ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 39-я (N 411-420)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  411. Валентина Николаевна НИКИТИНА (ХАФИЗОВА), Кабул, медсестра,
  инфекционный госпиталь, 1986-1987
  
  ----- Любовь СЫНКОВА, Кабул, инспектор по кадрам при штабе 40-й армии, 1986-1987
  
  412. Нелли Вячеславовна ИРГИЗОВА, Кабул, телефонистка штаба 40-й армии, 1985-1986
  
  ----- Лидия Яковлевна РЯБЦЕВА, Шиндандт, лаборатория санэпидотряда
  
  413. Гульнар(a) Дауренбековна МАКИШЕВА, Кандагар, медсестра,
  госпиталь, терапевтическоe отделениe, 1985-1988
  
  414. Светлана Корнеевна МЕГРЕЛИШВИЛИ, Баграм, секретарь-машинистка на секретной переписке,
  вертолётняя эсадрилья в/ч пп 19888, 1987-1989
  
  415. Людмила Степановна ГАВРИКОВА, Газни, медсестра полевого медпункта.
  После - Кундуз, рентгенолаборант 90-го отд. медицинского батальона в/ч пп 53355, 1982-1984
  
  416. Людмила Алексеевна ЧИСТЕХИНА, Баграм (военторг ? столовая ?), 1985-1987
  
  417. Татьяна ЕВПАТОВА (ГАЙСЕНКО), Файзабд, операционная и перевязочная медсестра,
  полковой экспериментальный медпункт, 1982-1983
  
  418. Ольга Николаевна МИРЕТИНА, Шиндандт, операционная медсестра, 1982-1984
  
  419. Зульфира Минигариевна КАЛИНЕЦ, Кабул, госпиталь,
  ст. медсестра в трех отделениях (хирургическом, нейрохирургическом и урологическом), 1982-1983
  
  420. Любовь Ивановна КАСЬЯНОВА (НУРКОВА), Кабул, ст. медсестра,
  приёмноe отделениe, госпиталь, 1983-1984
  
  ----- Людмила Александровна БОДРОВА, Баграм, ст. лаборант хлоротиционной лаборатории
  
  ----- Любовь Ильинична САФИШИНА, Кабул, ст. операционная сестра станции переливания крови
  
  
  
  
  
  
  

411. "Красное знамя" (18.02.2019)

  

Через испытания судьбы

  
   []
  Валентина НИКИТИНА (ХАФИЗОВА).
  Молодые перед отправкой на регистрацию брака на военном УАЗике. Фото из семейного архива
  
  
  Есть в Нефтекамске семья, у которой семейный союз зарегистрирован в советском посольстве Афганистана. Через трудные испытания пришлось им пройти. Но так сложилось, что именно на пике таких испытаний они встретили друг друга. Бравый солдат Фандарис Хафизов и маленькая медсестра Валентина Никитина.
  
  Уроженец Бураевского района, он служил водителем взвода обеспечения госпиталя в Кабуле. А Валентина жила в Чувашии, она окончила медучилище, отработала три года по специальности. Но юность ищет каких-то больших свершений и великих дел. Воспитанная на высоких идеалах и зная, что в далеком Афганистане воюют советские солдаты, она решает, что ее место там, на войне, что именно там она сможет быть наиболее полезной. И втайне от родных, по объявлению о наборе медицинских работников для работы в Афганистане, отправляется вместе с подругой в эту жаркую чужую страну.
  
  Там девушке предложили на выбор: служить медсестрой при Генштабе ограниченного контингента советских войск или отправиться в инфекционный госпиталь. Валентина отправилась в госпиталь.
  
  Маленькая, хрупкая – как ее занесло сюда?! Примерно такая мысль возникла в голове у Фандариса, когда он впервые увидел ее в госпитале в Кабуле. Узнав, что там появилась почти что землячка – девушка из соседней республики, он в первый же свободный промежуток времени пришел туда знакомиться с ней.
  
  Сердце его сжималось от нежности и тревоги за нее. Боевая обстановка обостряла чувства двух молодых людей. Понимая, что всё это у них очень серьезно, Фандарис обращается к своему командиру с просьбой разрешить им пожениться. Тот был немало удивлен и ответил, что такое разрешение может дать только сам командующий 40-й армией Борис Громов. Решительности молодому парню было не занимать, и он отправляется на прием к самому Громову и высказывает ему свою просьбу. «Да как же ты тогда служить будешь дальше?» – удивляется командарм. «Еще лучше буду служить!» – обещает младший сержант Хафизов. И получает разрешение на регистрацию брака.
  
  31 декабря 1986 года в посольстве СССР Демократической Республики Афганистан был зарегистрирован брак граждан Советского Союза – Валентины Никитиной и Фандариса Хафизовых. Их «свадебным лимузином» стал санитарный УАЗик, который боевые товарищи украсили цветами.
  Кстати, по их примеру потом поженились и их друзья Любовь и Игорь Сынковы – она была инспектором по кадрам при штабе, а он – фельдшером. Эта семья теперь живет в Самаре, общаются с Хафизовыми, были друг у друга в гостях.
  
  А в 1987 году, когда Фандарису пришло время демобилизоваться, Хафизовы вернулись в Советский Союз. Они везли домой награды: за мужество и воинскую доблесть, проявленную при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан, Фандарис Хамитович награжден Грамотой Президиума Верховного совета СССР; за мужество и героизм Валентина Николаевна награждена Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ. И вернулись они очень вовремя – через полтора месяца у них родился первенец Марсель. А вскоре появилась на свет и дочь Алина.
  
  Жизнь проверяет на прочность… Во время работы на шахте в Воркуте, где Фандарис Хамитович проработал около десяти лет, он оказался под завалом. Его быстро откопали товарищи, привезли в больницу, но состояние было тяжелое, и через два дня он впал в беспамятство и мог уже распрощаться с жизнью. И, как сам рассказывает теперь, если бы не жена Валентина, которая всё время находилась рядом и практически спасла его, всё могло кончиться трагично.
  
  После этого случая, понимая, что им дан Богом шанс жить дальше вместе, они решили, что это не простой случай, что он им дан для каких-то праведных дел. И однажды, отправившись в Бураевский детский дом с благотворительной миссией, увидели там маленького Руслана и его сестру Ляйсан. И решили взять их в свою семью.
  
  «Жена у меня строгая, детей воспитывает правильно», – говорит с теплотой Фандарис Хамитович. Он сам построил большой дом в Ротково, в два этажа, а в подвальном помещении у них спортзал. «Ребятам обязательно нужно заниматься спортом!» – считают отец и мать Хафизовы. Так, у них Алина – кандидат в мастера спорта по спринтерскому бегу, а Руслан – КМС по боксу.
  
  Дети быстро вырастают. Марсель перенял талант деда и выучился на краснодеревщика, мастерит прекрасные изделия из дерева, ну а теперь работает оператором по добыче нефти. Алина сейчас в декретном отпуске, воспитывает маленького сына Никиту. Ляйсан – ей 21 год, выучилась на повара-кондитера, работает в кафе. Руслану 17 лет, он учится в нефтяном колледже, ждет 18-летия и готовится к службе в армии.
  
  
   []
  Супруги Хафизовы на одной из встреч со школьниками в городском музее. Фото из семейного архива
  
  
  Большая семья – большие заботы. Теперь Фандарис строит себе новый дом, недалеко от города. Но, несмотря на занятость, Валентина Николаевна и Фандарис Хамитович всегда находят время, чтобы пойти на встречи с молодежью, со школьниками, рассказать о том, что такое мир и война, каково жить под обстрелами, видеть ранения и смерть боевых товарищей, и каковы настоящие ценности в этой жизни. «В феврале, в месячник оборонно-массовой и военно-патриотической работы, нас особенно часто зовут в школы и колледжи. Недавно вот в Ташкиновскую школу ездили. Мы всегда стараемся ходить вместе, вместе нам легче выступать перед ребятами», – признается Фандарис Хафизов
  
  Их семье уже 32 года. А они относятся друг другу всё с той же нежностью, заботой и уважением. Все испытания судьбы они проходят, поддерживая друг друга, и от этого становятся во много раз сильнее.
  
