ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 26-я (N 281-290)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  281. Марина Викторовна КРАСИНА-ЗЕМЛЯНАЯ, "секретчица", 1988-1989
  
  282. Нина Николаевна КОСТЮК, Кундуз
  
  283. Евгения Павловна ДЕДКОВА (ЖУРАВЛЁВА), Кабул, ст. медсестра,
  центральный военный госпиталь, 1982-1984
  
  284. Наталья Александровна КУДРИНА (ВОРОБЬЁВА, БЕЗДЕТКО), Джелалабад, прапорщик медслужбы,
   военно-полевой госпиталь особо опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  285. Ильгиза Ярулловна БАЙБУРОВА (ШКОЛА), Кабул, медсестра, инфекционный госпиталь
  
  286. Галина Григорьевна СМУЛЬСКАЯ, Кабул, госпиталь, зам. начальника аптеки, 1986-1987
  
  287. Тамара, Кабул, жена военного советника, 1985-1987
  
  288. Ольга Ивановна АФАНАСЬЕВА, Хост, жена военного советника
  
  289. Людмила Степановна УШАКОВА, Баграм, старшая медсестра, 1982-1984
  
  290. Галина Николаевна ЗАЙЦЕВА (КОСТЯКОВА), Пули-Хумри, врач-стоматолог
  
  

281. Газета «Аргументы и Факты. Кубань»

  

Жизнь - это уже счастье!

  
   []
  
  
  Интервью с Мариной Викторовной Красиной-Земляной
  
  В феврале, в День памяти воинов-интернационалистов, мы традиционно чествуем участников афганской войны. Дата, по умолчанию считающаяся мужской, привязана к 15 февраля. По официальным данным, в этот день в 1989 году территорию республики покинула последняя колонна советских войск.
  
  На самом деле еще четыре месяца в стране оставались 24 человека, советнический аппарат 40-й армии. Без оружия и охраны, как того требовало дипломатическое соглашение. Единственной женщиной в коллективе воинов была наша землячка – Марина Красина-Земляная.
  
  Испытание войной
  
  - Марина Викторовна, как вы в армию-то попали?
  
  - Жизнь скучной показалась! Окончила педучилище, немного в детском саду поработала. Дом, работа… Такая рутина! Мне же хотелось романтики, испытаний, как сейчас говорят, экстрима! Ну и сбежала без родительского благословения в Вильнюс. Без знания литовского языка по специальности работать не смогла. Случайно узнала, что в военкомате есть вакансия технического работника, и с радостью туда устроилась. В советские времена военные еще воспринимались как элита общества, да, собственно, так оно и было. Карьера складывалась. В 23 года - помощник начальника первого отдела военкомата Литовской ССР, отвечала за секретную документацию.
  
  Потом был Афган, из секретчиков я оказалась единственной, у кого не было семьи и детей. Так на войну и попала. Подвигов, как в кино, я не совершала. Убивать не пришлось, слава Богу. Но за оружие хвататься приходилось. И лимонка всегда была при мне: живой, если что, не дамся.
  
  Когда стреляют - страшно. Но самые яркие и ужасные впечатления к боевым действиям отношение имеют косвенное. Как-то заехали с водителем в госпиталь. Медики обрадовались: «О, автобус, подбросите материал для исследований в лабораторию инфекционки?»
  
  Молоденький солдатик загружает в салон ящики, накрытые марлей, едем. А афганские улицы российскому водителю в страшном сне не приснятся. На первой же яме ящики подпрыгивают, и на коленки мне шлепается… человеческая рука.
  
  Оказывается, что для исследований мы везем ампутированные конечности наших ребят. Они летают по всему салону, солдатик все бледнее. Я в диком ужасе и изо всех сил стараюсь не закричать, но видя его состояние, говорю: «Успокойся, братишка! Мы же военные, тут не курорт!» Он слушает, кивает, и… заваливается в обморок. Ночами мне часто снилась эта ситуация.
  
  - Отношение общества к афганской эпопее всегда было неоднозначным. До сих пор не утихают споры: нужно ли было военное вмешательство?
  
  - Я считаю, мы там были не зря. Мы должны были дать этой стране шанс подняться. У меня до сих пор перед глазами несчастные афганские дети, которые бегут за армейским грузовиком с отходами кухни, подбирают просыпавшийся мороженый лук и тут же его глотают… Что-то намудрили наши политики. Мы пришли внезапно и неожиданно исчезли.
  
  Самолет, которым мы улетали, был последним, он привез муку, прощальный подарок СССР. Афганцы смеялись и прыгали от счастья, как дети. Там уже был натуральный голод.
  
  - Об «афганском синдроме» тогда много писали и говорили. Мол, в страну вернулись люди с искалеченной психикой…
  
  - Доля правды в этом небольшая. Из общих дискуссий как-то выпадает то обстоятельство, что мы вернулись в совершенно другую страну! За несколько лет нашего отсутствия она превратилась в рынок. В базар с торгашами без совести и чести...
  
  Все свои сбережения я отнесла в банк, оказавшийся финансовой пирамидой, осталась без копейки и не могла устроиться на работу. И так многие ребята.
  
  Мы просто не вписывались в эту враждебную, агрессивную реальность, не понимали ее. Многие стали пить, вести себя неадекватно. Я совершенно перестала спать. В попытке разобраться со своими фобиями, стала читать специальную литературу. Увлеклась настолько, что поступила в институт, получила диплом психолога. Учеба меня и спасла.
  
  Просто живи…
  
  - Российская армия от кризиса 90-х до сих пор не оправилась. Громкие коррупционные скандалы, дедовщина, уклонисты… Имидж не привлекательный. Служить сегодня не многие хотят. В чем причина упадка?
  
  - Меня всегда удивляет и возмущает, когда проблемы армии пытаются рассматривать в отрыве от проблем общества. А есть какая-то сфера, где все радужно и превосходно?! Какое общество, такая и армия! Воспитания нет, идеологии нет. Смысл жизни сводится к зарабатыванию денег, обогащению, и не важно, каким путем. Человек человеку не всегда уже друг и брат.
  
  Хорошо это показала история со старушкой из Кронштадта, которая якобы украла в магазине (что так и не было доказано) три пачки масла. К Отчизне нужно относиться бережно и трепетно, как к больному ребенку.
  
  Но мы недостаточно любим свою Родину. Мы обозлились на нее. Мы замкнулись исключительно на собственных потребностях и ощущениях. Мы даже перестали видеть живущих рядом. А это уже трагедия. Мы не хотим знать о том, что кто-то страдает. Без этого знания живется гораздо комфортнее. Но так у нас ничего не получится! Мы не сможем построить государство, в котором будем жить хорошо. Потому что сила, как известно, в единении…
  
  Если говорить о кризисе – он в первую очередь человеческий, душевный. Все наши проблемы питает равнодушие, эгоизм и утрата светлых ориентиров.
  
