с удовольствием поехала, просто помчалась бы, сломя голову. Военная бацилла, видимо, уже навсегда вселилась.
  
  https://lenta.ru/photo/2016/02/15/afganistan/#15
  
  
  
  

106. "Лента.ру" 15 февраля 2016 года

  
Ветераны Афганистана вспоминают...
  
  Подводя итоги уходящего года, 'Лента.ру' составила список лучших публикаций 2016-го года. Этот текст - один из них. 27 лет назад ограниченный контингент войск Минобороны и КГБ СССР покинул территорию Афганистана. За 10 лет эта война унесла жизни более 15 тысяч советских военнослужащих. Более 11 тысяч стали инвалидами. Каждый, кто прошел через эту войну, запомнил ее по-своему. Для одних она была ярким приключением, для других - стала самым страшным испытанием в жизни. А для кого-то она была просто работой. Журналист Олеся Емельянова поговорила с воинами-интернационалистами о том, как они вспоминают сегодня ту войну.
  
  
  
 []
  
  Валентина ВОРОНКОВA, медик
  
  
  Я окончила медицинское училище в Новгородской области. Просто хотелось поработать в загранке.
  
  Я пошла в военкомат, заполнила анкету, попросила, чтобы меня направили на работу в соцстрану.
  
  Через три месяца меня вызвали и объявили, что соцстраны нет, но есть Афганистан. В то время мы все были комсомольцы, я, конечно, не посмела сказать 'нет' и отправилась в никуда.
  
  До этого я ничего про Афганистан не знала. В военкомате я спросила только, какую брать с собой одежду. Сказали: сменное нательное белье, там тепло.
  
  Когда нас привезли наш командир части сказал: 'Девочки, здесь идет необъявленная война'. Слово 'война' я впервые услышала только тогда.
  
  На тот период времени были очень большие потери. Рядом находилась Панджшерское ущелье, где проходили крупные боевые операции. И раненых очень много поступало. Мы практически два часа в сутки спали. У нас было три стола и три операционные сестры. Замен не было. Сколько поступало раненых, столько мы должны прооперировать. Стояли, пока стоим.
  Климат было тяжело переносить. Ветер афганец досаждал. Стоишь, вроде тишина - и вдруг откуда ни возьмись начинается смерч, песок отовсюду летит.
  
  Но я ни о чем не жалею. Я приобрела огромный опыт, проверила себя на выносливость.
  
  Однажды мы сидели отдыхали минутку от работы. И вдруг нам кричат: 'Срочно в операционную!' Привезли капитана с дифтерией зева. Он задыхался. Нам удалось его спасти с хирургом. Этот случай мне хорошо запомнился.
  
   Были еще брюшнотифозные язвы. Их мало кто видел из хирургов. Инфекция поражала кишечник, и мы удаляли часть. Инфекций вообще было очень много. Помимо наших военных, мы оперировали еще мирное население.
  
  Однажды принесли мне крохотную девочку. Она такая симпатичная была, как кукла Барби, три года ей было. У нее ранение печени. Так мне ее жалко было. Прооперировали ее, и на следующий день семья забрала домой. Мы только первую помощь оказывали.
  
   У нас был дефицит ниток, кто-то однажды сказал хирургу: 'Может, не будем их на афганцев тратить? Только для своих оставим!' Он ответил: 'Чтобы я больше этого не слышал!'
  
   Я была молодой, и мне хотелось романтики. За ней я и поехала. Почти все заработанные деньги я проедала. Пока простою в операционной, столовая уже закрыта. Приходилось идти в магазин.
  
  Больше всего мне не хватало черного хлеба и молока. Там был только белый хлеб и сгущенка.
  
  После Афганистана я была в Чечне. С точки зрения медицины, чеченские кампании были более жестокие. Применялось другое оружие. Ранения были более серьезные. Была страшная синегнойная палочка, раненые только на пятые сутки поступали в Москву. Это меня убивало.
  
  Сейчас я бы с удовольствием съездила в Афганистан, очень хочу посмотреть.
  
  https://lenta.ru/photo/2016/02/15/afganistan/#17
  
  
  
  

107. "LENTA.RU" от 06 МАРТА 2016

  
ЖЕНЩИНЫ НА ВОЙНЕ: СМЕРТИ НА 'НЕБОЕВЫХ' ДОЛЖНОСТЯХ
  
  
ЗАЩИЩАТЬ РОССИЮ
  
  Вы знаете, сколько советских женщин участвовали в Афганской кампании? Военный обозреватель Lenta.ru Илья Крамник напоминает о женщинах, службу которых общество предпочитает не замечать.
  
  В основном образ женщины в воюющей армии в нашем сознании связан с памятью о Великой Отечественной. Санитарка на поле боя под Москвой и Сталинградом, медсестра в госпитале, снайпер на нейтральной полосе, 'ночная ведьма' - летчица женского бомбардировочного полка, регулировщица на улице поверженного Берлина. Однако с окончанием войны история женщин в рядах Вооруженных сил отнюдь не закончилась - после 1945 года женщины составляли значительную часть личного состава ВС СССР, особенно на небоевых должностях - все та же медицина, связь, некоторые административные и штабные должности.
  
  
 []
  Фото N 1(1)
  
  Женщины-военнослужащие и представители гражданского персонала советской и российской армии участвовали во многих послевоенных конфликтах, включая Афганистан и обе чеченские войны, но подробной истории участия женщин в этих и других войнах пока так и не появилось.
  Нет даже официальной цифры - сколько женщин несли службу в Афганистане, Чечне и других горячих точках.
  
  
 []
  Фото N 2(2)
  
  В любом случае, для Афганской войны 1979-1989 годов это число составляет тысячи человек, основные оценки колеблются в районе 20-21 тысячи. Известно, что более 1300 женщин получили награды за свою службу 'за речкой', и около 60 погибли на этой войне.
  
  Подавляющее большинство из них - гражданские служащие: медсестры, фельдшеры, сотрудницы политотделов, сотрудницы военторга, секретари. Но война без линии фронта не делала различий.
  
  
 []
  Фото N 3
  
  ДОРОШ Светлана Николаевна(3), служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны СССР.
  Pодилась 12.07.1963 года в с. Славянка Межевского района Днепропетровской области УССР, украинка.
  Жила в г. Днепропетровске и работала медсестрой на станции "Скорой помощи".
  В добровольном порядке 19.02.1986 года через Амур-Нижнеднепровский РВК г. Днепропетpовска была направлена для работы в Афганистан.
  Mедсестра.
  24 июля погибла при обстреле автомобиля.
  
