ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Смолина Алла
Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 49-я (N 511-520)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  
  
  
  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  511. Лидия ГОНЧАРЕНКО, Кундуз, медсестра, медсанбат 201-й дивизии
  
  512. Людмила Васильевна БОЛЬШАКОВА, Кундуз, медсестра,
  медсанбат, 1986-1988
  
  513. Любовь Максимовна КОРЯЖНАЯ, Кабул, телефонистка "Опера-55",
  штаб армии
  
  514. Надежда ВЯТКИНА, Шиндандт, мастер коммунально-эксплуатационной части,
  медсанбат, 1985-1986
  
  515. Нина Григорьевна САФРОНОВА, Джелалабад, начальник смены,
  дизельная электростанция в/ч пп 22637 (вертолётный полк), 1986-1988
  
  516. Нина Васильевна АРЗАМАСЦЕВА, Шиндандт, хирургическая медсестра,
  1985-1987
  
  517. Надежда Александровна ЧЕРКАСОВА, Герат, продавец военторга N 658,
  101-й мотострелковый полк в/ч пп 51931 5-й гвардейской мотострелковой дивизии.
  1980-1983
  
  518. Светлана Ивановна ШАМАНСКАЯ, Баграм, старший инженер производственно-технического отдела,
  1072-е УНР 342-го УИР в/ч пп 65501, 1982-1983
  
  519. Гульнара Голотдиновна НИГМАТЗАНОВА, Кундуз, продавец,
  военторг управления 201-й мотострелковой дивизии в/ч пп 84397, 1987-1988
  
  520. Любовь Ивановна БОРИСОВА, Чарикар, работница столовой 45-го инженерно-саперного полка в/ч пп 88870.
  После в звании прапорщика - начальник столовой, 1984-1988
  
  
  
  
  
  
  

511. "Литературная гостиная "Хайфа инфо" (16.12.2015)

  

СТРЕЛЯЙТЕ, ТОЛЬКО СЗАДИ

  
  
  Что звало женщин на афганскую войну? Патриотизм, чувство долга? Было. Чистой воды авантюризм? Случалось. Чаще — призрачная надежда вырваться из нищеты. В военных комиссариатах им обещали двойной оклад, выплаты в чеках Внешпосылторга (выкидыш американского доллара), сорокадневный отпуск. И все. Остальное несущественно. Опекунами детей становились бабушки. Абсолютное большинство кандидаток мечтало работать в советских группах войск на Западе, но глотка афганской войны была куда шире. Притом, на западе «женские» должности замещались женами офицеров. Многодетных матерей в Афганистан не брали, у государства тоже совесть есть. Замужним путь «в страну с сухим и жарким климатом» был заказан, по вполне понятным, не климатическим, причинам.
  
  Имело ли выгоды государство от женщин «служащих Советской Армии»? Несомненно. Из хорошего солдата не сделать хорошего повара, прачку, учетчика, секретаря-машинистку, продавца и пр. Хороший солдат рвется в бой, пусть даже поначалу. А, так называемое, «чмо болотное» будет вреден и опасен на самой невинной должности.
  
  Итак, служащая Советской Армии варила, подавала, мыла, стирала, шила, ухаживала за раненными и больными, писала, печатала, торговала. Вела партийный и комсомольский учет, выдавала книги, переводила с языка дари на русский, показывала кино, обслуживала коммутаторы, дизельные станции, угольные котлы, штукатурила, красила и так далее. Оставаясь, при всем, этом «дочерью Евы». Слава Богу, сей духовный комплекс из нее не вытравили запретами и угрозами политотделов, штабов и прочих бесполых элементов.
  
  Скучно рассматривать женщину на афганской войне, как объект сексуальных устремлений, поскольку высокое либидо естественно для армии великой державы, что не раз было доказано на практике и в истории. Куда интересней представить себе десять тысяч вспомогательных мужчин, среди ста тысяч воюющих женщин. Плод больного воображения? Возможно, как и вся эта война. Но виноват ли плод, если завязь больна?
  
  В моем афганском блокноте есть вот такие заметки о женщинах. «Обычно об учении за неделю знаешь, а тут ночью постучали: «Таня, к утру будь готова, дней на десять в поле». Погрузились в эшелон, доехали до Термеза. А там начальник политотдела собрал женщин-служащих и сказал, что часть наша готовится перейти советско-афганскую границу. Февраль восьмидесятого на дворе. Мы знали что происходит в Афганистане. Семейных домой отправили. А нам предоставили право выбора. Никто не осудил, если бы отказалась… А как своих бросить? Да и не считала я себя обузой. Жутко сейчас вспоминать в каких условиях начинали. Палатки, кузова, а рядом траншеи на случай обстрела. Утром здороваешься с человеком, вечером говорят: убит. Снайпер, мина или в вертолете сгорел…».
  
  В медсанбате 201-й дивизии начальник отделения отказал фотокорреспонденту столичного журнала в съемке группы медсестер: «Они спят. Да, именно те, кого следует фотографировать. Сутки на ногах и кровь сдавали…».
  
  Журналист толковый попался. Отложил вылет в Кабул. Через год по дальней связи меня попросили встретить одну из этих медсестер, Лиду Гончаренко, помочь приобрести билет на самолет до Краснодара. Я все не мог отделаться от мысли, что там, в Кундузе, я знал другую Лиду. Теперь передо мной стояла худенькая, испуганная всем продажным ташкентским аэропортом, женщина.
  
