ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 5.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.84*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И понеслась фантазия...

  Глава 5.
  
  Активные действия по поиску и эвакуации спутника ведут обе стороны...
  
  Кондиционер явно не справлялся с поставленной ему задачей - на улице жара превышала "предельно допустимые санитарные нормы", но и в самом помещении было весьма не холодно. Шло оперативное совещание по вопросу обеспечения вывода эвакуационной группы на место падения спутника. Генерал Лихой, сидевший с торца длинного стола командира базы, вытер с шеи пот и сказал:
  - Только что Лунин доложил по связи, что высадился в непосредственной близости от спутника. Аппарат им визуально обнаружен, сейчас группа выдвигается пешим порядком к спутнику и через полчаса-час, они будут на месте. Что вертолетчики?
  Начальник авиационной базы полковник Петров развел руками:
  - Как мы и договаривались, они радировали о неполадках в двигателе и вынужденной посадке. Башня управления приняла их сообщение, и только что оттуда мне отзвонился американский дежурный и спросил, не нужна ли нам помощь.
  - И что вы ответили? - пренебрежительно спросил Майский, который по своему обыкновению сидел в кресле в углу кабинета и делал вид полного непричастия к текущим делам.
  - Я ответил, что машина совершила вынужденную посадку, повреждений не имеет, и мы справимся своими силами.
  Майский удовлетворенно кивнул, причем так, как будто ему было без разницы, как ответил Петров на вопрос американцев. Своим показным отсутствием интереса он нервировал генерала, и Лихой тихо скрипел зубами - в епархию специальной разведки приставили "сынка", который ничего в этом не соображает, но имеет весьма значимые полномочия... и по всему чувствуется, что придет время, когда этот представитель МИДа возьмет бразды правления в свои руки...
  - А если американцы захотят нам помочь? - спросил генерал. - И направят к месту посадки ми-восьмого свой вертолет? Что будем делать?
  - Я прикажу им сейчас поднять капоты двигателей, чтобы со стороны видно было проведение ремонтных работ. И еще прикажу обесточить машину, на случай, если американцы все же попытаются им помочь не только словом, но и делом...
  - Это все хорошо, - кивнул генерал. - Но мне совершенно не хочется, чтобы они там вообще появились...
  - Если надо, мы сможем сбить любой вертолет. У нас есть для этого ПЗРК, - вставил слово командир группы тяжелого вооружения отряда спецназа капитан Коля Мигунов, оставшийся в отряде за старшего после убытия на задачу Лунина и Бойко.
  Присутствующие несколько мгновений смотрели на него, потом все перевели взоры на генерала, будто бы он сейчас мог отдать команду к началу Третьей Мировой войны...
  - Капитан, ваше предложение мы будем иметь в виду, - пространно ответил Лихой. - Но сейчас нельзя привлекать внимание к этому месту. - Помолчав, он добавил: - Хотя предложение весьма заманчивое.
  - Ни в коем случае, - не разобрал тонкого армейского юмора Виктор Майский. - Никакой войны пока не будет. Ваш спецназ нужен мне не только для эвакуации спутника!
  Генерал Лихой и капитан Мигунов с нескрываемой злостью посмотрели на дипломата. Тот уже привык к подобным взглядам со стороны головорезов, и с виду вроде не реагировал.
  - Я хотел сказать, что сейчас нужно действовать предельно аккуратно, и допускать прямое боестолкновение ни в коем случае нельзя, - Майский облегченно выдохнул. Выкрутился. И морду не набили.
  - Тогда свяжитесь по закрытой линии со спецназом, пусть вертолетчики дадут радио о нападении на них боевиков, - предложил генерал. - Это во-первых, отвадит оттуда американцев, а во-вторых, даст нам зеленую улицу на применение пары боевых Ми-24. Как только в том районе появятся наши "крокодилы", американцы туда тем более не сунутся...
  - Я согласен, - кивнул Майский. - Это выход.
  Генерал посмотрел на начальника базы:
  - Петров, когда заработает собственная станция обзора?
  - Через час.
  - Что она нам дает. Расскажите присутствующим!
  - Мы включаем радиолокационный комплекс, который позволит нам видеть все, что творится в небе в радиусе двухсот километров.
  - Он позволяет видеть обстановку над местом падения спутника? - спросил генерал.
  - Нет, до этого места он не достает, но мы сможем видеть практически все основные взлетные площадки, какие есть в южной и восточной части страны. По направлению полета мы сможем прогнозировать действия американской или любой другой авиации.
  - А что нам скажет радиоразведка? - генерал поискал глазами одного из полковников, которого он привез с собой.
  - Весь радиообмен аэропорта Лунги и десятка малых посадочных площадок, имеющих радиостанции, мы берем под свой контроль уже через два-три часа. Еще через два дня мы будем иметь систему выхода в эфир и позывные - они накопятся за время наблюдения.
  
