ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 15-я (N 171-180)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  Благодаря Ольге Анатольевне мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, что проживает она не в РФ, а в одной из бывших советских республик, - афганская война не делила своих участников по нациям.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  171. Марьяна Хабиловна АФАУНОВА, операционная медсестра в составе хирургического корпуса, 1986-1989
  
  172. Маргарита Николаевна ПОДРЕЧНЕВА (МУСАЛАЕВА), Джелалабад, 66 ОМСБр,
  медсестра, госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  --- Светлана Юрьевна КОНОВАЛКОВА, Кандагар, госпиталь, медсестра
  
  173. Любовь Витальевна НОРОВА, Кабул, медсестра, центральный военный госпиталь, нейрохирургическое отделение
  
  174. Наталья Юрьевна ПОЛИЩУК, Кундуз, медсестра, медсанбат, 1985-1987
  
  175. Любовь Александровна ТАСТАВЛЕТОВА, Пули-Хумри, заведующая летно-технической столовой, 1986-1987
  
  176. Земфира ДЗАСОХОВА, Руха, зав. аптекой 682-й мотострелковый полк, в/ч пп 86997, 1984-1987
  
  177. Оксана Аркадьевна ЧИЛГИРОВА, сторожевая застава "Фарахруд",
  нач. медпункта – фельдшер танкового батальона, 22 июня 1987-15 февраля 1989 года
  
  178. Татьяна ЕВПАТОВА (ГАЙСЕНКО), Файзабд, операционная и перевязочная медсестра, полковой экспериментальный медпункт, 1982-1983
  
  179. Александра Сергеевна КУЧЕРЕНКОВА (ЧАБРИКОВА), вместе с мужем прокладывали железную дорогу Кушка-Герат, 1963-1965
  
  180. Людмила Степановна ГАВРИКОВА, медсестра в Газни, рентгенолаборант в медсанбате Кундуза, 1982-1984
  
  
  
  
  
  
  

171. "Алые паруса" (февраль 2016)

  

Хрупкая девушка - боевая медсестра

  Ты, сестричка, в медсанбате,
  Не волнуйся, Бога ради,
  Мы до свадьбы доживeм ещe с тобой!
  
  Среди тех, кто нес нелегкую службу в составе медицинского корпуса советских войск, выпускница нашей школы Афаунова Марьяна Хабиловна. На всей территории Афганистана были развернуты медицинские подразделения: медсанчасти, полевые госпитали, санбаты. На счету военных медиков десятки тысяч спасенных жизней, сложнейшие операции в полевых условиях, нередко проведенные в прокаленных солнцем палатках. Врачи переносили все тяготы рейдов: бездорожье, холод, отсутствие воды, обстрелы, засады. Они наравне с военными могли быть убиты, ведь на них была такая же форма и оружие, как и уходящего в горы батальона.
  
  Рядом с врачами четко и слаженно работали медицинские сестры. Хрупкие женщины своими руками переворачивали и переносили раненых, сутками не выходили из операционных. Мало кто знает, как после долгих часов борьбы за солдатскую жизнь они в изнеможении лежали в палатках. Немного отдохнув, медсестры снова становились к операционному столу. Если нельзя было эвакуировать раненых вертолетом, медсестры вместе с врачами работали в операционных блоках в районе боевых действий.
  
  С 1986 года и до последних дней пребывания Советских войск в Афганистане в феврале 1989 года Афаунова Марьяна – на передовых позициях военных действий. Марьяне Хабиловне поручались самые сложные и ответственные участки работы: реанимационное отделение санчасти. В составе хирургического корпуса, в качестве операционной медсестры, участвовала в сложнейших операциях. В том, что тысячи матерей дождались живыми своих сыновей, большая заслуга и Марьяны Хабиловны.
  
  Было ли страшно?
  
  Конечно, но осознание своего долга, огромная ответственность за жизни молодых солдат отводят страх в сторону, забываешь о нем. «Мне часто снится Афганистан, - говорит Марьяна Хабиловна, - мои сослуживцы, бывшие больные и раненые, те, кто выжил, и те, кого, к сожалению, уже нет; и приходит осознание того, что жизнь прожита не зря, понимание того, что жизнь человека и мир – очень хрупкие понятия. Важно уберечь мир от новых войн!»
  
  Страна по достоинству оценила вклад Марьяны в общую копилку заслуг советских войск. Она награждена медалями «За Боевые заслуги», «За Отличие в Воинской службе I и II степенями», «Воину интернационалисту от благодарного афганского народа», Грамотой Президиума Верховного Совета СССР и Почетной Грамотой ЦК ВЛКСМ.
  
  Отсюда: http://malka1.ru/images/Gazeta/fevral2016.pdf
  
  
  
  
  

172. "Ветераны и молодёжь" (N 5 от 9 декабря 2013)

  

Спасти бойцов и выжить

  Живут в Ярославле две женщины: Маргарита Николаевна Мусалаева(1) и Светлана Юрьевна Коновалкова(2). Общими в их судьбах стали профессия и Афганистан. В свое время обе получили хорошее медицинское образование, стали медсестрами. На двоих прослужили в Афгане почти четыре года, были контужены, переболели малярией и, слава богу, вернулись домой живыми.
  
  
Это Азия!
  
  Маргариту дома ждали дошколята: сынишка Артем и две близняшки-дочурки – Катя и Аня. Семья жила очень тяжело: в маленькой комнате в коммуналке, денег ни на что не хватало. Мамина поездка в Афганистан должна была помочь семье выкарабкаться из нищеты.
  
  – В начале сентября 1985 года командир собрал подчиненных и зачитал директиву командующего войсками ордена Ленина Московского военного округа. В Афганистане началась холера и требовалось срочно сформировать военно-полевой госпиталь особо опасных инфекций. Медсестрам пообещали присвоить статус участников боевых действий, который давал право получить квартиру вне очереди, – рассказывает Маргарита Николаевна.
  
  Когда 23-летняя Светлана однажды пришла в военкомат и сказала, что хочет работать медсестрой за границей, ее спросили: «А в ДРА поедешь?»
  Света толком не знала, что такое ДРА, но ехать согласилась. В самый разгар необъявленной войны она попала в один из медсанбатов контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан. Страшно, говорит, ей не было. Довезли до Ташкента, посадили в грузовой самолет и отправили в Кабул. А через неделю – в Кандагар. Предварительно всем сделали укол двойной дозы гамма-глобулина.
  
  Зимой было еще терпимо, а вот летом активизировались и боевые операции, и всевозможные тропические болячки. По Афганистану разгуливали опасные для человеческой жизни инфекции, о которых в Советском Союзе уже давно забыли: тиф двух видов, малярия, вирусный гепатит, всякая прочая зараза… Это – Азия!
  
  
Работа валила с ног
  
  В госпиталях врачи и медсестры практически круглосуточно оперировали, возвращая в строй, а часто и вытягивая парней с того света.
  
  
 []
  
  
  – Медсестрам приходилось ухаживать за 250–300 больными в смену, – перечисляет свои обязанности Маргарита Николаевна. – Кроме того, мы помогали в хирургическом отделении, на приемном сортировочном пункте, особенно когда туда поступали раненые после обстрела.
  
  А вот о распорядке дня медперсонала вспоминает Светлана Коновалкова: подъем в 4 часа утра – и работа, с 14 до 16 часов – небольшой перерыв и снова работа… И среди ночи приходилось бежать в операционную, спасать наших солдат.
  
  Лечили в основном инфекционных больных, но в экстренных случаях приходилось оказывать срочную помощь и бойцам, получившим огнестрельную рану или подорвавшимся на мине. Помогали и местным жителям. Для них был открыт специализированный медпункт, где принимали кардиолог, терапевт, хирург, окулист, гинеколог, стоматолог.
  
  Персонал строго соблюдал меры предосторожности: в столовой и туалетах так пахло хлоркой, что щипало глаза. Однако вакцины, сделанные до командировки, почему-то плохо срабатывали. Мусалаеву, например, малярия доставала трижды.
  
  По ночам моджахеды упорно обстреливали госпиталь из минометов. Не попали ни разу: мешала гора. На открытом же пространстве люди в белых халатах становились уязвимее. Однажды санитарная машина, на которой ехала Маргарита, подорвалась на мине, перевернулась и скатилась в сухое русло реки. Девушка с трудом выползла наружу на луч света, проникавший через сломанную дверь.
  
  С контузией и переломом шеи медсестру доставили в Кабул.
  