  - Лида, чего ты боишься? Ведь не стреляют. Ты дома, среди своих. Тут проще.
  - Нет, - ответила она. - Там проще. Там я была нужна.
  
  Под Багланом летом восемьдесят первого года агитотряд 201-й дивизии нарвался на засаду. Ну, зажали, случалось, только головная боль о другом: с нами была инструктор по работе с местным населением - ошеломляюще красивая Зухра. «Мальчики, если что стреляйте в меня… только сзади». И в этой чертовой мельнице она оставалась женщиной...
  
  Алескендер Рамазанов
  
  Отсюда: http://haifainfo.com/?p=69005
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с девочками из Кундуза находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

512. «Под солнцем и ветром афгана»

  
   []
   []
  
  
  Ю. Илясов
  
  Отсюда:
  https://yadi.sk/mail?hash=NvvHaExLn9rzylGEy%2BreA6yyRyY3Esprk7WadcMU7jUDPwSJpEnJlClJ7HjFxiV6q%2FJ6bpmRyOJonT3VoXnDag%3D%3D
  
  Отсюда: https://bibliokul.nnov.muzkult.ru/gallery/pod_solncem_i_vetrom_afgana
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

513. "Голос правды" (15.02.2021)

  

Телефонистка Любовь Коряжная обеспечивала связь советской армии в Афганистане

  
   []
  Любовь Максимовна КОРЯЖНАЯ
  
  
   Полтавчанка вспоминает службу в те годы
  
  В службе Любови Коряжной в Афганистане, растянувшейся на полтора года, больше было дисциплины, чем риска: требовалось четко и оперативно обеспечивать связь внутри 40-ой армии и с военными ведомствами Союза. Позывные у нее были с музыкальным уклоном — «Опера 55».
  
  Война в Афганистане откатилась так далеко, что воспоминаниям пора бы потускнеть, но как забудешь сторожевую башенку у дворца Амина, ставшего на время одним из штабов 40-ой армии. В жару за пятьдесят вольнонаемная Люба выкраивала минутку, чтобы подняться на башенку. Она обдувалась ветерком, и это было как глоток минералки из холодильника.
  
  Как-то один из вновь прибывших офицеров забрался сюда, чтобы сфотографироваться на память. Но моджахед-снайпер и его пуля оказались быстрее щелчка фотоаппарата.
  Слабым эхом прозвучал в горах хлопок — и все.
  После этого случая, телефонистка из станицы Красноармейской Любовь Коряжная потеряла охоту подниматься на балкончик башни. Хотя она и сейчас говорит, что вряд ли могла представлять интерес для снайпера. Ну, подумаешь, «шурави» — русская девчонка в малиновом платьице!
  А может быть как раз тот факт, что вольнонаемные не ходили в военной форме, и спасло Любе жизнь?
  — Может и так, — соглашается Любовь Максимовна Коряжная — женщина, о которой сегодня никак не подумаешь, что была она в горячей точке, на войне. Очень мирное лицо, да и вся она, как говорят дети, бабушка-оладушка.
  
  Ей не раз пришлось «соединять» с воинскими гарнизонами генерала армии Валентина Ивановича Варенникова. Однажды Люба узнала о нем от кого-то из комсостава, что Великую Отечественную войну Варенников закончил в звании капитана, был награжден четырьмя боевыми орденами. А еще ему повезло возглавить знаменный взвод, который самолетом доставил в Москву Знамя Победы.
  
  Понятно, что у станичной девушки дух захватило от такого рассказа. Дальше — больше! Можно себе только представить, насколько радостным потрясением стало известие, что во дворец Амина приехал генерал и, намечая здесь провести совещание, распорядился… Внимание! Распорядился отвезти на своей машине землячку в расположение полка. Выяснилось: Валентин Иванович родом из Краснодара и каким-то образом узнал, что телефонистка Люба — кубанская казачка, и сейчас как раз заканчивается ее дежурство. «Вот и отвезите ее домой…» — приказал генерал. Домом был дощатый барак, или, как контрактники говорили, клоповник.
  
  А еще в памяти Любови Максимовны осталась ее женская, ненатурально тяжелая, сумочка. Такой весомой она становилась из-за «лимонки», которую телефонистка брала с собой на рынки Кабула. По сегодняшним понятиям «лимонка» являлась газовым балончиком. Так, на всякий случай. Несмотря на то, что вольнонаемных обязательно сопровождали наши военные, личное оружие придавало уверенность. Афганистан — он очень разный: радушный, хлебосольный и тут же -коварный и очень жестокий.
  Когда факт ношения «лимонки» стал достоянием родной станицы, нашлись местные фантазеры, сочинившие продолжение. Будто бы в магазине на Любу хотели напасть злые «духи», но она выхватила взрывчатку и заставила всех лечь лицом в пол.
  На самом деле Люба только расстегнула сумочку, но потом все закончилось миром. Гневного афганца, что-то кричавшего в адрес белой чужестранки, оттеснила охрана, и на этом все. «Лимонку» так и не пустили в ход.
  
  Из Афганистана Любовь Коряжная привезла отрез на платье и томик Вадима Кожевникова «Щит и меч». Почему именно он стал ей так дорог? Скажем так — эта книга помогала жить на чужбине, работать, а фактически — служить Родине.
  