  - Но чтобы обращать внимание на кого-то еще, нужно вылезти из собственных проблем. А ситуация такова, что трудно не впасть в уныние…
  
  - Каждый отдельный человек должен стараться быть счастливым! Мне повезло, у меня была моя бабушка, Вера Григорьевна Дормидонтова-Красина. Ее отец, профессор Дормидонтов, преподавал в Казанском университете, в числе его учеников был Володя Ульянов. Бабушка окончила институт благородных девиц. Она оригинально мыслила и научила меня своему секрету. Я запомнила ее слова на всю жизнь. «Счастью нужно учиться», - говорила она. Нужно развивать в себе умение радоваться мелочам, подмечать прелесть и неповторимость каждого момента. Тогда жизнь наполнится смыслом, а состояние счастья будет к тебе приходить так часто, как ты сама того пожелаешь. Бабушка умела быть счастливой, несмотря на все испытания, а их на десятерых хватило бы!
  
  Война застала ее в Новороссийске, муж погиб, дочка (моя мама) малышка. В числе тысяч беженцев кое-как добрались на теплушках до Грузии. Долго пешком шли. Чем накормить дочку, как обогреть, где ночлег найти? И видят они, огород чей-то, помидоры растут - красные, спелые… Хозяева из-за несчастной съеденной ребенком помидорки, натравили на них собак. А другой грузин дал приют, на работу устроил - выдавать продуктовые пайки. Заработка - кот наплакал, подразумевалось, что человек на такой должности о себе позаботится. Но «русская эвакуированная» чернела и худела, а ее дочка пухла от голода, но пугливо обходила даже «ничейные» мандариновые деревья.
  
  Пошептались местные, стали в гости захаживать. Кто вязанку хвороста принесет, кто молока, сыра… Никогда, даже в самые лютые времена, бабушка не позволяла себе впадать в уныние, не теряла веры в человеческую доброту. И когда у меня что-то не получается, я себя осаждаю: не жалуйся, с благодарностью воспринимай, что тебе жизнь дана. Жизнь - это уже счастье!
  
  У тебя неудачи? Радуйся солнцу, дождю и пробежавшей мимо собаке... Просто живи! Хорошие люди, как и события, обязательно попадут в орбиту твоего позитива!
  
  Просто живи…
  
  - Знаю об одном, действительно позитивном факте в вашей жизни. Как случилось, что в 50 лет вы стали мамой?
  
  - Если откровенно, такую ответственность брать под старость лет не планировала. Знакомство с Катей, оставшейся без мамы, было случайным и как я думала, мимолетным. Но она сразу ко мне потянулась. Отказывалась есть, спать, и сразу стала называть мамой. Ну как я могла отказаться от этого звания - самого почетного и высокого в мире?! Катя слабенькая была, развивалась сложно. И не думала я, что появится у нее старшая сестренка Марина. Но она появилась. А муж скончался. Бывает сложно, но я счастлива в своих девочках. Как любая мать, считаю их лучшими на свете. И они это знают. Нас трое, все невзгоды вместе преодолеем…
  
  Светлана ЛАЗЕБНАЯ
  
  Отсюда: http://nptm.ru/mbk26.htm
  
  
  
  
  

282. "Маяк" (10.06.2009)

  

Они поженились в Кабуле

  
  Афганистан
  
  Она выросла в деревне, а работать устроилась в Саранске. В ателье «Келу» занималась вязанием. Эта чисто женская профессия, для тихого характера, живую, неугомонную девчонку довела до того, что однажды летом они с подругой вышли из своего ателье и направились… в военкомат. Решили поехать в Афганистан, где шла война. В сегодняшней изменившейся жизни объяснить их тогдашний порыв непросто. Нина Николаевна задумывается ненадолго и подбирает легкое слово – романтика. В те годы было у ее поколения такое восприятие мира и чувство патриотизма было воспитано с детства.
  
  Уже осенью, когда романтический порыв у девчат начал несколько угасать, вызвали в военкомат подругу, и та отправилась на работу в воюющую страну. Нине ехать в неизвестность досталось под самый Новый год. Нет, страха не было, лишь глупая обида, что не вместе с подругой едут, непонятная тревога и понимание, что детская игра в войну закончилась. 31 декабря, когда вся страна готовилась к праздничному застолью, Нина сидела в аэропорту города Ташкента и ждала отправки в Афганистан. В селе Пиксяси остались родители, братья, сестра, ничего не знавшие об этом. Им она сказала, что завербовалась на работу в Германию.
  
  В этом тревожном ожидании необычного дня они и познакомились: Нина из Мордовии и Василий с Украины. Он ехал из отпуска. Возвращался в Афганистан, где прослужил срочную и остался на год по контракту. Ну о чем можно поговорить в толчее, в ожидании отправки? Она только сказала, что подруга ее служит в Кундузе, и хотелось бы попасть к ней. Он сказал, что у него есть там знакомый, который может помочь. Оставил ей свой адрес, вот и все. Но было что-то особое в той встрече, раз она написала ему, сообщила, что попала именно в Кундуз, с подругой встретилась. Они стали переписываться письмами-треугольниками, какие были в Отечественную войну. В течение полугода Василий раза три, не больше, заскакивал к ней минут на 15 попить чаю в ожидании очередного «борта». По службе ему приходилось постоянно летать, и она никогда не знала. где он находится. В очередной раз при возвращении из Баграма, он заехал к ней и велел срочно собираться, сообщив, что сейчас есть «борт» на Кабул. Они прилетели в Кабул, на машине в сопровождении автоматчиков поехали в российское посольство, где и был зарегистрирован брак супругов Костюк. Не для экзотики, не для похвальбы поженились они в чужой стране, где шла война и лилась кровь. Только в качестве жены мог Василий увезти Нину из Афганистана, ведь контракт она заключила на два года, а его служба закончилась. Он считал, что в жизни ему по пути с шустрой мордовочкой, приглянувшейся ему в аэропорту Ташкента. Ей тоже не страшно было выходить замуж за человека, которого она практически не знала. Так бы рассудил каждый на гражданке, а в той обстановке они сразу поняли что подходят друг другу. Так оно и вышло.
  
  Украина
  
  Из Афганистана они приехали на родину Василия – в Житомирскую область. Сначала жили у его матери, а затем государство, как участникам боевых действий, бесплатно выделило дом. Там родились их сыновья Руслан и Николай.
  
  У обоих была работа, простая жизнь в селе, в котором было более 2000 жителей. Они не раз приезжали в гости в Пиксяси.
  