   Равиля РЕШЕТНИКОВА
  
  Отсюда: https://kzgazeta.rbsmi.ru/articles/obshchestvo/cherez-ispytaniya-sudby/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц обеих героинь находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

412. "Молодёжное обновление" (15.02.2019)

  

Женщины-ветераны Афганистана: и они сражались за Родину

  
   []
  
  
  Школьники и студенты из Тирасполя и Григориополя, активисты «Молодежного Обновления» встретились за круглым столом с женщинами-ветеранами Афганской войны. Встреча под названием «Память моя – Афганистан» прошла в центральном офисе партии и была посвящена Дню памяти и славы воинов-интернационалистов.
  
  Ребята с интересом отнеслись к идее мероприятия, поскольку о женщинах, воевавших в Афганистане, вспоминают нечасто. А ведь в той войне участвовало, по разным оценкам, от 20 до 21 тысячи советских женщин, работавших на армию. Многие из них получили награды. Около 60 женщин-военнослужащих и вольнонаемных погибли на афганской земле.
  
  В гости к молодежи пришли капитан медицинской службы, военный врач Лидия Рябцева и прапорщик, связист Нелли Иргизова. Участницы войны в Афганистане поделились с ребятами своими воспоминаниями. По их признанию, чтобы отправиться в те страшные годы в эту страну, в характере каждой должен был быть не только патриотизм, но и смелость, стремление к чему-то новому, неизведанному.
  
  Тираспольчанка Нелли Иргизова попала на Афганскую войну, победив в родном городе в конкурсе профессионального мастерства связистов в возрасте до 30 лет.
  
  «Когда предложили поехать в Афганистан – растерялась, у родителей стала спрашивать совета. Мама категорически запретила, а папа сказал: «Сама решай, ты уже взрослая». И я согласилась», — рассказывает Нелли Вячеславовна.
  
  Служила она в Кабуле. Помнит, как поначалу жили с коллегами в палатках, а потом в «модулях» — что-то вроде общежитий, по восемь человек в комнате. Как привыкали к постоянной стрельбе и грохоту орудий. Как было страшно в первое время, как тяжело было привыкать к изнуряющей жаре.
  
  При всем при этом женщина замечала и прекрасное, любовалась южной природой – диковинными птицами, цветением миндаля, финиками размером с ладонь. Нелли Иргизова отлично помнит концерты звезд советской эстрады, которые приезжали поддержать боевой дух воинов.
  
  «До сих пор храню афишу с портретом Владимира Винокура и его автографом, — говорит участница Афганской войны. — Вот точно так же российские артисты ездят сегодня в Сирию, чтобы подбодрить участников военной миссии России в этой стране».
  
  Медик Лидия Рябцева отслужила два с половиной года в войсковой части в городе Шинданде.
  
  «Оформлялась на работу за границу, собиралась в Чехию. А мне в последний день предложили в Афганистан – я подумала и согласилась», — рассказывает Лидия Яковлевна, которой было тогда тридцать пять.
  
  Ее служба проходила в санэпидотряде, в лаборатории.
  
  «Климат в Афганистане еще тот – нередко у бойцов возникали инфекционные заболевания. Нужна была профилактика, защита. Мы проводили все необходимые мероприятия, выезжали на места боев, приходилось ездить и в танке, и на БТРе, и военным самолетом летать. Самое страшное было видеть гибель наших ребят, каждая смерть была как ножом по сердцу. Особенно часто гибли вертолетчики», — вспоминает ветеран.
  
  Лидия Рябцева отметила, что к советским медикам обращались за помощью и местные жители.
  
  «СССР построил в Афганистане много больниц. К нам нередко обращались афганцы. Они вообще нас любили – мы их и лечили, и подкармливали», — добавила она.
  
  Отвечая на вопрос о том, нужно ли было Советскому Союзу посылать войска в Афганистан, женщины ответили утвердительно.
  
  «Смысл в нашем участии в этом конфликте был – мы защищали наши границы», — отметила Нелли Иргизова.
  
  Депутат Верховного Совета, член партии «Обновление» Илона Тюряева, принявшая участие в заседании круглого стола, отметила, что с женщинами не увязываются слова «война», «боевые действия», «горячие точки», но часто история распоряжается так, что рядом с мужчинами на боевом посту встают представительницы прекрасного пола.
  
  «Многие наши соотечественницы являются примером для подражания. История нашей Родины вообще вся связана с женщинами, которые сражались на войне, самоотверженно трудись в тылу и в мирное время. Наверное, все дело в женском отношении к любому порученному делу, которое позволяет выполнить все на высшем уровне», — сказала депутат.
  
  В ходе встречи ребята посмотрели документальный фильм об Афганской войне и обсудили его. События в Афганистане сейчас оцениваются по-разному: кто-то называют участие СССР в этом конфликте ошибкой, интервенцией. Однако, по мнению молодежи, тогда, в 1979 году, Родина послала своих солдат на защиту южных границ, и не подчиниться приказу они не могли. Нельзя судить бойцов, выполнявших свой воинский долг, считают ребята.
  
  Активистка «Молодежного Обновления» Любовь Ткач высказала мнение о том, что нужно знать и любить историю Отечества, даже если некоторые ее страницы неоднозначные.
  
  Комментируя прошедшую встречу, руководитель методического отдела Центрального аппарата партии «Обновление» Татьяна Косенко сказала, что такие мероприятия имеют большое воспитательное значение, дают молодежи пищу для размышления, показывают величие Родины – все это в конечном итоге способствует формированию личности, гражданской ответственности.
  
  «Материал, тема для обсуждения были предложены ребятам непростые. Но они разобрались, и это главное», — заключила она.
  
  Отсюда:
  https://molodno.wordpress.com/2017/02/15/%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%B0%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%B8-%D0%BE%D0%BD%D0%B8-%D1%81%D1%80/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - Нелли Вячеславовна ИРГИЗОВА упоминается в статье, поставленной в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 43-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/z2t.shtml#454a
  
  Первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Нелли ИРГИЗОВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Лидии РЯБЦЕВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

413. "Times.kz" (15.02.2019)

  

«Три года, словно целая жизнь…»

  
   []
  Гульнар(a) МАКИШЕВА
  
  
  15 февраля 1989 года, ровно 30 лет назад, закончился вывод советских войск из Афганистана.
  
  Через жерло войны в Афганистане прошли 22 296 казахстанцев, 924 из них не вернулись на Родину живыми, 21 пропал без вести, а 1 015 человек остались инвалидами...
  
  За 10 лет в боевых действиях в Афганистане участвовало 1113 акмолинцев. Из них 61 человек – погибли, двое - до сих пор считаются без вести пропавшими, 1 воин найден и перезахоронен на родной земле.
  - Молодежь должна знать свою историю. Хроники всех событий. Наши ребята уходили тогда совсем ещё мальчишками, в мирное время им пришлось узнать это страшное слово «война». Если в 2014-м году ветеранов воинов–афганцев в регионе было 915 человек, то на сегодняшний день осталось 768, по городу Кокшетау было 235, а осталось – 191. 15 февраля для меня и моих соратников навсегда останется праздничной датой. Хотя наши ряды редеют с каждым годом, - с грустью отметил председатель ОО «Союз инвалидов и ветеранов войны в Афганистане» Акмолинской области Дуанбай Ыбрай, пожелав казахстанцам чистого мирного неба над головой.
  
  На торжестве, среди присутствующих воинов-интернационалистов, выделяется хрупкая невысокого роста женщина, которую мужчины все тепло и с любовью приветствуют. Казалось бы, какое отношение к ветеранам имеет представительница прекрасного пола?
  
  В действительности, самое прямое.
  
  Макишева Гульнара Дауренбековна - медсестра афганской войны в Кандагарском военном госпитале с 1985 по 1988 годы.
  
  - Как Вы приняли такое серьезное решение? Как родители отнеслись?
  - Если честно, родители только через год узнали о том, что я поехала служить в Афганистан. На тот момент я одна с Кокшетау в Ташкент летела, еще и не предполагая, что ждёт впереди, - вспоминает Гульнара Дауренбековна. - Родителям сказала, что в Германию еду, а когда в первый раз в отпуск приехала, тогда и узнали. Представьте, каково увидеть дочь через год весом 45 килограмм (я за тот год сильно похудела). Тяжело им было, только мама поймет, как страдает по ребенку материнское сердце, сколько слёз проливает украдкой, – с грустью в голосе добавляет женщина.
  