  
  
 []
  Фото N 4
  
  ЛЫКОВА Татьяна Васильевна(4), служащая (вольнонаёмная) Советской Армии, направленная на войну Министерством Обороны СССР.
  Pодилась 01.04.1963 года в г. Воронеж, русская.
  Училась в средней школе N 3.
  С 1980 года по 1986 год работала секретарем-машинисткой на заводе "Процессор".
  13 ноября 1986 года в добровольном порядке через Железнодорожный РВК г. Воронежа была направлена для работы по найму в советские войска, находившиеся в Республике Афганистан.
  B Кабуле получила направление на должность секретаря секретного делопроизводства в штабе 15-го обрСпН Джелалабада и 29 ноября погибла во взорванном самолёте при перелёте из Кабула в Джелалабад (то есть, со дня получения направления в военкомате прошло всего 16 дней).
   Награждена орденом "Красной Звезды" (посмертно), медалью "Интернационалисту от благодарного афганского народа".
  
  
  
 []
  Фото N 5
  
  СТРЕЛЬЧЕНОК Галина Геннадьевна(5), прапорщик.
  Pодилась 18.05.1962 года в пгт Бегомль Докшицкого района Витебской области БССР, белоруска.
  В 1977 году окончила 8 классов Маковской средней школы.
  Училась в Минском медицинском училище. Жила в Минской области и работала заведующей фельдшерско-акушерским пунктом в дер. Балаши Вилейского района Минской области.
  В Вооружённые Силы СССР была призвана через Минский РВК 18.10.1984 года.
   В Афганистане с декабря 1985 года.
  Службу проходила в в/ч пп 51931, была фельдшером батальона.
  Погибла в бою 29 декабря 1986 года в районе г. Герат при отражении нападения на колонну.
  Hаграждена орденом "Красной звезды" (посмертно).
  Награждена посмертно Указом президента республики Беларусь А. Лукашенко от 24 декабря 2003 г. N 575 по Минской области "О награждении войнов-интернационалистов медалью "В память 10-летия вывода советских войск из Афганистана".
  
  
  
  Это лишь три абзаца из длинного списка погибших в Афганистане женщин, составленного Аллой Смолиной - одной из участниц этой войны, три года прослужившей в Джелалабаде начальником канцелярии военной прокуратуры джелалабадского гарнизона.(6)
  
  
 []
  Фото N 6(7)
  
  
  Помимо 'Стингеров', обстрелов колонн и мин по дорогам, женщины-'афганки' наравне с мужчинами подвергались и всем остальным опасностям пребывания в воюющей стране - от авто- и авиакатастроф, до преступлений и тяжелых болезней. При этом в 2006 году гражданские служащие Минобороны, прошедшие Афганскую войну, законом о монетизации льгот (N 122-ФЗ от 28.08.2004) были лишены ветеранских льгот, положенных военнослужащим.
  
  Новый закон выводил 'гражданских' обоего пола за скобки, несмотря на то, что гражданский персонал Минобороны, прошедший Афганистан, подвергался опасностям не в меньшей мере, чем военные, несшие службу там же на небоевых должностях.
  
  
 []
  Фото N 7(8)
  
  
  К сожалению, практически отсутствуют систематизированные данные о службе женщин российской армии и ВВС в Чечне. При этом сеть полна 'страшилок' о 'прибалтийских снайпершах', очевидно, будоражащих воображение.
  
  Сегодня в российской армии служит около 60 тысяч женщин, из которых примерно половина - гражданские, а остальные - около 30 тысяч солдат и сержантов-контрактников и около 2000 женщин-офицеров.
  
  Набор должностей принципиально при этом не поменялся - связь, медицина, административно-управленческие посты все так же остаются основными. Есть и те, кто несет службу на боевых должностях, хотя по сравнению с Вооруженными силами США и стран Западной Европы их число пока невелико. Кое-где женщин пока нет в принципе - так, служба на боевых кораблях и подлодках остается мужской прерогативой. Лишь как исключение они появляются в кабинах боевых самолетов.
  
  Вопрос, нужно ли добиваться такого же широкого представительства женщин на боевых должностях, как это уже сделано в тех же США, пока остается открытым, и однозначного ответа на него нет.
  Но ясно одно - женщины, уже выбравшие этот путь, заслуживают уважения как минимум за силу воли: выдержать службу, часто превращающуюся в ежедневную проверку на 'слабо', сможет не каждый мужчина.
  
  ИЛЬЯ КРАМНИК
  __________________________________
  (1) - на первой фотографии стоит Евгения Николаевна КАМНЕВА, 1955 года рождения, город Уфа. Служила в Афганистане 1980-1984 г.г., медсестра госпиталя Шиндандта в/ч пп 94131. Умерла от сердечного приступа в 1990 году.
  Вспоминает сослуживица Лидия Волынкина (Макарова), бывшая старшая медсестра физиотерапевтического отделения госпиталя Шиндандта, в/ч пп 94131 гв. МСД:
  "Женя Камнева - операционная медицинская сестра, пробыла в Афганистане четыре с лишним года. Работала за хирургов, делала самостоятельно много операций. Она была очень серьёзным, знающим человеком, доброй, на моей памяти нет ни одного случая что бы она с кем-то ссорилась, даже голоса не повышала никогда. С виду она была сильным человеком, но душа у неё была хрупкой и видимо произошёл надлом. После афганской войны она не нашла себя и сердце не справилось с той ситуацией, в которую мы все попадали после той войны. Светлая память тебе, Женечка..." - A.C.
  
  (2) - на втором фото врачи и медсёстры первого медицинского экипажа самолета АН-26 "Спасатель", бортовой номер-07. Самолёт "собирал" по провинциям тяжелораненых, которым нужна была срочная квалифицированная помощь, и доставлял их в Кабул, а кого-то в Ташкент. Но иногда операции делались в воздухе, когда откладывать было нельзя. Из архива Елены КУЗЬМЕНКО (МАДОДОВОЙ), Кабул, ЦСВГ (центральный военный госпиталь) в/ч пп 94777 с апреля 1982 по май 1984 год, чьи военные фотографии находятся в "Кабул, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml#55 - A.C.
  
  (3) - Светлана ДОРОШ погибла не от пули душмана, а от пули советского офицера, о чём рассказываю в тексте "Афганки". Рaсстрелянные. Взорванные. Сожжённые. Оклеветанные", поставленном
  здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/0408.shtml
  
  Дополнительная информация о погибшей Светлане находится в "Списке погибших "афганок"
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0030.shtml#18a - А.С.
  
  (4) - дополнительная информация о погибшей Татьяне ЛЫКОВОЙ находится в "Списке погибших "афганок"
  здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0030.shtml#5 - А.С.
  
  (5) - дополнительная информация о погибшей Галине СТРЕЛЬЧОНОК находится в "Списке погибших "афганок"
  здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0030.shtml#21 - А.С.
  
  (6) - подтверждённый список погибших "афганок" находится
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml
  А сколько не подтверждено или скрыто? - А.С.
  
  (7) - на фото N 6 Маргарита ПОДРЕЧНЕВА (МУСАЛАЕВА), Джелалабад, 66 ОМСБр, медсестра, госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987.
  
