ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 28-я (N 301-310)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  301. Неля Ивановна ПЛОЦКАЯ, Кабул, медсестра, Центральный советский военный госпиталь,
  отделение сосудистой хирургии, 1986-1989
  
  302. Людмила Исаметовна АХМАТЬЯНОВА (ТАНЦИТОВА), Шиндандт, медсестра в приемном отделении,
  позднее - инфекционное отделение, госпиталь, 1980-1982
  
  303. Елена Вячеславовна СТРЕЛЬНИКОВА (ЕРЛЫЧЕНКО), Баграм, медсестра операционно-перевязочного взвода,
  100-й медсанбат в/ч пп 93982, 1987-1988
  
  304. Нина Дмитриевна БУХАРОВА, Кабул, старшая медсестра, военный госпиталь
  
  305. Галина Егоровна ПОЛЯКОВА (ВАХРУШЕВА), Шиндандт, медсестра, госпиталь, 1987-1988
  
  306. Людмила Болеславовна ЯБЛОНСКАЯ, фельдшер медпункта вертолётного полка возле Кундуза, 1982-1984
  
  307. Татьяна Николаевна ЯКОВЛЕВА, Баграм, медсестра, 100-й медсанбат в/ч пп 93982,
  
  308. Ольга СОЛОВЬЁВА, Кабул, повар, аэродром, 1988
  
  309. Светлана ВАЛЬТЕР, Кабул, старшая медсестра приёмно-эвакуационного отделения Центрального военного госпиталя
  
  ----- Наталья ОМЕЛИНА, Джелалабад, старшая медсестра операционно-перевязочного отделения
  
  310. Галина Кирилловна ПЕТРУСЕНКО (ГРИШИНА), медсестра эвакуационного отделения, 1980-1982
  
  

301. "БК55. Новости. Омск" (23.02.2018)

  

Старшина Неля Плоцкая: "В момент взрыва мы бросились ловить капельницы"

  
   []
  
  
  Во время войны в Афганистане омичка спасла жизни множества советских солдат и маленькой афганской девочки, но вспоминает о службе в Кабуле в будничном тоне: «Это была наша работа».
  
  В День защитника Отечества супруги Плоцкие обмениваются поздравлениями: оба они посвятили жизнь военной службе, а опыт участия в боевых действиях есть не только у Владимира Николаевича, но и у Нели Ивановны.
  
  Изящная омичка с нежным мелодичным голосом служит в войсках Росгвардии в звании старшины: Неля Плоцкая – медсестра медпункта воинской части. Хотя на передовой Неля не сражалась, ей досталась не менее важная миссия: во время войны в Афганистане юная медсестра выхаживала тяжелораненых советских солдат.
  
  «Хотелось вершить подвиги»
  
  Неля Носова родилась в маленькой деревне на Украине. Родители нарекли дочку редким для деревни именем, которое им понравилось. Несмотря на государственный атеизм, девочку крестили. Правда, в церкви долго думали, как записать необычное имя.
  
  Неля окончила медицинское училище в Умани и по распределению получила работу в детском отделении роддома в Черкассах. На спокойной работе девушке было скучновато. Она жаждала получать новые впечатления, совершать подвиги, быть полезной людям.
  
  – Мы с подружками отдежурим несколько суток подряд, потом у нас получается несколько выходных, и мы ездим, города смотрим. Я в ДОСААФ ходила, с парашютом прыгала, английский язык изучала. Жить хотелось, вершить подвиги хотелось. Мы с подругой узнали, что в Афганистан требуются медсёстры, и отправились в военкомат.
  
  В 1986 году 20-летняя Неля оказалась в Кабуле. Из аэропорта новеньких медсестёр в крытой машине повезли в Центральный советский военный госпиталь. По дороге местные подростки забросали машину булыжниками. Камни с грохотом ударялись о железные борта. Девушек бросило в ужас. Но когда они прибыли на место, бояться оказалось просто некогда.
  
   []
  
  
  
  Раненые
  
  Госпиталь располагался в здании, где в старину находились королевские конюшни. Здание благоустроили, но о его прошлом напоминали непривычно длинные палаты. – Внутрь заходишь, а там в ряд койки, койки, койки – по 100 человек в отделении. Мы сразу окунулись в работу, и стало уже не до страха. У нас было отделение сосудистой хирургии. Это в основном раненые с отрывами конечностей. Ребята, считай, мои одногодки.
  
  Когда Неля прибыла в госпиталь, в нём остро не хватало санитарок. Сначала девушке поручили ухаживать за ранеными. Одновременно она выполняла обязанности медицинской сестры – ставила капельницы, делала перевязки. Одни пациенты уже понемногу передвигались на костылях, за жизни других команде медиков приходилось буквально сражаться.
  
  – Может, мне так повезло, но у нас работали только Специалисты с большой буквы. Хирург Артемьев Александр Александрович специализировался на аппаратах Илизарова. Золотые руки – по-другому не скажешь. Он делал сложнейшие операции. Слава Богу, всех раненых, которых к нам привозили, удалось спасти. Врачи старались делать всё возможное, чтобы сохранить парням руки или ноги.
  
   []
  
  
  
  – У нас мальчик лежал, Юра. Его ранило в руку, пальцы были сильно раздроблены. Врачи собрали ему кисть по частичкам – прямо на пальцы тоненькие колечки аппарата Илизарова накладывали. Проходит дня два после операции, и у Юры разрывается артерия. Кровь бьёт струёй. Мы быстро перекладываем его на каталку и мчимся в операционную. Наши хирурги сумели восстановить все сосуды. Опять два дня проходит – та же история: кровотечение сильное начинается. Чтобы спасти Юре жизнь, пришлось ему руку отнять – до середины плеча. Он выжил, сейчас в Киеве живёт.
  
   []
  
  
  
  Фото на память
  
  Неля Ивановна перебирает чёрно-белые фотографии. На снимках парни в военной форме.
  
  – Это Игорь Землянский. До Афганистана он работал акробатом в цирке. С виду он как бы целый, но ни глаза, ни руки... Это Олег Кислов. Ему ногу оторвало. Очень здоровый молодой парень, хороший, красивый. Став инвалидами, солдаты не сдавались. Поправлялись. Слушали книги, которые читали им медсёстры. Обменивались фотографиями. Делились историями из жизни.
  
   []
  
  
  
  – Это Андрей Макаров, очень хороший хлопец. Тоже ногу ему оторвало. Вот он из Ташкента прислал фотографию: он на протезе идёт. Потом Андрей окончил медицинский институт и теперь в Ростове хирургом работает. Во время Чеченской войны много раненых прошли через госпиталь, где работал Андрей Макаров.
  
   []
  
  
  
  Неле Ивановне запомнился солдат, потерявший ноги. Из-за сильного стресса и побочных эффектов наркоза он не позволял медикам себя лечить. Но медсестра Неля нашла к нему подход. Благодаря удивительному совпадению и фотографии.
  
  – У нас лежал парень Олег Военный. Позже он такие интересные истории рассказывал! К ним на заставу приходит генерал и видит: что-то не так. Генерал спрашивает Олега: «Ваша фамилия, военный?» А Олег говорит: «Военный». – «Я ещё раз спрашиваю вашу фамилию, военный!» И Олегу приходится объяснять, что Военный – его фамилия. Когда Олега только привезли и сделали ему операцию, он буянил после наркоза. Никого к себе не подпускал. Я увидела у него на тумбочке фотографию с солдатами. Смотрю: на снимке мой сосед из деревни. Я удивляюсь: «Откуда ты его знаешь?» Олег отвечает: «Служили вместе». С тех пор он со мной общался, а потом мне эту фотографию на память подарил.
  
   []
  
  
  
  Афганцы
  
  Прошло 30 лет, а медики советского госпиталя и их бывшие пациенты до сих пор поздравляют друг друга с праздниками и переписываются: раньше – по почте, теперь – в социальных сетях. Некоторые из солдат стали для Нели кровными братьями.
  
  – Сотрудники госпиталя постоянно сдавали для раненых кровь. Мы даже не выдерживали положенного перерыва в два месяца, потому что крови не хватало. Часто заходишь в модуль, а там кричат: «Третья положительная!» или «Вторая положительная!» – и все, у кого такая группа, подхватываются и бегут сдавать кровь.
  
   []
  
  
  
  Неля и её сослуживцы-медики лечили не только советских солдат. Однажды к ним в госпиталь доставили девятилетнюю афганскую девочку с простреленной ногой.
  
  – Такая хорошенькая девочка была! Она прекрасно разговаривала по-русски: наши войска в Кабуле стояли десять лет, и местные ребятишки выучили русский язык. Раз в год медицинским работникам полагался отпуск. Только тогда под защитой вооружённого патруля они могли покинуть территорию госпиталя и сходить за покупками в Кабул. Все местные мужчины ходили по улицам с автоматами. Женщины по мусульманским традициям закрывали лица. Дети с любопытством глазели на советских солдат и медиков, но охотно позволяли себя фотографировать. У стен госпиталя дважды устраивали взрывы. К счастью, здание устояло.
  
  – Сперва никто не понял, что произошло. Мы работаем. Вдруг стены шатнуло. Мы тут же бросились ловить капельницы, но некоторые из них всё же разбились. Потом выяснилось, что взорвали машину возле территории госпиталя. Дальше уже разбирался царандой – местная полиция.
  
   []
  
  
  
  «Как в кино»
  
  В 1989 году из Афганистана вывели советские войска. Неля и её подруга не захотели возвращаться в обычную больницу. Они решили, что их опыт не должен пропадать.
  