  * * * * *
  
  Первый полет ничего не дал. Рик высмотрел все свои глаза, но в указанном разведкой районе признаков падения спутника не усматривалось. Когда машина возвращалась на базу, его терзали дикие сомнения - а вдруг он и его люди просмотрели спутник, вдруг они его не заметили из-за обильной растительности, которая покрывала землю, или, может быть, пилоты вертолета не точно выдержали заданный маршрут? Вопросы сознание сыпало длинной чередой, и Рик не мог найти на них ответы. Какой это будет позор, если окажется, что они висели над упавшим спутником и не смогли его обнаружить! Ведь операция находится на контроле Президента США, и лейтенант Эдвард Рик стоит на самом острие тайной войны между двумя сверхдержавами!
  Впереди показались очертания городка алмазодобывающей компании. Летчики вывели машину на посадочную глиссаду, и вскоре "Линкс" мертво встал на посадочной площадке. Вертолет встречал полковник Удет. По радио ему доложили об отсутствии результата, но он, все же, вышел на посадочную площадку.
  - Ничего... - Рик отрицательно мотнул головой и развел руками.
  - У нас новости, - сказал полковник. - Час назад русские потеряли в горах вертолет. Его пилот доложил об отказе двигателя и о принятии решения на вынужденную посадку. Есть примерные координаты. По моему мнению - это прикрытие работы русской поисковой группы. Может быть, я ошибаюсь, но нужно это проверить. Я через диспетчеров аэропорта Лунги предложил русским помощь в поиске аварийного вертолета, и они тут же отказались. Поэтому ваша задача, лейтенант, меняется. Вы полетите искать русский вертолет.
  Лейтенант поправил на груди разгрузочный жилет, посмотрел куда-то вдаль и спросил:
  - Что я должен делать при обнаружении вертолета?
  - Вы садитесь рядом с ним и досматриваете вертолет. Если находите, что он действительно неисправен, тогда продолжаете выполнять ранее поставленную задачу по спутнику.
  - А если мы там встретим исправный вертолет и группу русского спецназа?
  - Вступать в огневой контакт, я полагаю, вам не придется, - сказал Удет, и сам усомнился своим словам.
  Рик покачал головой:
  - Все может быть. Если начнется бой, что нам делать?
  - В случае начала боя, вам лучше будет быстро покинуть этот район. Если русские окажутся способны на такое, тогда мы подключим в дело все наши силы, заблокируем район, и силой вырвем свой спутник. Не думаю, что русские смогли сосредоточить здесь крупные силы. Максимум - не более того, что есть у нас.
  Рик почувствовал, как у него очень противно засосало под ложечкой.
  - Какую задачу поставить перед подчиненными?
  - Напомните им о предельной бдительности. Всю задачу должен знать только заместитель.
  Рик повернулся и позвал сержанта. Громила Бернс подошел к офицерам.
  - Значит так, сержант! - Удет начал ставить задачу сам: - Сейчас вы летите досмотреть русский вертолет. Если у него сломан двигатель, значит, все в порядке. Если двигатели исправны, нужно их испортить. Вероятность вооруженного сопротивления очень высока. На месте действовать по обстановке. Вопросы?
  - Как мы узнаем исправность или неисправность двигателей?
  - С вами в вертолете есть два пилота. Они подскажут.
  - Кто может оказать нам сопротивление?
  - Местные бандитские группы или... русский спецназ.
  Рик заметил, как у Бернса дернулась мышца на лице, но кроме этого они ничем не показал свою реакцию. Одно дело мочить пачками слабо обученных военному делу аборигенов, и совсем другое - лицом к лицу встретиться с себе подобными профессионалами...
  - Прикажете стрелять на поражение?
  - В случае сопротивления - да.
  - Как оценивать начало сопротивления? В моем отделении кто-то должен быть ранен или убит?
  - Любой выстрел с противоположной стороны будет означать начало сопротивления. Понятно?
  - Да, сэр. Вопросов больше нет.
  - Можете идти.
  - Разрешите обратиться к лейтенанту?
  - Обращайтесь.
  - Сэр, люди хотят посетить ватерклозет!
  - Две минуты, - разрешил Рик.
  Группа "зеленых беретов" резво рванула из вертолета в ближайшее здание. Рик подумал, что его боевики во время полета опились холодного апельсинового сока. Надо запретить им так обильно хлебать жидкость на такой жаре... и какие, все же, они стали домашними! Во время операций в Ираке его боевики делали это прямо в полете... а тут совсем расслабились. Ватерклозет им подавай!
  Удет куда-то повернулся и позвал тех, кто отвечал за обеспечение полетов вертолета:
  - Значит так, - в голосе его зазвучали железные нотки. - К моменту готовности вертолета к очередному взлету, на нем должны быть краской закрашены все бортовые идентификационные номера. Задача ясна?
  - Этого нельзя делать, - отозвался кто-то из персонала. - Вертолет должен быть опознаваем! Таковы правила полетов!
  - Мне плевать на ваши правила! - вызверился полковник.
  - Мы не станем этого делать! - гражданский еще не понимал, с кем он связался.
  Удет кивнул Рику, который с готовностью наблюдал за диалогом:
  - Лейтенант!
  Эдвард сделал пару быстрых шагов и внезапно схватил ответчика за шиворот. Для ускорения понимания лейтенант отработанным движением ударил головой (а точнее пуленепробиваемым тактическим шлемом) гражданского в лицо. Тот вскрикнул, остальные застыли в ужасе. Понимание пришло.
  Полковник, осмотрев всех остальных, кивнул на вооруженного до зубов Эдварда Рика:
  - Когда где-то появляются "зеленые береты", все правила там перестают действовать. Выполнять немедленно! Это приказ.
  Никто не стал уточнять структурную подчиненность. Достаточно было посмотреть на каменное выражение лица лейтенанта, которое не сулило ничего хорошего. Через десять минут номера на вертолете были закрашены, и Эдвард понял, что сейчас его с головой окунут в выполнение весьма нелицеприятных задач, где подсудное избиение гражданского лица покажется детской шалостью...
  