  – В местном госпитале я заглядывала в палаты и видела ужасное зрелище: лежат – кто без рук, кто без ног, но никто не чувствовал себя ущербным, не падал духом, пели, смеялись, травили анекдоты. Жизнь все равно била ключом. Молодость! – вспоминает она.
  
  
Две части жизни
  
  На вопрос, что же помогло им выносить нечеловеческие нагрузки, чтобы честно выполнять гражданский долг, женщины единогласно отвечают:
  – Царившая в коллективах медиков дружба, солидарность и взаимовыручка. Служили в госпиталях представители чуть ли не всех республик и областей тогдашнего СССР.
  
  Как говорят Маргарита Николаевна и Светлана Юрьевна, жизнь в то время делилась у них на две части. С одной стороны - тяжелая, изнуряющая работа, физическая усталость и бесконечная бессонница… С другой – в коллективе царила неподдельная дружба и взаимовыручка. Несмотря на войну, медики находили время для праздников, устраивали концерты, незабываемые встречи Нового года. Дарили эти праздники и себе, и выздоравливающим пациентам. И звучали в эти моменты под гитару рожденные на выжженной афганской земле солдатские песни.
  
  – Иной раз охватывает такое настроение: закрываюсь на кухне и плачу. Это сладкий приступ воспоминаний, – рассказывает о глубоко личном Светлана Юрьевна. – Да, было очень тяжело. Но в памяти остается только хорошее…
  
  О доме на войне почти не говорят. Из суеверия. Каждому очень хочется вернуться на Родину живым и невредимым. Но об этом даже стараются не думать.
  
  – Да, я счастливый человек, несмотря на то, что в моей жизни всякое было. Сейчас есть любимая работа, уважение коллег и близкие люди рядом, – заключает Маргарита Николаевна.
  
  – Не успел в моей душе отболеть Афганистан, как началась война в Чечне. Вместе с коллегами из военного госпиталя снова поехали спасать наших ребят, – рассказывает Светлана Юрьевна. – Не поверите, но в этом году, в феврале месяце, намеревалась отправиться в Сирию. Но мы на неделю по непонятной причине застряли в Наро-Фоминске. В итоге все вернулись домой. В дороге даже отметила свое 50-летие. Маме пообещала, что все, на войну больше ни ногой!
  
  Фото Сергея Белякова и Константина Канцидала
  
  Кира ВОЛКОВА
  
  Отсюда: http://www.molportal.ru/source/2011/vet_i_mol_5.pdf
  ___________________________________________________________
  (1) - публикации о Маргарите Николаевне ПОДРЕЧНЕВОЙ (МУСАЛАЕВОЙ) поcтавлены:
   - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#100
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка" . Часть 8-я (N 171-180)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt.shtml#107.5
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 21-я (N 231-240)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt7.shtml#172
  
  Военные фото Маргариты пoставлены в "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#47 - A.C.
  
  (2) - ещё одна статья о Светлане КОНОВАЛКОВОЙ поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 17-я (N 191-200)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9.shtml#194 - A.C.
  
  
  
  
  

173. LipetskMedia.ru (15.02.2016)

  

У войны родины нет

  
 []
  
  «Вот на этих фото — улицы Кабула. А это в городе Орджоникидзе в Северной Осетии. Это на территории Кабульского госпиталя. Это ребята из десантного полка. Нейрохирургическое отделение. Мы с коллегами на территории госпиталя, а на заднем плане — горы, там мирные жители...» Имена, фамилии многих уже забылись, но не стёрлись из памяти лица тех, с кем пришлось работать в Афганистане.
  
  После окончания Липецкого медицинского училища Любовь пришла в военкомат получать военный билет. Медицинские работники ведь считаются военнообязанными. Настроение было невесёлым. Военком поинтересовался: в чём причина? Честно сказала, что направление после окончания училища выдали в родной Воловский район. Это, конечно, хорошо, но ей очень хотелось поработать где-то ещё. «В госпитале будешь?» «Буду». Вернулась в училище и сказала, что от направления отказывается.
  
  Нет, за словом «госпиталь» ей виделась не романтика и лёгкая работа, понимала: место неспокойное. А где работать-то? Уже через считанные дни вчерашняя студентка оказалась в гарнизонном госпитале 41567 города Орджоникидзе, что в Северной Осетии. Сначала была медсестрой, потом назначили старшей — хирургического отделения.
  
  «Военные врачи были очень хорошие, мы — медсёстры, санитарки — многому учились у них. В первую очередь — отношению к больным. Они поступали не только из военных частей, которых там было немало, но и из Афганистана привозили долечиваться», — говорит она.
  
  О том, что придётся работать в Афганистане, Любовь и не предполагала. Пять лет шли своим ходом. Коллектив хороший, врачи профессиональные. Ну а то, что от дома далековато… Признаётся, что одинокой там себя не чувствовала. На такой серьёзной работе не до скуки.
  
  Спустя пять лет предложили поработать в центральном советском военном госпитале города Кабула. Написала рапорт без промедления. И вот уже снова в дороге, теперь из Северной Осетии путь лежит в Минеральные Воды, оттуда — в Ташкент, из Ташкента на транспортном самолёте ИЛ-76 до Кабула. В Ташкенте пробыли трое суток. На сборном пункте проходили проверку. «Особисты» смотрели документы, задавали вопросы: где работала, кто родители, как попала сюда? Отвечала уверенно и спокойно. Проверка пройдена. Что впереди? Эти три года были не такими спокойными, как там, в Осетии.
  
  «Повидала я ужасы», — говорит Любовь Витальевна. Медсестре нейрохирургического отделения пришлось в живую увидеть, что делает со здоровыми, молодыми и красивыми мужчинами, отдававшим долг своей Родине и защищавшими другую страну, война. Разбитые головы, позвоночники, оторванные руки, ноги. Много смертей случилось на её глазах. Умирали 19-20-летние ребята — русские, украинцы, белорусы, узбеки, таджики... Со всего Советского Союза.
  
  «Они все так хотели жить! Выжить! Мечтали вернуться домой, обнять матерей. Изо всех сил терпели адские боли, а мы, глядя на них, превозмогая душевную боль, спасали им жизни, — продолжает свой рассказ Любовь Витальевна. — Одни выживали и возвращались в строй, другие становились инвалидами, третьи … для третьих госпиталь был последним пристанищем на земле. А у войны, какой бы она ни была — Великой Отечественной или афганской — нет родины».
  
  Свои последние минуты жизни в Кабульском госпитале провёл наш земляк из села Васильевка Александр Бачурин, награждённый орденом Красной Звезды посмертно. Любови Витальевне очень нелегко вспоминать об этом. Украдкой, чуть отвернувшись, вытирает слёзы, рассказывая о тех днях.
  
  Было 10 ноября, её день рождения. Как обычно пришла на работу, хотела угостить коллег чаем и тортом. В это время хирурги оперировали. По окончании операции сказали: «Вот карта, прооперировали мальчика. Посмотришь...»
  
  Взглянула на карту — ёкнуло сердце: из Липецкой области... Воловский район?! Ёкнуло снова. Из Васильевки?! Волнение охватило всю её душу. Земляк! Земляк! Саша был водителем, доставлял боеприпасы. Снайпер прострелил ему голову. В том бою их колонну обстреляли душманы. С такими же тяжёлыми ранениями в тот день поступило вместе с ним ещё человек 7-8. Пока их оперировали, командир ждал, когда сможет увидеть их снова. Александра не стало 19 ноября 1987 года. Все эти дни он так и не пришёл в себя. Врачи ещё удивлялись — как долго он прожил. Дышал сам, без аппарата искусственного дыхания. Душа юного бойца боролась за жизнь. А ведь ещё какой-то месяц назад, 6 октября, ему исполнилось 19 лет. ДЕ-ВЯТ-НАД-ЦАТЬ!!! Когда Саши не стало, в тот день дежурила другая смена…
  
  Каждый день в Кабульском госпитале был неповторим и по-своему трагичен. В дни, когда по календарю значились советские праздники, душманы старались бить наших больше всего. Тогда в госпитале был наплыв. За эти годы пришлось сдать кровь столько раз! Однажды война наступила почти на самую пятку и ей самой. Рядом с госпиталем взорвалась начинённая гранатами машина.
  
  «Взрывная волна была не передать какая, — рассказывает Любовь Витальевна. — Я отлучилась по работе, куда-то ушла. А тут стёкла полетели, шум! Слава Богу, никто не пострадал. Рядом с госпиталем находились американское и индийское посольства. Душманы, вероятно, думали, что они нам помогают, вот и решили устроить сладкую жизнь».
  
