ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дaй cвoй адрeс, "афганка". Часть 44-я (N 461-470)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  
  
  
  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  461. Марина Анатольевна АНИСИМОВА, Пули-Хумри, медсестра,
  329-й военный госпиталь, 1987-1989
  
  ----- БАРАНОВСКАЯ, Пули-Хумри, медсестра,
  329-й военный госпиталь
  
  462. Тамара Степановна ПЕТРОВА, Шиндандт, медсестра, госпиталь, 1980-1981
  
  ----- Елена ФЕДОТОВА, Шиндандт, медсестра, госпиталь, 1980-1981
  
  463. Валентина Зиновьевна СВИСТУН, Кабул, жена советника, учительница,
  школа для детей дипломатов в советском посольстве, 1984-1985
  
  464. Валентина КОВЕШНИКОВА, Кабул, жена советника, зав. гинекологическим отделением,
  центральный военный госпиталь, 1984-1987
  
  465. Валентина Валентиновна КУКАРЕКА, Файзабад, медсестра,
  в/ч пп 89933, 1984-1986
  
  466. Ольга Владимировна ГОЛОВИЙ, Кабул, медсестра,
  инфекционный филиал брюшно-тифозного отделения, госпиталь, 1982-1983
  
  467. Людмила Ивановна СОКОЛОВСКАЯ, Джелалабад, повар,
  вертолётный полк (аэродром), офицерская столовая, 1985-1986
  
  468. Светлана ШЕНДАРОВА, Кабул, жена советника, авиационный батальон обеспечения,
  учёт и выдача оружия, 1982-1984
  
  469. Галина Михайловна ГОВСЬ, бухгалтер,
  база снабжения на границе с СССР, 1988-1989
  
  470. Данута Петровна ФОМЧЕНКОВА, Кабул, реанимационная медсестра, ЦВГ.
  После - анестезист, 1985-1986
  
  
  
  
  
  
  

461. "ХХЫПАР" (21.10.2016)

  

Марина АНИСИМОВА: не жалею, что пошла на Афганскую войну

  
   []
  Марина Анатольевна АНИСИМОВА
  
  
  Санитарка в боях под Москвой и Сталинградом, медсестра в госпитале, снайпер, «шлепающая» вражеских солдат, "колдуньи" в ночных клубах, девушка, организовывающая транспортное движение по берлинской улице... Немало слышали и читали о героических женщинах Великой Отечественной войны. Но и после 1945 года в рядах Вооружённых сил СССР немало женщин служили в медицинских частях, связистками, на административных и штабных должностях, участвуя в различных конфликтах, например, в войне в Афганистане, Чечне. Но подробного описания о них нет нигде. Сколько женщин участвовало в этих войнах нигде официально не сообщается.
  
  По некоторым данным, в 1979-1989 годах в Афганской войне участвовали 20-21 тыс. женщин. 1300 человек удостоены различных наград, 60 человек положили голову. Из Чувашской Республики в этой войне известно около 15 (может быть и больше) женщин. Одна из них - Марина Анисимова, работавшая медсестрой в 329-м военном госпитале близ Пули-Хумри. Девушка из Ибресинского района попала туда после окончания Казанского медицинского училища.
  
  - 1980-е годы прошлого века... тогда в душе каждого стоял патриотизм. Готова была войти за родную страну и в воду! - разговор с Мариной Анатольевной начался с обсуждения,как родилась идея поехать в Афганистан.
  
   - Все знали, что там идет война. Двое одноклассников служили в Афганистане. Я передала им свою тайную мечту. "Не думай об этом. Война не женское дело", - отрезали они. И мать была против. "Пока я жива, никуда не пущу", — такое было её слово. Марине даже пришлось лгать, чтоб успокоить душу близкого человека. - Мать согласилась только тогда, когда сказала, что поеду в Монголию. Но ложь скоро вышла наружу.
  
   - Годы моего пребывания в Афганистане были для родителей очень тяжелым периодом. Они очень переживали за меня и много ночей не спали. Каждый день отец смотрел по телевизору ситуацию в Афганистане. Если мои письма не приходили долго, то маме было еще более неспокойно. Когда я сама стала мамой, я поняла, что огорчила родителей. Свою дочку сейчас, например, никуда не отпущу, - говорит Марина Анатольевна.
  
   Но это сейчас, а в 23 года разве думаешь? Тогда думалось: "Ну, попробую, чего бояться?". К тому же Марина не очень любила отступать от своих слов и никакие помехи не могли сорвать её мечту. Воплощение в жизнь намеченной цели - одно из главных качеств её характера. После училища девушка по направлению была направлена на работу в Казанский онкологический диспансер. Для поездки в Афганистан она даже уговорила подругу.
  
   - Всех, кто уезжал за границу, очень тщательно проверяли. Кандидатуры рассматривались в военном комиссариате, в райкоме комсомола. Надо же ехать за границу! - говорит Марина.
  
  
И она прошла путь
  
   - Невыносимая жара. Асфальт плавился и пачкался. Вокруг горы, горы... я поняла, что попала в незнакомую страну, - так запомнилась ей первый шаг на афганской земле. - Наш госпиталь располагался недалеко от города Пули-Хумри. Самое страшное в Афганистане - это вода, жара, гепатит и брюшной тиф. Было очень много людей, страдающих инфекционными заболеваниями. Например, 50 мест для заражённых желтухой. Но во время эпидемии число больных превышало 400 человек. Пострадавшие от гепатита страдали и мучились. Среди знакомых много погибших от цирроза печени. Гепатит приводит к таким осложнениям.
  
  В советском госпитале лечилось и местное население.
  
  - Безногие дети и сегодня не исчезают из памяти, - говорит Марина Анатольевна. - Со временем имена, конечно, забываются. До сих пор помню, как одной маленькой девочке устроили Новый год. Ей миной оторвало ногу, она ходила на костылях. Мы приготовили ей сладкий молочный торт.
  
   В терапевтическом отделении лечились и местные богачи. Не один, а - со слугами. Слуги ухаживали за хозяином как за маленьким мальчиком. Кормили его, одевали, грели ноги. Такое, конечно, нам трудно понять, но все-таки это другая страна, другие порядки.
  
   - Привозили раненых солдат. У одного руки нет, у другого - ноги, у третьего - глаз... Мы их очень жалели. После оказания в госпитале первой помощи их отправляли в Ташкент, Подольск и другие города. Как сложилась их дальнейшая жизнь? - после этих слов Марины Анатольевны невольно слезятся глаза. Мы же знаем, что война в Афганистане переломила судьбы тысяч людей. Никого не жалела...
  
   Сильная женщина
  
   Многие из солдат, вернувшись с войны, тяжело привыкали к мирной жизни. Другие же не справлялись: либо начинали пить, либо заканчивали жизнь самоубийством…
  
   - Когда вернулась в родные края, мне показалось, что попала совсем в другую жизнь. В Афганистане ведь каждый день проживался как на иголках. Никто не знал, чем закончится сегодняшний день, чем он удивит или испугает. В любой момент могло случиться самое разное. А в Союзе обстановка другая. И рядом нет друзей, закалённых афганской войной. В первое время было очень тяжело, - рассказывает Марина Анатольевна, вспоминая прошлое. - В Афганистане я была полтора года. Нас вывели в январе 1989 года. Именно с начала 90-х годов в стране стало происходить что-то непонятное, на душе было тяжело.
  
