ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 21-я (N 231-240)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  231. Альфия Мударисовна САЖИНА, Шиндандт, медсестра, госпиталь в/ч пп 94131 гв. МСД, инфекционное отделение,
  затем госпиталь Кабула, травматологическое отделение, 1986-1988
  
  232. Неля Стефановна ЗАРУБИНА, Кабул, постовая медсестра,
  1-ое хирургическое полостное отделение центрального военного госпиталя, 1988-1989
  
  233. Татьяна Владимировна ПРОЗОРОВСКАЯ, Джелалабад, машинистка по секретной переписке, 1981-1983
  
  234. Людмила Павловна КАЗАНКОВА, Баграм, инструктор (?) по секретной переписке штаба ремонтного батальона,
  после Кабул, автомобильная бригада, 1984-1985
  
  235. Людмила Тагирьяновна ЯРУЛЛИНА, "Тёплый Стан" (под Кабулом), машинистка по секретной переписке
  
  236. Валентина Васильевна ЛИПИНСКАЯ, Кабул, центральный военный госпиталь, в/ч пп 94777, рентгенлаборант
  
  ----- Светлана Ивановна МИНЬКОВА, Кандагар, медсестра, в/ч пп 27841, 1987-1988
  
  237. Мария Вячеславовна КОНДРАШОВА, Кандагар, телеграфистка, узел связи, 1985-1987
  
  238. Галина Николаевна КОРШУНОВА, Пули-Хумри, медсестра, хирургическое отделение госпиталя, 1985-1986
  
  239. Любовь Владимировна ЖИГАНЮК, фельдшер, 1986-1988
  
  240. Маргарита Николаевна ПОДРЕЧНЕВА (МУСАЛАЕВА), Джелалабад, медсестра,
   военно-полевой госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  ----- Наталья Александровна КУДРИНА (ВОРОБЬЁВА, БЕЗДЕТКО), Джелалабад, прапорщик медслужбы,
   военно-полевой госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  ----- Татьяна ШЕЛЕХОВА, Баграм, медсестра,
  
  

231. "Газета группы компаний 'Метафракс'"

  

СЕСТРА АЛЬФИЯ

   []
  
  
  
  Говорят, время - лучший лекарь. И она, как никто, это понимает.
  Именно время смогло сгладить боль, ужас и страх, с которыми
  медсестре Але пришлось столкнуться в Афганистане. Время
  помогло облегчить память, но забыть эту войну она не в силах.
  Во время афганского конфликта Альфия Сажина спасала от ран
  и болезней русских солдат и офицеров, а сегодня в ее чутких
  руках здоровье работников 'Метафракса'. 19 апреля эта
  замечательная женщина принимала поздравления с юбилеем.
  
  Альфия в переводе с арабского - пер-вая. Она энергична, коммуникабель-на, но  ненавязчива. Мягкая, роман-тичная, добрая и чувствительная к  чужим переживаниям. Это точно про нашу Алю.
  
  Весной 1986  года Альфия(1) окончила Губахинское медицинское училище и  го-товилась к  поступлению в  мединститут.
  Но  вызов на  вступительные экзамены опередила повестка из военкомата. Так не- ожиданно пришлось поменять вузовские аудитории на палаты военного госпиталя.
  
  ДВА ГОДА БОРЬБЫ ЗА ЖИЗНЬ
  
  Афганистан. Госпиталь в  Шинданде  - огромное лечебное учреждение. Уральскую медсестру направили в  инфекционное от-деление, до предела заполненное русскими(2) пареньками, выполнявшими интернацио-нальный долг в Афганистане. Полгода Альфия ставила на  ноги заразив-шихся желтухой, малярией и  прочими ин-фекционными кишечными заболеваниями солдат. По  ее словам, там  она прошла пер-вую жизненную школу выживания - научи-лась быть командиром и управлять сотнями солдат, ослабленных болезнями, капризных из--за своей временной немощи. Там научи-лась отстаивать свою честь, гордость, дока-зывать моральную и душевную чистоту.
  
  Еще  на  сборном Пункте в  Пер-ми Альфия познакомилась и  подружилась с Раисой, девушкой из Ижевска, которая по-лучила распределение в  кабульский госпи-таль. На  войне для  сентиментальности нет места и  времени. Но  все--таки очень важно, чтобы рядом был земляк. Во  время перво-го вывода советских войск из  Афганиста-на, а это был 1986 год, у Альфии появилась возможность вернуться домой. Но  выводу не суждено было сбыться. Из-за недостаточ-ной подготовки кампании произошла насто-ящая 'мясорубка'. Как вспоминают 'афган-цы', казалось, моджахеды сидели на каждом дереве, за каждым камнем, поливая свинцом машины советских солдат. Из-за наплыва ра-неных Альфия отказалась от выезда в Союз, а попросила перевести к подруге - в Кабул.
  
  Теперь уральской медсестре ежечасно приходилось бороться за  жизнь сверстников, ставших инвалидами. Пар-ни, еще  несколько часов назад бесстрашно шедшие в бой, в палате, узнав о потере ноги или руки, падали духом. Отчаяние, истерики, слезы, проклятия, попытки суицида. Страш-но было за  каждого. Неизвестно, кто  более непредсказуем  - тот, кто  бился в  истерике, или тот, кто ушел в себя, неподвижно лежал, отрешившись от мира, не реагируя ни на ка-кие манипуляции или обращения медсестры.
  
  К  концу первого вывода войск вертолеты не успевали эвакуировать тяжелораненых. Все длиннее становились шеренги носилок, накрытых белыми простынями, ждавших цинковые гробы для отправки в Союз.
  
  - Было бесконечно жалко ребят,  - делилась Альфия Мударисовна,  - но  жалость была уместна не со всеми. Одним хватало ласково-го слова, вторым - убежденной беседы. К тре-тьим же нужен был жесткий мужской подход.
  
  НЕ СМОГУ ЗАБЫТЬ
  
  - Даже вернувшись домой,  - продолжала Альфия Мударисовна,  - долго не  могла за-быть удушливый запах крови, гноя, спирта, табака. Неотвязно преследовали стоны ра-неных. Не могла смотреть на обычное мясо в витринах магазинов. Ставя укол, улавлива-ла, что к запаху спирта примешивается запах крови. Сердце было каким-то застывшим. Сердце отошло не  сразу. Еще  долго каждую ночь снились ей изувеченные юноши, которых она поднимала на  ноги, возвращая к  жизни.
  
  Да  и  ныне, почти 30  лет спустя, снятся ребя-та, мечущиеся на  госпитальных койках. Быв-шие пациенты тоже не  забывают медсестру.
  Об  этом свидетельствуют письма, которые Аля хранит вместе с семейными документами. Сколько слез пролила мужественная медсе-стра над незамысловатыми страничками. 'Аля! Огромное тебе спасибо за то, что ты сделала для меня. Ты обещала быть на  моей свадьбе. Ты самый дорогой мой гость! Не забывай об этом!'
  
  'Сестричка Аля! Когда-нибудь ты вспом-нишь тех, кому досталось в  Афганистане, кому ты вернула жизнь и веру в нее'.
  
  А  она и  не  забывала, не  смогла за-быть. Считает, не имела права. Вот и на от-крытии в  школах мемориальных плит с  именами выпускников, погибших в  Аф-ганистане и Чечне, перед глазами вставал кабульский госпиталь. Вспомнились ше-ренги гробов и те, кого она тащила в жизнь, отвоевывая у смерти, отчаяния, нежелания возвращаться калекой домой.
  
  Сестричка. Губахинские 'афганцы' смо-трят на нее, как на героиню. И не только гу-бахинцы. Один из тех, кого спасала Альфия в Кабуле, - Эдуард Сапожников из Чайков-ского. На  торжестве в  честь 20--летия вы-вода войск из Афганистана он со словами искренней благодарности и почтения снял с  собственной груди медаль и  вручил ее Альфие Мударисовне.
  
  Боевое братство Губахи, не  видя среди наград на  груди Али этой медали, удивляется - почему не носит. 'Стесняюсь, - отвечает сестричка. - Не я же ее заслужила'.
  
  Она заслужила! И  заслужила большего. Не  случайно ветераны боевых действий, с  которыми Альфия Мударисовна ведет патриотическую работу, всегда прислуши-ваются к  ее мнению и  берегут от  лишних волнений. Она для них настоящая героиня. Спасительница, душа, совесть.
  