  * * * * *
  
  Боевое снаряжение Иван Бойко забросил в кузов ГАЗ-66 под тент, туда, где сидела группа лейтенанта Стаса Левина, а сам уселся рядом с водителем в обычной лётной одежде - чтобы быть похожим на остальной персонал авиационной базы. Семерым разведчикам, сидящим под тентом в кузове вездеходного грузовика во главе с лейтенантом, было приказано наружу не высовываться до особых распоряжений. В этот "автопробег" изначально планировали привлечь два "газика", но одна из "шашиг" неожиданно отказалась заводиться, и поэтому пришлось ограничиться одной машиной. Следом за "шашигой" шли три огромных белых ООНовских КрАЗа, два из которых были бортовыми, а один с подъемным краном. В одном из бортовых грузовиков в кузове были установлены несколько бочек с авиационным керосином, дизтопливом и бензином, сложены тенты и пара больших палаток, несколько снарядных ящиков с сухпайками и полутонная ёмкость с водой. Все эти запасы были собраны на случай затягивания операции по эвакуации спутника. Во втором грузовике ехали четверо авиамехаников, которых взяли на операцию в качестве рабочей силы. Они везли с собой две бензопилы, несколько топоров и даже прихватили местное мачете для прорубания троп в диких зарослях тропического леса.
  Небольшая колонна грузовиков беспрепятственно вышла за пределы миротворческой миссии и рванула за город. По пути им никто палки в колеса не ставил, и поэтому уже через пару часов машины прошли пригород и "вырвались на оперативный простор".
  Если в Лунги белые "миротворческие" машины знали практически все, то в глубине страны еще можно было найти таких людей, которые и слыхом не слыхивали о какой-то там Миссии ООН. В машинах имелись соответствующие документы, предписывающие местным органам власти оказывать содействие, но исключать элемент "дурака" никто не собирался. Именно поэтому в ногах у Вани Бойко лежал заряженный автомат с подствольным гранатометом, в кармане - бесшумный пистолет ПСС, а на сиденье - пара ручных гранат РГО. Ведь не дипломаты ехали в этих машинах. И далеко не миротворцы. У этих людей стояла конкретная боевая задача, которую под видом миротворцев им и приходилось сейчас решать на территории далекого и не родного государства...
  Водитель - двадцатипятилетний контрактник из сенежского отряда по имени Виталик, знал свое дело. Машина шла на вполне приличной скорости, и при этом он успевал сверяться с картой маршрута, мало доверяя это дело самому командиру. Ивану Бойко только оставалось контролировать каждый поворот, но всегда это был поворот туда, куда надо. Водитель на незнакомой местности ориентировался просто замечательно. Иван не преминул ему об этом сказать:
  - Ты где так ориентироваться наблатыкался?
  - Я, товарищ майор, с шестнадцати лет принимаю участие в автогонках. Меня командование отряда даже отпускает на соревнования. В этом году я на всероссийском чемпионате третье место взял. Но я не рулю, а штурманом езжу. Это здесь я рулю.
  - Ну, не плохо, боец, - похвалил Иван водителя. - Не плохо у тебя это получается.
  - Я всю жизнь хотел поучаствовать в авторалли Париж - Дакар. Похоже, уже участвую... - водитель усмехнулся, и посмотрел на майора.
  - Ты за дорогой следи... - Иван махнул рукой вперед.
  - Зачем? Я ее пятой точкой чувствую...
  
