ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей Сергеевич
Поход на пенсию. Ч. 4

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.36*48  Ваша оценка:


   25 марта 1996 года. Владивосток.
  
   Вечером Олег с женой пошел в театр. В своей жизни он никогда еще не был в театре, а потому было интересно, понравится ему эта "дурная привычка" или нет. Света была в восторге. Прожившая с мужем в основном в заброшенных гарнизонах Лагодехи, Чирчика и Кяхты она тоже впервые в жизни попала в настоящий театр.
   Черкасов места для Жуковых выбрал хорошие - почти в центре зала. Пока занимали свои места, пока устраивались, Олег во все глаза смотрел по сторонам, надеясь отыскать того, ради кого он собственно здесь и появился. Хотелось это сделать до того, как погасят свет. Оперативники разведцентра установили, что американское консульство закупило шесть билетов на спектакль, но кому именно, это оставалось загадкой. Появление Райта не исключалось, хотя были большие подозрения на это, так как его жена была уже в "видимой" стадии беременности и могла не пойти на представление. Было известно, что Райт без супруги такие заведения посещал только два раза.
   -Какая красота! - восхищалась Света, рассматривая интерьер.
   -Ты довольна? - спросил Олег.
   Жена прижалась к мужу и ласково прошептала на ухо:
   -Да. Я тебя люблю...
   Технически рациональный и практически лишенный обычных человеческих синтементальностей Олег Жуков два часа пытался понять, что именно находят люди в просмотре театральных сцен. Актеры, отдать им должное, играли хорошо. Прекрасна была и постановка, но Олег, привыкший саму свою жизнь рассматривать как большой спектакль, а самого себя актером, сидел и моргал глазами. Как по команде хлопал со всеми в ладоши, улыбался жене, а сам непроизвольно искал в полусумраке зала знакомое по фотографиям лицо.
   Тома Райта Олег встретил, когда уже вместе с толпой шел к гардеробу. С Томом была супруга и еще две, по всей видимости, семейные, пары. Кто-то неосторожно навалился на жену Райта и Олег, мгновенно сориентировавшись в предоставленном судьбой случае, загородил её собой, деликатно улыбнувшись, как будто извиняясь за хулиганскую выходку рвущейся к выходу толпы.
   Сьюзен улыбнулась в ответ и сказала:
   -You are very kind, sir (Вы очень любезны, сэр).
   -It does not cost to gratitude, madam (Не стоит благодарности, мадам), - не моргнув глазом отозвался Олег.
   Он пропустил женщину вперед и на мгновение краем глаза уловил оценивающий взгляд Райта-Коллинза.
   -Это с кем ты болтал? - спросила Света, ревниво глядя незнакомке вслед.
   -Понятия не имею, - отозвался Олег. - Она обратилась ко мне по-английски, я ей ответил. Ничего больше...
   -А кто она такая?
   -Я же сказал, что не знаю.
   Олег рассматривал спину Райта. Том шел заметной походкой - когда вся толпа семенила ногами, американец выжидал, когда будет достаточно пространства, и делал очередной широкий шаг, что выдавало в нем уверенность и высокую самооценку. Жуков старался уловить как можно больше мелочей, понимая, что потом из этого можно будет составить для себя психологический портрет Райта и выработать стратегию работы с американцем.
   Возле гардероба Олег несколько минут находился рядом с Райтом и его спутниками, но те к вежливому русскому видимого интереса больше не проявляли. Одевшись, Жуков с женой вышли на улицу.
   Светланская горела ярким неоном реклам, освещалась огнями уличных фонарей и автомобильными фарами. Чуть далее, за восемнадцатиэтажным домом краевой администрации виднелись огни кораблей и судов, стоявших у причалов.
   -Как красиво... - непроизвольно сказала Света, - давай немного прогуляемся?
   Жуковы перешли подземным переходом к памятнику Борцам за власть Советов, пересекли площадь и спустились к набережной. За зданием штаба Тихоокеанского Флота в ночном сумраке угадывался огромный силуэт подводной лодки-музея С-56, поставленной на специальный постамент в ста метрах от воды. Семейная пара подошла к морю. Льда в бухте практически не было, и волны потихоньку бились о бетонный волнорез.
   -Почему нам не по восемнадцать лет? - спросила Света. - Сейчас бы гуляли здесь влюбленной парой и не думали бы ни о чем...
   -Думали бы друг о друге, - сказал Олег, думая в этот момент о Райте.
   -А летом здесь купаться можно?
   -Можно, - уверенно кивнул Жуков. - Я даже уже место для семейного отдыха нашел. Как потеплеет немного, я вас вывезу...
   -Закурить не найдется? - раздалось сзади.
   Олег обернулся. Перед ним стояли три парня лет двадцати с явным намерением взять не только "закурить".
   -Не курю... - пожал плечами Олег и полностью повернулся лицом к ночным прохожим.
   -Ну, дай тогда денег на курево, - сказал один из парней и немного погодя добавил сакраментальную "воровскую" фразу: - Все друг другу помогают...
   Олег усмехнулся и спросил:
   -И сколько тебе дать?
   Света тронула его за рукав:
   -Не надо, Олег, это же еще дети...
   Жуков посмотрел на "детей", оценивая их с позиции боеспособности.
   -А сколько не жалко! - они еще ничего не поняли.
   Олег достал из кармана пачку долларов и спросил:
   -Столько унесешь?
   Сказано это было таким тоном, что парень непроизвольно попятился. Олег шагнул к нему ближе. Парни отступили на несколько шагов назад. От Жукова на них вдруг повеяло холодом могил и предсмертным ужасом тех людей, которых ему довелось лишить жизни...
   -Не в кипяток, обознались мы... - пролепетал один из парней, после чего троица, как по команде, развернулась и быстро стала удаляться в сторону морского вокзала.
   Олег спрятал деньги обратно в карман и усмехнулся. Света прижалась к мужу.
   -Вот и гуляли бы мы здесь, восемнадцатилетние... - сказал Олег.
  
   27 марта 1996 года. Ключевое.
  
   Сергей лично завязал тесьмой первый полный мешок с сушеным трепангом и улыбнулся:
   -Готово.
   Водолазы стояли в круг и весело шутили. У всех было хорошее настроение, так как люди знали, что им сейчас заплатят неплохие деньги и они, наконец, смогут покончить, хоть и на время, со своей нищетой.
   Сергей рассчитался с каждым.
   -Разрешаю сегодня погулять, но что бы послезавтра все были как огурчики.
   Мужики весело кивали головами:
   -Как скажешь, командир, можем вообще не пить...
   -Не пить тоже вредно, - усмехнулся Сергей.
   Мужики повернулись уходить, но Сергей остановил их вопросом:
   -Когда откроется море?
   -Недели через две будет чисто, - сказал кто-то из водолазов.
   Сергей проводил взглядом расходившихся мужиков. За забором дома их ждали жены. Радости не было видно краю. Сергей вдруг понял, что этим незаконным заработком он дал людям надежду на будущее, сплотил их вокруг себя и ему от этой мысли стало хорошо.
  
   13 апреля 1996 года. Владивосток.
  
   -"Наружке" удалось сделать вот этот снимок, - сказал Василий, протягивая Олегу пачку фотографий.
   -Интересно, - Жуков взял в руки снимки и начал их просматривать.
   На первом же снимке он разглядел номер газеты "Владивосток", в котором была статья про него самого. Газета лежала на переднем сиденье автомобиля. Общий вид фотографии говорил о том, что съемка велась с помощью мощной оптики с высоты. С окна стоящего напротив консульства дома?
   -Значит, прочитал он все же эту газету? - спросил Олег.
   -Предположительно - да! - кивнул Черкасов. - Но самое главное, с помощью этого снимка мы, наконец, установили, какое радио слушает Райт. Здесь очень хорошо виден автомобильный приемник и выставленная на нем частота.
   -Все это хорошо, - кивнул Олег. - Вы мне подготовили встречу трепанга? У меня через неделю уже будет готова к отправке первая партия. Кто меня будет ждать вне территориальных вод?
   -Да, наши люди вышли в Китае на человека, который выразил готовность заниматься этой темой. Зовут его Ан Бинь. Коммерсант. Был в России три раза. Прекрасно владеет русским языком. Предположительно он является сотрудником военной разведки Китая.
   -Тем лучше, - усмехнулся Олег, - они нам встречу как надо организуют. По цене сговорились?
   -Только условно. Пока точно еще не договаривались. Бинь сказал, что пока подумает. Окончательный ответ даст через три дня.
   -Сойдет, - кивнул Олег.
   -Скоро тебе нужно будет появиться в краевой администрации, где на встрече по экономическому развитию Приморского края будет присутствовать и американская делегация. Достоверно известно, что во встрече будет принимать участие мистер Райт.
   -Кем буду я?
   -Никем. В общей массе затеряться легко, а когда будет нужно, появишься на глаза американцу...
   -Вход на встречу свободный?
   -Отнюдь, но я уже сделал для тебя приглашение, так что здесь без проблем.
   -Когда состоится эта встреча?
   -Двадцатого апреля.
   -Хорошо. Схожу...
  
   16 апреля 1996 года. Хасанский район.
  
   -Регламент пункта технического наблюдения номер тридцать два будет производиться послезавтра с восьми часов утра в течение суток. В это время станция будет отключена и контроль за морской границей полностью ляжет на тридцать первый и тридцать третий ПТНы (Радиолокационный пункт технического наблюдения за границей), - сказал Василий, здороваясь с Олегом за руку.
   Черкасов приехал на встречу сам не только для того, что бы дать Олегу информацию, но так же и из-за желания подышать свежим воздухом, а не вечным Владивостокским смогом. Жена Василия сидела в машине и не выглядывала. Она настроилась на природу.
   -Я уже сориентировал своих местных мужиков-водолазов по этой теме. На всех ближайших пунктах наблюдения есть у кого родственник, у кого просто знакомый, к которому можно зайти. Они ведь все с этих пунктов живут в поселках. Завтра вечером зашлю Дениса с одним из мужиков на тридцать первый пункт, а Сергея на тридцать третий. Возьмут с собой по пол-ящика водки и закуски.
   -Дельно, - усмехнулся Василий. - Вот так и становятся государственными преступниками...
   После встречи с Черкасовым Олег поехал в Ключевое, где в неприметном сарае лежало несколько мешков сухого трепанга, подготовленного к переправке за рубеж. Жукова встретил Гаврила - наиболее толковый водолаз и отличный катерник, проработавший спасателем двадцать лет.
   -Здравствуй, - поздоровался с ним Олег. - Подготовили технику?
   -Здравствуй, - Гаврила всегда держался степенно и независимо, даже перед человеком, который дал ему работу и спас от нищеты. - Технику я подготовил, катер не подведет. Скажи, Олег Сергеевич, куда мы пойдем с таким количеством топлива? В Японию, что ли?
   -Нет, ближе. Завтра скажу. Сам еще пока точно не знаю...
   Жуков прошел к катеру и осмотрел его. Предстояло на нем выйти в открытое море и вернуться назад. Риск был велик, и потому нужно было быть абсолютно уверенным, что техника не подведет...
   -Какая погода будет на завтра? - спросил Олег Гаврилу.
   -Передавали без осадков, солнечно.
   -Хорошо бы. А то не хочется в шторм выходить на катере в море...
   Гаврила с опаской посмотрел на Олега, но ничего не сказал. Он что-то себе подозревал, но вслух пока не высказывал.
   Жуков осмотрел двигатель.
   -Масло свежее залил?
   -Залил. И с собой припас на одну полную маслозаправку.
   -Хорошо. Ну, давай. Готовность завтра в восемь часов вечера. Это значит, что в восемь часов вечера катер стоит в воде, трепанг лежит в сарае, машина, которая повезет мешки до катера, стоит с заведенным и прогретым двигателем. Учти, если все получится, как я запланировал, ты лично получишь пятьсот долларов.
   Гаврила охнул - не смог сдержаться. Улыбнулся:
   -Все будет хорошо, Сергеич...
   -Не подведи.
   Олег хлопнул водолаза по плечу и сев в машину, выехал из Ключевого. Со стороны он несколько минут наблюдал, как в море работали две группы трепанголовов, потом поехал по своим делам.
  
   17 апреля 1996 года. Хасанский район.
  