  
   []
  Любовь Максимовна КОРЯЖНАЯ
  
  
  Сергей Базалук
  
  Отсюда: https://golos-pravda.ru/news/obshhestvo/66503-telefonistka-ljubov-korjazhnaja-obespechivala-svjaz-sovetskoj-armii-v-afganistane/
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

514. "proГОРОД" (23.02.2021)

  

«Мыслей не было, просто хотела отбиться»: рассказ пермячки о службе в Афгане

  
   []
  Надежда Вяткина. Фото из архива героини
  
  
  Надежда Вяткина оправилась на войну по собственному желанию
  
  Традиционно с Днем защитника поздравляют мужчин. Говорят, что у войны - не женское лицо. Но немало женщин также заслуживают звание защитниц. Одна из них - Надежда Вяткина, жительница Пермского края, участница афганских событий - интернациональной миссии Советского Союза.
  
  Она поделилась своими воспоминаниями и рассказала о военных действиях, быте, о местных жителях и жизни в жарком Афганистане.
  
  Как оказалась в Афгане
  
  В Афганистан я попала по собственному желанию, в первую очередь по патриотическим убеждениям: мой отец много рассказывал о своем военном детстве и службе на границе с Афганистаном – Кушке, где прослужил 3 года и 8 месяцев. На тот момент мне было уже 25 лет, вполне осознанный возраст.
  
  Второе - мне, как и многим, было интересно, а что там на самом деле происходит? Информации было мало и только от очевидцев, а они на вопрос «Как там?» всегда отвечали: «Съезди, сама посмотри». Документы для отправки проверяли целый год, и вот, в августе 1985 года, начался путь «за речку».
  
  Первое впечатление было удручающее: казармы, солдатская каша, металлические двухярусные койки на военном аэродроме в Тузеле (Ташкент). Оттуда следовал перелет в Кабул - столицу Афганистана. На аэродроме в Кабуле меня ждало второе потрясение: пустыня, горы, жара. И снова полевые условия. Из Кабула меня направили в медсанбат города Шинданд. По прилету познакомилась с земляком. Землячество было на первом месте, мы особенно поддерживали друг друга. Мне повезло - мой земляк был не просто из Пермской области, но и из моего поселка, где я родилась, знал моих родителей и старшую сестру. Впоследствии он мне очень много помогал.
  
  Быт и обязанности
  
  В Шиндандском медсанбате жили в модулях-общежитиях, старых и новых. Во всех были кондиционеры, холодная вода, а летом, когда вода в трубах нагревалась, то и горячая. Зимой в старых модулях было очень холодно, спали под бушлатами, двумя-тремя одеялами, включали обогреватели.
  
  
   []
  Панорама. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  Но мне опять повезло - меня поселили в новом модуле с огромными светлыми комнатами, где зимой было «центральное» отопление. У меня был маленький телевизор, и мы часто собирались вместе и смотрели фильмы и различные передачи из Союза. В медсанбате был летний клуб, библиотека, приезжали артисты с концертами.
  
  Питались хорошо, но однообразно, в основном консервами и кашами. На территории был магазин военторга, где продавали различные продукты, книги, одежду, технику. Нам платили 230 чеков - 230 рублей на советские деньги, немало по тем временам, но сэкономить не удавалось, практически все уходило на покупку сладостей и продуктов в магазине - уставали от столовской еды.
  
  
   []
  Магазин. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  Вообще сложности были, но переносились легко, потому что мы были молодые, легкие на подъем, нам все было интересно, хотелось все познать и узнать.
  
  
   []
  Сухой паек. Фото предоставлено Надежой Вяткиной
  
  
  Я работала мастером коммунально-эксплуатационной части, мы обеспечивали медсанбат водой и теплом. Недостатка в воде не было. Было три скважины, из которых вода поступала в зарытые под землей цистерны. Ежедневно брали воду на анализ, была своя лаборатория, территория была огорожена колючей проволокой и круглосуточно охранялась. Вода в пустыне - стратегическое оружие.
  
  Встреча с афганцами
  
  За территорию части не выпускали без особого разрешения, но мне по работе приходилось выезжать в свою головную часть, но только с охраной. Еще в начале службы был случай, когда нужно было отвезти документы в свою часть. На пути от КПП до развилки с аэродромом, где планировала поймать попутную машину, предстояло пройти через дувалы (жилища) афганцев.
  
  
   []
  Дувал афганцев. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  Там пересеклась с двумя афганцами, работающими на аэродроме. Поздоровались и разошлись мирно, но потом они вернулись, и между нами началась перебранка: они начали приставать и махать руками, подбили мне глаз и разбили очки. Мыслей никаких не было, просто хотела отбиться... И тут пришло спасение: часовые с нашего КПП увидели все происходящее, дали очередь из автомата, и афганцы убежали. После этого происшествия я уже с опаской куда-то ходила.
  
  
   []
  Где-то здесь произошла стычка с афганцами. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  В медсанбат привозили раненых, особенно много их было во время боевых операций. Медикам приходилось трудно в это время, работали иногда сутками, часто сдавали кровь, иногда прямым переливанием, так как запасов особых не было. Мы их жалели и всегда старались помочь. Раненым бойцам приносили конфеты, пряники, соки, поддерживали - это же наши ребята, все молоденькие.
  
  Помню один случай, когда привезли на БТРе подорвавшихся на мине ребят и стали их выгружать. Одного мальчишку вытянули из брони, а у него и ног нет, так на носилки и хлюпнуло кровавое месиво из того, что осталось. Эта картина стоит перед глазами до сих пор.
  