  Было немало и светлых минут в госпитале: когда его стены покидали солдаты, горячо обнимая весь медицинский персонал, когда врачи запечатлевали на плёнку своих фотообъективов коллег в процессе работы, когда проходил конкурс «Лучшая медицинская сестра». Любовь Витальевна заняла тогда пятое место из 12 участниц.
  
  «Вот на этой фотографии я после конкурса вместе с коллегами, сидим, делимся впечатлениями, — вспоминает моя героиня. — Вот наш пациент вызвался мне помочь: на нём я показываю, как измерять кардиограмму, давление. Тот конкурс был посвящён 8-летию госпиталя. Каждое отделение должно было подготовить свою эмблему. Что ещё помнится? Певец Александр Розенбаум давал свой концерт, а в очередную годовщину Октябрьской революции Кабульский госпиталь посетил известный тогда афганский политический деятель Бабрак Кармаль и подарил мне книгу на афганском языке».
  
  Вернувшись на Родину, Любовь Норова ещё не один год работала медсестрой в областном центре. После смерти мужа вернулась в село Казаково Спасского сельсовета, в родительский дом, где и живёт ныне. До пенсии работала в комплексном приёмном пункте «Бытсервиса». Ведёт небольшое хозяйство. Вот и вся трудовая биография.
  
  Но даже по прошествии лет не забывает она тех, с кем работала, а правильнее будет сказать, служила в Афганистане. Ведь медработники — военнообязанные. Переписывается, бережно хранит фотографии, а в социальной сети отыскала коллег, знакомых солдатиков. Встреча с коллегами состоялась единственный раз в 1990 году в Подмосковье. Из своего отделения она тогда так никого и не встретила. Перед этим на вокзале познакомилась с медсестрой из Липецка, которая тоже работала в Афганистане, но в другом госпитале.
  
  «Это Валерий Фёдорович — начальник нейрохиругического отделения. Он приехал из Ленинградской медицинской академии. Это наше приёмное отделение. Мы с генералом Ленинградской медицинской академии. Эта фотография в академии тоже висит. Это в Орджоникидзе полковник один в госпитале…» - рассказывает Любовь Норова, показывая снимки из домашнего архива.
  
  А ещё… в саду её дома могила солдата времён Великой Отечественной войны. В 1942 году летом завязался бой. Вместе с товарищами из заградотряда, в котором было человек десять, молодой снайпер открыл по фашистам огонь. Здесь, в саду, и была ямка в несколько штыков, из которой он стрелял. Немцы его убили, винтовку сломали, а под тело солдата положили гранаты и ушли. Прадед Любови Витальевны, ставший тому свидетелем, поговорив с родными, решил — трогать не будем. Аккуратно в этой яме, оставшегося в сидячем положении, и похоронили. Незадолго до боя бабушка Любови Витальевны, Александра Григорьевна, дочь её прадеда, успела с бойцом пообщаться. Узнала, что звали его Виктор Алексеевич Быхов, а может, Быков, старший лейтенант, ему примерно 20-23 года, родом из Московской области, детдомовский. Показал фото, на котором он с девушкой. Много не рассказывал, был уверен, что останется живым. Симпатичный, подтянутый, светловолосый. Каждый год на Троицу Александра Григорьевна клала на могилу цветы или веночек и приговаривала: как родному брату. Её брат-коммунист погиб на Кавказе. Вот и лежит солдатик здесь, в саду, рядом с домом. Документы его, книжку красноармейца, бабушка Любови Витальевны успела вытащить из кармана, чтобы в последующем найти родных или однополчан. А получилось так, что после войны местная жительница, почтальонка, вызвалась помочь: отошлю по почте в Москву, в военкомат, вдруг ответят? Доверились. Только потом она уехала, а что с документами стало — неведомо.
  
  Дед Любови Норовой Иван Анохин воевал в японскую, финскую, Великую Отечественную, освобождал Крым. Был председателем сельсовета. Занимался изучением истории родного края. Когда после войны местные жители собирали останки погибших, чтобы похоронить их в одном месте, он не разрешил трогать могилу бойца. Трое погибших из заградотряда похоронены в братской могиле рядом с местной школой, остальные — в деревне Майский Луч Спасского сельсовета. В середине 70-х годов отец Любови Норовой, Виталий Григорьевич, сделал с родными оградку, гробницу, установил скромный памятник с красной звездой. Хвойные деревья посадил. Летом здесь горлица вьет гнездо. Дети Любови Витальевны войны не видели, но вместе с ней ухаживают за могилой солдата, ставшего им давно родным.
  
  … В августе 2014 года Любовь Норова, в числе 52 земляков, была награждена юбилейной медалью в память 25-летия окончания боевых действий в Афганистане. Она была единственной женщиной среди мужчин.
  
  "ЛЕНТА МЕДИАСООБЩЕСТВА" ВОЛОВСКИЙ РАЙОН
  
  Отсюда: http://lipetskmedia.ru/community/smi/newspapers/66/2899/
  
  
  
  
  

174. Мелитополь РА (30 октября 2015)

  

Человек на войне познается в считанные дни, - операционная медсестра

  
 []
  
  Сегодня, 30 октября, старшей операционной медсестре травматологического отделения многопрофильной больницы № 1 Наталье Полищук вручили медаль от Президента.
  
  По словам начальника отдела управления соцзащиты Мелитополя Светланы Семенишиной, медали, выпущенные к 25-летию вывода советских войск из Афганистана, постепенно вручаются всем афганцами. Право получить медаль в Мелитополе имеют 670 человек. Среди них есть и женщины - бывшие медики, связисты. Одна из них Наталья Полищук до сих пор, как и в Афгане, работает операционной медсестрой.
  
  О своей службе очень скромная Наталья Юрьевна вспоминает неохотно. В 24 года молодая операционной сестра днепропетровской больницы была переполнена духом патриотизма. Поэтому пошла служить добровольно.
  
  - Пересекла границу в июле 1985 года, - рассказывает Наталья Полищук, - Молодой, совсем еще зеленой девчонкой. Ни мама, ни отец не знали куда и зачем я отправилась. Поначалу сообщила, что поехала работать медсестрой в Венгрию. Но после первого письма из дома не могла больше обманывать - написала родителям, что служу в медсанбате Кундуза. Первое письмо от мамы мне почему-то пахло розами. Я их так люблю. Сразу вспомнился родной дом, родители.
  
  Медсанбат, где операционной сестрой работала Наталья, находился недалеко от взлетной полосы. Обстрелы были часто, но пуль и снарядов девчонки пугались только первое время.
  
  - Помню, как мы в самом начале моей службы, прямо посреди ночи выбежали в ночнушках на поле, - вспоминает Наталья Юрьевна. - Испугались обстрела. А потом уже даже в убежище не спускались. Человек такое существо - ко всему привыкает. Верили в судьбу - если умереть, то это судьба.
  
  Наталья Юрьевна оперировала как наших солдат, так и местных жителей. Приходилось и роды принимать, и уколы делать. Вспоминает, что медсанбат был оборудован и снабжен медикаментами лучше советской больницы. Были все лекарства и перевязочные материалы.
  
  - Человек на войне познается в считанные дни, - говорит Наталья Юрьевна. - Все, что в мирной жизни можно узнать о людях спустя годы, там проявляется сразу же. Было видно, кто приехал в Афган за длинным рублем, кто в поисках мужа, кто по принуждению, а кто из патриотических чувств.
  
  Через три года службы вернулась к родителям в Мелитополь. И уже на Родине нашла свое счастье. Муж Натальи Полищук тоже воин - афганец, поэтому общих тем для разговоров за семейным столом у супругов очень много. А вот дочь по стопам мамы не пошла, карьеру медика не выбрала, живет и работает в в Киеве.
  
  Автор: Елена Владимирова
  
  Отсюда: http://ria-m.tv/news/48042/chelovek_na_voyne_poznaetsya_v_schitannyie_dni_operatsionnaya_medsestra.html
  
  
  
  
  

175. Газета «Сарбаз» (24.06.2016)

  

Тайна любви: она поехала за возлюбленным в Афганистан

  
 []
  
  Женщины в погонах есть во всех родах и видах войск: Силах воздушной обороны, Сухопутных войсках, Военно-морских силах, аэромобильных, ракетных, артиллерийских войсках... Прапорщик Любовь Таставлетова отдала армии 25 лет по зову сердца и ни разу не пожалела об этом.
  