  Потом пришли другие времена. Украина стала самостоятельным государством. Распались колхозы, предприятия перешли в частные руки. Не стало и той организации, где они с мужем работали. Весь народ разъехался по заграницам в поисках заработков. Оставляли детей на престарелых родителей и уезжали кто куда. Им мальчишек доверить было некому: мама Василия к тому времени уже умерла. Да и понимали что не дело это, пропадут, избалуются предоставленные самим себе подростки.
  
  Старший Руслан еще в детсадовском возрасте решил стать врачом, и мечту свою лелеял. Он тогда учился уже в 9 классе, из школы приносил исключительно отличные оценки, и родители понимали, что выучить его не смогут. Учеба даже в медучилище тогда уже стоила более 2000 долларов в год. Ситуация казалась безвыходной.
  
  – Едем жить в Россию, – принял скорое и твердое решение Василий Иванович. И как в тот далекий, памятный год решительно и бесповоротно посадил в самолет, летящий на Кабул, так и тут сразу стал собираться в дорогу, никому не позволив засомневаться в правильности принятого решения.
  
  Вот в этом они и схожи по жизни, считает Нина Николаевна. Оба скоры на принятие рискованных решений, жизненных изменений и к перемене места жительства болезненно не относятся. Вот и теперь, живя в Мордовии, Василий Иванович нашел себе такую работу, что мотаться приходится по всей стране.
  
  Мордовия
  
  Вот уже восемь лет семья Костюк проживает в селе Пиксяси. Приехав, поселились у родителей Нины Николаевны. Почти сразу купили недостроенный дом. На большее средств не хватило. Случайно узнав, что в нашей республике выдаются безвозмездные субсидии на строительство жилья работникам села, в первую очередь трактористам и дояркам, Нина Николаевна, не раздумывая, устроилась работать на ферму.
  
  Семья Костюк, выбравшая для жительства Мордовский край, получила субсидию, достроила дом. Он стоит на краю улицы. За его окнами под ярким шатром голубого сияния простор зеленых лугов, зигзаги оврагов, темная дымка лесов. В этой бескрайности чистого воздуха, в этом светлом мире тишины и спокойствия легко дышится и живется хорошо, особенно если руки не боятся тяжелой работы. А супруги Костюк этого не боятся. Ведь трудятся ради будущего детей.
  
  Когда в Пиксясях построили современный животноводческий комплекс, на нем остались всего несколько доярок. Нина Николаевна устроилась работать на Атяшевский мясокомбинат. Василий Иванович работает в Саранске в «Волгателекоме» прорабом, они тянут связь по всей стране, в начале лета работали в Татарии, потом поедут в Смоленск.
  
  Руслан Костюк заканчивает пятый курс медицинского факультета Мордовского госуниверситета. Он решил стать хирургом. И по тому, как он серьезен и целеустремлен, сразу видно, что учится по призванию души и врач из него получится настоящий. Николай в эти дни сдает экзамены за одиннадцатый класс. И будет поступать тоже на медицинский. А еще он в Пиксясях всеми признанный компьютерный гений. Нина Николаевна не нарадуется на сыновей: не пьют, не курят, учатся хорошо. Руслан играет на гитаре, пишет песни. Коля тянется за ним, старается быть похожим на брата, но в умении управляться с компьютером давно обогнал. У них теперь есть будущее, и это главное для их боевой матери, в юности добровольно попавшей на войну и в мирной жизни тоже не привыкшей пасовать перед трудностями.
  
  В. КОНОВАЛОВА
  
  Отсюда: http://ardatov.smotnik.ru/feed/item/1510-2009-06-10
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с бывшими сослуживицами Нины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

283. "afgan.vlib.vy"

  

Евгения Павловна ДЕДКОВА (ЖУРАВЛЁВА)

  
   []
  
  
  
  ДЕДКОВА (ЖУРАВЛЁВА) Евгения Павловна родилась 21 сентября 1951 года в д. Степы Жлобинского района Гомельской области Белорусской Республики.
  
  В период с 24 марта 1982 года по 25 мая 1984 года проходила службу в ДРА в должности старшей медицинской сестры в центральном военном госпитале в г. Кабуле.
  
  В настоящее время проживает в г. Витебске.
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
  Отсюда: http://afgan.vlib.by/index.php/mtree-lib/uchastniki-vojny-v-dra/dedkova-evgeniya-pavlovna
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с бывшими сослуживицами Евгении находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

284. "Красный Сормович" N 9 (03.2009)

  

Жить сострадая и любя...

  
   8 Марта... Это день, когда женщины - самые милые, самые красивые существа на планете, а мужчины - самые галантные, самые мужественные и нежные. Это день счастливых улыбок и букетов цветов, признаний и поздравлений. С праздником, милые женщины! Счастья вам, любви и благополучия...
  
   Она росла доброй и мечтательной девочкой, с открытой настежь душой, умеющей сострадать. Приводила домой бездомных больных собак и кошек, приносила птиц, пострадавших в неравном бою с деревенской живностью... Лечила, ухаживала до тех пор, пока питомец вновь не становился на лапы или крыло...
  
   Призвание лечить Наталья почувствовала с раннего детства. Потому, наверное, игра в доктора была любимой, забота о больных животных приносила огромное удовлетворение, а вопрос, куда идти учиться после школы, и не стоял вовсе.
  
   - Только в медучилище! - заявила после 8-го класса Наталья родителям.
  
   Училась хорошо, с интересом постигая все секреты будущей профессии. Активистка, спортсменка, заводила - такой помнят Наталью ее сокурсники.
  
   Получив диплом, молодой специалист - фельдшер-лаборант Наталья Кудрина устроилась на работу в районную больницу г. Добрянка Пермской области - здесь как раз развернулась комсомольская стройка, а затем перевелась в окружной госпиталь. Было желание поступить на рабфак в мединститут, но тут вышла замуж и уехала в Горький...
  
   Вскоре родился сын Максимка, а отношения с мужем дали трещину, которую, увы, склеить не удалось.
  
   ... Шел 1984-й год. Война в Афганистане длилась уже 4-й год, и не было ей конца и края... Тогда Наталья Александровна сделала шаг, изменивший не только жизнь, но и ее саму: поступила на военную службу, чтобы в дальнейшем отправиться в Афганистан.
  
   Спецкомандировка не заставила себя ждать: в районе боевых действий начались эпидемии холеры и чумы, и для борьбы с ними под Москвой формировался военный полевой госпиталь особо опасных инфекций...
  
   Из Москвы в Джелалабад, где должен был разместиться госпиталь, их перекинули военно-транспортным самолетом. Знала ли она, навстречу каким испытаниям летит? Наверное, да. Но полное осознание пришло уже потом, когда укрывались от ночных артобстрелов, когда ежедневно провожали 'вертушки с грузом-200' на борту - на территории их госпиталя располагался морг.
  