  Помогали и афганцам. Были специальные дни для приема афганских больных. Рядом с территорией медсанбата находилась школа-интернат для детей-сирот, афганская летная часть. Наши ребята часто навещали их, угощали сладостями, ходили к ним на праздники, устраивали соревнования по волейболу и футболу.
  
  
   []
  Афганцы на приеме в медсанбате. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  Первое время в Афгане было много знакомых и друзей, но когда они стали исчезать (кто-то по замене, кто-то погибал) знакомилась мало - просто не хотелось терять.
  
  
   []
  Прощание с погибшими. Фото предоставлено Надеждой Вяткиной
  
  
  Стереотип
  
  Очень расстраивает стереотип, что женщина на войне - это просто обслуга во всех пониманиях. Однако могу сказать, что так говорят и думают только те, кто ничего не знает о жертвенности, принесенной женщинами в тех условиях - нам было тяжелее вдвойне. И когда начинаешь разговаривать и приводить примеры: а кто их кормил в столовых, кто телефонировал координаты боевых точек, кто лечил их по медсанбатам и госпиталям или кто снабжал их чистой питьевой водой... Все стереотипы разлетаются в прах, и убеждаешься, что все было не зря. Мы выполняли свою работу добросовестно и честно. Чему свидетельствуют многочисленные грамоты и награды.
  
  Вывод войск
  
  Одним из моих больших впечатлений было историческое начало вывода советских войск в октябре 1986 года, непосредственным участником которого я была. Наша работа - девчат, прошедших политзанятия, заключалась в том, чтобы позаботиться о гостях, прибывающих на церемонию вывода. Около ста человек корреспондентов, из них 65 из 28 капиталистических стран, делегаты и официальные высокопоставленные лица на аэродроме по прибытию приглашались в палатки, где был устроен фуршет. Мы встречали их в палатках, предлагали бутерброды, фрукты, чай, кофе, помогали сориентироваться. Потом мы были и на самом выводе с маршем и встречей правительства.
  
  Что дальше
  
  После возвращения Надежда жила и в России, и за границей. 12 лет назад она вернулась на Родину. Три года состоит членом организаций «Боевое братство» и «Женский союз ветеранов боевых действий». Ведет активную общественную жизнь. Староста деревни, в которой сейчас живет, и член совета ветеранов труда. Награждена медалями, в том числе и правительственной. В прошлом году получила почетную грамоту от Министерства обороны России. Пользуется многими льготами и привилегиями, которые предоставлены правительством России и «Боевым братством».
  
  Три года назад военно-исторический архив создал фонд документов - воспоминаний женщин-ветеранов боевых действий в Афганистане. На основании этих и других материалов была издана книга (совместно с «Боевым Братством») «Советский Союз в Афганистане». Надежда передала в этот фонд свои фотографии, документы и письма, которые почти ежедневно писала родителям и которые бережно хранились ее мамой почти 30 лет.
  
  Самые интересные письма решила издать как книгу «Письма из Афгана» - в ней только факты, касающиеся афганских событий, этой интернациональной миссии, очень подробно и без купюр, - рассказывает Надежда. - Книга вышла к 30-летию вывода советских войск из Афганистана.
  
  Отсюда: https://progorod59.ru/news/40874
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

515. "ОРГАНИЗАТОР.РУ" (15.02.2021)

  

Шурави-ханум

  
   []
  Нина САФРОНОВА
  
  
  Как оказалась и что испытала на Афганской войне наша землячка, сухиничанка Нина Сафронова
  
   Многие не вернулись…
   Когда мы вспоминаем о женщинах на войне, в памяти всплывают образы ленинградских зенитчиц и «ночных ведьм», партизанок и медсестер в полевых госпиталях. Но с окончанием Великой Отечественной войны история женщин – участниц военных действий не закончилась. Военнослужащие из числа слабой половины и представительницы гражданского армейского персонала были вовлечены не в один военный конфликт, в том числе в Афганистане. В Афганистан для служб жизнеобеспечения армии направлялись тысячи гражданских специалистов. Машинистки и делопроизводители, повара и врачи, медсестры и телеграфистки. Война не делает скидку на профессию, и связистки с медсестрами так же подрывались на минах, попадали под обстрелы, падали в сбитых самолетах и горели в подбитых автоколоннах.(1)
  
   10 февраля, накануне Дня памяти воинов-интернационалистов, в музее боевой и трудовой славы юнармейцы из отряда «Феникс» узнали о бытовой изнанке войны. Посмотрели на эти события глазами женщины. Так, как видела это Нина Сафронова, начальник смены дизельной электростанции военной части N 22637.
  
   Где-то там Монголия…
  
   – Все начиналось просто – училась я в нашей школе N 4, поступила в Курский политехнический институт и после недолгой работы в Курске опять вернулась в родной город. – рассказывает Нина Григорьевна. – Инженер-энергетик – специальность востребованная и нужная во все времена, поэтому я трудилась на станции Сухиничи-Главные, жизнь текла спокойно и размерено. Только вот хотелось посмотреть мир, попутешествовать. Скучной казалась жизнь в провинциальном городке. И тут масла в огонь моих фантазий подлил однокурсник, который служил в Германии и приехал в отпуск. «Что ты со своими знаниями и специальностью тут сидишь, – сказал он, – иди в военкомат, у нас много женщин работают. Поедешь куда-нибудь в Чехословакию или ГДР, посмотришь другие страны». Я думала, думала, да и пошла. Через некоторое время стало известно, что я еду в Монголию! Меня ждала военная часть вблизи Улан-Батора. Собирала документы, с энтузиазмом готовилась. Даже съездила в Москву в магазин технической книги, целый чемодан дополнительной литературы прикупила к поездке. Это сейчас интернет и доступ к любой информации, а тогда надеяться можно было только на свои знания и справочники. Как мне это потом пригодилось!
  