  История службы в армии Любови Александровны началась с любви к молодому лейтенанту Сабиту Таставлетову, выпускнику Курганского высшего военно-политического авиационного училища. А началась она в 1984 году в южном российском городе Краснодаре, где он находился в служебной командировке. Познакомившись однажды в одном из ресторанов с офицером, девушка навсегда связала свою жизнь с армией. После судьбоносного знакомства лейтенант Таставлетов по долгу службы уехал, и дальнейшие их отношения развивались через письма. Пока Сабит Жумабекович не сообщил Любови об отъезде в долгую заграничную командировку в солнечный Афганистан (как принято было тогда говорить) для исполнения интернационального долга, а по сути на войну….
  
  Не мыслящая жизни без возлюбленного, молодая девушка принимает судьбоносное решение и отправляется вслед за будущим мужем. По распределению военкомата Любовь Александровна попадает в провинцию Афганистана Пули-Хумри, где должна была работать заведующей столовой, так как ее гражданская профессия – техник-технолог. Однако вскоре переезжает в провинцию Газни.
  
  Осознав в полной мере глубину своих чувств друг к другу, спустя полтора года молодые поженились. 1 декабря 1986 года в посольстве СССР в Демократической Республике Афганистан в городе Кабул два любящих сердца соединились вместе и стали законными мужем и женой.
  
  Два года жизни Любовь Александровна служила за рубежом, будучи заведующей летно-технической столовой. После Афганистана чета Таставлетовых прибыла в город Троицк, где на мирной Южно-Уральской земле в 1989 году в день весеннего равноденствия у них родилась дочь Диана.
  
  В 1991 году в связи с переводом по службе семья переехала в город Костанай, на родину Сабита Жумабековича. До 1994 года Любовь Александровна работала кладовщиком склада АТИ войсковой части 39208, в этой же части служила на должности старшего писаря штаба, а далее в должности водителя и начальника пункта заправки горючим. С декабря 1997 года по июнь 1998 года она – старший диспетчер оперативного расчета войсковой части 45200. После сокращения части с выводом личного состава за пределы Казахстана военнослужащая женщина остается на Родине мужа и продолжает службу уже в войсковой части 26032 в должности ответственного исполнителя строевой части.
  
  Здесь Любовь Таставлетова прослужила вплоть до июля 2004 года на должностях ответственного исполнителя штаба, ответственного исполнителя комендатуры. В июле 2004 года войсковая часть была ликвидирована, и Любовь Александровна перевелась в войсковую часть 27957, где она стала начальником радиопункта взвода связи, а затем и начальником передающего радиопункта - начальником отделения связи и радиотелеграфистом взвода связи. С июня 2011 года она была переведена в войсковую часть 45013 на должность начальника аппаратной телеграфной ТЛГ ЗАС, с которой ушла на заслуженную пенсию, отдав службе 25 лет своей жизни.
  
  Когда перед прапорщиком Таставлетовой встал выбор – продолжить служить Отечеству или спокойно жить на «гражданке», она без раздумий выбрала первый вариант. В настоящее время Любовь Александровна занимает должность специалиста поста засекреченной и специальной связи, ее трудовые будни наполнены совершенствованием приобретенных навыков. По ее словам, главная задача - всегда быть в форме.
  
  - Не обязательно следовать примеру героини Деми Мур из кинофильма «Солдат Джейн» и участвовать в боевых операциях. Участвовать в бою, соприкасаться с противником – все-таки мужское дело. Но обеспечивать боевые действия может кто угодно – и женщина, и мужчина. Сейчас очень много должностей, которые не связаны с соприкосновением с противником, -утверждает прапорщик Таставлетова.
  
  В 2009 году она получила медаль «За безупречную службу» как единственная женщина в Силах воздушной обороны, прошедшая Афганскую войну и до сих пор находящаяся в строю.
  
   Любовь Александровна с гордостью носит парадную форму с множеством заслуженных орденов, между тем она счастливая мама, а с недавних пор и бабушка. Про таких женщин, как прапорщик запаса Любовь Таставлетова, говорят «цветущая» и всегда провожают взглядом. И дело не только в легкой походке и модном наряде. Наверное, такое ощущение придает энергетика счастливого человека, довольного своей жизнью, профессией.
  
  Майор С. Большаков, начальник дежурной смены центра УВД СВО ВС РК г. Костанай
  
  Отсюда: http://sarbaz.kz/ru/army/tayna-lyubvi-ona-poehala-za-vozlyublennym-v-afganistan-161751236/?sphrase_id=370709
  
  
  
  
  

176. Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 (12.03.2013)

  

Необычное хобби: женщина-прапорщик шьет платья куклам

  
Запах смерти не убил тягу к жизни
  
  
  
 []
  
  Первая в Северной Осетии женщина-прапорщик, прошедшая афганскую и чеченские кампании, шьет платья куклам.
  
  У нее очень красивое осетинское имя Земфира. Сейчас девочек так редко называют. А тогда предпочитали «классику»: Фатима, Земфира, Дзерасса. И когда в горняцком поселке Мизур у Гаппола и Валентины Дзасоховых родилась дочь, ее нарекли гордо и звонко Земфира. Отец – заслуженный шахтер, мама всю жизнь проработала в пекарне, а девочка уже с детства видела себя медиком. Окончила медицинское училище, устроилась санинструктором в танковый полк и неожиданно для самой себя стала первой женщиной-прапорщиком в Северной Осетии.
  
  - Сначала я и сама не совсем поняла, что это такое. Хотя было приятно, что начальство из Ростова поздравило. Но потом звание дало мне возможность перейти на должность фельдшера, да и в зарплате разницу почувствовала, - смущенно улыбается Земфира Гапполаевна.
  
  Фельдшером она и прошла всю афганскую войну, потом по этой же специальности работала в 58-й армии.
  
  Кстати: Земфира Дзасохова награждена медалями «За боевые за слуги», «За отвагу» и орденом «За заслуги».
  Дзасохова не скрывает, что в 1984-м году вызвалась служить в Афганистане из-за квартиры. У сельской девушки появилась реальная возможность не скитаться по съемным углам, а заслужить свои собственные квадратные метры.
  
  - Министр обороны СССР Сергей Соколов издал указ обеспечить всех офицеров, убывающих служить в Афганистан, жилой площадью, вот я и написала рапорт, - рассказывает моя собеседница.
  
  Шел месяц май. Когда приземлились в Афганистане, сразу в лицо горячий афганский воздух и запах смерти и войны.
  
  - Его я никогда не забуду, - Земфира Гапполаевна невольно морщится, как будто в лицо опять ударил палящий, пропитанный кровью и потом суховей. – Вы знаете, мы часто бываем в школах, музеях, общаемся с молодежью, и вот в музее защитников Суарского ущелья села Дзуарикау опять он, запах войны. Наверно, от снарядов и касок, которые там хранятся».
  
  
Среди своих?
  
  - 682-й мотострелковый полк, в/ч пп 86997 – эти цифры врезались в память навечно, - признается Зифа, так ее называют родные и друзья. – Я - фельдшер. Заведую аптекой в кишлаке Руха.
  
   Когда советские войска вошли в кишлак, мирных жителей там уже не было. Только пустые саманные дома. Аптека – в строении, где раньше содержался скот. Работы было очень много. Самый боевой полк в Афганистане.
  
  - Мы выписывали рецепт за рецептом, оказывали врачебную помощь. Нас молотили снарядами с утра до ночи, мы теряли много ребят, - рассказывает женщина.
  
  Война моментально срывала все маски: перед смертью все равны, а в Афгане она присутствовала каждую минуту.
  
  В январе 1987-го вернулась домой. Первое время в мирной жизни было очень трудно, долго привыкала к обычным вещам.
  
  - Там я твердо знала, что нахожусь среди своих, а здесь… - на ее глаза невольно наворачиваются слезы. - Написала повторный рапорт на отправку в Афганистан, но командование решило - хватит.
  
  Однако на этом военные будни не закончились. За хрупкими женскими плечами – две чеченские кампании.
  
  
Мирное хобби
  
  Несмотря на тяжелое военное прошлое и боевые награды, Земфира Гапполаевна в душе, наверно, по-прежнему маленькая девочка из шахтерского поселка Мизур. Ее хобби необычно: она покупает кукол и превращает их в прелестных барышень. А потом дарит друзьям, дочкам и внучкам друзей.
  