   Надо быть сильным не только на войне, но и в мирной жизни. Те, кто понял это, стали налаживать жизнь. А те, кто не понимал... Среди знакомых Марины Анатольевны таких много.
  
   - Один солдат из Игринского района вернулся инвалидом войны. Без глаз, без ног. Он собирался жениться. Но когда узнал, что его девушка не сберегла верности, он повесился. Другой пример. Григорий Быков был офицером в Афганистане, командир роты разведчиков. Его душманы боялись, за его голову готовы были отдать миллион. Но подполковник не смог привыкнуть к здешней жизни и погиб. На войне они были храбрыми и самоотверженными. А в мирной жизни оказались слабыми, не смогли преодолеть жизненных трудностей, - рассказывает Марина Анатольевна.
  
   Сама она действительно сильная женщина, способная преодолеть все трудности. После войны не пропала. Много лет работала начальником отдела ординатуры интернатуры в институте повышения квалификации докторов республики. А в прошлом году вместе с друзьями организовала учебный центр. В настоящее время она - заместитель директора по дистанционному обучению.
  
   - Не жалею, что уехала в Афганистан. Там я нашла много друзей, они в разных уголках страны. И сейчас часто встречаемся, ходим друг к другу в гостим вспоминаем военные годы. Очень хочется посетить места, где мы были. Есть такая мечта у нас с армейскими друзьями. Однажды у нас учился молодой ученик из Афганистана. Он подарил мне женскую национальную одежду, паранджу, мужскую головную уборку и шарф. Зовёт меня в гости, - говорит Марина Анатольевна.
  
   Война не женское дело. Но те, кто попадал туда, наравне с мужчинами испытывали трудности военной жизни. А государство почему-то не учитывает этого, отделяет от военнослужащих. Да, девочки не были военными, они шли гражданскими специалистами, но они также давали военную присягу, клялись перед Родиной, жили по военным порядкам. Несмотря на то, что медсестры и телефонистки, продавцы и повара, официантки и бухгалтеры, остальные гражданские специалисты, участвовавшие в Афганской войне, входят в число ветеранов войны, государство урезало им льготы и вернуть их Закон не позволяет.
  
  И дружба, и любовь
  
   Не зря говорят, что женщина - хрупкая часть человечества. Она не перестает быть женщиной и на войне. По словам Марины Анатольевн - было немало случаев, когда хотелось выглядеть нарядно, опрятно, а иногда и забавно.
  
   - Нас на вертолете увезли из Кабула в госпиталь. Когда садились на "вертушку", все надевали парашют. Я уже знала, как его надевать. А среди нас была очень модная девушка из Ленинграда, на войну приехала на высоких каблуках, в узком коротком платье... Когда мы её увидели, то вытаращили глаза, всем было интересно посмотреть, как она будет надевать парашютную сумку, - с улыбкой рассказала Марина Анатольевна. - Потом мы с ней стали жить в одной комнате и стали друзьями.
  
   Однажды девушки пошли на танцевальный вечер. Такие вечера устраивались изредка и событие становилось настоящим праздником. Все тщательно готовились, всем хотелось выглядеть красивой.
  
   - Тогда у меня были длинные волосы и я "осветлила" их мукой, а подруга Барановская свою короткую стрижку "подняла" сладкой водой. Мы пошли танцевать, а там жарко, дышать невозможно. "Ой, мой пот сладкий", - говорит Барановская, смеясь, я тоже с неё смеялась. А когда вернулись с танцев, то я пошла умыться. У нас вода находилась в большом баке, стоявшем на солнце целый день, и она нагрелась. Я и помылась этой горячей водой. А когда зашла в комнату, то девушки, увидев меня, схватились за животы и стали смеяться. Что случилось? У меня вся голова была в тесте.
  
  Дни рождения отмечали, но посидеть за праздничным столом удавалось не всегда. Свой 24-й день рождения Марина встречала под огнём. 10 августа 1988 года в Пули-Хумри артиллерийские склады были взорваны.
  
   - Готовила праздничный обед. Завязалась перестрелка. Сначала потихоньку, потом громче. Мы к выстрелам привыкли и даже научились различать кто стреляет: духи или наши? На в тот раз всё было иначе. Я вышла на улицу и увидела, что вокруг складов парит черный дым. Сразу же дали команду эвакуировать больных. Когда всё успокоилось, мы вернулись. На представшую нам картину страшно было смотреть. Половину гарнизона сравняли с землей, было много раненых и пропавших без вести. И в наших комнатах все разрушилось: потолок лежал на полу, все вещи валялись. А моя белая блузка, приготовленная ко дню рождения, висела на своем месте. Покрытая толстым слоем пыли…
  
  
  
  - На войне чувства обостряются, - говорит Марина Анатольевна. - Там всё настоящее: и любовь, и ненависть, и дружба. Многие вышли замуж. В посольстве гремели свадьбы. У других любовь заканчивалась неудачно. Это чувство не обошло и меня.
  
   Вокруг красавицы медсестры было немало офицеров. Один из них зацепил сердце девушки. Но после войны их пути разошлись.
   - Вот что самое интересное. 20-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана мы отмечали в Москве в Кремлевском дворце съездов и среди тысяч присутствующих я встретила свою "афганскую Любовь". Сердце дрогнуло, дыхание прервалось. Прошло много времени, а чувство не остыло. Он, кавалер двух орденов "Красной Звезды", уже был полковником запаса. Жаль, что семейная жизнь у него не сложилась. После мы долго поддерживали связь, - рассказывает Марина Анатольевна, вспоминая любовь своей молодости.
  
   Однажды в Афганистане Марина познакомилась с хозяином одной местной лавки, он пришёл в госпиталь навестить друга. Так Марина вспоминает тот эпизод:
   - Этот хозяин окончил Донецкий институт торговли, хорошо говорил по-русски. Никогда не приходил без подарков. И попросил у нашего начальника (по его мнению - наш начальник был моим отцом) разрешения взять меня в жёны. Мы долго смеялись: "Хозяйкой магазина была бы, но не четвертой или пятой женой".
  
   ***
  
   Марина Анисимова, пережившая войну, сегодня вкладывает в патриотическое воспитание молодежи большой вклад. Ее часто можно встретить в школах, в высших учебных заведениях. Она проводит встречи с ребятами, студентами. Приглашая защищать родную страну, она старается донести до ума и души каждого, что у российского гражданина есть священная обязанность.
  
  
  Валентина БАГАДЕРОВА
  
  Отсюда: http://hypar.ru/ru/node/19579
  
  Перевод с чувашского Ольги Анатольевны КОРНИЕНКО
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Пули-Хумри, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Марины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

462. "ХХЫПАР" (28.03.2017)

  

Тамара ПЕТРОВА: Пуля, казалось, попадет прямо сейчас

  
   []
  Тамара Степановна ПЕТРОВА
  
  
  Как живет медсестра, участвовавшая в войне в Афганистане?
  
  По поручению родной страны она более двух лет лечила раненых солдат в Афганистане. С тех пор прошло много лет. И до сих пор патриотизм живет в ее в душе, сегодня она продолжает заниматься воспитанием подрастающего поколения, учит любви к родному краю.
  
  Крылатая мечта привела на поле боя
  
  Тамара Петрова, седьмая дочь из восьми детей из большой семьи, еще в детстве мечтала стать военным — точнее, летчиком. Поступив в Канашское медучилище, она пошла в военный комиссариат. Но в то время с молодыми много не разговаривали и, пожелав успешного обучения и получения профессии, ее проводили из военкомата.
  