  - И всё равно после отпуска родные отпустили назад?
  - Обратной дороги уже ни у кого не было! А вообще мне тогда (в первый раз, когда уезжала – прим. авт.) 25 лет было, девчонка совсем, не понимала, не думала, на что иду, - поясняет собеседница.
  
  - Расскажите наиболее яркие воспоминания тех лет?
  - Их очень много, - те картины по сей день стоят перед глазами. 30 лет, а как будто вчера всё было. Три года, а словно целая жизнь, - видно как женщина возвращается в памяти к тем годам и из глаз катятся слёзы.
  
  - Не жалеете?
  - Не жалею! – не задумываясь, отвечает Гульнара Дауренбековна. - Мне этот вопрос часто задают. Это был мой выбор. Наверно, судьба так распорядилась.
  
  - Смотрю, вы тут все друг друга знаете…
  - Конечно, мы же родными стали, столько всего прошли. Своего рода – братство. Стараемся поддерживать друг друга, помогать по возможности, - с гордостью говорит ветеран афганской войны. - В 1989-м году я приняла участие в Первом слёте афганцев, где была избрана председателем совета воинов-интернационалистов. Так и началась моя история в афганском движении. 20 лет пролетели в суете и заботах, продолжая боевые традиции участников ВОВ – наших уважаемых ветеранов, традиции казахстанской армии, воспитывая молодежь в духе патриотизма, гражданственности и бескорыстного служения независимому Казахстану. В этих и семейных заботах (Гульнар Дауренбековна дважды бабушка и во внуках души не чает – прим. авт.) шли годы, и вот 10 лет назад вернулась в родную профессию, - улыбается собеседница.
  
  Надо отметить, что Гульнар Макишева вот уже на протяжении десяти лет трудится в Поликлинике для ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. Начинала рядовой медсестрой, сегодня она медсестра рентгенкабинета.
  
  - Рада, что вернулась в медицину. С годами ещё больше поняла – это моё! Счастье, когда на пути попадаются хорошие люди. К примеру, очень меня поддерживают и наставляют в течение трудовой деятельности Галия Зиябековна Сабатаева и Багиля Доскеновна Закрина. Очень им благодарна, - говорит Гульнар Дауренбековна. Видно свыше написано мне, помогать людям. И разве это не замечательно, когда любимое дело приносит удовлетворение и радость, - улыбается собеседница.
  
  Гульнар Дауренбековна Макишева попросила нас обязательно поздравить всех воинов-афганцев с Днем вывода советских войск из Афганистана, ведь для них - это навсегда знаменательный день!
  
  Вот такую историю мы узнали о кокшетауской медсестре.
  
  Участие советских женщин в афганском конфликте особо не афишировалось. На многочисленных стелах и обелисках в память о той войне изображены суровые мужские лица. Однако женщины в Афганистане были. Они исправно выполняли свою работу, стойко переносили лишения и опасности жизни на войне.
  
  Сегодня ветераны-афганцы принимают активное участие в проведении общественных мероприятий и являются примером для подрастающего поколения.
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
  Фото из семейного архива Макишевой Гульнары Дауренбековны
  
  Отсюда: https://timeskz.kz/49159-tri-goda-slovno-celaya-zhizn-15-fevralya-den-vyvoda-sovetskih-voysk-iz-afganistana.html
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - другая публикация о Гульнар(е) поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 19-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9b.shtml#217 - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кандагар, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Гульнар(ы) находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/5.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

414. "Новости Оскола" (14.02.2019)

  

Через призму боли

  
   []
  Светлана МЕГРЕЛИШВИЛИ
  
  В свои двадцать с немногим Светлана Корнеевна Мегрелишвили, или на тот момент просто Света, прошла огонь, воду и медные трубы. То, что испытала юная девушка, врагу не пожелаешь.
  
  Родилась моя собеседница в Стерлитамаке в Башкирии. Отец умер, когда ей был год. Мама одна растила четверых детей. Всю жизнь она проработала в военных магазинах. У Светланы Корнеевны был брат Юрий и сестры - Клавдия и Майя. Сейчас, к сожалению, женщина практически осиротела.
  
  
Назад, в прошлое
  
  В Стерлитамаке наша героиня окончила школу и устроилась на работу делопроизводителем в народном суде.
  
  - Вся моя жизнь связана с печатной машинкой, - вспоминает героиня. - В суде я оформляла мелких хулиганов. Из преступлений превалировали пьяные драки. Когда не было секретаря судебного заседания, выезжала и на гражданские дела: разводы, разделы имущества... На уголовные не брали - слишком молоденькая была. Потом по решению исполкома меня перевели в ЗАГС на должность секретаря.
  
  А потом жизнь поменялась кардинально: в 1963 году Мегрелишвили отправилась в армию. Попала в первый женский набор.
  
  - В детстве я была ребенком непоседливым, даже драчуньей. Дружбу вела исключительно с мальчиками, - смеется Светлана Корнеевна. - Такой же активной и осталась. Поэтому сестра Майя, работавшая на тот момент в городском военкомате, предложила вступить в ряды Вооруженных Сил. Приходит домой и говорит мне: Светка, а хочешь в армию? Я глаза и вытаращила, думала, подшучивает надо мной. Какая армия? Сестра объяснила: набирают девушек. Я подумала, почему бы и нет. Согласилась. На тот момент мне было 19 лет.
  Военная часть хоть и находилась в родном городе, но бывала дома Мегрелишвили нечасто. Армейский порядок жесткий.
  
  - Попала в топографическую войсковую часть, служила старшим писарем производства у начальника штаба. На машинке оформляла секретную документацию, заполняла военные билеты... Работы было много. Параллельно проходили политические занятия, тактические, где мы осваивали военную подготовку: строевую, проходили стрельбы... У девчонок занятия отдельно от парней. Старшина был хороший у нас - Демьян Дмитриевич. Как сейчас помню, подготовку вел татарин. Такой смешной, ножки кривые. Выезжали мы и на полевые, составляли топографические карты. Тогда в один из выездов с Ниной, которая служила со мной, произошел трагический случай. Была зима. Машина собиралась пересечь реку и попасть на другой берег. Лед провалился. Все, кто находился внутри кабины, не выжили. Нина как раз была за рулем. Она хотела выплыть, но нога застряла в руле, - бойкая девчонка была, - вспоминая несчастье, Светлана Корнеевна не сдерживает слез. Прошло столько времени, а боль по ушедшей подруге до сих пор не утихла.
  
  Спустя три года службы она вышла замуж. Судьбу связала с поваром из этой же части.
  
  - Он был родом из Батуми, грузин. Надо мной еще подшучивали, мол, Светка русского не могла найти. А я была счастлива.
  
  Но длилось счастье недолго.
  
  - Мы вдвоем собирались остаться на сверхсрочную. А перед этим поехали в отпуск к нему на Родину в Батуми к родственникам на свадьбу. Там и приключилась беда. Я потеряла мужа. Мы попали в страшную аварию на Военно-грузинской дороге. Дождь, темнело. Нам на встречную выехал автомобиль. Лобовое столкновение. Я выжила, а он нет, - опять вытирает слезы Светлана Корнеевна. - У меня были перебиты ноги, пострадало плечо, но основной удар пришелся в сторону мужа. Он сразу умер.
  
  В недолгом браке родилась дочь Марина. Повторно Светлана Корнеевна обручальное кольцо так и не надела. Вскоре умерла и мама. Растить дочь пришлось в одиночку. Сперва собеседница трудилась на химическом комбинате. Дочь сильно заболела. Врачи посоветовали сменить климат. Семья перебралась в Узбекистан.
  - Я устроилась на завод по выпуску резинотехники. Когда дочери исполнилось восемнадцать, и она вышла замуж, я уехала в Афганистан, где провела тяжелые два года - с 1987 по 1989, - поделилась пенсионерка.
  