  Нина Михайлова
  
  Отсюда (стр. 11): http://www.metafrax.ru/upload/568/files/dat_1406265171196.pdf (стр. 11)
  
  ___________________________________________________________________________________
  (1) - ещё одна публикация об Але САЖИНОЙ поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 6-я (N 81-90)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00126shtml.shtml#81
  Там же находятся военные фотографии Али - A.C.
  
  (2) - что значит "инфекционное от-деление, до предела заполненное русскими пареньками, выполнявшими интернацио-нальный долг в Афганистане"? Свой интернацио-нальный долг в Афганистане выполняли не только русские, но и украинцы, белорусы, молдаване, таджики, узбеки, казахи, татары, башкиры, эстонцы и представители других национальностей - A.C.
  
  
  
  
  

232. "ЭТО НАШ ГОРОД!" (28.03.2016)

  

Пути назад не было...

  
  Уже не одно десятилетие прошло с тех пор, как закончилась война в Афганистане. Наши ребята воевали там с 1979 по 1989 год.
  
  Десять лет войны и все эти годы большинство советских мам мальчиков призывного возраста не спали ночами, переживая, что любимых детей отправят в 'горячую' точку. Переживали невесты, жены, бабушки, отцы и деды. Слово 'Афганистан' было у всех на слуху. Я тогда была еще ребенком и слышала об этом, но особо не придавала значения до поры до времени. Однажды дочка (лет на десять старше меня) друзей моих родителей влюбилась в паренька, они собирались пожениться, как только тот вернется из армии. Юношу отправили в Афганистан, а невеста от переживаний резко повзрослела и стала как тростинка. Ей повезло: она дождалась жениха живого и здорового.
  
  Хотя сейчас не об этом. Почему-то всегда я считала, что туда отправляли только мужчин, и только по приказу. Но, оказывается, были и такие люди, которые ехали в Афганистан добровольно. С медицинским работником Нелей Стефановной Зарубиной(1) познакомилась случайно, на одной из встреч участников локальных конфликтов. И вот именно эта хрупкая женщина с ясным добрым взглядом лучистых голубых глаз поехала туда по своей воле.
  
  - Неля Стефановна, как это могло случиться, почему Афганистан?
  
  - Я родилась на Донбассе, в городе Краматорске. Как все училась и росла, не зная, что такое война. Время было мирное, детство счастливое. И когда после 8-гo класса встал вопрос о выборе будущей профессии, то я, как творческий человек (любила петь, танцевать), захотела стать артисткой. Но мои родители были людьми строгими и считали, что профессия эта несерьезная. Маме хотелось, чтобы в семье был свой медик. Послушалась, поступила в медицинское училище в небольшом городке поблизости - Константиновке. Особого рвения к учебе у меня не было, закончила лишь потому, что было надо, так все делали. В то время родители не особо готовили детей к осознанному выбору будущей профессии. Только сегодня этому аспекту уделяют много внимания. Гораздо позже, когда у нас с мужем начали подрастать сыновья, то мы много рассказывали им о разных профессиях, старались предоставить разнообразный выбор.
  
  И вот, после окончания училища, я стала работать в отделении новорожденных, где не видела ни крови, ни страданий. К нам приносили готовые конвертики с младенцами, мы их пеленали, мыли и разносили мамочкам на кормление. Так я проработала семь лет: молодость, романтика... Вот только личная жизнь не складывалась. Мой первый муж умер, остался сын, его надо было воспитывать.
  
  Так как медицинские работники являются военнообязанными, к нам приходили сотрудники военкомата и предлагали работу в воинских частях в Афганистане. Конечно, мы слышали, что там идет война, гибнут ребята, но это было лишь в разговорах, широко о той войне не говорилось. Пришлось самостоятельно искать людей, которые уже там работали. Встретилась с одной женщиной - продавцом из Кабула, она сказала: 'Нормально, работать можно, главное - никуда не вылезать за пределы части'. Я поразмыслила и пошла в военкомат, с просьбой отправить меня в Афганистан.
  
  - Неужели вам не было страшно в те минуты?
  
  - Нас очень быстро подготовили к отправке. Опекунство над сыном взяла сестра, мой отец не противился, мама молчала. Запомнился момент, когда сестра оформляла опекунство, а сотрудница отдела опеки сказала с грустью: 'И отца нет, и мать на войну едет'. Но никто из родных не стал сильно противиться. Думаю, что просто не осознавали до конца, что там идет настоящая война. Да и кто о ней думает, когда на дворе мирное время?
  
  Уезжала на два года. И самое удивительное, что я такая оказалась не одна. Среди многих мужчин, которые тоже ехали в Афганистан, были и пять женщин, решившие поработать в той далекой стране - поваром, официантом, медработником. За время пути мы познакомились, много общались, нам тогда еще было весело.
  
  Привезли нас в Термез - город на границе Узбекистана и Таджикистана, а уже оттуда переправляли через границу в Кабул. И лишь когда нас заводили в транспортный самолет, куда уже была загружена военная техника и размещались молоденькие солдаты, мы немного 'очнулись'. Тогда мы не обратили внимания на красную лампочку на стене, которая начинала мигать при пересечении границы. Уже потом, когда летели обратно домой, эта мигающая лампа стала для нас сигналом возвращения в мирную жизнь.
  
  Перелетели границу, оказались в Кабуле, и только тогда все стало ясно и понятно, куда мы попали: вокруг техника, военные, аэропорт, горы, слышны выстрелы и взрывы. Как ни странно, страха у меня не было: раз приехала, надо работать, обратного пути нет.
  
  - И какими оказались ваши впечатления от другой страны?
  
  - Конечно, было интересно, как здесь живут люди, что происходит вокруг. Но нужно было получить распределение в часть. А его, как выяснилось, можно было ждать по нескольку дней. Но меня вызвали практически в день прилета и сказали, что в Центральный военный советский госпиталь Кабула нужна медсестра. Так и начались мои трудовые афганские будни.
  
  Место оказалось красивое, в центре города, повсюду чувствовался восточный колорит: утром мулла кричит, повсюду запах ароматных пряностей. Госпиталь, который раньше был королевской конюшней, оказался маленьким городком-крепостью, окруженным высоким каменным забором. На его территории был фонтан, много зелени и цветов, красивая новая столовая, построенная местными жителями. Это потом я узнала, что днем они работали у нас, а ночью шли в горы воевать с нашими солдатами.
  
  Меня распределили в 1-ое хирургическое полостное отделение постовой медсестрой. Как ни странно, меня не пугала обстановка вокруг, было интересно, да и отказываться я уже не могла. Уехать обратно считала несерьезным шагом. Начала работать, познакомилась с коллективом, в котором все друг другу помогали. Надо сказать, что наше начальство относилось к сотрудникам жестче и строже, чем на Родине: никаких сюсюканий и поблажек, война как ни как. Помню, как на одной из пятиминуток начальник меня похвалил: 'Ты молодец, влилась в работу быстро'. А что мне еще оставалось делать?
  
  Но война постоянно давала о себе знать. Однажды в выходной день мы сидели на территории госпиталя, и вдруг раздается взрыв. Оказывается, по Кабулу ехала наша машина скорой помощи, к которой кто-то прилепил магнитную мину. И когда автомобиль приехал в гараж, произошел взрыв. От взрывной волны обрушилась часть внешней стены госпиталя, разбились стекла. Наши сотрудники не пострадали, но несколько местных жителей получили ранения. Помню мальчика, которого ранило в живот, его спасти не удалось, помню, как мы бежали оказывать первую помощь. Но и тогда тоже страха не было, мозг говорил - ты приехала работать, помогать людям, а не бояться.
  
  Буквально через несколько дней в моей работе случился первый 'поток' - мы так называли период, когда в любое время суток с боевых действий или после обстрела наших частей, привозили раненых. Завизжала сигнализация, весь персонал был моментально собран для приема большого количества пострадавших. Как выяснилось, в комнату отдыха военных одной из частей влетел и разорвался фугас. Всех раненых, обожженных и убитых везли к нам в госпиталь. Мы работали с неимоверной скоростью, усталости не чувствовали. И вот тогда я сполна в первый раз в жизни насмотрелась крови, человеческой боли, страданий.
  
  - Разрешалось ли вам покидать территорию госпиталя?
  
  - Нет, но, разумеется, мы все равно это делали. Тайком договаривались с военными и нас вывозили в город на рынок или как его там называли 'парванча' или в магазины ('дуканы'). Там можно было купить буквально все: от иголки и красивой одежды до танка. Еду мы не покупали, так как госпиталь хорошо снабжался. Ну, разве что ради интереса пробовали экзотические шашлыки из собак (смеется) или лепешки.
  
