ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 7.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.13*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спутник, спутник...

  Глава 7.
  
  Две группы специального назначения численностью по шесть человек каждая выстроились на краю посадочной площадки. Алекс Удет посмотрел на восток - в той стороне начал заниматься рассвет. Пока вертолеты долетят до места, будет уже совсем светло.
  Одной группой командовал лейтенант Эдвард Рик, второй группой - лейтенант Том Уитмор, высокий крепыш спортивного телосложения, успевший повоевать в Ираке. "Зеленые береты" были одеты в тактическую форму, бронежилеты, защитные шлемы, вооружены штатным вооружением групп специального назначения США. Каждый имел за плечами небольшой рюкзак с запасом боеприпасов и продовольствия из расчета автономного существования в течение двух суток. Глаза бойцов горели решимостью.
  - Задача: в районе посадки русского вертолета находится наш упавший спутник. Русские предпринимают попытки его эвакуировать, что для нас совершенно недопустимо. Вы должны высадиться в том районе и найти спутник. Противник может оказать сопротивление, поэтому приказываю открывать огонь на поражение при малейшем подозрении на опасность. Как только установите местоположение спутника, силами охраны "Диаманта" мы приступим к изоляции района. Главное - найти спутник и не дать русским вывезти его. Все ясно?
  - Так точно, сэр, - отозвались лейтенанты.
  - Тогда с Богом!
  - На борт, - скомандовал Рик своей группе.
  Группа Рика разместилась в "Линксе", вторая группа лейтенанта Уитмора села на потрепанный "Ирокез". Вертолеты взлетели и с набором высоты двинулись в сторону точки высадки.
  Эдвард, опираясь на ремень безопасности, выглядывал вперед, по курсу движения машины. Ствол автоматической винтовки М-4 смотрел вперед. На голове лейтенанта была закреплена гарнитура внутрибортовой связи, чтобы можно было обмениваться информацией с пилотами вертолета.
  Нужно было лететь какое-то время, что оставляло время на вынужденное бездействие - которое неминуемо заполнялось мыслями... главное в такой ситуации не забивать голову негативными мыслями или не нагонять на себя страха. Эдвард умел отсекать нежелательные эмоции.
  Какое-то время вертолеты летели вместе, но потом "Ирокез" ушел правее, чтобы охватить более широкую полосу местности для визуальной разведки. "Линкс" шел к просеке, на которой стоял расстрелянный русский вертолет. Пилот снизился до самых верхушек деревьев, таким образом, снижая вероятность обстрела из стрелкового оружия с дальних дистанций, и полностью исключая вероятность поражения переносными зенитно-ракетными комплексами, но увеличивая эффективность обстрела в упор. Оставалось только надеяться, что машина не выйдет прямо на русский спецназ... хотя летчики знают, что надеяться ты можешь сколько угодно... а вот как тебе будет уготовано развитие событий - одному Богу известно.
  Вскоре Эдвард начал распознавать уже знакомые места - вот-вот должна была появиться просека с русским вертолетом.
  - Подходим! - сообщил пилот по внутренней связи.
  Рик повернулся к своим бойцам:
  - Подходим к точке высадки. Предельное внимание! Оружие к бою. Патрон в патронник! Оружие на предохранитель!
  Щелкнули затворы. Группа специального назначения приготовилась к бою.
  - Вижу вертолет, - сообщил пилот.
  Рик глянул вперед - машина выскочила на просеку, и впереди, километрах в двух, виднелся Ми-8, от которого совсем недавно Рику пришлось бежать под обстрелом. Что-то нехорошее кольнуло душу, но лейтенант взял себя в руки. Еще не хватало показывать приступ страха своим подчиненным...
  - Сделай над ним круг, - крикнул Эдвард.
  - Справа? Слева?
  - Давай правым бортом, сам хочу все посмотреть...
  - Есть правым бортом.
  Вертолет начал смещаться влево, чтобы потом облететь "восьмерку" правым бортом. Рука лейтенанта непроизвольно сжала рукоятку автоматической винтовки. Внутренний голос спокойно сказал: "вот и всё... сейчас начнется...".
  