   И вот за две недели до отправки меня ошарашили – Афганистан! Я не военнослужащая, гражданский специалист, могла отказаться. Но решила – еду! Родным про изменение точки службы ничего не сказала, чтобы не волновать. И долго еще писала письма, рассказывая то про фестиваль монгольской культуры, то про ураган вблизи Улан-Батора. Что прочту в газетах про Монголию, то и переписываю. А сама полетела транспортниками по маршруту Москва-Ташкент-Джелалабад. Транспортник тех времен – совсем не нынешний комфортабельный «Боинг». В салоне, если можно так назвать эту железную бочку, деревянные лавки. В ногах – ящики с боеприпасами. На всех надели парашюты. Хотя какой от них толк, если собьют?
  
   Курорт
  
   А при распределении штабист ехидно так усмехнулся и произнес: «Ну, мадам, повезло – на курорт едешь». Курорт – вертолетная часть 22637 в десяти километрах от Джелалабада. Ночью +30, днем +60… Из растительности запомнились эвкалипты. Наши вертолетчики ломали их ветви и делали банные веники. До сих пор люблю этот запах. Аппартаменты – картонные модули на четверых(2). И горячий ветер. Песчаная метель, заметающая порой так, что ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Модули продувались насквозь, слабенькие кондиционеры тех времен не справлялись, постоянно ломались от пыли. А уж фауна на курорте! Змеи, скорпионы, пауки… И мыши. Их было великое множество. Они бегали не только по полу, но и по стенам. В дизельной жила огромная змея, ее потом ребята поймали и убили. Малярия, гепатиты. Спасибо прививкам, но все равно многие болели. Девчонки-медсестрички и врачи трудились без роздыху. Но это мелочи, к которым быстро привыкаешь. А вот к постоянным обстрелам привыкнуть так и не получилось.
  
  
   []
  Нина САФРОНОВА
  
   Жили одним днём
  
   Никто не думал о будущем. День прошел – и ладно. Идешь, бывало, на смену, и видишь – на модуле вертолетчиков фотография висит с черной полосой. А еще вчера смеялись, встретившись в столовой. Дизельная была рядом со взлеткой, и я сама сколько раз видела, как сбивали наши машины. Взлет и посадка – самые опасные. Не увернешься от душманского «Стингера». Гибли и гражданские. Модули, в которых мы жили, при попадании снаряда сгорали за 15 минут. Если ночью – выскочить не успеешь. А из дизельной и при обстреле выходить нельзя. Все должно работать. Вот тогда-то я не раз похвалила себя за запасливость. За чемодан с книгами. Дизели были с подводной лодки, в политехе с такими не знакомили, да и на нашей железной дороге таких отродясь не водилось. Ничего, разобралась.
  
  
   []
  Нина САФРОНОВА
  
   Не жалею
  
   Нет, я ни о чем не жалею. Была я там почти два года, с 1986 по 1988. Совсем немного до конца контракта не доработала, а когда начался вывод войск, даже немного обидно уезжать было. Как же так, воевали, гибли, и – отступить? Радовались возвращению, но была в этой радости какая-то горечь…
  
   Мне сейчас семьдесят первый год, и с высоты своего возраста могу сказать, что благодарна Афганистану за ту школу жизни, школу дружбы. У нас в части действительно было боевое братство. Относились к нам, женщинам, уважительно, ценили. Я была старше большинства солдатиков, и они ко мне – как к матери… После, уже на гражданке, мы часто встречались, ездили друг к другу. Помню, был у нас повар Андрей. Он после демобилизации проводником работал в поезде «Москва-Кишинев». И как проезжал через Сухиничи, звонил. Встречались, он рассказывал, кого из наших недавно повидал… А еще я благодарна той заграничной командировке за то, что характер и закалился, и стал легким на подъем, бесшабашным. Ничего не боюсь, все сможем, прорвемся! Да и к смерти отношение стало другое – какое-то отрешенное. А вот книги про ту войну не читаю и фильмы не смотрю. Наверное, насмотрелась воочию…
  
  
   []
  
  
  
  Ролик на ютубе "Воспоминание Нины Сафроновой про службу в Афганистане"
  https://youtu.be/I31NjxN-JUY
  
  Лада Малышкова
  
  Отсюда: http://orgsmi.ru/news/delo/?item=8075
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - "В Афганистан для служб жизнеобеспечения армии направлялись тысячи гражданских специалистов. Машинистки и делопроизводители, повара и врачи, медсестры и телеграфистки. Война не делает скидку на профессию, и связистки с медсестрами так же подрывались на минах, попадали под обстрелы, падали в сбитых самолетах и горели в подбитых автоколоннах..." - то самое, что я не устаю повторять какое десятилетие подряд после того, как путинский режим лишил основных льгот в 2006 году гражданских специалистов МО, прошедших афганскую войну. Ни дня не служившие в армии главком и министр МО вдруг решили, что мужчины-военнослужащие находились на войне, а женщины (их среди гражданских специалистов было большинство) - от двух до пяти лет как бы прохлаждались на курорте. Эта тема, например, мной обсуждается в тексте "Открытое письмо Клинцевичу Францу Адамовичу, на которое я так и не получила ответа".
  И я очень рада, что мои тексты, наконец-то, растекаются по инфопространству, чего ранее случалось крайне редко - А.С.
  