  Нет, детская мечта не пропала, как утренний туман, и Тамара Степановна приехала в Польшу. За границей она три года проработала в женском госпитале, помогая советским военнослужащим и членам их семей. По возвращении из Польши решила поехать в Венгрию (там была группа советских войск), подготовила все документы…
  
  - В мае 1980 года должна была уехать в Венгрию. Но в январе меня позвали в военкомат. "В Афганистан поедете?" - спрашивают. Что отвечать? Отказаться? Тогда подумают, что струсила. И я согласилась, - призналась Тамара Степановна, раскрывая причину своего пребывания на войне. - В то время я работала в медсанчасти Чебоксарского электроаппаратного завода. Врачи, медсестры провожали меня как почтенного героя - с полотенцами, с песнями, на войну провожали.
  
  Тогда из Чувашии в Афганистан уехало десять девушек разных специальностей. Они были первыми. Куда ехали? Что их ждет? Ничего неизвестно. Только знали, что впереди - долгий и опасный путь. До назначенного места добирались около месяца. Сначала их обучали в Куйбышеве, потом поездом поехали на юг страны. А в Афганистане железной дороги нет, пришлось пересаживаться в грузовые автомобили.
  
  - Из Кушки в Кабул ведет бетонная дорога, ее построили во времена Хрущева. Самое страшное - проезд по горным дорогам, где с одной стороны - глубокая река, с другой - горы. Душманы подрывали первую и последнюю машину и вся автоколонна оказывалась в западне. Бежать некуда, - вспоминает Тамара Степановна страшные дни, когда вокруг горела земля. - Остановились ночевать возле города Герат. Вечером начали стрелять. То ли наши, то ли вражеские пули летят? Никто ничего не знает. Вот тогда мы и поняли, что для нас началась война.
  
  Группа остановилась в пустыне, близ города Шинтанда, в месте, названном в народе Долиной Смерти. Кругом горы, горы... Сухо, нигде воды нет... Единственное растение - густая трава... По проводам, растянувшимся на земле, генератор подавал электричество. Воду откуда-то привозили. Первое время советских госпиталь размещался в палатках. И терапевтическое отделение, и хирургическое, и приемное, и другие отделения. Почти год жили и работали в таких условиях. Первым, пришедшим на помощь Афганистану, было совсем нелегко.
  
  - К тому же невыносимая жара. Температура воздуха в тени достигает 40-50 градусов. Постоянно мучила жажда. По два дня дул сильный ветер, поднимая песок и камни. Нам, пришедшим из Поволжского края, такую погоду воспринимать было очень тяжело, - продолжает вспоминать Тамара Степановна военные тяготы. - После того, как построили блочные дома, условия жизни улучшились.
  
  ...Через две недели после ввода в эксплуатацию госпиталя начали привозить раненых. Тяжелораненых после оказания первой помощи отправляли в Советский Союз. Иногда число госпитализированных превышало 900 человек хотя койкомест было 250. Конечно, при таких тяжелых условиях не хватало не только мест, но и еды. Но все с честью и заботой выполняли свой долг.
  
  - Несмотря на то, что смена давно закончилась, при поступлении новых раненных, все опять бежали на рабочие места. Недалеко от нас располагался аэродром. Несколько раз ездила туда за ранеными солдатами. И везде стреляли, и казалось, что пуля сейчас попадет в меня. Однако я не боялась, была молодой и рискованной, - вспоминает Тамара Степановна страшные моменты.
  
  Не только пули, но и местные жители были опасны для советских людей. Если днем они работали на поле с мотыгой, то вечером брали в руки ружьё и шли на войну. Нашим военным приходилось не только воевать, но и охранять водные источники от заражения. В Кабуле и других провинциях советские люди боялись ходить в одиночку: велика была опасность оказаться убитым или взятым в плен.
  
  Пришлось доказывать через суд
  
  К счастью, в Чебоксары вернулись все десять девушек, которые в первых рядах отправились в Афганистан. Тамара Петрова приехала из чужой страны в один день с подругой Еленой Федотовой.
  
  - Летели в огромном самолете, в Ташкенте приземлились на аэродром гражданской авиации. Очень тщательно нас проверяли, в Советский Союз в те годы из Афганистана поступало много наркотиков и в том, что наше нахождение в Афганистане было необходимым, я не сомневаюсь. 40-я армия прикрывала юг Советского Союза целых десять лет.
  
  Конечно, каждый солдат, в том числе и медсестры, старались добросовестно выполнять интернациональный долг.(1) Но государство долгое время скрывало, что в Афганистане служили женщины, наравне с мужчинами готовые принять смерть.
  - Кто вас туда посылал? Кому вы были нужны? Часто приходилось слышать такие слова, - вздохнула Тамара Степановна. - В последние годы новая политика руководства страны изменила эти настроения. Пришлось через суд доказывать, что я два года работала под пулями.(2)
  
  Времена меняются. Сегодня, к счастью, добрых перемен становится больше и правильная оценка многих дел приобретает силу. Если несколько лет назад не уважали тех, кто был в Афганистане, сегодня они становятся одним из главных звеньев в деле патриотического воспитания подрастающего поколения. Ветераны афганской войны часто участвуют в учебных заведениях, мероприятиях в ВУЗах, выполняют другие благородные дела, связанные с поднятием мощи страны.
  
  - Так сложилась жизнь, что Россия во все времена окружена «черными тучами». Армия и флот - надежные друзья, только они могут нас защитить. Кто спасет нас, если не научить молодых уважать историю страны и не привить с детства любовь к родному краю? - это и стало причиной того, что Тамара Степановна добровольно перешла на патриотическое воспитание.
  
  По мнению ветерана, и девчонки не должны отставать от парней, и они должны защищать Родину! Да и сама она готова сегодня без колебаний отправиться на защиту родной страны.
  
  - Вспомните историю: в каждой войне участвовали женщины. И царские жены служили сестрами милосердия. В Великую Отечественную войну, а в последующие годы и там, и там, в «горячих точках», и сколько храбрых женщин сражались с врагом! - с гордостью поделилась Тамара Степановна. - Но нам не нужна война. Пусть царит мирная жизнь. Нужно жить в мире и дружбе. Пусть рядом всегда будут добрые и надежные люди.
  
  И в ее жизни всегда были такие люди, которые помогали и делом, и словом. И после медучилища на Базарское поселении, куда она попала по распределению и стала фельдшером, и председатель колхоза и другие стали ей верными друзьями. И в Афганистане, и после. Вернувшись с войны, Тамара Степановна снова устроилась на медицинскую работу и до выхода на заслуженный отдых стояла на страже здоровья. И о коллегах говорит только хорошее.
  
  Сейчас Российский союз ветеранов возглавляет медицинский комитет общественной организации Чувашии, заботясь о старости и здоровье ветеранов. Тамаре Степановне в патриотическом воспитании молодежи помогают добрые и надежные друзья Геннадий Прохоров, Родион Васильев, Иван Адюкин, Михаил Ванюшин, Александр Яковлев и другие. Разве это не доказательство того, что не имей сто рублей, а имей сто друзей?
  