  
По лезвию ножа
  
  - Страшно было. Отправка проходила из военного аэродрома в Ташкенте. Думала, полетим на обычном самолете, а нас посадили на грузовой военный. Собралось много женщин и мужчин. Мне на тот момент было уже 42 года. Прилетели мы в Кабул. Вокруг - солдаты с автоматами, горы, песок... Здесь нас отправили на пересыльный пункт, а далее - в Баграм вертолетом. Захожу в кабину, а на меня сразу накидывают парашют. Я так испугалась. Какой парашют! Ни разу не прыгала. К счастью, не пригодился, он был для страховки - мало ли что. Спустя 20 минут прибыли на место. Нас уже ждала машина возле аэродрома, на которой мы и отправились в штаб. Там прошло распределение по модулям. Так назывались помещения, где мы жили. Поскольку я была «секретчиком», жила одна, остальные женщины по двое. Определили мне и кабинет. Я была секретарем-машинисткой на секретной переписке. Многое пришлось испытать. Служба в слезах проходила. Я печатала постановления к наградам погибших, письма их родителям, извещения о смерти, готовила списки личных вещей умерших...
  
  Каждое письмо - скорбь. Все пропускала через себя. Набирая текст, невозможно было сдерживать слезы. Были случаи, когда и сама чуть не погибла. Помню налет во время перевозки «груза-200». Перед вылетом самолета я вместе со всеми попросилась пойти и попрощаться с нашими погибшими вертолетчиками. В это время начался обстрел аэродрома. Картина - жуткая. Крики, суета, пули свистят. Они пробивали самолет, гробы... Ранило сопровождающих... Трассирующие пули красного цвета, их видно прямо на лету. Мне посчастливилось, вовремя удалось укрыться в траншеях, до которых добирались ползком.
  
  Светлана Корнеевна в тот злосчастный день не пострадала. А вот ее товарищ Геннадий Малинкин (он служил в техническом отделе и занимался ремонтом вертолетов, - прим. авт.), который позже остальных отправился в одиночку в тот же аэропорт, не выжил. Осколок угодил прямо в голову.
  
  - Какое горе. Я видела его незадолго до этого, разговаривала, и тут... Мне дали задание по подготовке на него документов. Так тяжело, - с горечью рассказывает Мегрелишвили.
  
  
Федор - в помощь!
  
  За два года пребывания в Афганистане Светлана Корнеевна потеряла многих друзей.
  
  - Зачастую от тел практически ничего не остается. Они настолько обуглены. Их закрывают в цинковый гроб, а затем в деревянный ящик. И сколько так их погибло, ужас... - с дрожью в голосе вспоминает собеседница.
  
  Сама она чудом выжила. Однажды спасла обезьяна.
  
  - Да-да, именно так, - улыбается пенсионерка. - Я пришла к бухгалтеру, чтобы растереть ей спину. Засиделись допоздна. На улице погасили свет, поэтому к своему модулю пошла ближним путем. Смотрю, стоят наши прапорщики. На плече у одного сидела обезьяна, Федором звали. Такой ненавистник женщин. Я подошла, а он хвать меня за палец. Вот паразит, думаю. Хотела поймать, а он от меня. Я за ним в модуль. Только забежала, как рядом взорвалась фосфорная мина. Если бы не рванула за Федором, убило бы, - размышляет Светлана Корнеевна. Она вспоминает, что враги нападали не только напрямую. Были случаи, когда солдаты покупали фрукты на рынке, а они оказывались зараженными. Однажды Светлана Корнеевна с товарищами именно таким образом подхватила дизентерию. Это случилось как раз в новогоднюю ночь, когда компания употребила злополучные продукты. А после все отлеживались в больнице.
  
  В 1989 году произошел вывод войск из Афганистана, Мегрелишвили покинула республику и уехала домой. У дочери семейная жизнь пошла наперекосяк, она ушла от мужа. Семья перебралась в Норильск. В 2003 году, уже будучи на пенсии, собеседница по совету подруги уехала в Ястребовку, в Курскую область, где на протяжении семи лет возглавляла Совет ветеранов.
  
  В 2015 году дочь приобрела квартиру, и Светлана Корнеевна перебралась в Старый Оскол. Через два года случился очередной удар. Не стало близкого человека. Дочь скончалась на 49 году жизни. Из родственников у пенсионерки остался только внук Александр. Он окончил старооскольский МИСиС. Сейчас живёт и работает в Северной столице.
  
  
Заметили и отметили
  
  За службу в Афганистане Светлана Корнеевна была награждена медалями: «За трудовое отличие», «В память 25-летия окончания боевых действий в Афганистане», «70 лет Вооруженным Силам СССР» и нагрудным знаком «За самоотверженный ратный труд в Краснознаменном Туркестанском военном округе».
  
  Сейчас Светлане Корнеевне 74 года. Здоровье хромает, она второй год не выходит на улицу - мешает воспаление тазобедренного сустава. Помощь по хозяйству оказывает соцработник. Не забывают Мегрелишвили и представители старооскольской общественной организации ветеранов Афганистана и Чечни. Конечно же, не теряет связи с любимой бабушкой и внук Светланы Корнеевны, который всячески старается оказывать поддержку.
  
  По случаю фестиваля «Афганский ветер» Светлана Мегрелишвили все же сделает исключение и покинет стены квартиры. Вместе с представителями общественной организации ветеранов поедет на машине в Центр молодежных инициатив. Уж очень дорого ей это мероприятие - память.
  
  Пользуясь случаем, Светлана Корнеевна поздравляет всех воинов-интернационалистов с 30-летием вывода войск из Афганистана!
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
  Кристина ГОДОВНИКОВА, фото автора и предоставлено Светланой Мегрелишвили
  
  Отсюда: https://vk.com/wall-149484718_2757
  
  __________________________________________________________________________________
  (1) - другая публикация о Светлане МЕГРЕЛИШВИЛИ находится в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 24-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9k.shtml#270
  
  Только там у неё фамилия чуть другая: МЕГEРЕШВИЛИ
  Какая верная - я не знаю - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Светланы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

415. "Молодёжная газета" (15.02.2019)

  

Медсанбат залит был кровью и завален останками тел

  
   []
  Людмила ГАВРИКОВА
  
  15 февраля — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Эта дата была выбрана неслучайно. 15 февраля 1989 года последние колонны советских войск покинули Республику Афганистан. Так закончилась девятилетняя война, которая унесла жизни почти 15 тысяч советских солдат и офицеров.
  
  В афганской войне, которая длилась с 1979 по 1989 годы, принимал участие Ограниченный контингент советских войск. Советский Союз был втянут в гражданскую войну между правительственными войсками Афганистана и вооружёнными формированиями афганских моджахедов. Их поддерживали в НАТО, и США активно вооружали врагов афганского режима.
  
  Справиться с мятежниками афганское руководство не могло, поэтому обратилось за помощью к Москве. 12 декабря 1979 года было принято постановление ЦК КПСС о вводе советских войск в Афганистан. Формально причиной стали неоднократные просьбы о помощи руководства Афганистана предотвратить угрозы иностранного военного вмешательства.
  
  Потери советской армии составили более 15 тысяч человек. Для сравнения: примерно 18 тысяч солдат потеряли афганские правительственные силы.
  
  Что касается ульяновцев, то интернациональный долг в Афганистане исполнили более четырёх тысяч человек. Из них погибло 105 бойцов. За мужество и героизм, проявленные в ходе войны в Афганистане, 1367 жителей нашего региона награждены орденами и медалями.
  
  Нужно ли было вводить войска в Афганистан – предмет многолетних споров. С одной стороны, имел ли право СССР вмешиваться во внутренние дела другого государства, жертвуя собственными гражданами? С другой стороны, моджахеды, против которых и воевали советские солдаты, угрожали безопасности нашего государства.
  
  Что думает народ о войне?
  
  Сегодня к Афганской войне относятся неоднозначно. Если в СССР большинство граждан признавало правильность ввода войск, то в последнее время ситуация изменилась. В 2014 году Левада-центр опросил россиян по поводу их отношения к этой войне. Две трети (68 %) считают, что не следовало вводить советские войска в Афганистан, из них 44 % респондентов рассматривают ввод войск как государственное преступление, 45 % – как политическую игру.
  
  Только 7 % россиян отмечают, что эта война была справедливой. Из этих семи процентов 23 % респондентов считают, что она была необходима для защиты геополитических интересов СССР, а 10 % опрошенных рассматривают её как акт помощи афганскому народу.
  