  - Я знаю, что ваш супруг тоже ветеран войны в Афганистане, как вы с ним познакомились?
  
  - Он привез к нам в госпиталь раненых ребят, там мы и увидели друг друга в первый раз. Позже их часть охраняла наш госпиталь, затем он уже сам лежал у нас на лечении после контузии. Вот тогда мы и начали общаться. Я поначалу несерьезно восприняла ухаживания Анатолия, все-таки у меня уже был ребенок. Но, как оказалось, у него насчет нас были серьезные намерения. В самом конце войны (уже после моего отъезда) Анатолий участвовал в выводе войск как лучший водитель-механик. Как только пересек границу, уволился и вместо того, чтобы ехать к маме в Югру, отправился ко мне на Украину. Конечно, для меня это стало полной неожиданностью!
  
  Еще во время нашего знакомства в Кабуле, он писал своей маме про меня. Тогда ведь не у всех дома были стационарные телефоны, а мобильных не было вообще. Разумеется, мама Анатолия волновалась по поводу отсутствия сына, но догадалась найти меня - вызвала на телефонные переговоры, узнала, что сын в порядке. Я поговорила с его мамой, успокоила ее и отправила Анатолия домой. А для большей надежности даже доехала с ним до Москвы. После этого визита мы стали переписывать, перезваниваться. А уже через полгода, в августе 1989 года, я переехала к нему в Западную Сибирь. И вот с тех пор мы вместе.
  
  У нас родились два сына, уже есть внуки. Анатолий очень хорошо поет, пишет песни, мы создали группу 'Перевал', исполняем военно-патриотические песни. Очень много гастролировали, в том числе и вместе с детьми. А после рождения третьего ребенка я стала ведущей его концертов.
  
   []
  
  
  
  - Неля Стефановна, а сейчас вы бы разрешили своим сыновьям уехать служить в 'горячую' точку?
  
  - Нет. Я уже была на войне и знаю, что это такое. Сама бы поехала, думаю и муж мой тоже. Но детям сказала бы: 'Мама с папой на войне были, и этого для нашей семьи достаточно'. Но, более чем уверена, что наши дети, воспитанные в патриотической семье, в духе любви к Родине, все-таки ослушались бы родителей.
  
  Беседовала Оксана Шуман
  
  Отсюда: http://news-hm.ru/materials/say/314/
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - ещё одна публикация о Неле ЗАРУБИНОЙ поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я (N 91-100)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#99 - A.C.
  
  
  
  
  

233. "20 хвилин" (17.02.2006)

  

Татьяна Прозоровская: "Афганистан - это водорез моей жизни"

  Винничанка Татьяна Прозоровская с 1981 по 1983 год работала в Афганистане на секретной переписке. По долгу службы ей доводилось составлять и наградные листы, и извещения о смерти солдат. Домой она привезла дневники и фотографии тех, кому удалось выжить и тех, кого уже нет.
  
  Из театра - к "духам"
  
  Решение ехать в Афганистан Татьяна Прозоровская приняла довольно быстро, без особых терзаний сомнениями. Впрочем, у нее в жизни так было всегда. После школы Таня, дочь военного, поступила в педагогический на филфак. Ведь кроме увлечения спортом, у нее была еще одна "любовь" - поэзия: Татьяна с детства писала стихи. Но в студентах ей не понравилось и, долго не раздумывая, девушка бросила учебу.
  
  - Меня девчонки всегда не любили, - вспоминает Татьяна Владимировна. - Вот и в группе тоже не приняли. Мне это не понравилось, и я на ламповый завод работать пошла. Родители думали, что я на лекции хожу, узнали правду только тогда, когда их вызвали в институт по поводу моего отчисления.Таня долго убиваться не стала, поступила в Ленинградский институт культуры. Тут же и замуж вышла.
  
  Правда, с городом на Неве, как и с первым супругом, отношения быстро прекратились. Татьяна снова оказалась в Виннице. Устроилась работать на завод в цех, потом ее перевели в профком. Через какое-то время снова вышла замуж и родила сынишку Дмитрия. Третий раз она стала абитуриенткой, поступив в Киевский государственный институт им. Тараса Шевченко и, что самое главное, на радость себе и близким, успешно его закончила. И, вроде бы, началась обычная жизнь обычной советской женщины. Только вот на личном фронте как-то не ладиться стало, а потому решила - поедет на фронт военный. С супругом оформила развод, зарплата - скудная.
  
  - Вообще-то, я в Венгрию хотела, но в эту страну не было вакансий. Мне сказали, что могут отправить только в Афганистан. Я согласилась.
  
  Татьянин путь в страну солнца и гор лежал через Москву и Ташкент. В белокаменной женщину встречал ее родной брат.
  - Он понимал и в полной мере осознавал, куда я еду, - говорит Татьяна Владимировна. - А потому купил билеты в Большой театр, театр сатиры, мы ходили с ним на спектакли, в ресторан. А потом был Афганистан.
  
  "К женщинам ТАМ относились лучше, чем в Союзе"
  
  - Когда я приехала и попала в часть, увидела военную технику, у меня было впечатление, что это все - мое, родное, - рассказывает Татьяна Владимировна. - Видно, сказалось то, что отец мой и дед были военными. Все мое детство прошло в разъездах.
  
  Татьяна работала в городе Желолобад,(1) провинция Нангархар, в 16 км от пакистанской границы. Условия жизни в Афгане были не ахти. Жара, и еще раз жара. В комнатах стояли кондиционеры, удобства - на улице. Еда часто была просто скудной.
  
  Но даже в условиях войны тем немногим женщинам, которые работали в Афганистане поварами, прачками, официантками, продавщицами и т.д., хотелось быть красивыми. Они носили платья и туфли на высоких каблуках. И, конечно же, нравились. Приглянулась Татьяна, приглянулся Татьяне. На помолвку Танину и ее возлюбленного, с которым она познакомилась в Афганистане, накрыли отличный стол. И даже комнату отдельную начальство выделило.
  
  - Он был разведен, мы понравились друг другу. Своих отношений не прятали, нам скрывать было нечего. Хотя были женщины, которые втихаря крутили любовь с солдатами. Вот из-за таких на нас в Союзе было клеймо "афганские б..."
  
  По словам Татьяны, в Афганистане к женщинам отношение было лучше, чем в Союзе.
  
  - Не помню, чтобы при нас кто-то из наших военных заругался матом, - говорит Татьяна Владимировна.
  
  Она не держит зла на своего афганского возлюбленного, с которым они расстались вскоре. Философски относится к поворотам своей судьбы.
  - Это жизнь...
  
  Работая машинисткой на секретной переписке, женщине приходилось делать отчеты об операциях: сколько техники ушло, сколько пришло назад, сколько вернулось солдат. Подолгу ожидая ребят с задания, наедине сама с собой и в обществе одной лишь печатной машинки, Татьяна делала записи в дневник. Они сохранились до сих пор. Еще с Афгана женщина привезла русско-дари и дари-русский разговорник, оригинальную пепельницу и ворох фотографий. Многих запечатленных на них людей уже нет в живых.
  
   Афганистан - это водорез моей жизни, - говорит она. - Он полностью меняет мировоззрение, не отпускает и уже не отпустит никогда.
  
  Отсюда: https://vn.20minut.ua/Podii/tatyana-prozorovskaya-afganistan---eto-vodorez-moey-zhizni-36257.html
  
  _________________________________________________________________________
  (1) - я всегда отношусь с подозрением, когда героини не могут правильно назвать места службы. Город называется ДЖЕЛАЛАБАД, а не "Желолобад". "Афганка" или таки лже"афганка"? - A.C.
  
  
  
  
  

234. "Новости Краснодара" (22.02.2017)

  

Когда важны слова поддержки

   []
  
  
  'Казалось бы, что делать женщине на фронте, среди пуль и смерти, в атмосфере тяжелого физического труда? У войны не женское лицо - это факт, и все же Людмила Павловна Казанкова (ныне майор ВВС) далекой весной 1984 года не побоялась пойти в военкомат и попроситься в Афганистан, в самую гущу боевых действий'.
  
  Первая горячая точка
  
  А причиной для столь неожиданного шага было желание стать юристом. После окончания техникума в Славянске-на-Кубани в 1978 году Людмила сначала работала бухгалтером, затем ушла секретарем-машинисткой в Краснодарскую краевую коллегию адвокатов. Несколько лет она исполняла обязанности методиста научной библиотеки КубГУ и все это время мечтала поступить на юридический факультет. Но, увы, конкурс был настолько огромный, что после двух неудачных попыток Людмила решила искать другой выход. В то время ребята, уволившиеся из армии, без проволочек попадали в списки студентов на льготных основаниях. Так родилась идея о службе в горячей точке.
  