  Публикации о Маргарите Николаевне ПОДРЕЧНЕВОЙ (МУСАЛАЕВОЙ) поcтавлены:
   - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#100
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка" . Часть 15-я (N 171-180)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt7.shtml#172
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 21-я (N 231-240)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9d.shtml#240
  
  Военные фото Маргариты пoставлены в фотоальбом "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#47
  
  Рассказы о самоотверженной работе сотрудников этого госпиталя или частичные упоминания о них находятся в текстах:
  
  - "Александp Добриянец. Джелалабадские медики рассказывают. Глава 2-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014.shtml
  
  - "Джелалабад. Bам, вся родная медслужба. Глава 4-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml
  
  - "Джелалабад. Подружки-сестрички"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/d.shtml
  
  - "Джелалабад. Kак на войне можно погибнуть из-за глупой обезьяны"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/a.shtml
  
  - "Джелалабад. Соловьиная роща"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/k.shtml
  
  - воспоминания Надежды Ивановны ЛЕВИЦКОЙ в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 1-я (N 1-18)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0012.shtml#10
  
  - о Марии Ивановне ШУШАКОВОЙ в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 9-я (N 111-120)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt1.shtml#118
  
  - об Ирине Петровне ТРЕТЯК (ЧЕЛБОГЕШЕВОЙ) в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 10-я (N 121-130)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt2.shtml#121.4
  
  - о Маргарите Александровне ТЮРНИНОЙ в тексте "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 17-я (N 191-200)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9.shtml#192 - А.С.
  
  - o погибшей Виктории Вячеславовне МЕЛЬНИКОВОЙ рассказывается в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 5-я (N 68-80)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00125.shtml#79
  
  - о погибшей Виктории упоминается так же в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt.shtml#108.1 - A.C.
  
  (8) - cестрички реанимационного отделения военного госпиталя, Кабул, 1987 год. Фамилий, к сожалению, не знаю, хотя делала несколько запросов. Фото зацепило чистотой этих детских лиц. Ведь это и им в том числе в 2006 году путинский режим отказал в полноценных военных льготах - А.С.
  
  
  
  

108. Сайт "Русские на Украине" 15.02.2014

  
ИМ РОЗЫ В ЭТОТ ДЕНЬ НЕ ВРУЧАТ В РУКИ, А К ПАМЯТНИКУ СКРОМНОМУ, ОПУСТЯТ, КАК СЛЕЗУ...
  
  15 февраля 1989-го... В тот солнечный день ровно четверть века назад, перейдя с последними частями ограниченного контингента советских войск в Афганистане по мосту 'Дружба' через реку Амударья, командующий легендарной 40-й армией Борис Громов сказал, что он последний советский солдат, покинувший Афганистан.
  
  
 []
  
  И хотя в истинном восприятии это не совсем так, поскольку после основной колонны буднично, неприметно и, как положено, тихо уходили советские пограничники и спецназовцы групп прикрытия, все же главное состоялось - десятилетие 'афганского излома' было завершено.
  
  Кадры того исторического возвращения многим помнятся до сих пор.
  Но как бы вы не всматривались в них, вы не найдете ни в одном стоп-кадре представителей высшего военно-политического руководства страны того периода. Там есть счастливые матери и жены, друзья и сослуживцы, но нет ни одного члена правительства. Видимо не посчитали правители той эпохи нужным сказать спасибо солдату, возвратившемуся на Родину, выполнив перед ней свой долг.
  
  С того дня принято считать, что так закончилась эта тяжелая, таинственная и непонятная до сих пор война. А закончилась ли?
  
  В день окончательного вывода советских войск практически во всех странах СНГ пройдут памятно-мемориальные мероприятия, посвященные окончанию 'афганской войны'. И основными словами на них в обязательном порядке будут слова благодарности воинам, выполнившим свой долг и памяти в адрес не вернувшихся с той войны...
  
  Говоря о павших, мы знаем, что еще в период пребывания советских войск в Афганистане на местах гибели боевых друзей и товарищей устанавливались обелиски и памятные знаки, которые в большинстве своем уходящие в феврале 1989-го забирали с собой.
  
  
 []
  Армия, уходя из Афганистана, забирала их с собой все, какие возможно, установленные своими же руками
  в местах гибели скромные обелиски павшим товарищам, чтобы над их памятью не глумились.
  А в городах бывшего Союза ССР ставились величавые мемориалы Героям Афганистана
  
  
  
 []
  Памятник погибшим воинам-афганцам в Киеве
  
  
  И, как правило, эти мемориалы изображают солдата, воина-интернационалиста, скорбящего по своим погибшим товарищам.
  А скорбь эта тяжела и трагична.
  Скупые строки официальной статистики свидетельствуют, что за период 'афганской войны' с 25 декабря 1979-го по 15 февраля 1989-го в войсках на территории Демократической Республики Афганистан (так официально именовался тот Афганистан) прошли военную службу 620 тысяч военнослужащих в частях и соединениях Советской Армии, подразделениях КГБ (особенно погранвойск), отдельных формированиях внутренних войск и милиции.
  Кроме того, на должностях рабочих и служащих воинского контингента за этот период находилась 21 тысяча человек.
  Общие людские потери погибших в бою, умерших от ран и болезней, погибших в результате катастроф, происшествий и несчастных случаев, составили 15051 человек.
  За этот же период в Афганистане пропали без вести и оказались в плену 417 военнослужащих, из которых были освобождены и вернулись на Родину 130 человек.
  По различным данным, не вернувшимися и не найденными остаются 287 наших бывших граждан. Эта же статистика дает данные и о том, сколько представителей различных союзных республик и, соответственно, наций и народностей, прошло через Афганистан. Сколько коммунистов (членов партии и кандидатов) и комсомольцев совершило боевые и трудовые подвиги во время выполнения интернационального долга.
  
  Не менее впечатлительные потери боевой техники и вооружения, о чем трагично и четко говорит та статистика. Только вдумайтесь чего стоила та война, если за ее время было безвозвратно потеряно 118 самолетов, 333 вертолета, 147 танков, 1314 боевых бронемашин, 433 орудия и миномета, 1138 командно-штабных машин и передвижных радиостанций, 510 машин инженерно-саперного назначения, 11369 грузовых автомобилей и автоцистерн различного класса...
  
  Но, конечно же, самыми страшными и невосполнимыми потерями были те, которые в официальных сводках проходили под ужасающим по сути и названию сокращением 'Груз-200'.
  
  
 []
  
   []
  
  
  Память прошедших через горнило 'афганского излома', как живых, так и погибших, воплощена в прекрасных архитектурно-скульптурных формах, но...
  Память посвящена тем, кого мы называли, называем и будем называть 'афганцами', предполагая в этом смысле исключительно тех, для кого военная профессия - удел мужской сути. Ведь, как известно из всемирной истории, у войны не женское лицо.
  И, тем не менее, ни одна война любой эпохи не проходила без участия женщин.
  А что знаем мы об участии наших сестер, матерей, любимых и дорогих женщин в Афганистане? Да, практически, ничего!
  
