ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Стародымов Николай Александрович
Кто кого одолеет - то бог покажет

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героическая оборона Пскова

  Из истории Отечества
  "КТО КОГО ОДОЛЕЕТ - ТО БОГ ПОКАЖЕТ!"
  425 лет назад подписано Ям-Запольское перемирие
  Николай СТАРОДЫМОВ
  Это была великая битва! Напрочь забытая нами, неблагодарными потомками, она повлияла на самый ход восточноевропейской истории, на развитие военного искусства, послужила фоном, на котором совершались подвиги и предательства, проявились беззаветная любовь к Родине и бесстыжая любовь к деньгам.
  Речь идет о героической полугодовой обороне Пскова, которая стала переломной в Ливонской войне 1558-1583 годов.
  К середине XVI века грозный некогда Ливонский орден окончательно утратил репутацию серьезной силы Восточной Европы. Потерпев несколько жестоких поражений, раздираемый внутренними разногласиями, он агонизировал. Когда умирает лев, вокруг собираются шакалы, еще вчера заискивавшие перед царем зверей. Нечто подобное происходит и когда умирает государство - начинается борьба за его территорию. Так случилось и здесь. 5 марта 1562 года Ливонский орден прекратил свое существование, его последний магистр Готгард Кетлер перешел в лютеранство и стал первым герцогом Курляндским. На земли ордена теперь претендовали Польша, Литва, Швеция, Дания... Разумеется, не могла остаться в стороне от дележа столь лакомого пирога и Россия. Добавим к этому, что во взбаламученной этой борьбой водичке пытались чем-нибудь поживиться и другие страны, не имеющих интересов в Прибалтике, зато имеющие притязания на земли занятых дележом наследства соседей - Крым, Турция, например, или даже Рим. Каждый старался оттяпать себе кусочек пожирнее.
  А тут еще скончался польский король Сигизмунд Август - последний из Ягеллонов. За освободившийся престол также началась борьба, в которой принял участие и московский царь. Победу одержал Генрих Валуа, который, однако, с должностью выборного короля не справился и сбежал в родной Париж, предпочтя французскую корону польской (где, впрочем, был убит доминиканским монахом Жаком Клеманом). Следующим королем Польши стал трансильванский князь Стефан Баторий, энергичный руководитель и талантливый полководец, который тотчас включился в войну с соседями.
  Короче говоря, Восточная Европа была подобна кипящему котлу. Здесь все воевали со всеми, складывались и распадались союзы государств, заключались и нарушались перемирия... Посредниками в попытке примирить враждующие стороны выступали и Рим, и Лондон... Однако они преследовали в первую очередь личные интересы (папский легат Антоний Поссевин получил инструкцию содействовать распространению католицизма, а английский посланник Иероним Боус хлопотал о беспошлинной торговле). Понятно, что результаты этих "миротворцев" были минимальными.
  Пересказать все походы и сражения, когда жаждущие приращения своей территории соседи громили друг друга, невозможно. Война, то полыхая, то покрываясь пеплом затишья, сжигала людей уже больше двадцати лет.
   В конце концов в 1580 году Стефан Баторий известил, что Польша претендует не только на всю Ливонию, но и на Новгород и Псков. Ему оказали материальную помощь курфюрсты бранденбургский и саксонский, герцог прусский, и на полученные деньги Стефан смог сформировать мощное наемное войско. Активизировались и шведы. Россию из Прибалтики вытесняли. К тому же внутренняя политика, проводимая Иваном Грозным, снижала военный потенциал страны.
  В этих условиях Баторий и перешел в решительное наступление, осадив Псков. Эта крепость имела ключевое значение во всей системе обороны Российского царства на северо-западном направлении. У этой войны в польском руководстве было слишком много противников. Поэтому королю необходима была только победа и за ценой стоять он не собирался.
  Есть расхожая фраза, что полководцы всегда готовятся к войне прошедшей. В данном случае российское руководство все сделало по уму - подготовка была проведена к войне будущей.
  Разведка у Ивана Грозного сработала неплохо. Ему своевременно донесли о направлении главного удара противника сразу после обсуждения плана кампании в сейме. Поэтому город-крепость была заранее подготовлена к длительной обороне. Сюда были завезены припасы - как продовольственные, так и чисто военные. Воеводой и наместником в Псков был назначен опытный и талантливый военачальник князь Иван Шуйский.