  ...Последовали прохождение медкомиссии, собеседования, подписка о неразглашении. Чтобы не беспокоить раньше времени маму и четырех младших сестер, девушка сказала, что отправляется в командировку в Чехословакию, где тоже тлел вооруженный конфликт. В течение первых месяцев ей удавалось поддерживать свой обман, пока в одном из писем домой, как говорится, не 'прокололась'.
  
  - Это произошло месяца через четыре. На горячем источнике в предгорье мы увидели варана, и я тогда на эмоциях описала все подробно. А откуда в Чехословакии полупустыня и вараны? - с улыбкой вспоминает Людмила Казанкова.
  
  Именно здесь, под белым солнцем, приходилось втягиваться в новый быт. Первоначально Людмилу назначили инструктором(1) по секретной переписке штаба армейского ремонтного батальона, дислоцированного в Баграме. А осенью 1984-го ее перевели в Кабул, в автомобильную бригаду. В составе колонной техники приходилось много ездить по Афганистану для участия в ревизии наших воинских частей.
  
  - Афганистан - страна противоречий, - говорит Людмила, - нищета сочетается там с оживленными рынками, где можно купить все. Помню, едем колонной и, когда надо остановиться в каком-нибудь населенном пункте, местные дети берутся просто ниоткуда, окружают тебя как цыгане и просят что-нибудь дать. В руках подносы с товарами. Чего только нет. Жвачка, косметика, сигареты, презервативы - все продают. Тащат тележку с мандаринами или грейпфрутами. Меня предупредили: 'Возьми с собой таблетки, и тогда отстанут быстро'. Я брала самые безобидные лекарства - аспирин или кальций. Один раз местный мальчишка взял в ладонь все таблетки активированного угля и высыпал их в рот. 'Ты же не знаешь, от чего они', - говорю. А он в ответ: 'От чего-нибудь да помогут'.
  
  Армия - не для всех
  
  На вопрос, тяжело ли приходится женщине в армии, Людмила Павловна уверенно говорит:
  - Скажу так: если это по характеру женщине (хотя она это может и не осознавать), то все переживет. Для меня не было ничего тягостного, каждый день ходила на службу и никогда не возникало вопроса 'Зачем?'. Первые недели привыкала к новому распорядку. Но и дома был порядок, слова родителей были законом - приготовить, убрать за собой, помочь, так же в армии, никто ничего лишнего не просил, поэтому все было понятно.
  
  Домой Людмила Казанкова вернулась в июне 1985-го по состоянию здоровья. Тут же встал вопрос о поступлении. Но война провела невидимый рубеж и сдавать экзамены в вуз, как прежде, уже не хотелось. Вместо этого девушка снова отправилась в военкомат. Ее взяли на должность телеграфиста узла связи в 13-ю конвойную бригаду МВД СССР. Часть располагалась недалеко от Кооперативного рынка в Краснодаре.
  
  Однажды ее вызвали на КПП. Увидев перед собой боевого товарища по Афганистану капитана Вячеслава Казанкова, она удивилась. Но еще больше ее удивило последовавшее с ходу предложение руки и сердца. Причем жить будущий супруг предложил в своем родном Узбекистане. Так Людмила оказалась в Самарканде. Вскоре в молодой семье появилась на свет дочь Анастасия. Но с развалом СССР политическая обстановка в бывших союзных республиках ухудшилась - русские оказались там не ко двору.
  
  - Это ощущалось повсюду. К примеру, едешь в общественном транспорте, а тебя обступают местные подростки и грубо требуют: 'Тетка, уступи!' - говорит Людмила. - Люди переводились из нашей части (12-я общевойсковая армия), а на их место приходили местные, я видела, что служить невозможно. Каждый делал свои выводы. Муж не хотел думать о переезде, ну а я в конце концов поместила кое-какие вещи в контейнер, села с дочкой в самолет и улетела в Краснодар.
  
  Подвиг в тумане
  
  А в марте 1996 года Людмила отправилась в Чеченскую Республику. Ее назначили в отдел кадров - оформлять наградные документы. Однако на месте сидеть не пришлось, в составе маневренных частей (ОГВ) под командованием Константина Пуликовского она ездила по ряду районов от Шелковской до Ведено. И не раз становилась свидетелем героизма наших солдат.
  
  - В марте 1996-го разведчики 131-й мотострелковой майкопской бригады попали в окружение в горах, в эти часы погоды не было вообще, туман плотный, хоть ножом режь, - вспоминает Людмила. - Говорили, наши отбиваются наверху из последних сил, понимая, что боеприпасы скоро кончатся. И тогда один из командиров вертолета (ныне Герой России Игорь Родобольский) сказал: 'Я попробую их забрать'. А у него 18 марта был как раз день рождения, я тогда ему еще подарок приготовила.
  Как только улетел с базы, у всех оставшихся одна мысль: 'Сможет ли вернуться?' Спустя время мы услышали вертолет, вздохнули и переживаем: забрал ребят или нет? Ведь в эфире царило молчание, Игорь лишь назвал свой позывной и дал команду на снижение. Когда приземлился, все кинулись к машине: плачут, обнимаются, помогают принять раненых.
  Потом мы с ним разговаривали, описывали этот момент для наградной комиссии. Оказывается, в таком тумане шансов найти бойцов было минимум, боевики беспрерывно стреляли в его сторону, но он сумел опустить вертолет, одним шасси зацепившись за каменный выступ, а другой стороной повиснув над обрывом, и вот так, удерживая в воздухе машину, взял бойцов на борт.
  
  За все время службы Людмила Павловна была удостоена множества наград, в том числе двух боевых - медали ордена 'За заслуги перед Отечеством' II степени и медали Суворова. Восемь лет она прослужила в 55-м Кореновском вертолетном полку, два последних из которых - военным психологом. Экипажи летали в горячие точки (Ханкала, Гудаута), проводили там по три месяца, естественно, у военных накапливались напряжение и усталость, у кого-то на этой почве возникали разлады в семье. Поэтому своевременные слова поддержки были особенно важны.
  
  После увольнения в 2009 году Людмила продолжает работать, только теперь - помощником старшего оперативного дежурного МКУ 'ЕДДС'. Дочь Анастасия окончила университет МВД и сейчас служит в структуре полиции.
  
  Анна Юркова
  
  Отсюда: http://krasnodar-news.net/society/2017/02/22/138764.html
  
  _________________________________________________________________________
  (1) - я не слышала о должности "инструктор по секретной переписке". Были "машинистки по секретной переписке" - A.C.
  
  
  
  
  

235. "КОММУНА" (28.11.2014)

  

Не нужна тебе такая медаль...

  Нынешним летом в заветной шкатулке нашей Тагирьяновны прибавилась ещё одна медаль 'В память 25-летия окончания боевых действий в Афганистане'.
  
  - Смотрите, Людмила Тагирьяновна Яруллина, единственная среди мужчин на фотографии в 'Коммуне', - не без гордости за свою коллегу отмечали сотрудники Псковского отделения АНТ-Информ. Гордился женой муж, дочки - мамой. А 3-хлетняя внучка, зажав в ладошке бабушкину медаль, заявила, что тоже такую хочет.
  
  - Не нужна тебе такая медаль, малышка, - вздохнула бабушка и рассказала, как молодая девушка, выпускница техникума механизации учёта и вычислительных работ из Уфы оказалась в Афганистане.
  
  ...Из города некоторые девчонки через военкомат уезжали на работу за границу. Вот и Людмила загорелась идеей поехать в Югославию. Но ответ военкома был коротким: 'Набираем только в Афганистан'.
  
  Она сначала испугалась - там же война. Потом решила, если пройдет - поедет, конечно, втайне от родителей (только тётка знала)...
  
  Друг-одноклассник, на ту пору выпускник Уссурийского военного училища, пошутил: 'Езжай, ковер привезёшь, как наш препод!' О том, что собиралась Людмила не на экскурсию в Монголию, а на работу в Афганистан, не знал и он. 'Выдала' её полевая почта. Пришёл Адис к маме за адресом и всё понял. Пришлось держать ответ перед всеми, успокаивать.
  
  Два года Людмила работала по контракту. Часть стояла в 'Тёплом стане' близ Кабула.
  
  - Настраивалась на заведование складом. Узнав, что хорошо печатаю на машинке, взяли машинисткой по секретной переписке, - рассказывает Л.Т. Яруллина. - Если честно, обревелась! Печатаю, ошибиться нельзя. Готовлю документы на ровесников, даже младше (груз 200), слёзы по щекам.... Но каких я там людей встретила! Командиры, как отцы, действительно, были.
  