   После обеда Денис с водолазом Николаем подъехали к тридцать первому ПТН. Им на встречу появились два мужика в камуфлированной форме, но без знаков различия.
   -Николай! Какими судьбами? - воскликнул тот, что был выше ростом и коренастей.
   -Здорово, Санек! - Николай полез обниматься, оставив за собой одиноко стоять Дениса.
   Денис несколько мгновений смотрел на второго мужика, и будто очнувшись, протянул руку и представился:
   -Денис.
   -Петя, - представился второй, пожимая Денису руку.
   -Саня, познакомься! - радостно крикнул Николай. - Это мой кореш, вместе на БАМе работали. Он там срочку служил. Вот он проездом мимо, попросил места показать. А у вас с вашей сопки такой обзор, да и ведь ты знаешь, что я только с тобой водку пью...
   Саня и Петя переглянулись. Денис перехватил их взгляд и выставил на всеобщее обозрение большую спортивную сумку, из которой торчало не менее шести бутылок водки, палка колбасы и еще всякого на закуску. Пояснил:
   -Люблю смотреть на природу через призму заспиртованного взгляда...
   -А я не против, - сказал Санек. - Наливай...
   Петя побежал на станцию, чтобы поставить задачу своим четверым солдатам-срочникам готовить стол под закуску и водку. Когда выпили три бутылки, Петя упал под стол и Санек, извинившись за своего не особо стойкого подчиненного прапорщика, предложил перейти на природу, откуда хорошо было видно море и множество сопок на берегу. Язык у Николая уже заплетался основательно, и только Денис мог поддерживать еще разговор. Денис чувствовал себя уже предельно пьяным, но стойко продолжал выполнять боевую задачу, поставленную ему своим бывшим командиром отряда спецназа, а сейчас просто ведущим по жизни.
   -А вон там государственный заповедник, - говорил Саня, неуверенно показывая рукой куда-то в сторону.
   Денис следовал его взгляду, и время от времени кивал. Сам же в это время думал о том, чтобы никто из срочников не сел за пульт радиолокационной станции, которая видела все вокруг и могла вскрыть факт прорыва госграницы.
   -А вон там что? - иногда спрашивал Денис, показывая куда-нибудь или в сопки, или в море.
   -Там Китай, - говорил Санек, - а вон там будет Корея. У нас по морю только с Кореей граница есть. С Китаем границы по морю нет. Из-за этого все споры...
   -Слушай, тут ветер, пойдем в помещение, - предложил Денис.
   -Пошли.
   Когда они вошли, Санек тут же выгнал оператора из-за пульта, чтобы тот не мешал дальнейшей пьянке. Что и требовалось Денису.
   Пока Денис развлекал Санька водкой и своими рассказами, технические средства наблюдения оставались без контроля, и соответственно, без контроля оставался довольно большой участок моря, на котором планировал провести прорыв государственной границы Олег Жуков.
   Как только Денис понял, что оба смотрителя пункта дальше не способны выполнять задачу по защите морских рубежей России, а "срочники" отстранены от этого, он связался по рации с Жуковым.
   -Готовы клиенты, - коротко сообщил о результатах своих действий Денис.
   -Я понял. Сиди там до утра, как минимум до десяти часов. Если вдруг какая смена придет, пои их тоже. Водки еще много осталось?
   -Две бутылки.
   -Ну, если что - главное начать, а потом сгоняешь на машине, еще купишь.
   -Понятно.
   Жуков отключился. Через двадцать минут он уже подъехал к Ключевому и проскочил до самого моря, где уже на волнах качался быстроходный катер Гаврилы.
   -Загружаемся! - крикнул Олег, махая рукой.
   Грузовик уехал за трепангом. Сарай находился неподалеку - в пределах видимости. Было видно, как на грузовичке зажглись тормозные огни, когда он остановился возле заветного сарая.
   -Готов? - спросил Олег Гаврилу.
   -Готов, - отозвался бодро тот.
   Гаврила ткнул катер в берег и ждал груза. Через три минуты грузовичок подъехал к катеру, и двое водолазов быстро перекидали десять мешков трепанга на борт катера. Олег, пересчитав мешки, запрыгнул в катер и тронул Гаврилу за плечо:
   -Ну, с Богом.
   Гаврила оттолкнулся веслом от берега, развернул катер и завел двигатель. Оставляя за собой огромный бурун, катер почти полностью вышел из воды, набирая скорость.
   -Куда? - спросил Гаврила, все еще не зная, куда предстояло идти.
   Олег назвал курс. Катер был оснащен примитивными навигационными приборами, а пройти предстояло тринадцать миль - нужно было выйти из территориальных вод.
   Черкасов буквально накануне сообщил Олегу место встречи и опознавательные сигналы китайского судна, на который следовало передать груз, кроме того, сообщил и о том, что сторожевые корабли пограничного флота, скорее всего не смогут выйти на перехват уходящего за границу катера, даже если он будет обнаружен средствами технического наблюдения с берега. Олег все же решил подстраховаться и пьянки на пунктах наблюдения, примыкающих к регламентному, отменять не стал. Береженого Бог бережет.
   Через десять минут от брызг время от времени бьющих волн Олег промок до последней ниточки. От холода его начало трясти, а зубы стали отбивать чечетку. В этот момент он по достоинству оценил громоздкий, неповоротливый, но в тоже время и не промокаемый костюм, в который был одет Гаврила.
   Гаврила некоторое время выждал, пока Олег не продрогнет окончательно, видимо с целью научения, и лишь после этого вынул из запасника непромокаемый плащ от армейского защитного комплекта ОЗК. Олег принял его с благодарностью. Хоть он был и мокрый с головы до ног, но наличие непромокаемой защиты спасало от сильного и холодного ветра.
   Жуков коротко объяснил Гавриле цель этого выхода. Гаврила выслушал его равнодушно, хоть и его немного повело, когда речь зашла о прорыве госграницы.
   -Вернуться бы в такую погоду живыми... - сказал катерник.
   -Не накаркай, - зло усмехнулся Олег.
   Волны становились все больше и больше, и Олегу несколько раз пришлось вычерпывать воду со дна катера плоским резиновым ведром. Пару раз катер зарывался носом в волну, и на мгновение казалось, что сейчас волна захлестнет его и маленькое суденышко, приняв на борт пару тонн холодной морской воды, просто уйдет в небытие вместе с отчаянным экипажем. Но оба раза опыт Гаврилы и Провидение спасали катер от верной гибели.
   Олег уже начал было сомневаться в правильности того, что он затеял, но это быстро прошло, как только он представил, как на него посмотрит Черкасов и скажет "что же ты, Жук, не смог катер в море вывести...". Посмотрит, если удастся вернуться назад.
   В назначенное время Олег достал из целлофанового пакета радиостанцию и начал вызывать по-русски "Пекин" - таким был радиопозывной китайского судна.
   -Пекин, я Хасан, ответь.
   Минут десять никто не отвечал, и катер шел прежним ходом, но спустя это время в эфире раздалось с тяжелым акцентом:
   -Хасан, Хасан, отвечай.
   -Ответил, Хасан! - громко крикнул в рацию Олег. - Давай ракету!
   Олег вместе с Гаврилой попытался определиться на местности. Выходило, что катер в настоящее время находился примерно в районе встречи с вероятным отклонением в полмили.
   -Ракета! - Гаврила указал в сторону, где в ночном небе еле угадывалась звезда сигнальной ракеты.
   -Поворачивай, - сказал Олег Гавриле, а в рацию сообщил: - Пекин, ракету вижу. Иду к тебе!
   -Хорошо, Хасан, - отозвалась рация.
   Через пять минут Олег увидел габаритные огни небольшого судна и Гаврила направил катер прямо на него. У борта стояло несколько человек, один из которых, посветив в катер мощным фонарем, спросил:
   -Хасан?
   -Пекин? - в ответ спросил Олег.
   Китаец радостно закивал и сбросил в катер веревочный трап, по которому тут же спустились два матроса и бесцеремонно начали поднимать мешки с грузом и забрасывать их на борт своего судна.
   -Прошу вас на борт! - пригласил китаец.
   -Зачем? - испуганно спросил Олега Гаврила.
   -Надо пересчитать груз, - отозвался Жуков. - Пошли, если что - у меня есть пистолет.
   Последнее предложение Олег сказал только для того, что бы хоть чуть-чуть успокоить Гаврилу. Сам же он прекрасно понимал, что если китайцы что-то замыслили против них плохое, никакой пистолет в пятнадцати милях от своего берега не поможет...
   Олег и Гаврила поднялись на борт. Тут же китайцы начали потрошить мешки и их содержимое высыпать в большие пластиковые бочки. Потом они эти бочки ставили на весы и лишь после этого удостоверялись в качестве полученного товара.
   -Будто мы им героин привезли, - усмехнулся хмуро Гаврила.
   -Не плохая идея, - улыбнулся Олег. - По крайней мере, у них, в Китае, этот рынок услуг еще не достаточно освоен. Нужно будет посоветоваться кое с кем...
   Когда подсчет закончился, китаец, который говорил по-русски, передал Олегу пластиковый пакет, в котором угадывались пачки долларов. Олег заранее знал сумму, и пересчитывать деньги на холодном ветру и мокрых брызгах, ему не особенно хотелось. Поверил на слово и запрыгнул вслед за Гаврилой в катер.
   -Пока! - махнул Гаврила рукой на прощание и завел двигатель.
   -Домой, - сказал удовлетворенно Олег, застегивая внутренний карман, в котором лежал ИЖ-71 с досланным в ствол патроном. Пистолет не понадобился.
   На обратном пути их прихватил начинающийся шторм. Катер кидало из стороны в сторону, и Олег пару раз молился, будучи абсолютно уверенным, что до берега ему уже не дойти, но Гаврила вытянул, выдюжил...
   К берегу подошли с невязкой в пять километров южнее места назначения, и пришлось еще некоторое время идти вдоль бушующего прибоя к Ключевому.
   В поселке их ждал грузовик, который загнал прицеп в воду и вытянул катер на берег. Олег тут же отдал Гавриле обещанные деньги и сев в машину, погнал во Владивосток, домой. У него на руках были большие деньги, которые могли свести с ума самого преданного мужика, и чего ждать от такого, можно было только гадать. Поэтому Олег решил обсушиться в дороге.
   Печка хорошо натопила салон, и Жуков разделся до трусов, разложив свою мокрую одежду по всем местам машины, куда дула горячим воздухом печка.
   Перед постом Госавтоинспекции он натянул верхнюю одежду, что бы не вызывать подозрений и в таком виде появился дома. Света ахнула, но больше ничего говорить не стала. Она привыкла и не к таким зрелищам, которые мог показать ей муж.
  
   19 апреля 1996 года. Владивосток.
  
   С утра Олег поехал к Семену. Тот встретил Жукова предложением выпить чашку кофе. Олег согласился, и когда они остались вдвоем, выложил перед лидером преступного мира города Владивостока увесистый пакет долларов.
   У Семена отвисла челюсть.
   -Это откуда? - спустя минуту спросил он.
   -Я переправил партию трепанга за границу.
   -Ты?
   Семен еще несколько минут разглядывал деньги и успокоился только тогда, когда Олег сказал ему, что через пару недель привезет еще столько же.
   -Могу продать идею, - усмехнулся Жуков. - Я подскажу, где есть самые плодородные места, а мне процент. Да и первое время помогу переправлять груз через границу...
   -Согласен, - глаза Семена сверкали в предчувствии легкой прибыли.
   -С моей стороны будет просьба развернуть вылов трепанга как можно шире. Это даже не просьба. Это требование. В этом случае я передаю вам все дела по трепангу. Нужно поторопиться, иначе этот прибыльный бизнес у вас просто вырвут из рук.
   -Хорошо, - кивнул Семен. Его перекривило от того, что Жуков не просил, как все, а требовал...
   -В какие сроки вы сможете организовать вылов трепанга двадцатью группами водолазов?
   Семен пожал плечами. Олег опять давил его сроками исполнения, что "положенцу" не нравилось. Семен привык работать по-другому. Без особой спешки. И что бы никого над ним не было. От Жукова Семен всегда чувствовал исходящие волны огромной силы воли и пробивного характера, чего иногда не вполне хватало "положенцу". Как-то Семен даже подумал, было пригласить Олега к себе в помощники, но тут же и отказался от этой идеи, понимая, что Олег очень быстро займет его место - такой уж был у него характер.
   -Через две недели, - наконец сказал Семен, подумав пару минут, прикидывая план своих действий.
   -Ясно.
   Олег повернулся, чтобы уйти, но Семен позвал его:
   -Олег Сергеевич! У меня есть один деликатный вопрос. На него можно не отвечать.
   -Слушаю, - Олег повернулся к собеседнику.
   -Мне нужно организовать ликвидацию. Чистую. Чтобы никаких следов и что бы исполнители были профессиональные. Ты, кажется, служил где-то в спецвойсках и технологией этого дела владеешь...
   Олег подарил "положенцу" тяжелый взгляд и вышел из помещения. Уже прикрывая за собой дверь, он услышал, как Семен себе под нос сказал:
   -На нет и суда нет...
   На встречу в администрации края Олег решил не ходить. Слишком уж это было бы показушно и наигранно.
  
   26 апреля 1996 года. Владивосток.
  
   Черкасов выглядел уставшим. Он летал в Москву и как следует за последние четверо суток нормально не спал. В Москве он докладывал Лихому о проведении операции и получал новые задачи.
   -Генерал считает, что пришло время более активного подведения тебя к Райту, - сказал Василий.
   -Я так не считаю, - возразил Олег. - Моя встреча с ним сейчас не даст впоследствии никаких результатов, так как ложка хороша только к обеду. Вот как создам "Дельфину" невыносимые условия, тогда и буду знакомиться с Райтом. А вот еще раз где-нибудь с ним встретиться могу. Даже полезно. Куда он планирует идти в ближайшее время? Есть такие места?
   -Такие места есть.
   -Опять театр? - усмехнулся Олег.
   -На этот раз нет. На этот раз это ресторан.
   -Зачем ресторан? Это очень сильно похоже на подведение знакомства и поэтому я не согласен. Нужно что-то, что никоим образом не сможет вызвать ни капли сомнения. Что еще есть?
   -Есть еще в запасе легкая авария на дороге, есть защита от уличных хулиганов, есть знакомство через жен.
   -Объясни.
   -Беременная жена Райта пару раз ходила в краевой диагностический центр. Там можно провести "встречу" и, к примеру, подвести её на своей машине до консульства.
   -Она сама за рулем сидит. Вы это разве не знаете?
   -Знаем. Её машину мы выведем из строя, и она будет вынуждена ехать с вами...
   -Я подумаю. Но сомневаюсь. Слишком наиграно...
   -Тогда нужно думать дальше...
   В течение дня Олег проехал по точкам, где сидели на охране его парни, подправил кое-где работу в нужное русло и к вечеру приехал домой.
   Жена приготовила вкусный ужин, и Олег решил посвятить вечер своей семье. Вот это было действительно редко...
  
   20 мая 1996 года. Владивосток.
  
   -Жена Райта улетает через два дня в Америку. Рожать решила там. Том остается, - сказал Василий, когда Олег подсел к нему за столик в летнем кафе на набережной. - Если муж остается в такой момент, значит, есть на то особые причины...
   -Понятно, - кивнул Олег и в свою очередь показал Черкасову газету: - Видал?
   -Что там? - Василий протянул руку и взял газету.
   -На первой странице.
   Василий начал читать вслух:
   -Хищническая добыча трепанга приняла массовый характер... - Василий поднял глаза на Олега: - Во сколько обошлась тебе эта статья? На первой странице...
   -Зато!!! - Олег восхищенно посмотрел на своего собеседника.
   Черкасов читать всю статью пока не стал. Основное и так было понятно - эта статья, плюс еще репортаж по телевидению и сообщение по радио смогут внести в ряды природоохраны нужную суету, которую потом можно будет использовать в своих интересах...
   -Сейчас "Дельфины" будут поставлены перед фактом... - усмехнулся Василий, - Начнут усиленно работать, а мы им палки в колеса! Как, кстати, у тебя дела с твоими бригадами водолазов?
   -Я все бригады передал Семену. Сейчас он ими рулит и еще несколько парней из "общака" вместе с ним. Несколько бригад работают самостоятельно, но сдают выловленный трепанг всё тому же Семену. За границу ходить я его научил, но пока еще не все секреты границы открыл, так что если он начнет возить через границу наркотики, я его катера быстро китайским пограничникам сдам...
   -То есть ты вообще отошел от всех этих браконьерских дел?
   -Ну, почему отошел? Процент я свой получаю... - рассмеялся Олег. - Ты боишься, что я не смогу потом против них же работать? Какая чушь!
   -Значит, в этом вопросе у тебя никаких комплексов?
   -Вася, я когда-нибудь комплексовал перед кем-нибудь?
   -Не припомню.
   -Вот и я не припомню...
   -А с "общаком" проблемы?
   -Разве это проблемы? Безопасность миллионов наших граждан - вот проблемы. Безопасность государства - это проблемы. И я вместе с тобой решаю эту проблему. Разве решение задачи такого уровня может быть сорвано бандитским паханом одного из городов огромного государства?
   Олег посмотрел Василию в глаза, и Черкасову было не понятно, шутит Олег или нет. Тяжелый, проницательный взгляд Жукова заставлял Василия думать, что это совсем не шутки, и что в случае противления со стороны криминала, лидер организованной преступности, а так же и большая часть его приближенных будет просто физически устранена в предельно сжатые сроки. Василий из опыта своей службы в спецназе знал, что такая задача вполне может быть поставлена. Государство, когда вопрос касался стратегической безопасности, предпочитало решать проблемы радикальными способами. В конце концов, именно для решения подобных задач и создавались специальные подразделения, в которых и Василию и Олегу довелось немало послужить на благо государства. А скорее всего, акция устранения, если необходимость ее проведения будет продиктована сложившимися обстоятельствами, будет проведена без ведома руководства именно потому, что проводящие спецоперацию люди привыкли к самостоятельным действиям, и очень хорошо понимают, что жизнь нескольких бандитов не идет ни в какое сравнение с безопасностью государства...
   Тем более, что в настоящее время в подчинении Олега было несколько человек вполне способных решить задачу устранения лидеров организованной преступности. Эти парни уже продемонстрировали свои способности на примере уничтожения архивов шариатского суда в городе Аргун чуть больше года назад.
   -Ясно, - кивнул Василий.
   -Тогда я поехал, - Олег на прощание протянул руку и сел в машину, где его ждал Денис.
   -Это кто? - спросил Денис.
   -Кто? - спросил Олег.
   -Ну, с кем ты, Сергеич, разговаривал сейчас.
   -С кем я разговаривал?
   Денис понял, что Олег по каким-то причинам не хочет, чтобы он знал, кто этот человек и замолчал. Он хорошо знал характер своего бывшего командира и вполне представлял, что если Жуков не хочет раскрывать своего собеседника, то так для всех будет лучше...
   Денис завел двигатель и снова повернулся к Жукову:
   -Куда?
   -В "Варяг".
   Денис вывел машину на проспект Столетия и погнал в сторону центра города. Олег сидел хмурый и водитель понял, что сейчас лучше вообще не заводить никаких разговоров...
   В офисе "Варяга" Олег связался с Сергеем, который несколько дней сидел в Ключевом, на первых порах объясняя "общаковским" все нюансы трепангового промысла.
   -Докладывай! - коротко, не разбазаривая время на отдельное приветствие, бросил Олег.
   -Приезжали "Дельфины", но я все работы приказал свернуть, и инспектора никого не взяли. Проторчали здесь сутки и уехали... - доложил Сергей. - Что мне делать?
   -Какова вероятность, того, что инспекция так и будет дальше работать? - спросил Олег.
   -Я думаю, что не большая. В принципе, как только я отсюда уеду, воровские начнут с мужиков три шкуры драть, чтобы они как можно больше собирали трепанга. Отсюда выльется "жадность фраера губит" и инспектора получат полную возможность брать водолазов голыми руками.
   -Я понял. Завтра возвращайся назад. Хватит тебе там сидеть...
   -Ясно.
   -Но ты их все же проинструктируй, как работать. Пусть нервы инспекторам попортят...
  
   25 мая 1996 года. Владивосток. Специнспекция "Дельфин".
  