  
 []
  
  Даже на многочисленных памятниках воинам-афганцам десятки, сотни и тысячи мужских имен и фотографий, навечно оставшихся молодыми. И лишь крайне редко, как на этом мемориале в Донецкой области, можно увидеть девичье лицо и прочитать имя погибшей.
  Вместе с мужчинами вечная слава подвигу воинов-интернационалистов отдается медсестре Мельниковой Виктории Вячеславовне.(2)
  
  'На войне как на войне', говорили французы свое известное 'À la guerre comme à la guerre'. И, говоря о данном изречении, всегда вспоминается, что на войне нет места женщинам.
  Увы. Как ни алогично это звучит, но той, кто дает жизнь и создает семейный уют, также находится место среди воюющих мужчин. Так было и в Афганистане, о чем, к сожалению, мы чрезвычайно мало знаем, ибо эта тайна и сегодня скрыта от широкой общественности.
  
  Со времен службы многих из нас в рядах Вооруженных Сил мы помним, что солдат должен быть: 'Красив в строю, силен в бою'.
  Еще с намеком на далекие мушкетерские времена определено, что: 'Война - совсем на фейерверк, а очень трудная работа', хотя оригинальные строфы 'Война - совсем не фейерверк, а просто трудная работа, когда черна от пота, вверх скользит по пахоте пехота' принадлежат перу фронтового поэта, харьковчанину Михаилу Кульчицкому, погибшему в январе 1943-го, освобождая Донбасс. А солдат действительно в бою должен быть и силен, и здоров, и обут, и накормлен, и помыт.
  И все это, как во многих войнах и конфликтах, ложилось на хрупкие женские плечи.
  
  Тема войны и женщины в период 'афганского излома' практически не поднималась ни на страничках газет и журналов, ни, тем более, в самом доступном из видов искусств. И тем не менее в фильме 'Ответный ход', вышедшем на экраны в конце 1981-го, как немой ответ на вопрос "а есть ли женщине место в боевом строю?", было четко сказано - "есть!"
  
  В исполнении актрисы Елены Глебовой сержант Антонина Зиновьева на реплику гвардии капитана Виктора Тарасова, в исполнении Бориса Галкина, о том, что женщины идут в армию, чтобы найти вторую половинку и устроить свою семейную жизнь, четко ответила, что хочет увидеть чем же занимаются настоящие мужчины.
  Видимо таким экранизированным способом создатели фильма хотели донести до нас правду об участии наших дорогих и милых в афганской войне.
  
  А то, что женщинам было на ней место свидетельствуют ныне открытые воспоминания и исследования, которых все равно к сожалению так мало. В основном, благодаря публикациям полтавчанки Аллы Николаевны Смолиной,(3) прошедшей через 'афганский излом', мы начинаем открывать для себя 'роль и место' женщины в Афганистане. Ту роль и то место, которое они заслужили.
  
  
 []
  (4)
  
  
  Самая сильная ее работа, на мой взгляд, это книга-сборник воспоминаний 'Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность', в которой есть место и эмоциям, и искренней любви, и 'шокирующему натурализму', и грязной правде, и чистой любви...(5)
  
  Сегодня, когда на первый план истинных взаимоотношений между вечной любовью мужчины к женщине выносятся антиестественные искусственные однополые браки, когда в извечно искренней 'анатомии любви' выискиваются низменные параметры сексуально-половой озабоченности, когда женщину на войне привязывают исключительно к аббревиатуре 'ППЖ', сложно доказывать об искренних чувствах тех, кто наравне с мужиками пошел на афганскую войну.
  
  Порой, встречаясь с теми, кто прошел афганскими тропами (а 'не промелькнул над Афганом'), приятно слышать слова благодарности девчонкам, скрашивающим своим присутствием не только боевую гарнизонную жизнь, но и отдававшим душу, сердце и кровь им, бойцам афганского фронта. Я не хочу говорить о тех 'афганцах', которые в женском вопросе там, в Афганистане, видели лишь негатив в разрешении извечного 'основного инстинкта'.
  Не хочу оперировать их данными о том, что более 90 % всего женского персонала в 'ограниченном контингенте' в ДРА составляли или незамужние девчата, или женщины разведенные.
  Это та правда, которую не следует 'мусолить и обсасывать', ведь это та правда, которая привела девчат на войну.
  
  Не буду говорить о тех, т.н. 'льготах' в виде 'чеков' и других поблажек, львиная доля которых там же, в Афганистане, и оставалась.
  А говорить буду и скажу о каждой из Женщин на афганской войне, которой каждый прошедший Афган должен низко кланяться в ноги.
  
  Как правило, находясь за праздничным или торжественно-памятным столом, мы, кроме 'основных' тостов - 'За тех, кого с нами нет', 'За тех, кто в море', 'За тех, кого помним', мы в обязательном порядке говорим тост за самых любимых и преданных женщин'. Именно преданных нам, а не преданных душой, телом, словами, делами, памятью. И как уместен стих-тост, к сожалению, ушедшего от нас афганца Сергея Александрова:
  
  За женщин выпить - Бог велит!
  
  За тех, кто украшал наш быт,
  
  За медсестер и продавщиц,
  
  За поварих и кладовщиц;
  
  За тех, кого я не назвал,
  
  Их тоже кто-то целовал.
  
  За тех, кто на 'пирах' царил,
  
  И каждый рыцарем там был.
  
  За тех, кто оказался прав,
  
  Смягчая наш солдатский нрав.
  
  Без недомолвок непристойных,
  
  Усмешек сальных и обмана;
  
  За самых верных и достойных,
  
  Я пью за женщин из Афгана!(6)
  
  
  
 []
  
  
  Девчонки-девчата шли на ту войну в добровольном порядке через военкоматы, одни - только получившие путевку в жизнь, другие - пройдя через горнило житейской трепки, оставляя детей своим матерям. Они становились бойцами того фронта, который действительно во многом, не считая огромной армии врачей и медсестер, можно назвать невидимым. Повара, официантки, горничные, прачки, продавцы, товароведы, кладовщицы, делопроизводители, учетчицы, технички и, конечно же, медицинские работницы.
  
  На любой войне, как известно, есть место и подвигу, и славе, и трагедии. Но есть на войне место и жизни. Сам воинский контингент в своей основе состоял из молодых людей и нет ничего удивительно в том, что они, как правило, после боя и влюблялись и, конечно же, женились.
  
  
  
 []
  (7)
  
  
  
 []
  
  Фотографии из сборника(8) Аллы Смолиной 'Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность'
  
  
  Они не ходили на плановые боевые операции, но и они вступали в бой, спасали раненых, отдавали себя делу настоящих мужчин. Были дни, когда можно и с молодыми ребятами пообщаться, были дни, когда тишина афганских гор давала возможность подумать о будущем.
  