  Моя собеседница сама удивляется, как по прошествии стольких лет всплывает в памяти полет в отпуск. Летели на грузовом, молились, чтобы снаряды борт не задели. Напряжение отступило лишь тогда, когда объявили, что пересекли границу СССР. Как на ночь глядя мчалась за 15 километров в центральный госпиталь сдавать свою первую отрицательную по 400 мл. Как прятались от обстрелов и радовались, когда из "зелёнки" группы без потерь возвращались. Врезался в память музыкальный час, передавали песни для психологической разгрузки. Был и кем-то принесённый ящик винограда, Новый год с пельменями.
  
  Там, в Афганистане, научилась стрелять из пистолета, автомата, на полигоне даже из пулемета пробовала. Кстати, этот навык неожиданно пригодился. Л.Т. Яруллина была в составе команды Псковской ГРЭС. Летали в Сургут на спартакиаду, вернулись со 2-м местом по стрельбе.
  
  ...Через пару недель после торжественного вручения медали, Людмила Тагирьяновна встречала гостью - 'афганскую' подругу Татьяну. Не теряют друг друга. Кстати, на момент встречи Татьяне медаль ещё не вручили. Многое вспомнили, а тут ещё по телевизору беспрестанно о бомбёжках, гибели мирных жителях в Украине.
  
  И глядя на занятую своими детскими заботами малышку, говорили о будущем, о мирном будущем детей и внуков. Искренне желая, чтобы нынешнему поколению молодых не было повода вручать подобные памятные награды, не говоря уже о боевых.
  
  Р. Фёдорова
  
  Отсюда: http://smi60.ru/newspaper/article/view/id/22402
  
  
  
  
  

236. "ДВЕ СУДЬБЫ" (12.02.2016)

  Письмо заместителя начальника учреждения по идеологической работе и кадровому
  обеспечению лечебно-трудового профилактория ? 8 подполковника внутренней службы Лидии
  Машковой пришло в редакцию 'НС' в начале февраля. В нем - несколько строк, посвященных
  'двум строгим, но обаятельным сотрудницам в медчасти учреждения', которые в годы афганской
  войны наравне с мужчинами выполняли интернациональный долг. Рассказом Лидии Вячеславовны
  засчитался весь коллектив городской газеты, так искренне и тепло она передала истории жизни
  'редкой души людей, исключительно порядочных'. А потом задумался: в 'НС' никогда не говорили
  о войне в Афганистане сквозь призму воспоминаний тогда еще молоденьких девчонок, поменявших
  домашний уют на военные будни в госпиталях. Исправляемся. Корреспонденты газеты отправились
  в ЛТП ? 8 и пообщались с Валентиной Липинской(1) и Светланой Миньковой - новополочанками
  которые на войне буквально вырывали из лап смерти раненых.
  
  Две судьбы, но как похожи. Обе в разные годы закончили Полоцкое медучилище, позже несколько
  лет проживали в Германии. А потом случился Афганистан: у каждой из сотрудниц учреждения был свой -
  где-то тяжелый, порой полный открытий, но всегда в борьбе за чью-то жизнь.
  
  
   []
  
  В Новополоцк родители Валентины Васильевны Липинской приехали в 1960-м году, когда город только строился.
  Отец, после окончания Полоцкого нефтяного техникума, работал механиком на 'Полимире', мать -
  бывший партийный работник - трудоустроилась главным бухгалтером в службу горгаза. Первым местом
  работы выпускницы медучилища Вали Липинской стала Новополоцкая больница. После были замужество,
  командировка в Германию, где она прожила два года, трагическая гибель супруга-военного,
   возвращение на родину и снова работа в больнице. В трудовой книжке Валентины Васильевны - многочисленные записи о
  поощрениях за добросовестное выполнение служебных обязанностей и высокое мастерство. 1982 год стал
  решающим в ее судьбе - недолго думая, медсестра Липинская подала документы на отправку в Афганистан.
  
  Она попала в центральный военный госпиталь в Кабуле, в рентгеновский кабинет. Через него
  проходили все раненые: до операции Валентина делала снимки ранений в нескольких проекциях. Это были
  дни каждодневной работы в страшной рутине военных будней. 'Я понимала, что от моего
  профессионализма зависит жизнь человека, - рассказывает Валентина Васильевна. - Вообще наш
  госпиталь был, как Советский Союз в миниатюре. Люди приехали со всех республик. Такой сплоченности и
  дружбы я больше нигде не встречала. Нас часто посещали артисты, выступали прямо на улице, на
  импровизированной сцене: Пьеха, Лещенко, Кобзон, ансамбль 'Пламя' и другие. Они были для нас как
  глоток воздуха с Родины'.
  
  Через два года Валентина Липинская вернулась домой. Жизнь вошла в свое прежнее русло: работа в
  рентгенкабинете учреждений здравоохранения Новополоцка, семейные хлопоты, радости материнства,
  рождение внучки. Тринадцать лет назад Валентина Васильевна трудоустроилась в ИК ? 10, ныне ЛТП ? 8.
  'Профессионал, каких поискать, она и сегодня настолько жизнерадостна, полна сил и энергии, что даже
  не думает о заслуженном отдыхе', - отзывается о ней Лидия Машкова. Скучать Валентине Липинской
  действительно некогда: она является членом Новополоцкой городской общественной организации
  ветеранов войны в Афганистане. Ее часто приглашают на встречи с учащимися, где она рассказывает о
  событиях тех лет, показывает сделанные в Афганистане фотографии, которые чудом удалось сохранить.
  
  
   []
  
  Жизнь Светланы Миньковой не менее богата на события. В детстве профессионально занималась
  легкой атлетикой, была стайером. От большого спорта отделяло всего несколько шагов, которые - по
  настоянию мамы-медика - она сделала в сторону... медицины. По распределению выпускница медучилища
  Светлана Минькова попала в Мозырский психоневрологический дом-интернат, позже работала в
  кардиологическом отделении Витебской областной больницы.
  
  В 1987 году 22-летняя медсестра приняла предложение отправиться по направлению райвоенкомата в Чернобыль
   для ликвидации последствий аварии на атомной электростанции.
  'Наш медпункт находился в 30-километровой зоне отчуждения, - вспоминает Светлана Ивановна.
  - Работы было много, но я не из боязливых, трудиться люблю.
  В командировке пробыла 3 месяца, а вот ее последствия ощущала еще пять лет'.
  
  Следующим серьезным испытанием для медсестры Миньковой стал Афганистан.
  Тогда, казалось, поток больных в инфекционном госпитале в Кандагаре никогда не иссякнет:
  круглосуточные капельницы, уколы, борьба за жизнь. Выдержала.
  
  Вернувшись в 1988 году в Новополоцк, Светлана Ивановна обзавелась семьей, несколько лет успела
  поработать в советском госпитале немецкого города Шверин. 'В ЛТП N 8 медработник Минькова
  работает более 20 лет, воспитала не одно поколение медицинских сестер, передала им свой опыт, - со
  знанием дела говорит Лидия Машкова. - Ее уважают за твердость духа и характер. Как человек дела она
  не терпит лишней болтовни и рассуждений'.
  
  Сегодня Светлана Ивановна все свободное время проводит с внуками, их у нее трое, любит
  похлопотать на даче и старается насладиться каждой минутой мирной жизни.
  Говорят, тот, кто видел смерть, может по-настоящему ценить жизнь. И если для многих людей это
  всего лишь красивая фраза, то для ветеранов, прошедших войну в Афганистане, - аксиома. Понятная,
  достоверная, пережитая.
  
  Ободова, А. Две судьбы /А. Ободова//Новополоцк сегодня. - 12 февр. 2016 - С. 1, 4
  
  Отсюда: http://afgan.vlib.by/images/stories/pdf/dve_sudjeby.pdf
  
  Отсюда: http://afgan.vlib.by/index.php/mtree-lib/uchastniki-vojny-v-dra/minkova-svetlana-ivanovna
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - ещё одна публикация о Валентине Васильевне ЛИПИНСКОЙ поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 9-я (N 111-120)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt1.shtml#114
  
  В публикации нет военного фото Валентины Васильевны, зато они есть у меня в фотоальбоме "Кабул, фотоальбом N 1":
  - здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/2.shtml#75
  - здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/2.shtml#81 - A.C.
  