   Руководитель специализированной оперативной природоохранной инспекции Виктор Руденко сидел за своим столом и держал голову руками. Больше ему ничего не оставалось делать. Перед ним на столе лежал ворох газет, в коих было большое количество статей о неспособности органов природоохраны бороться с "хищническим истреблением морских биологических ресурсов". На стульях, приставленных к стене, скромно сидели два американца - мужчина и женщина. Своим внешним видом они походили на случайных гостей большого начальника, но на самом деле именно они сейчас были хозяевами руководителя инспекции.
   Катрин Патрик снова посмотрела в глаза Виктора Руденко:
   -Сколько еще газет нужно вам, Виктор, принести, что бы указать вам на недостаточную эффективность работы вверенной вам инспекции? - на чистом русском спросила она.
   Руденко вытер со лба пот. Недовольство зарубежных спонсоров его работой могло в конечном итоге означать только одно - лишение инспекции крупных валютных грантов, а равно и его собственной заработной платы. Что отвечать американцам? Заверять их в том, что скоро все придет в норму и удастся, наконец, стабилизировать ситуацию с трепангом? Бред. За последний месяц шесть оперативных групп составили только два протокола по трепанговой теме и оба - по факту обнаружения трепанга, брошенного браконьерами при попытках их взять с поличным. После чего старшие оперативных групп долго и нудно уверяли начальника, что захватить с поличным водолазов, занимающихся сбором трепанга, практически невозможно...
   -Я хочу вас заверить, что принимаются абсолютно все, возможные в такой ситуации, меры. Мои группы не спят ночами, но работают в самом интенсивном режиме, какой только может выдержать человеческий организм...
   -А результата нет, - возразил широкоплечий и уверенный в себе Том Райт. - Такая работа, как говорят у вас, русских, только коту под хвост. Вы вынуждаете меня пересмотреть ваши запросы на очередные гранты в сторону урезания, так как вы не выполняете возложенные на вас задачи.
   Сказано это было голосом, абсолютно не терпящим возражений. Катрин в подтверждение слов Райта кивнула. Начальник инспекции заметил, что Райт каким-то способом, в отличие от всех остальных американцев способных говорить по-русски, сумел передать интонацию диктата, которую сознание приняло вопреки себе.
   Руденко снова вытер со лба пот. Это уже было слишком заметно, и он понимал, что этим он показывал американцам свою слабость, но ничего с потоотделением сделать не мог, так как и ничего не мог сделать с бригадами водолазов-трепанголовов...
   -Сколько вам нужно дней, средств и помощи содействующих органов, для решения этой проблемы? - спросил Райт.
   -Один месяц, - без задержки сказал Руденко, особенно не привязываясь к этому сроку. Сказал по большей части наобум. Не подумав.
   -Хорошо, - кивнул Том. - По истечении этого срока вы должны предоставить нам убедительные доказательства результативности вашей работы по данному вопросу. Или я вынужден буду решать вопрос по грантам и по вашей должности. До встречи.
   Райт и Патрик встали и повернулись к выходу. Перед самой дверью Том повернулся и сказал:
   -Вы должны докладывать мне о ходе проведения работ каждые три дня.
   После этого американцы вышли в коридор. Катрин повернулась к Тому:
   -Только так мы заставим этих тупых русских работать и думать...
   -Думать им не надо, - усмехнулся Райт. - Мы сами за них все обдумаем...
   -Поедем в ресторан, - предложила Катрин. - Я проголодалась...
   Том посмотрел на Катрин, на мгновение задержав на её глазах свой взгляд и тепло улыбнувшись, кивнул.
   Этот момент был заснят на видео оперативным офицером разведывательного центра и через полчаса запись уже просмотрел Черкасов. Такой взгляд женщине мог подарить только человек, который понимает, что через несколько часов он, возможно, овладеет этой женщиной. Если это соответствует действительности, то на этом можно будет впоследствии неплохо сыграть. Василий еще пока не знал как, но это обстоятельство было значимым и не должно было упускаться из вида...
  
   1 июня 1996 года. Ключевое.
  
   Денис не отпускал далеко от себя машину инспекторов "Дельфина". Держался от них на расстоянии не более двухсот метров, что бы не проморгать, куда они направляются. Когда инспекторская машина свернула в поворот на Ключевое, Денис облегченно вздохнул: "Дельфин" был в своем репертуаре - работал совершенно предсказуемо и стереотипно.
   По рации Денис доложил Олегу, что все идет по наезженному сценарию. Начался дождь, который мешал наблюдению. Теперь нужно было подъехать как можно ближе к месту выхода катеров на берег, где сейчас остановились "Дельфины". Сергей предложил высадить его неподалеку, а машину держать подальше. Денис кивнул.
   Сергей, надев непромокаемую куртку, вышел в дождь.
   Инспектора, подъехав к самой кромке берега, вышли из машины и долго смотрели в море, где маячили несколько лодок трепанголовов. Они не могли знать, что водолазы сейчас торчали в море только для вида и никаких работ не производили, так как уже были предупреждены о появлении в районе группы Специнспекции.
   Сергей расположился в кустах неподалеку, спрятавшись от дождя под кроной дерева. В бинокль ему было хорошо видно все, что делали инспектора, и даже частично он мог уловить их разговоры. После часового сидения Сергей промок до ниточки и трясся от холода, но с места не уходил. Нужно было досконально изучить тактику действий специализированной инспекции, перед тем, как более плотно заняться противодействием.
   Когда к берегу подошел первый катер, инспектора, дождавшись, когда лодка уткнется носом в берег, быстро приблизились и так же быстро провели досмотр. Досмотр им ничего не дал, и они сели в свой УАЗ. В течение следующего часа они таким же образом досмотрели остальные лодки, которые подходили к берегу. Ближе к вечеру инспектора поехали назад.
   Сергей запрыгнул в машину:
   -Поехали...
   С него ручьями стекала вода, но выглядел он вполне свежо.
   С таким подходом инспекторов к решению задач по захвату групп трепанголовов можно было еще долго не беспокоиться за безопасность водолазов и значительно расширить вылов.
  
   5 июня 1996 года. Владивосток.
  
   Сразу в трех краевых газетах снова была поднята тема "хищнического истребления" трепанга и бездействия природоохранных структур по этому поводу. Черкасов как бы случайно встретился в закусочной с корреспондентом газеты "Владивосток" Вадимом Приходько, который полгода назад написал статью про Жукова.
   -Здравствуй, Вадим! - поздоровался Василий. - Как твои дела на литературно-журналистском поприще?
   Несколько мгновений корреспондент хлопал глазами, но потом вспомнил своего давнего собеседника и поздоровался:
   -Привет, Василий. Так, работаю пока...
   -Статью про Жукова ты тогда здорово отписал.
   -Ему понравилось? - улыбнулся Вадим.
   -Да. Хотя он потом говорил, что не надо было бы этого делать...
   Вадим пожал плечами. Он не знал, что сказать на этот счет.
   -По рюмашке? - разряжая обстановку спросил Василий.
   -Я на работе вроде бы... - замялся Вадим, но спустя мгновение неуверенно кивнул: - а давай...
   Василий заказал водочки и закуски. Расположились за столом. Вадим положил на стол свою папку. Черкасов кивнул на нее головой:
   -Очередная статья?
   -Так, работаю... - неопределенно кивнул Вадим.
   -Читал про трепангов? - спросил Василий.
   -Не только читал. Редактор давал мне задание на разработку этой темы. А на редактора, насколько я знаю, уже выходили представители природоохранной прокуратуры, которые запросили фактический материал для проведения расследования по этому вопросу.
   -Ничего себе! - присвистнул Василий. - Даже прокуратура! Ну, сейчас нагорит трепанголовам...
   -Да где там! - махнул рукой Приходько. - Еще ни разу никому не удалось прихватить их с поличным. Рыбинспекция этого делать не может, Специнспекция "Дельфин" тоже не способна, хотя изначально для этого и создавалась...
   -Для чего создавалась? - проявил интерес Василий. - Ловить водолазов?
   -Ну, в общем да. Только у них тоже ничего не получается.
   -Не умеют работать?
   -Скорее да. Хоть и рвения у них много, но в результате - полный ноль.
   -Почему?
   -Группы водолазов очень осторожны. Они прекращают всякую деятельность, когда машина Специнспекции появляется в районе лова.
   -Значит, нужно быть хитрее их, - заключил Василий.
   -А вот этого у них как раз и не получается... - усмехнулся корреспондент. - К этому есть еще одна проблема. Недавно, когда редакция посылала меня поработать по этому вопросу, я разговаривал с ребятами из госбезопасности, которые тоже занимались этим вопросом. Они говорят, что им ясны все этапы этого черного бизнеса, кроме одного - им не понятно, куда идет выловленный трепанг. Им не понятно, каким образом трепанг превращается в живые деньги.
   -А что здесь непонятного? - удивился Василий. - Его наверняка переправляют за границу.
   -В том то и дело, что это ясно как божий день, но где и как его переправляют - вот это не ясно. Сейчас проводится проверка таможенных органов - есть подозрения, что они потакают браконьерам.
   -"Дельфинам" Жукова не хватает! - рассмеялся Василий.
   В этот момент официантка принесла заказ. Пока разливали, выпивали и закусывали первую, молчали. Только хорошо поработав вилкой, Вадим поднял взгляд на собеседника:
   -Жукова?
   -Его. Он бы быстро порядок в этом деле навел. Ему никакие авторитеты нипочем, ему никакие стены не страшны. Если нет выхода из ситуации, он этот выход просто проломит.
   -Слушай, точно! Он ведь говорил мне, что охотно занялся бы охраной природы! - глаза корреспондента заблестели.
   Василий посмотрел в тарелку с салатом. Ему показалось, что слишком уж просто он подвел Вадима к этой мысли. Слишком уж банально. Но по реакции Приходько было видно, что он не заметил, что его просто к этой теме "подвели"...
  
   10 июня 1996 года. Владивосток.
  
   Том и Катрин остановили машину у набережной и медленно, попивая пиво, пошли к берегу моря, наслаждаясь солнцем, друг другом и свежим ветерком, несущим с моря чистый воздух. Они прошли до дельфинария и, видимо решившись, все же прошли по мостику на плавучую платформу, где внутри плавало несколько дельфинов-белух.
   Около двух десятков человек стояло на платформе, время от времени громко аплодируя тому, как дельфины показывали на что они способны.
   Парочка прошла в самый дальний от входа угол и стала с восторгом наблюдать за отлично тренированными белухами. Том смотрел на них с точки зрения бывшего боевого пловца. Ведь именно с белухами ему бы предстояло воевать в первую очередь, если бы в реальности пришлось выполнять какую-либо боевую подводную операцию в акватории залива Петра Великого.
   Ко всему этому Райт прекрасно знал, что воевать ему бы пришлось именно с этими дельфинами, которых обыватели называли цирковыми. Эти белухи длительное время проходили боевую подготовку в засекреченном спеццентре в неприметной бухте Витязь на юге Приморского края, и лишь благодаря развалу советской экономики вынужденно, после закрытия спеццентра, были переведены на положение "цирковых", исключительно с целью выживания. Демонстрация жителям и гостям Владивостока цирковых номеров была нужна только для сбора средств в целях сохранения шести "боевых единиц" Тихоокеанского флота России...
   Райт непроизвольно поежился, когда одна из белух вдруг подплыла прямо к нему и около полуминуты просто смотрела на него, не отрывая своего взгляда, после чего прощебетала что-то по-своему и резким движением ушла в сторону. Райту показалось, что белуха как будто знала, кто он есть такой на самом деле. В боевой ситуации две-три белухи с надетыми на нос стальными резцами имели очень много шансов полностью уничтожить диверсионную группу специального назначения в составе шести-десяти легких водолазов экстра-класса. В свою очередь водолазы спецотряда SEAL "морские котики", на подготовку которых военно-морской флот Соединенных Штатов Америки затрачивал астрономические средства и возлагал большие надежды, имели все шансы быть уничтоженными этими белухами в течение нескольких минут. Причем Райт знал, что никакое подводное оружие американского производства не могло бы его спасти, попади он в поле зрения хотя бы одной обученной в бухте Витязь боевой белухи.
   Через десять минут на платформе появился Олег со своей женой и детьми. Дети и Света восхищенно смотрели на дельфинов, наблюдая, как белухи выпрыгивают из воды, перелетая в воздухе довольно значительные расстояния. Олег и сам был рад посмотреть на дельфинов, но в данное время его больше занимал Кевин Коллинз, офицер военно-морской разведки США, который стоял в трех метрах от него и озабоченно рассматривал белуху, которая время от времени подплывала к нему и подолгу смотрела на американца, поднимаясь из воды почти на полтела.
   Всмотревшись в глаза Райта, Олег вдруг увидел в его взгляде огонек растерянности, который чуть разгорался, когда к нему подплывала белуха. По всему угадывались отголоски животного страха перед чудовищем, которое имело назначение убивать подобных Коллинзу-Райту в своей родной стихии. Вдруг Олег со всей ясностью понял, что на этой плавучей платформе из всех присутствующих, только американец знает настоящую цену и далеко не цирковые возможности этих белух.
   Олег, посмотрев, как человек в гидрокостюме кормит дельфинов, громко позвал своих детей. Громкий голос привлек внимание американца, и он непроизвольно повернулся, на миг, оторвавшись от пронзительного взгляда белухи, которая так и не хотела далеко от него отплывать.
   -Смотрите, не упадите! - сказал Олег детям дежурную фразу, отмечая, что Райт его заметил.
   Теперь дело было за Черкасовым, который снимал встречу на видео с помощью мощной оптики из стоящей в ста метрах от платформы неприметной легковушки.
   Олег старался не смотреть в сторону американца и полностью посвятил себя лицезрению белух и разговорам с супругой.
   Райт несколько раз посмотрел на Жукова, стараясь, это сделать так, чтобы случайно не встретиться взглядом. Американец, постояв на платформе еще минут двадцать, потянул Катрин к мостику, чтобы выйти на набережную. В этот же момент к выходу пошли и Жуковы. Когда они оказались на мостике, Жуков громко сказал детям:
   -Что бы делали дельфины, если бы им никто не помогал?
   Дети стали что-то отвечать, но Олег не слушал их. Американец при этих словах сбился с ноги, и чуть было не споткнулся. Олег это очень хорошо заметил.
   Вдруг из бассейна платформы высоко подпрыгнула белуха и пронзительно защебетала. Райт обернулся и случайно встретился взглядом с Жуковым. Олег сам не ожидал, что так получится, но это произошло. Райт не смог мгновенно отвести взгляд и обоюдное лицезрение затянулось и только когда это уже стало очевидно, когда уже нужно было или кивнуть в знак приветствия или просто улыбнуться человеку, который остановил на тебе свой взгляд, Райт, наконец, отвел в сторону глаза. Это получилось слишком наигранно и фальшиво.
   Зато Олег очень хорошо прочитал в глазах Коллинза узнавание.
   Райт стал спускаться по мостику на берег, поддерживая Кэт под локоть. Олег шел за ним. Дети что-то спрашивали его, но он был полностью поглощен тем, что произошло, и на детские запросы не отвечал.
  
   15 июня 1996 года. Приморский край. Военно-морская база Павловск.
  