  (2) - "Апартаменты – картонные модули на четверых" - случайная опечатка или оговорка. Как правило, в большинстве войсковых частей 40-й армии модули были на несколько комнат, начиная от единиц и заканчивая десятками. На аэродроме Джелалабада, где служила героиня повествования, точно не было четырехместных - А.С.
  
  (3) - военные фотографии Нины поставлены в "Афганистан. Джелалабад, aэродром, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/10-1.shtml#27
  
  (4) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Джелалабад, аэродром, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/10.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

516. "Волжская правда" (15.02.2021)

  

Алые перья бинтов: волжская медсестра спасала рожениц в Афганистане и выгоняла Розенбаума из реанимации

  
   []
  Нина Васильевна АРЗАМАСЦЕВА
  
  
  В канун годовщины вывода войск из Афганистана мы стараемся не отступать от традиции, рассказывая нашим читателям о героях той войны, которую у нас предпочитали называть «исполнением интернационального долга». Разведчики, артиллеристы, простая пехота, кого только не было в списках таких «командировочных». Но сегодня события 32-летней давности мы увидим глазами молодой женщины – военной медсестры Нины Арзамасцевой.
  
  Дарить счастье
  
  Нина родилась в маленькой деревне в Брянской области. В восемь лет девочка познала первое горе – маму сбила машина. Родственники недолго думая определили девчушку в детский дом.
  – На тот момент я осталась круглой сиротой (папа девочки умер задолго до смертельного ДТП - прим. ред.) и никому не была нужна. Родной душой для меня стала воспитатель Любовь Ильинична Донцова, которая и вложила в меня и любовь к людям, и доброту, и обостренное чувство заботы о тех, кто рядом, – вспоминает Нина Васильевна.
  
  Девочка хорошо училась, любила читать книги, но каждую свободную минутку проводила в медицинском кабинете. Постигнув премудрости мира бинтов и таблеток, верила Нина, она точно сможет помочь людям. Медсестра отзывалась на стремления девочки, и то и дело отдавала ватки, бинтики, чтобы унести с собой.
  
  Со временем девочка стала негласным замом детдомовского врача. Все знали, если что-то заболело ночью – надо бежать к Нине, она поможет.
  
  
   []
  
  
  – Знаете, еще я любила маленьких детей. Все новенькие сразу попадали под мою опеку. Иногда даже жили со мной в комнате, наверное, эта любовь и определила выбор моей профессии – я поступила в Ржевское медучилище, – продолжает волжанка.
  
  Параллельно с учебой Нина подрабатывала санитаркой в больнице, ведь финансовой помощи сироте ждать было неоткуда. Многому училась, подглядывая за врачами и медсестрами, когда работала в хирургии.
  
  – После я устроилась акушеркой в роддом и попала в настоящую сказку. Я была рада, что могу подарить женщине счастье, а её ребеночку – безопасность, – признается Нина Арзамасцева.
  
  Не получив родительской любви, Нина отдавала крупиночку себя каждому малышу, который благодаря ее заботливым рукам появлялся на свет. Сама она говорит, что так бы и работала в роддоме, если бы не крошечная зарплата.
  
  Не страшнее детского дома?
  
  В 1985 году 22-летняя девушка пришла в военкомат. Нина слышала от знакомых, что набирают военных медиков, а там оклады повыше.
  
  – Напрямую нам не говорили, что отправят в Афган, но я догадывалась. Подумала, что это ж не страшнее, чем детдом. Но я ошиблась… – со слезами вспоминает Нина Васильевна. – Все, кто узнали о моей затее – встали стеной, мол, не пустим, пытались отговорить. Но я уже решила, что там я нужнее.
  
  Провожали акушерку Нину всем роддомом в ресторане. На память коллектив подарил золотые сережки и наказ – «Обязательно вернуться живой!» Молодая медсестра ничего не боялась, заходя в поезд на Ташкент, думала лишь о своём предназначении – спасать людей.
  
  Через неделю тяжелый «ИЛ» привёз Нину в жаркий Шинданд. Определили в хирургию. С этого момента в жизни молодого специалиста началась страшная глава – «афганская война».
  
  
   []
  Нина АРЗАМАСЦЕВА
  
  – Никогда не забуду первых ребят. Их, молодых, красивых свозили в госпиталь с оторванными руками, ногами. Они кричали от боли, повсюду была кровь. Казалось, что это всё какой-то страшный сон. Я плакала от бессилия, от того, что не могу им помочь. Ну не может доктор вырастить новую руку, а они смотрят на себя и спрашивают «Как же я такой вернусь домой? Кому я теперь нужен?» – вспоминает Нина Васильевна. – Первое время мне приходилось пить успокоительные, чтобы быть в строю. Потом – привыкла, хотя, наверное, к этому невозможно привыкнуть.
  