  * * * * *
  
  Осмотревшись, Лунин определился с направлением движения, оставил одного разведчика с вертолетом, приказав ему сидеть в кустах, а не в машине, и махнул рукой:
  - Пошли.
  Головной дозор, у которого был прибор спутниковой навигации с точной привязкой спутника, двинулся метрах в пятидесяти впереди ядра. Увеличить расстояние зрительной связи не позволяла густая растительность. В головняке шел опытный сержант, которого все ласково звали "убийца". Его кликуха появилась при весьма интересных обстоятельствах еще во время командировки в Чечню в самом начале второй войны: какие-то залетные журналисты сфотографировали сержанта Мишу Черного на фоне городских развалин, а потом в одной из волгоградских газет его фото оказалось на передовице. А снизу красовалась зловещая своей сутью надпись "убийца чеченских детей". Может быть, журналисты что-то напутали. Но скорее всего, сам типаж им понравился, а под фото они просто подвели статью соответствующего содержания. Для самого Миши обидно было то, что ни чеченских детей, ни чеченских родителей он никогда не убивал - по своей основной специальности сержант был сапером, и практически все время пребывания в составе отряда спецназа в Грозном, занимался только разминированием.
  Но кличка приклеилась, и отставать не хотела. Миша махнул на нее рукой и привык. За ним в головняке шел Шайба с пулеметом наперевес. Дима с командиром группы и разведчиком-снайпером держался на удалении, что бы в случае внезапного нападения на головной дозор, иметь несколько секунд на принятие решения. Такое построение боевого порядка оправдалось тысячами спасенных жизней разведчиков еще со времен царя Гороха, и менять что-то Лунин не собирался.
  Двигаясь по лесу, Дима ловил себя на мысли, что здесь у него нет ощущения того, что он в Африке. Тропический лес местами очень сильно напоминал ему дальневосточную тайгу, так много исхоженную им и в процессе боевой подготовки и во время отпусков. Наверное, здесь должны были быть пальмы и праздношатающиеся слоны с гроздьями обезьян на ушах? Может быть. Но только не вековые буки и секвойи, так напоминающие дубы и кедрач. Впрочем, живность в лесу присутствовала, и время от времени эта живность давала о себе знать криками и визгами, заставляя разведчиков непроизвольно вздрагивать и озираться.
  Мелкий гнус практически сразу атаковал спецов, и все тут же принялись брызгаться и намазываться репеллентами, надеясь избавить себя от этих мелких тварей. Дима вытащил из разгрузки баллончик OFFа, и тщательно обработал шею, уши, лицо и кисти рук. При такой жаре и таком обильном потоотделении время действия репеллентов значительно снижалось, но все надеялись, что никто их не оставит спать в этом лесу, кишащем москитами и другими кровососами всех возможных типов и видов.
  - Степан, - Дима обернулся на группника: - А ты ни разу слонятину не ел?
  - Нет, а что?
  - А если сейчас на нас дикий слон выскочит, то представляешь, какая гора мяса окажется у нас в наличии?
  - На хрен мясо. Рога отрежем и все...
  - Не рога, а бивни, болван!
  - Ну, бивни. Ошибся слегка, а вы, товарищ майор, сразу - болван! К тому же слоны в красную книгу занесены...
  - А ты знаешь, что слоны в норах живут? - Диме было скучно, и, донимая Степана, он начал входить в раж.
  - Да ну на фиг! - отмахнулся Уваров. - Я слышал, что они гнезда вьют на пальмах...
  В этот момент Дима оступился и завалился на колено. Наколенник принял удар о ветку, лежащую поперек движения. Лунин отряхнулся.
  - С вашими слонами чуть ноги не переломал.
  - Товарищ майор, - теперь уже Уваров начал донимать своего командира.
  - Чего?
  - А вы ели охлажденный мозг обезьянки?