   Капитан-лейтенант Дмитрий Головин бодрым шагом поднялся на борт атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения ТК-205 "Тайфун", штурманом которого он был назначен три дня назад, в аккурат перед выходом корабля на боевое патрулирование. Вахтенный вяло посмотрел на офицера. Головин узнал матроса, это был один из тех, кто пришел вместе со всем экипажем крейсера с севера на Дальний Восток еще год назад. Сейчас этот матрос уже считал дни до демобилизации...
   Ночная темень, мелкий дождь и пронизывающий ветер были противны и для настроения ничего хорошего не сулили. Хорошо было то, что такая погода могла на пару дней скрыть от средств космической разведки США факт выхода крейсера из базы. Именно для этого крейсер стоял в немедленной готовности к выходу в течение двух недель - ждали погоды. Наконец погода пришла. Вместе с погодой подошли два буксира, которые быстро вытолкали огромное тело крейсера на середину бухты, где ТК-205 смог самостоятельно развернуться. Головин занял свое место в штурманской, хозяином которой ему было приятно себя чувствовать. Нисколько не смущал его тот факт, что именно от него сейчас зависело точное определение местоположения корабля, а равно и его боевое использование. Он был уверен в себе как никогда. И ответственность его не пугала.
   В целях предотвращения немедленного вскрытия факта выхода ракетоносца из базы в море, командованием флота был разработан ряд мер, способствующих выполнению этой задачи. В реальности это выполнялось очень просто. За два часа до выхода ракетоносца из базы, из торгового порта пограничники выпускали очередное торговое судно, которое до этого момента придерживалось несколько часов, а то и дней под различными предлогами. Когда судно проходило траверз острова Аскольд, под него на глубине двадцать-тридцать метров подходил огромный подводный крейсер, который в большинстве случаев был значительно длиннее и тяжелее, используемого как прикрытие, "торговца".
   Ювелирное мастерство рулевых крейсера позволяло в течение нескольких часов, спокойно идти под корпусом ничего не подозревающего торгового судна. Лишь после достижения района боевого патрулирования, который постоянно охранялся специально выделенными противолодочными силами Тихоокеанского флота, ракетоносец отваливал в сторону и набирал нужную глубину, чтобы уйти под термоклин. Уйти под термоклин раньше не позволяли глубины - именно по этой причине и приходилось "пользоваться услугами" торгового флота. После выхода в заданный район начиналось боевое патрулирование в немедленной готовности по приказу "сверху" произвести ракетный залп.
   Как только американские разведывательные органы устанавливали, что в базе стало на крейсер меньше, начинались активные поиски "пропавшего" подводного ракетоносца. В районы предполагаемого боевого дежурства немедленно высылались мощные противолодочные группировки кораблей 7-го флота США, самой мощной из которых была ударная группа с авианосцем "Китти Хоук" и несколькими кораблями охранения. Корабли и самолеты 7-го флота в бешеном темпе рыскали по всему Японскому морю, пытаясь отыскать выпавшие из поля зрения двадцать стратегических ракет и двести ядерных боеголовок.
   В свою очередь 10-я оперативная эскадра Тихоокеанского флота России в составе гвардейского ракетного крейсера "Варяг", больших противолодочных кораблей "Маршал Шапошников", "Адмирал Трибуц", "Адмирал Виноградов", "Адмирал Пантелеев" и нескольких эсминцев и подводных лодок-истребителей, всеми силами противодействовала американским морякам. Время от времени случались и казусы, которые вполне могли при немного не правильной трактовке, привести к началу широкомасштабных боевых действий между флотами ядерных держав. До последнего времени удавалось сохранить мир в Японском море, несмотря на такие действия моряков обеих стран как, например, таран американского авианосца "Китти Хоук" русской подводной лодкой К-314, командир которой, осуществляя скрытное слежение за авианосной ударной группой, так увлекся своей невидимостью, что допустил опасное сближение, и в результате лодка прорезала своим гребным винтом корпус "Китти Хоука", нанеся ему ниже ватерлинии рваную рану длиной сорок метров. Только грамотные действия американских моряков спасли огромный корабль от затопления, а конструктивный диалог командующих флотов спасли мир от начала третьей мировой войны. К-314 потеряла винт и вынуждена была всплыть в непосредственной близости от "Китти Хоука" к огромному удивлению командиров противолодочных корветов и фрегатов, в задачу которых входило именно недопущение русских подводных лодок к своему авианосцу. Скандал тогда удалось погасить лишь частично, но американцы урок усвоили.
   ТК-205 начал погружение. Головин время от времени, по запросу с командного пункта, давал свою информацию. Глубины позволяли здесь ходить очень осторожно, без недопустимых рысканий в стороны - вполне можно было посадить крейсер на мель. А так как корабли такого класса на грунт, по конструктивным особенностям, не садятся, можно представить последствия такой "посадки"...
   "Тайфун", направляемый докладами с акустического поста, сблизился с сухогрузом "Лесозаводск" и, поднырнув под него, выровнял скорость.
   -Место в ордере занято, - пошутил командир крейсера.
   Около двадцати часов предстояло идти крейсеру в таком режиме...
   Сменившись, Головин вошел в свою каюту и прилег отдохнуть. Спать не хотелось, хоть он и очень устал - давил груз ответственности. За стенкой время от времени раздавались приступы неудержимого смеха, и Дмитрию стало интересно, что же там происходит. Поднявшись, он прошел в соседнюю офицерскую каюту, в которой жили молодые лейтенанты. Три лейтенанта что-то рассматривали на столе и время от времени громко говорили:
   -Беги, давай, беги...
   Головин перегнулся через их спины и увидел знакомое развлечение. На столе были устроены тараканьи бега. Только тараканы бегали не просто так, а внутри склеенной кругом полоски бумаги, как белка в колесе, приводя, таким образом, этот круг в движение. Офицеры подправляли спичками направление движения "своих" тараканов и восторженно аплодировали тому, кто первый добирался до края стола в очередном забеге.
   Дмитрий усмехнулся. Такие бега он и сам устраивал, будучи еще на практике курсантом.
   Как минимум завтра предстояло устроить "тараканьи бега" с американскими многоцелевыми подводными лодками типа "Лос-Анджелес", которых в акватории Японского моря, с переходом сюда ТК-205, заметно прибавилось...
  
   Заступив на вахту, Дмитрий уловил какое-то напряжение на центральном посту. Помощник командира кратко обрисовал ситуацию:
   -Над "Лесозаводском" уже третий час кружит американский "Орион". Это передали по звукоподводной связи с "Бурного".
   Головин прикинул - через два часа крейсер должен был уйти в сторону от сухогруза и дальше идти без такого своеобразного прикрытия как шумы винтов торгового судна. Если в небе висит четырехмоторный противолодочный самолет "Орион", то при существующих глубинах провести отрыв от американцев будет не просто. Или даже не возможно. Где-то рядом находился эскадренный миноносец "Бурный", который обеспечивал выход подводного крейсера в район боевого патрулирования. Эсминец имел задачу недопущения обнаружения американцами атомного ракетоносца, но выполнить эту задачу оказалось для него не так просто.
   -Зафиксирован сброс в море тяжелого объекта, - вдруг доложили с акустического поста. - Предположительно акустический буй.
   -Принял, - отозвался помощник командира. - Американцы начали сбрасывать буи. Это значит, что они практически уверены, что под сухогрузом что-то есть. Я не припомню случая, чтобы они так просто разбрасывались дорогими буями.
   -Если мы сейчас отвернем от сухогруза, "Орион" нас сразу обнаружит и классифицирует... - сказал Головин. - Даже если мы будем идти самым малым ходом...
   -В том то и оно, - подавленно ответил помощник командира крейсера.
   В центральном появился командир.
   -Что, други, попались в сети?
   -Похоже на то... - кивнул помощник. - С "Бурного" докладывают, что над нами висит "Орион". Только что с него сбросили буй.
   -Нужна помощь авиации, иначе нам от американцев не оторваться. Передавайте на "Бурный"...
   Через некоторое время командир крейсера приказал приготовить к старту две зенитные ракеты "Игла-П", которые могли быть использованы прямо из-под воды с той глубины, на которой сейчас находился ТК-205. Нужно будет только чуть приотстать от сухогруза, поднять зенитный перископ, предназначенный для определения своих координат и определить с его помощью положение противолодочного самолета противника. Стрелять зенитными ракетами по реальному противнику еще никому на Российском подводном флоте не приходилось, но практически у каждого командира подводной лодки, которые были вооружены подобными комплексами, были моменты, когда ракеты приводились в боевую готовность и до возможного уничтожения противолодочных самолетов противника оставалось всего несколько минут. И всегда уничтожение откладывалось - командиры находили другой способ отрыва от преследования противником...
   Через час "Орион" улетел, оставив вместо себя "Хоукай", который, по всей видимости, прилетел с авианосца "Китти Хоук". "Хоукай" несколько раз прошел и над эсминцем и над сухогрузом. Противовоздушная оборона эсминца тоже была приведена в полную боевую готовность, и моряки были готовы по первому приказу штаба флота уничтожить американский противолодочный самолет, что бы обеспечить скрытный выход подводного крейсера в район боевого патрулирования. Это уже потом можно будет придумать оправдание, или назвать это "чудовищной ошибкой". А сейчас следовало выполнить боевую задачу любой ценой, и зенитные ракеты корабля грозно смотрели в небо, готовые незамедлительно поразить находящуюся неподалеку воздушную цель...
   Еще через полчаса над сухогрузом появились два истребителя-перехватчика 22-го гвардейского "Берлинского" истребительного авиационного полка, которые тут же приступили к умелому оттеснению "Хоукая" в сторону от судна.
   "Хоукай" сбросил два буя и стал выполнять маневры на уклонение от российских истребителей. Для этого американцы снизили до минимальной свою скорость, надеясь, что истребители не смогут выдержать такой режим полета. Американцы ошиблись. Минимальная скорость истребителей Су-27 была значительно ниже, чем та, на которую был способен "Хоукай"...
   Командир эсминца несколько мгновений рассматривал в мощный бинокль гидроакустический буй, который был сброшен ближе к его кораблю.
   -Уничтожить буй! - приказал командир, оценив ситуацию.
   "Бурный" из шестиствольной противоракетной пушки АК-630, имеющей скорострельность семь тысяч выстрелов в минуту, расстрелял в начале один, а через двадцать минут, перейдя на другую сторону от сухогруза, и второй буй, выпущенный "Хоукаем".
   Истребители снизили скорость и встали эскортом по обе стороны американского противолодочного самолета. Пилоты визуально видели друг друга и жестами начали показывать знаки взаимного "уважения"...
   Сухогруз, видя вокруг себя начало настоящих боевых действий, начал снижать ход. В данный момент это было недопустимо и с "Бурного" приказали "Лесозаводску" следовать прежним курсом и прежней скоростью в противном случае пообещали просто утопить судно. В подтверждение своих слов за корму сухогруза пустили короткую, но вполне убедительную очередь из АК-630, которой расстреливали несколько минут назад американские буи. Чтобы сухогруз не имел возможности доложить о происходящих событиях своему руководству, на частотах, используемых торговыми судами, специалисты радиоэлектронной борьбы "Бурного" поставили мощные помехи. Ситуация складывалась не очень хорошо, и поэтому военным морякам приходилось идти на крайние меры...
   Пилотам двух Су-27 удалось оттеснить "Хоукай" на двадцать километров в сторону, что исключало обнаружение им подводного крейсера. Тут же с "Бурного" последовало разрешение на отворот "Тайфуна" в сторону.
   Командир крейсера подал команду, и огромное тело ракетоносца начало поворачивать вправо, одновременно опускаясь в глубину. Крейсер сбросил свою скорость до пяти узлов, чтобы максимально снизить кавитационные шумы винтов. Через несколько минут крейсер ушел под термоклин, где вероятность остаться невидимым вместе с увеличением глубины возрастала в арифметической прогрессии...
   Прибывшим через полчаса еще двум "Орионам", сопровождаемых двумя истребителями "Томкэт", в этом районе уже нечего было делать. Они начали рыскать вокруг "Лесозаводска", который по прежнему для видимости эскортировался эсминцем. Американцы сбросили четыре буя, но "Тайфун" был уже далеко от этого места, и найти его не представлялось возможным...
   Еще почти сутки американские противолодочные самолеты кружили по району и над сухогрузом, экипаж которого никак не мог взять в толк, откуда у военных появилось столько внимания к их скромному судну...
  
   20 июня 1996 года. Ключевое.
  
   По заданию Жукова Сергей встретился с Гаврилой. Тот выглядел перепуганным. Сергей махнул ему рукой и водолаз сел в машину.
   -Что у вас случилось? - спросил Сергей.
   -"Дельфины" сегодня с утра приехали, сели вон в те кусты и до сих пор там сидят. Машину отогнали за поселок. Двое здесь и один в машине.
   -Неужели за ум взялись? - усмехнулся Сергей. - Научились засады ставить?
   Гаврила пожал плечами.
   -Сегодня кто вышел на промысел? - спросил Сергей, рассматривая в бинокль кусты.
   -Не хотели выходить, но приехали блатные, теперь они нами рулят, и выгнали всех водолазов в море. Сейчас боюсь, что весь улов инспектора заберут...
   -Вы блатным объяснили ситуацию?
   -Объяснили. Но они и слушать ничего не хотят. Говорят, что это наши проблемы.
   -Ясно. Сейчас что-нибудь придумаю.
   Сергей долго смотрел в бинокль и лишь спустя несколько минут спросил:
   -У вас собаки есть?
   -Конечно, есть, это же деревня... - пожал плечами Гаврила. - А зачем они нужны?
   -Пару злых собак направляйте сейчас в эти кусты. Пусть они выгонят оттуда инспекторов. А если даже не выгонят, то всем ясно покажут своим лаем, что там кто-то есть. А потом туда пару мальчишек зашлите - пусть поспрашивают о чем-нибудь инспекторов. Главное - показать, что засада раскрыта. После этого они должны уехать.
   -Ясно, - кивнул Гаврила и улыбнулся.
   -Если это не поможет, я придумаю что-нибудь еще, - добавил Сергей.
   Гаврила вышел из машины и быстрым шагом пошел в сторону своего дома. Через пять минут из дома вышли два пацана с большими овчарками. Мальчишки прямым ходом двинулись в сторону кустов, где сидели инспектора. С приближением к кустам они начали дразнить своих собак, выводя их из себя. Собаки рвались на поводках. Еще через минуту собаки уже забежали в кусты, где принялись остервенело рычать и громко лаять.
   Вскоре и мальчишки зашли туда же. Через пять минут на дорогу вышли два инспектора и угрюмо поплелись в стороны выхода из поселка, где их вскоре забрала машина.
   -Вот и все проблемы... - усмехнулся Сергей. - Не пускайте их сюда и все...
   Гаврила улыбнулся.
   -Если снова приедут - звони, - напутствовал Сергей и уехал.
   На трассе он пристроился за машиной инспекторов. Те прижались, было к обочине, чтобы пропустить легковушку, но Сергей на обгон не пошел, а только снизил скорость. Инспектора еще снизили скорость, но Сергей не хотел их обгонять. Таким образом, он просто хотел надавить на них психологически. Впритык за машиной инспекторов Сергей проехал километров пятьдесят, и лишь здорово помотав им нервы, надавил на газ и, оставляя за собой стену непроглядной пыли, ушел вперед.
  
   25 июня 1996 года. Владивосток. Специнспекция "Дельфин".
  