  Но были дни, когда вся эта девичья наивность и мечта перечеркивались страшной правдой войны. Это были те дни, когда девчонки, услышав 'вертушку' еще до объявления сбора в госпитале, бежали на звук. Это были дни, когда девчонки-афганки (так они звали сами себя) столько смертей за один день видели, сколько не видели их мы с вами вместе взятыe.
  А сколько пережили эти девчата, которые, так и не став матерями, держали руку умирающего бойца, шептавшего затихающими губами: 'Мама! Мамочка! Дорогая...'. И они, сверстницы погибающего парня, отвечали ему в последние минуты жизни: 'Я с тобой, сынок, ничего не бойся. Все плохое уже позади'. И тихо без надрыва заливаясь слезами, чтобы не видели другие, гладили застывшие навсегда вихры...
  
  Девчонки, еще не ставшие женщинами, не обласканные мужскими руками и губами, не познавшие радость материнства, вмиг становились матерями для умирающих от ран и болезней своих сверстников мальчишек, шептавших: 'Мама! Мамочка!'. Они своей женской материнской интуицией выбирали те самые нужные в последний момент слова: 'Я с тобой, любимый, единственный, дорогой', - облегчaя страдания тех, кого уже было не спасти.
  
  А сколько девчонок - поваров, продавцов, кладовщиц, прачек, успокаивали их живых товарищей, с которыми они были в том, последнем бою. Это им, афганским девчатам, которых ласково называют 'афганушки', посвящено стихотворение 'Девчонки', написанное воинами 66-й отдельной мотострелковой бригады:
  
  Разворочена полость и нет полруки,
  
  До бедра взрывом вырваны ноги,
  
  Жизнь солдата хирургам уже не спасти,
  
  Mальчик в Вечность стоит на пороге.
  
  Величаво иль страшно? Живым не дано
  
  Знать виденья предсмертных мгновений.
  
  Hо, последним желанием было одно:
  
  Mаме чубчиком ткнуться в колени.
  
  Мама с мальчиком рядом была
  
  Oт рожденья, от первого крика.
  
  Лишь от cмерти спасти не смогла,
  
  Hе прикрыла от страшного лика.
  
  - Мама милая... будь же со мной,
  
  С умирающих губ текли звуки
  
  - Я пришла, мой сынок. Не волнуйся, родной, -
  
  Oблегчая ровеснику муки,
  
  - Ты же видишь: я здесь. Tвоя мама с тобой, -
  
  Пряча стон, медсестра свято лгала.
  
  - Все закончилось, скоро мы едем домой,-
  
  Bеки мертвым рукой прикрывала...(9)
  
  
  Они, девчата Афганистана, которых сами афганцы уважительно называли 'шурави-ханум', столько повидали за время нахождения в составе 'ограниченного контингента', что хватило бы не на один многосерийный фильм, посвященный женщинам Афганистана.
  
  Тем, кто прошел огненными дорогами той войны, сегодня низкий поклон от тех, кто был там. Низкий поклон от матерей и отцов, чьи жизни они спасли.
  Но... Мы просто обязаны в этот день (и не только в этот, а каждый) помнить тех девчат, которые так и не вернулись к нам.
  
  Нине Евсиной из Тосно Ленинградской области было всего 21. Она, как и многие медсестры, всю себя отдавала больным и раненым воинам, а себя не уберегла от смертельной болезни.
  
  Людмиле Бессоновой из Ирбита Свердловской области было 30 лет, когда она, также работая медсестрой в госпитале, умерла от тяжелейшей болезни.
  Операционной медсестре Маргарите Калининой было 26. Она прибыла в Афганистан из Клина Московской области и погибла во время огневого налета на жилой городок.
  Нине Гвай из Бреста в момент гибели было 35 лет. Она, работая продавцом 'Военторга', постоянно выезжала в дальние точки и на отдаленные заставы. Во время одной из таких поездок БТР, в котором была и она, подорвался на фугасе. А ее сынишка все просил привезти 'с войны' пистолет...
  
  Раисе Ремизовой из Ульяновской области, работавшей на банно-прачечном комбинате, было 32 года. Она погибла 15 февраля 1982-го в автомобиле, упавшем в пропасть во время камнесброса, устроенного моджахедами.
  Наталье Бабич из Бобруйска было всего 27 лет, когда она, работая на силовой подстанции в одном из гарнизонов, погибла в результате несчастного случая.
  
  Нине Ивановой из Астрахани было 28. До работы в Афганистане она работала стюардессой в Астраханском аэропорту, но в 'ограниченный контингент' поехала работать официанткой в офицерской столовой. Тяжелая смертельная болезнь оборвала ее жизнь. А дома ее ждала дочь Танечка...
  
  
  
 []
  Девчата - официантки из офицерской столовой умели быть и привлекательными в свободное от боев время
  
  
  Mосквичке Тамаре Великановой было 33 года, когда она, работая стенографисткой в спецгруппе МВД СССР в ДРА, погибла он неизвестной неизлечимой болезни. Исследователи данной темы говорят, что спецгруппу МВД отравили агенты спецслужб в интересах моджахедов.
  Любови Ботолиной было 24 года, когда она из родного Архангельска добровольно поехала в Афганистан, став медсестрой. Во время работы в инфекционном отделении тяжело заболела и скончалась.
  Людмиле Мошенской из Мариуполя было 27 лет, когда она, медсестра инфекционного отделения, умерла от тяжелой формы брюшного тифа - до возвращения на Родину оставалось всего 30 суток...
  Алевтине Коротаевой из Пушкино Ленинградской области было 42 года. Работая кастеляншей в одном из гарнизонов, она умерла от тяжелой болезни.
  Большакова Нина из Тамбова пробыла в Афганистане всего один месяц, работая кладовщицей и погибла во время налета банды моджахедов.
  Наталье Костенко из села Смолино Кировоградской области был 31 год. Работая продавцом 'Военторга', она погибла, но не во время нападения банды моджахедов на автоколонну или обстреле, а в результате 'огнестрельного' несчастного случая.
  
  Кротова Нина, которой было 45 и Вера Корниленко - ей было 25, несмотря на разницу в возрасте, были подругами. Одна из Горького, другая из Петрозаводска - они вместе работали медсестрами в выездной медицинской бригаде. И обе одновременно погибли, когда их 'УАЗик' со знаками Красного Креста попал под душманский обстрел.
  Татьяна Врублевская(10) и Галина Калганова(10) также были подругами. Одной 34 года, другой - 31. Обе работали товароведами 'Военторга'. Возвращаясь из командировки в Ташкент, где взяли товары для базы, погибли на сбитом самолете Ил-76 вместе с экипажем и всеми сопровождающими. Татьяна, была родом из Винницы и в самолете из Ташкента везла с собой свадебное платье - через месяц должна была быть ее свадьба. А Галина, которая была из Ейска, также готовилась к свадьбе, которую планировала после свадьбы подруги...
  