  - Иди на хер.
  - Не, а все же?
  Сзади начал посмеиваться снайпер - двадцатичетырехлетний контрактник Лёня Франк, которого все звали "фашистом" за его национальность.
  - Ничего смешного, товарищ разведчик! - повернулся майор к Франку, который тут же сделал непроницаемое лицо. - Наблюдайте за обстановкой!
  - Есть, - себе под нос пробурчал немец.
  - Что у вас? - запросил Дима по рации Шайбу.
  - Пока тихо. Двигаемся по азимуту шестьдесят.
  - Я вижу, куда ты двигаешься. И не грузи меня цифрами. Рукой показывать надо!
  - Врага не наблюдаю, - нагло ответил Андрей.
  - Принял, - отозвался Дмитрий.
  Предстояло пройти до обнаруженного спутника совсем не много, и это могло расслабить разведчиков. Чтобы избежать этого, Лунин слегка взбодрил Шайбу:
  - Андрюшка, сынок, ты не усни на ходу. А то здесь где-то американские "зеленые береты" должны уже быть...
  - Ахринеть, - отозвался Шайба, и не уснул.
  За перехват этих коротких радиопереговоров Лунин не беспокоился. Маломощные радиостанции, которыми пользовались разведчики, наверняка не добивали до центров радиотехнической разведки, осуществляющих радиоперехват в основном куда более значимых радиостанций...
  Минут через двадцать движения по сплошным зарослям, Шайба по связи доложил:
  - Командир. Нашли.
  Через минуту Дима уже стоял на склоне горы, а перед ним, на хорошо вытоптанной поляне, лежало продолговатое тело металлического цвета и следами воздействия высоких температур. Вверх по склону было повалено несколько деревьев, у которых уже были отпилены ветки - по всей видимости, для того, чтобы распутать парашюты, которыми здесь уже не пахло. Все унесли местные аборигены.
  - Вот он, - вырвалось у командира отряда.
  - Бля... - сзади подошел Степан. - Из-за этой хрени стоило нас через полмира тащить?
  - Похоже, что кто-то был тут... - задумчиво сказал Широков, чем вызвал улыбки своих товарищей.
  - Шайба, - рассмеялся Лунин. - А не следы ли сотен ног тебе об этом сказали?
  - Именно следы... - еще более глубокомысленно произнес Андрей. - Следы...
  - Машины тут не пройдут, - сказал Степан, осмотревшись. - Максимум, их можно завести в этот распадок, а там, наверное, ручей...
  - Будем прорубать просеку для машин... - сказал Лунин, пытаясь реально оценить вообще возможность вырубки хоть какой-то дороги.
  - Могли бы вертолетом зацепить, - сказал Уваров.
  - Не могли, - помотал головой майор. - Нам в Москве сказали, что его вес больше, чем может поднять Ми-8 на внешней подвеске.
  - Пускай гонят сюда большой вертолет, - предложил Шайба.
  - Пригнали бы... - усмехнулся Лунин. - Если бы не... желание скрыть наш интерес к нему. А сейчас на машины погрузим, и вывезем куда надо...
  - Погрузим, - в словах Шайбы появился сарказм: - Если докатим спутник до погрузчика... Ну почему я, старый дурак, повелся на эту замануху с подводными лодками и камчатскими гейзерами? Вот отказался бы ехать, сидел бы сейчас дома, пил бы пиво...
  - А я тебе гейзеры не обещал, - Лунин на миг повернулся к старшине, а потом, метнув взгляд дальше, сказал: - У нас гости.
  Метрах в сорока от разведчиков из зарослей вышли три человека. Они остановились и несколько секунд растерянно смотрели на вооруженную группу. Потом попятились назад. По внешнему виду это явно были местные аборигены, причем далеко не самого высокого социального статуса.
  - Убийца, Шайба - за ними. Посмотрите, что там за тропа, по которой они пришли.
  - Вязать их?
  - Я сказал посмотреть на тропу. Эти пусть уходят.
  - Есть, - разведчики двинулись в сторону ушедших людей.
  Лунин начал на цифровой фотоаппарат фотографировать спутник со всех сторон.
  