  – Мы карту разложили и, как в кино, ткнули в неё пальцем с закрытыми глазами. Выпал Владивосток. Мы берём билеты и летим во Владивосток, даже не зная, есть ли там воинские части. Девушки захватили с собой магнитофон и включили на нём песни об Афганистане. Музыку услышала попутчица, потерявшая в Афганистане мужа. Женщина рассказала подругам, что добирается в воинскую часть в Уссурийске, где до отправки на войну служил её супруг. Медсёстры решили присоединиться к своей новой знакомой.
  
  – Она нас приводит к командиру части, а это оказался Герой Советского Союза Руслан Аушев. Он дважды был в Афганистане. Аушев сразу взял нас на работу.
  
  В Уссурийске Неля познакомилась не только с будущим президентом Ингушетии, но и с будущим мужем. Владимир Плоцкий служил в Германии, писал рапорт за рапортом с просьбой перевести его в Афганистан, но войска оттуда вывели, и прапорщика Плоцкого направили на Дальний Восток. Владимир увёз Нелю в свой родной город – Омск. Там они поженились и вдвоём поступили на службу в воинскую часть.
  
   []
  
  
  
  Во время Второй чеченской войны Владимир Николаевич принимал участие в боевых действиях, а Неля Ивановна оставалась в Омске с двумя детьми. Работы у неё хватает и по сей день:
  
  – Начальник госпиталя в Афгане говорил: «Если медики работают в спокойном режиме, значит, всё в порядке. А если они бегают, значит, что-то случилось. Но самое главное – чтобы не было войны. А всё остальное – оно переживаемо. Справимся, всё сделаем! Пусть наши дети учатся, пусть они будут военными, но лишь бы у них не было войны!
  
  Яна Турнова
  
  Отсюда: http://bk55.ru/news/article/120658/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Нели находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

302. "ДРУЖБА"

  

Военная медсестра

  
   []
  
  
  Уроженка деревни Баймурзино Людмила Ахматьянова (Танцитова) принимала участие в военном конфликте на территории Демократической республики Афганистан
  
  В многочисленных фоторепортажах, кинофильмах об афганской войне, а также стелах и обелисках часто можно увидеть только мужские лица. Однако женщины в Афганистане тоже служили. Они наравне с мужчинами исправно выполняли свою работу, стойко переносили лишения и опасности жизни на войне.
  
  Военнослужащих(1) женщин направляли в Афганистан как переводчиц, шифровальщиц, связисток, архивариусов, сотрудниц баз материально-технического обеспечения в Кабуле и Пули-Хумри. Немало женщин работали фельдшерами, медсестрами и врачами в фронтовых медицинских частях и госпиталях.
  
  Уроженка деревни Баймурзино Людмила Ахматьянова (девичья фамилия Танцитова) в 1974 году после окончания 8-ми классов поступила в Уфимское медицинское училище N 1. Получив диплом, по направлению работала в Республиканском онкологическом диспансере до 1980 года медсестрой-анестезисткой реанимационно-анестезиологического отделения. В январе 1980 года Людмилу Исаметовну вызвали в военкомат Октябрьского района города Уфы и предложили ехать в военный госпиталь в Ташкент работать медсестрой. Она согласилась, и, как все, подписала контракт на два года. Начали готовить документы. Позже выяснилось, надо ехать не в Ташкент, а в Афганистан, и что там очень нужны медицинские кадры. Молодые люди все восприняли как должное. Прошли собеседования в райкоме комсомола, райкоме партии. Когда родители Людмилы узнали о том, что дочь собирается в Афганистан, Исамет Танситович сказал: «Партия требует, значит надо ехать».
  
  — В Афганистане я находилась с 26 января 1980 года по 19 мая 1982 года. Из Уфы нас было 12 человек: медики, повара, инженеры, — вспоминает Людмила Ахматьянова. — Сначала нас отправили в Самару (Куйбышев), там готовили необходимое оборудование, медикаменты для военного госпиталя, так как мы должны были приехать на место назначения и за короткий срок развернуть госпиталь Приволжского военного округа, подготовить все необходимое для приема и лечения раненых и больных. Через неделю выехали эшелоном из Самары. Ночью ехали, днем стояли в тупике. Приехали в Кушку 9 февраля 1980 года. На следующий день выехали в Афганистан колонной с наземным и воздушным сопровождением. Ночь провели в Герате. Лил сильный дождь, спали сидя в автобусе. Тогда ночью в первый раз услышали стрельбу, было жутковато, но страха и паники не было. 11 февраля к вечеру доехали до места в провинцию Шинданд. Разбили палатки, подготовили все необходимое для приема больных и раненных. Ночью проснулись от того, что стало сыро, в палатке была вода до колен, лил сильный дождь.
  
  Работникам госпиталя помогали солдаты из других частей. Так начал работать госпиталь Приволжского военного округа в/ч 94131. Сотрудники госпиталя были из Ульяновска, Саратова, Республики Марий Эл, Чувашии, Татарстана. Работали они в полевых условиях. Жили в 20-ти местной палатке. Когда было холодно, топили буржуйку, ночью дежурили по очереди. Вокруг — только горы и несколько военных частей. Свободного выезда, выхода за территорию госпиталя не было, все по положению военного времени, действовал комендантский час. Утром и вечером — построение и проверка личного состава. Трудности с питанием, водой (была привозная, пользовались экономно), воспринимали как должное. Целый год жили и работали в палаточном городке, на второй год медики переехали в бараки.
  
  Сначала Людмила Исаметовна работала медсестрой в приемном отделении, где принимали больных, выезжали за ранеными (с тяжелыми ранеными вертолет садился рядом с госпиталем), а потом, с июля 1981 года, была медсестрой в инфекционном отделении.
  
  — Климат для нас всех был тяжелый. Поступало очень много больных гепатитом, брюшным тифом, кишечной инфекцией, малярией, были больные менингитом, обслуживали до 400 больных, — рассказывает Людмила Исаметовна о годах службы. — Почти ежедневно поступало около 100 больных, нужно было брать у них из вены кровь на анализы и ставить капельницы. Тогда шприцы были стеклянные, приходилось их кипятить. Одноразовых систем не хватало, внутривенные системы собирали сами. Дополнительно разбили палатки, мест в бараках не хватало. Конечно, уставали. Тяжелых больных и раненых отправляли самолетом в Союз. Также к нам привозили на консультацию и лечение местных жителей.
  
  Во время затишья, в свободное время Людмила Ахматьянова, как и все, читала, занималась общественной работой. Она была секретарем комсомольской организации отделения, членом комсомольского бюро госпиталя. К ним приезжали журналисты, беседовали. Но они сразу предупреждали, что ничего не могут написать о них, так как им не разрешают.
  
  — Я вышла замуж. Есть сын, — с гордостью говорит Людмила Исаметовна. — Оглядываясь назад, могу сказать, что ни о чем не жалею, не жалею, что прошла ту войну. Зато теперь знаю, где настоящие друзья и настоящие человеческие отношения. Получила огромную медицинскую практику и уроки жизни, которые в дальнейшем мне очень пригодились.
  
  Людмила Ахматьянова вернулась домой в мае 1982 года. Трудилась медсестрой анестезисткой в реанимационно-анестезиологическом отделении городской клинической больницы N 17 города Уфы. С июля 1985 года по февраль 1987 года работала освобожденным секретарем комсомольской организации в той же больнице. В 1985 году поступила учиться в Башкирский государственный медицинский институт на лечебный факультет. В 1986 году стала членом КПСС. В 1993 закончила БГМИ по специальности «Лечебное дело». Год проходила интернатуру по должности врач-терапевт в больнице N 21 города Уфы. С 10 марта 1994 года выполняла обязанности участкового врача-терапевта в поликлинике N 46 города Уфы, затем руководила терапевтическим отделением. С апреля 2016 года - на заслуженном отдыхе.
  
  Людмила Ахматьянова за заслуги перед родиной награждена почетными грамотами командования госпиталя, Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ, есть у нее медаль 70 лет Вооруженных Сил СССР, почетные грамоты администрации поликлиники N 46, управления здравоохранения администрации города Уфы, Министерства здравоохранения РБ, городского комитета профсоюза, республиканской профсоюзной организации РБ, отмечена знаком «Оличник здравоохранения РБ» и другими значимыми наградами.
  
  Алена Григорьева
  
  Отсюда: http://rbsmi.ru/mishred/news/voennaya-medsestra/
  
  __________________________________________________________________________
  (1) - военнослужащих женщин в Афганистане былo не так много, женский контингент 40-й армии в большинстве своём состоял не из военнослужащих, а из гражданских специалистов по линии МО - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

303. "Призыв" (16.02.2015)

  

Мимо свадьбы на войну

  
   []
  
  
  Имя Елены Стрельниковой уже не раз появлялось на страницах «Призыва»: были написанные ею добрые сердечные строки о ветеранах накануне Дня Победы, о девушке, ставшей инвалидом и не отчаявшейся в жизни… Сама Елена – одна из тех женщин, которые побывали на Афганской войне. Сегодня мы познакомимся с ней поближе.
  
  Попутчики
  
  …Поезд набирал скорость, увозя пассажиров с Дальнего Востока к Москве. В одном из купе – женщина, на вид совсем ещё юная, но уже ожидающая ребёнка. Едет одна, без мужа. Напротив неё – попутчик, седовласый ветеран войны.
  Она едет на свою родину, чтобы рожать там и первое время побыть с мамой, ведь жить в офицерском общежитии с грудничком нелегко. Он держит путь в столицу, чтобы встретиться перед Днём Победы со своими однополчанами.
  
  Несколько суток в дороге. Тяжело. Хочется общения. Завязывается разговор. О войне. Ветеран задаёт своей попутчице вопросы. Она отвечает, иногда молчит, потому что не знает правильный ответ. За это получает упрёк: молодёжь ничего не знает о войне. Приходится проглотить – один раз, другой… На третий терпеть уже невмоготу, и она несколько часов подряд рассказывает о том, как была в Афганистане, помогала братскому народу, спасала раненых.
  