  Иван Петрович за дело взялся активно. Он предписал всему окрестному населению сжечь все дома и уничтожить продовольственные припасы, а самим укрыться в крепостях. Эти меры принесли ожидаемый результат. Осаждающее войско было вынуждено направлять отряды фуражиров на расстояние 100-150 км от театра военных действий. А там их встречали специально сформированные отряды казаков, состоявших на государевой службе татар и "детей дворянских". Были также уничтожены все постройки в городском предместье. Таким образом оккупантам были обеспечены холод и голод.
  Умело была расставлена и крепостная артиллерия. На наиболее удобных для штурма направлениях были установлены две могучих "именных" пушки, которые могли стрелять ядрами или "дробью" на версту - "Барс" и "Трескуха". К слову, артиллерийский парк российских войск того времени составлял более 200 орудий - весьма высокий показатель.
  Основное войско Стефана подошло к Пскову 26 августа 1581 года. Оно было огромно - до 100 тысяч человек. Главной ударной сила была шляхетская конница, одна из лучших (если не лучшая) в Европе. Значительную часть его составляли наемники, профессиональные головорезы со всей Европы - венгры, французы, шотландцы, австрийцы, румыны... Противостояли им не более 15 тысяч человек, причем, в это число входили не только стрельцы и казаки, но и вооруженные горожане.
  Первым успехом обороняющихся стало то, что они артиллерийским огнем вынудили осаждающих замкнуть кольцо очень далеко от стен крепости. Тем самым они обезопасили себя от неожиданных действий противника. В ходе сражения русские отряды нередко выходили из стен города и вступали в стычки с отрядами врага, при этом князь Шуйский категорически запретил своим воинам отдаляться от стен на расстояние, на котором им не могла бы помочь артиллерия. Эталоном такой тактики стало нападение на основной лагерь союзного войска, который Стефан, при всей своей опытности, расположил слишком близко к крепости. Ночью при поддержке артиллерии он был внезапно атакован, и в результате погибло немало, как бы мы теперь сказали, штабных офицеров. В результате лагерь был перенесен за гору на Промежище.
  Генеральный штурм Стефан назначил на 8 сентября. Имея немалый боевой опыт, он понимал, что простой лобовой штурм приведет к большим потерям. Поэтому с 1 сентября осаждающие начали рыть траншеи, используя которые штурмующие колонны должны были подобраться как можно ближе к стенам. Польский король поступил мудро - рытье разных траншей он поручил представителям разных национальностей, привнеся тем самым в их работу некий элемент соревновательности. Все они сходились к участку стены, которые охранялись Свиной и Покровской башнями.
  Работы велись по ночам, чтобы темнота свела на нет эффективность артиллерийского огня. Однако Шеин нашел выход - была подожжена находившаяся за пределами стен деревянная башня, которая освещала для пушкарей работу саперов.
  Штурму предшествовала артподготовка. 20 осадных пушек обрушили огонь на намеченном участке крепостной стены. Сложенная из мягкого камня, она не выдержала. В образовавшиеся проломы общей шириной в 200 метров. В них устремились штурмующие.
  Однако и осажденные не теряли времени даром. Именно при Иване Грозном в русском воинстве получило развитие военно-инженерное дело - саперов называли "розмыслами". Ворвавшиеся в проломы войска наткнулись на возведенную деревянную стену с многочисленными амбразурами, через которые их в упор косил свинец. Когда дело дошло до рукопашной, на помощь защитникам пришли псковитянки. Захват штурмующими башен ничего им не дал. Русские взорвали их вместе с захватчиками. А потом перешли в контратаку. Несмотря на многократное численное превосходство, польские войска вынуждены были отступить, потеряв 5 тысяч человек.
  Немалые потери были и у псковитян - Шуйский недосчитался 2,5 тысяч защитников. Тем не менее обороняющиеся быстро восстановили стены, закрыв бреши деревянными забралами и рвом с дубовым частоколом.
  Нападавшие были ошеломлены стойкостью обороняющихся. Началась осада. А она играла против польского войска. Заморосили дожди, надвигались холода. Провианта не хватало, нормального жилья не было. Партии фуражиров или бесследно пропадали, либо возвращались с потерями, но без продуктов. К тому же надвигалась новая беда, которая погубила не одну армию, составленную из наемников - у короля кончились деньги и начались задержки с выплатой жалования. Армия без дела и без денег разлагается - эта аксиома, известная с древности. В польском войске ширилось недовольство; по мере похолодания увеличивалось дезертирство.