  
   []
  Нина АРЗАМАСЦЕВА
  
  Часто приходилось оставаться по ночам, чтобы быть рядом с теми, кто отойдет от наркоза. Тут главное – вовремя остановить приступ психоза, который возникает после осознания, что остался инвалидом.
  
  – Ребята, понимая, что потеряли конечности, пытались покончить жизнь самоубийством. В такие моменты надо просто сидеть рядом и разговаривать. Говорить, что его ждут дома, что он – самый лучший, что все в его жизни еще будет и главное – жив, – продолжает волжанка. – Помню такого одного. У парня оторвало ногу, а вторую готовили к ампутации. Так сидела с ним несколько дней рядом, за руку держала. Тут зашел наш хирург и строго так велел пройти в его кабинет. Накричал на меня, что устроила детский сад, а это армия, это война! На этих словах открылась дверь, и на костылях кое-как зашкандыбал тот самый парнишка и спокойно так ему сказал: «Не смейте на неё кричать, если бы не она, меня бы уже не было!»
  
  Ради таких слов и дальше работала Нина – перевязывала, зашивала, давала таблетки и даже научилась стричь.
  
  
   []
  
  
  «О, ханум, доктор!»
  
  Однажды привычную жизнь медсестры прервал новый приказ командира – надо оказать помощь военному афганскому летчику и принять роды у его жены. Нина впала в ступор. Да, акушерство она знала на отлично, но нет препаратов, инструментов, а вместо гинекологического кресла – наспех сколоченный солдатиками стол.
  
  
   []
  
  
  – Дальше больше – роженице лет 13, и она в парандже, которую снимать нельзя. Рядом её мать, обе ни слова по-русски, только молятся на своём. Осматривала практически вслепую, поставила диагноз, повела на роды, мать не отстаёт. Мне надо лекарство вводить, а она из-под руки с каким-то маслом пытается пролезть. И так пока не раздался плач замечательной здоровой малышки, – продолжает Нина Арзамасцева.
  – Тут мать ее как закричала: «О, ханум, доктор!» и упала на колени. Потом мне сказали, что это она так меня благодарила за живую дочь и внучку. Ведь у них там, как в средневековье было – Аллах дал, Аллах взял. Умерла в родах – значит так надо.
  
  За неделю, благодаря той самой «бабушке в парандже», новость о том, что в части появился гинеколог, разлетелась по всей округе. И Нине повезли рожениц. Осмотры, роды – всё это проводилось параллельно в основной работой в хирургическом отделении. За оставшийся год работы Нины на свет появилось еще восемь здоровых малышей.
  
  «Звездам вход воспрещен»
  
  Первую встречу с известным автором и исполнителем Александром Розенбаумом волжанка вспоминает с улыбкой и неким смущением. Неудивительно, не каждый день из реанимации приходится выгонять звезду.
  
  – Смотрю, заходит замполит с кем-то. Оба без халатов, еще и с гитарой, ну я и «объяснила», что тут вообще-то реанимация и вход запрещен. Они зашли обратно через несколько минут, но уже в халатах, а замполит цыкнул на меня, мол, это ж Розенбаум. Но Александр Яковлевич замечательный человек, скромно так спросил, где можно разместиться, чтобы петь для ребят. Договорились, что лучше в беседке на улице, чтобы могли прийти все, кто может, – признается Нина Васильевна.
  
  
   []
  
  
  Двухчасовой концерт у госпиталя Нина провела в слезах. Каждая песня была о том, что она сама пережила здесь, в Афганистане. С тех пор она старается не пропустить ни одного концерта любимого артиста.
  – Его песни – это наша жизнь. Это наши страхи там. Я помню, как летели в Кандагар в командировку, когда наш вертолет начали обстреливать, нам раздали парашюты, а я не знаю, что с ним делать и понимаю, что все равно погибну. Именно так у него в песне – «стингер взлетает, горы стреляют». И окровавленные повязки тоже он красиво описал, как «алые перья бинтов», – признается медик.
  
  В памяти Нины Васильевны еще много страшных моментов – гибель хирурга Ботова, который полетел оказывать помощь местным, сотни раненных и контуженных, которые прошли через её руки, вспышки тифа, гепатита и малярии, переполненный госпиталь-распределитель с двухъярусными кроватями в Кабуле, где ждали отправки в Союз обгоревшие, и а еще те самые розенбаумовские «Черные тюльпаны», которые везли домой погибших ребят.
  
  
   []
  
  
  Но принесла в жизнь Нины эта война и большое счастье. Улетела из Шиндандта в 1987 году она вместе с будущим мужем, молодым артиллеристом Алексеем. Чуть позже у них родились две замечательные дочки – Лена и Настя.
  
  Послесловие
  
  Нина продолжила карьеру военного медика на Дальнем востоке, в 1996 году переехала в Волжский, хотя распределена была служить в Волгоград на «Красные казармы». Сама говорить, что этот маленький город оказался роднее и ближе города-героя. А в 1999 году в размеренную жизнь медсестры Нины ворвалась Вторая Чеченская война. Об этом читайте в свежем номере и на сайте.
  
  
  Татьяна Киппари
  
  Отсюда: https://gazeta-vp.ru/alye-perya-bintov-volzhskaya-medsestra-spasala-rozhenicz-v-afganistane-i-vygonyala-rozenbauma-iz-reanimaczii/
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

517. "Тюмень на войне"

  

ЧЕРКАСОВА Надежда Александровна

  
  
  Родилась 7 сентября 1952 года в Тюмени. Окончила восемь классов в школе N 16. Продолжила учёбу в Тюменском техникуме советской торговли (ныне — Тюменский техникум индустрии питания, коммерции и сервиса).
  