  Теперь уже он, раскрыв рот, слушал рассказ о войне – совсем другой, с другими героями. Одна из этих героинь как раз и оказалась рядом с ним. Ошеломлённый попутчик, казалось, не мог до конца в это поверить. Он ходил по вагону и рассказывал всем, какая у нас золотая молодёжь. А она, когда, наконец, выплеснула из своей души всё, поняла, что рванула бы сейчас, как её сосед по поезду, ветеран Пётр Иванович, за тысячи километров, чтобы только повидать своих однополчан.
  
  Вот такая состоялась встреча. Судьбоносная. Бывает же в жизни такое…
  
  «Охота на лис» и всё остальное
  
  Калужская область, небольшой провинциальный городок Обнинск. Тихая, размеренная жизнь. Взрослые спешат на работу, дети – в школу. Тишина и покой вокруг.
  
  А совсем юная душа – девчонке всего полтора десятка лет от роду – не находит себе покоя, потому что жаждет подвига. Нет, войны больше не надо, на земле вообще не должно быть войны! Проявить себя можно и в мирной жизни тоже.
  
  И Елена, так звали эту неуёмную (по-другому не сказать) девчонку, всерьёз увлеклась радиоспортом. «Охота на лис», соревнования, победы – теперь из этого складывается вся её жизнь. Она мечтает пойти служить в армию, но до призывного возраста ещё целых два года. Учиться дальше она не пойдёт, будет работать и ждать, когда ей исполнится девятнадцать (женщин отправляли служить по контракту с девятнадцати лет).
  
  Родные в шоке. Мама сама берёт документы дочери и относит их в медучилище – с отличными оценками девочку берут туда без экзаменов. Будущей защитнице Отечества приходится на время смириться. Но только на время. Для себя она делает полезный вывод: медицина – как раз то, что ей нужно. Здесь можно спасать людей, возвращать их к жизни, значит, ты ежедневно будешь делать что-то полезное.
  
  В военкомате
  
  Диплом получен. Открываются прекрасные возможности. Но не даёт покоя тот засевший внутри червь – твое место не здесь. И она идёт в военкомат, просит отправить её в Афганистан: хочет спасать раненых. Ей отказывают, в тот момент перестали отправлять контрактников. Снова рушатся все планы, снова закрываются, казалось бы, начавшие открываться двери.
  
  Она сидит в кабинете военкомата, отвернувшись к стене, и её хрупкие девичьи плечи подрагивают от судорожных всхлипов. «У неё погиб кто-то?» – спрашивает один из вошедших. «Нет, на войну не берут…»
  
  В Афганистан!
  
  Ураган в душе начал вроде бы утихать. А тут и личная жизнь обозначилась. Познакомилась с молодым человеком, полюбили друг друга. Столько оказалось общего: понимали с полуслова, оба сочиняли стихи. В общем, свадьба уже назначена. На десятое октября. И всего за полторы недели до этого события Елену вдруг вызывают в военкомат. «На войну хотели?» – «Да!» – «Срочно готовьте документы. Нужно письменное согласие родителей».
  
  Да как же его взять, это согласие? И Елена подделывает подпись. Дома говорит, что едет в Монголию. Ей верят. Жених изумлён поступком своей невесты. Но он пишет ей потом письма. Долго. Пока не понимает, что их отношениям пришёл конец…
  
  А в своих письмах домой девушка описывает быт совсем другой страны – Монголии. В их медсанбате были мужчины, которые успели побывать и в Монголии – она их подробно расспрашивала о той жизни, записывала в тетрадь малейшие детали. Потом вычёркивала то, что уже писала родным – чтобы не повторяться. Обман так и не раскрылся, а когда вернулась, она сама призналась во всём.
  
   Было ли страшно?
  
  Было ли страшно ей тогда? Да. И даже очень. Порой хотелось очень крепко, как в детстве, прижаться к маминой груди и рассказать ей всё. Но мамы рядом не было, больше того, даже в письмах ей ничего нельзя было рассказать, ведь дочка уехала тайком. Оставалось только одно – набираться мужества и терпеть. И она терпела. Мужественно, героически, не показывая вида, как ей больно и страшно видеть всё.
  
  А видеть приходилось многое. К ним поступали раненые, их надо было спасать, ставить на ноги. Иногда полученные ранения оказывались несовместимы с жизнью. И тогда… Слёзы душили, становилось жутко от собственной беспомощности. Душа не очерствела, девочка оплакивала каждого погибшего бойца.
  
  Работали они в бараках. Здесь были и реанимация, и хирургия, и перевязочная. «Нам было легче, чем в Великую Отечественную, – говорит Елена. – Ведь у нас под рукой было всё необходимое, тогда же не было ничего».
  
  Задача у медиков стояла такая: спасти каждого. Её надо было выполнять. Раненые поступали днём и ночью – и в любое время суток их надо было принять и оказать помощь. Порой усталость валила с ног, но человеческая жизнь была дороже. Тех, кто уже мог перемещаться, перевозили на «бэтээрах» в безопасное место. Никаких других машин больше не было, а здесь в каждой умещалось до двенадцати человек.
  
  В короткие промежутки отдыха они жили обычной жизнью. Общались, вместе отмечали дни рождения… У кого-то даже случалась любовь. Было всё, но хорошего и доброго – больше, и оно запомнилось. Наша героиня тоже встретила здесь свою половинку. Старая любовь к тому времени начала забываться, всё осталось далеко, в прошлом, а тут – рядом. Молодая симпатичная бесстрашная девчонка, он – красивый, полный мужества, военный. Пробежала искра. Получилась семья. Уже «на гражданке» родилось двое детей. Но потом всё распалось. Не все могли пережить «афганский» синдром, кто-то ломался…
  
   Как всегда, у Большого
  
  Когда Елена уезжала с войны – наши войска выводили из этой страны – один из двух «бэтээров», который шёл впереди, подорвался. Взлетели вверх человеческие тела. Кому-то оторвало голову, кого-то разорвало на куски… Картина была страшной. Бросились помогать остальным. Тогда Елена, наверное, особенно отчётливо поняла, где она была эти полтора года...
  
  А «на гражданке» им, прошедшим такие испытания и видевшим все эти ужасы, было очень трудно привыкнуть к обычной, как и прежде, жизни. К равнодушию, которое случалось среди людей, к эгоизму и чёрствости. Там, в Афганистане, у них всё было не так. Там они жили одной семьёй, одной командой, вместе болели за общее дело, а точнее сказать – совершали каждодневный подвиг. Не зря говорят про «афганский синдром», он был у всех, только у каждого проходил по-своему. Они стали ДРУГИМИ, а здесь жизнь оставалась такой же. Это трудно объяснить словами.
  
  Очень хотелось встреч. Скучали по той сплотившей всех жизни. 15 февраля, когда отмечают день вывода из Афганистана советских войск, афганцев собирают в Кремле. Всё проходит очень торжественно и тепло. Но эти люди всегда жаждали ещё и простого, неформального общения. Наконец, такая встреча состоялась – у Большого театра, как и у ветеранов Великой Отечественной. Только в другой день – первое воскресенье июля. Теперь это стало традицией. Сюда в этот день едут люди из разных городов страны. Как тот Пётр Иванович, что много суток провёл в поезде, чтобы только повидаться с однополчанами.
  
   Она расскажет людям обо всём
  
  Находясь в Афганистане, Елена вела дневник. Уже тогда она знала, что когда-нибудь напишет книгу. Об этой войне, об их сотом баграмском медсанбате, о героизме и мужестве, об отношениях между людьми (книга уже наполовину готова). Ещё в школе она писала прекрасные сочинения, и учительница советовала ей поступать в литературный институт. Не послушала. Не увидела в том никакого героизма. Сейчас понимает: наверное, была неправа. Кто-то должен рассказать людям обо всём.
  
  Сегодня будет самый замечательный день
  
  Уже пятнадцать лет живёт Елена в Домодедове. Работает на стадионе «Авангард». Является членом общественной организации «Боевое братство». Город ей очень нравится, и с людьми сложились хорошие, добрые отношения. Попросили её как-то выступить, рассказать об Афганской войне – рассказала так, что весь зал слушал затаив дыхание. Женщина и «Афган» – сопоставимо ли это?
  
  Елена – сильная женщина. По жизни она из тех, кто ведёт за собой. И в школе, и в своём медсанбате всегда была комсомольским вожаком. Не боится никакой работы. Умеет не падать духом и внушить это всем. Заболела тяжело пневмонией, так придумала себе настрой. И ведь помогает! Другим тоже советует каждое утро начинать со слов: «Сегодня будет самый замечательный день!»
  
  Воспоминания Елены Стрельниковой записала Ольга Евсеенкова,
  фото Ольги Евсеенковой и из личного архива Елены Стрельниковой
  
  Отсюда: http://info-domodedovo.ru/news.php?extend.1317
  
  

* * *

  
  

"Официальный сайт городского стадиона "Авангард" Домодедово" (21.02.2018)

  

ПУСТЬ ЛЮДИ СКАЖУТ «НЕТ» ВОЙНЕ

  
   []
  
  
  
   []
  (1)
  
  23 февраля отмечается один из дней воинской славы России — День защитника Отечества. В преддверии праздника в газете «Призыв» N 16 от 15 февраля была опубликована статья нашей коллеги, медицинской сестры городского стадиона «Авангард» Елены Стрельниковой — ветерана боевых действий, которая служила медицинской сестрой в операционно-перевязочном взводе 100-го Баграмского медсанбата в Афганистане.(2)
  
  — Эта поэма, как исповедь — поделилась Елена. Я посвящаю ее всем ветеранам разных воин и защитникам Отечества! Произведение автобиографическое. Его лирический герой обращается к дочери, которая учится на журналиста, и в ее лице ко всему молодому поколению нашей страны.
  