   А свой 30-й день рождения, едва не ставший последним, она помнит и по сей день. Тогда они возвращались из Джелалабада и попали под обстрел. Одна из 'очередей' 'прошила' колеса, и УАЗик, перевернувшись, стал кувыркаться, пока не врезался в дерево.
  
   'Если суждено умереть, пусть это случится сразу', - пронеслось в голове у Натальи.
  
   Но погибнуть ни ей, ни остальным медикам, находившимся в машине, не было суждено: все отделались ушибами. А вот от полученного стресса отходили еще долго.
  
   Что спасло в тот раз Наталью? Любовь к маленькому сыну, ждавшему ее на родине, крестик, надежно спрятанный на груди (носить их было строго запрещено), или Божья милость? Как знать... Но с тех пор она еще больше уверовала в Бога...
  
   []
  
  
   Из 46 медсестер она была единственной военнообязанной. В спецкомандировке в Афгане прапорщик медицинской службы Воробьева пробыла 1 год и 3 месяца. А все потому, что военно-транспортный самолет, на борту которого летела их смена, был сбит и все находившиеся на борту люди погибли...
  
   Она вернулась домой и еще очень долго не могла привыкнуть к мирной жизни. По ночам во снах она вновь и вновь возвращалась на войну. 'Задыхалась' от нестерпимой жары (в Джелалабаде 50 градусов выше нуля - дело обычное), слышала вой рвущихся снарядов и стрекот автоматных очередей...
  
   Вернуться к нормальной жизни ей помог сын и любимый человек, ставший ей не только мужем, но и другом - надежным и верным.
  
   Она поняла, что та командировка на войну многое изменила и в ее жизни, и в ней самой. Она научилась лучше разбираться в людях, любить жизнь и ценить каждый прожитый день.
  
   - Жизнь - всего лишь мгновение, - говорит Наталья Александровна. - И прожить ее надо осознанно, делая людям добро, любя их и помогая нуждающимся.
  
   Для Натальи Бездетко милосердие и сострадание стали ее вторым 'я'. Так уж получилось, что не может она пройти мимо тех, кто нуждается в любви и заботе. Пятый год Наталью Бездетко связывает дружба с одной из семей детского дома N 1. Десять одиноких сердец живут в семье под теплым и солнечным названием 'Подсолнух' и для каждого из них Наталья Александровна стала настоящим другом - любящим и заботливым. Они вместе отмечают день рождения каждого ребенка и праздники - Наталья Александровна для каждого приготовит подарок, найдет теплые, только ему предназначенные слова. Ребята с удовольствием приходят в выходные в небольшую 2-комнатную квартиру семьи Бездетко, чтобы отдохнуть душой и почувствовать, что такое настоящий дом...
  
   - Мне очень хорошо с этими детьми, - говорит Наталья Александровна. - Они заслуживают счастья, и если я даю им частичку тепла и любви - я счастлива, так как получаю взамен гораздо больше...
  
   Во всех делах и начинаниях ее поддерживает муж - Геннадий Игоревич Бездетко, подполковник, зам. командира дивизии по воспитательной работе. Именно он подставил свое плечо, окружил заботой и не дал впасть в отчаяние, когда в семье случилось страшное горе. Это он вместе с ней ходит в детский дом, покупает игрушки для ребят, помогает накрыть на стол, когда дружная семейка приходит к ним в гости.
  
   - Мой муж - замечательный человек, которого я очень люблю, - признается Наталья Александровна. - Все 20 лет брака с ним - годы счастья и любви.
  
   Сейчас Наталья Александровна и Геннадий Игоревич ждут из армии своего сына Игоря. Морской пехотинец Игорь Бездетко служит под Санкт-Петербургом и часто пишет и звонит родителям. А ведь мог бы и не служить - по состоянию здоровья. Но мама - сама бывшая военнослужащая - настояла: каждый мужчина должен узнать, что такое служба в армии, ведь только там молодой человек может узнать, на что он способен, проявить свои лучшие качества.
  
   С такой героической мамой не поспоришь, да Игорь и не стал, а сейчас благодарит родителей за то, что указали правильный путь в жизни.
  
   Не многие женщины в мирное время имеют награды за то, что не побоялись открыто посмотреть смерти в лицо. У Натальи Александровны Бездетко таких наград несколько, самые дорогие из которых медали 'Воину-интернационалисту' и 'От благодарного афганского народа'.
  
   Вот уже несколько лет Наталья Александровна не работает и всю себя посвятила дому, создавая в нем тепло и уют. А еще у нее есть потаённая мечта: построить на Урале, откуда она родом и где похоронены ее родители, часовенку в память о всех погибших в Афганистане и Чечне... Первый шаг к ее осуществлению она уже сделала...
  
   []
  
  
   Елена ФРОЛОВА
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - Наталья упоминается в другой публикации, которая поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 21-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9d.shtml#240a - A.C.
  
  (2) - фотоальбом "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976" с бывшими сослуживицами Натальи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

285. "Белорусская военная газета "Во славу Родины" N 128 (14.07.2012)

  

Семья, рожденная войной

  
  В Витебске мне довелось познакомиться с семьей подполковника запаса Школы. Я слушал рассказы Олега Викторовича и Ильгизы Ярулловны и думал: как же хорошо, что эти люди встретились друг с другом на жизненном пути. Практически под пулями…
  
  
Олег
  
  Глава семьи Олег Школа родился в городе Борисове в семье военного. Его отец подполковник Виктор Школа, командир эскадрильи, служил в Группе советских войск в Германии. Он погиб при исполнении служебных обязанностей. Произошел несчастный случай — неисправность вертолета. Семья тяжело переживала эту потерю…
  Но нашелся человек, который смог заменить Олегу отца. Отчим — полковник Николай Клюшников, как и покойный отец Олега, был летчиком. Закончил службу в должности инспектора ВВС Закавказского военного округа.
  
  Неудивительно, что и Олег избрал для себя стезю военного. В 1979 году он поступил в Вольское высшее военное училище тыла. Мать не хотела, чтобы сын стал летчиком…
  
  В 1983 году Олег окончил училище. До 1984‑го служил в Туркестанском военном округе начальником отдела хранения военного склада. А затем он — начальник продовольственной и вещевой службы батальона в 40‑й армии, которая выполняла интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан.
  
  Обязанности этого офицера на той войне заключались в обеспечении личного состава всеми видами довольствия. Батальон выполнял ответственную задачу: охранял в Кабуле штаб 40‑й армии, два госпиталя, станции тропосферной связи, две скважины, которые обеспечивали водой город, другие объекты.
  Как и большинство людей, побывавших в Афганистане, подполковник запаса Олег Викторович Школа не особо любит вспоминать то время. А тем более какие-то тяжелые моменты…
  
  Там, в Афгане, Олег и встретил свою будущую жену Ильгизу. Она служила лаборантом в инфекционном госпитале — под охраной батальона Олега.
  