  - Мы тяжело жили, у меня в детстве не было кукол, а тут приехала сестра Аза и подарила мне большую куклу. Я расплакалась, - вспоминает женщина. – Не могла ей налюбоваться. А потом пошла к известной в республике мастерице по пошиву свадебных платьев Изольде Гогичаевой, и она мне вручила целый ворох кусочков тканей, кружева, бисер… Вот я и шью наряды, даже ночью бывает, и получаю от этого колоссальное удовольствие.
  
  Отсюда: http://www.stav.aif.ru/society/law/158685
  
  
  
  
  

177. Yashkulrmo.ru

  

"Афганистан в моей душе..."

  
Горные тюльпаны чуть не стоили ей жизни
  
   По приблизительным данным, потери СССР за период нахождения на территории Афганистана с декабря 1979 года по февраль 1989-го составили около 15 тысяч человек. Армия постоянно нуждалась в пополнении личного состава. В воинские части, задействованные в операции, направлялись призывники со всего Союза. По собственному желанию попасть в горнило настоящей войны решался не каждый. Тем удивительнее, что в числе добровольцев в этой «горячей точке» оказалась наша землячка Оксана Чилгирова.
  
   До отправки в Афганистан она работала в должности начальника 2-го отделения Яшкульского райвоенкомата. Многие местные призывники к тому моменты уже прошли Афганистан. Переживая родных, отправлявших своих сыновей и братьев на войну, а также истории о подвигах советских солдат, погибших и раненых в неравных боях с моджахедами, не давали Оксане покоя. Хрупкая молодая девушка без раздумий решила поменять спокойную размеренную жизнь на суровую фронтовую обстановку. Командование СКВО, утвердив рапорт прапорщика медицинской службы Оксаны Чилгировой, направило ее в г.Шиндандт.
  
   Ее путь пролегал по маршруту Ростов – Ташкент – Кабул. Средняя Азия встретила Оксану июньским зноем. Уже ранним утром на военном аэродроме стояло настоящее пекло, вокруг все суетились, двигалась техника, прибывали новые «борты» (военно-транспортные самолеты). Вдалеке раздавались взрывы, на которые никто не обращал внимания. Некоторое время спустя к военному распорядку привыкла и Чилгирова.
  
   За время службы (с 22 июня 1987 года по 15 февраля 1989 года) начальником медицинского пункта – фельдшером танкового батальона наша землячка повидала многое. Сторожевая застава «Фарахруд», куда она попала по распределению, была стратегически важным объектом – в ее задачи входило охранять мост через одноименную реку.
  
   Фельдшер батальона Чилгирова неоднократно принимала участие в боевых спецоперациях и вылетах на сторожевые посты, оказывала помощь раненым и больным, проявляя при этом мужество и хладнокровие. Также ей приходилось часто ездить в кишлаки, чтобы оказать квалифицированную медицинскую помощь детям и женщинам. Помимо автомата Калашникова, который всегда находился у Оксаны под рукой, начальник группы боевого охранения майор Алиев убедительно посоветовал ей взять «эфку» (ручную оборонительную гранату Ф1) и в случае надобности дернуть за чеку. К счастью, первые и последующие вызовы прошли благополучно.
  
   Но инциденты все же случались. Так, однажды пытавшийся пробраться из «зеленой зоны» на их сторожевую заставу местный мальчишка был тяжело ранен в живот. Ему срочно требовалось хирургическое вмешательство. Рассчитывать на попутные караваны, возвращавшиеся в Шиндандт, не стоило – они шли слишком медленно. Еще опаснее было выезжать без охраны за 120 километров от заставы. Смелость и, в первую очередь, ответственность за здоровье ребенка, вспоминает Оксана Аркадьевна, заставили ее рискнуть. Чилгирова все добилась разрешения на выезд и на «Урале» доставила мальчишку в госпиталь. За спасение мальчика его родственники в знак благодарности подарили Оксане барана.
  
   По словам моей собеседнице, опасность поймать шальную пулю преследовала всех и везде. «Во время одного из боевых выездов наша бронеколонна встала на привал, - рассказывает Оксана Аркадьевна. Взору открылась необыкновенной красоты поляна, на которой цвели горные тюльпаны. Я не выдержала и кинулась собирать их для своей подруги – киргизки Атиры Джакупаевой. Роскошные цветы чуть было не стоило мне жизни. Через мгновение со всех сторон мне закричали, что вокруг мины… Бог меня миловал».
  
   Стойкость характера, воинская отвага, патриотизм калмыцкой девушки снискали ей особое уважение среди сослуживцев. После вывода войск из Афгана и расформировали ее часть, старший прапорщик Чилгирова долгое время пыталась привыкнуть к гражданской жизни. Внутренняя тяга к служению Родине, преданность воинскому долгу и присяге не позволили ей поменять род деятельности. Через несколько лет она была принята в органы госбезопасности Калмыкии.
  
   Сейчас Оксана Аркадьевна находится на заслуженном отдыхе, а приобретенным навыкам военного фельдшера, как и клятве Гиппократа, она остается преданно.
  
  Отсюда: http://chilgirsosh.ru/vospitatelnaya/113-afganistan
  
  
  
* * *
  
  
 []
  
  Я снова куда-то спешу, как всегда,
  Сквозь встречи, прощанья и споры,
  А память несёт меня снова туда,
  Где к небу вздымаются горы…
  
   18 марта в Центральной библиотеки п. Яшкуль состоялась встреча учащихся старших классов с Чильгировой Оксаной Аркадьевной, единственной в Калмыкии женщиной воином-интернационалистом, проходившей службу в Афганистане. До службы в Афганистан Оксана Аркадьевна окончила Элистинское медицинское училище, работала в должности начальника 2-го отделения Яшкульского райвоенкомата. Молодая хрупкая девушка поменяла спокойную размеренную жизнь на суровую фронтовую обстановку.
  
  Командование СКВО, утвердив рапорт прапорщика медицинской службы Оксаны Чилгировой, направило ее в г. Шиндандт Демократической Республики Афганистан.
  
  За два года службы начальником медицинского пункта - фельдшером танкового батальона Оксана Чилгирова неоднократно принимала участие в боевых спецоперациях и вылетах на сторожевые посты, оказывала медицинскую помощь раненым, больным местного населения. Стойкость характера, воинская отвага калмыцкой девушки снискали ей особое уважение среди сослуживцев. После демобилизации Афганистана, старший прапорщик Чилгирова, до ухода на песнию, продолжила службу в органах госбезопасности Калмыкии.
  
  На встрече Оксана Аркадьевна рассказала о себе, своей семье, боевом пути. Учащиеся с особым интересом слушали рассказы отважной землячки о годах службы в Афганистане, друзьях-однополчанах.
  
  Сейчас капитан запаса Оксана Аркадьевна находится на заслуженном отдыхе. Награждена юбилейными медалями "Воину - интернационалисту от благодарного афганского народа", "Навеки вместе" в память 400-летия добровольного вхождения калмыцкого народа в состав Российского государства, "70 лет Вооруженных сил СССР».
  
  В канун празднования Международного Женского Дня-8 марта ей присвоено звание «Почетный гражданин Яшкульского района».
  
  Отсюда: http://yashkulrmo.ru/news/news/1926-afgan.html
  
  
  
  
  

178. Привет.ру (15.02.2013)

  

ЖЕНЩИНА НА ВОЙНЕ

  
Я больше не могла видеть кровь, ребят с ампутированными руками и ногами, слышать стоны
  
  Это была странная война. Вроде воевали, но нигде об этом официально не сообщалось. В мирное время молодые парни гибли, приезжали искалеченные физически и морально. Война, на которой велись боевые действия во имя исполнения интернационального долга перед Афганистаном. Где то странное далекое государство и где — мы? Но она была, и продолжалась в два раза дольше, чем Великая Отечественная война — с 1979 по 1989 год. Свыше 14 тысяч советских воинов погибли на чужой земле, 6 тысяч скончались впоследствии от ран и болезней, 311 человек пропали без вести. Это были самые большие потери Советской Армии со времен Великой Отечественной войны.
  
  15 февраля в Беларуси традиционно отмечается День памяти воинов-интернационалистов. По информации Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, около 30 тысяч граждан нашей страны прошли через горнило Афганской войны, более полутора тысяч получили ранения, контузии, увечья. 718 ребят вернулись домой инвалидами, 771 — погибли.
  
  
Партия сказала "надо"!
  