  
  
  
  

237. "Московский комсомолец. Вологда" (19.02.2014)

  

Жизнь, полная подвигов

  15 февраля исполнилось 25 лет со дня вывода войск из Афганистана
  
  Виктор и Мария Кондрашовы
  
  Военные действия в Афганистане принесли много горя в простые русские дома, но для семьи Кондрашовых эта война имеет особое значение. Мария Вячеславовна Кондрашова родилась в Белозерске, но уже через несколько месяцев в её жизни началась пора переездов. В пять лет Машу привезли в Вологду. После школы она поступила в училище связи, по окончании которого распределением была направлена на центральный телеграф, где отработала почти три года.
  
  Но юную Марию тянуло за границу - в Венгрию, Чехословакию, Германию, и она пошла в городской военкомат. Там её поставили на очередь. Когда Марии Вячеславовне исполнилось 20 лет, ей сообщили, что в Германию требуется телеграфист. Собеседование прошло успешно, но перед самой поездкой Маше позвонили из военкомата и сказали, что мест в Германии нет, зато есть возможность поехать в Афганистан. Вещи были уже собраны, и раздосадованная Маша, сидящая на чемоданах, решила: 'А, была не была, я туда поеду!'.
  
  Просидев две недели на пересадке в Ташкенте из-за нелётной погоды, 1 апреля 1985 года Мария Вячеславовна пересекла границу и оказалась на пересылке в городе Кабул. В первую же ночь началась бомбёжка. Молодой телеграфистке стало так страшно, что захотелось собрать чемоданы и улететь обратно домой, но спустя три часа всё успокоилось, и Маша стала смиренно ждать, куда её отправят. Молодых девушек, прибывших сюда вместе с ней, пугали Кандагаром: 'Там самое опасное место, там самая война - рядом с Пакистаном, лучше туда не попадать!'. И тут приходит распределение: Мария Вячеславовна и ещё одна девушка должны ехать именно туда - в Кандагар.
  
  Машина бригада располагалась не в самом Кандагаре, а в пустыне Регистан. Мария Вячеславовна и ещё три девушки жили на узле связи. Сначала девушек поселили в кунг, снятый с машины, а уже потом - в модуль. Модули (или коровники, как их здесь называли) представляли собой длинные деревянные строения из щитов с узкими окнами, в них проживал весь обслуживающий персонал и офицеры. Женщин здесь было много: парикмахеры, повара, официанты, медсёстры, врачи, уборщицы. Женщины работали и при штабе, и даже в строительных отрядах.
  
  Условия были тяжёлые, в том числе и погодные. За два года, которые Мария Вячеславовна провела в Афганистане, она видела снег всего два раза - и то недолго, потому что он быстро растаял. Зима там похожа на нашу позднюю осень, а летом в Афганистане адская жара. В такой зной даже есть не хотелось. 'Шестьдесят градусов жары. Заходишь в столовую, а там суп под пятьдесят градусов стоит, - вспоминает Мария Вячеславовна. - Будете вы такой суп есть? Сидели в сарафанах и приклеивались к стульям, потому что пот тёк градом. Ешь - горячо, а есть-то всё равно хотелось. А, представьте, каково было мужчинам, когда они в форме'.
  
  Во время боевых событий женщин-телеграфисток даже ночью поднимали на дежурство. Связистки запирались в телеграфный модуль изнутри, потому что все данные шли через них. По рассказам Марии Вячеславовны, самым страшным было то, что если бы бомба попала в телеграфную, то всех, кто находился в это время внутри, засыпало бы бетоном. Но, несмотря на смертельную опасность, даже во время бомбёжки связистки не имели права покинуть своё рабочее место, чтобы тем самым предотвратить доступ посторонних к телеграфу. Боевые действия проходили очень часто. Случалось так, что на них уходила вся бригада, и оставался только небольшой взвод охраны. Девушки прятали под подушкой ножницы, ножи и были готовы защищаться до последнего.
  
  Смена телеграфисток начиналась рано, с семи утра. Сначала на обед давалось около трёх часов, чтобы можно было отдохнуть и пересидеть самое жаркое время в модуле, но в скором времени связистам эту привилегию отменили и выделили для обеда сорок минут. Связистки работали по полдня: с утра до обеда и с обеда до вечера. По воскресеньям и по праздникам они отдыхали, если, конечно, в это время не проходили военные действия. В мирное время девушки посещали клубы, в которых занимались самодеятельностью. По праздникам, таким, как 1 мая и Новый год, устраивались концерты и танцы. Вечерами играли в карты, смотрели телевизор, вязали.
  
  Со своим будущим мужем, молодым офицером Виктором Кондрашовым, окончившим Рязанское высшее командное училище связи, тоже связистом, но в пехоте, Мария познакомилась в Афганистане. Виктор Викторович должен был дежурить на узле связи, где они и встретились.
  
  Хотели расписаться в Советском Союзе, но так как Мария приехала в Афганистан на два месяца раньше своего мужа, то и улетать должна была первой. Виктор Викторович испугался, что потеряет Марию, и было решено расписаться прямо здесь, в Афганистане. Молодые полетели в Кабул, пришли в посольство, но им сказали: 'Простите, извините, мы ждём Шеварднадзе. Посольство закрыто'. Но дежурному стало жаль Виктора Викторовича, который после слов Марии Вячеславовны: 'Значит, не судьба. Поженимся в Союзе' так сник, что когда молодые уже стали уходить, дежурный неожиданно взял их документы, попросил подождать за углом и никому не показываться, а уже через 40 минут Виктор и Мария стали мужем и женой. Кстати, случилось это в понедельник.
  
  Уже через два дня, 7 января 1987 года, Виктор Викторович ушёл на боевые действия. 14 января он вернулся, 15-ого сыграли свадьбу, а 17 января снова ушёл на боевые. 'Недели через две с половиной стучится ко мне какой-то бородатый военный, - вспоминает Мария Вячеславовна, смеясь. - Я говорю: 'Извините, вы, наверное, не туда попали'. Он стучится снова, говорит: 'Маша, это я'. Открываю дверь - стоит мой муж. А он бородатый, я его и не узнала'. Не смотря на то, что служба Марии Вячеславовны закончилась, выгнать её теперь не могли: всё было законно, ведь она была при муже. Молодожёнам выделили отдельную комнату, где верная жена ждала своего героя. Разве не подвиг: смотреть, как твой любимый человек уходит на смерть, но верить, ждать и, главное, любить.
  
  Верная супруга ждала Виктора Викторовича целых два месяца, после чего Кондрашовы улетели на Дальний Восток, в Хабаровск, где Виктору предстояло отслужить десять лет. Но так получилось, что ни ему, ни сыну Ивану, появившемуся на свет здесь, в Хабаровске, дальневосточный климат не подошёл. Тогда молодой семье пошли навстречу, и через три года их перевели в Вологду. Здесь у Кондрашовых родилась дочь Дарья. Так как у Марии Вячеславовны резус-фактор отрицательный, а у Виктора Викторовича - положительный, то появление на свет второго ребёнка - в какой-то мере можно считать чудом. Удивительно, но разница в возрасте у детей точно такая же, как и у их родителей, причём сын Иван родился в октябре, как и отец, а Даша июльская, как мама.
  
  До сих пор Виктор Викторович и Мария Вячеславовна время, проведённое в Афганистане, считают самым счастливым в их жизни, потому что там они повстречали друг друга. А ведь всё в их жизни могло сложиться по-другому. Молодой офицер из-за своей застенчивости всё никак не мог подойти к красавице-телеграфистке, пока однажды его друг Серёжа Шаталов не заявил: 'Пойду-ка я с ней познакомлюсь. - Речь шла о Марии Вячеславовне. - А что? Такая девушка, а одна ходит'. Тогда Виктор Викторович испугался, что вот-вот упустит свой, возможно, последний, шанс и наконец-таки осмелился к ней подойти. С этого маленького его подвига всё и началось. С тех пор они не расстаются.
  
  15 февраля 1989 года завершился вывод наших войск из Афганистана. От этого дня нас отделяет двадцать пять лет. Но войны не заканчиваются тогда, когда смолкают орудия, они продолжают жить в душах родителей, братьев, сестёр, друзей, в душах тех, кто в них участвовал.
  
  В честь 25-летия окончания афганской войны и в память о солдатах, не вернувшихся домой, более двухсот вологжан пришли возложить цветы к Памятнику воинам-интернационалистам в Октябрьском сквере.
  