  Вскоре юноша и девушка поехали в отпуск в СССР и поженились. Затем молодая семья вернулась в Афганистан. Но уже через полгода сержант контрактной службы Ильгиза Школа вернулась в Советский Союз — и там у них родилась дочка Лиля.
  
  
Ильгиза
  
  Родом она из приволжского города Бугульма. Девочка рано лишилась матери. Отец — ветеран Великой Отечественной войны Ярулла Байбуров женился второй раз.
  
  Ильгиза окончила Ульяновское фармацевтическое училище по специальности «фельдшер-лаборант». Работала в участковой больнице поселка Новочеремшанск. Затем — в городе Набережные Челны, в санитарно-эпидемиологической станции.
  
  Однажды в СЭС позвонили из военного комиссариата и сказали: нужен специалист, который поедет работать в одну из советских воинских частей в Венгрию. Желающих оказалось много. Но критерии отбора были очень жесткие, и в «финал» вышли всего несколько человек. Тянули жребий… Ильгиза вытащила бумажку с крестиком — и начала готовиться к поездке в чужую страну.
  
  Но вызова все не было. Тогда девушка приехала в Казань, чтобы узнать свою дальнейшую судьбу.
  — В военкомате мне сказали, что для Венгрии специалиста уже нашли, а вот в Афганистане медик-инфекционист нужен. Я сначала испугалась, — вспоминает Ильгиза Ярулловна. — Но мне объяснили: будешь работать, а не воевать. Я согласилась.
  Ильгиза уговорила и свою подругу Нурию Иксанову поехать с ней в Афганистан в качестве операционной сестры.
  
  — Мы собрали чемоданы, раздали лишние вещи знакомым… Поехали в Ташкент на пересыльный пункт. А родственникам я сказала, что еду в Венгрию. Многие девчонки, которые поехали тогда в Афганистан, не говорили родственникам правды… Полтора года вся моя семья думала, что я была в Венгрии.
  
  …Девчонок посадили в огромный транспортный самолет, который вез «за речку» танки и бронетранспортеры. В нем они и прибыли в Кабул.
  
  — Когда люк открылся, наши лица и руки будто обдало пламенем. Пятидесятиградусная жара!
  В Кабуле находился пересыльный пункт, туда приезжали «купцы» из частей — и разбирали вновь прибывших специалистов. Нурия попала в столичный инфекционный госпиталь, а Ильгиза осталась ждать, когда за ней прилетит вертолет из города Шинданд.
  
  — Я шесть дней провела на том пересыльном пункте в Кабуле, а вертолета все не было… Тогда Нурия рассказала обо мне своему командованию: в инфекционном госпитале нужен был лаборант. Так мы с подругой остались вместе, что в то время было большой удачей, почти чудом.
  
  Инфекционный госпиталь был рассчитан на 400 мест. Но в марте и апреле, когда начиналась вспышка инфекционных заболеваний, там находилось до полутора тысяч человек… Люди лежали, бывало, по двое на одной койке. Понятия «рабочий день» вообще не существовало — трудились с 6 утра и до 12 ночи, спасая человеческие жизни.
  
  — Столкнулись с проблемой: многие тамошние болезни нам были практически неизвестны. Поэтому приходилось перестраховываться. Чтобы съесть яблоко или клубнику, недостаточно было их просто помыть. Мы вначале опускали их в раствор уксуса, затем в раствор марганцовки — и только после этого ели.
  
  Своего будущего мужа Ильгиза впервые увидела на новогоднем празднике:
  — Он был такой красивый, стройный, в белом полушубке… Я подумала тогда: не может быть, чтобы у него никого не было, — и постеснялась сама подойти и познакомиться. А Олег потом мне признался, что он подумал то же самое про меня и также постеснялся подойти ко мне…
  
  Согласитесь, так эта история могла бы и закончиться, но судьба дала молодым людям еще один шанс. Буквально через несколько дней их обоих пригласили на день рождения одной общей знакомой.
  — Олег поставил кассету, где были одни медленные композиции, и пригласил меня. Мы долго с ним танцевали — все уже стали возмущаться, говорить, что не хватает быстрой музыки… Олег предложил мне убежать с того праздника, и я согласилась. Мы долго гуляли вдоль рядов модулей, разговаривали — и вдруг крупными хлопьями пошел самый настоящий снег. Афганский снег… Это было очень романтично. И это была любовь с первого взгляда. С тех пор мы всегда были вместе. Олег приезжал ко мне на свидания на бронетранспортере…
  
  
«Мальчишки-и‑и!.. Девчонки-и‑и!..»
  
  …Из отпуска после свадьбы они возвращались порознь. У Олега он закончился раньше, а у Ильгизы оставалось еще несколько дней в запасе.
  
  — Я подумала: у меня там, в Афганистане, муж, а я сижу дома — не с ним. Собралась и поехала. Вначале, когда увидели мои отпускные документы, подумали, что это ошибка. Не могли поверить, что я в ясном сознании, сама решила поехать на войну на целые сутки раньше.
  
  В Афганистане было немало случаев похищения людей. Поэтому в дуканы (магазины) шурави (русские) ходили только в сопровождении охраны. Выбирали товары, а автоматчики стояли рядом и наблюдали.
  — На афганской войне бывали очень тяжелые случаи, — призналась мне Ильгиза Ярулловна Школа. — Мимо госпиталя на боевые операции часто проходили советские колонны. Солдаты сидели на броне, а мы бросались к ограде, махали им руками и кричали: «Мальчишки-и‑и! Вернитесь!». А они нам в ответ с брони: «Девчонки-и‑и! Мы вернемся, вы только ждите на-а‑ас!..». А мы знали, что кто-то обязательно не вернется… И мы молились за них.
  
  Временами ситуация в Кабуле обострялась, возможность нападения душманов увеличивалась. Тогда каждый врач и медсестра получали по одной гранате — чтобы не попасть в плен.
  
  Круглый год стояла невыносимая жара. Воздух был раскаленным, только к трем часам утра он становился немного прохладным. Тогда все выходили из своих жилищ и дышали этим свежим утренним воздухом.
  — Однажды ночью мы с подругой возвращались с работы в свой модуль. Было темно, и вдруг между нашими головами пролетел трассер. Мы остановились, даже не успев понять, что произошло. Осмотрелись — никого не было. И мы поспешили в свой модуль. Самое страшное там было — в плен попасть и без рук, без ног остаться…
  
  
***
  
  Ильгиза и Олег Школа живут в Витебске. Олег, вернувшись из Афганистана, забрал жену и маленькую Лилю с собой в Белорусский военный округ. В запас он уволился подполковником.
  В 1988 году у супругов‑«афганцев» родился сын Виктор, который сейчас служит срочную в 231‑й артиллерийской бригаде, вскоре его собираются назначить на должность командира орудия.
  