  Были на той войне и женщины: медсестры, повара, телеграфистки, прачки, продавцы, машинистки, библиотекари. На войну они попадали по разным причинам. Кто-то ехал в надежде заработать и помочь семье, кто-то сбегал на войну от неразделённой любви в надежде, что война поможет забыть эту боль. А кого-то отправляли на войну так, что отказаться было невозможно. "Родина сказала — надо, комсомол ответил— есть!"
  
  Так попала в Афганистан медицинская сестра Татьяна Евпатова.(1) В начале 80-х годов прошлого столетия страна находилась за "железным занавесом", многие хотели поработать за границей. Сделать это можно было в том числе через военкомат. Отправляли в страны, дружественные СССР: ГДР, Польшу, Чехословакию, Венгрию, Монголию... Таня хотела поехать в Германию, подала документы и забыла о них. А через два с половиной года ее вызвали в военкомат и сказали:
  — Вместо Германии мы предлагаем вам поехать в Афганистан.
  — Но я учусь и не хочу прерывать свое обучение.
  — Вы комсомолка?
  — Да!
  — Вот и подумайте о своем пребывании в комсомоле и заодно — в вузе. Даем вам время подумать до завтрашнего утра.
  
  "И что мне оставалось? — вспоминает Татьяна. — Это был 1982 год, мы были воспитаны в духе патриотизма, на него и "давили". Я ведь медик, кто-то же должен помогать нашим ребятам. О той войне мы ничего не знали, прочитать об этом было негде, спросить не у кого. Обещали хорошие условия, проживание в гостинице".
  
  — А мама? Ей сказали?
  — Маме я сказала, что еду в Германию. Не решилась, не могла вот так сразу, знала, что причиню боль. Одно слово "Афганистан" вызывало страх и ужас. Но в первом же письме призналась, поняла, что не смогу врать и сочинять — не хватит фантазии. Надо сказать, мама приняла это мужественно: ты — медик, раз решила — так тому и быть. Только сейчас, когда у самой есть сын, я понимаю, что пришлось ей тогда пережить.
  
  Так, в мае 1982 года я в качестве операционной и перевязочной медсестры попала в полковой экспериментальный медпункт, находившийся на севере Афганистана, в городе Файзабад. Пока ехала, рассматривала совершенно чужую для меня страну: горы, покрытые рыжим песком; выжженная трава; мужчины в рваной одежде, передвигавшиеся верхом на ослах; женщины, закутанные в паранджу, с огромной поклажей на голове. Позже оценила и красоту той земли, особенно весной, когда горы покрывались зеленой травой, ярко-красными маками и какими-то неизвестными нам синими цветами. Зрелище было завораживающим. Никогда и нигде больше не видела я такой радуги — вертикальные столбы в полнеба. И такого ночного неба — без единой звезды, с громадным месяцем, расположенным почти горизонтально, вверх рожками.
  
  
Женщина на войне — это уже подвиг
  
  — В каких условиях жили?
  — Никакой гостиницы, конечно, не было, жили мы в брезентовых палатках, в них же размещались ординаторская, операционная, амбулатория и стационарное отделение. Два хирурга, два терапевта, анестезиолог, стоматолог и шесть медсестер — таким был состав нашего экспериментального медпункта. Таких "центров" в Афганистане было два, хирургическая помощь оказывалась в полном объеме, а не по принципу “наложил повязку, а дальше по этапу — в медсанбат, госпиталь”, как было принято раньше.
  Ночью между внешним и внутренним слоями палатки, где мы спали, бегали крысы. Они прорывали внутренний потолочный слой брезента и падали на нас. Чтобы как-то защититься, делали себе марлевые балдахины, хоть не на голое тело сваливались эти твари. Жара и духота была невыносимая — даже ночью за 40 градусов. Смачивали простыни, накрывались ими. А в октябре по ночам уже были морозы. Обогревать палатку буржуйкой было опасно, мог возникнуть пожар, так и спали в бушлатах.
  
  Туалет — деревянная будка — стоял на пустыре. Не всегда удобно, конечно, было бегать туда, особенно по ночам. У нас и душ был: обтянутый брезентом каркас, вверху бочка с водой и — небо над головой.
  — Романтично!
  — Да, если учесть, что рядом был аэродром, и вертолетчики очень любили кружить над нашей душевой. Их это так забавляло: хоть они и не видели, кто там, но девчонки визжали от страха. А что еще надо молодым парням? Мы потом уже привыкли, перестали бояться, ведь сверху им все равно было не разглядеть нас.
  
  Каждый день нас кормили рыбой: красной и белой. Первая — это консервы в томате, а вторая — в масле. Плюс тушенка и сгущенка. Спасением стало подсобное хозяйство, которое завели благодаря нашему командиру полка Артуру Татевосовичу Арутюняну. Выращивали овощи, развели кур, выкармливали поросят. Он всегда очень заботился о своих подопечных.
  
  Все наши платья, которые мы привезли из дому, от жары быстро превратились в ветошь. Какая радость была для нас, когда в местный магазин – "комок" — завезли ситчик. Мы из него себе сшили вручную одинаковые сарафанчики: два шва по бокам и бретельки. Материал не выдерживал, а нам приходилось держаться и работать — спасать наших парней, возвращать их в строй. Вопреки всему: усталости, жаре, холоду, бомбежкам, отсутствию инструментов и материалов. Когда не было электричества, приходилось работать в операционной при свете керосиновых ламп.
  
  Так было досадно, когда перед операцией вскрываешь катушку шелка и видишь, что шовный материал, который прислали из Союза, превратился в труху. Наверное, лежал на складах еще со времен Великой Отечественной войны. Что делать? Брала у летчиков парашютные стропы, вытягивала из них нити, стерилизовала и — вперед! Те медики, которые отбывали в отпуск, привозили из Союза инструменты и хирургический материал: атравматические иглы, сосудистые зажимы, нити.
  Мою заявку на инструменты и материалы выполнили только через три года!
  
  — А что было самым трудным? Быт, неустроенность, психологическое напряжение, усталость, страх?
  — Самым трудным было терять людей. Вчера еще разговаривали с парнем, а сегодня его привозят как материал для операции. Смотреть на то, что молодые ребята остаются инвалидами: без рук, без ног, без глаз. Мы ведь понимали, что в этом возрасте остаться инвалидом — это приговор. Кому они будут нужны? Конечно, мамам, но ведь у многих были молодые жены, девушки. Были, конечно, счастливые случаи. Например, капитану Володе пришлось ампутировать обе ноги. Мы все переживали, как же он будет жить, такой молодой, а уже инвалид?.. Но хоть живой... А через год узнали, что на родине у капитана есть девушка. Вместе с его мамой она выходила парня, заказали протезы и уже готовятся к свадьбе!
  
  Младший лейтенант Сергей поступил с такими ожогами, что узнать в нем знакомого нам красавца было невозможно: обгорели лицо, шея, грудь, спина, ноги. Больно лежать, невозможно стоять... Но ожоги были не смертельные. Позже мы еще шутили: ну вот, Сергей отпуск от бритья получил...
  
  Не один десяток молодых солдат и офицеров прошел через наш медпункт за эти два года. Конвейер жизни и смерти...
  — Когда видишь смерть каждый день по нескольку раз, к ней можно привыкнуть?
  — Нет, нельзя. Умирать в молодом возрасте — это противоестественно. Человек должен прожить свою жизнь, должен вырастить детей, дождаться внуков. Нельзя его вырывать из привычной жизни, отлучать от матери, жены, детей. Каждый год 15 февраля, когда я прохожу по мосту на Острове Слез, где стоят солдаты с портретами погибших в Афганистане, я не могу сдерживать слезы. К этому невозможно привыкнуть, хотя прошло уже более тридцати лет. И каждый раз я думаю о родителях погибших ребят и желаю им здоровья и сил. Для того, чтобы они жили и рассказывали о своих сыновьях. Чтобы их помнили...
  
  
Когда наступает предел?
  
  — Вы были тогда молодые. Несмотря на все тяготы, хотелось жить, веселиться, влюбляться…
  — Да, сейчас я думаю, что все это смогла пережить только потому, что была молодая. Конечно, по мере возможности устраивали себе праздники, дружно и весело отмечали дни рождения — нам ведь чуть более 20 лет было! Помню, на Новый год нарядили сосенку, привезенную одним из отпускников из Ташкента. В качестве мишуры приспособили гильзы, обернутые фольгой из-под шоколада, яркие металлические банки из-под газированных напитков. На столе — дефицитные тогда в Союзе икра, консервированная ветчина... А нам больше всего хотелось кефира с обыкновенной булкой (хлеб в нашей столовой был исключительно из ржаной муки).
  