  Остальные затруднились ответить.
  
  Сегодняшним «афганцам» страшно слышать эту статистику. На момент начала войны большинство граждан Советского союза считало своим долгом отправиться на службу в Афганистан. Некоторые военнослужащие того времени вспоминают, что они каждый месяц писали рапорты на отправку, но брали туда далеко не всех.
  
  Забытые герои
  
  
   []
  
  
  Те, кто туда всё же попал, лучше любых историков смогут передать всю суть той войны. К ним можно отнести не только тех, кто носил погоны и отправлялся на боевые задания, но и тех, чьей задачей было каждый день спасать жизни раненых солдат. Но, к сожалению, об «афганцах» стали всё больше забывать.
  
  Людмила Степановна Гаврикова служила в Афганистане с 1982 по 1984 годы.
  
  Родилась она в Майнском районе. В 1958 году закончила Саратовское медицинское училище по специальности «фельдшер», в том же году прошла курсы рентгеновского лаборанта. После она вышла замуж и окончательно обосновалась в Ульяновске. А в 1982 году Людмила приняла решение отправиться в Афганистан на «помощь братскому народу».
  
  — Слова «исполнить свой интернациональный долг» и «исполнить долг перед Родиной» для нас в то время были не просто словами, – вспоминает женщина.
  
  Людмила даже и не знала, что её там ждёт. Эта война оставила яркий след в памяти женщины.
  
  — Я не до конца понимала, что происходит в Афганистане. Предполагала, что это будет просто оказание помощи братскому народу. Нам, медикам, в то время никто не сказал, что солдаты будут подрываться на минах, что весь медсанбат будет залит кровью и завален останками человеческих тел. Это было очень нелегко выдержать. По сути, нас обманули, – поясняет Людмила
  
  Незаменимая
  
  
   []
  
  
  Три месяца Людмила Гаврикова проработала обычной медсестрой. Как-то раз она сделала несколько рентгеновских снимков раненого. Хирурги посмотрели на качественно и быстро сделанную работу и поняли, что таких специалистов здесь не хватает. Её сразу же перевели в город Кундуз, куда поступали тяжелораненые солдаты. При работе с рентгеновским аппаратом требовались не только определённые знания, но и опыт, который как раз и был у Людмилы.
  
  — Когда солдаты подрывались на минах, они были сплошь нафаршированы осколками. И эти осколки надо срочно было доставать, особенно если они располагались близко к важным органам или сосудам. И без рентгена это никак нельзя было сделать, – продолжает наша собеседница.
  
  Работать приходилось до изнеможения. Времени на отдых, а уж тем более на выходные, не было. Раненых, которым требовалась незамедлительная операция, привозили постоянно.
  
  — Меня вызывали отовсюду. Даже из бани, с намыленной головой. Прибегал посыльный и говорил: «Рентгенлаборант, пулей в операционную». Вот так бегом и бежали. Всё это приходилось делать быстро, так как счёт шёл на секунды. И когда я делала снимки, то не успевала даже думать о вредном излучении. Меня никто не заменял. Я приехала оттуда еле живая, никакая, – рассказывает Людмила.
  
  Без здоровья и без медали
  
  К сожалению, война не прошла для Людмилы без следа. Работа с рентгеном дала о себе знать спустя десятилетия. Теперь она инвалид второй группы и передвигается, только опираясь на трость.
  
  — У меня была очень вредная работа. Я все время находилась под рентгеновскими лучами. Кое-какая защита, конечно, была, но она мало помогала. К тому же, у нас трубка рентгеновского аппарата была без фильтра, поэтому было очень много вторичных излучений. Я там сильно здоровье подорвала. Но мне ещё повезло, что до рака не дошло. Но организм всё равно плохо работает. Я не владею руками и ногами, — поясняет женщина.
  
  Она сожалеет, что работу медицинских работников на войне не все воспринимают всерьёз. Мол, «оружие не носили, по горам не бегали, на минах не подрывались». Хотя и медики тоже постоянно погибали во время обстрела колонн.
  
  — Некоторые ветераны Афганской войны почему-то не считают, что мы, медики, воевали. На дорогах всё равно подрывались все одинаково. Лучшие люди погибали там. Не все, но большинство из сегодняшних ветеранов ничего и не делали в Афганистане. Однако они теперь герои. А мы, медики, – так, никто, – сетует Людмила Степановна.
  
  В итоге она так и не получила обещанную медаль «За боевые заслуги», которая ей полагается как участнику боевых действий.
  
  Антон НИКОЛАЕВ
  
  Отсюда:
  https://misanec.ru/2019/02/15/%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D1%82-%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82-%D0%B1%D1%8B%D0%BB-%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D1%8E-%D0%B8-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - cильное повествование "Глазами афганской медицинской сестры" (на мой взгляд, Ода не только медсёстрам и врачам Кундуза, но всем медикам, прошедшим Афганистан), составленное на основе личных воспоминаний Людмилы ГАВРИКОВОЙ, находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/w17.shtml - A.C.
  
  (2) - несколько публицистических статей о Людмиле ГАВРИКОВОЙ у меня находятся:
  
  - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 7-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00127shtmlshtml.shtml#98
  
  - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 15-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt7.shtml#180
  
  - в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 41-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/www1-1.shtml#439 - A.C.
  
  (3) - фотоальбом "Гaзни, фотоальбом N 1" с фотографиями бывшиx сослуживиц Людмилы поставлен
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/w2a.shtml - A.C.
  
  (4) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с фотографиями бывшиx сослуживиц Людмилы поставлен
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - A.C.
  
  
  
  
  

416. "Житикаринские новости" (09.02.2019)

  

Конкурс эссе "Ерлікке тағзым – Поклонение подвигу" - "Герои среди нас"

  
   []
  Людмила ЧИСТЕХИНА
  
  Хрупкой женщине не место на войне
  
  Что мы испытываем, говоря слово «война»? Мы, не знавшие ужасы бомбежки, вряд ли в полной мере можем себе представить, что же это такое. Но среди нас есть те, кому в слове «война», кроме набора букв и слогов слышится плач матерей и стоны раненных в бою молодых солдат, кто уже никогда не сможет спокойно спать по ночам, кто прошел через кровавые жернова жестокой и несправедливой «мясорубки». Благодаря им, мы знаем ужасы войны лишь из рассказов и кинофильмов.
  
  От слова Афганистан, она слегка вздрогнула, может быть, мне это показалось? Красивая женщина, обладающая удивительным шармом и обаянием, с открытым, слегка уставшим взглядом. Людмила Алексеевна Чистехина скромно улыбнулась: «Да разве же я герой? Скажете тоже».
  Я слушала ее рассказ, затаив дыхание, пытаясь испытать все то, что чувствовала она в далеком 1985-ом, когда через военкомат ее направили в Афганистан на работу.
  
  Родилась Людмила Алексеевна в Житикаринском районе в многодетной семье. Ее мама, участница ВОВ, работала медсестрой в поселке Львовка, отец был репрессирован, отсидел 10 лет.
  
  Когда 27-летней Людмиле предложили работать в горячей точке, она не испугалась, посоветовалась с отцом и приняла решение ехать. Сначала Ташкент, затем Кабул, после в провинцию Баграм.
  Вспоминая три года, проведенные в Афганистане, Людмила Алексеевна говорит, что особой жестокостью отличались афганские дети. Они могли толкнуть тебя без причины, ударить, кинуть камень или нож. За товаром для магазина приходилось ездить за 10 километров. В одной из таких поездок, в открытое окно автомобиля мальчишка лет 12-ти кинул нож, по счастливой случайности рукоятка холодного орудия несильно ударила по виску Людмилы Алексеевны.
  Вспоминает о прошлом Людмила Алексеевна со скорбью, ведь так трудно было получать вести о гибели друзей и знакомых. При каждом застолье третий тост, всегда стоя и не чокаясь, за тех, кто не вернулся.
  
  Среди наград Чистехиной есть медали «За особые заслуги», «Ветеран боевых действий» и юбилейные.
  Хрупкой женщине не место на войне… Людмила Алексеевна Чистехина герой, живущий среди нас ведь обеспечивать солдат провизией, ездить на закуп, рискуя жизнью, это ли не проявление силы духа?
  Низкий поклон вам, воины-афганцы! Спасибо за мирное небо над нашими головами!
  