  
  * * * * *
  
  В темпе завели тросы под спутник, закрепили. Дима отогнал всех подальше от аппарата, чтоб не дай Бог никого не придавило, если оборвется трос или завалится кран. Люди отошли на некоторое расстояние и крановой начал выбирать трос. Тросы натянулись до металлического звона, и в момент, когда спутник должен был оторваться от земли, вдруг поехала в сторону одна из опор крана, установленная немного под углом.
  - Бля... сейчас завалится! - вдруг громко крикнул Шайба, и подскочив в одно мгновение к машине, выхватил из укладки лом и с маху воткнул его в землю, создав для плахи дополнительную опору, препятствуя дальнейшему скольжению опорной лапы.
  Никто даже ничего не успел сказать, как Андрей быстро ликвидировал аварийную ситуацию. Тем не менее, кран накренился.
  - Ну молодец, молодец... - с некоторым сарказмом похвалил старшину Лунин. - К медали представлю.
  - Поднимай! - преисполненный собственной значимостью, крикнул Шайба крановому.
  Тот начал снова поднимать спутник, но неустойчивость конструкции была на лицо.
  - Стой! - крикнул Лунин. - Так не пойдет, он сейчас все равно ляжет...
  Крановой чуть отпустил лебедку, и тросы перестали звенеть. КрАЗ немного выправился, но все же стоял криво. Как ни крути, его нужно было заново подгонять и намертво швартовать.
  Дима посмотрел на своих бойцов - ему вдруг показалось, что сейчас, в такой напряженный момент, внимание разведчиков и авиатехников было обращено только на суету вокруг спутника, и совершенно никто не вел наблюдения по сторонам.
  - Иван! Что за фокусы? Где дозоры?
  Бойко обернулся - все стояли, и глазели на автокран. Майор махнул рукой и крикнул:
  - Где Мамай?
  - У вертолета! - отозвался Степан.
  - Кто там еще?
  - Фашиста отправил.
  - Связь с ними есть?
  - Да!
  - Вызывай их сюда. А ты, Тайсон и ты, Черный, разошлись туда и туда, и наблюдаем! А то рты раззявили... нас сейчас в такой момент хоть голыми руками брать можно!
  Разведчики разбежались в стороны. Лунин удовлетворенно хмыкнул. Заместитель немного взбодрил бойцов...
  На КрАЗе подняли опорные лапы, и водитель немного отогнал машину назад, чтобы снова въехать на склон поближе к телу спутника. Автокран чуть не ударился о спутник, качнулся и замер. Слышно было, как водитель затянул горный тормоз. Снова опустили опоры, подставляя под них, насколько это было возможно на небольшом склоне, деревянные плахи, частично наколотые тут же из местных деревьев, а частично привезенные с собой с авиационной базы в Лунги (а туда, в свою очередь - из России). Убедившись, что кран стоит устойчиво, Лунин подал команду на возобновление работ. Стропальщики снова завели петли тросов и накинули их на крюк. Автокран повис на опорах, и трос стал натягиваться. Но как только корпус спутника чуть приподнялся над землей, его тут же повело в сторону, что снова стало угрожать устойчивости, и без того стоящего на пределе возможностей, автокрана. Немного покачавшись на тросе, спутник замер.
  - Висит! - удовлетворенно сказал Широков, когда стало ясно, что система не рухнет.
  В этот момент по связи на Лунина вышел Мамай и срывающимся голосом доложил:
  - Товарищ майор, на удалении два километра наблюдаю вертолет. Похоже, это тот, который тут уже был...
  Лунин сориентировался мгновенно:
  - Ваня! Пэзээрка к бою! - и ту же: - Крановой! Грузи спутник! Живее!
  Бойко кинулся к грузовику, в котором лежал переносной зенитно-ракетный комплекс "Игла", предусмотрительно взятый с собой. Достать "Иглу" из ящика и привести комплекс к бою - дело нескольких минут... которые могут показаться вечностью...
  Стрела автокрана повернулась, и спутник навис над кузовом второго КрАЗа. Его начали заводить так, чтобы корпус аппарата лег в самой середине кузова, не создавая больших смещений центра тяжести, тем самым угрожая на косогоре положить грузовик на бок вместе со спутником. Стропальщики аккуратно уложили спутник, и начали крепить его специальными капроновыми лентами и дополнительными тросами. Подставляли деревянные плахи.
  - Быстрее ребята, быстрее... - поторапливал Лунин, поглядывая на небо.
  Буквально тут же он услышал характерный стрекот винтов приближающегося вертолета.
  - Воздух! К бою! Приготовится к отражению воздушного нападения! - четко и ясно майор поставил задачу своим подчиненным.
  Вертолет пока был невидим - он ходил где-то в стороне. Но был он очень близко. Так близко, что сердце замирало.
  Бойко с тубусом зенитной ракеты, с надетыми защитными очками, вышел на небольшую поляну, с которой удобнее всего можно будет поразить вертолет. Остальные примерялись бить вертолет из личного оружия.
  - Вовочка, ну что там у тебя? - по рации Дима вышел на Мамая.
  - Это наш "Линкс", точно, полный народу, - доложил Мамай. - Пролетел почти над нами, ушел в вашу сторону. На нем вижу два блока НУРСов и скорострельный пулемет.
  - Понял тебя.
  - Что нам делать?
  - Пока будьте там. Если вертолет попытается подсесть на просеке, бейте его на поражение. Сами из леса на открытые места не выходите. Ясно?
  - Так точно, - без особого энтузиазма и пылкой любви к Родине отозвался разведчик.
  Дима посмотрел на то, как стропальщики крепили спутник, потом на Ваню Бойко, прилаживающего к тубусу ракеты пусковой блок, потом перевел взгляд на Шайбу, стоящего недалеко от него с пулеметом.
  - Все, надо валить... - нервно выговорил контрразведчик.
  - Не ссы, Гриша, - Лунин подмигнул ему. - Сейчас начнется...
  - Готово! - крикнул Лёвин с грузовика, контролируя процесс швартовки спутника.
  - Все, уходим! - Дима махнул рукой, подзывая всех разведчиков к себе. - Шайба, фашист и Степан со мной, остальные в КрАЗ и уезжайте! Живо! Ваня, ты, со своей ракетой, старший!
  - Ты не едешь? - спросил Ломакин.
  - Я жду своих бойцов и сразу догоняю! Главное вы увозите отсюда спутник! И не прое..., не прощелкайте его по пути! Генерал нам этого не простит! Все, двигайте!
  Люди разместились на грузовике вокруг спутника, один из авиамехаников сел за руль разбитого грузовика и машина, взревев двигателем, ломая кусты и мелкие деревья, начала спускаться вниз, к ручью.
  - Мамай, бегом ко мне! - по рации приказал Дима.
  Водитель автокрана заметно нервничал, то и дело, поглядывая на небо, и прислушиваясь к звукам летающего неподалеку вертолета.
  - Ищет нас... - сказал Степан. - И, похоже, скоро найдет...
  - Как найдет, так и потеряет, - безразличным голосом сказал Шайба.
  Лунин усмехнулся: Андрей становился безразличным в периоды своего наивысшего психологического напряжения. В такие минуты он полностью утрачивал все человеческие добродетели - жалость, сострадание, великодушие... и становился идеальной машиной для убийства - собственно тем, кем он и должен был быть, служа в спецназе ГРУ.
  - Товарищ майор, - снова ожила рация. - Вертолет, похоже, заходит на просеку.
  - Какое до него расстояние?
  - Метров шестьсот.
  - Все, бейте по пол-магазина в темпе, и сразу сюда. Бегом.
  - Иииеесть... - отозвалась рация.
  На той стороне эфира обычные люди в одно мгновение превратились в безжалостных и хладнокровных убийц...
  Практически тут же все услышали далекий треск автоматных очередей, а еще через несколько секунд - повышенный рев вертолетных двигателей - очевидно, американские вертолетчики, словив несколько очередей, приняли решение на максимальной тяге выйти из-под обстрела...
  - Мамай, все, хорош его бить, беги сюда! - крикнул Лунин в рацию, зная, как легко можно увлечься своей безнаказанностью и невидимостью, стреляя по кому-то из засады...
  - Да бегу уже... - ответил разведчик.
  Бежать до места падения спутника им нужно было порядка двадцати минут, и все это время Лунину, с разведчиками, нужно было провести в полном бездействии...
  