  Старший лейтенант ИВАН БАШКОВ
  
  Отсюда: http://vsr.mil.by/2012/07/14/semya-rozhdennaya-vojnoj/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с бывшими сослуживицами Ильгизы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

286. "Крымские новости" (15.02.2008)

  

Война в Афганистане женскими глазами: медработник Галина Смульская вспоминает

  
  15 февраля – День вывода советских войск из Афганистана. К 15 февраля 1989 года 40-я Армия под командованием генерал-полковника Громова покинула территорию Афганистана. В наши дни Афганская война стала праздником «со слезами на глазах», поскольку ни один человек, побывавший на этой десятилетней войне, не может вспомнить о ней без содрогания в голосе. В результате военных действий 15 тысяч человек погибло, 30 тысяч получили тяжелые ранения, многие пропали без вести. В памяти тех, кто сумел остаться в живых и вернуться домой, до сих пор звучат отголоски той страшной войны.
  
  Своими воспоминаниями о событиях в Афганистане с нами поделилась провизор высшей категории Крымской республиканской психиатрической больницы N 1 Галина Смульская, которая работала в эпицентре военных действий в Афганистане…
  
  – Галина Григорьевна, когда и как Вы попали в Афганистан?
  
  – Это был 1986 год. Я работала в аптеке N 9 г. Симферополя, потом перешла работать в Крымскую республиканскую психиатрическую больницу N 1. Однажды мне позвонили из отдела кадров симферопольской Аптеки управления и сказали, что нужен провизор в Афганистан, предложили туда поехать. Тогда ведь мы все были воспитаны на патриотических чувствах, и я согласилась.
  
  – Вам предложили добровольно поехать в Афганистан?
  
  – Да. К тому же, в то время моего сына призвали в армию, и он тоже хотел поехать в Афганистан. Но по закону, если кто-то из семьи туда едет, то других членов семьи уже не забирают. Я поехала еще потому, чтобы туда не забрали сына.
  
  – В чем заключалась Ваша работа?
  
  – Я была заместителем начальника аптеки при советском госпитале, который расположилась в Кабуле, отвечала за обеспечение военного госпиталя медикаментами, куда свозили раненых не только из Кабула, но и со всего Афганистана. Кроме того, у нас просили помощи афганцы, которым мы никогда не отказывали. Затем меня перевели на станцию переливания крови.
  
  – Каково было обеспечение медикаментами в то время?
  
  – Очень хорошее. У нас было все необходимое, хотя в Советском Союзе был дефицит препаратов. О некоторых медикаментах до того времени я вообще не знала и работала с ними впервые. Но были проблемы с кровью – для переливания ее требовалось очень много и быстро. А донорами были наши мальчишки – рядовые солдаты, которые порой во время забора крови теряли сознание. Наши 18-летние мальчишки не отличались здоровьем, питание было не важным, а крови не хватало, и мы вынуждены были использовать наших ребят в качестве доноров.
  
  – Расскажите, пожалуйста, о событиях, которые Вам довелось пережить в Афганистане.
  
  – В самих военных действиях я не участвовала, войну по сути мне пришлось видеть из окна госпиталя. Помню, что часто бомбили центральный аэропорт в Кабуле, около которого находилась наша станция переливания крови. Однажды ночью взорвали склад с боеприпасами. До этого я никогда ничего подобного не видела, поэтому не могла сразу понять, что произошло. Потом привыкла.
  
  – Какими Вам запомнились афганцы?
  
  – Мы общались преимущественно с мирным населением. Если давали разрешение на выход, мы спокойно ходили по городу, и нас никто не трогал. По крайней мере, явных врагов мы в афганцах не видели. Они часто обращались в наш госпиталь за помощью. Уровень медицинского обслуживания в советском госпитале был гораздо выше, чем уровень афганского. Поэтому лечиться у нас было лучше и даже престижнее.
  
  – Как Вы считаете, каковы были основные причины начала десятилетней войны в Афганистане?
  
  – Я не сильна в политике и ничего об этом не знаю. Как нам говорили, мы лечили своих ребят, выполняя свой интернациональный долг. А самой политики мы не касались.
  
  – Прошло уже 19 лет после афганской войны. Как Вы считаете, нужна ли вообще она была?
  
  – Нет, конечно. Как мать, я с уверенностью могу сказать: нам не нужен был Афганистан. Зачем нужно было терять столько ребят?... А сколько погибло еще не рожденных детей, сколько искалеченных душ осталось после этой войны…
  
  – Вы проработали в Афганистане два года. Как это повлияло на вашу жизнь?
  
  – Я просто увидела войну своими глазами, увидела изнутри армейскую жизнь, дедовщину. Не раз порой приходилось защищать пацанов от несправедливого унижения и издевальств. И еще хочу сказать – у меня навсегда сохранилось трепетное отношение к раненым. Когда смотрю на раненых или больных людей, я вижу в них своих ребят – тех, с кем мы вместе были в Афганистане. Часто мысленно снова возвращаюсь туда.
  
  – Если бы Вам сейчас позвонили из Аптеки управления и предложили поехать в Афганистан, Вы бы согласились?
  
  – Да.
  
  Лариса Щепелина
  
  Отсюда: http://qha.com.ua/ru/romence/voina-v-afganistane-jenskimi-glazami-medrabotnik-galina-smulskaya-vspominaet-foto/15762/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с бывшими сослуживицами Галины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

287. "Hrodna.life" (01.03.2017)

  
«Бродячая жизнь жены советского офицера»
  
  
   []
  
  
  
  Тамара родилась в Вильнюсе в семье военнослужащего. В три месяца родители забрали ее на границу с Турцией, где в 1956 году было неспокойно. Повлияло ли это на ее дальнейшую жизнь, сказать трудно, однако после того, как молодая Тамара окончила филфак в Гомеле, судьбой было предначертано, чтобы девушка вышла замуж за военного.
  
  Молодожены по распределению мужа переехали в Читу, где прожили два года. Чтобы получить дальнейшее повышение по службе, муж Тамары согласился на выезд в Монголию. Вместе с другими военными семьями молодые люди жили в военном городке Налайх возле Улан-Батора. Отдельно жилая зона, отдельно служебная, аэродром. Шел 1978 год и Монголия в то время также была беспокойной точкой на карте. Во время обострения китайско-советских отношений Монголия стала на сторону СССР, благодаря чему получала большую экономическую помощь.
  