   Том и Катрин, войдя в кабинет начальника специализированной инспекции, встретили на пороге выходящего человека, лицо которого им ничего не сказало. Том все же проводил его взглядом.
   -Здравствуйте, - поздоровалась Катрин Патрик. - Мистер Руденко, срок, отпущенный вам на решение вопроса по вылову трепанга, истек. Предъявите нам результаты вашей деятельности!
   Руденко замялся, достал из стола папку и протянул её Тому, который стоял ближе. Райт раскрыл папку и вынул из нее всего лишь один лист бумаги, который только наполовину был закрыт текстом. Это был отчет всех шести спецгрупп по результату работы в течение месяца. Райт стал читать вслух:
   -Проведено восемьдесят четыре досмотра лодок и катеров, двадцать досмотров автотранспорта, сорок восемь личных досмотров. Обнаружено и изъято сто три особи мертвого трепанга. Кроме того, изъято незарегистрированное охотничье ружье и два охотничьих ножа. Задержано и доставлено в милицию три человека, оказавших при досмотре сопротивление государственным инспекторам. И это все? - Райт поднял взгляд на Руденко, который, ожидая этого вопроса, уже вжался в кресло.
   -А где задержания с поличным? - спросила Патрик. - Где наложенные штрафы, где изъятое водолазное снаряжение, катера, моторы? По какому критерию оценивать вашу работу? Мы вам платим за эту работу немалые деньги, а вы не можете дать результат!
   Американцы нависли над начальником инспекции, и тот очень хорошо чувствовал, что этого давления ему просто так не перенести.
   -Мы будем вынуждены выйти на руководство фонда WSF с предложением о смене руководителя Специнспекции, как не способного эффективно руководить вверенным подразделением. Вы не смогли показать нам свой профессионализм. Поэтому вы будете уволены. В ближайшее время.
   -Послушайте! - вставил слово Руденко. - У меня есть предложение!
   Американцы уже не хотели выслушивать человека, которого они уже считали уволенным со своего места, но Райт повернул голову:
   -Что еще?
   -Только что у меня был корреспондент газеты "Владивосток" и он подал одну неплохую, на мой взгляд, идею. В случае реализации этой идеи вопрос по трепангу будет решен очень быстро.
   -Что еще за идея? - спросила Катрин.
   -Принять на работу в инспекцию одного человека, который умеет решать любые проблемы.
   -Разве один человек способен решить эту проблему? - спросила Катрин.
   Однако Райт знал, что бывают люди, способные решать любые проблемы.
   -Есть какие-то кандидатуры? - спросил Том.
   -Есть несколько человек.
   -Хорошо. Подбирайте самого достойного, назначайте его руководителем одной из групп и работайте.
   Руденко перевел дух. Ему показалось, что удалось отсрочить еще на некоторое время увольнение из Специнспекции.
   Когда американцы сели в машину, Катрин спросила Тома:
   -Эта мера позволит нам повысить результативность спецгрупп?
   Райт задумчиво посмотрел на нее и, выждав несколько мгновений, кивнул:
   -Я думаю, что да. Я даже знаю, кого можно подобрать на должность командира группы.
   -Кого? Кто этот человек?
   -Это бывший подполковник российской армии.
   -Не люблю военных. Они все как один тупоголовые, - сказала Катрин. - Этот твой бывший подполковник разве способен будет поднять результативность работы?
   -Я думаю, что этот сможет. Нужно встретиться с ним. Ты, кстати, его уже видела.
   -Где?
   -В дельфинарии. Он был там со своей женой.
   Тому вдруг показалось, что он выдал излишнюю осведомленность. Катрин не замедлила спросить:
   -Откуда ты его знаешь?
   -Про него писали в газетах. Вот, посмотри сама, - Райт открыл бардачок и вынул оттуда газету полугодовой давности.
   Катрин долго читала статью и, узрев в ней желание бывшего подполковника работать на благо охраны природы, удовлетворенно кивнула:
   -А это действительно выход...
   -Это выход, - кивнул Райт.
   Он подумал не о повышении результативности работы спецгрупп инспекции, а о назревающей возможности провести вербовку человека, который так близко стоял к самым засекреченным операциям, которые проводил в разных странах спецназ ГРУ. Тем более, что о Жукове уже было доложено в Управление военно-морской разведки и в ответ было прислано предложение провести, по мере возможности, вербовочные мероприятия. Том прекрасно изучил биографию подполковника Жукова, естественно в тех пределах, которые были известны Управлению военно-морской разведки и Центральному разведывательному управлению США. Коллинз понимал, что если удастся провести вербовку человека такого уровня, то в будущем появится возможность получения огромного количества разведывательной информации по российским специальным подразделениям, направлению их деятельности, тактике, новинкам вооружения. Хорошо было то, что Жуков питал к своим бывшим коллегам неприязнь после того, как его судили за операцию в Чечне, в которой погибло десять чеченцев, объявленных мирными жителями. Это можно было грамотно использовать. Если подогреть эту неприязнь, искусно подвести его к пониманию того, что он теперь совершенно не нужен России...
   Райт улыбнулся сам себе. Рыбку стоит ловить осторожно. Рыбка ни в коем случае не должна заметить, как проглатывает наживку.
   -Когда мы сможем встретиться с этим Жуковым? - спросила Катрин.
   -Я думаю, что в ближайшее время.
   -Как мы его найдем?
   -В газете написано, что он руководит частной детективной фирмой. Там его и найдем. Даже можно сейчас проехать и посмотреть, где находится эта фирма.
   Том открыл справочник "Деловой Владивосток" имитируя, что ищет адрес "Варяга", прекрасно зная, где это находится. Просто не хотелось снова показать Кэт свою осведомленность. Через полчаса он поставил свою машину напротив офиса фирмы и, закурив сигару, стал ждать. Катрин не понимала, зачем нужно скрывать сейчас свой интерес к человеку, которого собирались взять на работу, но полностью доверяла Тому, и поэтому тихо сидела в машине, читая справочник.
   Через двадцать минут из офиса вышли два человека. Один был постарше, среднего роста, крепкого телосложения, второй был выше его на голову и широкоплеч. Несколько минут они стояли на крыльце, разговаривая, а потом вместе сели в машину и уехали.
   -Тот, что меньше ростом и есть Жуков, - прокомментировал Райт.
   -Это и есть Жуков? - спросила Кэт. - Обычный мужик. Что в нем такого особенного? Похож на заурядного фермера... но что-то в нем есть...
   -За простой внешностью у него скрыта жесткая натура. Он способен проломить любую стену. Это настоящий монстр.
   Катрин показалось, что Том говорит о Жукове с долей восхищения. Впрочем, так это и было...
  
   28 июня 1996 года. Владивосток. Офис "Варяга".
  
   В офис вошли два человека и, поздоровавшись с охранником, попросили увидеть руководителя предприятия.
   Олег вышел к ним на встречу.
   -Здравствуйте, - поздоровался один из вошедших и протянул Олегу руку, представляясь: - Начальник специализированной природоохранной инспекции "Дельфин", Виктор Руденко. Это мой заместитель Виталий Травкин.
   Второй тоже протянул руку, и Олег пожал и его ладонь. Представился сам:
   - Олег Жуков. Руководитель частной охранной фирмы "Варяг".
   -У нас, к вам, Олег, есть деловое предложение, - сказал Руденко.
   -Давайте тогда пройдем ко мне в кабинет, - предложил Олег и попросил охранника приготовить три кофе.
   В кабинете, когда все расселись на мягких креслах, Олег сказал:
   -Я вас внимательно, Виктор, слушаю.
   Руденко замялся на пару мгновений, но потом все же начал:
   -Видите ли, Олег, у нас, природоохранников, сложилась такая парадоксальная ситуация...
   Олег заметил, что Виктору трудно было говорить. "Ему нужно было прорепетировать" - подумал с издевкой Олег.
   -Вылов трепанга в Приморском крае принял огромные масштабы, - вставил, помогая своему шефу, Травкин. - Трепанг вылавливается тоннами, а мы ничего не можем с этим поделать...
   -Так, - согласно кивнул Руденко.
   -А причем здесь я? - искренне удивился Олег, в уме быстро просчитав, что тонну бригады трепанголовов уже точно собрали...
   Гости выложили газету полугодовой давности, где была напечатана статья "про бывшего подполковника спецназа".
   -Мы хотели бы вам, как бывшему командиру разведывательного подразделения, предложить возглавить одну из групп нашей Специнспекции. Мы понимаем, что вы являетесь носителем огромного боевого опыта, который, как мы считаем, был бы полезен при проведении работ по задержанию водолазов-трепанголовов.
   Руденко высказался и замолчал. Достав из кармана носовой платок, он вытер им со лба пот.
   Олег покрутил в руках газету. Скрывать, что он ее не читал, не имело никакого смысла.
   -А почему вы пришли за этим именно ко мне? Ведь здесь, в Приморье, есть много других ветеранов специальных войск.
   -Потому что в этой газете мы прочитали, что вы были бы не прочь заниматься охраной природы. Никто другой пока в газете это не писал, - сказал Виталий.
   -Припоминаю, - усмехнулся Олег. - Я, наверно, был тогда пьян...
   При этих словах обоих "Дельфинов" перекосило. Руденко взял себя в руки:
   -Я предлагаю вам работу, за которую вы будете получать пятьсот долларов в месяц и иметь государственную защиту и все причитающиеся государственные гарантии.
   -Пятьсот? - переспросил Олег, делая вид, что это предложение для него имеет смысл рассмотреть, хотя в реальности он уже давно имел столько денег всего за несколько дней.
   -Да. Наша инспекция финансируется иностранными спонсорами, поэтому инспектора имеют такие высокие заработки, - гордо прокомментировал Виталий.
   -Если я соглашусь, что я буду должен делать?
   -Ловить трепанголовов, - прямо объяснил Руденко. - Кроме того, так же заниматься охраной других морских биологических ресурсов.
   -Сейчас я являюсь руководителем частной охранной фирмы, и пока не собираюсь покидать этот бизнес, - сказал Олег.
   -Вы можете продолжать осуществлять руководство своей фирмой, мы готовы закрыть на это глаза. Главное, чтобы вы организовали результативную работу наших спецгрупп в борьбе с трепанголовами, - сказал Руденко.
   -Какой состав спецгруппы? - спросил Олег.
   -Три-четыре человека, - с готовностью отозвался Виталий.
   -Кем комплектуется спецгруппа?
   -В основном это бывшие милиционеры и военные. Есть несколько человек, закончивших ВУЗы природной направленности.
   -Средний возраст?
   -Тридцать пять - сорок лет. Все мужики тертые, схваченные.
   -Плохо схваченные, если вы не можете дать результат, - усмехнулся Олег. - К тому же это тот возраст, когда человека трудно заставить сидеть в настоящей засаде или бегать сломя голову...
   Виталий и Виктор переглянулись.
   -Мы готовы выслушать ваши предложения, - сказал Руденко.
   -Если я соглашусь, а своего согласия я пока еще вам не дал, то буду настаивать на том, чтобы комплектование группы, которую я буду возглавлять, провел я сам.
   -Без вопросов, - согласился мгновенно Руденко.
   -Группа будет обеспечена автотранспортом?
   -Разумеется. У нас есть автомобиль повышенной проходимости УАЗ.
   -Быстроходный катер?
   -Дадим.
   -Зарплата подчиненных инспекторов?
   -Триста долларов.
   -Согласен.
   -Вы согласны? - уточнил Руденко, не веря своим ушам.
   -Да, я согласен, - кивнул Олег. - Когда можно приступать?
   -По мере комплектования группы и прохождения зачетов на знание основ природоохранного и административного законодательства...
   -Люди для группы у меня уже есть. Остались зачеты...
   Руденко заметно повеселел. Оживился и Травкин. Вошел охранник и поставил поднос с тремя чашками кофе на столик. Олег достал из шкафа бутылочку коньяка.
   -Обмоем это дело...
   "Дельфины" согласились. Они были очень рады положительному исходу своего визита к Жукову...
  
   1 июля 1996 года. Владивосток.
  
   Лихой вместе с Черкасовым ждал Жукова в кафе. Олег попал по пути в пробку и немного припоздал.
   -Здорово, Эдуард! - поздоровался Олег, подходя к столику. Пожал руку и Черкасову.
   -Докладывай поподробнее! - предложил Лихой. - Меня интересует все - мимика, жесты, твои личные впечатления как им это было...
   -Нормально, - пожал плечами Олег. - Им уговаривать меня было в тягость. Они каждое слово взвешивали, на мои шутки вообще никак не реагировали. В общем, мне показалось, что американцы слишком уж сильно "озаботили" их по поиску кандидата...
   -С американцем свести не предлагали?
   -Пока нет. Но, думаю, что в самое ближайшее время мне это будет предоставлено.
   Лихой коротко рассказал о том, почему так и не приехали из Москвы специалисты по прослушиванию систем сотовой связи - вдруг выяснилось, что в ГРУ кое-кому показалось, что продолжение операции "морской еж" является бесперспективным. Лихой добавил несколько нелитературных выражений в адрес своего руководства и обрисовал, каких трудов ему стоило уговорить начальство продолжить финансирование операции. Олег усмехнулся:
   -Я же говорил, что сейчас я могу финансировать эту операцию сам.
   Все трое рассмеялись, Эдуард прокомментировал:
   -Дожились - операцию стратегического уровня финансирует частное лицо...
   Официантка принесла заказ: коньяк, салаты, гарнир. Олег разлил коньяк по рюмкам.
   -Что это? - спросил Лихой, рассматривая бутылку.
   -Хэнэсси, - отозвался Олег. - Рекомендую...
   Черкасов непроизвольно улыбнулся - зарплаты генерала хватило бы только на триста грамм этого коньяка. Лихой почувствовал какой-то подвох, но промолчал.
   После первой разговор пошел, постепенно перетекая в другое русло. После третьей стали вспоминать своих общих знакомых и друзей по службе в армии.
   -Вот в Афганистане я знал, что за моей спиной стоит огромное и сильное государство, - с горечью говорил Олег. - Я воевал и считал себя защищенным. Правда, это я понял намного позже. В Таджикистане, в Чечне...
   -В Чечне... - сказал Эдуард. - Я стоял намного выше тебя и по своему положению видел немного больше, чем ты, командир отряда. Ты знаешь, Олег, я даже завидовал тебе, когда ты ушел из армии. После того, как ты взял архивы, и как с ними обошлось наше руководство, я тоже имел дикое желание уволиться...
   -Не уволился потому, что стал генералом? - спросил Жуков.
   -Наверное, да. Ты же знаешь, любой офицер видит себя генералом. Особенно выходец из спецназа. А после взятия архивов, когда со всей очевидностью для меня вскрылась позиция высшего руководства по отношению к этой войне, меня вызвали в Генштаб, и долго беседовали. Как я понял, меня проверяли, как я отношусь к своему руководству, после бездарного уничтожения архивов и еще много чего. Они прекрасно понимали, что я имею гораздо больше причастия к этим архивам, нежели это было выявлено военной прокуратурой. В итоге предложили генеральскую должность.
   -За молчание? - спросил Олег.
   -Вроде как. Ты будешь меня винить?
   -Почему? Нисколько, - покачал головой Олег. - Ты выбрал свою дорогу в жизни, я выбрал свою. Я тоже хотел стать генералом. И я бы им стал, если бы не предательство по отношению к армии на уровне высшего руководства страны - помнишь ублюдство премьера: "Шамиль Басаев, говорите громче, вас плохо слышно...". Обвалили тогда самое главное - принцип неотвратимости наказания. Мне кажется, мы еще пожнем плоды того обвала. Война на Кавказе еще даст о себе знать...
   Все трое молча уставились в свои пустые рюмки. Олег налил еще.
   -Я давно хотел тебе сказать, - Лихой поднял свою рюмку на уровень глаз, рассматривая налитый коньяк. - Полгода назад в Первомайском погиб мой бывший заместитель по разведотделу Саша Стыцина.
   Олег его помнил. Перед самым убытием отряда из Чечни полковник Стыцина возглавил разведку 58-й армии, которая тогда только создавалась.
   -Как это получилось? Полковники в атаки не ходят...
   -А ему пришлось. Погиб в момент прорыва отряда Салмана Радуева из поселка. Бился наравне со всеми в составе отряда аксайской бригады и армейской роты спецназа, подчиненной ему. Немало они там боевиков положили, но и самим уберечься удалось далеко не всем...
   -Война... - вздохнул Черкасов, вдоволь хлебнувший Афганистана.
   -Пусть земля ему будет пухом, - Олег опрокинул рюмку.
   Жизнь всех троих была в какой-то мере исковеркана войной и потому любые разговоры рано или поздно упирались в нее. Они это знали, но ничего поделать не могли, наверно нужно было прожить еще очень долго, чтобы эти воспоминания закрылись новыми событиями мирной жизни. Хотя в мирной жизни большинство событий не могут быть ярче, чем те, что происходят на войне...
   -Когда домой? - спросил генерала Олег.
   -Завтра еще посижу у Василия в центре, а послезавтра улетаю, - отозвался Лихой. - Хочу к вам приехать на море отдохнуть. Жену привезти, детей...
   -Могу профинансировать, - улыбнулся Олег. - Сейчас для меня это копейки, а тебе и твоей семье будет приятно.
   -Спасибо, - кивнул Эдуард. Ему было не ловко, когда бывший подчиненный делал такие предложения, как бы оставляя в долгу...
   -Значит, решено - в августе я вас всех жду отдыхать на море! - улыбнулся Олег.
   -Я скажу супруге, и как уж она там решит... - уклончиво отозвался Эдуард. - Ты от основной темы не отвлекайся...
   -Насколько я знаю твою супругу, она решит это вопрос положительно...
  
   26 июля 1996 года. Владивосток. Специнспекция "Дельфин".
  