  
  Валентина БАГАДЕРОВА
  
  Отсюда: http://hypar.ru/ru/node/22131
  
  Перевод с чувашского Ольги Анатольевны КОРНИЕНКО
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) "Конечно, каждый солдат, в том числе и медсестры, старались добросовестно выполнять интернациональный долг", - помимо девочек-медсестёр и врачей, в Афганистане служили тысячи девочек с другими профессиями, начиная от прачек и уборщиц и заканчивая главными бухгалтерами и даже водителями. В моём архиве тому собрано множество доказательств: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/ - A.C.
  
  (2) "Пришлось через суд доказывать, что я два года работала под пулями", - действительно, "афганки" Чувашии, гражданские специалисты по линии МО, прошедшие афганскую войну, через суд добились себе тех же льгот, что имеют военнослужащие-"афганцы". И сейчас в РФ сложилась парадоксальная ситуация: те "афганки", кто побойчее и посмелее, через суды восстановили справедливость. А те, кто послабее и нерешительнее, остались без льгот, и таких в РФ 99,9%. То есть в одном правовом поле одна и та же категория имеет разные условия - А.С
  
  (3) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

463. "bibkan"

  

ПОДВИГ – БЫТЬ ЖЕНОЙ ОФИЦЕРА

  
   []
  Валентина Зиновьевна СВИСТУН
  
  
  О подвигах наших солдат и офицеров во время боевых действий в Афганистане рассказано немало. Но следует вспомнить о героических женщинах, жёнах офицеров и прапорщиков, которые вместе со своими мужьями испытали все сложности и опасности афганской жизни. Им не давали орденов и медалей, не все из них были на военной службе, но занимаясь своей повседневной работой, они вносили весомый вклад в укрепление советских политических позиций в Афганистане. Одной из них была каневчанка Валентина Зиновьевна Свистун.
  
  Муж Валентины Зиновьевны - Александр Иванович был направлен в ДРА в мае 1984 года, получил назначение на должность советника командира полка в 8-й афганской пехотной дивизии, которой командовал генерал Мустафа Мухибали. А 17 сентября того же года В.З. Свистун, вслед за мужем, прилетела в Кабул.
  
  30 августа 1984 года сильнейший взрыв уничтожил практически половину здания кабульского аэропорта. Унылый вид обгоревших руин поразил молодую женщину, печальное зрелище являлось как бы предостережением всем прибывающим в эту страну - война и смерть будут близкими соседями. Напряжение росло с каждой минутой уже после пересечения советско-афганской границы. Огромный горный массив, казалось, уже таил в себе смерть. Ведь на его хребтах и кручах сидели душманы, которые могли уничтожить воздушный лайнер из американского переносного зенитно-ракетного комплекса «Стингер». Стреляли они без разбора и по военным, и по гражданским самолётам. Шурави (советский) - значит враг! Самолёт - это воздушная цель. Такова была логика бандитов.
  
  Афганская столица удивляла своей контрастностью. С одной стороны - приметы современного общества, с другой - пережитки средневековья. Например, на одном и том же перекрёстке можно встретить автомобиль последней модели, а совсем рядом - тяжело нагруженных верблюдов и ослов. Здесь современные магазины соседствуют с дуканами - лавками, чей облик не изменился с незапамятных времён, и т.п. Запомнились Валентине Свистун смуглые худощавые лица длиннобородых афганцев, смотревших на советских людей с нескрываемой ненавистью. В этой обстановке предстояло жить целых два года, но главное, что рядом был родной человек - муж.
  
  В кабульской квартире встречала свой первый афганский вечер, муж категорически запретил выходить на балкон. Это небезопасно. Где-то поблизости слышалась стрельба, а осветительные ракеты наполняли окрестности ярко-оранжевым светом. Обстрелы случались часто. Особенно запомнился тот страшный день, когда душманы разгромили несколько многоэтажек в соседнем Индийском квартале. Вой снарядов и ракет сливался с плачем женщин и детей в невыносимую какофонию. Бомбоубежищ не было, приходилось скрываться в ванной комнате, что находилась посредине квартиры. Иногда там и спали.
  
  Опасность подстерегала кругом. Однажды, посетив столичный торговый центр, Валентина Зиновьевна обратила внимание на стоящий неподалёку от магазина старенький велосипед, на багажнике которого лежал какой-то неаккуратный свёрток, сделанный из грязных газет. Не прошло и двух минут после того, как они отъехали от здания магазина, раздался страшный взрыв, полетели в разные стороны куски стекла, кирпича, бетона, а в воздух поднялись густые клубы пыли. Сработало взрывное устройство, оставленное душманом-диверсантом.
  
  Было очень страшно, когда муж уезжал надолго. А потом она узнавала, что часть, где служил Александр Иванович, снова участвовала в боевых операциях против бандформирований афганской оппозиции. Было много убитых и раненых. Смерть опять витала над головой её родного человека. Когда всё это закончится?! Она всякий раз ждала его живым и здоровым. Не всякому дано понять, чего стоит женщине это ожидание.
  
  По прошествии стольких лет после этого кошмара Валентине Зиновьевне Свистун очень тяжело слушать песни об Афганистане. А знакомые названия: Кабул, Баграм, Мазари-Шариф, Пули Хумри и другие - до сей поры откликаются в сердце острой болью.
  
  Была в биографии В.З. Свистун работа в школе для детей дипломатов в советском посольстве в Афганистане. Дети высокопоставленных родителей, повидавшие многие страны Востока - Иран, Ирак, Индию и другие, сначала поглядывали свысока на простую учительницу, на жену офицера-окопника. Но когда пришла пора прощаться, были букеты роз и слёзы. Как педагог В.З. Свистун оставила добрую память своим ученикам.
  
  Ныне ветеран педагогического труда она находится на заслуженном отдыхе. Ушёл из жизни её муж, боевой офицер Александр Иванович, получивший в Афганистане высокую правительственную награду ДРА - Военный орден «За храбрость». А сама Валентина Зиновьевна в 2006 году получила специальную медаль «Воин-интернационалист», учреждённую постоянно действующим Президиумом Верховного Совета СССР, которой награждались не только участники боевых действий, но и члены их семей, испытавшие все тяжести выполнения интернационального долга за пределами нашей Родины.
  
  К. БАНДИН
  
  Отсюда (стр.18):
  http://bibkan.ru/wp-content/uploads/2012/09/%D0%90%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%86%D1%8B-%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D0%B5.pdf
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями девушек, служивших в Кабуле, находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

464. "minzdrav.orb" (14.02.2020)

  

Доктор Валя: «И в Афгане, и в сельском медпункте главное - помочь больному, все остальное – потом»

  
   []
   Валентина КОВЕШНИКОВА
  
  
  15 февраля в России отмечается памятная дата - день вывода советских войск из Афганистана.
  
  Ветеран боевых действий Валентина Ковешникова почти три года, с июня 1984-го по февраль 1987-го, возглавляла гинекологическое отделение центрального военного госпиталя в городе Кабуле в Афганистане. Через ее руки оперирующего хирурга прошли десятки женщин, которым, как известно, не место на войне. Но женщин в эпицентре военных действий было много, и им нужна была помощь своего, «женского», доктора.
  
  По всем законам жанра военных фильмов ничего не предвещало, что врач-акушер-гинеколог попадет в центр боевых действий. Валентина не мечтала о карьере военного врача, когда поступала в 1958 году в Оренбургское городское медицинское училище. Характер, конечно, всегда был боевой. Девчонке еще не было и восемнадцати, а она уже заведовала фельдшерско-акушерским пунктом в селе Мустафино Шарлыкского района. Помещение, где принимала пациенток Валя-апай (так уважительно называли сельчане доктора) было старым, непригодным для работы. Молодой врач добилась от председателя колхоза, чтобы в селе построили новый медпункт.
  