  * * * * *
  
  Откуда велась стрельба, видно не было. Так как "Линкс" не имел никакого бронирования, пули прошивали его насквозь. Лобовое стекло покрылось несколькими пулевыми отверстиями, да с десяток звонких ударов пришлось по обшивке. В салоне кто-то вскрикнул, и пока не было времени выяснять, кто ранен - нужно было срочно выводить машину из зоны обстрела, и искать стрелявших. Рик всматривался в пролетающий снизу лес, но определить, откуда по ним стреляли, он не мог. Заросли практически полностью закрывали землю, и можно было только предполагать примерное направление...
  Бортстрелок уже выводил длинные очереди из "Минигана" по зарослям, но что толку от слепой стрельбы?
  - У нас потери, - громко крикнул сержант Бернс, когда машина завершила боевой разворот.
  Эдвард обернулся. В салоне, пристегнутый ремнями, сидел на лавке один из бойцов, низко склонив голову. На пол салона обильно лилась алая кровь. Такой поток крови говорил только об одном: солдат получил ранение, несовместимое с жизнью. Никто из группы даже не пытался ему помочь - слишком уж явно смерть показала свое лицо, и слишком уж много опыта было у находящихся здесь людей, чтобы понять бесперспективность каких-либо медицинских мероприятий...
  - Нас обстреляли с земли, - Эдвард по рации связался с Удетом и начал докладывать обстановку. - У меня убит один и один ранен в руку. Принимаю решение высадиться, и под прикрытием вертолетов зачистить район.
  - Какая интенсивность обстрела? - спросил полковник.
  - Били не долго, но длинными очередями. Очевидно, два-три автомата... - быстро оценив результаты стрельбы, доложил Рик своему командиру.
  - Высаживайтесь, но от площадки приземления далее двух километров не уходите. Сейчас я направлю к вам еще две группы.
  - Есть, - Рик посмотрел на своих бойцов: - Высаживаемся.
  Бернс уверенно кивнул. Он был полон решимости порвать тех, кто убил его солдата.
  Пилот, как оказалось, тоже был ранен, пуля попала ему в правую часть груди, но парень пока еще тянул машину, не отдавая управление штурману. Внутренняя связь молчала - наверное, одна из пуль разбила связное оборудование, и поэтому Эдварду пришлось на пальцах показывать пилотом свое желание высадиться.
  Штурман его прекрасно понял, и машина начала заходить на просеку. Рик снова связался с Удетом:
  - Сэр, пилот тяжело ранен в грудь, я высаживаюсь и отпускаю машину. Пилота нужно срочно спасать - штурман увозит его и моего раненого на базу. Подготовьте врачей. С тремя бойцами я начинаю зачищать район.
  - Хорошо. Сейчас к тебе подойдет Уитмор, вы там закрепляйтесь, через час прибудут еще две группы!
  - Понял, - Рик отключился и, пробравшись к штурману, стал указывать рукой направление: - Пока вы здесь, дай залп по опушке! Похоже, оттуда нас били... - и повернувшись в салон, громко крикнул: - Закрыли лица!
  Его поняли, и как только все отвернулись вовнутрь салона, штурман утопил гашетку - неуправляемые реактивные снаряды с жутким грохотом, облизав пламенем борта вертолета и одежду десантников, ушли в сторону опушки. Спустя несколько мгновений лес был накрыт частыми разрывами.
  - Пустой... - крикнул штурман, давая понять, что выпустил весь боезапас.
  Вертолет начал заходить на посадку, и Рик увидел, что "Ирокез" уже был рядом - не далее, как в двух километрах. Через минуту он будет здесь.
  Как только полозья "Линкса" коснулись земли, четверо "зеленых беретов" соскочили с борта. Машина облегчилась, и тут же взмыла вверх. Похоже, что штурман уже взял управление на себя. Вертолет сразу развернулся, и с набором высоты и скорости, пошел в сторону базы.
  Эдвард перехватил удобнее автоматическую винтовку, и пристально всмотрелся в опушку леса. Нужно было идти туда, чтобы достать тех, кто убил "берета"...
  "Ирокез" уже хлопал лопастями метрах в ста, заходя на посадку и поднимая тучу мелких веток и листвы. Отметив про себя, что Уитмор знает, что нужно делать, Рик сделал первые шаги в сторону опушки.
  Бернс с пулеметом в руках неотступно следовал за своим командиром.
  - Прочесать лес огнем! - приказал Рик, и сам поднял винтовку на уровень глаз.
  Все четверо "беретов" открыли огонь веером по опушке - такая стрельба, может быть, была и неэффективна по критериям точности, но уж точно была куда более эффективна для того, чтобы прижать к земле тех, кто там мог быть...
  Отстреляв по одному магазину, небольшая группа, под прикрытием пулеметчика, не дожидаясь подкрепления из "Ирокеза", пригнувшись, пошла в атаку.
  