  * * * * *
  
  "Линкс" приподнялся над площадкой, и, наклонив нос, начал набирать скорость и высоту. Рик, пристегнувшись страховочным поясом, выставив ногу на посадочную лыжу, выглядывал через открытый бортовой люк.
  Лететь предстояло практически в тот же район, откуда они только что вернулись. Поляризованные солнцезащитные очки позволяли не бояться солнечных ожогов глаз, и вести наблюдение в достаточно комфортных условиях. Подобные очки входят в состав экипировки экипажей вертолетов и вертолетного десанта, и позволяют хоть сутки напролет торчать на палящем солнце без каких-либо повреждений глаз. Да и стрелять с такими очками одно удовольствие.
  Район поиска аварийного вертолета был очерчен сторонами десять на десять километров из-за того, что русский вертолет шел ниже вершин гор, и не был виден на экранах радиолокаторов аэропорта, и его положение было дано только по данным радиоперехвата, проморгавшим выход вертолетной радиостанции в эфир и ориентирующимся только по предположениях оператора, который "боковым зрением" запомнил примерное положение направления выхода, показанное приборами...
  Тем не менее, вертолетчики уверили, что даже при такой точности, они смогут найти аварийно севший вертолет с первого захода.
  Когда до предполагаемого района посадки оставалось десять минут летного времени, на Рика по связи вышел полковник Удет, и сообщил, что русских вертолетчиков обстреляли.
  - Мы получили радиоперехват, - сказал Удет. - Экипаж вертолета только что был обстрелян неизвестными, они просят огневой поддержки. Но главное - мы засекли место выхода передатчика в эфир. Строго в центре ранее определенного района. Твое мнение?
  - Я готов оказать помощь русским. Заодно досмотреть вертолет.
  - А вот у меня нет уверенности, что это так. Возможно, русские, таким образом, пытаются напугать нас, чтобы мы прекратили полеты в ту зону.
  - Мы долетим до вертолета, и сверху посмотрим на состояние русских. Будем действовать по обстановке.
  Удет некоторое время молчал, потом снова вышел на связь:
  - Эдвард, будь осторожен. В бой не вступай. При огневом контакте, сразу возвращайтесь на базу.
  - Понял.
  Рик повернулся к своим подчиненным:
  - Предельное внимание на землю. При попытке обстрела вертолета с земли - открываем огонь на поражение.
  Лица "зеленых беретов" изменились. Из беспечности и расхлябанности, основанной в первую очередь на незнании большинством бойцов предстоящей задачи, они стали суровыми и решительными. Каждый из них в своей жизни неоднократно принимал участие в боевых действиях, многим приходилось действовать в отрыве от своих подразделений и принимать самостоятельные решения - что, собственно, и отличает войска специального назначения от остальных войск. Все они умели хорошо выполнять свою работу - силой ломать силу. И сейчас каждый из них понял, что приближается момент начала их работы. Приближается то, за чем половина из них прибыла сюда из-за океана, а вторая половина должна получить за выполнение этой задачи баснословные деньги.
  Эдвард посмотрел в глаза своих подчиненных и облегченно выдохнул: с ними он способен свернуть горы. Эти ребята в трудную минуту не подведут.
  
  * * * * *
  
  - Это что еще такое?
  На дороге стояла патрульная полицейская машина, а двое сотрудников местной полиции скучающими взорами смотрели на приближающуюся колонну белых машин во главе с зеленым ГАЗ-66.
  Иван быстро глянул на папку, в которой лежали соответствующие документы - если остановят, нужно будет тыкать их в эти бумаги...
  - Бля... я права дома забыл... - не к месту сказал Виталик. - Сейчас протокол на лишение оформят.
  - А ты скажи, что жена сейчас подвезет... - также не к месту сострил Бойко. - Только нужно немного подождать...
  - Ага, суток так семь. Или восемь.