   -Зона ответственности вашей группы, - начал объяснять Травкин, - южное побережье Приморского края. Основной упор - противодействие организованным группам водолазов, собирающих трепанг. Лучше - это взятие их с поличным в такой момент, чтобы в одном месте находились и водолазы в снаряжении, и моторная лодка и трепанг.
   -У кого-нибудь это получилось? - спросил Олег.
   Травкин приобрел растерянное выражение лица и смущенно пожал плечами:
   -Пока нет. Но мы работаем в этом направлении...
   Олег сидел за столом в недавно выданной форме государственного инспектора охраны природы. Рядом с ним сидели Денис и Иван, тоже бывший сослуживец Жукова, но еще по Таджикистану. Иван в свое время был в отряде сержантом и не плохо показал себя в различных критических ситуациях. Сейчас он был приглашен Олегом для работы в инспекцию. Долго его уговаривать не пришлось...
   Так как Олег и Денис уже имели разрешение на ношение служебного оружия, то за этим вопрос не встал. Свои "варяговские" ИЖ-71 им пришлось сдать, и взамен вскоре в УВД получили точно такие же. Инспекция выделила для группы разбитый УАЗ на котором, по выражению Дениса "ни одно Кэмел-Трофи было пройдено..."
   Этот УАЗ стоял у входа в здание и нужен был лишь для того, чтобы ездить к новому начальству встать пред светлы очи...
   На базе группы их ждал новый внедорожник "Нисан-Террано", который по комфорту и качеству ни шел, ни в какое сравнение с изношенным УАЗом. Японский джип одинаково хорошо ходил как по бездорожью, так и по автострадам, развивая при желании скорость в сто шестьдесят километров в час. Инструктаж был прерван приходом американской делегации.
   В дверях на мгновение застыл Том Райт, за ним Олег разглядел Катрин Патрик и третьего, имя которого Олег подзабыл, так как практически внимания на него не обращал и лишь через мгновение вспомнил: Джозеф Гудрич.
   Олег снизу вверх посмотрел на Райта. Взгляды пересеклись. Через мгновение Райт кивнул и сделал шаг через порог. Олег посмотрел на остальных. Все выглядели бодро и, как ему показалось, весело.
   Травкин подскочил со своего места и, указывая американцам на Олега, торопливо представил:
   -Это наш новый руководитель оперативной группы Олег Жуков. Я вам про него говорил...
   При этих словах Олег привстал со своего места и протянул Райту руку. Том крепко пожал ладонь. Так крепко, что Олегу показалось, что американец пытается так определить силу Жукова.
   -Том Райт, - представился Коллинз сам.
   -Я видел вас недавно в дельфинарии, - сказал Олег. - Вы были вместе, - Олег указал глазами на Катрин.
   -Катрин Патрик, - представилась женщина.
   Олег лишний раз подивился, как чисто американцы разговаривают на русском языке.
   -Очень приятно, - отозвался Олег.
   -Джозеф Гудрич, - представился третий, который был абсолютно не интересен Главному Разведывательному Управлению Генерального Штаба.
   Олег кивнул ему и снова перевел взгляд на Райта - тот приготовился что-то сказать:
   -А вы были с женщиной и двумя детьми, или я ошибаюсь?
   -Вы не ошибаетесь, - кивнул Олег.
   -Вы знакомы? - удивился Травкин.
   На его вопрос никто не стал отвечать. Тайные представители специальных служб двух великих ядерных держав были поглощены установлением первого вербального контакта. От этого первого контакта зависело очень многое, а потому и Олег и Кевин не обращали никакого внимания на события и предметы, не несущие в данный момент на тему контакта никакой полезной информационной нагрузки.
   -Я недавно прочитал про вас в газете, - сказал Райт. Он посмотрел Олегу в глаза, но тот никак не отреагировал, а потому американцу пришлось продолжать говорить с чувством утраченного контакта, что не прибавляло ему очков. - В ней сказано, что вы горите желанием защищать природу. Оперативная инспекция предоставляет вам эту возможность. Скажу сразу - если вы дадите давно ожидаемый нами результат, то будете получать от американского правительства именную премию в размере, обусловленном результативностью.
   Офицер военно-морской разведки США Кевин Коллинз провел мгновенную вербовку у всех на глазах так, что никто ничего не заметил. Не заметил бы и Жуков, но он сам владел этим мастерством и в душе даже восхитился американцем: "настоящий профи...". Никто из присутствующих не обратил внимания на слова про "премию от американского правительства", хотя все присутствующие здесь прекрасно знали, что инспекция финансируется из средств международного фонда, в котором США были лишь одним из спонсоров. Тем более никто не смог заметить двойственный смысл слова "результативность"...
   Олег кивнул с задумчивым видом, что бы Райту было сложнее понять внутренний настрой своего собеседника.
   -Тогда по чашечке кофе? - спросил Олег.
   Он в принципе сейчас не был хозяином положения, но сказанные им слова в определенном тоне поставили заместителя начальника в такие рамки, что тот просто не смог устоять и побежал делать горячий кофе. Кевин, как показалось Олегу, это увидел и смог оценить...
  
   27 июля 1996 года. Владивосток.
  
   Когда Черкасов и Жуков встретились в шашлычной, Василий уже прослушал аудиозапись, которую сделал Олег, разговаривая с американцами.
   -Ну что сказать? Профессиональный разведчик... - развел руками Черкасов. - Нам с ним придется работать в поте лица.
   -Завтра он желает лично принять участие в операции по захвату трепанголовов, - сказал Олег. - Сейчас я поеду готовить захват.
   -Возьми меня понятым, - попросил Василий. - Уж больно хочется мне пообщаться с Коллинзом лично.
   -Возьму, - кивнул Олег.
   Попрощавшись, Олег вышел из шашлычки и сел в джип, где его ждали инспектора. Денис вопросов о Черкасове уже не задавал - знал, что Олег все равно отвечать не станет.
   -Поехали на выход...
   Денис развернул машину в сторону выхода из Владивостока. Джип быстро набрал приличную скорость. Денис умело держал машину на трассе...
   -Сейчас проведем подготовку операции, а завтра будем задерживать водолазов, - сказал Олег. - Ты, Иван, будешь сегодня сидеть весь день и просто наблюдать в бинокль, что и как делают водолазы, их режим работы, в общем, весь технологический процесс. Вечером мы тебя снимем, и будем принимать решение на завтра...
   Ивана высадили в трех километрах от населенного пункта Песчаный. Парень взвалил на себя рюкзак, в котором были уложены плащ от армейского костюма химической защиты для укрытия от дождя, сухой паек, бинокль, видеокамера и прибор ночного видения. Сверху на себя он накинул маскировочный костюм типа "Леший" и двинулся вверх по косогору. Минуты через три Олег связался с ним по рации, проверяя связь.
   По плану операции Олег не хотел светить джип в поселке, где каждый незнакомый человек принимался с подозрением, а тем более машина. Поэтому он решил поставить машину подальше от населенного пункта в пределах возможности поддержания устойчивой радиосвязи с инспекторами.
   Дениса Олег оставил на вершине небольшой сопки - он должен был сыграть роль ретранслятора, если вдруг окажется, что связь не будет доставать до Ивана с того места, где Жуков решил поставить машину.
   Денис, прихватив с собой костюм химической защиты и сухой паек, начал подниматься в гору. Олег пересел за руль и погнал джип по начинающемуся от мелкого дождя бездорожью в глубь леса туда, где машина не должна попасться на глаза даже случайному прохожему...
   Время перевалило за обед, и Олег решил выспаться, пока парни будет вести наблюдение и сидеть на связи. Выспаться для Олега за последние полгода вхождения в большой бизнес, было непозволительной роскошью...
   Иван поднялся на сопку, откуда очень хорошо был виден небольшой залив, в котором торчало четыре катера трепанголовов, а так же неплохо просматривалась и береговая черта. Иван сел под размашистым кустом, надел под маскхалат непромокаемый плащ и достал мощный бинокль. Ему предстояло просидеть практически в неподвижном положении несколько томительных часов, но именно это время нужно было для вскрытия системы работы трепанголовов, чтобы впоследствии можно было тщательно спланировать операцию по захвату...
   Когда стемнело, Олег вышел по рации на Дениса и дал указание к сбору. Денис продублировал указание Ивану.
   Через полчаса Олег подобрал Дениса и еще минут через десять - Ивана. Оба парня промокли под мелким моросящим дождем - их трясло. Но выглядели они свежими и готовыми к дальнейшей работе.
   -Рассказывай, - повернулся на миг Олег к Ивану.
   -Работали четыре катера, восемь водолазов. Всего двенадцать человек. До вечера каждый катер сделал по три мешка. Мешки выносят из катера, когда тот подходит к берегу метров на десять. К берегу катер подходит задом на веслах, двигатель работает на холостых оборотах - в любой момент может рвануть в море и уйти. Перед тем, как катер подходит к берегу, с берега ему обязательно помашут руками.
   -Сигнал безопасности, - вставил Олег. Он вел машину с потушенными фарами и старательно всматривался в темную дорогу.
   -Да, - подтвердил Иван и продолжил: - Мешки с трепангом принимает грузовичок и мотоцикл с коляской и очень быстро уезжает в глубь деревни. Где они разгружаются, мне не было видно, но возвращаются они быстро.
   -Возможности по захвату? - спросил Олег, выводя машину на трассу и включая, наконец, фары.
   -Широкие, - усмехнулся Иван. - К берегу на расстоянии пятнадцати - двадцати метров примыкают высокая трава и кусты, куда никто ни разу не заглянул. Если с утра пораньше туда сесть, то вполне можно провести захват.
   -Во сколько у нас рассвет?
   -Часов в пять начинается... - отозвался Денис.
   Олег остановил машину и повернулся к парням:
   -Сейчас заедем к Гавриле, у него переночуем, а утром я высажу вас в эти кусты. В кустах вам придется пролежать полдня, пока водолазы не выгрузят первые мешки. Нам важно выхватить хотя бы один катер. Для этого вы будете находиться в этих кустах и не шевелиться. Даже запрещаю поднимать головы. Будете лежать так, что бы ни одна собака вас там не засекла. Ясно?
   -Мы же так ничего не увидим... - сказал Денис.
   -А вам ничего видеть и не надо. Лежите и ждите команды. Рации у обоих на приеме. Команду на захват будет подавать Сергей - его я посажу на сопку, откуда ему будет видно все. Как только он увидит катер в котором гарантированно разглядит мешок с трепангом - подаст вам команду. Вы выскакиваете, один быстро прыгает в катер, другой на машину или мотоцикл, что там будет. Ясно? Боевое оружие в кобуре, в руке на ремешке газовый пистолет с двумя первыми сигнальными, остальными газовыми патронами. Пару выстрелов в воздух, что бы там все прочувствовали ситуацию и не сопротивлялись. Сопротивление ломать газом. Только в начале предупреждайте. Ясно?
   -Ясно, - синхронно отозвались инспектора.
   -Я буду на джипе в двух минутах езды и с началом захвата начинаю выдвижение тоже. Со мной будет американец Райт и двое понятых. В общем, весь нужный комплект. Возможно, Райт или понятые будут на своей машине. Ваша задача - продержаться эти две минуты до моего приезда.
   Сказав это, Олег развернул машину и поехал к пройденному перекрестку, через который можно было попасть в деревню к Гавриле.
   Гаврила встретил Олега с распростертыми объятиями. Сейчас Гаврила заведовал вопросами переправки выловленного трепанга на китайские и корейские суда, которые подходили к границе именно для этой цели. За последние несколько недель Гаврила уже купил себе джип и поставил на свой катер мощный мотор "Ямаха" в двести лошадиных сил.
   -Мы у тебя переночуем, - без вступления сказал Олег. - И парни одежду просушат...
   -Ради Бога, - отозвался Гаврила.
   Иван и Денис развесили одежду сушиться, а сами пошли в любезно предоставленную Гаврилой баню.
   -Ты в форме? - удивленно спросил Гаврила Олега, когда они остались на кухне одни.
   -Да, я теперь инспектор специализированной группы "Дельфин". Руководитель оперативной группы.
   У Гаврилы вылезли из орбит глаза:
   -Кто? - он не поверил своим ушам.
   -"Дельфин", - повторил Олег, вынимая из кармана заламинированное удостоверение.
   Гаврила прочитал все, что было написано в удостоверении, и шальными глазами посмотрел на Олега.
   -Что это значит?
   -Ты думаешь, что я приехал трясти тебя?
   Гаврила промолчал.
   -Я не для того начинал это делать, чтобы потом вот так просто ездить и отнимать у своих друзей средства к существованию. У меня другая задача. Да, я буду ловить водолазов. Руководству "Дельфина" нужен видимый результат, то есть взятое под залог штрафа снаряжение, катера, моторы, ну и изъятый трепанг. Им абсолютно не интересна технология перевоза груза за кордон. Так что тебя я не трогаю. А мужики, которых я буду время от времени ловить, много не потеряют. Штраф для них это копейки. Так что без обид. Делай свое дело, я буду делать свое. Государство будет только богатеть на штрафах, если уж по-другому не может использовать такую возможность сделать деньги на природных ресурсах, исчерпание которых сейчас пока сомнительно.
   -Без обид, - кивнул Гаврила, пытаясь переварить услышанное.
   -Тем более, пока ты делаешь свое дело, водолазы работают. Как только я прикрою тебя, они перестанут работать, и в результате я сам потеряю результативность, а значит и свою работу. Так что мы заинтересованы друг в друге.
   Гаврила достал из шкафа пол-литровую бутылку самогонки:
   -Выпьешь?
   -Нет, мне еще ехать... - отказался Олег.
   Через час, выставив будильник на полчетвертого утра, все повалились спать. Спать оставалось всего три часа...
   Утром Олег высадил Дениса и Ивана в двух километрах от поселка, а сам рванул в сторону Владивостока. В город он приехал через пару часов, все это время не сбрасывая скорость ниже сотни.
   Во Владивостоке он первым делом позвонил Сергею и обозначил время и место встречи. Потом позвонил Василию и своей жене. После этого заехал в инспекцию и вошел без стука в кабинет начальника.
   -Где Райт? Мы с ним договаривались, что сегодня он примет участие в операции по захвату трепанголовов!
   Руденко сидел не один. За столом напротив него сидели три командира других оперативных групп, которые с недоверием посмотрели на Жукова, как на выскочку. Вот, мол, мы работали-работали, ничего взять не смогли, а ты пришел, и сразу все получилось! Такого не бывает...
   -Должен подъехать, - отозвался Руденко.
   -Телефон, - коротко бросил Олег.
   Руденко назвал ему номер мобильника Райта. Жуков прямо со служебного телефона начальника инспекции позвонил американцу:
   -Райт, это Жуков. У меня все готово. Операция состоится через четыре часа. Я жду вас в инспекции в течение тридцати минут или после этого в течение тридцати минут на выезде из города возле памятника. Все.
   Олег не стал ждать от американца ответа и просто отключился. На него с удивлением смотрели все присутствующие. Олег усмехнулся.
   Он прошел в бухгалтерию, поговорить с бухгалтером инспекции, потом пообщался с парнями из координационной группы. Пока он разговаривал, в инспекцию приехал Том, благо, что консульство США находилось всего в нескольких домах от оперативной инспекции, а Райт в это время был в консульстве.
   -Вы готовы? - спросил Олег, поздоровавшись.
   -Готов, - кивнул Райт.
   Он был одет в гражданскую одежду - джинсы и ковбойскую рубаху, крепкую, вполне пригодную для "активных действий". Ноги американца были обуты в ботинки с толстой подошвой, которым мог позавидовать любой боец спецназа. На глазах - темные очки стоимостью двести долларов. На поясе - трубка мобильного телефона и чехол с универсальным ножом.
   Олег и Том вышли из здания инспекции. Олег повернулся к американцу:
   -Поезжайте за мной. Если отстанете, встречаемся на выезде из города, возле памятника.
   -Понял, - кивнул Райт.
   Олег отошел за соседний дом, где у него стоял джип и выехал на нем на дорогу. Американец пристроился на своем джипе за Олегом и уверенно держался за ним на любых поворотах. Олег остановился на миг за автобусом на площади Борцов, и в одно мгновение в машину запрыгнули давно здесь стоящие Черкасов и Света.
   -Куда мы так быстро? - спросила жена.
   -Поработаем сегодня, - отозвался Олег, не считая пока нужным информировать свою жену в мельчайших подробностях.
   Он выехал на трассу и на "Заре", конечной остановке на выезде из Владивостока, остановился, чтобы подобрать Сергея. Тот был одет в камуфляжный костюм спецназовского покроя, с пистолетом в оперативной кобуре.
   -Садись быстрее! - крикнул ему Олег, притормаживая прямо под знаком "Остановка запрещена".
   Сергей запрыгнул в машину. Олег резко дал по газам и джип, оставляя за собой клубы черного дыма, рванул по трассе, быстро набирая скорость. Том держался как на привязи - чувствовался профессионализм.
   На Раздольном свернули на мост и погнали в Хасанский район. Джип Олега оставлял за собой клубы пыли - дорога не была асфальтирована. Американец стал отставать, и поэтому пришлось снизить скорость. Когда подъехали за три километра к Песчаному, Олег свернул в лес. Том последовал за ним. Загнав машину в самую чащу, Олег остановился. Американец вплотную подогнал свой джип и вышел из машины, разминаясь после двух часов напряженной езды.
   -Как наши дороги, Том? - спросил Олег, вылезая из машины.
   -Как в пословице, - усмехнулся Райт.
   -Вот такая она и есть - Россия, - в ответ усмехнулся Олег.
   Вышли из машины и остальные. Том, хоть и не видел, как в джип попали Василий и Света, удивления не показал.
   Олег представил всех друг другу по именам и стал распределять роли:
   -Сергей, бери рацию, подзорную трубу и поднимайся на сопку. Оттуда тебе очень хорошо будет видно всю бухточку. Засада лежит в кустах напротив желтого сарая. Они будут работать по твоей команде. Твоя задача - рассмотреть в подзорную трубу, когда к ним подойдет груженый трепангом катер и когда этот катер подойдет к берегу на расстояние, с которого до него можно будет сделать бросок - даешь им команду. Я тебя тоже слышу и начинаю отсюда выдвижение к ним вместе с Томом и понятыми. Обязательно чтобы в катере был трепанг. Если есть сомнения - лучше никакой команды не подавай. Дождемся другого катера. Вчера их тут четыре плавало, думаю, что сегодня их никак не меньше. Главное - это не показать им до поры до времени саму методику организации засады. Ясно?
   -Да, - ответил Сергей.
   -Как только поднимешься на сопку - свяжись с ними. Отсюда их не слышно. Все, что они тебе скажут, передашь мне.
   Сергей кивнул и быстро начал подниматься в сопку. Жуков повернулся к Василию и Свете:
   -Ваша задача, товарищи понятые, удостоверить факт браконьерского лова и внести соответствующие записи в протокол.
   Понятые кивнули. Олег посмотрел на американца:
   -Вам, Том, я никаких задач ставить не буду, но вы должны во время проведения операции подчиняться мне. Двух капитанов на одном корабле быть не должно.
   -Что я все же должен делать?
   -Лучше, если вообще ничего. Стойте в стороне и не вмешивайтесь, даже если увидите что-нибудь необычное. Я не хочу, чтобы из-за синяка под вашим глазом, разгорелся международный скандал.
   -Я понял.
   -Значит, разворачиваем машины и ждем команды, - подвел итог всему разговору Жуков и сел в свой джип.
   Через двадцать минут с ним связался Сергей:
   -Засада сидит не засвеченная. Говорят, что промокли и замерзли. В бухте работают пять катеров, Дэн сказал, что водолазы работают с утра и должны сейчас идти к берегу на выгрузку и заправку воздуха в баллоны. Так что будьте в готовности.
   -Я понял, тебя. Передай им от меня наилучшие пожелания не замерзнуть до конца. Пусть продержатся еще часик.
   -Хорошо, передам.
   Все слышали этот разговор. Райт спросил:
   -У вас, Олег, там сейчас сидит засада?
   -Да, у меня там сидят два инспектора, которые по сигналу должны выбраться из засады и задержать водолазов.
   -А потом подоспеем и мы?
   -Совершенно верно.
   -Я читал про вас в газете. Вы бывший военный. Судя по организации засады, вы не простой военный...
   -Да, у меня есть опыт организации засад, - кивнул Олег. - Я служил в Афганистане, где и занимался засадами на караванных тропах...
   -Уж не в войсках специального назначения вы служили? - спросил Райт.
   -Это у вас, американцев войска, а у нас это части и подразделения, не выведенные в категорию войск.
   -А сколько, если не секрет, вы провели в Афганистане засад?
   -Около ста двадцати раз выходил на боевые. Около сорока засад было результативных, - Олег посмотрел американцу в глаза, как бы спрашивая, почему его это интересует, но Том сделал вид, что не заметил значения этого взгляда. - А после Чечни я уволился из армии и теперь ничего не хочу даже слышать про неё. В Чечне армия была брошена высшим руководством страны просто на произвол судьбы. Извините, Том, мне горько об этом вспоминать...
   -Я тоже бывший военный, - неожиданно сказал Том.
   При этих словах Василий чуть заметно дернулся. Олег подумал, что американец мог увидеть этот выпад Черкасова, но, оценив положение головы Райта, понял, что ему это не было видно. Мгновенно стало понятно - Коллинз решил воспользоваться тем же приемом "снятия" информации, что сейчас проделал Жуков. Том начал выдавать информацию со своей стороны, желая таким образом расположить к себе собеседника, показать свою мнимую открытость и показное пренебрежение к военной и государственной тайне...
   -Я это понял по тому, как вы смогли судить об организации моей засады. А как вы попали в охрану природы? - спросил Олег.
   -Дело в том, что я был офицером по экологической безопасности полигона пехотной дивизии на Гавайях. Мне по долгу службы приходилось заботиться об экологии. Сколько шумихи было, когда танковый батальон нашей дивизии стал стрелять на полигоне новыми бронебойными снарядами с урановым сердечником! А ведь в них уран обедненный, и такой большой опасности, о какой кричали газеты, не представляет. После увольнения из армии мне предложили работу в фонде WSF, и я сразу согласился. Тем более, мне удалось повидать мир. Я уже побывал в Африке, в Австралии, и вот сейчас я в России...
   -А где вы так научились говорить по-русски? - спросила Света.
   -Мои прабабушка и прадедушка выходцы из России. Бежали от революции в Лос-Анджелес. Там сейчас живут мои родители, которые и приучали меня к русскому языку. И к русской водке...
   -Вам нравится водка? - усмехнувшись, спросил Олег.
   -Больше, чем виски.
   Американец широко улыбнулся. Все рассмеялись. В этот момент на связь вышел Сергей:
   -К берегу пошел катер. Всем приготовиться.
   -Трепанг видно? - спросил Олег.
   -Пока нет.
   -Смотри...
   Все сидели в напряженном ожидании. Райт достал из кармана ключ от своей машины - приготовился бежать в джип, если поступит команда на захват.
   Олег завел двигатель своего джипа. Через минуту Сергей снова вышел на связь:
   -Не могу разобрать. Мешков никаких не видно. В катере стоит только пластиковая бочка, а что в ней я не могу понять.
   -Ладно, не будем его трогать, - сказал Олег. - Жди, когда будут мешки, чтобы наверняка...
   -Я понял, - отозвался Сергей и уже Денису с Иваном сообщил: - Пока отбой.
   Олег заглушил двигатель, и связался с Сергеем:
   -Выгрузили?
   -Да, подъехал микрогрузовик, и два мужика перетащили бочку в кузов. Я разглядел, это точно был трепанг. Мужик достал одного из бочки...
   -Ну и ладно. Что другие катера?
   -Вот еще один к берегу пошел. Пока не вижу что у него...
   -Смотри внимательно.
   -Подошел к берегу. Ему машут руками, что все в порядке. Все, начинает подходить к берегу.
   -Трепанг видишь?
   -Пока нет.
   Олег повернулся к Райту:
   -Идите в машину и заводите двигатель. Сейчас поедем...
   -Вижу два мешка! - доложил возбужденно Сергей.
   -Уверен? - спросил Олег.
   -Да. Это точно трепанг! Пошел захват!!! - крикнул в рацию Сергей.
   Олег утопил педаль газа, и джип буквально прыгнул с места, и, набирая скорость, понесся по лесной дороге. Машина прыгала по ухабам, но сейчас на это нельзя было обращать внимания - начался захват, и малейшее промедление могло поставить двух инспекторов, осуществляющих первый внезапный бросок, в опасное положение в обществе десятка сильных и смелых водолазов.
   Олег связался с Сергеем:
   -Что там видишь?
   -Парни выскочили из кустов. Денис уже в катере, пистолетом машет. Иван крестом на мотоцикл прыгает. Запрыгнул.
   -Понял. Если что-то вне плана - мне сразу сообщай. Я через две минуты буду на месте.
   Олег вывернул машину с лесной дороги на трассу и резко прибавил скорости. Сейчас "Террано" развил по проселочной дороге не менее ста двадцати километров в час и сильно пылил, мешая Райту так же быстро вести свою машину.
   Через минуту вышли на "финишную прямую", и уже был виден катер, в котором стоял высокий Денис, размахивающий пистолетом.
   Люди, которые только что подверглись внезапному нападению, увидев несущийся на огромной скорости джип, совсем потеряли способность к сопротивлению. Внезапность всегда действует ошеломляюще...
   -Где кто? - сразу спросил Олег, вылезая из машины.
   Вокруг резко остановившегося джипа продолжала клубиться пыль. Из машины так же выбрались Василий и Светлана.
   Олег подскочил к катеру. В нем находился рулевой, который был пристегнут наручниками к поручню и один из водолазов. Второй водолаз успел спрыгнуть в море и теперь плавал на спине метрах в двадцати от берега, удивляясь, что это за люди, выскочившие внезапно из кустов.
   -Я инспектор охраны природы Специнспекции "Дельфин"! Плыви сюда! - поманил его Олег, но водолаз помотал головой. Тогда Жуков повернулся ко второму: - Ты кто такой?
   Водолаз отвечать отказался, и его было решено доставить в ближайшее отделение милиции, так же как и рулевого, чтобы установить личности.
   Подъехал Райт. Выйдя из машины, он сразу стал снимать все происходящее на свою видеокамеру, и именно это немного присмирило начинающих собираться вокруг места происшествия негодующих людей, которые впрочем, понимали, что попались...
   В катере находилось два мешка с живым трепангом. Олег дал указание Ивану пересчитать особи. Иван сразу принялся за дело. Олег достал бланки протоколов и приготовился писать.
   В качестве залога и гарантии оплаты штрафа, который накладывался на нарушителей, Жуков принял решение изъять водолазное снаряжение, которое стоило раз в десять больше, чем сумма штрафа. Баллоны и костюм с ластами Денис отнес в джип.
   Пересчитанный трепанг, пока он еще был в большинстве своем жив, было решено выпустить в море, что и сделал Иван, выйдя вместе с Василием и Светой на задержанном катере недалеко в море.
   Через полчаса оформление документов было закончено. Райт удовлетворенно потирал руки. Василий присматривался к американцу.
   -Можно ехать, - сказал Олег.
   -Я удовлетворен на все сто, - сказал Олегу Райт. - Я давно не получал такого удовольствия от лицезрения настоящего профессионализма...
   -Обычная, можно сказать классическая, засада, - пожал плечами Олег. - Садитесь в машину, едем...
   По пути забрали Сергея, который все это время так и продолжал сидеть на сопке и рассматривать происходящее в мощную стократную подзорную трубу, установленную на складную треногу.
   В инспекции их встретили как национальных героев. Руководители тех групп у которых не получалось захватить трепанголовов, смотрели на Олега волками. Начальник начал рассыпаться в благодарностях. Олег сдал протоколы, доложил:
   -Мною задержан катер, в котором находился живой трепанг в количестве восемьсот двадцати трех особей, два водолаза в подводном снаряжении и рулевой. В момент задержания применялись специальные средства - браслеты стальные и шумовые патроны к газовым пистолетам. Следующую операцию проведу завтра или послезавтра.
   -Где? - спросил Руденко.
   -Не знаю, - улыбнулся Олег. - Где смогу лучше её подготовить...
   Скрывать информацию от своего руководства Жуков привык еще с чеченской командировки, а сейчас это прозвучало как вызов. Но, победителей не судят, и начальник Специнспекции проглотил этот выпад.
   Райт же воспринял это иначе. В этих словах он разглядел свойственную настоящему спецслужбисту скрытность, которой так не хватало инспекторам "Дельфина", широко рекламировавших свою деятельность, желая привлечь к себе внимание общественности.
   В машине Света спросила Олега:
   -Это и есть тот американец, ради которого мы здесь живем?
   -Разве? - Олегу не хотелось слишком глубоко посвящать Свету в подробности.
   -Ой, не смотри на меня такими глазами. Я его видела и в театре, когда ты с его беременной женой любезничал. А потом я видела его в дельфинарии. Там он был с другой женщиной.
   -Наверно, - пожал плечами Жуков, удивляясь женской наблюдательности.
   -Не хочешь говорить, не надо. Я все понимаю прекрасно.
   Василий в это время смотрел в окно и молчал...
  