  * * * * *
  
  - Что там у вас? - спросил Лунин у подбежавших разведчиков.
  Те запрыгнули на площадку автокрана, и отдышавшись, Мамай выговорил:
  - Расстреляли вертолет как надо. Я попал несколько раз - к бабке не ходи. Он тут же ушел в разворот. Потом развернулся и дал по опушке нурсами. Нас там уже не было. Потом, кажись, он сел...
  - Высадили десант, - кивнул Дима. - Сейчас они найдут место погрузки и встанут нам на хвост.
  В это время КрАЗ, ломая кусты, уже катился вниз по склону к ручью. Где-то впереди ревел второй КрАЗ со спутником в кузове и основной частью людей. Первая машина должна была оторваться вперед более чем на километр, но, судя по звукам, доносившимся впереди, они смогли уйти не далее, чем на триста-четыреста метров. Водитель притормаживал на спуске, чтобы многотонная машина не разогналась до неприличных скоростей... но, тем не менее, машину кидало из стороны в сторону, и разведчики, сидящие на платформе крана, имели все шансы слететь под колеса грузовика.
  - Первую вруби! - Лунин стукнул по кабине, и водитель включил первую скорость.
  Движение машины хоть и замедлилось, но стало более управляемым. У ручья Лунин увидел глубокие следы колес впереди идущего грузовика - мокрая почва слабо держала тяжелый грузовик, и если первая машина еще как-то прошла, то для второго КрАЗа задача езды по руслу ручья заметно осложнялась.
  - Дай мне!
  Дима перелез в кабину и сам сел за руль. Может быть, он и не обладал лучшим водительским мастерством, чем у штатного водителя, но ответственность за выполнение задачи лежала именно на нем, а потому и подход его к столь сложной езде не был, что называется, "спустя рукава". Лунин включил вторую передачу, и, не смотря на несколько сильных ударов крыльями машины о деревья, вел автокран, не снижая скорости.
  Вскоре впереди, через заросли, стала видна корма грузовика со спутником, а еще через некоторое время небольшая колонна вышла на место, где остался ГАЗ-66. Там остановились, чтобы перевести дух.
  - Накройте спутник брезентом! - начал распоряжаться Лунин, как только выбрался из кабины автокрана. - Живее!
  К нему подошел контрразведчик:
  - Дима, что будем с полицейскими делать?
  - А где они? - Дима обернулся, ища их глазами, но не увидел.
  - Да вон, сидят за машиной.
  - А что с ними надо сделать? - спросил Лунин, внимательно посмотрев в глаза майора ФСБ.
  - Их нельзя убивать, - сказал Ломакин.
  - Почему?
  - Нельзя и все! Вы и так тут уже трупов наваляли! Хватит!
  - Ну, тогда я передаю их тебе, а ты делай с ними что хочешь. Я снимаю с себя ответственность за них.
  - На хрен они мне нужны? - Гриша выпучил глаза. Он не ожидал такого развития событий.
  - А мне? - Дима внимательно посмотрел на Ломакина: - По всем своим инструкциям я их должен сейчас кончить. И буду прав. Так что - забирай. Надеюсь, у вас аналогичные рекомендации...
  - Да пошел ты... я их отпускаю. - Гриша махнул рукой.
  Дима повернулся, ища глазами своего старшину:
  - Шайба! Развяжи гаишников!
  - Зачем, тащ майор?
  - Ты меня плохо расслышал?
  - Нормально расслышал... - пробухтел старшина себе под нос, и подошел к полицейским. Доставая из ножен немаленьких размеров нож, он грозно рявкнул: - Вставайте!
  Поняв его превратно, оба полицейских как один начали выть, но старшина только рассек им веревки, и отошел в сторону. Растерев руки, они некоторое время переминались с ноги на ногу и смотрели на окружающих их людей, но их как будто никто не замечал - каждый был занят своим делом.
  - Вы свободны, - Ломакин пытался им довести до сведения свое решение, но, похоже, они его плохо понимали.
  Махнув на них рукой, контрразведчик отошел в сторону.
  Лунин собрал командиров групп и заместителя:
  - Степан, ты на "шашиге" с тремя бойцами идешь в головном дозоре. Удаление от ядра - не более полукилометра. Как дойдем до дороги, стоп и жди нас. Если влетите в засаду - вначале мне доклад, а только потом начинаете отбиваться и откатываетесь назад. Особое внимание за воздухом - видал, как они тут лётают? ПЗРК будет с нами, но если обнаружите вертолет, сразу выходишь на меня и даешь целеуказание. Если надо будет, мы его снимем с неба.
  - Понял, командир, - кивнул капитан Уваров.
  Дима повернулся к заместителю:
  - Иван, на тебе, как уже повелось, ПВО. Никто из бойцов пользоваться "Иглой" не умеет, так что вся надежда на тебя.
  - Спешу сообщить, что пока "Линкс" там вертелся над нами, на зенитном комплексе сел один аккумулятор. Остался еще один, но включать блок наведения я буду только тогда, когда примем решение завалить вертолет. Договорились?
  - Хорошо, - кивнул Дима.
  - А мне что делать? - спросил Стас Лёвин.
  - Ты поедешь на автокране в замыкании. С тобой три бойца. Остальные бойцы твоей, Стёпа, и твоей, Стас, групп, поедут со мной в грузовике. Постоянная готовность к открытию огня. Сейчас выстави на следах пару мин на оптический датчик на сутки. Что у нас с раненым водителем?
  - Дышит пока, - пространно отозвался Бойко. - Я ему голову замотал, не ясно только что там еще, кроме рассечения вены на затылке. Может, позвоночник сломан. Короче, мы его возле спутника на брезент положили. Надо эвакуировать... может, вертолет вызовем?
  - Попробуем, - кивнул Дима. - Сейчас поговорю с генералом... а вы тут живее, давайте собирайтесь, и воздух... воздух... не дай Бог, если к нам вертолеты прилетят...
  Когда небольшая колонна тронулась в путь, двое полицейских недоуменно смотрели на уходящие машины, растирая затекшие руки, и в любой момент вполне обоснованно ожидая смертельной очереди на прощание. Но очередь не прозвучала. Они переглянулись, сели на землю, и не сговариваясь, зарыдали. Им повезло. Мало кто на земле мог похвастаться тем, что попал в руки спецназа ГРУ, и вышел оттуда живым...
  