  
  
 []
  А Таня и Галя свои свадебные платья так и не одели...
  
  
  Ольга Карманова была родом из Тамбова. Работая дома товароведом, в добровольном порядке была направлена в Афганистан, где также работала товароведом. Погибла во время обстрела автоколонны.
  
  Валентине Лахтеевой из Витебской области было 27 лет, когда она, секретарь-машинистка отдельной бригады в Кабуле, погибла во время обстрела части.
  Валентина Мельникова из поселка Черноморское Автономной Республики Крым работала продавцом 'Военторга'. Погибла в результате теракта в Кабуле.
  Галина Шаклеина, одна из немногих женщин-'афганушек', которые носили погоны на плечах. Ей, прапорщику-фельдшеру госпиталя, было всего 29 лет, когда она, простая девчонка из Кирова, спасая больных и раненых мальчишек, сама умерла от заражения крови.
  Ларисе Доброфиле из Переяслава-Хмельницкого было 27 лет. Она погибла в Кабуле через месяц после прибытия в Афганистан в результате теракта.
  Надежде Финогеновой из Ленинграда было 45, когда она, фельдшер госпиталя, погибла в результате налета на автоколонну.
  Одесситке Миральде Шевченко, продавцу 'Военторга', было 34 года, она погибла в машине, сорвавшейся в пропасть.
  Минчанке Светлане Бабук было 26 лет. Работая операционной сестрой, она спасала мальчишек, получивших тяжелые ранения, но сама умерла от тяжелой неизлечимой болезни.
  Нине Капустиной из Выборга, гвардии прапорщику-фельдшеру мотострелкового полка, было 30 лет. Спасая раненых в госпитале, она погибла в результате несчастного случая.
  
  Татьяне Кузьминой, медсестре из Читы, было 33 года, когда она погибла, спасая утопающего афганского ребенка в горной реке(11)
  
  
  
 []
  Одна из последних фотографий Танюши Кузьминой
  
  
  
 []
  Она спасала афганского ребенка, а мать больше не увидит живую дочь...(12)
  
  
  Светлане Дорош из Днепропетровска было всего 23 года. Санитарный автомобиль, в котором медсестра с врачебной бригадой, направлялась к больному афганскому ребенку, попал в засаду.(13)
  Галине Смирновой из Костромы было 36 лет. Во время обстрела БТРа из засады инженер КЭЧ Смирнова погибла.
  Москвичке Тамаре Синицыной было 40. Диспетчер автотранспортной службы 40-й армии Синицына умерла от тяжелой неизлечимой болезни.
  Продавцу 'Военторга' Ольгe Поликарповoй из Тольятти был 31 год, она погибла в результате несчастного случая.(14)
  Таня Лыкова(15) из Воронежа и Наталья Ермакова(15) из Орехово-Зуева практически не были знакомы друг с другом. Тане было 23, Наташе - 33. Они только ступили на афганскую землю, когда их Ан-12 был сбит в небе Афганистана при перелете из Кабула в Джелалабад.
  Этим же рейсом летела Татьяна Моторина,(15) товаровед 'Военторга'. Ей было 27.
  Начальник клуба прапорщик Алевтина Миниахметова(16) из Перми и москвичка Ирина Виноградова,(16) заведующая делопроизводством штаба части, направлялись домой в отпуск. Им обеим было по 25. В результате неуставных отношений со стороны старшего офицера одной из воинских частей были убиты им из личного табельного оружия...
  Любе Харченко из Мироновки Киевской области было 40. Она работала машинисткой в воинской части и умерла от тяжелой болезни во время массовой эпидемии холеры.
  Галина Стрельчонок из Витебска носила погоны - была прапорщиком, занимая должность фельдшера части. Во время нападения на автоколонну при оказании помощи раненым воинам получила смертельное ранение.
  
  Вере Чечетовой из Загорска было 28 лет, когда она, машинистка-делопроизводитель, часто летающая на 'вертушках', погибла вместе с экипажем вертолета Ми-8, сбитого мятежниками.(17)
  Татьяна Комиссарова из Лебедина Сумской области поменяла место работы операционной сестры Сумской областной больницы на военный госпиталь. Во время оказания помощи больным солдатам и офицерам умерла от тяжелой формы инфекционной болезни. Ей было всего 23 года.
  Виктории Мельниковой(2) из Горловки было 26 лет. Медсестра госпиталя погибла во время артобстрела. Дома маму так и не дождалась дочь Тонечка...
  Люде Присакарь из Кишинева и Любе Шевчук из Ровно было соответственно 28 и 23. Обе в ДРА работали на продовольственном складе, одна кладовщицей, другая поваром. Во время доставки продовольствия на отдаленную заставу их БТР попал в засаду и, загоревшись, упал в пропасть.
  Лидия Степанова из Республики Мари-Эл прошла сложный трудовой путь. В свои 31 год она была и машинистом башенного крана, и наборщиком в типографии, и секретарем-машинисткой. В ДРА выполняла обязанности секретаря одной из воинских частей. Умерла от ранений, полученных при обстреле части.
  Ольга Шенаева(18) из Коломны была медсестрой военно-полевого госпиталя. Во время перелета на самолете Ан-26 с грузом для госпиталя все находившиеся на борту погибли. Оле было 25.
  Прапорщик Нина Васильева к моменту прибытия в Афганистан уже пятнадцать лет служила начальником секретной части отдельного дивизиона в Калининградской области. Во время прохождения службы в ДРА тяжело заболела и умерла. Ей было 40 лет.
  Наталья Глушак(19) из Киевской области прибыла в ДРА на должность официантки летной столовой. Там во время службы она познакомилась с Юрием Цуркой из Молдавии, старшим сержантом сверхсрочной службы. Молодые люди понравились друг другу и, несмотря на войну, решили пожениться. Во время боевой работы в ДРА официальные отношения оформлялись только в Кабуле в Консульском управлении советского посольства, и счастливые жених с невестой, получив 'добро', убыли в афганскую столицу. 17 ноября 1987-го молодожены на БТР в составе колонны возвращались из Кабула. Они были счастливы - несколько часов назад стали мужем и женой. Взрыв радиоуправляемого фугаса прервал счастье обоих. Юра и Наташа единственные, кто находился внутри бронемашины, погибли...
  
  
  Ольга Мирошниченко(20) из Миасса Челябинской области работала заведующей военной столовой в одном из гарнизонов. Во время перелета к новому месту дислокации вертолет, на котором летела и Ольга, был сбит. По воспоминаниям сослуживцев Олю любили все за красоту, обаяние, внимание, доброе слово и, конечно же, ароматные обеды с ужинами. Уже наметились отношения с любимым человеком, но выстрел 'Стингера' похоронил счастье и жизнь. А было ей всего 25 лет.
  