  Советский «хром» — монгольский «палас»
  
  «Были бои местного значения. Были вылазки китайцев. Тогда Монголию считали почти что Советским Cоюзом. 16-я республика говорили. Мужа тогда 2 недели дома не было. Помню, как при входе постоянно стоял подготовленный чемоданчик на всякий случай с документами наверху. Если не получится забрать чемодан, чтобы документы были с собой», — вспоминает Тамара.
  
  Семьи военных жили тогда в пятиэтажном доме. Были свет и вода. Периодически, — добавляет женщина. В конце месяца выключали свет, а поскольку были водопомпы, вода исчезала тоже. Вокруг выжженная солнцем степь, практически никакой растительности. Из животных запомнились торпаганы — крупные грызуны, похожие на сусликов. Климат резко-континентальный: днем жара, а ночью холод.
  
  «Наш городок стоял отдельно, поэтому с монголами мы редко общались. Иногда приходили к нам, „купи-продай“. Совершали „хром-палас“, как они говорили. Меняли хромовые сапоги на палас — ковер такой. Золото меняли, хотя низкопробное. Вот бирюза была красивая, не похожая на нашу, зеленая. Однажды я побывала в юрте. Говорю мужу, пошли посмотрим хоть одним глазком, что там такое. Заходим, у монгола попросили. Он — „заходи!“ Заходим мы в эту юрту. Стоят металлические кровати, затянутые советской клеенкой, и все. Постельных принадлежностей я не увидела. Не знаю что там с этими городками, во что они превратились», — рассказывает женщина.
  
   []
  
  
  
  За мужем на Афганскую войну
  
  В 1980 году муж Тамары вновь поступил на второе высшее. Семья вернулась в Москву. После распределения в Саратов. Муж шутил: «Что ты от меня хочешь? По одним столицам тебя вожу. Москва — столица, Чита — столица солнечного Забайкалья, Улан-Батор — столица Монголии. Саратов — столица Поволжья». Следующей столицей для семьи Тамары стал Кабул, когда в стране на протяжении многих лет не прекращалась война.
  
  «В Афганистане мы были в 1985−1987 гoдax. Когда сейчас говорят о Сирии, у меня сразу перед глазами стоит Афганистан. Нельзя туда лезть. Восточный народ — другой, он по менталитету другой, по привычкам. У него человеческая жизнь ничего не стоит. Это я почувствовала достаточно. Мой муж был тогда советником полковника афганской армии. Жили мы в четырехкомнатной квартире с двумя семьями. Жена летчика, с которым мы делили квартиру, пожила месяц, не выдержала, забрала детей и вернулась в Союз».
  
  Тамара прекрасно помнит, как однажды автобус с их детьми обстреляли из гранатометов по дороге в посольство. Это было время, когда свергали президента Наджибуллу. Над домом постоянно кружили вертолеты, да так близко, что видно было лица летчиков. Около пятиэтажки, где жила Тамара, всегда дежурили афганцы ради безопасности.
  
  «Я их лоботрясами называла. На одной лестничной площадке в 5-комнатной квартире жил полковник с 6-ю детьми и двумя женами. И мы — две семьи советников. Нормально жили. Угощали друг друга. Воду давали два раза в неделю. По два часа. Утром в 6. Муж с соседом уходили очень рано. А мне нужно было успеть помыть все, детей искупать, потому что вечером мужчины возвращались. Им также нужно было помыться. Вода артезианская, ледяная. И конечно она была зараженная. Сальмонеллы всякие. Все замачивали в растворе марганцовки. Фрукты, овощи — все, что приходилось. Запах марганцовки до сих пор не переношу», — вспоминает Тамара.
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
  Был «бача» — нет «бачы»
  
  «Люди не приучены работать. Они приучены воевать. Человеческая жизнь ничего не стоит. У соседа ребенок вывалился с балкона, у полковника афганского, и наши пошли выразить соболезнования. Он их не понял! Он их просто не понял. Был „бача“ (ребенок — ред.) — нет „бачы“. Будет другой „бача“.
  
  Тогда это трудно было морально. Детей оставили в Гомеле. 1986 год. Чернобыль. По единственной телевизионной программе на русском языке — ни слова. Узнала из письма мамы. Пришлось добиваться, чтобы выпустили из Кабула забрать детей.
  Хорошо, что в Саратове мы оставили квартиру, которую снимали. И я восемь человек из Гомельской области забрала и привезла в Саратов.
  Сама ехала на войну, думала, что там мир, а получилось наоборот».
  
  Семья Тамары вернулась из Афганистана в 1987 году, с тех пор живет в Гродно. Сын тоже стал летчиком. Был ранен в Чечне, но выжил.
  
  «30 лет, на удивление, живем на одном месте. С мужем шутим, что это плата за то, что так нас по миру мотало».
  
  Отсюда: https://hrodna.life/articles/za-muzhem-v-afganistan-za-dzhinsami-v-kitay-neveroyatnyie-istorii-iz-zhivoy-biblioteki/
  
  
  
  
  

288. "Аргументы и факты" (19.03.2014)

  

Жены военных советников

  
   []
  Коллектив жен сотрудников советнического аппарата в г. Хост, Афганистан, 1982 год
  
  
  Город Хост находится в 15 км от границы с Пакистаном. Там с 1979 по 1989 г.г. работала группа советских советников, и вместе с ними находились их жены. Мужья с утра до вечера работали в своих частях, часто выходили на боевые задания, а мы оставались дома.
  Нередко мы встречали раненых мужей, летали с ними в Кабул на лечение.
  
  Микрорайон по периметру охраняли афганские полицейские. Мы без наших мужчин никуда не выходили. На базар ездили группой под охраной вооруженных мужей. Дороги в Хост из Кабула и из провинциального центра Гардез были перекрыты душманами. Поэтому в Кабул за продовольствием мы летали самолетами или вертолетами.
  
   Обстрелы нашего городка бывали часто. Но ко всему привыкаешь. Мы давали концерты для своих советников, а иногда выступали и в афганских подразделениях, пели советские песни.
  
  Смотрю на фотографию и вспоминаю родные лица. Многие из них - из Беларуси. Всем, кто узнает себя и откликнется, буду рада.
  