  * * * * *
  
  Как только Лунин вышел на связь, генерал схватил трубу защищенной спутниковой связи:
  - Что там у вас?
  - Товарищ генерал, - в трубке зазвучал голос Лунина: - Докладываю: отошли от места погрузки на десять километров. Наблюдали высадку вертолетного десанта на просеке, в районе посадки нашего Ми-8. Янкесы работали нурсами по опушке леса.
  - Преследование есть?
  - Не вижу. Машин у них тут нет, а вертолеты над нами не висят. Мы за собой мины ставили. Сработку не слышно. Пленных я отпускаю. Они отсюда еще три дня выбираться будут, так что, не страшно.
  - Хорошо. С пленными правильно поступил. Будь готов к изменению маршрута, посмотри по карте и на местности, куда можно уйти, в случае, если наши друзья начнут изолировать район. Обрати внимание на север - вам, если что, там будет легче укрыться от чужих глаз...
  - Понял, товарищ генерал.
  - Как раненый?
  - Дышит.
  - Эвакуация нужна?
  - Если планируем уходить в сторону от маршрута, то да. Его нужно будет забрать.
  - Хорошо, я вышлю машину или вертолет. Как сложится обстановка.
  - Понял.
  - Тогда действуй.
  Генерал положил трубку спутникового телефона на столик и посмотрел на Виктора Майского, который сидел в кресле в углу помещения и потягивал из бокала коньяк.
  - Они все-таки вытащили спутник, - Майский удовлетворенно улыбнулся: - Ваши люди действительно умеют многое.
  - Еще не вытащили. Им еще нужно вытащить его в безопасное место. И сейчас самое главное - нельзя расслабляться. Хотя, там опытный командир. Он не даст там никому расслабиться...
  - Они способны будут выполнить еще несколько боевых задач?
  - Смотря каких... - пространно ответил генерал. - Лунин вообще - уникальный человек. Этот все может.
  - Агентурной работой он занимался?
  - В пределах, необходимых спецназу для выполнения своих задач. Не стоит путать головорезов из спецназа с утонченными интеллигентами агентурной разведки... - генерал улыбнулся.
  Ему самому понравилось собственное выражение.
  Виктор поставил бокал на столик и взял в руки небольшую папку с бумагами. Протягивая ее генералу, порученец по особым вопросам Министерства Иностранных Дел хмуро бросил:
  - Здесь информация, предоставленная Службой Внешней Разведки по политическим партиям и общественным организациям Либерии и Сьерра-Леоне. Изучите, это внимательно. Сегодня из Москвы прилетает Алексей Шестаков - помощник и советник президента. Вечером мы проведем совещание, что нам делать дальше...
  - Да, я знаком с Шестковым, - сказал Лихой, вспоминая свой весьма не легкий разговор с советником президента несколько недель назад.
  - Это опытный политтехнолог, который участвовал в выборах самого высокого уровня, а так же в формировании общественного мнения по самым разным вопросам. Некоторые называют его серым кардиналом российской политики. В частности, это он спланировал и реализовал мероприятия по формированию положительной реакции населения на ввод войск в Чечню в 1999 году. Не сравнить с тем, как это было бездарно проведено в 1994 году...
  - Жилые дома в Москве тоже он придумал взрывать? - зло усмехнулся генерал.
  - Не могу знать, - Виктор увел свой взгляд в сторону. - Вопрос не по окладу.
  - Ну, по крайней мере, в результате этих взрывов очень быстро и очень эффектно сделали из чеченцев пугало для всей России...
  - Не могу судить, я в той операции участия не принимал, - Виктор снова дистанцировался от тех дел.
  - Можешь не отвечать... - генерал потянулся, разминая позвоночник и суставы, встал с кресла и подошел к шкафу.
  В шкафу стояла бутылка коньяка и несколько бокалов. Часть этого коньяка уже была в бокале, который держал в руках Виктор Майский. Эдуард достал бутылку, оценил остаток содержимого, и налил полный бокал "с горкой".
  - Как бы нам тут не напортачить... - генерал одним большим глотком лихо выпил бокал (Лихой - он и есть лихой...) и поставил его в шкаф. - Чтоб потом не расхлебывать...
  - Это полностью будет зависеть от того, как мы глубоко изучим ситуацию, и насколько правильно спланируем свои действия. Кстати, мне тут высокие люди намекнули, что при благоприятном исходе задуманного нами мероприятия, вы, товарищ генерал, можете рассчитывать не только на звезду Героя, но и на небольшую долю от алмазодобывающих компаний...
  Лихой внимательно посмотрел на своего собеседника:
  - Кто именно намекнул?
  - Самые высокие, - Виктор многозначительно поднял взгляд к потолку.
  Генерал ничего больше не сказал. Он поставил пустой бокал в шкаф, и вышел из помещения - еще нужно было взбодрить радиоразведчиков, которые обещались уже дать весь расклад по работе американских радиопередатчиков.
  