  Зульфире Хурамшиной из Уфы было 35 лет, когда медсестра госпиталя умерла от тяжелой болезни.
  Тамара Рязанцева из Тюменской области также работала медсестрой в военном госпитале. И также, оказывая помощь больным и раненым, умерла от тяжелой болезни. Ей было 28.
  Алла Кулик родилась в Украине на Сумщине, но большую часть своей недолгой жизни провела в Ташкенте. Во время выполнения интернационального долга умерла от тяжелой болезни. Ей было всего 23.
  Надя Рожнева из Свердловска (ныне Екатеринбург) работала секретарем делопроизводителем в политотделе воздушно-десантной дивизии. Умерла в 29 лет от тяжелой болезни.
  Вера Лемешева из Саратовской области погибла в результате автокатастрофы после подрыва автомашины на мине. Ей было 25.
  
  Савия Шакирова из Башкирии проработала в Афганистане больше года. До вывода советских войск оставалось чуть-чуть, но за две недели до этого события 31 января 1989-го Савия умерла от тяжелой болезни.
  
  54 фамилии девчат, оставивших своих жизни в Афганистане.
  
  О себе те девчонки, кто прошел фронтовыми тропами Афганистана, скромно говорят: 'Да, мы не воевали, но ведь и 60 процентов войсковых частей в Афганистане в самих боевых действиях не участвовали. Это военнослужащие армейских, гарнизонных квартиро-эксплуатационных частей, строительных, узлов связи, военторгов, складов, учебных центров, отдельных батальонов обслуживания аэродромов, полевых учреждений госбанков, полевых хлебозаводов, зенитно-ракетных полков, банно-прачечных комбинатов и т. д. То есть военнослужащие этих частей исполняли абсолютно те же обязанности, что и мы, женщины-служащие, и льготы имеют, хотя за все время службы далее КПП не отлучались. А девчонки - стирающие, штопающие, гладящие белье, рвущиеся в небе и на земле при доставке сигареток-конфеток, по приказу летавшие на 'боевые'... - ну да, мы 'отдыхали на курорте'. Даже те военнослужащие, которые заходили или залетали на территорию Афганистана на пару суток, считаются участниками боевых действий и льготы имеют, а вольнонаемные водители-мужчины, перевозившие грузы для нужд армии в составе военных колонн по территории Афганистана в течение 2 лет, подвергавшие себя ежеминутной смертельной опасности, так вот эти мужчины тоже как бы 'курортники'.
  
  Кроме того возмущает наличие льгот у военнослужащих, амнистированных Горбачевым по требованию Сахарова. То есть, совершившие преступления в Афганистане - считаются 'участниками' боевых действий. А возбуждали уголовные дела только в отношении мерзавцев, продававших боеприпасы, материальные ценности в целях наживы, а также дезертиров и прочих. И теперь эти отморозки - настоящие 'участники' и имеют полноправные льготы.
  
  А девчонки, кто честно исполнил свой долг перед государством, не имеют ничего. Среди нас, 'афганок', многие имеют ранения и контузии. Это была война. И не мы ее придумали, но, пройдя через нее, мы поняли, что означает это слово'.
  
  Это говорят живые 'афганушки', а те, кто не пережил войну, уже не смогут ничего сказать. За них должна сказать наша память и наша совесть. И если уж говорить о признанном подвиге 'афганушек', то стоит вспомнить, что из общего числа 54 погибших девчат лишь Врублевская, Калганова, Моторина, Лыкова, Стрельчонок, Чечетова, Мельникова, Шевчук и Шенаева посмертно награждены орденом 'Красная Звезда'. Великанова награждена орденом 'Знак Почета', а Гвай - медалью 'За боевые заслуги'.
  Всего одиннадцать из 54.
  
  
 []
  Рисунок воина-интернационалиста Рената Шафикова(21)
  
  
  Солдаты и офицеры, выполняющие свой долг в Афганистане, помнили о своих девчонках, которые ждали их дома. И в это же время рядом с ними под обстрелами, в горящих самолетах и вертолетах, были такие же милые девчонки, которые не огрубели на той войне.
  
  15 февраля конечно же станет Днем Памяти всем афганцам. Спустя неделю вспомнят о них 23 февраля в День Защитника Отечества. А спустя еще две недели наступит Международный Женский День. И хочется, чтобы и в эти дни, как и в другие, вспомнили мы о живых и погибших 'афганушках'.
  Чтобы не только вспомнили, а пришли к живым вручить розы. Пришли к погибшим на могилки и к памятникам скромным опустить розы, как слезу.
  
  У моряков СНГ есть общественная ветеранская награда - 'Орден Жене Моряка'. Он вручается верным женам, прослужившим вместе с мужьями в заполярных и приморских гарнизонах и базах. Вручается он и вдовам моряков, чьи мужья не вернулись из моря. Не знаю, как общественность отнесется к моей идее, но если появится общественная награда 'Женщине, прошедшей Афганистан', то это будет и правильно, и справедливо.
  
  Вечная слава вам, 'афганушки', прошедшие фронтовыми тропами!
  Вечная память вам, 'афганушки', отдавшие свои молодые жизни!
  
  Автор: Сергей Смолянников
  
  http://neutral-ua.org/news/8802.html
  ________________________________________________________________
  (1) - все названные фамилии погибших "афганок" с дополнительной информацией находятся в "Списке погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00003.shtml - А.С.
  
  (2) - сведения о погибшей медсестре Виктории МЕЛЬНИКОВОЙ находятся в том же списке погибших "афганок", ссылку на который дала выше. Но у меня есть ещё одна, очень объёмная, газетная статья о Виктории. Вполне допускаю, что публикаций было больше, но имею то, что прислали добровольные помощники. Другая газетная статья о Виктории поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 5-я (N 68-80)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00125.shtml#79
  
  Виктория служила в нашем Джелалабаде, в 834-м военно-полевом госпитале в/ч пп 93976 особо-опасных инфекционных заболеваний, переброшенном в Джелалабад на подавление эпидемии холеры. Фотоальбом сотрудников этого госпиталя "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976" поставлен
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml
  
  В конце фотоальбома даны ссылки на множество информации о мужественном труде медиков этого госпиталя и послевоенной жизни отдельных сотрудников:
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#100 - А.С.
  
  (3) - уважаемый автор ошибся. Я не полтавчанка. В Полтавской области наша семья оказалась после того, как родителей перевели из Германии в KBO (Киевский Bоенный Округ). В Афганистан я действительно уезжала от Полтавского областного военкомата, но обратно в Украину уже не вернулась. После Афганистана были БФ, ЗГВ, опять БФ. Однако это не уменьшило моей любви к Украине, которую считаю второй родиной - А.С.
  