  Стадион «Авангард» поздравляет с Днем защитника Отечества ветеранов и всех, кто служит и служил в Вооруженных Силах России! Желаем Вам счастья, благополучия и всего самого доброго! Пусть трудности, встречающиеся на Вашем пути, будут всегда легко преодолимы. Крепкого здоровья и душевного тепла!
  
  Поэма
  
  «Пусть люди скажут «нет» войне»
  Прости меня, ты доченька родная,
  Что столько лет я от тебя скрывала,
  Отнекивалась и молчала,
  Не говорила я с тобой о той войне,
  Которая всегда живет во мне.
  Теперь, когда планета вновь в огне,
  А ты журфак освоила вполне,
  Я не могу не рассказать все то,
  Что столько лет ношу в себе.
  Мне было двадцать, как сейчас тебе,
  Когда я оказалась на войне.
  Я помню все: ту юности наивность,
  Бесстрашие и истинную веру в то,
  Что мы нужны афганскому народу,
  И только мы от бед спасем его.
  Афганистан. По-нашему – Афган!
  Такой далекий он, загадочный и странный,
  И жизнь свою перевернув однажды,
  Отправились в чужую нам страну.
  Москва – Ташкент – Кабул, затем Кабул – Баграм,
  И вот уже я в сотом медсанбате.
  Раненья жуткие, кошмарная жара,
  И пыль сугробами, цементная земля…
  Через неделю поняла – домой хочу обратно!
  Война в рассказах и в кино,
  Воспринималась как-то романтично,
  На деле оказалось, что она
  Чудовищна, нелепа и трагична.
  И как же было нелегко,
  Спасать ребят, лечить их раны.
  И видеть смерть, и по ночам рыдать
  По каждому убитому солдату.
  А в службе нашей не было погонь, атак, засад,
  В горах мы с автоматом не сидели,
  Нам нужно было раненых
  Живыми со стола снимать,
  И матерям вернуть.
  И эта мысль нам придавала силы.
  Война – не школа жизни, нет!
  Придумал это очень глупый кто-то.
  Она позор, трагедия и боль,
  Где кровь солдат смешалась с их же потом.
  … Я часто говорю с тобою о другой,
  Войне далёкой, той, что в сорок первом…
  О ней читала много, друг ты мой,
  Немало фильмов вместе посмотрели.
  И знаешь ты, как нелегка,
  Жизнь ветеранов, тяжелы их раны,
  И состраданья, слез полны твои глаза,
  Когда вандалы памятники оскверняют.
  Им очень трудно, им нужна поддержка наша и рука,
  Их подвиг будет жить века,
  И не угаснут слезы Вечного огня,
  Покуда вся страна идет с Бессмертными полками!
  Бессмертный полк… Мы все в одном строю.
  Единство духа и единство взгляда.
  Мы выстоим, непобедима наша Русь!
  Нам Невский завещал: «Не в силе Бог, а в правде!»
  А про свою Афганскую войну,
  Немного я с тобою говорила.
  Прости. Не знаю, почему.
  Наверно, боль еще не отпустила.
  И трудно вспоминать все то, что с нами было,
  И хочется забыть, но я не в силах!
  Как часто ненавидела Афган,
  Когда была я там, и после, по приезду.
  Увидев вновь березы, снег, туман,
  И дом родной, и близких лица.
  Так почему теперь, спустя так много лет,
  Закрыв глаза, в тиши, бессонными ночами,
  Я вновь лечу туда, в свой сотый медсанбат,
  Где юность беззаботная исчезла,
  И часть души моей осталась навсегда.
  Туда, где трудно, страшно,
  В сердце боль, когда мы раненых теряли.
  Желтуха поголовная.И из палаты стон,
  И смерть. И кровь солдат смешалась с нашими слезами.
  Но там еще была любовь,
  И дружба без предательств и обмана.
  И красные тюльпаны по весне,
  И звезды нереальные над нами.
  Я помню каждый миг, мне не забыть вовек,
  Наш быт, коллег родные лица,
  И помню до сих пор, как сладко спится,
  Под звуки трассеров, пронзающих ночную тишину.
  Нет, дочь, не забыть Афганистан!
  Он осколком острым в сердце остается,
  Мы прошли Афган, а он прошел сквозь нас,
  И рану залечить никак не удается.
  Моё родное, Братство боевое!
  Ты радость встреч, воспоминаний и печаль.
  Нам в мирной жизни никогда не испытать такое.
  Кто не был на войне, тому нас не понять.
  Пусть не понять! И Слава Богу!
  Потом была Чечня, теперь горит Донбасс…
  Еще недавно невозможно было и представить,
  Что вновь пойдет на брата брат,
  И друг тебе уже не друг, а враг.
  Гражданская война! Ужасней нет на свете!
  Горит земля, в бомбёжках гибнут дети…
  И может быть хоть кто-нибудь ответит,
  За этот беспредел по имени «война»?
  Боевики, теракты и ИГИЛ…
  Да что же это в самом деле!?
  Как-будто дьявол им глаза затмил,
  И люди вдруг осатанели!
  Сирия… Безумная война!
  Порушены все православные святыни.
  Ансамбль Александрова…
  Они, как ангелы, поют теперь на небесах,
  И доктор Лиза помогает нам незримо.
  Роман Филипов, летчик ас, подбит –
  Летит как раненая птица…
  Вот — террористов дьявольский оскал.
  Их плотное кольцо вокруг себя собрал,
  Гранату сжал и взрыв…
  Мелькают обезумевшие лица,
  Но перед ним лишь дочери глаза,
  И боль в груди: «Как жаль, что не успел проститься».
  И вновь, страдания и слезы жен и матерей,
  Их крик и стон пронзает душу.
  Война бессовестное существо,
  В ней нет любви и сердца тоже!
  Любимая, Великая страна!
  И люди наши – искренни, добры и смелы.
  Как объяснить другим – нам не нужна война!
  Но мир сошел с ума – держись Россия!
  Ты скоро станешь журналистом, дочь.
  Одна мечта живет во мне,
  Пусть нелюди прозреют,
  Пусть люди скажут «нет» войне!
  И чтобы никогда тебе
  Не довелось увидеть то, что мне,
  И репортажи не пришлось снимать
  На выжженной земле.
  Погибших в войнах трудно подсчитать,
  Давно уж сбились все со счета.
  Мы помним лица их, нам снятся их глаза
  И жить должны за них мы тоже.
  Я с праздником Вас поздравляю, дорогие Ветераны!
  И пожелать хочу от всей души,
  Дай Бог здоровья всем, любви, добра и счастья.
  Телесных и душевных сил!
  Пусть реже снится Вам война,
  А наяву ее не будет больше никогда!
  Пусть меньше стонут Ваши раны,
  И радость наполняет Вам сердца!
  Пусть солнце и в душе, и в небе светит,
  И пусть смеются, а не плачут дети!
  Давайте мы помолимся о мире без войны,
  И Господа попросим дать нам силы,
  Все выдержать, преодолеть, пройти.
  И тихо скажем: «Господи!Спаси, помилуй»!
  А все погибшие солдаты,
  Они, конечно же, в раю.
  Мы поминаем их минутою молчания,
  Для нас они по-прежнему в строю!
  
  Надежда Харченко
  
  Отсюда: https://gsavangard.ru/2018/02/21/pust-lyudi-skazhut-net-vojne/
  
  __________________________________________________________________________
  (1) - на нижней фотографии слева стоит Надежда ГУЛИК (ПОРТНАЯ), медсестра 2-го хирургического отделения 100-го медсанбата в/ч пп 93982, 1987-1988 - А.С.
  
  (2) - военные фото Елены СТРЕЛЬНИКОВОЙ (ЕРЛЫЧЕНКО) поставлены в "Багрaм, фотоальбом N 5"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/43a.shtml
  
  Bоенные фото сослуживиц Елены СТРЕЛЬНИКОВОЙ (ЕРЛЫЧЕНКО) и Надежды ГУЛИК (ПОРТНОЙ) по 100-му медсанбат в/ч пп 93982 поставлены "Баграм, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/42.shtml
  
  Видеоролик с поэмой Елены СТРЕЛЬНИКОВОЙ (ЕРЛЫЧЕНКО) "Пусть скажут люди "НЕТ!" войне" находится
   здесь: https://www.youtube.com/watch?v=CY8g60t5-M4
  
  Распечатка поэмы поставлена в раздел "Библиотечная полочка с воспоминаниями "афганок"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/w2c.shtml
  
  Видеоролик с военными воспоминаниями Елены "СТРЕЛЬНИКОВА ЕЛЕНА ВЯЧЕСЛАВОВНА" находится
  здесь: https://www.youtube.com/watch?v=0sM7-MYI7sk
  
  Первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Елены Елены СТРЕЛЬНИКОВОЙ (ЕРЛЫЧЕНКО) и Надежды ГУЛИК (ПОРТНОЙ) находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

304. "Крымские известия" (21.02.2018)

  

СВОИХ РАНЕНЫХ ПАЦИЕНТОВ МЕДСЕСТРА НИНА НАЗЫВАЛА "МАЛЬЧИКАМИ"

  
   []
  Н. Бухарова (в центре) с участниками военно-патриотического кружка «Честь и мужество»
  
  Никто не ожидал, что афганская война затянется на целых 10 лет. Это 3 652 мучительных дня для матерей и отцов, чьи сыновья подлежали призыву, тысяч советских семей, чьи близкие, выполняя интернациональный долг, отправились в Республику Афганистан. Среди интернационалистов были и мужчины, и женщины.
  