  * * * * *
  
  Эдвард достиг края опушки леса через несколько минут после начала атаки. Пока он, пригнувшись, бежал по просеке, ему казалось, что вот-вот его ударит пуля, и он упадет, обливаясь кровью, но Бог миловал. Пуля не прилетела. Упав на опушке леса на землю и дав несколько очередей по густым зарослям, Рик смахнул со лба пот.
  Было ясно, что те, кто их обстрелял, уже давно покинули это место. Пока Рик пытался хоть что-то высмотреть впереди, к нему подбежал сержант Бернс и завалился рядом:
  - По нам сейчас никто не стрелял, - на выдохе сказал сержант. - Или засада, или ушли...
  - Вот и я так думаю, - кивнул Рик. - А ну, давай для верности... вдоль и поперек...
  Бернс привстал на колено, и несколько долгих секунд поливал огнем своего пулемета заросли. Впереди посыпались ветки. Рик тронул его за плечо, мол, хорош долбить... побереги патроны...
  - Ждем вторую группу... - махнул рукой Эдвард.
  Как только группа Тома Уитмора подошла к опушке, Рик поделился своими опасениями:
  - Том, похоже, нас затягивают в засаду. Будет лучше, если мы оттянемся немного назад, а "Ирокез" отработает ракетами чуть впереди. Если никого не убьет, то хоть распугает там всех. А мы выдвинемся и добьем.
  - О´кей, - кивнул Уитмор.
  Он посмотрел на своих бойцов, которые цепью легли на окраине опушки, потом связался с вертолетчиками:
  - Нас видно?
  - Видно, - отозвались вертолетчики с крутившегося рядом "Ирокеза". - Лежите на опушке.
  - Дайте залп перед нами на сто-двести метров!
  - Выполняю! - сказал пилот, и вертолет, быстро завершив боевой разворот, занял боевой курс.
  Спустя несколько секунд неуправляемые ракеты упали в лесу, как и просил Том, метрах в ста от залегших "зеленых беретов". Разрывы хлопнули по ушам. Раздались крики вконец перепуганных птиц.
  - Встали!
  Рик поднял цепь и обе группы вошли в лес. "Ирокез" прошел над ними с правым разворотом. Ракет на его борту было не много, поэтому ожидать от него хорошей поддержки было бессмысленно.
  В любую секунду ожидая пулю между глаз, Эдвард шел вперед, раздвигая стволом заросли. Бой в тайге, субтропическом лесу, тропических джунглях или затопленной сельве всегда проходит на предельно близких дистанциях - всегда на расстояниях куда ближе, чем бросок гранаты. Это заставляет участников боя мобилизоваться, собирать всю свою волю в кулак и только предельная решимость и уверенность в своей правоте будут способствовать победе над врагом. А еще в этом деле очень может помочь тактическое умение ведения боя в таких сложных условиях. Необходимыми в этом деле знаниями и умениями Рик и его "береты" вполне обладали...
  Вскоре сержант Бейкер из группы лейтенанта Уитмора доложил, что обнаружил следы и нашел автоматную гильзу. К нему тут же подошли оба офицера. Рик прикинул направление возможной стрельбы и уверенно заявил:
  - Отсюда, похоже, и били по вертолету. А потом ушли в том направлении, - Рик показал рукой в сторону, противоположную просеке.
  - Стреляли из автомата Калашникова, - добавил Том, рассматривая гильзу.
  - Это ни о чем не говорит, - улыбнулся Рик. - Весь мир стреляет из автомата Калашникова.
  - Будем преследовать? - спросил Уитмор.
  - Сейчас не вижу смысла, - пожал плечами Эдвард. - Если их мало, мы их потеряем, если много, то можем нарваться и получить по зубам. Удет запретил мне отходить от просеки более чем на два километра.
  - Возвращаемся?
  - Да. К тому же мы теперь точно знаем, куда нужно нацелить всю поисковую операцию.
  - Отходим к просеке! - приказал Том.
  "Береты" двинулись в обратном направлении...
  