  Ангелина Серова
  
  Отсюда: http://vologda.mk.ru/article/2014/02/19/986520-zhizn-polnaya-podvigov.html
  
  
  
  
  

238. "Политинформация" (25.09.2015)

  

Интернациональный долг Галины

  Медсестра Галина Николаевна Коршунова исполнять интернациональный долг в Афганистане отправилась добровольно. Заканчивая в 1978 году Казанскую среднюю школу, Галя Гончарова и не думала, что через несколько лет ей придётся участвовать в настоящей жестокой войне. Девушка выбрала очень нужную и, на первый взгляд, мирную профессию медицинской сестры. После десятого класса она поступила в ростовское медицинское училище при областной клинической больнице N 1.
  
  Медицинской специальностью Галина овладевала не только в теории, но и на практике: работала санитаркой в больнице, а обучение продолжала на вечернем отделении. После окончания училища в 1981 году она продолжила работать в областной больнице медсестрой.
  
  Вскоре Галина перешла в окружной военный госпиталь N 1602, в отделение травматологии. Туда регулярно доставляли раненых из Афганистана: военнослужащих ограниченного воинского контингента Советской Армии на территории этой страны. Поэтому ещё на донской земле Галина стала принимать активное участие в оказании медицинской помощи раненым воинам-'афганцам'.
  
  В 1985 году Галине как опытной медсестре пришло приглашение из военкомата отправиться в Афганистан для работы в полевом госпитале. Она, сознавая свой медицинский и гражданский долг, это предложение приняла.
  
  И уже в ноябре того же года в возрасте 25 лет Галина Николаевна на самолёте с пересадкой в Ташкенте прилетела в Кабул. Через несколько дней с группой медработников она прибыла в город Пули-Хумри, рядом с которым располагался наш военный госпиталь.
  
  'До Кундуза мы долетели на вертолёте, а далее поехали по горным дорогам в составе военной автоколонны, - вспоминает Галина Николаевна. - На месте распределили в привычное мне хирургическое отделение. Сам госпиталь, подсобные и жилые помещения для персонала, сделанные из модульных конструкций, находились на отдельном участке за колючей проволокой'.
  
  Здесь же на закрытой территории было всё необходимое для того, чтобы не выходить за пределы нашего городка. Работали посменно по 12 часов: с 8 до 20 часов, а после дня отдыха с 20 часов до 8 утра. Раненым бойцам в госпитале оказывали первую помощь, затем отправляли в Кабул, если ранение было серьёзным, переправляли в Союз. Раненых доставляли практически с поля боя, и часто их было много.
  
  Поначалу было страшно, а потом уже привычно.
  
  'В этом госпитале я и проработала два года. Изредка удавалось неофициально выезжать на местные торжища - дуканы. Там приходилось общаться с местными жителями, которые внешне были весьма доброжелательны, особенно к нам - женщинам. А что у них было в душе, чем они занимались под покровом ночи, можно только гадать. Чем ещё запомнился Афганистан? Жарой, пыльными бурями, величественными горами, окружавшими низину, в которой находился госпиталь, периодическими толчками землетрясений'.
  
  По окончанию срока командировки Галина благополучно вернулась на прежнее место работы в ростовский госпиталь. Но, как заметила она, везде хорошо, а дома лучше. Поэтому выйдя замуж в 1989 году за Юрия Васильевича Коршунова, Галина Николаевна вернулась в станицу Казанскую. С тех пор она работает медсестрой хирургического отделения центральной районной больницы. Г.Н. Коршунова, не являясь военнослужащей, в 1988 году была награждена медалью 'Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа'. В прошлом году ей вручили юбилейную медаль 'В память 25-летия окончания боевых действий в Афганистане'.
  
  
  Полина Ефимова
  
  Отсюда: http://politinform.su/velikaya-pobeda/38287-u-voyny-vse-zhe-zhenskoe-lico-ili-zhizn-hutorskih-devchonok-s-verhnego-dona.html
  
  
  
  
  

239. "Порто-Франко" N 10 (1156), (15.03.2013)

  

ЖЕНЩИНА ГЕРОИЧЕСКОЙ СУДЬБЫ

  Ветеранскую организацию Управления МВД Украины на Одесской железной дороге недавно пополнила женщина, за плечами которой служба в Вооруженных Силах СССР, выполнение интернационального долга в Республике Афганистан и почти 20 лет добросовестной службы в органах внутренних дел
  
   []
  Л. В. Жиганюк с сыном
  
  
  Любовь Владимировна Жиганюк родом из живописного села Барабой, расположенного под Одессой. Желание помогать людям в трудном положении привело девушку после школы в Одесское медицинское училище.
  
  После получения диплома молодой специалист несколько лет работала фельдшером в санэпидемстанции Ильичевского морского торгового порта. Чтобы испытать себя в самых сложных условиях, Люба обратилась в райвоенкомат с просьбой зачислить ее на военную службу и направить фельдшером в Демократическую Республику Афганистан, где эта профессия была очень нужна.
  
  С февраля 1986 начались фронтовые будни Любови Жиганюк, которые она с волнением вспоминает до сегодняшнего дня, до сих пор помнит своих боевых побратимов, с которыми пришлось почти два с половиной года делить радость и горе, спасая раненых воинов, которых десятками привозили в медсанбат. К счастью, судьба к ней была благосклонна, прапорщик Жиганюк вернулась с войны живой и даже болезни ее не брали в песчаном аду.
  
  После возвращения на Родину Любовь Владимировна продолжила службу в Вооруженных силах фельдшером, а впоследствии - начальником секретной части воинского подразделения. С 1993 года жизнь нашей героини связана с милицией, сначала как фельдшера полка милиции быстрого реагирования "Беркут" ГУМВД Украины в Одесской области, а впоследствии как старшего инспектора по работе с личным составом этого подразделения. Уже будучи опытным специалистом, майор милиции Любовь Жиганюк была назначена на должность начальника сектора комплектования отдела кадрового обеспечения УМВД Украины на Одесской железной дороге.
  
  Заместитель начальника управления подполковник милиции Владимир Иванов характеризует Любовь Владимировну как грамотного и ответственного сотрудника, наставника молодых специалистов. В феврале 2012 года ей присвоено очередное специальное звание "подполковник милиции", она награждена почетным знаком МВД Украины "За безопасность народа" II степени. Всего у Любови Владимировны более 50 поощрений, среди которых Грамота Верховного Совета СССР "Воину-интернационалисту", знаки отличия МВД "За безупречную службу" трех степеней, "Закон и честь", "Почетный знак МВД Украины" и десять медалей. Сын Владимир, студент Одесской академии пищевых технологий, любит и гордится своей матерью, особенно, когда она в праздничные дни надевает милицейский мундир с десятками наград.
  
  Владимир ПАВЛИЧЕНКО, сектор связей с общественностью УМВД Украины на Одесской железной дороге
  
  Отсюда: http://porto-fr.odessa.ua/index.php?art_num=art029&nnumb=10&year=2013
  
  
  
  
  

240. "Ярославский регион" N 6 (13.02.2013)

  

Солдат в белом халате

   []
  
  
  Гибель подруг и минометные обстрелы, контузию и малярию пережила ярославская медсестра за полтора года в афганском пекле
  Маргарите Подречневой часто снится страшный сон. С аэродрома в Кабуле взлетает грузопассажирский самолет. Во время набора высоты его сбивает ракета. Боевая машина вспыхивает как факел и разлетается на куски. Тела погибших долго и мучительно собирают по фрагментам, от одного из офицеров находят только погон. Все это произошло в действительности осенью 1986-го. На том борту собиралась лететь и Подречнева, лишь по счастливой случайности она осталась ждать следующий. Накануне 24-й годовщины вывода советских войск из Афганистана бывшая медсестра рассказала читателям 'ЯР' о том, как сохранить рассудок на грани жизни и смерти.
  
  - У меня сила воли железная, - без похвальбы и очень убедительно заявляет Маргарита Николаевна. - Я была обязана вернуться домой живой и здоровой.
  
  В Ярославле ее ждали мама и дети-дошкольники: сын Артем, дочки-близняшки Аня и Катя. Семья ютилась в комнате в коммуналке и еле сводила концы с концами. Туда, где порой опускались руки у самых сильных и смелых мужчин, 28-летняя женщина отправилась по собственному желанию. Принять столь рискованное решение операционную медсестру военного госпиталя побудили совершенно прозаические причины.
  
  - 10 сентября 1985 года командир собрал подчиненных и зачитал директиву командующего войсками ордена Ленина Московского военного округа. В Афганистане началась холера, и требовалось срочно сформировать военно-полевой госпиталь особо опасных инфекций. Медсестрам пообещали присвоить статус участников боевых действий, который давал право получить квартиру вне очереди, - вспоминает Подречнева. - Я всегда твердо знала, что мне не на кого рассчитывать. И тут судьба как будто послала шанс вылезти из нищеты.
  