  После выпуска работала в райпищеторге Ленинского района Тюмени.
  
  В Республику Афганистан прибыла 15 сентября 1980 года в военторг N 658. Получила назначение в город Герат в 101-й мотострелковый полк (в/ч пп 51931) 5-й гвардейской мотострелковой дивизии.
  
  Неоднократно ходила в колоннах в город Шинданд за товаром, где располагались основные склады. Испытала обстрелы моджахедов, трудности климата, риск инфекционных заболеваний.
  
  Вернулась в Тюмень 2 января 1983 года. Продолжила трудиться в сфере торговли. В июле 1986 года награждена медалью «За трудовую доблесть».
  
  Отсюда: http://xn----7sbqkvhdfktdb7kya.xn--p1ai/?p=864
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - фотоальбом "Герат, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/ww0.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

518. "Тюмень на войне"

  

ШАМАНСКАЯ Светлана Ивановна

  
  
   []
  
  
  Родилась 1 июня 1940 года в поселке КЗ-66 Усть-Камчатского района Камчатской области. Окончила десятилетку поселка Ключи. Отучилась в Томском инженерно-строительном институте.
  
  По специальности работала в строительно-монтажных управлениях Казахстана, Украины, в городе Лиде Гродненской области Белоруссии.
  
  В марте 1982 года направлена в Афганистан. Как служащая Советской армии трудилась в 1072-м управлении начальника работ (в/ч пп 65501) 342-го управления инженерных работ(1) 40-й армии в городе Баграме провинции Парван в должности старшего инженера производственно-технического отдела. Занималась проектированием и контролем строительства военного объекта под Баграмом. Испытала суровые условия афганского климата, обстрелы моджахедов, риск военных дорог.
  
  В апреле 1984 года вернулась в Белоруссию. Но романтика звала к новым испытаниям. Переехала на Север в Ямало-Ненецкий автономный округ. Трудилась в Старом и Новом Уренгое, Каратчаево, Пурпе. 30 лет отдала северному краю. В 2018 году переехала в Тюмень.
  
  Отсюда: http://xn----7sbqkvhdfktdb7kya.xn--p1ai/?p=761
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - название немного запутано, но так и называлось в действительности: 1072-е управление начальника работ 342-го управления инженерных работ, a если кратко, то "1072-е УНР 342-го УИР в/ч пп 65501 (Баграм)" - A.C.
  
  (2) - первый (там же продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  

519. "Тюмень на войне"

  

НИГМАТЗАНОВА Гульнара Голотдиновна

  
  
   []
  
  
  Родилась 9 января 1966 года в Тюмени. Окончила восемь классов школы N 26 и продолжила учёбу в Тюменском техникуме советской торговли (ныне — Тюменский техникум индустрии питания, коммерции и сервиса). Выпуск 1984 года.
  
  По контракту 10 мая 1987 года прибыла в Афганистан. Трудиться пришлось продавцом в военторге управления 201 мотострелковой дивизии (в/ч пп 84397) на военной базе близ города Кундуза одноименной провинции.
  
  По заданию командования выезжала с товаром на советские заставы, расположенные вдоль автомагистрали на Кабул. Пришлось испытать риск афганских дорог, засады мятежников. В 1988 году на аэродроме Кабула попала под минометный обстрел, но всё закончилось благополучно.
  
  Награждена медалью «От благодарного афганского народа».
  
  25 сентября 1988 года вернулась домой. В 2000 году окончила Тюменский Нефтегазовый Университет (ныне — Тюменский индустриальный университет). Работала в коммерческих структурах.
  
  Отсюда: http://xn----7sbqkvhdfktdb7kya.xn--p1ai/?p=871
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - первый (там же продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

520. "Тюмень на войне"

  

БОРИСОВА Любовь Ивановна

  
  
  Родилась 28 декабря 1959 года в городе Ворошиловграде (Луганске) Украины. Там окончила среднюю школу и техникум общественного питания. С 1979 года начала трудовую деятельность в городском аэропорту.
  
  По направлению военного комиссариата в марте 1984 года прибыла в Республику Афганистан в 45 инженерно-саперный полк (в/ч пп 88870) в район населенного пункта Чарикар — центра провинции Парван. Определили на должность служащей в столовую.
  
  В 1986 году присвоили воинское звание прапорщик, назначили начальником столовой. Ходила в автомобильных колоннах в Кабул за продуктами. Испытала моджахедские обстрелы и мины на дорогах.
  
  Награждена медалями «За боевые заслуги», «От благодарного афганского народа, знаком «Воину-интернационалисту».
  
  Через долгих четыре с половиной года в декабре 1988 года вернулась из «южной командировки». Приехала в Тюмень. Продолжила военную карьеру на базе хранения в районе озера Андреевского под Тюменью. Уволена в запас в 2008 году. Работала в продовольственной службе Тюменского высшего военно-инженерного командного училища.
  
  Отсюда: http://xn----7sbqkvhdfktdb7kya.xn--p1ai/?p=2737
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - Любовь БОРИСОВА упоминается в разделе "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 35-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9o7.shtml#371
  
  (2) - фотоальбом "Чарикар, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/76.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 50-я"
  находится здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/z3tce.shtml
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018