  * * * * *
  
  Прилетевший "Линкс" полковник Удет вышел встречать лично. Машина, как ему показалось, на посадочной глиссаде выглядела не столь элегантно, как это было прежде. Чувства не обманули - в машине на месте пилота сидело уже бездыханное тело. Посадку осуществил штурман. В пассажирском отсеке на привязных ремнях висел еще один труп, и сидел раненый "берет", успевший самостоятельно перевязаться и обколоться обезболивающими препаратами.
  Медперсонал базы, предварительно взбодренный Удетом, кинулся к пилоту, а потом и к раненому бойцу. Оказалось, что пилот вертолета в тяжелой коме, и теоретически его еще можно было спасти, чего нельзя было сказать про убитого наповал "зеленого берета", у которого в голове зияла вынесенная автоматной пулей рана, размером с кулак. Да и количество крови на полу кабины не оставляло никаких сомнений...
  Удет накинулся на раненого:
  - Как это случилось?
  - Шли над просекой, по машине стали раздаваться удары. Этого, - боец кивнул в сторону убитого, - снесло сразу, потом, похоже, досталось пилоту - я слышал из кабины экипажа крики. Откуда велась стрельба, я не видел. Меня ранило в самом начале обстрела.
  - Понятно, - Алекс вдруг взял руку раненого, и некоторое время тряс ее: - Спасибо за службу, солдат! Америка не забудет тех жертв, которые вы принесли во благо процветания страны!
  - Благодарю вас, сэр! - лицо "берета" преобразилось.
  Пафос ситуации никто не заметил.
  Через несколько минут Удет уже сидел в прохладном кабинете, докладывая адмиралу Льюису ситуацию:
  - Район падения спутника установлен полностью. Точность - квадрат три на три километра. Через час мы установим место падения, а возможно, найдем и сам спутник.
  - Если русские его еще не вытащили оттуда... - бросил Льюис.
  - Если они его забрали, а забрать они его могли только наземным транспортом, то мы их догоним, и отобьем его. В этом я не сомневаюсь. В любом случае у русских тут не может быть сил больше, чем одна группа. Одну группу мы перебьем быстро.
  - А если они, не смотря на запрет, задействуют боевые вертолеты с базы миротворческих сил? - спросил адмирал.
  - Будем их сбивать. У нас есть "Стингеры".
  - В таком случае нам необходимо дать в СМИ информацию, что в горах Сьерра-Леоне и Либерии объявились бандгруппы сепаратистов, вооруженные русскими зенитными ракетами "Стрела". Ясно, что нам нельзя светить свое присутствие в этой стране.
  - Койоту понятно... - кивнул полковник. - В этом случае я прошу задействовать в мероприятии силы и средства группы психологических операций.
  - Безусловно, - кивнул Льюис. - Да и вообще, раньше надо было формировать информационное поле вокруг этих дел, чтобы отвлечь внимание от спутника. О нем рано или поздно все равно узнают, но надо сделать так, чтобы сейчас интерес мировой общественности пролегал в иной плоскости...
  - Сэр? - полковник посмотрел на своего шефа.
  - Если мы сейчас не сможем найти или отбить спутник, то придется вводить в эту страну дополнительные силы. Придется разворачивать здесь полномасштабную армейскую поисковую операцию. И эти силы уже не скрыть от лишних глаз! Так пусть весь мир знает, что мы присылаем сюда батальон "зеленых беретов" не для того, чтобы искать спутник, а для, к примеру, защиты демократии...
  - Я далек от этого, сэр. Вы мне поставьте конкретную задачу, и я ее выполню.
  - Будет вам такая задача, полковник. Скоро будет...
  