  В канун 29-й годовщины вывода советских войск из Афганистана в школу-лицей N 1 г. Алушты пришла бывшая старшая медсестра военного госпиталя Советской Армии г. Кабула Нина Бухарова. Она вспоминала: «Первая ночь была самой страшной. Мы ещё не добрались до госпиталя, и нас разместили в больших палатках-казармах. Начался обстрел, и хотя нам ничто не угрожало, многие женщины плакали, кровати тряслись… Поначалу было очень жутко. У кого-то из спутников была гитара. Чтобы как-то подавить страх, мы пели песни, начиная со времён Гражданской войны и до современной эстрады, не останавливаясь. После этого нас обстреливали ещё раз. Это уже было в госпитале. Под огнём оказался корпус с медицинским персоналом. Тогда нам повезло, мы ушли в летний кинотеатр смотреть фильм. Осталась одна сотрудница. Она собирала вещи, возвращалась на Родину. При обстреле получила осколочное ранение ног: снаряд попал в стену корпуса и разорвался, осколки разлетелись во все стороны».
  
  Работая медсестрой, наша землячка видела много горя и страданий. Часто на операционном столе оказывались молодые искалеченные ребята. Почему-то ей запомнился на всю жизнь один тяжелораненый «мальчик» (так называла Нина Бухарова своих пациентов, ведь она была старше их), который, чтобы превозмочь боль, пел песню «Держи меня, соломинка, держи». Кстати, парни с тяжелейшими ранениями, отправляя весточку домой, что живы, не сообщали об увечьях. Писали, что в госпитале лежат, потому что… натёрли ногу, палец распух и т.д.
  
  Нина Дмитриевна показала нам фотографии Кабула, госпиталя, укрытий, откуда вели обстрел «душманы», и много других снимков. Мы с интересом слушали её рассказы, расходиться не хотелось. К сожалению, войны — дело рук самого человека, они на нашей планете не прекращаются с древних времён. Но очень хочется, чтобы время потерь и страданий никогда и нигде не повторялось. Чтобы на всей Земле был мир. И для этого на самом деле нужно немного — помнить уроки истории, не искажать её. Молодёжи полезно читать исторические книги, общаться с ветеранами боевых действий.
  
  Лидия ГУСМАНОВА, учащаяся 8-А класса школы-лицея N 1 г. Алушты,
  участница военно-патриотического кружка «Честь и мужество»
  
  Отсюда: http://new.crimiz.ru/rubriki/101-istoriya/6633-svoikh-ranenykh-patsientov-medsestra-nina-nazyvala-malchikami
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Нины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

305. "Бердские новости" (02.03.2018)

  

Семья, рожденная под горячим солнцем Афганистана

  
   []
  
  
  Их зарегистрировали в Кабуле. В свидетельстве о браке Андрея и Галины Вахрушевых стоит штамп консульского отдела советского посольства в ДРА. И с тех пор, как афганская война их свела и соединила, прошло 30 лет. Семья выдержала все испытания, которые выпали на долю российских военнослужащих, армии и страны в целом.
  
  В кармане носили две гранаты
  
  Так получилось, что гвардии майор запаса Андрей Вахрушев прошел две войны. В 1980 году окончил Тамбовское авиационное техническое училище и был направлен в среднеазиатский военный округ. На молодого офицера, отмеченного даже на уровне Министра обороны по работе на космос, пал выбор выполнять интернациональный долг в сирийской Арабской республике.
  
  - Прибыли в Дамаск 22 апреля 1982 года. В это время Сирия воевала с Израилем, который захватил часть Сирии и Ливана, кроме того правительственные войска пытались подавить мятеж террористической организации «Братья-мусульмане». Мне предстояло помочь сирийским военным освоить новые комплексы ПВО. В июле 1982 года по своим локаторам мы видели звездный израильский налет на Бейрут, как его окрестили во всем мире. Наша задача была – отстоять Дамаск, и мы его отстояли. И там было страшно. Если в Афганистане мы были все вместе и друг за друга – идем в колонне, сверху вертушки прикрывают, - то здесь у тебя, что называется, спина не прикрыта никем. И потому у каждого советского офицера при себе была одна или две гранаты: потому что плен не предусматривался ни при каких обстоятельствах.
  
  Глаза и уши авиации
  
  В ноябре 1985 года Андрей Вахрушев добровольно отправился в Афганистан. Прибыл в Шинданд, принял радиолокационную группу: два офицера, 7 прапорщиков и порядка 30 бойцов. В основном, шла работа по обеспечению авиации. И хоть Андрей Владимирович скромно отмечает, что в Афгане в бой с винтовкой не ходил и по горам духов не гонял, об особой роли ПВО и отлаженной, профессиональной работе своего батальона говорит с гордостью.
  
  - Мы все понимали, что локация – это глаза и уши авиации, что случись заминка, и тогда авиация ослепнет и оглохнет. И мы работали отлично, дружно. Когда дежурный по связи не своим голосом орет: «Готовность номер один!», тогда все срываются со своих мест, потому что знают: через полторы минуты локатор должен крутиться, картинка на экране должна быть. Понимаете, когда какая-то заваруха, нашу колонну духи где-то «прихватывают» - а два МИГ-23 всегда стоят под напряжением, и летчики сидят в самолете - они взлетают мгновенно. И пока самолеты выруливают, мы должны включиться, чтобы их наводить на цели. И поэтому бойцы бегут на свои места: когда дизелист включает дизель и преобразователь, оператор уже сидит с двумя руками на кнопках. И я горжусь тем, что мои бойцы всегда были готовы к бою. Тем, что я их всех вывел из Афганистана живыми и здоровыми.
  
  Репортаж в программе «Время»
  
  Летом 1986 года были сделаны первые шаги по выполнению договоренностей СССР о выводе войск из ДРА. Все знают о том, что последним покинул Афган генерал-полковник Громов 15 февраля 1989 года. Но мало кому известно, что самый первый вывод состоялся летом 1986 года. И первые три полка выходили из Шинданда.
  
  - В Шинданд прибыло много корреспондентов. Был даже такой каламбур: «Прилетело 26 МИ-26-ых с журналистами». Президент Афганистана Наджибулла открыл митинг. Мы пообщались с журналистами, познакомились с ведущим передачи «Служу Советскому союзу» Михаилом Лещинским. И колонна двинулась в путь. Перед тем, как начать вывод, мы трое суток готовились – вообще не спали, практически ничего не ели. Было такое напряжение, вся авиация висела в воздухе. В итоге, колонна без потерь дошла до Кушки. И весь этот переход был отснят телеоператорами. А летом в Шинданде после 12-13 часов начинал дуть «афганец» - страшный ветер, который валил всех с ног, и никакое транспортное средство взлететь в это время не могло. И тогда Лещинский вызвал начальника авиабазы, дал ему отснятую видеокассету и сказал: «Это сегодня должны показать в программе «Время»». Командир авиабазы вызвал командира эскадрильи самолетов МИГ-23, тот взял кассету, спрятал ее на груди. И наши летчики доставили ценный груз в Cоюз, и мы в 20 часов по местному времени смотрели репортаж о себе. Таким образом, Советский союз был единственной страной в мире, где в этот же день транслировали, как проходил первый вывод контингента советских войск из ДРА. Остальные увидели репортаж на следующий день.
  
  Офицерская жена - особая «порода»
  
  Андрей Владимирович познакомился со своей будущей женой в Афганистане. Бердчанин уже полтора года отслужил в ДРА. На 9 мая всем, кто не находился на дежурстве, разрешили отдыхать, офицеры решили навестить девушек в госпитале. А туда две недели назад прибыла в командировку из Могилева Галина Полякова: «Был я впоследствии в доме, где жена выросла. Можно было без пяти минут 8 вставать и на работу успевать. Жила в свое удовольствие. Но, видно, чего-то ей не хватало». Пошла в военкомат и написала заявление: «Хочу в армию, куда-нибудь за границу», а она военнообязанная, с образованием фармацевта. Сначала ее направили в Венгрию, уже оформили документы. Но потом это место «перехватили». Предложили госпиталь в Шиндандте. Где Венгрия и где Афганистан? Но она уже как-то настроилась, решила себя проверить.
  
  Весной 1987 года Андрей и Галина познакомились. И закрутилась любовь... А в сентябре, когда у Андрея Владимировича подошла к концу командировка, он предложил ей расписаться, и она согласилась.
  
  - Полетели в Кабул. В консульском отделе Посольства СССР расписывали два раза в неделю. В этот день пять пар решили пожениться, все офицеры. Мы в окошко документы подали, заявление написали. Вскоре 4 свидетельства о браке выбросили: «Свободны». «А мы?» - спросили Вахрушевы. «А вас мы отдельно поздравлять будем». Вышли из посольства, руки нам пожали: «Ну, капитан, ты нас уморил, женился в свой день рождения». Мы поехали на рынок прикупить вкусностей. Знаете, во многих фильмах показывают: когда советские офицеры или бойцы на афганских рынках покупали спиртное или фрукты, то заставляли торговцев съестное пробовать. И этот «сюжет» я видел своими глазами. Подошли пятеро десантников к куче апельсинов. Боец финку достает, берет апельсин, пополам его разрезает и буквально заталкивает в рот этому афганцу. Тот кричит: «Я уже съел больше, чем продал! Это хорошие апельсины, шурави!». Меры предосторожности были необходимы. Я сам однажды ехал в колонне, навстречу две афганские машины. На повороте останавливаются, и из одной высыпаются на дорогу апельсины. Наши бойцы выскакивают, и за ними. А мы - очереди по головам. Апельсины оказались отравленными… В общем, на рынке фрукты проверили. Мы тоже от этой же кучки апельсины купили. И отметили свадьбу по-советски. Сначала три дня гуляли в Кабуле, потом еще в Шинданде - в батальоне и госпитале.
  