  Потом были учеба в Оренбургском мединституте, очная клиническая ординатура по акушерству-гинекологии при этом же ВУЗе. И, конечно, практика. Операции, многочисленные дежурства и, главное, - больной, которому надо обязательно помочь здесь и сейчас. С этой установкой и прошла вся профессиональная деятельность врача Валентины Ковешниковой.
  
  В 1984 году супруг Валентины, Евгений Ковешников, уехал по контракту советником по сельскому хозяйству в Афганистан. Жена поехала за мужем. Благо по всем параметрам проходила проверку. В жарком Афганистане Валентина не смогла долго сидеть без дела. К тому же очень нужны были оперирующие хирурги. Устроившись в центральный военный госпиталь в Кабуле на общественных началах, на второй же день после успешно проведенной операции получила приказ писать рапорт о приеме на работу. Так доктор Кавешникова стала военным врачом. Лечила советских женщин-военнослужащих, афганских пациенток, принимала роды, проводила операции. Без вопросов садилась в машину в любое время суток, когда нужно было ехать к больному. И каждый раз при этом замирало сердце. Похищали врачей в Афгане постоянно. Трудно было понять, что машина прислана из госпиталя, что перед тобой не переодетые душманы.
  
  В одной из таких поездок их транспорт пытались захватить афганские моджахеды. В тот раз доктор Валя (так уже ее называли в Афганистане) сама была ранена. Очнулась только в госпитале.
  
  На тривиальный вопрос «Вам было страшно?» у пожилой женщины появляются слезы на глазах: «Конечно, было». Что помогало ей пережить постоянный страх за свою жизнь? Да все то же, что и тогда, когда работала в далеком 1960 году в сельском ФАПе: главное – больной, все остальное – потом.
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  Отсюда: https://www.minzdrav.orb.ru/news/doktor-valya-i-v-afgane-i-v-selskom-medpunkte-glavnoe--pomoch-bolnomu-vse-ostalnoe--potom/
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями девушек, служивших в Кабуле, находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  (2) - на последней фотографии на стене под якорем висит подковка с изображением лошадиной головы с припаянным к ней комнатным термометром. Этот афганский сувенир покупали многие из нас, купила его и я. Целёхонек и функционирует до сих пор - А.С.
  
  
  
  
  
  

465. "http://спасибозавсе.рф"

  

Медсестра из стали

  
   []
  Валентина Валентиновна КУКАРЕКА
  
  
  Благодарность для: Валентина Валентиновна Кукарека, Ростов-на-дону, 20 сентябрь 1961 г.р.
  За спасение жизней наших солдат
  Благодарность от: Ольга Сергеевна
  
  Валентина Валентиновна окончила медицинское училище в г. Ардатов Мордовскрй АССР в 1981 году.
  В 1984 году добровольно поехала в Афганистан в качестве медсестры. Валентиной Валентиновной было спасено множество жизней наших солдат и местных жителей. Однажды была обстреляна мечеть в одном кишлаке. Пострадали местные жители, среди которых было много детей. Валентина Валентиновна оказывала квалифицированную помощь, ассестировала на операциях и благодаря ей и ее коллегам-медицинским работникам, удалось спасти не одну жизнь.
  
  Отсюда: http://xn--80aacfpjf3cftcg.xn--p1ai/blagodarnosti/2/30344/
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - военные фотографии Валентины находятся в фотоальбоме "Файзабад, фотоальбом N 2"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/70.shtml#1 - А.С.
  
  (2) - фотоальбом "Файзабад, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Валентины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/7.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

466. "Сельская жизнь" (NN 20-21 (7256-7257), 21.02.2013)

  

Прощайте, девчонки!

  
   []
  Ольга Владимировна ГОЛОВИЙ
  
  
  Женская часть нашего многонационального народа вместе с мужчинами, детьми и стариками вынесла на своих плечах все тяготы Великой Отечественной войны. Они вписали в летопись немало славных страниц. Женщины-защитницы Отечества служили в пехоте и частях ПВО, были медиками, лётчицами, снайперами, связистками, разведчицами, репортерами не только в годы войны, но и в мирное время: выполняли свой интернациональный и патриотический долг, находясь в «горячих» точках.
  
  Прощайте, девчонки!
  
  - В Законе СССР «О всеобщей воинской обязанности» записано, что воинская служба является почетной обязанностью не только мужчин, но и женщин, имеющих медицинскую, ветеринарную и специально-техническую подготовку, - рассказала бывший прапорщик медицинской службы, а ныне медработник районной баклабаратории Ольга Владимировна Головий (на фото с внучкой Кристиной), которая, будучи совсем юной, после окончания Нальчикского медучилища, обратилась в краевой военный комиссариат с просьбой направить её в «горячую» точку, которой в те годы был Афганистан.
  
  Она поведала о том, как на это её решение отреагировали в крайвоенкомате:
  
  - Майор недоверчиво посмотрел на меня, приподнял очки и спросил: «Тебе зачем это нужно? У тебя диплом с отличием, хорошее место работы в Краснодаре, а там – война!» На что я ответила: «Но ведь кто-то должен лечить наших солдат и офицеров».
  
  Вот так юная Оленька по зову своего сердца, впитавшего уроки нравственности и патриотизма педагогов отрадненской школы N 16, в 1982 году попала в Кабул, где стала работать медсестрой в инфекционном филиале брюшнотифозного отделения госпиталя для наших военнослужащих.
  
  - Условия службы были тяжелыми, - вспоминает Ольга Владимировна. - К непростому климату и войне прибавились инфекционные болезни. Местное население отличалось крайне низкой гигиенической культурой, а на территории страны находились мощные природные очаги тифа, холеры, чумы, дизентерии, инфекционного гепатита, малярии и других опаснейших заболеваний. Несмотря на прививки, наши военнослужащие болели часто, и только благодаря хорошей работе советских медиков смерть от заболеваний наступала очень редко.
  
  Еле сдерживая слёзы, рассказывала эта замечательная женщина и о том, как приходилось выхаживать раненых солдат и офицеров, по ночам писать письма на Родину от имени тех, кто в бою потерял руку или лишился зрения. Некоторые строчки из этих писем она помнит до сих пор: «…вы очень соскучились по мне, но, поверьте на слово, мне не легче, чем вам. Мне домом кажется не один наш город, а вся наша страна... мы, конечно, выполняем интернациональный долг, но, кроме этого, мы ведь выполняем и патриотический долг, защищая южные границы нашей Родины, а стало быть вас...».
  
  Да и слова: «Прощайте, девочки!» - живой раной навсегда остались в её сердце, потому что именно так с ними, медицинскими сёстрами, прощались ребята, которые сразу из госпиталя направлялись на боевые действия, а ведь это наши мальчишки, в основном - вчерашние школьники, которые проявили себя очень достойно. Они оказались блестящими воинами, способными не только храбро воевать, но и профессионально владеть самой сложной боевой техникой.
  
  Там же, в Афгане, Оля встретила свою единственную любовь – Виктора Ивановича Головий. Регистрация их брака состоялась в посольстве СССР, расположенном на территории Афганистана. Консул, вручивший им свидетельство о браке, сказал, что они – первая супружеская пара военнослужащих, зарегистрировавших здесь свой брак, и пожелал пронести свои нежные, трепетные отношения друг к другу через всю жизнь.
  