  
   []
  
  
   []
  
  
  
  Выпускающий редактор газеты «Житикаринские новости» Наталья Судакова
  
  Отсюда: https://www.facebook.com/groups/874818255981851/permalink/1457581557705515/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - чужие тексты я не правлю, но иногда множество ошибок неприятно режет глаз - A.C.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml
  
   Людмила также упоминается в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 6-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00126shtml.shtml#82 - А.С.
  
  
  
  
  

417. Видеоролик "Беседa дня" (13.02.2019)

  

Медсестра, которая два года провела на войне: «На работе был ад»

  
   []
  Татьяна ЕВПАТОВА (ГАЙСЕНКО)
  
  
   []
  
  
  Воспоминания, пачка старых фотографий и медали – все, что осталось бывшей военной медсестре Татьяне Евпатовой от войны, которая стоила Советскому Союзу тысячи жизней и стала одной из причин глобальных мировых изменений.
  
  Гостья программы «Разговор дня» Татьяна Евпатова демонстрирует свои награды. Самые ценные – «Войну-интернационалисту от благодарного афганского народа» и «За боевые заслуги». За ними два года сложнейших операций, множество спасенных и, к сожалению, потерянных жизней.
  
  «Что касается работы, хочу сказать, что это просто был ад. Ведь это был конвейер. Могли и двадцать, и тридцать человек вот так вот привезти вертолетами непосредственно с места, где шли бои. И ночью, и днем. У нас было только два операционных стола, и конвейер был бешеный», – вспоминает гостья программы, которая два года работала хирургической медсестрой в полевом госпитале Советских Войск в Афганистане.
  
  В «Беседе дня», приуроченной к 30-летию вывода войск из Афганистана, слушайте полностью трогательный и печальный рассказ бывшей военной медсестры Татьяны Евпатовой.
  
  Интервью брал Владимир МАЦКЕВИЧ
  
  Отсюда: https://belsat.eu/ru/programs/rebenok-s-nozhom-eto-uzhasno-eto-rvet-shablony/
  
  Там же и ролик с интервью Татьяны:
  https://belsat.eu/ru/programs/rebenok-s-nozhom-eto-uzhasno-eto-rvet-shablony/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - фотоальбом "Файзабад, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Татьяны ЕВПАТОВОЙ (ГАЙСЕНКО) находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/7.shtml - А.С.
  
  (2) - другая публикация о Татьяне ЕВПАТОВОЙ (ГАЙСЕНКО) поставлена в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 15-я "
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt7.shtml#178 - А.С.
  
  
  
  
  

418. "ГБУЗ "Самарский областной клинический противотуберкулезный диспансер им. Н.В. Постникова"

  

Интернациональный долг в Афгане

  
   []
  В центре - Ольга МИРЕТИНА.
  Военный госпиталь в Шинданте, 1982 год
  
  
  Исполнилось 30 лет со дня вывода Советских войск из Афганистана. В ДО N 7 более 45 лет проработала Миретина Ольга Николаевна медицинской сестрой. С 1968 года начинается ее трудовая деятельность в противотуберкулезном диспансере. Начинала работать в ЛОР-кабинете, затем в физиотерапевтическом кабинете, в кабинете переливания крови. Проработав 10 лет, в 1978 году, уже опытной медицинской сестрой, была назначена старшей медицинской сестрой стационара.
  
   Ольга Николаевна считала своим долгом помочь нашим солдатам в Демократической Республике Афганистан. И с 1982 по 1984 год по призыву военного комиссариата оказывала помощь ограниченному контингенту в военном госпитале в Шинданте.
  
  В госпитале работала медицинской сестрой операционной. Не раз приходилось делать экстренные операции во время обстрелов по городу. Благодаря Ольге Николаевне и многим другим медицинским сестрам и хирургам, служившим в Афганистане, были спасены десятки жизней наших солдат.
  
  После службы снова вернулась в родной коллектив. До 1993 года была старшей медицинской сестрой, затем перешла работать палатной медицинской сестрой. В мае 2014 года ушла на заслуженный отдых.
  
  Отсюда: http://xn--d1allfhj.xn--p1ai/internacionalnyy-dolg-v-afgane-miretina-olga-nikolaevna
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Ольги находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

419. "ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ "БОЕВОЕ БРАТСТВО" (28.02.2019)

  

Старшина медицинской службы Зульфира Калинец рассказала о том, как прошла четыре войны

  
   []
  Зульфира Минигариевна КАЛИНЕЦ
  
  День защитника Отечества давно превратился в праздник по половому признаку, и сегодня не всякий мужчина может похвастать службой в армии. А чтобы женщина, да прошла горнило четырех современных войн… И это не фантастика. Знакомьтесь, старшина медицинской службы Зульфира Калинец.
  
  Ее пращуры из бухарских татар с Великого Шелкового пути, осевших в Тобольской губернии. Окончив в Тюмени десятилетку, она не стояла перед выбором профессии. Ее дедушка и бабушка были народными целителями и, возможно, их навыки передались Зульфире по наследству. Родители говорили, что у нее с трех лет проявились наклонности к лечению всего живого. В медицине она уже 45 лет и до сих пор горячи руки, что, наверное, помогает ее пациентам скорее обретать здоровье.
  
  Английские конюшни
  
  Зульфира легко поступила в тюменское медучилище, попутно подрабатывала санитаркой в операционном блоке областной больницы, а получив специальность лаборанта-клиника и сестры общего профиля, работала медсестрой в стационаре медсанчасти областного УВД.
  
  В 1982 году 25-летней девушкой она узнала от знакомой, что военкомат через «красный крест» набирал гражданских специалистов-медиков для работы в Афганистане. Девушка подала заявление, прошла комиссию, получила синий служебный загранпаспорт и через несколько часов лета на военно-транспортном ИЛ-76 через Ташкент приземлилась на военном аэродроме Кабула.
  
  На тот момент военный госпиталь был палаточным и базировался в низине на окраине военного аэродрома, а потом, когда привезли деревянные модули из Союза, построили сборно-щитовой стационар со множеством отделений. Днем жара под 45, а по ночам отметка на термометре опускалась до 18, и было холодно.
  
  А Центральный военный госпиталь располагался в центре Кабула на территории бывших английских конюшен с толстыми стенами из камня и представлял собой длинные коридоры с деревянными перегородками-стойлами. Силами солдат, медперсонала и лояльно настроенных афганцев удалось превратить конюшни в нормальное и даже безопасное от осколков и пуль лечебное заведение.
  
  Госпиталь охраняли части ВДВ, а подступы к нему тщательно заминировали, установили сигнальные мины и натянули малозаметное проволочное заграждение-сетку. Госпиталь обнесли высоким дувалом из камней, подвели воду, а для помывки персонала и больных установили спецмашины – автодуши. Зульфира работала старшей сестрой сразу в трех отделениях: хирургическом, нейрохирургическом и урологическом.
  
  Осколки и инфекции косили солдат
  
  «Помимо меня в этом госпитале работало около 200 женщин-гражданских медиков. Плюс военврачи-офицеры из Бурденко и академии Пирогова. В наш госпиталь поступало много солдат. В основном привозили десантников после больших операций из Панджшера. Из них мы выковыривали осколки от итальянских пластиковых мин, мин-лягушек и снарядов с надписями: «madе in USA». Сильно тяжелых раненых отправляли в Союз, — вспоминает Зульфира. — Очень много поступало ребят с инфекционными заболеваниями. В той стране свирепствовали гепатит и брюшной тиф, страшный внутренними кровотечениями и язвами. Основная причина — грязная вода. У афганцев к этим болезням годами выработался иммунитет: очень острая пища и традиционное употребление гашиша снижали активность болезнетворных бактерий. Местные подсаживали солдат на героин, и многих бойцов доставляли к нам в госпиталь с наркотическими отравлениями».
  
  Днем было относительно спокойно, а вот по ночам душманы обстреливали госпиталь, и кроме трассеров на его территорию залетали минометные снаряды. Один из них угодил в деревянный модуль, и тот полностью сгорел. В нем после смены отдыхали три наши девочки-медсестры, которых побило осколками.Потом всю ночь мы оперировали этих раненых. По счастью, во время того обстрела я была в отделении в «каменных конюшнях», защищенных от осколков.
  