  С тех пор Вахрушевы вместе. Из Афганистана военный был направлен в Киргизию, там Галина Егоровна родила двух дочерей. После распада союза семья прибыла в гвардейскую дивизию ракетных войск стратегического назначения (Алейск Алтайского края). И Галина Егоровна за мужем - хвостиком. Когда девочки немного подросли, поставила мужу ультиматум: «Хочу на работу!». Пошла в часть по контракту, потом стала работать фельдшером. И за хорошую службу ей присвоили звание гвардии ефрейтора.
  
  - Жена офицера – это особая судьба, особая «порода». Когда молодая жена за лейтенантом «кружок» по стране сделает, и семья при этом сохранится, значит, экзамен на прочность пройден. Я не скажу, что нам много горя пришлось мыкать, но тоже помотались по гарнизонам. В 1994 году в Алейске по 4 месяца заработную плату не давали. Чтобы как-то поддержать военнослужащих, выдавали хлеб за крестики. Чтобы как-то прожить, мы под зарплату брали у местных жителей яйца, молоко, картошку. И жены себя по-разному вели. А Галина Егоровна не избалованная, на житейские проблемы особо не роптала, хотя бывало, что и есть было нечего, и без жилья мы до самой пенсии оставались, пока на сертификат не приобрели квартиру в Бердске. Нас связывала общая служба, интересы и традиции. Например, каждый год мы совершаем два путешествия: в сентябре едем на юг поправить свое здоровье, а в апреле - в города, где живут родные и однополчане: в Омск, Тамбов, Могилев, Санкт-Петербург.
  
  Акцент
  
  Сегодня гвардии майор запаса Андрей Вахрушев работает смотрителем Мемориала «Воинскому братству Защитников Отечества», в ДК «Родина»: это символично и достойно. После того, как мемориальный комплекс возвели всем миром, депутаты и представители офицерского корпуса решили, что необходим человек, который будет постригать траву и деревья, мыть памятники, чистить снег. «Я счастлив, что получил это место: с радостью иду на работу и с удовольствием возвращаюсь домой. Мне комфортно работать в коллективе ДК «Родина» - директор Людмила Ивановна Чуркина все понимает, ей бы в армии командовать. Мне приятно, когда люди с детьми у «Родины» гуляют, благодарят за Мемориал, за мою работу и службу Родине».
  
  Наталия Захарова
  
  Отсюда: https://www.berdskbn.ru/news/obshchestvo/item/3985-semya-rozhdennaya-pod-goryachim-solntsem-afganistana
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Галины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

306. "Трыбуна Працы" (15.02.2017)

  

Людмила Яблонская: «Та бессмысленная война — это опыт и боль»

  
   []
  
  
  Мужчина на войне — дело обычное. Но когда речь идет о находившихся в горячих точках представительницах прекрасного пола, невольно задумываешься, что сподвигло их на такое непростое решение? У каждой из них на то свои мотивы. Но понятно одно: женщины, выбравшие этот путь, заслуживают уважения как минимум за силу воли. Как, например, жительница Бобруйского района, фельдшер Людмила Яблонская.
  
  По словам женщины, ей хотелось внести свой вклад в ту помощь, которую тогда Советский Союз оказывал афганскому народу. В первую очередь — помочь советским людям, которые там служили и работали. Ей, бобруйскому медику, было 30 с небольшим, и она решила использовать шанс испытать себя, закалить.
  
  — Так получилось, что в 1982 году мы расстались с мужем, — рассказывает Людмила Болеславовна. — Перспектива оставаться жить с ним в одной квартире не радовала. А тут появилась возможность на два года круто изменить жизнь. Но у меня была шестилетняя дочка. Спасибо моей родной сестре, которая соглашалась взять Леночку на воспитание. Так, после некоторых раздумий, в том же году я отправилась в Афганистан.
  
  Чужая страна приняла белоруску­-контрактницу, мягко говоря, неприветливо. Людмила попала в вертолетный полк, который дислоцировался в 10 километрах от города Кундуз. Буквально в первые же дни пребывания там она отравилась привозной водой, в которой нашли кишечную палочку. Но врачи батальона обслуживания, где она работала фельдшером в медпункте, подняли ее на ноги. Первые полгода, говорит, жили с другими вольнонаемными женщинами этого батальона, в числе которых была медсестра, повар, официантки, сестра-хозяйка, в стесненных условиях. Потом им предоставили более просторные помещения, которое сами оборудовали-обставляли. Шили шторы из парашютов, сооружали мебель из ящиков от боеприпасов.
  
  — Жить довелось в охраняемой зоне, потому всех ужасов войны мы не видели. Военные врачи отказывались брать меня с собой туда, где шли боевые действия, берегли. Тем не менее, опасности в воюющей стране были. Та же дорога в Кабул с ранеными или при поездках за медикаментами простой не была. Стрелять нас научили, а в тумбочке моей всегда лежала граната. Считаю себя человеком сильным, но некоторые моменты до сих пор перед глазами. Смотришь, самолет идет на взлет — и вот он уже взрывается. По-прежнему без слез не могу говорить о «черных тюльпанах». Наш аэродром был последней отправной точкой для цинковых гробов с телами советских солдат. Мы все выстраивались на плацу, где с салютом провожали ребят в последний путь — на Родину…
  
  Что касается профессиональной деятельности, в дружественной стране фельдшеру Яблонской доводилось не просто лечить «своих» и афганских больных и раненых, но и порой вместе с доктором проводить экстренные операции. Людмила Болеславовна бережно хранит снимок, где она с коллегами и афганским мальчиком, которого удалось спасти от ранения в голову.
  
   []
  
  
  Листая семейные альбомы, наша собеседница вспоминает тех, с кем довелось провести 2 года в экстремальных условиях. Говорит, если кто-то здесь мог прятаться под какой-то маской, то там это выходило наружу и сразу было видно, кто чего стоит. «Если какая-то наивность у меня до этого была, то этот опыт ее заметно поубавил». На фото также — земляки, которые сыграли роль в ее становлении как медика. Это в первую очередь известный на Бобруйщине фельдшер, крестный Людмилы Михаил Яцевич, по стопам которого она пошла.
  
  — Что, кроме фото, осталось на память от Афгана? Кто-то вез с собой драгоценности, а я все книги там скупала. Вот видите — их целые полки. Хотя близким своим и в первую очередь — дочурке, которая без меня пошла в школу, гостинцы привезла.
  
  Пенсионерка Яблонская на жизнь не жалуется. Хотя проблем со здоровьем хватает, старается держаться в форме, в том числе и как ветеран афганской войны пользуясь льготным санаторно-курортным лечением. Живет на малой родине — в поселке Туголица. Главная ее поддержка и опора дочь Елена с зятем Евгением и двое внуков — 21-летняя Юлия, студентка университета, и 7-летний Костя. С удовольствием проводит время с сестрами — Яниной и Валентиной, с которыми вместе трудятся на даче в этом же поселке. Встречается-созванивается и с бывшими коллегами, с которыми в разные годы работала в больнице скорой помощи и в больнице БШК, в травмопункте, в стоматологии.
  
  Три года назад Людмила Болеславовна Яблонская пошла в храм, исповедовалась и дала себе зарок — бросить курить. Как отрезала. Вот только убрать из своей жизни отрезок времени с табличкой «1982-1984 годы» не получится никогда…
  
  Инна БОГДАНОВИЧ.
  Фото Юрия ЮРКЕВИЧА и из домашнего архива автора
  
  Отсюда: http://www.tribunapracy.by/2017/02/lyudmila-yablonskaya-ta-bessmyslennaya-vojna-eto-opyt-i-bol/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

307. "Гудок.ру "Вперёд" (16.02.2016)

  

Броня и слёзы Татьяны Яковлевой

  
   []
  
  
  Медаль «За трудовое отличие» медсестре железнодорожной больницы вручили в Афганистане
  15 февраля страна отметила День памяти воинов-интернационалистов. Наша героиня прошла горнило войны на медицинской передовой.
  
  Вечер. Полумрак. На территорию отдельного медицинского батальона в Баграме врывается бронетранспортёр. Свет фонарей выхватывает нечто неопределённое в клубах пыли. И потом она понимает: на броне – тела. Оторванные руки, ноги… Кровь ручьями в песок. Начинается работа…
  
  Было много того, от чего бы у обыкновенного человека кровь застыла в жилах. Но этот бронетранспортёр периодически врывается в память, и глаза наполняются слезами.
  
  Медицинская сестра перевязочного кабинета отделения урологии Дорожной клинической больницы на станции Воронеж-1 Татьяна Яковлева, промокая слёзы, поясняет:
  
  – Страшно не было. В Афганистан прибыла добровольно. Знала, на что иду и зачем. Слёзы – по погибшим ребятам, по искалеченным судьбам, по тем, кого не смог спасти хирургический скальпель, и уход сестёр милосердия оказался тщетным.
  
  У каждого своя судьба, свой жизненный путь. Она родилась в Ельце. Родители разошлись, и воспитанием Танюшки занялась бабушка. Деревенский домик, в котором Ефросинья Дмитриевна подняла на ноги восьмерых своих детей. Она вырастила и внучку. В роду никто не был связан с медициной. Двоюродный брат советовал идти в торговлю: тот же белый халат, а практичней-то намного. Грубо говоря, чем ближе к кухне, тем сытней. Но интерес сестры был иного плана. И в своём выборе она была непреклонна. Поступила в Елецкое железнодорожное медицинское училище. Получив специальность медицинской сестры, была направлена по распределению в дорожную больницу Воронежа, коей по сей день верой и правдой служит.
  