  Влюблялись и даже играли свадьбы. Наша сестра-анестезистка Дуся вышла замуж за лейтенанта Нурсултана. Свадьбу отпраздновали в полковой столовой. Когда Нурсултан отправился сопровождать колонну “наливников” (машин с горючим), молодоженам оставалось чуть больше месяца до замены. ...Лейтенанта доставили на “вертушке”. По пути от посадочной площадки до операционной он еще успел прошептать бежавшей рядом с носилками жене: “Пустяки, Дуся, собирай чемоданы, готовься к отъезду”. Он умер на операционном столе: травмы легких и печени были несовместимы с жизнью. ...Маленькому Нурику, родившемуся через полгода в Союзе, было суждено узнать своего отца только по фотографиям.
  
  Многие думали, что я, да и все мы, медики, — бессердечные. Привезут, бывало, раненых, а девушки, работавшие не в медпункте, прямо у операционной начинают плакать. Я их прогоняю, а они мне: "Неужели тебе их не жалко?" Да жалко мне, невыносимо жалко, только спасать надо скорее, а не реветь!
  
  Но запас моего "железа" иссяк месяца за два до замены. Видимо, наступил предел. Я выскакивала после работы из операционной и рыдала. Больше уже не могла видеть кровь, ребят с ампутированными руками и ногами, слышать их стоны и, самое страшное, — терять своих друзей и знакомых.
  
  — Трудно было адаптироваться в Союзе?
  — Да, очень. Война — это своего рода чистилище моральных и нравственных принципов, там трусам и подлецам не место. Мы всегда помогали во всем друг другу, ели, пили из одной чашки, все было честно и открыто. А здесь все было по-другому. Я чувствовала к себе либо настороженное отношение, либо непонимание. Иногда и насмешки: мол, ехали туда за чеками (аналог валюты) или за женихами. Неприятно было слышать какие-то домыслы, искаженные рассказы о той войне, вопросы типа "а зачем вы туда ехали? Могли бы не ехать". Конечно, могла бы не ехать. Но кто бы тогда возвращал сыновей, мужей, братьев в семьи? Кто бы держал в руках их руки, кормил с ложечки, дул на раны, вытирал им слёзы – а ведь и мужчины умеют плакать! Кто бы кормил, обстирывал, телеграфировал да и просто подбадривал, не давал им закиснуть в страшной рутине военных будней?
  
  Я до сих пор с сталкиваюсь с невежеством и непониманием. Когда я прихожу в поликлинику с карточкой, на которой написано "ветеран войны", медработники (среди которых и мои ровесники) спрашивают: "Простите, а на какой это войне вы были?" Не всем хочется объяснять, что это была необъявленная война.
  
  Вернувшись домой, Татьяна навсегда ушла из медицины. Получила второе образование — филологическое. Работала какое-то время в школе, потом в СМИ. Но она по-прежнему, как и та "сестричка Таня" всегда первая спешит на помощь: измерить коллегам давление, дать совет, как вылечить кашель, а еще — на какой слог надо ставить ударение и где поставить запятую…
  
 []
  1. Фото из личного архива героини
  
  
  
 []
  2. Афганский пейзаж. Река Кокча
  
  
  
 []
  3. Ноябрь 1982 года. Вот в таких нарядах мы ходили, вот в таких палатках мы жили
  
  
  
 []
  4. Операция в палатке (справа на переднем плане командир полка Артур Арутюнян, слева - я)
  
  
  
 []
  5. Наши девочки. Я - вторая справа, мне только что вручили медаль "За боевые заслуги"
  
  
  
 []
  6. Меня провожают в Союз
  
  
  
 []
  7. На Острове Слез
  
  
  
 []
  8. "Сестричка Таня"
  
  
  
  Фото из личного архива героини
  
  Отсюда: http://blogs.privet.ru/community/NIKOLAY_ADAM/131346362
  
  ________________________________________________________
  (1) - военные фото Татьяны ГАЙСЕНКО (ЕВПАТОВОЙ) находятся в фотоальбоме "Файзабад, Чарикар, фотоальбом N 1" среди фотографии её сослуживиц
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/7.shtml - A.C.
  
  
  
  
  

179. Kovrov-bbratstvo.narod.ru

  

«Бухор, бухор, и бача нист...»

  Она не принимала участия в боевых действиях, но ее судьба неразрывно связана с Афганистаном и подтверждает, что с этой страной
  нас связывали давние добрососедские отношения, а советские люди действительно помогали строить экономику независимого государства.
  
  
«Бухор, бухор, и бача нист...»
  
  Этой яркой и мужественной женщиной я познакомился довольно забавно. Торопясь на работу, шел на остановку, когда услышал, как одна ковровчанка спрашивала другую: «Вы случайно не были в Афганистане? Расцветка вашего платья мне очень знакома. Не были? Очень жаль». Так я познакомился о «афганкой» Александрой Сергеевной Кучеренковой (в девичестве - Чабрикова), рязанской женщиной и,
  можно сказать, дважды ковровчанкой.
  
  Саша родилась в селе Поляны Рязанской области в многодетной семье. Когда девочке исполнилось четыре года, Чабриковы приехали в Ковров, где жили в общем бараке недалеко от ШРМ, - пятеро детей и родители. Отец отвоевал всю войну, подвозил на полуторке боеприпасы к линии фронта. Дважды его машина взлетала на воздух, но водитель чудом оставался жив. За такую «живучесть» фронтовику дважды грозил расстрел, однако судьба его хранила - «родился в рубашке».
  
  Александра Сергеевна рассказывает, что жили очень тяжело, бедно, как и большинство людей. И все же помогали другим. Во время войны взяли к себе в дом 18-летнюю девушку. А уже после Великой Отечественной, сама Александра с танцев привела Аню, девочку сироту, которая прожила в семье Кучеренковых 7 лет. Мама Александры хотя и возмущалась поначалу, но была человеком добрым, и Аня
  осталась.
  
  С детства у Александры «проклюнулась» любовь к математике и точным наукам. В 1954 году окончила железнодорожный техникум. Получила направление на Украину, где 45 лет, не щадя живота своего, отработала на предприятиях города Золотоноша Черкасской области. Была мастером, инженером, начальником автопарка, руководила женсоветом, боролась с алкоголиками, нескольких пьющих да нерадивых привлекла к ответственности.
  
  - Часто с начальством не уживалась, - говорит Кучеренкова, - из-за своего прямого характера. Не боялась в лицо сказать человеку, что думала о нем и работе. Но рабочие всегда уважали. Частенько меня бросали на прорыв, туда, где требовалось освоить новую технику. На Украине Александра Сергеевна вышла замуж за Ивана Михайловича, выходца из Орловщины. У супруга были золотые руки,
  ремонтировал станки с ЧПУ, получил много трудовых наград.
  
  В послужном списке Александры Сергеевны - работа на ремонтно-механическом заводе, в автопарке «Сельхозхимии», на маслозаводе, в одном из научно-исследовательских институтов оборонной отрасли.
  
  В 1963 году Кучеренковы поехали на стройку в Афганистан. Но лихой вираж судьбы дался непросто. Супруг ехать никак не хотел, говорил: мне и здесь хорошо, зарплата устраивает. Пришлось жене пойти на «военную хитрость»: немного подпоила благоверного - и тот подписал все документы и дал согласие на поездку.
  
  В итоге Кучеренковы не прогадали, даже на машину заработали. Полтора года проливали пот на строительстве железной дороги Герат - Кушка, которая, по словам Александры Сергеевны, получилась исключительного качества. Там она освоила рацию, принимая заказы на поставку строительных материалов. Готовила исполнительную документацию в институте.
  
  Как-то пристал к россиянке местный житель Абдалла, работавший водителем. Как, мол, русским женщинам удается заниматься любовью и при этом не иметь много детей? Ну, Александра Сергеевна, недолго думая, и присоветовала ему выпить две таблетки пургена перед этим самым... «Бухор, бухор, и бача нист» (выпей, выпей, и детей не будет). Послушный афганец выпил и всю ночь «продежурил» в туалете. Ребенок у него, конечно, в ту ночь не случился. Зато весь следующий день несостоявшийся отец со злобой караулил «русский шайтан-баба». «Шайтан-баба» же по совету коллег отсиделась дома.
  