  Вот этот наказ консула супруги Головий выполняют безоговорочно. У них дружная семья, в которой в любви и заботе выросли замечательные дети: Ирина и Владимир. А самым главным подарком судьбы они считают маленьких внучек, которые, обняв бабушку и дедушку, часто шепчут на ушко: «Как хорошо, что ты у меня есть!» Вот и мечтают Ольга Владимировна и Виктор Иванович только об одном: чтоб был мир на всей планете и никогда родители и дети не расставались и не теряли друг друга.
  
  Светлана ЧАЗОВА
  
  Отсюда: http://www.v-life.ru/index.php?area=news&id=1975
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Ольги находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

467. "1brest.schools" (12.02.2020)

  

Годовщине окончания войны в Афганистане посвящается…

  
   []
  Людмила Ивановна СОКОЛОВСКАЯ
  
  
  С покоренных однажды
  небесных вершин
  По ступеням обугленным
  на землю сходим,
  Под прицельные залпы наветов и лжи
  Мы, уходим, уходим, уходим, уходим...
  Прощайте, горы, вам видней,
  Какую цену здесь платили,
  Врага какого не добили,
  Каких оставили друзей...
  Группа "Каскад". "Мы уходим"
  
  Тридцать один год нас отделяет от той даты, когда последний солдат покинул территорию Афганистана. В тот день, 15 февраля 1989 года закончилась война в Афганистане, которая длилась девять лет один месяц и девятнадцать дней. В этой войне СССР потерял более 15 тысяч солдат и офицеров. Сейчас многие спорят о том, нужна ли была эта война нашему народу? Пусть об этом судят историки. Нужно знать одно: люди, которые воевали в той войне - простые солдаты, выполнявшие приказ Родины. Они не нарушили присяги, исполнили свой долг с честью.
  
  Но в этой войне принимали участие не только мужчины… Женщины оказывались в Афганистане по разным причинам. Удивительно, но оказалось, что одна такая женщина работает у нас в школе. Это Людмила Ивановна Соколовская, заведующая школьной столовой. Накануне годовщины вывода советских войск из Афганистана исследовательская группа нашей школы пообщалась с Людмилой Ивановной и узнала о ее непростой судьбе.
  
  -Не могли бы Вы рассказать о своём месте рождения?
  
  - Деревня Первомайская Березовского района, раньше она называлась Блудень.
  
  - Наверное, неудобный вопрос, но когда Вы родились?
  
  - 17 июня 1957 года.
  
  - А где Вы работали?
  
  - Закончила техникум, потом работала поваром в ресторане "Буг".
  
  - Как Вы оказались на службе в Афганистане?
  
  - Сначала подала заявление в военкомат, тогда это было модно.
  
  - То есть, Вы сами захотели поехать?
  
  - Я не знала, что там война. Мы просто поехали, тогда ведь не сообщалось ничего.
  
  - Хорошо. Какие у вас были ощущения по приезду? Совпали ли они с ожиданием?
  
  - Во-первых, я не представляла, что вообще это за страна. До этого за границей я была только в Болгарии. А это такая страна, где всегда жарко. Там лето. Там зимы вообще не бывает. Только под вечер становилось более-менее прохладно. А так была невыносимая жара.
  
  - А Вы о доме часто думали в те годы?
  
  - Конечно. Там были все чужие, я никого не знала. Думала чаще о маме, потому что мама не знала, где я. Она считала, что я в Монголии (вроде). Папа и сестры знали, а мама нет.
  
  - Вы виделись там с местными жителями?
  
  - Мы местных не видели, жили в военном городке. За колючей проволокой, это примерно такой район, как две наши Ковалевки.
  
  - Чем Вы там занимались?
  
  - Я работала в столовой.
  
  - Что, по вашему мнению, было самое страшное?
  
  - 4 февраля 1985 года. Был первый обстрел. Никто этого не ожидал, многие ужасно испугались, и я в том числе. А потом обстрелы были очень часто и со временем мы привыкли, но первый раз было очень страшно, ведь не знаешь, куда попадёт.
  
  - Вы хорошо общались с сослуживцами? Возможно, даже сейчас с кем-то общаетесь?
  
  - Да, конечно. Мы каждый год встречаемся. У нас только девчонок 20 приезжает, но парней, конечно, больше.
  
  - Какие знания Вам пригодились, когда Вы были там?
  
  - Самое главное, что я поняла, - это то, что нужно иметь чувство ответственности, знать, с кем дружить. Там без дружбы невозможно было. Не конфликтовать, нужно быть уравновешенным. Было большое взаимопонимание, взаимоподдержка, мы друг другу морально помогали постоянно, потому что это же война. Там все были одинаковы в своих правах.
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
   []
  
  
  
  Коржан Т.В.
  
  Отсюда: https://1brest.schools.by/news/1161708
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10.shtml - А.С.
  
  (2) - eсли на предпоследней фотографии официантка из 66-й бригады Людмила НЕФЁДОВА (очень-очень похожа), то она упоминается в моём тексте "Джелалабад. O принципиальных командирах, горных "мешках" и всезнающих oфициантках", поставленном
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0022.shtml - А.С.
  
  (3) - на последней фотографии девушка справа - это Надежда МИРГОРДСКАЯ (ПАУТОВА), официантка офицерской столовой вертолётного полка. Военные фотографии Надежды находятся в "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/10.shtml#37a
  
  Военные воспоминания Надежды МИРГОРОДСКОЙ (ПАУТОВОЙ) "Просто был не мой день" поставлены
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/h.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

468. "Маладзечанская газета" (12.02.2020)

  

Вслед за мужем в далекий Кабул

  
   []
  Светлана ШЕНДАРОВА
  
  
  15 февраля -- день памяти воинов-интернационалистов. Василий Шендаров из тех, кто прошел дорогой афганской войны. Все испытания, горести и радости всегда делит с ним его верная спутница жизни Светлана, с которой они вместе уже 62 года. Вслед за мужем она отправилась и в далекий Кабул.
  
  Приказ не обсуждается
  
  В зону военного конфликта Василий попал, отслужив 19 лет в Грузии: в Закавказском военном округе он прошел путь от старшего лейтенанта до полковника. В 1981 году его назначили советником начальника артиллерии дивизии в Газни. Это небольшой афганский город, расположенный на гористом плато юго-западнее Кабула.
  
  — И теперь помню тот июньский день, когда мы расставались, — сквозь слезы рассказывает жена Светлана. – Провожала его до Тбилиси, мы вместе ехали в автобусе – пять часов от Ахалцихе, где тогда жили. Возвращаясь назад, всю дорогу проплакала. Люди спрашивали у меня, что случилась, а я не могла промолвить ни слова.
  
  — Служба — это дело моей жизни. Приказ командования не обсуждается, — с военной выправкой рапортует Василий. – Я не мог выбрать для себя другой путь. Ведь мой отец был фронтовиком. К сожалению, он до сих пор считается пропавшим без вести.
  
  … В Афганистан Василий отправился, зная, что его предшественник получил тяжелое ранение и не смог продолжить службу. Светлана осталась с двумя дочерьми. Они были уже взрослыми (Людмиле — 22 года, Алле – 18), и им не требовалось объяснять, куда уехал отец. Девушки понимали это без лишних слов и наравне с мамой переживали.
  На протяжении двух месяцев родные ничего не знали о нем. О том, что происходит в Афганистане, могли представлять по новостным телепередачам, от чего их сердца сжимались еще больше.
  