  – В 1978 году за четыре дня до своего 18-летия заступила на вахту медицинской сестрой гастроотделения. Проработав год, была переведена в травматологию уже в качестве операционной сестры. Не скрою, были задумки профессионально развиваться дальше. Продолжила обучение на рабфаке, но вскоре поняла: по призванию я именно медицинская сестра. Врач – это иной уровень, иные задачи. Моё сердце и хлопоты направлены именно на выхаживание больного после операции. И именно в этом хотела совершенствоваться, накапливать опыт. Посылала заявки на работу в Польшу, Германию. Но потом осознавала, что вырастившая меня бабушка нуждается в уходе, и счастье человечества не построишь на равнодушии, пусть даже к одному человеку. Только когда бабушка ушла в мир иной, я приняла предложение от военкомата: нужны операционные сёстры в общей хирургии для работы в Афганистане. Конечно же, я знала о военных действиях. Моя помощь была нужна. И мне нужен был опыт. Это трудно объяснить. Кто-то скажет, разве восемь лет работы операционной сестрой в травматологии – не опыт? Но ведь всегда же хочется развития.
  
  В медицинском батальоне Баграма 52 девушки.(1) Медицинские сёстры со всего Советского Союза. Не главный врач, а командир батальона. В его подчинении военные хирурги и подразделения, выполняющие боевые задачи. Медицинская аппаратура, хирургические инструменты – всё было по последнему слову техники, которая опробовалась в боевых действиях, которой по большому счёту не было ещё внедрения в стране. Деревянные модули операционных, деревянные модули жилых строений.
  
  – Мы не были в буквальном смысле на передовой. В каждом подразделении были обученные солдаты-санитары, которые выносили с поля боя своих товарищей, а уже на своей передовой принимали их мы. По штатному расписанию дежурство – сутки на трое. Но это редкостный расклад. У операционных столов стояли по трое суток. А носилки с ранеными – по коридору в два ряда, на улице. Многие до скальпеля не доживали. Но скольких мы вернули к жизни – сказать невозможно.
  
  Официально – заграничная командировка. Удостоверение – военнослужащая. Как ни парадоксально, годы войны вспоминает как лучшие дни своей жизни.
  
  – Случай со мной – не единичный. Прошедшие через горнило смерти военные вспоминают не ужасы войны, а братство людей, попавших в страшные обстоятельства. И среди нашего персонала не было передряг, склок, хамского отношения. Мы понимали цену жизни, радость прожитого дня и бережно хранили данное нам счастье взаимовыручки и поддержки.
  
  Когда через два года вернулась в мирное русло своей родины, долго шарахалась от людей: от их равнодушия, замешанного на неоправданной жестокости.
  
  В процессе разговора глаза вновь наполняются слезами. Но это уже слёзы отчаяния, обиды и бессилия. Трудовая книжка заполнена благодарностями и поощрениями. Работая в Баграме, была удостоена правительственной награды – медаль «За трудовое отличие». Две юбилейных медали, посвящённые выводу советских войск из Афганистана. Живи и радуйся – ты уважаемый человек и общество тобой гордится. Общество – понятие расплывчатое. Общество состоит из людей. Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше.
  
  Она счастлива работой. Дорожная больница вновь приняла в свои ряды операционной сестрой отделения урологии. Через несколько лет перешла специалистом в перевязочный кабинет: график операционной деятельности не позволял должное время уделять ребёнку. Человек, который клялся в любви и верности – оставил её наедине со всеми проблемами и заботами. Дочка появилась на свет с врождённым пороком сердца. Мама делала всё возможное для своего чада. Ездили на приём к столичным специалистам. В 18 лет инвалидность была снята. Объяснили, что с таким диагнозом сегодня и в армию берут. А чему удивляться, когда люди без ног, без рук периодически доказывают комиссиям своё право на инвалидность: а вдруг нога отросла и ты бегать можешь!
  
  Дочке 27 лет. Неустроенность в работе. Устав мотаться по конторам, высказала сгоряча маме претензию: почему не устроила в своё время в медицинскую отрасль?
  
  – Во-первых, профессия требует здоровья, а во-вторых, не хотела желать дочке мизерной заработной платы. Надо очень любить специальность, людей, которым помогаешь, чтобы закрывать глаза, смиряться с грошами, отведёнными тебе на жизнь.
  
  Они вдвоём живут в маленькой комнатушке общежития, которую выделили ещё в 1978 году. Общежитие принадлежало железнодорожному ведомству. Тогда молодой девчушке это было за счастье. В августе исполнилось 55… Кому сейчас принадлежит общежитие? Чёрт голову сломит! Давно нет уборщиц, вахтёров. Душ и туалет, общие на коридор, всегда забиты и грязны. Горячая вода – редкость. А каждый месяц около четырёх тысяч плати. Из прежних жильцов мало кто остался. Кому-то удалось получить квартиру, кто-то купил жильё. Остались те, перед кем жизнь захлопнула иные двери. А двери общежития сегодня распахнуты для бурной, сомнительной молодёжи, снимающей комнатушки, в коих «праздник жизни» звенит бутылками.
  
  Со всеми своими проблемами и регалиями она обращалась в администрацию Железнодорожного района. Корректно объяснили: рожать вас никто не заставлял, в Афганистан поехали добровольно – до свидания.
  
  В какие двери она только не билась… Даже в организации ветеранов-интернационалистов ей доходчиво объяснили, что она не попадает под определённые льготы, а против закона – никак нельзя. И этот равнодушный отказ больней всего резанул по сердцу. Ладно непонимание тех, кто не видел ужасов войны. Они этого и не поймут никогда. Но ведь стали разбираться в «законах» и те, кто лежал перед ней на операционном столе. Безучастие и безразличие – комом обиды к горлу.
  
  Стояла в очереди на получение жилья в родной больнице. По её подсчётам должна уже быть в первых рядах, когда получила информацию: «Вы в каком времени живёте? Какая очередь? Давно уже ничего подобного не существует!» Хотела даже обратиться к президенту ОАО «РЖД», но передумала: она маленький человек, какими бы ни были большими проблемы – они только её.
  
  – Поняла, что мне ничего не светит… Не умею быть навязчивой в своих просьбах. И талант вынужденного унижения отсутствует. Всегда рассчитывала на чуткость людей, но как показывает жизнь – просчиталась. У каждого свой путь. И по нынешним временам тропинку никто уступать не спешит.
  
  Одна перевязочная медсестра на отделение ежедневно спешит на работу.
  
  – Редкие слёзы – это от отчаяния. Но поверьте, я счастливый человек. Я занимаюсь любимым делом в доброжелательном профессиональном коллективе. Ни в какой другой деятельности себя не видела и не вижу. Годы идут. Времена меняются. Никто не знает, что будет завтра. Но даже если сократят, а силы останутся, приду в больницу уборщицей. Быть с пациентами, посильно помогать им – без этого жизни не представляю.
  
  Со всеми девчонками, спасавшими жизни советских солдат, поддерживает общение. Готовится к очередной встрече в Москве. Встреча с прошлым не надевает «броню» на раны сегодняшнего дня. Встреча с прошлым – это как перевязка, дающая силы заступать на дежурство добра.
  
  Константин Ефремов
  
  Отсюда: http://www.gudok.ru/zdr/167/?ID=1327634&archive=38888
  
  ____________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Татьяны находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

308. "Гудок.ру "Призыв" (N 8, 04.03.2011)

  

Афганская закалка

  
   []
  
  
  В мирное время Ольга Соловьева добровольцем отправилась на войну.
  – В Кабул меня отец отпустил. А вот моему жениху, уже отслужившему там срочную, поехать во второй раз родители не разрешили, – вспоминает железнодорожница. – Так и ждал он меня с войны полтора года.
  
  Сейчас Ольга вспоминает, что ее побудило вдруг пойти в действующую армию. Скорее всего, страсть к перемене мест. Хотела посмотреть Европу, а в военкомате вдруг предложили Афганистан. Кое-что об этой стране она уже слышала. Начальником поезда, в котором Ольга работала проводником, был бывший воин-интернационалист Сергей Головачев. А тут еще с парнем познакомилась, тоже прошедшим службу в Афганистане. «Была не была!», – решила она, и завербовалась поваром на военный аэродром.
  
  – В Кабуле, где располагался аэродром, было спокойно. Но чувствовали мы себя все равно напряженно, – рассказывает Ольга Соловьева. – За пределы расположения воинской части нас не пускали.
  
  Иногда вольнонаемные все же отваживались на вылазки в город, в лавках они искали дефицитную тогда японскую электронику. А советский патруль отлавливал их на пыльных улицах и возвращал восвояси, от греха подальше.
  
  – Страна эта словно застряла в средневековье, – вспоминает Ольга экскурсии по Кабулу. – Жалко их – всю жизнь воюют, и никто не выиграл.
  
  Столовая, где кормили летчиков, работала по разряду ресторана 3-го класса. Здоровье пилота требует отменного питания. За годы войны профессиональные летчики по нескольку раз бывали в таких «командировках». А рядом была "пересылка", через которую русские прилетали и улетали на «большую землю».
  
  – Когда зимой 1989-го наши войска уходили из Афганистана, война подкатилась к стенам Кабула, – рассказывает Ольга. – Город начали обстреливать. В конце января всех девчат отправили в Союз, а в феврале все закончилось.
  
  На родине у Ольги жизнь пошла своим чередом. Вышла замуж, вырастила двоих сыновей, работала проводником в Оренбургском резерве. Затем перешла в вагонное депо в малярный цех. Кто-то про работу, пропахшую краской, и думать бы не стал, а она вот держится. В жизни и кроме этого еще немало трудностей. Но закалка, приобретенная за время службы в Афганистане, помогает Ольге все преодолеть.
  