  Жизнь стремительно разделилась на 'до' и 'после'. Присяга в подмосковной воинской части, дорога до провинции Джалалабад,(1) обстрел сразу после приземления - уже через несколько дней вместе с другими новобранцами из разных уголков страны Маргарита осваивалась в госпитале по соседству с 66-й отдельной мотострелковой бригадой.(2)
  
  На территории - деревянные одноэтажные бараки и брезентовые палатки. По периметру - ряды колючей проволоки. Между ними - минные поля.
  
  - Вспышку холеры погасили быстро. Затем стали поступать бойцы с гепатитом, тропической лихорадкой, малярией, паратифом: водоемы в окрестностях кишели заразой, - объясняет Маргарита Николаевна. - На каждую медсестру приходилось по 80 - 120 больных.
  
  Персонал строго соблюдал меры предосторожности: в столовой и туалетах так пахло хлоркой, что щипало глаза. Однако вакцины, сделанные до командировки, оказались неэффективными. Трижды Подречневу косила малярия.
  
  - Пока одни лежали в бреду, другие не смыкали глаз по две, а то и по три ночи подряд, - добавляет Маргарита Николаевна. - За ребятами следили круглосуточно. Они же старались побыстрее к своим улизнуть, чтобы потом никто не упрекнул их в трусости.
  
  Дело осложнялось тем, что летом стояла страшная жара. В палатках температура поднималась до 80 градусов. Солдаты заворачивались в мокрые простыни, но все равно теряли сознание.
  
  - Мы и сами едва не падали в обморок, - продолжает Подречнева. - Первое время ходили под солнцепеком в резиновых сапогах. Только после того как эпидемиологическая обстановка стабилизировалась, нам разрешили переобуться в босоножки.
  
  По ночам моджахеды упорно обстреливали госпиталь из минометов. Не попали ни разу: мешала гора. На открытом пространстве люди в белых халатах становились уязвимее. Однажды санитарная машина, на которой ехала Маргарита, подорвалась на мине, перевернулась и скатилась в сухое русло реки. Подречнева с трудом выползла наружу на луч света, проникавший через сломанную дверь. С контузией и переломом шеи медсестру доставили в Кабул:
  
  - В местном госпитале я заглядывала в палаты и видела ужасное зрелище: лежат одни обрубки - кто без рук, кто без ног, но никто не чувствовал себя ущербным, не падал духом.
  
  Маргарита провела в горячей точке 17 месяцев. Вытаскивала с того света самых безнадежных. Шурави не забывали свою спасительницу.
  
  - Пойдут на боевое задание, возьмут склад душманский и обязательно что-нибудь в благодарность привезут, - с легкой грустью улыбается медик. - Один парень подарил мне тонометр французский, до сих пор им пользуюсь.
  
  О женщинах, которые кинулись в пекло, Маргарита Николаевна не раз слышала пересуды: дескать, за длинным рублем погнались, мечтали личную жизнь устроить. Да, получали там несколько больше. Иные и замуж повыходили, нашли свое счастье. Но о деньгах ли думала подруга Подречневой Татьяна Кузьмина,(3) когда в бою бросилась спасать раненого солдата и пала, сраженная пулеметной очередью? О своем ли благополучии пеклась Виктория (ее фамилия уже стерлась из памяти)(4), когда спешила с медицинской помощью на пост в горах? На обратном пути фургон изрешетили пули из засады. Красивая юная девушка погибла, как солдат.
  
  - Я не воевала, но была на войне. И вернулась оттуда с обостренным чувством справедливости. Кто-то скажет, что это осложняет жизнь. Но я считаю иначе, - подводит итог Маргарита Николаевна.(5)
  
  Александра Смоляр
  
  Отсюда: https://yarreg.ru/articles/110271/
  
  ________________________________________________________________________________
  (1) - город называется ДжEлалабад, центр афганской провинции Нангархар - А.С.
  
  (2) - госпиталь, где служила Маргарита находился не "по соседству с 66-й отдельной мотострелковой бригадой", а на территории бригады - А.С.
  
  (3) - Татьяна КУЗЬМИНА, медсестра БАПО 66-й ОМСБр погибла, спасая афганского ребёнка. О погибшей Тане у меня есть два текста:
  - "Джелалабад. Танюшa, почему ты меня не послушала?" поставленo
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/l.shtml
  
  - "Джелалабад. Мeдсестре Танюше" поставленo
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/m.shtml - А.С.
  
  (4) - o погибшей Виктории Вячеславовне МЕЛЬНИКОВОЙ рассказывается в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 5-я (N 68-80)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00125.shtml#79
  
  - о погибшей Виктории упоминается так же в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt.shtml#108.1
  
  Дополнительная информация на Викторию поставлена в "Список погибших "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00003.shtml#013a - A.C.
  
  
* * *
  
  

"Городской канал 360 градусов. Ярославль" (14.02.2001)

  

Афганцы отмечают День памяти

  
  Завтра ветераны афганской войны отметят очередную годовщину вывода советских войск из Афганистана.
  А сегодня в Доме культуры строителей прошел ставший уже традиционным праздник для воинов-афганцев и их семей.
  На торжественном и почти семейном застолье встретились бывшие участники афганской войны, которые живут в Ленинском районе города. Впрочем, здесь были не только ярославцы, но и их гости.
  
  Наталья БЕЗДЕТКО(4-1) живет в Нижнем Новгороде. Сегодня она приехала в Ярославль к своей подруге и сослуживице по Афганистану Маргарите ПОДРЕЧНЕВОЙ. Эти нарядно одетые женщины, как и тысячи других, в годы афганской войны работали в госпитале. Рита и Наталья больше года прослужили в Джелалабаде.
  
  Другая участница войны в Афганистане - Татьяна ШЕЛЕХОВА - рассказала нам, как однажды вместо празднования 8 марта сотрудникам баграмского госпиталя пришлось всю ночь пролежать в окопах - стреляли.
  
  А вообще афганцы очень неохотно вспоминают те годы, не любят рассказывать о них журналистам. Да что журналисты - даже любимые жены не всегда знают правду о том страшном времени.
  Мужчины браво, с улыбкой, рассказывают нам и им о своих первых впечатлениях от войны. А правда остается для тех, кто ее прочувствовал на своей шкуре. Встречи воинов-интернационалистов проводятся в Ленинском районе третий раз. Организаторы рассказали нам, что в прошлом году на таком празднике встретились два сослуживца, которые не виделись много лет. Да и на сегодняшнем торжестве было немало приятных и радостных моментов. Но были и грустные. Третий тост, как и положено по традиции, пили за тех, кого с нами нет.
  
  Отсюда: http://www.gtk.tv/news/5001.ns
  
  ________________________________________________________________________________
  (4-1) - ещё одна статья о Наталье БЕЗДЕТКО поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 26-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9m.shtml#284 - A.C.
  
  (5) - дополнительные публикации о Маргарите Николаевне ПОДРЕЧНЕВОЙ (МУСАЛАЕВОЙ) находятся:
   - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я (N 101-110)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#100
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка" . Часть 8-я (N 171-180)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt.shtml#107.5
  
  - в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 15-я (N 171-180)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt7.shtml#172 - A.C.
  
  Военные фото Маргариты пoставлены в "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml#47 - А.С.
  
  Рассказы о самоотверженной работе сотрудников этого госпиталя или частичные упоминания о них находятся в текстах:
  
  - "Александp Добриянец. Джелалабадские медики рассказывают. Глава 2-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014.shtml
  
  - "Джелалабад. Bам, вся родная медслужба. Глава 4-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml
  
  - "Джелалабад. Подружки-сестрички"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/d.shtml
  
  - "Джелалабад. Kак на войне можно погибнуть из-за глупой обезьяны"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/a.shtml
  
  - "Джелалабад. Соловьиная роща"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/k.shtml - A.C.
  
  - воспоминания Надежды Ивановны ЛЕВИЦКОЙ в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 1-я (N 1-18)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0012.shtml#10 - A.C.
  
  - о Марии Ивановне ШУШАКОВОЙ в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 9-я (N 111-120)"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt1.shtml#118
  
  - об Ирине Петровне ТРЕТЯК (ЧЕЛБОГЕШЕВОЙ) в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 10-я (N 121-130)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt2.shtml#121.4
  
  - о Маргарите Александровне ТЮРНИНОЙ в тексте "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 17-я (N 191-200)"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9.shtml#192 - A.C.
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 22-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9e.shtml

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018