   1 августа 1996 года. Владивосток.
  
   Олег, как стемнело, зашел в здание, где находился разведывательный центр. Сюда он пришел в первый раз за все время проведения операции "морской еж". "Нормативно-исследовательская лаборатория МО РФ" жила своей жизнью. На охране стоял недремлющий прапорщик, а кое-где в окнах горел свет. Олег вызвал Василия, и тот провел его к себе в кабинет.
   -Показывай, чего ты хотел, - устало произнес Олег. Он не спал уже четвертые сутки, проведя за это время три захвата трепанголовов.
   -Вот смотри, - Черкасов развернул перед Олегом какой-то график. - Это я получил в разведуправлении штаба флота благодаря личным связям. Секретные данные.
   -Что это?
   -Активность американских радиостанций, установленных на кораблях и самолетах седьмого флота, занимающихся противолодочной обороной, в момент выхода атомных подводных крейсеров из базы в Павловске.
   Олег посмотрел график. В дни выхода крейсеров активность радиообмена американцев и японцев значительно повышалась. На графике это было видно невооруженным глазом.
   -Ну и что? Это понятно. С нашей стороны выходит на патрулирование крейсер, они начинают его отслеживать, вот активность и повышается. Ничего удивительного не вижу.
   -Хорошо. Тогда посмотри график активности вражеских радиостанций в момент выхода наших крейсеров полгода назад. Год назад.
   Олег посмотрел на другие графики. На них повышение активности не просматривалось. Черкасов прокомментировал:
   -Флотское руководство констатирует, что американцы каким-то образом узнают о факте выхода крейсера с базы. Причем применяемая скрытная схема вывода крейсера под килем гражданского судна уже не срабатывает. Американцы начинают отслеживать именно то судно, под которым идет ракетоносец. Как по наводке.
   -Предательство в руководстве флота?
   -Может быть. Но вот что я могу тебе еще показать. Это я достал в фонде WSF, и то, только благодаря тому, что совратил одну из девчонок, которая работает секретарем у иностранцев...
   -Что это?
   -Это картина перемещения Тома Райта за последние восемь месяцев. Обрати внимание, где он бывает в те дни, когда происходит выход крейсера из базы...
   -Вижу. Два раза был в море. В районе Ливадии и на острове Путятина. Так с этого острова выход с базы как на ладони видно...
   -Ну, допустим, не как на ладони. К тому же выход крейсера планируется и проводится только при сильном тумане или дожде. Так что визуально наблюдать выход крейсера ни с земли, ни с острова, он не может.
   -За это время сколько раз проводился вывод крейсеров с базы?
   -Десять.
   -Все выводы были вскрыты американцами?
   -Все.
   -Нет, точно предательство. Откуда ему заранее знать, когда будет проводиться выход?
   -Вопрос, Олег, в другом. Как мне объяснили мужики из разведки флота, для прикрытия выхода крейсера они всеми правдами и неправдами задерживают на время несколько гражданских судов, и как только крейсер выходит из базы, суда все отпускаются. Под каким именно судном пойдет ракетоносец - решать только командиру ракетоносца и никому более. Заранее знать под каким судном будет идти крейсер, на земле не может никто. А американцы работают именно с тем судном, под которым идет крейсер. Вот это я и не могу увязать.
   -Причастность к этому делу мистера Коллинза? Где? Каким боком?
   -Вот и мне это интересно. Нужно думать.
   -Его телефон срочно надо ставить на прослушивание.
   -Скорее всего, это не принесет результат. Думаю, что при проведении операции такого уровня, они не станут ни в коем случае использовать легальные телефоны. А нелегальные мы вычислить не сможем, - Черкасов тяжело вздохнул.
   -А под какими предлогами Райт находился в районе Павловска на острове Путятина?
   -Вот это тоже интересно. Я проверил. Оказывается он там находился с целью изучения того вида морского ежа, из-за которого и был создан "Дельфин".
   -Был один?
   -Кто его одного туда пропустит? Нет, он там находился в составе оперативной группы "Дельфина". Иногда с ним бывает какой-нибудь ученый муж из ДВО РАН.
   -Он всегда находится на виду у инспекторов?
   -Не знаю. Это нужно будет узнать тебе.
   -Понятно. Попытаюсь спровоцировать его на поездку туда или подвести так, чтобы он меня туда сам потянул.
   -Именно это я и хотел тебе предложить...
  
   2 августа 1996 года. Владивосток.
  