  – До сих пор с бывшими сослуживцами общаемся, разыскиваем друг друга по Интернету, – признается она. – Среди тех, кто побывал в Афгане, сохраняется некая духовная связь. Эта общность дорогого стоит.
  
  Отсюда: http://www.gudok.ru/zdr/178/?ID=650378
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Ольги находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

309. "Гудок.ру "Звезда" (N 7, 24.02.2011)

  

Они служили в Афганистане

  
  Медицинские сестры отделенческой больницы на станции Минеральные Воды Светлана Вальтер(1) и Наталья Омелина служили в Афганистане почти рядом. Но об этом узнали лишь тогда, когда вернулись с войны и стали работать в этой больнице.
  
  Здесь и познакомились поближе, подружились. Сближали их общие воспоминания о нелегких буднях, тревожных часах ожидания поступления раненых.
  
  – Я пошла на афганскую войну добровольцем. Командировка на войну длиной в три года началась с посадки нашей команды в самолет. Ташкент, затем Кабул. Там меня определили старшей медсестрой приемно-эвакуационного отделения Центрального советского военного госпиталя. Ночью доставили первую партию раненых. Солдаты, офицеры, кто-то лежит без сознания, а кто-то даже улыбается, пытается шутить. Но нам, тогда еще неопытным сестричкам, было не до смеха: за кого браться в первую очередь, кто еще сможет потерпеть? Помогали четкие распоряжения военврача – старшего лейтенанта, – вспоминает Светлана Вальтер.
  
  Это потом, по мере накопления опыта, она узнала, что смеяться раненый может от шоковой боли, и именно такой солдат нуждается в срочной медицинской помощи. И не только хирурга, но и психоневролога. Очень распространены были поражения глаз – результат воздействия мин и взрывных устройств.
  
  Ночные дежурства были самыми напряженными, именно в это время суток поднимались в воздух с полевого аэродрома самолеты с солдатами и офицерами, направляющимися на выполнение задания. Эти же самолеты возвращались в Кабул с ранеными, доставляя иной раз до 50 человек. Днем в приемно-эвакуационное отделение госпиталя поступали бойцы, раненные в столкновениях с отрядами «душманов» неподалеку от Кабула.
  
  Когда начался вывод войск из Афганистана, наше командование поощрило многих военнослужащих. За добросовестное выполнение долга по спасению жизни солдат и офицеров Советской Армии Светлана Вальтер была награждена медалью «За трудовое отличие» и двумя афганскими медалями «10 лет Саурской революции» и «От благодарного афганского народа».
  
  Ее сын Евгений тоже избрал военную судьбу – закончил Санкт-Петербургскую академию имени Можайского, а дочь Настя пока среднюю школу. Сама же Светлана после командировки на афганскую войну получила высшее образование по специальности «психолог», но работает в Минераловодской отделенческой больнице лаборантом в рентгенологическом отделении.
  
  Ее коллега, Наталья Омелина,(2) служила в Афганистане в полевой части возле Джелалабада старшей медсестрой операционно-перевязочного отделения. Здесь было все, как на передовой. На очередную операцию под прикрытием вертолетов уходили ребята, а медики с тревогой ожидали их возвращения, потому что многим потом нужна была врачебная помощь.
  
  – Бывало, что по трое суток не покидали операционную. Было очень много раненых. Порой невозможно было удержаться от слез, глядя на их страдания. Но мы старались виду не подавать, особенно когда выхаживали выздоравливающих, – рассказывает Наталья.
  
  В семье Натальи Омелиной есть свои традиции и понятие долга, поэтому сыновья ее уже выбрали свое дело – Родину защищать. Старший сын Денис окончил военно-космическую академию в Петербурге, там же учится младший сын Дима.
  
  Есть у Натальи и награды за участие в войне в Афганистане. И сейчас она верна своей профессии, работает медсестрой в физиотерапевтическом отделении, лечит железнодорожников
  
  Отсюда: http://www.gudok.ru/zdr/173/?ID=606735
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Светланы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992" с фотографиями бывших сослуживиц Натальи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

310. "Туапсе.com" (09.02.2016)

  

Хорошая привычка боевой медсестрички

  
   []
  
  
  В минувшем году председатель совета ветеранов Тенгинского сельского поселения Галина Кирилловна Петрусенко отметила своё 75-летие. Несмотря на возраст, блеску в её глазах и жизненной энергии позавидуют даже молодые.
  
  — Галина Кирилловна сочетает доброжелательность, требовательность и прямоту в высказываниях своего мнения, — отзывается о ней председатель районного совета ветеранов В.Ф. Никитенков. — При этом она всегда готова выслушать и понять позицию своего собеседника. Требовательна к себе в выполнении обещаний и требует такой же обязательности от других.
  
  При этом Г.К. Петрусенко личность творческая. На смотры художественной самодеятельности тенгинские ветераны выходят в сценических костюмах, изготовленных или доработанных под руководством Галины Кирилловны.
  
  Ближе читателей газеты с активисткой-общественницей познакомит интервью, которое записал её товарищ по совету ветеранов, ветеран боевых действий, подполковник в отставке В.Р. Рассулов.
  — В праздничные дни ваш костюм украшают медали. Откуда они у вас, у представительницы мирной профессии?
  — По профессии я медик, но в своё время побывала в «горячей точке». С 15 октября 1980 года до 20 декабря 1982 года была откомандирована в Демократическую Республику Афганистан медсестрой эвакуационного отделения. К тому времени семья уже сложилась, дети выросли, мне сорок лет исполнилось. Так что инициативу поехать в Афган проявила сама, решение принимала как медик и как верящий в милосердие и сострадание человек.
  
  — Расскажите о времени в Афганистане.
  – На самолёте Ил-18 был оборудован специальный санитарный борт. Это был не известный многим «Чёрный тюльпан», который вывозил «груз 200», а именно воздушный госпиталь. Борт делал рейсы из Ташкента в Афганистан три раза в неделю — более 100 вылетов в год. Приземлялись в Кабуле, Кандагаре, Шинданте и других городах, грузили раненых и везли в Союз. В течение полёта на борту ставили солдатам капельницы, делали перевязки, обезболивающие уколы и оказывали другую медицинскую помощь. Но, кроме этого, для нас было важно просто обнять ребят, успокоить. Им, в большинстве своём 18-летним юнцам, оставшимся без рук, без ног, обожжённым, изувеченным, это помогало иногда лучше лекарств. Да, фактически я как мать встречала их у трапа самолёта и как ангел хранитель сопровождала во время перелёта.
  
  — За то время какие у вас есть награды?
  — Указом от 04.02.1982 года награждена медалью «За боевые заслуги». В наградном листе записано: «... тов. (Гришина) Петрусенко Г.К. без колебаний добровольно пошла на один из самых трудных и опасных участков работы, связанный с эвакуацией раненых и больных из Афганистана авиатранспортом».
  
  — Как сложилась ваша жизнь после Афганистана и как попали в Тенгинку?
  — После Афганистана восемнадцать лет жила в Ташкенте, работала медсестрой отделения радиоизотопной диагностики Окружного военного госпиталя. А в 2000 году приехала на постоянное место жительства к дочери в Туапсинский район, куда моего зятя привела судьба военного.
  
  — А как вы стали председателем совета ветеранов Тенгинского сельского поселения?
  — В июне 2005 года позвонили из администрации, и меня как ветерана боевых действий пригласили на отчётно-выборное собрание совета ветеранов поселения. На этом собрании меня избрали председателем совета. Им остаюсь и ныне.
  
  — В Тенгинском сельском поселении много пожилых людей, а значит, и у вас немало работы?
  — Благодатная земля Тенгинки и Лермонтово славится своими долгожителями. Особое внимание в поселении уделяется ветеранам Великой Отечественной войны. Люди очень тесно общаются, знают проблемы и нужды друг друга. Моя задача выявить проблему ветерана и добиться её решения.
  
  Так, к 70-летию Победы в доме участника войны К.М. Чайлияна выполнили косметический ремонт: постелили ламинат, поклеили обои, побелили потолки, утеплили двери.
  
  А ранее матери погибшего в «горячей точке» Петренко Анатолия Анне Ивановне Алтуховой помогли перекрыть кровлю и оформить документы на получение ежемесячной компенсационной выплаты по случаю гибели сына и единовременной выплаты на ремонт квартиры.
  
  Ветераны войны А.Н. Кущенко и Е.П. Петрова получили субсидии на улучшение жилищных условий.
  
  Ветерану труда Евдокии Джевеляк и труженице тыла Королёвой совет ветеранов помог в оформлении документов об инвалидности.
  
  Помимо этого, по ходатайству председателя совета ветеранов выделялась машина для транспортировки участника войны Г.И. Прониной на лечение в госпиталь и на отдых в одну из здравниц Новороссийска.
  
  Это далеко не полный список работы, которую проделал совет ветеранов нашей первичной организации в 2015 году. Конечно же, вся работа ведётся в тесном взаимодействии с администрацией поселения в лице главы Артура Акоповича Чамяна и с помощью благотворителей. Также не могу не отметить очень большую помощь со стороны председателя районного совета ветеранов Владимира Фёдоровича Никитенкова.
  
  — По итогам конкурса среди ветеранских организаций Туапсинского района в 2015 году тенгинская первичка заняла 1-е место. Что скажете об этом?
  
  — Мы отличились не только в минувшем году. С 2012 по 2014 годы занимали почётное 2-е место. В работе с людьми ещё со времён, когда я была медсестричкой, у меня сохранилась привычка быть лучшей.
  
  Вера СЕРГЕЕВА
  
  Отсюда: http://www.tuapse.com/news/16352.html
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 29-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9o1.shtml

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018