  В следом за "шашигой" идущем КрАЗе находился особист авиабазы майор ФСБ Гриша Ломакин, который торчал в Африке уже третий год, знал все привратности местной полиции и особенности общения с ними. У него были какие-то еще более крепкие документы, которые он никому не показывал, но о которых всем говорил. В случае возникновения особой ситуации, предполагалось, что он начнет действовать сам.
  Полицейский устало взмахнул-таки жезлом, приказывая колонне остановиться. Тут же по связи на Бойко вышел Ломакин:
  - Иван, останавливайся.
  Водитель остановил грузовик перед машиной полиции. За "шашигой" встала вся колонна. Ломакин с какими-то документами тут же выскочил из КрАЗа и подскочил к местным "гаишникам". Иван через спущенное стекло, пытаясь делать безразличный вид, наблюдал за телодвижениями полиции и особиста. Майор несколько минут что-то втирал им на английском языке, потом начал жестикулировать, но непробиваемость лиц полиции оставалась прежней.
  - Да вы ахренели... - донеслась фраза разгоряченного разговором Гриши. - Какое согласование? Мы - миротворческая миссия! У нас вертолет упал. Едем его спасать! Нет-нет, машины досмотру не подлежат! Вот и на этот случай бумага!!! Подписана вашим начальником полиции!!!
  - Похоже, приехали... - сказал Иван. - Гриша на русский язык перешел...
  - Что, серьезно? - спросил водитель. - Сейчас будем прорываться?
  - Пока нет. Пока ждем. Потом я выйду и вставлю этим обоим копам...
  Иван по рации доложил генералу о возникновении в общем-то предусмотренной, но нежелательной ситуации.
  - Ломакин вопрос решает? - спросил Лихой.
  - Ну, как бы да, но у него, я вижу, не очень-то получается.
  - Они накалены?
  - С виду нет. А вот Ломакин накален.
  - Народу вокруг много?
  Иван осмотрелся. В общем-то, дорога была пустынной, только две-три машины находились в пределах видимости, не больше. Он доложил об этом генералу.
  - Подумай, как прорваться, но без меня ничего не предпринимай.
  - А что тут думать, товарищ генерал? Я сейчас выйду, положу обоих в их же машину, и мы дальше поедем. Могу грохнуть их.
  - Ваня, тебе надо доехать до места, а не полицейских в чужой стране выпиливать. Думай.
  - Ну, придумал.
  - Что?
  - Сейчас с ветерком дальше поедем... - Иван рассказал свой замысел, и генерал его одобрил. Затем по рации Бойко довел его до исполнителей, сидящих под тентом "шашиги".
  Иван высунулся в окно:
  - Гриша, да пусть они досмотрят нашу машину...
  Ломакин пару секунд смотрел на Бойко, потом изрек:
  - Что, все так серьезно?
  - Да не бойся, - усмехнулся Иван. - Трупов не будет. По крайней мере, сейчас. Подведи их обоих к корме.
  - Ну-ну. И знай, я был против этой затеи... - особист повернулся к полицейским и сообщил им, что они могут досмотреть машины.
  Лица копов не изменились. Они степенно и важно пошли за майором, что-то обсуждая между собой. Через минуту оба полицейских лежали в проходе между скамьями кузова "шашиги". Руки их были связаны, а рты заткнуты промасленными тряпками, найденными разведчиками под теми же скамейками. Теперь лица полицейских были наполнены эмоциями. Разными.
  Иван выскочил из кабины:
  - Гриша! Снимай рубашку, одевай одежду полицейского! Ты самый худой!
  - Зачем?
  - Затем, что мы с тобой поедем на их машине впереди колонны. И мигалку еще включим!
  - Ваня, это криминал! Куда вы меня подписали? Вот связался я на свою голову со спецназом!
  - Не ссы. Это приказ генерала!
  - Так я тебе и поверил. Лихой такое не смог бы приказать...
  - Много ты знаешь Лихого! Он такие операции планировал и проводил, залюбуешься! Только тебе знать про них не положено. А то опять начнешь орать - криминал, криминал!
  - Ну ладно, это... - Гриша полез в грузовик, подбирать себе одежду.
  Через пять минут колонна тронулась дальше. Только на этот раз грузовики шли в сопровождении машины местной дорожной полиции. Даже со стороны было видно, что согласование у этой колонны есть. Раз полицейскую машину дали...
  