  Ольга Ивановна Афанасьева, д. Островок, Гродненский район
  
  Отсюда: http://www.aif.by/timefree/oldfoto/foto_iz_alboma_zheny_voennyh_sovetnikov
  
  
  
  
  

289. "БОУ г. Омска "СОШ N 129"

  

НАШ МЕДИЦИНСКИЙ КАБИНЕТ

  
  
  
  
  
   УШАКОВА ЛЮДМИЛА СТЕПАНОВНА
  
   В нашей школе работает с 1973 года. Пришла она в школу совсем молоденькой девчонкой, но сразу же почувствовала любовь и уважение как от учеников, так и учителей. Её улыбка и поддержка снимают любую боль. Вот также с улыбкой оказывала помощь раненым во время войны в Афганистане, где Людмила Степановна служила старшей медсестрой объединенного медпункта с мая 1982 по июнь 1984 года.
   - Добрый день, Людмила Степановна. Скажите, в какие годы все происходило?
   - С апреля 1982 года по июнь 1984 года.
   - Сколько лет вам было тогда?
   - Тридцать лет мне было.
   - А это у вас проходила служба?
   - Нет. Это была командировка.
   - За это время вы приезжали домой?
   - Да. В отпуск два раза.
   - Скажите, какие впечатления у вас остались?
   - В плане работы...Работы конечно было много. Много и раненных, и больных. Всякие были - солдаты, офицеры и местное население (дети, женщины и старики). Лечили мы очень своеобразно, если женщина приходила на прием, то её обязательно сопровождал муж, одну ее никогда нельзя было оставлять.
   - Местное население -это верующие мусульмане?
   - Да, мусульмане. В Афганистане у нас была небольшая мед. часть по обслуживанию полка истребителя, эскадрильи и вертолетчиков. Лазарет был на тридцать коек и в общей приемной. Если были какие-то серьезные операции, то мы конечно везли в госпиталь. Единственно, что делали мы - это зашивали мелкое что-то, небольшие раны и лечили общие заболевания.
   - Медицинская часть где располагалась?
   - Это находилось в 50-и километрах от Кабула, местечко такое с большим аэродромом, населенный пункт Баграм. Недалеко Панджшерское ущелье, где все мятежники были рядом с ним. На аэродроме была взлетная полоса, с одной стороны были мы, с другой десантный полк и они очень часто ходили на военную операцию. У нас же должна была быть готовность N 1, если предстояла военная операция. Мы со своими мед. сумками почти не расставались, даже спали порой. Вы спросите почему? Потому что ситуации бывали разные. Даже военной операции нет, вокруг виноградники и эта территория, которая была ограничена колючей проволокой - периодически простреливалась.
   - У вас не было ранений?
   - К счастью не было.
   - Но, а так медицинские работники страдали?
   - Да, да. Не так конечно часто, как наши ребята, молодые офицеры, но тоже бывали ранения.
   - В должности кого вы были в командировке?
   - Я была старшей медсестрой - воинская часть N 221.(1)
   - Какие сложности возникали?
   - Не хватало медикаментов. Бывало такое, что и бинты стирали. Потом, вот лучшая мазь 'Вишневского' закончилась и мы с нач. медом (дерматологом) решили поэкспериментировать. Сделали мазь на основе ланолина, туда насыпали пенициллин и все это перемешали. Ну ничего, хорошо раны заживали. Мы не делили работу. Все делали, кто свободен - на подхвате. Взаимозаменяемость была. Коллектив прекрасный был.
   - Сколько у вас было человек?
   - Человек восемь наверное, включая санитарок.
   - Что вас поразило в Афганистане, может природа?
   - Ну, природа скудная, горы, горы и еще раз горы. Особо нас не куда не выпускали, крайне редко летали в Кабул. Замучила нас там жара до +55 градусов по Цельсию и пыль. Ветер "афганец", когда начинает дуть, становится ничего не видно и пыль повсюду. Условия жизни первый год были сложными, жили мы в строительных домиках, и в горах ночью температура достигала до -20 С. Мы вставали утром и вода в ведрах замерзала. Во второй год стало уже проще. Нам сделали уже отапливаемые как большие общежития (модули) с коридором и комнатами.
   - А в медицинском стационаре как было, палаты?
   - Нет - тоже были модули, но они были построены раньше.
   - С местным население общение происходило через переводчиков?
   - Многие знали русский язык. Поэтому практически преград не было. Местное население было настроено неплохо, хорошо относились к нам.
   - Расскажите нам про свои награды?
   - Боевых наград у меня нет. Это медали памятные и юбилейные.
   - Юбилейные медали - это сколько лет было Афганской войне?
   - Пятнадцать лет. Двадцать лет. Двадцать пять лет. Так же - медаль за заслуги в медицине. За чуткое отношение к людям.
   - Это от министерства здравоохранения?
   - От Министра здравоохранения грамота, а награды от Министерства обороны.
   - О личной жизни, что можете рассказать?
   - Ой, это трудная тема. НИКАКОЙ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ, ТОЛЬКО РАБОТА.
   - А где вы учились?
   - Я окончила 4-е медучилище в городе Омске. Фельдшер. Это первый выпуск был этого медучилища. Сейчас его соединили с первым и теперь они базируются на ул. Дианова. После окончания, сразу пришла работать в 129-ю школу в 1973 году.
   - Вы с детства хотели быть фельдшером?
   - Ну как сказать. Тянуло к этой профессии, но я нисколько не сожалею, что я пошла в медицину. Всегда были такие чувства - быть полезным, оказать помощь.
   - Вы сами согласились поехать в Афганистан?
   - Да. Это не было принудительно.
   - Бывали такие моменты, когда вам было страшно?
   - Бывало, конечно, когда были обстрелы. Или вот только мы приехали в Кабул и сразу сказали: 'Так начинается обстрел, стаскивайте матрасы вниз и ложитесь на пол, накрывайтесь матрасами!' Обошлось все нормально, даже не ранили.
   - Вам приходилось стрелять?
   - Но не в боевых условиях. Просто как личные тренировки, да. Оружие нам не выдавали, но нас охраняли солдаты.
   - Если бы вам сейчас предложили поехать?
   - Поехала бы. Хочется быть полезной и нужной, и там это ощутимо в полной мере.
   - А сейчас вы состоите в Афганской общественной организации?
   - Да. Во время памятных встреч возлагаем цветы. Каждый год ездим на слет военных песен. Встречаемся с афганцами со всего Советского союза. Очень теплые отношения у нас с ними.
   - Спасибо вам большое за рассказ. Здоровья Вам, Людмила Степановна!
  
  Отсюда: http://ou129.omsk.obr55.ru/fotogalereya/интервью-учащихся-10-а-класса-с-ушаковой/
  
  __________________________________________________________
  (1) - героиня или автор статьи что-то напутали, в Афганистане не было войсковой части N 221, все части шли под пятизначными номерами.
  Но могли быть, допустим, 66-я мотострелковая бригада, 834-й госпиталь, 201-я мотострелковая дивизия и т.д. - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с бывшими сослуживицами Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

290. "БОУ CMP ООШ N 10" (2017)

  

Галина Николаевна ЗАЙЦЕВА (КОСТЯКОВА)

  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  Отсюда: https://ppt-online.org/262857
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Пули-Хумри, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Галины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8.shtml - А.С.
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 27-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9n.shtml

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018