  * * * * *
  
  - Виталя, осторожнее! - вырвалось у Степана после очередного крутого виража, заложенного лихим водителем.
  - Не ссыте, товарищ капитан. Здесь нормальная дорога, лучше не бывает... - у водителя еще хватило наглости повернуться к офицеру и во всю ширину рта улыбнуться.
  - За дорогой смотри... - Уваров указал вперед.
  Через какое-то время прошли место, где были расстреляны местные лесные воротилы. Степан доложил об этом по рации:
  - Прошли тир...
  - Без остановок, - отозвался Лунин.
  Спустя пару километров пришлось-таки делать остановку - водители доложили об израсходовании двух третей заправки. Нужно было дозаправлять машины. Выставив охранение и воздушный дозор, пока бойцы таскали ведрами топливо, Лунин собрал офицеров:
  - От генерала пришла вводная: пиндосы подняли в воздух еще три вертолета и они приступили к поискам в районе, откуда мы только что вышли. С базы в нашу сторону вышло шесть грузовиков, на которых до сорока вооруженных человек. Он рекомендовал нам уходить в сторону Гвинеи и искать место, где можно спрятать машины от воздушной разведки. И чтобы подальше от лишних глаз.
  - Тут не поймешь, где заканчивается Либерия и начинается Сьерра-Леоне, где заканчивается Сьерра-Леоне и начинается Гвинея... - сказал контрразведчик, который еще не отошел от счастья, что Лунин не пустил в расход полицейских.
  - Генерал мне сообщил, что в случае, если ситуация будет выходить из-под контроля, нам нужно будет вывозить спутник в Гвинею.
  - Вот те раз, - Бойко почесал свой затылок. - Ну, с другой стороны тоже верно. Авиабазу янкесы наверняка уже перекрыли...
  В этот момент фашист, сидящий на крыше кабины грузовика, заорал на всю ивановскую:
  - Во-озду-ух!
  Через мгновение Дима увидел небольшой вертолет, который быстро шел над лесом на удалении метров двести от колонны. Машина шла прямо на него - и почему-то у майора не было никаких сомнений, что сейчас его накроет залп нурсов.
  Лунин не мешкая, выхватил из-под плеча автомат, и, передернув затворную раму, поднимая АКМС на уровень глаз, крикнул:
  - По вертолету - огонь!
  И первым потянул спусковой крючок. Тут же ожили автоматы и пулеметы двух разведгрупп. Оглушительный грохот стрельбы, рев заведенных моторов грузовиков, которые тут же начали расползаться по кустам, и крутой вираж вертолета - все слилось в одну картинку. Почти все, у кого было под рукой оружие, стреляли по одинокому вертолету. При таком раскладе у американцев не было никакой возможности спастись - слишком уж плотный был огонь.
  - Осторожней! - крикнул Лунин, выводя очередь по кабине легкого вертолета типа "Робинсон-44". - Сейчас развалится и упадет!
  Так и получилось. Спустя еще несколько секунд вертолет, пораженный буквально морем огня, изменил траекторию и начал заваливаться прямо на место, где еще мгновение назад находились грузовики и автокран. Люди бросились врассыпную, в основном прекратив стрельбу. Лунин тоже метнулся в сторону, и тут же на место, где он стоял, с жутким грохотом упал вертолет. Обе лопасти несущего винта, вспоров землю, мгновенно разрушились, и с пронзительным визгом, вращаясь как запущенные индейские томагавки, полетели в стороны. Один из фрагментов лопасти сильнейшим ударом раскроил голову Григорию Ломакину, не успевшему отбежать от падающего вертолета на безопасное расстояние. Не издав не единого звука, майор-контрразведчик упал в траву как подкошенный, и не шевелился. Корпус вертолета разрушился, и тут же полыхнуло топливо из порванного бака, обдав жаром отбегающего Лунина. Людей, сидевших в "Робинсоне", порубило деформирующейся кабиной и выбросило из машины наружу. Свистящий двигатель с визжащим редуктором вылетели вперед, и на излете ударились в башню грузовой стрелы отъезжающего автокрана. Все произошло в одно мгновение.
  И все закончилось тоже в одно мгновение. Остатки "Робинсона" догорали на земле. Черный дым столбом поднимался в небо. Люди по кустам моргали от такого скоротечного развития событий. Гриша Ломакин не шевелился.
  Бойко подбежал к контрразведчику, и повернувшись к Лунину, вдруг скрестил руки:
  - Готов. На глушняк...
  - Началось, - сплюнул в досаде Дима. - Погиб случайно, а мне потом предъявят, что кто-то из нас его завалил... - сказал он это тихо, чтоб особенно никто и не услышал. - А так все хорошо начиналось...
  - И не говорите, - раздался сзади голос.
  Дима обернулся. Шайба заправлял в пулемет новую ленту:
  - Товарищ майор, - Андрей Широков выглядел смущенным: - А нас не заставят платить за сломанный вертолет?
  - С чего ты взял?
  - Вообще-то мы, насколько я помню, поехали проверять охрану подводных лодок, а вертолет в задачу не входил.
  - Когда я приказал открыть по нему огонь, вертолет, таким образом, вошел в задачу... - попытался отшутиться Дима, но вдруг понял, что старшина не шутит.
  - Значит, боевые мне выплатят в полном объеме? - старшину, вероятно, волновал именно этот вопрос.
  - В полном, - кивнул Лунин, глядя на то, как несколько разведчиков окружили тело погибшего майора.
  - А, ну тогда я спокоен... - Шайба широко улыбнулся.
  - Иди, помоги тело Ломакина на машину погрузить, - Дима шевельнул рукой в сторону погибшего.
  - Есть, - кивнул старшина, и, закинув пулемет на ремень за плечо, пошел к столпившемся у трупа бойцам.
  Нужно было уходить с этого места, и как можно быстрее. Погибшего погрузили на площадку автокрана, и колонна на максимально возможной скорости ринулась по намеченному маршруту.
  
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 9.13*23  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018