  Еще в 1958 году Александра Сергеевна вступила в партию и осталась верна коммунистическим идеалам.
  - Я убежденный коммунист, - говорит женщина, - но всегда была против уравниловки. При новых порядках, по-моему, трудолюбивому
  человеку стало легче заработать.
  
  У Александры Сергеевны вырос заботливый сын - военный, сейчас живет в столице. Внук учится в одном из московских институтов и тоже бабушку радует. Так что по многим статьям жизнь у нашей героини удалась.
  
  С. Шалыгин
  
  Отсюда: http://kovrov-bbratstvo.narod.ru/chast_2.pdf
  
  
  
  
  

180. "Улпресса" (03.07.2013)

  

Пепел Афгана переполняет ее сердце

  Афганистан остается незаживающей раной в памяти многих россиян, особенно тех, кто принимал участие в боевых действиях с 1979 года до вывода войск ограниченного контингента в феврале 1989 года, а также тех, кто потерял в чужой стороне родных и близких людей.
  
  Людмила Степановна Гаврикова (1) — медицинская сестра, которая в течение двух лет (1982-1984) ежедневно, ежечасно собственными глазами видела все происходившее. Вместе с солдатами-мальчишками, посланными Родиной выполнять свой интернациональный долг, она делила страх, боль, кровь… Ее передовая линия была самой горячей точкой медсанбата местечка Кундуз — в приемно-сортировочный взвод «вертушки» доставляли раненых прямо с мест боев.
  
  
«Я всех их Помню»
  
  Людмила Гаврикова приехала из Ульяновска в Газни медсестрой, но уже через некоторое время стала работать по своей второй специальности — рентген-лаборантом. Перевели в Кундуз, куда поступали тяжелораненые, и качественные рентгеновские снимки были необходимы хирургам. Людмила Степановна рассказывает, что порой делала рентген в нереальных условиях, только профессионализм помогал обнаружить осколки в месиве человеческого тела и одежды. Вдали от Родины она часто с благодарностью вспоминала главного рентгенолога Ульяновской областной клинической больницы Владимира Размахова. Работа в паре с ним научила особенностям, тонкостям профессии рентген-лаборанта. Это пригодилось в «горячей точке» и значительно облегчало труд военных хирургов.
  
  — Мне казалось, что мои глаза тоже снимают, как рентгеновский аппарат. И в них запечатлено столько госпитальных картин, столько лиц солдат, прошедших через мои руки, — я их всех помню. А еще — запах крови, я долго ощущала его повсюду, — запишет она в своем дневнике, воспоминания из которого вошли в книгу Светланы Матлиной «Глазами «афганской» медицинской сестры».
  
  Медики работали столько, сколько нужно, пока не валились без сил от усталости. К тому же Гаврикову некем было подменить. Каждый раненый до операционной сначала попадал к ней.
  В мирной жизни при соблюдении правил профессиональной безопасности эта профессия не причинит вреда врачу, а в полевых условиях, когда шел поток изувеченных солдат, о собственном здоровье, последствиях облучения думать не приходилось. Промедление стоило пациентам жизни.
  
  Дополнительные трудности создавали неимоверная жара, суховей-«афганец» и жажда. Климатические условия способствовали распространению инфекционных заболеваний. Мало кто из сотрудников медсанбата избежал малярии, гепатита. Одна из медсестер, Наталья с Украины, страдала от аллергии, ничего есть не могла, держалась на кофе и моркови.
  
  Сотрудники медсанбата лечили и местное население, когда люди обращались за помощью. Выезжали и в кишлаки в составе группы из политотдела. Попытки наладить дружеские взаимоотношения население встречало настороженно, но искренне радовалось медикаментам, медицинскому осмотру.
  Молодежь более активно шла на контакт. Людмила Степановна с теплотой вспоминает председателя ДОМА (демократическая организация молодежи Афганистана) Мариам Корвар. Сохранились фотографии с дружеских встреч и подарок — скромная нитка жемчуга.
  
  
«Я научилась жалеть других»
  
  Зачем женщине в расцвете сил, а ей было уже за сорок, лезть в огненное пекло войны, где не каждый крепкий мужчина выдерживает? От непомерных нагрузок сдает не только физическое, но и психическое здоровье. Отголоски той войны, окрещенные афганским синдромом, скомкали и сократили жизнь многих бывших солдат.
  
  Что двигало добровольцами? Жизнь на «гражданке» не удалась, захотелось встряски, медалей, денег — так думали обыватели. Может, кто-то по этим причинам и попадал в Афганистан, но такие «патриоты» ломались быстро, почти сразу возвращались назад. Оставались самые выносливые, обладающие всепоглощающим милосердием, те, кто пережил собственную душевную боль. Именно утрата любимого человека подтолкнула Людмилу к решительному шагу, с одной стороны, горе опустошило ее, с другой — помогло стать сильной.
  
  — Я научилась жалеть других, тех, кому хуже, чем мне, — рассказывает Людмила Степановна.
  Но это ли главная причина ее решительного поступка? Думается, что поехала она в Афганистан в память о муже, желая доказать, что, как и он, смела и отважна. Ведь ее муж, машинист Геннадий Гавриков, геройски погиб — ценой своей молодой жизни в 1966 году предотвратил трагедию на станции Охотничья.
  
«Mой ангел-хранитель»
  
  — Любовь мужа меня хранила, — считает Людмила Степановна.
  Она не раз убеждалась в этом. Два года в боевых условиях — и ни одной царапины! Она не заразилась ни одной инфекцией, когда вокруг свирепствовали тиф, малярия, гепатит. Это потом привяжется куча болезней от превышения дозы облучения.
  Обстреливали «стингеры», и в кишлаки к местному населению приходилось выезжать, что тоже далеко не безопасно.
  
  А разве не чудо — быстрое возвращение домой! Не за неделю, а всего за четыре часа добралась она из «горячей точки» до дома, попала на самолет, который привез в Кабул из Ульяновска подарки для военнослужащих.
  Два года скудных горных пейзажей, и через четыре часа — зеленый, тихий, родной городок с уже забытыми детскими голосами!
  
  
«Hе Бойся, не проси…», или стена равнодушия
  
  Афганская история — главная в жизни Людмилы Гавриковой. Она как бы разделила жизнь на «до» и «после».
  За два года, проведенные в боли и крови, на Родине многое изменилось, в том числе отношение к афганской кампании, к ее участникам. Медсестра Гаврикова выпала из мирной жизни, вернувшись с несколькими благодарностями на руках — «за умелые и инициативные действия по выполнению интернационального долга». Родина не встретила женщину с распростертыми объятиями. Она не получила денежных вознаграждений, медалей за боевые заслуги, ее жилищные условия не улучшились. Даже удостоверение ветерана боевых действий Людмила Гаврикова получила лишь в октябре 2011 года, а значит, до этого времени никакие, даже крохотные, льготы ей не полагались! Живет по принципу: «не верь, не бойся, не проси», перебиваясь с копейки на копейку на нищенскую пенсию, но не жалеет, что был в ее жизни Афган, который помог на высоком уровне проявить патриотизм, милосердие, свойственное ее профессии, помог не очерстветь душой, спасти не одну человеческую жизнь и выжить в сложные годы перестройки.
  
  Часто «афганская» медсестра перебирала свой личный архив с фотографиями тех лет, вырезками из газет и журналов, письмами от сослуживцев, солдатских матерей. Они обращались к Людмиле Гавриковой за помощью, когда она была членом комитета «Надежда», который занимался спасением военнопленных в Афганистане. Целый альбом посвящен благотворительной акции «Поезд милосердия». В 1990 году он проехал через всю страну от Владивостока до Риги с миссией оказания помощи людям, которых коснулась афганская трагедия.
  
  Более 30 лет прошло с той поры, но Афган до сих пор не отпускает медсестру, он уже выжег сердце, оставив в нем пепел. В последние годы состояние здоровья оставляет желать лучшего, поэтому она спешит поделиться своими воспоминаниями о пережитом. Так родилась книга, а личный архив она передала на хранение в областной архивный фонд.
  
  Любовь СЕРГЕЕВА
  
  Отсюда: https://ulpressa.ru/2013/07/03/pepel-afgana-perepolnyaet-ee-serdtse/
  
  _____________________________________________________
  (1) - другая публикация о Людмиле Степановне ГАВРИКОВОЙ поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я (N 91-100)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#98
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 16-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt8.shtml

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017