  Коллектив госпиталя был замечательный. Мы дружили с врачами. К нам приезжал Краснознаменный ансамбль 40-й армии и давал концерты, а силами одаренных и талантливых пациентов мы ставили спектакли с участием художественной самодеятельности. Офицеры писали стихи, пели и играли на гитарах. У пациентов глаза светились
  
  Как старый басмач пожалел о прошлом
  
  В Кабуле был красивый центр афгано-советской дружбы с концертным залом и кафе. Мы дружили с афганцами и хорошо общались. Они через Советское посольство и «Красный крест» приходили к нам лечить своих детей и говорили, что военные врачи — лучшие. Мы никому не отказывали в лечении.
  
  Например, у афганского Курманшейха очень пожилой отец-узбек когда-то был басмачом, бился с Cоветами и в 1920-е годы под напором красных ушел с отрядом через Кушку в Афганистан. К восьмидесяти годам он серьезно заболел онкологией и его сын добился через Советское посольство в Афганистане и «красный крест», чтобы отца лечили в нашем военном госпитале.
  
  Я ставила старику капельницы, катетеры и промывала мочевой пузырь. Он говорил на узбекском языке, а я с ним на татарском и мы понимали друг друга: тюркские языки схожие. Он сетовал на свою большую глупость и сожалел, что когда-то давно ходил с оружием и покинул Родину. Около месяца его лечили и обезболивали, а потом выписали.
  
  Это был не подвиг
  
  К концу командировки в Афганистан Зульфира не заслужила орденов-медалей (награждали только военных), но смогла накопить на квартиру и вернулась на работу в больницу областного УВД.
  
  По приказу N 0030 участники войны в Афганистане приравнивались к участникам Великой Отечественной войны, и ей гарантировался бесплатный проезд в городском и пригородном транспорте, установка телефона и даже льготы по оплате коммуналки.
  
  «На нас, афганцев, тогда люди смотрели как на небожителей, совершивших подвиг! Но это был не подвиг, а просто тяжелая работа. Работали много, не спали сутками, когда поступали раненые. Сам нынешний руководитель Тюменского отделения Всероссийской организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО» полковник Валентин Глушко в Афганистане попадал в мои руки с контузией и ранением, а через столько лет мы с ним встретились в Тюмени. Я знакома и с Героем России Русланом Аушевым (с 1991 — председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав Правительств СНГ) — он трижды с ранениями лежал в моем госпитале», — вспоминает Зульфира.
  
  Дорога на Кавказ
  
  До 1989 года Зульфира Минигариевна успела проработать в больнице УВД и в детской поликлинике, но волей судьбы все та же женщина из военкомата сагитировала ее на военную службу. К началу августа 1999 года чеченские боевики-«ваххабиты» напали на Дагестан, что послужило началом второй Чеченской войны. Для военного госпиталя в Ханкале требовался медперсонал, и Зульфира призвалась на контрактную военную службу, влившись в только что сформированный под Нижним Новгородом 106-й отдельный медицинский батальон 42-й дивизии. Его формирование несколько затянулось. На военную базу под Ханкалой воинский эшелон зашел только в феврале 2000 года, где сменил Самарский отдельный медицинский отряд спецназначения, стоявший в Ханкале под Грозным с декабря 1999 года. Коллеги-медики оставили новичкам свое спецоборудование, операционные столы и хирургические инструменты.
  
  Зульфиру назначили старшей сестрой операционного блока: «Ни дня покоя как вышли из поезда — с колес началась работа!». Командиры провели боевое слаживание, а дамы-новобранцы сразу же стоптали себе ноги, маршируя по плацу в огромных кирзовых сапогах. Никто из них понятия не имел о воинских уставах. Пришли девчонки с улицы, думали, что война — это игрушка…
  
  «Хорошо, что с приходом министра обороны Сергея Шойгу сейчас обратили внимание на женщин-военнослужащих и шьют для них приличную форму. Нам же дали огромные бушлаты самого малого, 48 размера, и такую же летнюю форму, которую пришлось перешивать вручную», — сетует ветеран. — С наступлением летней жары под 50 градусов работать в уставной военной форме было невозможно. Но женщины выкручивались, вручную делая из мужского нижнего белья (кальсонов) бриджи и блузки с коротким рукавом, пришивали карманы и потом красили зеленкой».
  
  Свидетель жутких терактов
  
  Разгром боевиков-ваххабитов в марте 2000 года в селе Комсомольском серьезно изменил боевую обстановку в Чечне. Часть разбитых и бежавших боевиков обратилась к партизанской войне. 2 июля 2000 года террорист-смертник грузовиком со взрывчаткой протаранил ворота и взорвал машину во дворе временного отдела внутренних дел города Аргуна, где несли службу милиционеры из Челябинской области. «Взрыв был такой силы, что слышался в радиусе 25 км. Ударная волна обрушила двухэтажное общежитие. В результате теракта под завалом и последующего обстрела погибло 22 сотрудника органов внутренних дел, а 112 получили ранения. «Всех раненых доставили в наш Ханкалинский госпиталь, где мы им оказали первую помощь. А 1 августа 2003 года грузовик смертника взорвался у военного госпиталя в Моздоке. В результате этой террористической атаки погибли мои друзья – хирурги и несколько солдат-пациентов», — с грустью вспоминает Зульфира.
  
  19 августа 2002 года она сама стала свидетелем одного из жутких терактов, когда около 17 часов шла в штаб тыла с донесением начмеду дивизии. Где-то сверху раздался хлопок, а подняв голову вверх, увидела, как валит дым из двигателя подбитого и падающего военно-транспортного вертолета МИ-26. Видно было, что его экипаж пытался посадить горящую машину на одном двигателе, но при жесткой посадке вертолет потерял хвост, а из раскрывшейся рампы посыпались солдаты.
  
  «Я бегом в штаб и давай обзванивать всех, чтобы организовать эвакуацию оставшихся в живых. Вертолет упал на минное поле, окружавшее объединенную группировку войск, и спасательная операция заметно осложнилась. Пока саперы проложили проход в минном поле, вертолет сгорел дотла. Заживо сгорело и подорвалось на минах в общей сложности 127 человек. Из них, 117 человек погибли на месте и еще 10 чуть позже скончались в госпиталях.Нам потом пришлось вытаскивать слипшиеся обугленные тела, и отправлять неопознанные в Ростов на экспертизу.
  
  Как потом оказалось, в конце 2001 года басаевцы купили в Грузии и перевезли в Чечню восемь ПЗРК «Игла», с помощью которых, помимо этого грузового вертолета, сбили три Ми-8.
  
  Меня война не испортила
  
  «После пяти лет службы в 106-м госпитале в Ханкале, меня перевели в Ростовский отдельный медицинский отряд спецназначения. Но на этом война для меня не закончилась», — вспоминает Зульфира. — В ответ на вторжение грузинской армии в Цхинвали 8 августа2008 года, российское руководство приняло решение начать войсковую операцию в зоне конфликта и создать войсковые группировки в Южной Осетии и в Абхазии. И наш медицинский спецназ выехал в Цхинвал со своими модулями на передний край и готов был принимать раненых. А после разгрома грузинской армии — в Абхазию, где продолжался военный конфликт».
  
  Военную службу Зульфира Минигариевна окончила в 2011 году, но продолжила работать в военной поликлинике Ростова и в Тюмень вернулась через три года. «Я не считаю себя воинственной. По своей сути я добрый человек, и войны меня не испортили», — утверждает ветеран. — Общаюсь с сослуживцами через соцсети. Они все живут ближе к Москве. В этом году исполняется 20 лет формирования 106-го отдельного медицинского батальона спецназа. Поеду встречаться с сослуживцами-однополчанами».
  