   С утра Олег решил не отмечать Святой Праздник, тем более, строго говоря, День ВДВ никоим образом не касался спецназа, где всю свою сознательную жизнь и прослужил Жуков. Но традиционная любовь русских к праздникам, а тем более к празднику, который являлся праздником настоящих мужчин, заставляла с размахом отмечать этот день как "чистых" десантников, так и их собратьев по прыжкам с парашютом - бойцов спецназа ГРУ, разведчиков рот глубинной разведки, бойцов десантно-штурмовых подразделений сухопутных войск и морской пехоты. К обеду набережная Владивостока была наполнена бренными телами, на головах которых виднелись голубые береты, а на тельниках и кителях многих - медали и ордена с традиционными значками парашютистов. Здесь были и участники Великой Отечественной, вид и количество наград которых заставлял даже сильно перепивших, относиться к ним с глубоким уважением, и совсем еще молодые, видимо, только демобилизовавшиеся, парни, которые встречали этот праздник на "гражданке" в первый раз.
   К обеду Олег, видя мучения своих подчиненных, все же сдался и объявил этот день выходным. Через час он сдался снова и лично приехал на набережную. Увидев джип, к нему почти сразу подошли Денис и Сергей. Они были уже изрядно навеселе и предложили выпить водки. Олег отказался и предложил пройтись по набережной, вдруг кто знакомый попадется.
   Мимо мелькали лица, преисполненные значимостью празднуемого дня. На песке, в кругу горящих азартом парней, в жаркой борьбе катались два исполинского размера десантника, видимо решивших выяснить кто сильнее. Они были в очень сильном подпитии, рычали, хрипели, но меру знали и по крайней мере глаза друг другу выдавить не пытались.
   На лавочке, с медалью "За отвагу" на тельнике, сидел, откинувшись и закатив глаза, мертвецки пьяный мужик, лет сорока. Возле него копошилась женщина, все говоря: "Петя, пошли домой..."
   Чуть в сторонке, рядом с киосками, парнишка на своей голове разбил бутылку из-под водки, продемонстрировав присутствующим лицам женского пола свое бесстрашие и решимость. Девочки визжали и аплодировали.
   Олег усмехнулся. Бутылки на собственной голове он перестал бить еще на третьем курсе РВВДКУ и теперь смотрел на эту безобидную "десантную" забаву как на изжитое прошлое...
   Милиция на набережной не показывалась. Не встретив никого из близко знакомых, Олег вернулся в машину, наказав своим парням с утра "быть как огурчики".
   Из машины он позвонил Черкасову:
   -Слушай, давай встретимся. Праздник, как никак...
   С Василием Олег встретился на выезде из города, подальше от лишних глаз. В забегаловке было мало народу, и можно было спокойно посидеть. Черкасов привез бутылку хорошего коньяка.
   После того, как выпили положенное, Олег спросил:
   -Слушай, а американцы когда начинают преследование судна, под которым идет крейсер, кого первого присылают? Фрегат или самолет?
   -Судя по спецсообщениям, всегда на судно первым выходит самолет. Обычно это базовый "Орион", иногда "Хоукай" с авианосца. А что?
   -Никто не догадался проверить днища судов? Не могут они быть оснащены датчиками, скажем радиоактивности? Лодка, как я понимаю, должна "фонить", и довольно прилично. Такой датчик "ловит" фон и передает на самолет условный сигнал. Возможно, по запросу с самолета...
   -В принципе, такое возможно... - согласно кивнул Черкасов. - Я сам не специалист в этом вопросе, но я спрошу об этом у моряков.
   -Погоди пока спрашивать. Если что-то действительно есть, то моряки наломают дров. Нужно это узнать так, что бы ни одна живая душа... а потом придумаем, как это использовать, если это действительно так...
   -Ладно. Что-нибудь придумаю.
   -А как "наружка" ходит за нашим другом? Постоянно?
   -Раньше ходила постоянно. Сейчас только тогда, когда что-то надо.
   -А когда он заходит к себе домой?
   -Мы снимаем наблюдение. До утра. Ведь он выходит из дома в одно и тоже время. Зачем своих "топтунов" перегружать?
   -То есть, ты хочешь сказать, что всю ночь американец остается вне наблюдения?
   -Получается, так, - кивнул Василий.
   -Значит, у него есть возможность ночью находиться в любом месте в пределах трех-четырех часов езды на машине?
   -Получается, что так. А что это ему даст?
   -Я думаю, что в это время он может заниматься установкой датчиков на судах торгового и рыболовного флота.
   -Только в пределах Владивостока.
   -А почему бы и нет? Ты же мне сам говорил, что пограничники придерживают только суда, выходящие из Владивостока. А Райт - боевой пловец. Он на ластах может пройти за ночь всю бухту...
   -Я понял. Интересно, какой вид и габариты может иметь такой датчик?
   -А вот это как раз и надо узнать у моряков...
   Василий почесал затылок:
   -У меня есть один знакомый кавторанг, заместитель командира разведпункта Тихоокеанского флота. Вот у него и спрошу.
   -Когда будет результат?
   -Дня через два. Если он не в командировке. Вечно он то в Африке, то еще где...
   -Я это не слышал.
   -А я это и не говорил.
  
   4 августа 1996 года. Южное побережье Приморья.
  
   За рулем сидел Денис. Олег повернул голову назад - Райт не отставал, хотя "Террано" шел на довольно приличной скорости в сто сорок километров в час. Ивана с собой брать не стали. Он всю ночь готовил операцию по захвату трепанголовов в заповеднике, но с утра туда понаехало несколько групп рыбоохраны и браконьеры просто не вышли в море. Олег разрешил ему отдохнуть.
   Жукова, зашедшего с утра в управление Специнспекции "Дельфин" нагрузили сопровождать американца в поездке на острова. Олег было воспротивился, но узнав, что сопровождать придется именно Коллинза, согласился.
   Вместе с Райтом в поездку отправились Катрин Патрик и один из ученых мужей института океанологии Дальневосточного отделения Российской Академии Наук. Ученый муж представился просто: Вильям.
   В районе поселка Анна, в получасе езды от Находки их уже ждал катер. Рулевой помог американцу перенести в катер подводное снаряжение. Машины оставили во дворе одного из домов поселка.
   В море немного покачало и Олег ожидал, что Катрин будет себя плохо чувствовать, но она держалась вполне уверенно и даже улыбалась, разговаривая о чем-то с Кевином.
   -Том, а зачем вам снаряжение? - стараясь перекричать шум работы двигателя, спросил Олег.
   -Я буду нырять в воду и доставать морского ежа, - отозвался Райт.
   -Это необходимо для его изучения, - вставил Вильям.
   "Ну ты бы хоть помолчал..." - подумал Олег, а сам спросил американца:
   -Вы имеете опыт подводного плавания?
   Том кивнул:
   -Да, я научился этому делу на Гавайях...
   -Вот бы и мне научиться, - мечтающее произнес Олег, хотя превосходно мог управляться с любым подводным снаряжением как отечественного, так и иностранного производства.
   -Это не сложно, - сказал американец. - Главное, просто хотеть этого...
   Они отдалились от берега на значительное расстояние. Катер прыгал по волнам и каждый прыжок отдавался хлопком сиденья по "пятой точке опоры". Впереди показалось судно, которое довольно быстро уходило влево, в сторону открытого моря.
   Олег подумал, что вполне может быть, что под этим судном сейчас выходит на боевое патрулирование подводный ракетный крейсер.
  
   Вскоре катер причалил к пирсу на острове Путятина. Вильям потянулся, несколько раз присел, помахал руками:
   -Как мне нравится выезжать сюда, на природу...
   "Дельфины", которым природа уже порядком осточертела, посмотрели на ученого как на чудака.
   -Вот здесь мы живем, когда приезжаем сюда, - сказала Катрин, показывая на частный дом, из которого уже выглядывали немолодые мужчина и женщина.
   Хозяева приветливо помахали руками. Райт объяснил:
   -Платим им по сто долларов в месяц, и нас принимают в любое время...
   Остров Путятина представлял собой клок земли вытянутый с севера на юг на тринадцать километров. На северо-западной оконечности острова находился поселок Путятин, а на южной два участка Госрыбпрома. Севернее поселка высилась гора Старцева, высотой более трехсот пятидесяти метров, а на юге находилась высота 163,0, с двух сторон от которой и расположились участки Госрыбпрома. Пирс, к которому подошел катер, принадлежал одному из этих участков.
   -Когда будете нырять? - спросил Олег.
   -Пообедаем и начнем... - вместо американца отозвался ученый.
   После обеда Том начал осматривать свое снаряжение. Олег мельком взглянул на костюм - точно такие он видел у многих трепанголовов. Ничего особенного. Посмотрел на костюм и Денис.
   Райт привез с собой четыре баллона с воздухом, чего должно было хватить на два часа работы. Как объяснил Вильям, этого вполне достаточно, чтобы провести очередной этап исследований, касающихся изучения морского ежа.
   Кевин прыгал в воду с катера, который отошел от берега метров на триста. Олег видел, что катер остался на месте и рулевой закинул удочки, оставаясь в ожидании американца.
   -А что, у вас нет своих водолазов? - спросил Олег Вильяма, когда Катрин отошла в сторону.
   -За эту работу водолазам надо платить, а Том делает это бесплатно, как он сам говорит, себе в удовольствие, и на благо природы... мы от этого только выигрываем.
   Том вынырнул через полчаса. Он поднял со дна несколько морских ежей, а так же пробы грунта и воды. Олега перекосило. Куда только ФСБ смотрит?!
   Пробам и морским ежам ученый радовался как ребенок. Ежей поместили в специальный контейнер с морской водой. Снаряжение Том расстелил на просушку.
   Олег, ближе к вечеру, на катере обошел мыс Развозова, южное и восточное побережье острова в поисках браконьеров. Том сидел рядом и не проронил ни слова. Только вечером, когда все собрались в доме ужинать, он предложил выпить виски.
   -А как же водка? - усмехнулся Олег. - Ведь ты же говорил, что водка лучше, чем виски!
   Американец расплылся в улыбке:
   -Я не откажусь.
   Выпили по сто. Стало немного веселее. До поселка Анна добрались когда уже стемнело. Когда выехали на Владивостокскую трассу, Денис сказал:
   -У него давление в баллонах было полным, плавал он всего полчаса, а оказалось, что баллоны пусты. Интересно, как это понимать?
   -Может, травит акваланг... - отозвался Олег.
   -Может... - вроде согласился Денис.
  
   5 августа 1996 года. Пригород Владивостока.
  
   -Значит, говоришь, что за полчаса он истратил весь запас воздуха двух баллонов? - Василий выглядел озабоченным.
   -Получается, что именно так, - кивнул Олег.
   -Могу сказать только одно - это может означать, что наш друг за эти полчаса двигался под водой очень активно. Соответственно и потребление организмом воздуха у него увеличилось вдвое...
   -Какое расстояние он мог проплыть за это время?
   -Представление не имею. Я не знаю нормативов боевых пловцов.
   -А как же твой знакомый из разведки флота? Кавторанг?
   -А вот на счет него Лихой прислал отдельное поручение. Своим приказом ГРУ назначило его к нам в помощь. Сегодня мы с тобой поедем на встречу с ним.
   -Куда?
   -Как куда? На остров...
   Морской разведывательный пункт специального назначения Тихоокеанского флота был расположен со знанием дела в местечке, которое ранее носило название Холуай. Первоначально, еще в период формирования через десять лет после войны, база морских разведчиков-диверсантов была расположена в самом Владивостоке, но первый командир разведпункта капитан второго ранга Коваленко настоял перед начальником военно-морской разведки контр-адмиралом Бекреневым на переносе базы на остров, подальше от любопытных глаз. Название бухты уже давно сменилось на другое, но народная молва еще тогда окрестила бойцов морской разведки "халулаевцами" и приписала им много сказочных возможностей, подняв тем самым авторитет разведпункта на небывалую высоту. В корне не правильное название, тем не менее прижилось. Время от времени "халулаевцы" проводили учения по подрыву кораблей и прибрежных объектов "противника", тренируясь на кораблях и объектах Тихоокеанского флота. В период таких учений они незамеченными проникали на базы флота, скрытно минировали корабли и так же скрытно уходили. Иногда морские разведчики практиковались в похищении должностных лиц, унося в неизвестном направлении дежурных по базам, узлам связи или просто вахтенных моряков.
   Пройдя по специально выписанному пропуску через КПП части, Олег и Василий несколько минут смотрели на постамент, на котором было установлено оружие морского диверсанта - подводный носитель "Тритон".
   -Это по вашему поводу звонили из разведотдела? - спросил высокий капитан второго ранга, приближаясь к Олегу и Василию.
   Оба повернулись. Василий поздоровался:
   -Привет, Вадим.
   Кавторанг протянул руку и крепко пожал её. Потом повернулся к Олегу.
   Жуков посмотрел на подошедшего. Не узнать его он не мог. Перед ним стоял Вадим Волков, тот бывший лейтенант, вместе с которым он девять лет назад в Афганистане забивал самый крупный караван мятежников...
   -Жук, ты это, или мне кажется? - улыбаясь, спросил Волков.
   -Волк?
   Бывшие сослуживцы взяли друг друга в крепкие объятия. Василий прокомментировал:
   -Значит, представлять не надо...
   -Пошли, у меня шило припасено где-то... - сказал Вадим. - Дело потом обсудим...
   -Нет, давай в начале дело, - усмехнулся Олег. - А то так и Родину пропить не долго...
   Они прошли в кабинет Волкова. Стены кабинета сплошь были завешаны картами побережий Китая, Японии, США... карты были довольно подробные, с частыми промерами глубин и указанием подводных течений.
   -Рассказывайте, - Вадим сел в кресло, указывая рукой на стулья. Повернулся к Олегу: - Ты сейчас где? В бригаде? На какой должности?
   -Командир группы, - усмехнулся Олег.
   Вадим перевел вопрошающий взгляд на Василия. Тот усмехнулся:
   -Он тебе правду говорит...
   -Ну, тогда это спецгруппа...
   -Верно. Спецгруппа по охране природы. Специнспекция "Дельфин". Слышал про такую?
   -Слышал. А тебя в неё как занесло?
   -Да вот, пошел на поводу генерала Лихого...
   -А я вам для чего? Как консультант по вопросам природоохраны я вам не сгожусь...
   -Ладно, хорош балдеть, рассказываю, - оборвал разговоры Василий.
   В течение часа он вводил Волкова в курс дела. Вадим слушал не перебивая и лишь после того, как монолог Черкасова закончился, стал высказывать свои мысли.
   -Схема оснащения гражданских судов специальными датчиками не нова и вполне может иметь место. Вы мне найдите такое судно, за которым уже гонялись американцы и мои бойцы обследуют его.
   -Что будем делать, если такой датчик будет обнаружен? - спросил Олег. - Цель операции "Морской еж" проста и понятна. Нужно обезвредить разведывательную сеть противника. И, как я понимаю, никакой политической огласки это событие иметь не будет. Даже если мы просто убьем Райта.
   -Если мы его убьем, американцы пришлют другого. Нам нужно вскрыть саму систему и обезвредить её. Можно даже не убивать Райта, - сказал Василий.
   -Мне интересна схема, по которой "Тайфун" заходит под судно, - сказал Олег. - Понимая, как это происходит, можно попытаться просчитать и все остальное.
   -Так это и я могу рассказать, - усмехнулся Волков. - Хотя по большому счету этим делом должна заниматься контрразведка флота и отряд противодиверсионной борьбы, но если уж спрашиваешь...
   Он расстелил на столе морскую карту и начал объяснять:
   -Крейсер выходит из базы вот по этому фарватеру, - пальцем Вадим провел по карте от Павловска до ему одному известной точки в море: - Вот здесь у крейсера так называемая "зона ожидания", в которой он замедляет ход и ждет подхода гражданского судна. Это точка с координатами сорок два градуса тридцать минут северной широты и сто тридцать два градуса тридцать минут восточной долготы. Почему именно эта точка? Потому, что в этом районе гражданские суда либо поворачивают на юг, либо идут на восток. Очень удобное место. Мы тоже используем иногда эту точку... - Волков не стал распространяться в каких целях он использует это место.
   -А дальше?
   -Дальше крейсер осуществляет маневр и заходит под днище судна. После этого он несколько часов идет под прикрытием шумов гражданского судна, пока не выйдет в зону больших глубин и не уйдет под термоклин. В этот момент установленный на судне датчик вполне может снять всю необходимую информацию о крейсере: либо радиационный фон, либо индивидуальную акустическую сигнатуру, а потом, по запросу с самолета, выдает собранную информацию. Если датчики, установленные на судне дают положительный сигнал на борт самолета, начинается, как я понимаю, преследование...
   -Но ведь самолеты прилетают не на каждый сухогруз или сейнер, - сказал Олег. - "Орионы" прилетают только на те суда, под которыми как раз и идет крейсер. Вот это мне интересно более всего.
   Волков почесал затылок:
   -Действительно, интересно...
   -А какова дальность радиосвязи таких датчиков? - спросил Черкасов.
   -Учитывая то, что они находятся под водой, думаю, что не больше десятка километров, - отозвался Вадим.
   -А "Орионы" появляются через какое время после вывода крейсера под киль судна? Кто-нибудь это фиксировал? - спросил Олег.
   -Практически сразу, - отозвался Василий. - Хотя не могу уверенно сказать сколько именно проходит времени.
   -Тогда предлагаю поставить эксперимент, - сказал Волков. - Нужно настоять перед командованием дивизии подводных лодок, что бы они провели вывод крейсера через рубеж, на котором он ныряет под судно, а потом, после обнаружения его вражескими самолетами, вернуть "Тайфун" в базу. И при этом постараться зафиксировать все: время прибытия "Ориона", записать весь сопутствующий радиообмен. Возможно, удастся записать сигналы датчика. Думаю, потом их можно будет использовать для дезориентации американцев при выводе крейсера.
   Василий и Олег посмотрели на Вадима:
   -Я всегда говорил, что в тебе кроется непревзойденный разведчик! - с восхищением сказал Олег.
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 6.36*48  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018