  — Я уже в Тбилиси решила, что поеду вслед за мужем, — продолжает Светлана. – Из Афганистана он прислал всего два письма, во втором сообщил, что получено разрешение на мой выезд. В феврале 1982-го через Москву полетела к нему. Кстати, я посоветовалась с мамой, и она поддержала меня.
  
  Тем временем дочери продолжили учебу, начали устраивать свою жизнь. Людмилу судьба привела в Кишинев, где она живет и теперь, работает учителем начальных классов. Алла переехала в Молодечно, она заведует дошкольным учреждением образования N 31.
  
  — Из Афганистана родители всегда присылали нам очень теплые письма. Рассказывали, что ничего страшного там нет, всё идет своим чередом, — присоединяется к беседе Алла. – Уже потом, когда они вернулись в Союз, мы узнали, как непросто им там пришлось, как папа был ранен. Сразу стало понятно, почему он полностью поседел.
  
  «Обычное дело», достойное ордена
  
  В Афганистане Светлана жила в Кабуле, где ей предоставили две комнаты в четырехкомнатной квартире, в которой также обосновалась семья военнослужащего из Москвы. А муж в спартанских условиях жил в бараке прямо около аэродрома в Газни. Видеться им разрешали всего дважды в месяц.
  
  — Но я ждала его каждый день. Думала: вдруг придет, – снова с трепетом вспоминает жена.
  
  Светлана там также работала. Несмотря на то, что была уже опытным экономистом, пошла «куда взяли»: вела учет и выдачу оружия в авиационном батальоне обеспечения.
  
  — Не единожды были случаи, когда не все возвращались с заданий. Довелось увидеть и то, как грузили в машины наших погибших ребят... – снова сквозь слезы вспоминает она.
  
  Василий передавал афганцам опыт, учил планировать и проводить боевые операции, бороться с душманами. Некоторые афганцы неплохо знали русский язык. На помощь приходили и переводчики, которых также направили туда из Советского Союза.
  
  В одной из боевых операций Василий был ранен. Тогда его дивизия сопровождала колонну с продовольствием в Ургун.
  
  — Душманы подбили 19 машин, проскочило только несколько, — рассказывает он. – На вражеской территории осталась 122-миллиметровая гаубица. Мне пришлось ее «выручать» на БТРе. Осколком я был ранен.
  Боевую операцию удалось завершить успешно. И Василий Шендаров был награжден орденом Красной Звезды. Такая награда у него уже была второй. Первую он получил еще до Афгана за освоение передовой боевой техники в десантно-штурмовой бригаде в Кутаиси.
  
  — Но для нас, военнослужащих, испытание техники — это обычное дело, — скромно уточняет Василий Семенович.
  
  На свидание – на вертолете
  
  Рассказывают Василий и Светлана не только про тяготы службы, но и про сложные климатические условия. Несмотря на то, что Кабул и Газни находятся относительно недалеко друг от друга, погода там очень разная.
  
  — В Кабуле летом до плюс 40 и выше. За два года и четыре месяца, которые довелось там пробыть, ни разу не было дождя. Порой мне казалось, что я мечтаю не только о том, чтобы не слышать стрельбу, но и о дожде и холоде. А вот тамошняя зима очень напоминает теперешнюю белорусскую, — замечает Светлана.
  
  — А в Газни очень сильные перепады температуры. Зима суровая – до минус 40, при этом наше нехитрое жилище для военных мы протапливали буржуйкой. Летом, наоборот, было до плюс 40, — добавляет Василий.
  Зато с улыбкой они вспоминают о том, как однажды Светлана уговорила советских военнослужащих, чтобы они взяли ее на борт вертолета и «подкинули» к нему на аэродром.
  
  Теперь о той жизни им напоминают несколько пожелтевших черно-белых фотографий и книга «Афганистан сегодня», которую купили там. В ней собрана информация об истории военного конфликта с документальными фото. Домашняя библиотека Шендаровых в целом богата и разнообразна. Они книголюбы с большим стажем и уже в нескольких поколениях. Василий заметил, что недавно во второй раз прочел трилогию Алексея Толстого «Хождение по мукам».
  
  Настоящая радость для них, когда вся семья собирается вместе — дети, внуки, правнуки. Тогда обязательно вспоминают свои истоки: малая родина Василия и Светланы – Смоленщина. Именно там когда-то познакомились на танцах.
  
  А потом вместе «служили» в России, Германии, Беларуси… 24 года назад перебрались в Молодечно, который уже считают родным. Светлана и Василий всегда участвуют в мероприятиях, посвященных Дню памяти воинов-интернационалистов, чтобы почтить тех, кто не вернулся с боев кровавого Афганистана, и поклониться тем, чья жизнь после военного конфликта разделена на «до» и «после». По возможности Василий Семенович встречается со школьниками, которых всегда учит, что самое главное — это мир на земле.
  
  Ирина РАБУШКО.
  
  Отсюда: https://www.mgazeta.by/glavnaya-novost/item/6261-vsled-za-muzhem-v-dalekij-kabul.html
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями девушек, служивших в Кабуле, находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

469. "Праца". Зельва (15.02.2020)

  

Галина Говсь: «Я не участвовала в боях. В Афганистан попала случайно»

  
   []
  Галина Михайловна ГОВСЬ
  
  
  В Афгане были задействованы не только солдаты и офицеры, но и тыловые службы, где трудились представители многих профессий: медсестры, кладовщики, телефонисты и др. Туда отправлялись как мужчины, так и женщины. Есть такая страница в биографии нашей землячки Галины Михайловны Говсь.
  
  – Я не участвовала в боях. В Афганистан попала случайно. В то время работала бухгалтером в больнице и не была обременена личной жизнью. Наши медсестры уезжали в Германию. Я тоже решила узнать в военкомате, нужны ли куда-то люди моей специальности. Мне предложили отправиться в Монголию в места дислокации наших войск. Уже готовили документы… вдруг набор в другую страну. В порыве согласилась.
  
  Путь неблизкий. Гродно, Ашхабат, Кабул – и там пересылка по месту требования. Меня пригласили в кабинет начальства одной из первых, поинтересовались, много ли в коридоре еще бухгалтеров. Оказалось, что в Кандагаре бомба упала на банк, все погибли, и теперь нужен новый состав. Я испугалась, руки задрожали. Но мне повезло: направили в самую спокойную точку на границе с СССР. Но и там от взрывающихся вдалеке градов дрожала земля.
  
  Я работала на базе снабжения. Среди работающих было 20 женщин (из них 3 белоруски). Главный бухгалтер оказался почти земляком – из Скиделя (уже на родине мы несколько раз виделись, он приезжал в Зельву). Коллектив многонациональный.
  
  У нас был строгий, но справедливый командир. Новеньких основательно инструктировали, просили быть осторожными. Например, не поднимать что-либо с земли (под любым предметом «маскировали» бомбы), не брать черные трубочки, если предлагают местные (так как это наркотики), не выходить за территорию базы без крайней надобности, а если и покидать ее, то только в сопровождении военных.
  