  (4) - на фотографии запечатлена Евгения (Татьяна) РОХМАНОВА (СТЕПАНЮК) - А.С.
  
  (5) - так понимаю, что под названием "Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность" автор статьи, упоминая меня, имеет ввиду мой афганский архив. Но архив названия не имеет. Он посвящён советским девчонкам-"афганкам", независимо от нации и места проживания, и находится
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/
  Зато у меня есть стих "Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность", который этот же автор (да и не только он) в этой же статье приписал "воинам 66-й отдельной мотострелковой бригады". Нет, его написала я и поставлен стих
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/c.shtml - А.С.
  
  (6) - стихотворение "Тост" моего безвременно ушедшего друга Сергея АЛЕКСАНДРОВА находится на его страничке
  здесь: http://artofwar.ru/a/aleksandrow_s_k/text_0080.shtml - А.С.
  
  (7) - фото из архива Татьяны БОНДАРЕНКО (ПОПОВИЧ), Джелалабад, военно-полевой госпиталь особо-опасных инфекционных заболеваний N 834, в/ч пп 73976, 1985-1988.
  Фотоальбом девчонок этого госпиталя "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976" поставлен
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/011aa.shtml - А.С.
  
  (8) - ещё раз, у меня нет никакого сборника, а есть афганский архив, собираемый с помощью небезразличных людей из разных уголков планеты, и посвящён архив в основном всем советским "афганкам", независимо от места проживания и национальности. В этом же архиве у меня есть немного материала о ребятах из Джелалабада, подвиги которых замалчивать просто преступно - А.С.
  
  (9) - тот самый стих "Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность", который ошибочно приписывают то военнослужащим, то неизвестной медсестре, хотя его написала я, Алла Николаевна Смолина, и первоисточник находится
  здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0220.shtml - А.С.
  
  (10) - о гибели Тани ВРУБЛЁВСКОЙ и Галины КАЛГАНОВОЙ рассказываю в тексте "Судьбa? Рoк? Ангел-Хранитель?", поставленном
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml#4
  
  Так же Тане и Галине, наряду с остальными "афганками", разорванными в афганском небе, посвящён мой текст "О девочках, погибших в афганском небе", поставленный
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00006.shtml - А.С.
  
  (11) - Тане КУЗЬМИНОЙ я посвятила два текста, по которым было сделано даже несколько радиопередач. Так же эпизод с Таней забрал в свою книгу Rodric BRAITHWAITE, бывший посол Великобритании:
  
  - "Джелалабад. Танюшa, почему ты меня не послушала?"
  (поставлено здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/l.shtml)
  
  - "Джелалабад. Мeдсестре Танюше"
  (поставлено здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/m.shtml)
  
  - "Книгa английского посла об "афганцах", "афганках" и моих текстах"
  (поставлено здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0681.shtml) - А.С.
  
  (12) - памятник на могилке Тани КУЗЬМИНОЙ обновили после того, как я связалась с властями Читы, с их редакциями и городским музеем. А связалась по просьбе Rodric BRAITHWAITE, бывшего посла Великобритании, писавшего книгу и попросившего у меня фотографии Тани, так как мои рассказы о Тане должны войты эпизодом в его книгу и переведены на множество языков. Так оно и случилось - А.С.
  
  (13) - в Книге Памяти этого не записано, но Свету ДОРОШ расстрелял советский офицер, о чём рассказываю в скорбном тексте "Афганки". Рaсстрелянные. Взорванные. Сожжённые. Оклеветанные"
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/0408.shtml - А.С.
  
  (14) - в Книге Памяти этого не записано, но Олю ПОЛИКАРПОВУ изнасиловал и сжёг советский солдат, о чём рассказываю в скорбном тексте "Афганки". Рaсстрелянные. Взорванные. Сожжённые. Оклеветанные"
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/0408.shtml - А.С.
  
  (15) - этой трагедии, унесшей жизни троих девочек, я посвятила два текста:
  - "Судьбa? Рoк? Ангел-Хранитель?", поставлен
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml
  
  - "Джелалабад. Лариса-парикмахерша", поставлен
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/i.shtml
  
  Так же Тане ЛЫКОВОЙ, Наташе ЕРМАКОВОЙ и МОТОРИНОЙ Татьяне, наряду с другими "афганками", разорванными в афганском небе, посвящён мой текст "О девочках, погибших в афганском небе", поставленный
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00006.shtml
  
  Информация на всех погибших девочек поставлена в "Список погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00003.shtml - А.С.
  
  (16) - в Книге Памяти этого не записано, но Алевтину МИНИАХМЕТОВУ с Ириной ВИНОГРАДОВОЙ расстрелял советский офицер, о чём рассказываю в скорбном тексте "Афганки". Рaсстрелянные. Взорванные. Сожжённые. Оклеветанные"
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/0408.shtml - А.С.
  
  (17) - о Вере ЧЕЧЕТОВОЙ рассказываю в тексте "О девочках, погибших в афганском небe"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00006.shtml - А.С.
  
  (18) - Ольге ШЕНАЕВОЙ посвящён мой текст "Джелалабад. Подружки-сестрички", поставленный
   здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/d.shtml
  
  Информация на всех погибших девочек поставлена в "Список погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00003.shtml - А.С.
  
  Так же героическому труду медиков-инфекционистов госпиталя, в котором служила Оля, у меня написан текст "Bам, вся родная медслужба", поставленный
   здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml
  
  О холере, на подавление которой прибыла в том числе Оля, рассказывается в тексте "Джелалабадские медики рассказывают", поставленном
  здесь (http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014.shtml),
  
  Так же Оле, наряду с остальными "афганками", разорванными в афганском небе, посвящён мой текст "О девочках, погибших в афганском небе", поставленный
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00006.shtml - А.С.
  
  (19) - o Наталье ГЛУШАК немного вспоминаю в тексте "Война и свадьбы"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00011.shtml#3 - А.С.
  
  (20) - о гибели Оли МИРОШНИЧЕНКО рассказывает случайный свидетель, машинистка в/ч пп 62351 КЭЧ в Гардезе Татьяна ГОНЧАРЕНКО (ШИБЕКО) в тексте "Судьбa? Рoк? Ангел-Хранитель?", поставленном
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0020k.shtml#5
  
  Оле, наряду с остальными "афганками", разорванными в афганском небе, посвящён мой текст "О девочках, погибших в афганском небе", поставленный
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00006.shtml - А.С.
  
  Информация на всех погибших девочек поставлена в "Список погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00003.shtml - А.С.
  
  (21) - отважному разведчику 1-го разведвзвода разведроты 66-й ОМСБр, нарисовавшему этот рисунок, Ренату ШАФИКОВУ посвящён мой текст "Разведчик. Художник. Настоящий Человек", поставленный
  здесь: http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0690a.shtml - А.С.
  
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 9-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt1.shtml

  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017