  * * * * *
  
  Первым вертолет заметил Толя Ухта.
  - Летят таки...
  Командир экипажа Илья Жаров приложил ладонь ко лбу, рассматривая визитера:
  - "Линкс". Такие есть у компании "Диамант". Короче, американцы пожаловали. Давай, лезь на капоты. Делай вид, что занимаешься ремонтом.
  Илья достал из нагрудного кармана "Кенвуд" и вышел на Лунина:
  - Дима, у нас гости. Прилетел "Линкс", похоже, американцы. Что будем делать?
  - Я тебя понял, сейчас переговорю с генералом...
  Лунин отключился. Илья знал, что сейчас по закрытому каналу связи майор будет обсуждать ситуацию... но и им самим нужно было исполнять роль до конца.
  Толя уже был наверху, и делал вид, что ковыряется в двигателе. Надо показать американцам, что здесь аварийная посадка, и что здесь был обстрел, о котором было доложено в Лунги...
  "Линкс" завис метрах в ста от "восьмерки" на высоте двенадцати этажного дома. С вертолета явно рассматривали то, что сейчас творилось на земле. Илья несколько раз махнул руками, предлагая приземлиться. Повисев пару минут, "Линкс" отвалил в сторону и с набором высоты ушел в сторону моря.
  На Илью по связи вышел Лунин:
  - Это американцы, по нашу душу. Взлет с базы "Диаманта". Мне приказано их обстрелять, если они предпримут попытку сесть. Где они сейчас?
  - Улетели в сторону моря.
  - Понятно. Начали досматривать район. Они же тоже его ищут. Ладно, мы идем к тебе. Держись. Если начнется стрельба - падайте на землю. Ясно?
  - Так точно.
  - Где мой бойчина, которого я вам оставил?
  - Мы его не видим.
  - Ясно. Молодец солдат. Спрятался. Лишь бы не проспал самое интересное... крикните ему, чтоб ничего не предпринимал, чего бы не было.
  Лунин только отключился, как внезапно "Линкс" на предельно малой высоте пролетел вдоль просеки, где стоял Ми-8. Его приближение никто из летчиков не заметил - так мастерски вел машину американский пилот. На уровне верхушек деревьев.
  - Молодец, - невольно вырвалось у Жарова. - Умеют же люди. Только вот ты еще смоги посадить здесь машину, а потом смоги взлететь с этой площадки... тогда я пожму тебе руку.
  - Сплюнь, - предложил Толя. - Смотри - он заходит на посадку...
  - Боец! - громко крикнул Илья. - Лунин приказал тебе не дергаться, чего бы не произошло!
  - Я понял! - раздалось откуда-то сбоку.
  Но как вертолетчики не пытались, разглядеть разведчика они не смогли.
  "Линкс", развернувшись по ветру, заходил вдоль просеки на посадку. Чувствовалось, что машиной управляет опытный пилот, который летал или в горах по ущельям, или в городе - ниже крыш.
  - Они садятся! - сказал Илья в "Кенвуд".
  - Мы будем через десять минут, - отозвался Лунин. - Бежим уже. Держитесь там.
  На земле в разные стороны уже летели ветки и порубочные остатки. Как только "Линкс" коснулся полозьями земли, из него выпрыгнули семь вооруженных человек в добротном военном снаряжении. Они веером разбежались от вертолета и "Линкс" тут же взлетел.
  Илья начал махать им руками. Четверо залегло где-то по кустам, а трое направились к вертолету.
  Лейтенант Рик с двумя своими боевиками приближался к русскому вертолету. Эдвард держал карабин М-4 в готовности к открытию огня - оружие было снято с предохранителя, так же как и у его подчиненных. Русских пилотов Рик увидел еще с воздуха, и сейчас они были все ближе и ближе. Откуда велся обстрел? Лейтенант осматривал окрестности, но ничего не говорило пока об опасности. Да и русские ведут себя не особенно напряженно. Если бы их обстреляли, наверное, они бы сейчас прятались по кустам. А не торчали вот так открыто на виду у всего мира.
  Это несоответствие застряло где-то в голове, но Рик пока не мог сформулировать его для своего сознания. Он шел, аккуратно переступая через кучи веток к русскому вертолету, и прислушивался к каждому шуму со стороны, в готовности в любой момент открыть огонь на поражение...
  - Вы кто? - спросил Илья, когда до американцев оставалось десять метров, и он мог разглядеть страшное напряжение на их лицах.
  - Мы охрана компании "Диамант", - ответил Рик. - Аэропорт Лунги принял ваше сообщение об обстреле, а мы были рядом. Нам приказали оказать вам помощь...
  "Зеленые береты" остановились в трех метрах от Жарова.
  - Да, нас обстреляли. Мы не знаем, кто.
  - Откуда по вам стреляли?
  - Оттуда, - Илья указал рукой противоположную сторону от той, куда ушел спецназ.
  - Сколько было выстрелов?
  - Три или четыре, - Илья сказал первое, что пришло в голову.
  - Что у вас с вертолетом?
  - Пока не можем понять. Отказал двигатель, а здесь такая барометрическая высота, что продолжить полет на одном двигателе мы не смогли. Может быть, нас обстреляли еще в полете, и пули попали в мотор...
  При разговоре Илья смотрел в глаза американцу. Это явно был никакой не охранник, а действующий офицер войск специального назначения, так как Илья говорил с ним на английском, а тот перемешивал английский с русским. И взгляд. Это был взгляд человека, который по роду своей профессии умел силой ломать силу...
  Илья хотел было предложить американцам посмотреть двигатель, как вдруг на вертолете разлетелось стекло одного из бортовых иллюминаторов, по обшивке словно начали бить молотком, а из леса трелью полилась оглушительная стрельба.
  Американцы мгновенно залегли и открыли ответный огонь. Илья тоже бросился на землю, понимая, что Лунин... пришел. Толя спрыгнул сверху и тоже завалился под переднюю стойку шасси.
  - Брось рацию и уходи с ними! - донеслось из "Кенвуда" голосом Лунина.
  Илья судорожно вынул из кармана радиостанцию и бросил ее подальше под вертолет. В это время американцы приподнялись и долбили лес короткими, но частыми очередями.
  "Линкс" начал заходить на просеку. "Береты" короткими перебежками двинулись к месту посадки вертолета, и Илья, прихватив своего правака, побежал за ними. Когда машина села, Жаров с правым пилотом уже был там. Американцы, как ни странно, помогли им забраться в вертолет, и вскоре машина ушла в набор высоты.
  - Бля... куда мы попали... - проговорил Илья, осматривая вертолет.
  "Зеленые береты" тяжело дышали, но в глазах каждого из них горел огонь - все они находились в возбужденном состоянии. Еще бы. Только что каждый из них мог погибнуть, и только высокая боевая выучка и опыт помогли избежать потерь...
  После того, как вертолет скрылся с глаз, Лунин крикнул:
  - Все целы?
  Разведчики начали наперебой отвечать ему о своем состоянии, и только Шайба не преминул заметить:
  - Командир, теперь нам что, до утра комаров здесь кормить? Они же сожрут нас всех!
  - Шайба, по тебе сейчас стреляли лучшие американские спецназовцы - "зеленые береты", и не смогли тебя убить, а ты про каких-то комаров мне тут песни поешь!
  - Да что мне эти "зеленые береты"? У меня мазь от комаров кончилась! Вот это проблемы! И вообще, я нанимался на Камчатку! А не африканских комаров кормить!
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 7.84*18  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018