  Король Стефан пытался подвести под стены подкопы - их было девять. Затея не удалась - в ответ копались "слухи"-контрподкопы. Артиллерия пробила очередной пролом - осажденные его тут же закрыли частоколом из заостренных дубовых бревен. Когда река Великая замерзла, Баторий попытался штурмовать крепость со стороны реки - опять неудача. В конце концов он предпринял жестокий пятисуточный штурм, надеясь вымотать малочисленных защитников бесконечным боем и громом канонады...
  Ничто не помогало. Крепость стояла непоколебимо.
  Стефан решил предпринять последнюю попытку изменить положение дел в свою пользу. Он отправил отряд венгерских и немецких наемников под командованием Г. Фаренсбаха взять Псково-Печерский монастырь. Было известно, что в монастыре хранятся немалые запасы продовольствия, а также богатые церковные ценности, которые король хотел использовать для расчета с войском. Потому и послал именно немецких наемников, о которых французский маршал Таванн писал именно в XVI веке, что они "беспощадны к мирному населению, они и рабы своего обжорства и пьянства". Монастырь обороняла горстка стрельцов во главе с воеводой Нечаевым, и монахи. И они вышли победителями, отбившись от нескольких яростных штурмов и захватив в плен даже племянника бывшего магистра Ливонского ордена Кетлера.
  Королю Стефану стало ясно, что мужество малочисленных защитников цитадели выше, чем у его огромного жадного войска. 1 декабря он отбыл от замерзающего и голодного войска, оставив во главе его коронного канцлера и великого гетмана Яна Замойского. О штурме поляки и их союзники уже не помышляли, довольствуясь пассивной осадой. Шуйский же напротив активизировался. Так, 4 января 1582 года была совершена вылазка, в которой участвовали несколько тысяч псковичей, в результате которой осаждающим был нанесен значительный урон, были убиты около сотни знатных шляхтичей и взят большой полон... К слову, во время вылазок псковичи всегда старались захватывать побольше пленных, что, в общем-то не слишком свойственно для войск, осажденных в крепостях. Однако в данном случае припасов, в том числе и продовольственных, в крепости хватало, а пленные использовались для восстановления разрушений и других подсобных работ.
  Гетман Замойский предпринял последнюю отчаянную попытку сломить сопротивления противника. Считая, что мужество защитников зиждется на авторитете князя Шуйского, гетман подготовил направленную против Ивана Петровича диверсию. Через изменника он передал Шуйскому ларец. Неведомо, читал ли русский воевода "Илиаду", однако заповедь "Бойся данайцев, дары приносящих" соблюдал. Он не стал открывать шкатулку сам, а передал ее, как мы бы сказали, взрывотехнику. Осторожность оказалась оправданной - внутри ларца находилось две дюжины заряженных самопалов, направленных в разные стороны, которые должны были сработать при вскрытии.
  15 января 1582 года было заключено Ям-Запольское перемирие. 4 февраля последний польский солдат ушел из-под Пскова.
  Так закончилась эта осада. За четыре месяца защитники крепости отразили более 30 штурмов, совершив при этом 46 вылазок. И это - в условиях полной блокады!
  ...Несмотря на некоторые успехи, в целом Ливонская война завершилась для России неудачно.
  Интересное совпадение - главные действующие лица сражения под Псковом ушли из жизни почти одновременно. Стефан Баторий скоропостижно скончался во время подготовки очередной войны с Россией в конце 1586 года, причем есть все основания полагать, что король был отравлен. А в следующем году был убит заключенный Борисом Годуновым в Белозерский монастырь Иван Шуйский.
  
  
  
  
  
  "Сдавайтесь мирно: вам будет честь и милость, какой не заслужите от Московского тирана, а народу льгота, неизвестная в России... В случае безумного упрямства гибель вам и народу!".
  Из послания Стефана Батория Ивану Шуйскому.
  
  "Какая польза человеку полюбить тьму больше света, или бесчестье больше чести, или горькое рабство больше свободы? Какое приобретение чести в том, чтобы оставить нам своего государя и покориться чужеземцу?.. Или думаешь прельстить нас лукавою ласкою или пустой лестью или суетным богатством? Но и всего мира сокровищ не хотим за свое крестное целование, которым присягнули своему государю... Все мы готовы умереть за свою веру и за своего государя, но не сдадим града Пскова... Готовься к битве с нами, а кто кого одолеет, то Бог покажет".
  Из ответа псковичей.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015