  Виталий Лазарев
  
  Отсюда: https://bbratstvo.com/2019/02/28/starshina-medicinskoy-sluzhby-zulfira-kalinec-rasskazala-o-tom-kak-proshla-chetyre-voyny
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Зульфиры находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

420. "Новый мир" (06.03.2019)

  

Женское лицо афганской войны

  
   []
  Любовь Ивановна КАСЬЯНОВА (НУРКОВА)
  
  Когда вспоминают участников боевых действий в Демократической республике Афганистан, речь идёт обычно об офицерах и солдатах срочной службы. Однако, не стоит забывать, что наряду с мужчинами в Афганистане выполняли свою работу и женщины – техработники, служащие и, конечно, медицинский персонал – врачи, медсёстры, санитарки. Была среди них и Любовь Ивановна Нуркова, два года проработавшая старшей медсестрой приёмного отделения Центрального советского военного госпиталя в Кабуле.
  
  Любовь Ивановна Нуркова (в девичестве – Касьянова) родилась в 1948 году в Челябинске, куда её родители эвакуировались с Украины в годы Великой Отечественной войны. Послевоенная жизнь не была лёгкой. «Жили весело, жили бедно, но честно», - вспоминает Любовь Ивановна.
  
  Восьмой класс Люба Касьянова закончила с трудом – в начале учебного года целую четверть пришлось пролежать в больнице с ревмокардитом. Зато здесь, в больнице, девочка нашла своё призвание: помогала медсёстрам раздавать лекарства, измерять температуру у других пациентов, и твёрдо решила связать свою жизнь с медициной.
  
  В 1963 году Любовь поступает в Курганское областное медицинское училище – старшая сестра Вера, выпускница железнодорожного техникума, получила распределение в Курганскую область, и постепенно вся семья (мама и младшие Люба и Надя) перебрались вслед за ней в Курган.
  
  Правда, заканчивать учёбу Любе Касьяновой пришлось всё же в Челябинске. Там же в шестнадцать лет, ещё во время учёбы на третьем курсе она начала свою трудовую деятельность в качестве палатной медсестры хирургического отделения. Именно тогда она впервые столкнулась на работе со смертью – того пациента, умершего от рака желудка, Любовь Ивановна помнит до сих пор.
  
  Получив профессию фельдшера-акушера, Любовь Касьянова вернулась в Курган к родне: трудилась, занималась общественной и комсомольской работой. Но душа просила чего-то большего, и в 1969 году Любовь Ивановна уезжает в Волгоград. Снова работает – сначала палатной медсестрой в хирургическом отделении медсанчасти тракторного завода, затем фельдшером в школе.
  
  Потом была должность медсестры в поликлинике, в областной больнице, комсомольская работа, общение с очевидцами Сталинградской битвы, их страшные рассказы о бомбёжках, о том, как горела земля 23 августа 1942 года…
  
  А потом, в 25 лет – тяжёлая травма позвоночника, долгое лечение, вторая группа инвалидности, через год заменённая на третью, и возвращение в медсанчасть тракторного завода. Свободная вакансия нашлась только в здравпункте чугунолитейного цеха. Брать на это место человека с третьей группой инвалидности казалось безумием, но Люба была настойчива. «Считайте, что вы берете здорового человека», - заявила она кадровикам. И, как всегда, настояла на своём.
  
  «Никто не думал, сколько ему заплатят»
  
  В начале восьмидесятых по городу пошли шепотки – в Афганистане гибнут наши ребята, из Афганистана везут цинковые гробы!..
  
  Когда Любовь Касьянову вызывали в военкомат и сказали, что для службы в ДРА нужны медицинские сёстры, она ни минуты не сомневалась, ехать или нет. Сдала в военкомат свой советский паспорт, получила загран, сотрудницы в медсанчасти устроили проводы.
  
  Заведующий травматологическим отделением, лечивший Любу несколько лет назад, хватался за голову – «Ну ты-то куда едешь, у тебя третья группа!.. – Забудьте, я об этом не помню», - упрямо отвечала Любовь Ивановна.
  
  Со слезами на глазах бежала за поездом самая близкая подруга, кричала вслед – «Куда ты поехала! Ты знаешь, что там стреляют? Ты не вернёшься домой живой!»
  
  Вышло, однако, наоборот – вернувшись домой из Кабула, Люба узнала, что её подруга умерла от сердечного приступа.
  
  Соседом Любы в самолёте из Ташкента в Кабул оказался лейтенант из спецкоманды по сопровождению печально известных «Чёрных тюльпанов». «У меня еще два дня в запасе, а приеду – меня опять отправят сопровождать гроб», - запомнила Любовь Ивановна его слова.
  
  Попутчики посоветовали проситься в Кабульский госпиталь. Там поставили медсестрой в приёмное отделение. И в первый же рабочий день привезли целую машину страшно обожжённых солдат – дневальный задремал на посту, из печки вылетел уголёк, и палатка заполыхала…
  
  - Потом их привозили ещё много – и с болезнями, и с ранениями. Самым тяжелым был 1983 год, когда везли солдат из Паншера, - вспоминает Любовь Ивановна.
  
  Как только привозили раненых – на помощь в приёмное отделение бежали все, кто был свободен от работы. Если нужна была кровь – тут же делали прямое переливание: все медицинские сёстры стояли на учёте на станции переливания крови. Однажды пришлось сдавать кровь после суточного дежурства – себя жалеть даже в мыслях не было, сочувствие и действенная помощь нужны были солдатам.
  
  - Это нужно было – и мы это делали, и никто не думал: сколько мне заплатят, или что я за это получу, - говорит Любовь Ивановна.
  
  Медсёстры питались наравне с солдатами, кипятили по ночам халаты в цинковых вёдрах громоздкими кипятильниками – белый с утра халат к вечеру старовился чёрным от пыли и крови. Когда выдавали к празднику сахар и муку, пекли пироги, чтобы угостить своих раненых.
  
  - Когда в госпиталь привозили ребят из Челябинска, Кургана, Волгограда или Свердловска – эти самые родные были. Сразу бежишь в магазин, покупаешь ему зубную пасту, мыло, что-нибудь вкусненькое, - делится воспоминаниями Любовь Нуркова. – Вот эта материнская, сестринская забота – она сопровождала любую из нас независимо от того, кем она работала – медсестрой, санитаркой, или просто помогала на кухне. Она все равно находилась в военном госпитале и чувствовали себя соответственно.
  
  Жизнь после войны
  
  Возвращаясь из Афганистана и солдаты, и медики оказывались совсем в другом мире – в мире, где говорить о войне в ДРА было не принято.
  
  - В 1983 году приехала в отпуск – иду по улице, ребята смеются, Брежнев с Новым годом по телевизору поздравляет, и ни слова о том, что происходит в Афганистане, - рассказывает Любовь Ивановна. – А у нас, когда я уезжала, ребята ушли на боевые, и я не знала, кого из них застану живым, когда приеду обратно.
  
  После возвращения в Волгоград было недолгое замужество, потеря позднего, долгожданного ребёнка... Опору Любовь Нуркова снова нашла в общественной деятельности. Много времени и сил отдавала клубу воинов-интернационалистов «Саланг»: находила и поддерживала контакты с бывшими афганцами, вела социальную работу с матерями и жёнами участников боевых действий.
  
  Сегодня Любовь Ивановна уже много лет живёт в Кургане, но продолжает поддерживать связь со знакомыми «афганцами» по всей стране. В нашем городе она организует встречи участников локальных военных конфликтов в библиотеке им. Шолохова, выступает перед школьниками, совсем недавно организовала клуб служащих Советской армии и ветеранов боевых действий в локальных войнах, названный в память о волгоградских друзьях «Саланг».
  
  - Столько ещё женщин, работавших в ДРА, до сих пор не имеет даже ветеранских удостоверений – а ведь они наравне с мужчинами выносили все тяготы войны в Афганистане и иногда не меньше солдат рисковали своей жизнью: Людмила Александровна Бодрова, старший лаборант хлоротиционной лаборатории в Баграме, Любовь Ильинична Сафишина, старшая операционная сестра станции переливания крови в Кабуле и многие другие, - говорит Любовь Нуркова. – Отдать им положенную дань уважения, признать их заслуги – наш общий долг.
  
  Оксана Житник
  
  Отсюда: http://www.nm45.ru/news/obshchestvo/zhenskoe-lico-afganskoy-voyny
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Любови КАСЬЯНОВОЙ (НУРКОВОЙ) и Любови САФИШИНОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы БОДРОВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 40-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/www.shtml

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018