  Было сложно привыкнуть к климату. Стояла невыносимая жара, спасали лишь кондиционеры. Мы жили в вагончиках (на две комнаты) в 150 метрах от складов. Но когда поднимался ветер-«афганец», преодолевали этот путь с усилиями, потому что ничего перед собой не видели из-за песка. Шли, держась друг за друга.
  Постоянно хотелось пить. По ночам снилось ведро колодезной воды, казалось, за него готова была отдать целую зарплату. Воду очищали хлоркой, даже еда в столовой имела едкий запах. Благо, в советском магазине продавали «Боржоми». На ней даже чай заваривали.
  
  В нерабочее время мы готовили национальные блюда. Пробовала пельмени, манты, плов и др. по оригинальным рецептам. А сама делала бабку. Было непросто достать свежую картошку (снабжали лишь маринованной в банках).
  
  Ни газет, ни телевидения не было. По радио ловил только «Голос Америки». Оттуда узнавали некоторые новости. Но была и обратная сторона у этого эфира: на наших солдат психологически давили. «Зачем ты взял ружье и пошел воевать? Твой друг сейчас сидит в баре со своей девушкой и наслаждается жизнью». Ребята были разными: и сильными, и слабыми. Некоторые ломались.
  
  С военными было легко общаться. Там сразу понятно, кто друг, кто враг и что из себя представляет человек. Советские люди относились друг к другу по-братски. Какая между нами была взаимовыручка и поддержка, не описать словами. Помню, как-то весной в степях распустились дикие тюльпаны. Советские солдаты (из части, которая остановилась рядом) собирали их охапками и дарили нам, женщинам. А в глазах читалась тоска по матерям, сестрам и девушкам.
  
  Моя мама переживала за меня, очень ждала писем. И для нас самой большой радостью была весточка с родины. Когда приезжал новый человек, мы обязательно садились в круг и просили рассказать, что в союзе происходит. Так и прошел мой год и один месяц в Афганистане. Начался вывод войск. Я прилетела в Москву, оттуда до Минска добиралась на поезде. Сердце вырывалось из груди, не верилось, что я дома. В Зельве вернулась на прежнее место работы. Коллеги часто просили рассказать о войне.
  
  Сейчас я по-прежнему поддерживаю связь с бывшими коллегами с базы. Дружба и доверие, которые завязались там, проносятся сквозь жизнь. Мы списываемся и даже бываем в гостях.
  
  Ирина РАХМАНЬКО
  
  Отсюда: https://zelwa.by/galina-govs-ya-ne-uchastvovala-v-boyah-v-afganistan-popala-sluchajno/
  
  
  
  
  
  

470. "Гродзенская прауда" (15.02.2020)

  

"Попросилась добровольно". История гродненки Дануты Фомченковой, два года спасавшей в Афганистане раненых солдат

  
   []
  Данута ФОМЧЕНКОВА
  
  
  Говорят, что молодость может многое и именно на этом этапе взросления уходит на второй план страх перед неизвестностью, уступая место решительным поступкам. Гродненка Данута Фомченкова, оглядываясь в прошлое, именно так объясняет свое решение уехать в Афганистан для помощи советским солдатам в те годы, когда там велись ожесточенные боевые действия. Два года в чужой стране за пять тысяч километров пролетели как один день, а в памяти навсегда остался тусклый свет операционной госпиталя и вертолетный гул.
  
  А ведь изначально Данута не планировала связывать судьбу с медициной. После восьмого класса приехала из Ивьевского района в Гродно поступать вместе с двоюродной сестрой. Выбрала, как и сестра, медучилище и подала документы. Поступила. После выпуска по распределению работала в детской больнице: сначала в хирургическом отделении, потом в отделении реанимации, анестезистом. За пять лет работы накопился практический опыт.
  
  – Когда узнала о том, что можно улететь на работу в Афганистан, попросилась туда добровольно, – рассказывает Данута Фомченкова. – Врачей и медсестер туда требовалось много, в основном направляли на два года, по желанию можно было остаться и на более продолжительное время. Моя медицинская вахта выпала на 1985–1986 годы.
  
  В путь группа направилась сразу после Нового года. Дана так и не решилась рассказать родным о новом месте работы. А чтобы не волновались, сообщила, что уезжает в Венгрию.
  
  Добирались до Афганистана сначала до Ташкента, потом на самолете до Кабула. Там происходило распределение медработников по пунктам. Данута осталась в столице и первый месяц работала в реанимации центрального военного госпиталя, где был большой поток раненых солдат.
  Привыкание к новому месту далось нелегко. Сначала поселили в «гостиницу» – большую комнату с двухъярусными кроватями, повсюду сновали люди, словно в большом муравейнике. Территория госпиталя была огорожена, и выходить за ее пределы можно было только в сопровождении военных. Эти условия были необходимы для безопасности персонала.
  
  – Первый месяц работы в реанимации показал, что без дела не останемся. Сейчас по стандарту на одну медсестру приходится трое реанимационных больных, а тогда их было шесть, при этом в тяжелом состоянии – на аппаратах искусственной вентиляции легких. Каждая смерть воспринималась очень болезненно, – вспоминает Данута Фомченкова.
  
  После Дануту назначили анестезистом – помощником врача, который дает больному наркоз, следит за давлением, капельницей, делает заборы крови, вводит препараты для поддержания жизни пациента. Если в современной медицине большинство измерений берут на себя специальные аппараты, то раньше этим занимались анестезисты.
  
  По словам Дануты Петровны, в госпитале было хорошее медобеспечение – оборудование, мониторы, барокамеры, искусственная почка и свое отделение переливания крови. В центральном госпитале работали специалисты из Ленинградской военно-медицинской академии – они сразу оказывали высококвалифицированную помощь больным.
  
  – Если в каких-то мелких городах начинались боевые действия и ожидали больших потоков раненых, то эти специалисты в составе группы усиления вылетали туда на вертолетах и оказывали помощь пострадавшим. Среди медработников таких групп была и я – мы вылетали в Кундуз и Баграм, где шли боевые действия, – говорит Данута Фомченкова.
  
  В Баграме возле госпиталя была вертолетная площадка, куда привозили раненых сразу с поля боя. Санитары доставляли солдат в операционные, где начинал работать весь медперсонал. Возле одного больного было сосредоточено пять-шесть медиков. За выезды в составе группы усиления анестезист была удостоена медали «За трудовую доблесть».
  
  Настрой и боевой дух как пациентов госпиталя, так и медперсонала поддерживали культурно-массовыми мероприятиями – для них устраивали концерты Иосиф Кобзон, Валерий Леонтьев, Анна Вески, Александр Розенбаум, ансамбль «Ялла». Проводились комсомольские собрания, выпускали свою стенгазету. На память о тех годах остались фотоснимки в семейном альбоме и крепкая дружба с коллегами из Гомеля, Ижевска, Йошкар-Олы.
  
  Когда Данута Фомченкова вернулась в Гродно, снова пришлось адаптироваться – поначалу было страшно даже переходить дорогу или ехать в автобусе. Но постепенно мирная жизнь наладилась – медсестра-анестезист устроилась в военный госпиталь в Гродно и проработала в нем до выхода на пенсию.
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
  Юлия ТИМОЩУК
  Фото: Артема ТУРЛАЯ
  
  Отсюда:
  https://grodnonews.by/news/zhizn/poprosilas_dobrovolno_istoriya_grodnenki_danuty_fomchenkovoy_dva_goda_spasavshey_v_afganistane_ranennykh_soldat_.html
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Дануты находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 45-я)"
  находится здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/z3ta.shtml
  

  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018