ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 20.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.44*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    думали всё? как бы не так!

  Глава 20.
  
  Мирный покой адмирала, расслабленно сидящего в кресле и вяло потягивающего ароматную гаванскую сигару, нарушил перепуганный связист, вбежавший в помещение без стука.
  - С "Ганшипом" потеряна связь! - сбивчиво доложил оператор связи адмиралу Льюису.
  Адмирал, только-только испытавший облегчение после вскрытия местонахождения спутника, не хотел снова погружаться в трясину безысходных проблем. Тем не менее, полученная информация поступила, мозг адмирала ее мгновенно проанализировал, и даже будучи еще в стадии неполного понимания сознанием возникшей проблемы, подсознание, отличающееся от сознания отсутствием надежд, условностей и наличием предельной конкретики мышления, уже выдало решение:
  - Немедленно! Все силы в этот район! Вы слышите меня? Я сказал немедленно! -Вырвалось у адмирала истошным криком, переходящим на фальцет. - Подготовить к вылету все имеющиеся вертолеты! Срочно!
  Оператор связи отшатнулся, так как понял, что Роберт Льюис в следующее мгновение заедет ему в рожу. По крайней мере, во взгляде адмирала читалась несокрушимая решимость что-нибудь сломать от внезапно нахлынувшей ярости и злости.
  К месту предполагаемой катастрофы "Ганшипа" и так уже спешила на всех парах вся вертолетная группа - практически все оперативно-поисковые силы, имеющиеся под рукой у адмирала. Но этого явно было мало. Льюис упер свой испепеляющий взгляд в офицера связи:
  - Связь с командиром "Энтерпрайза"! Живо!
  Через минуту адмирал уже поставил четкую задачу командиру авианосного ударного соединения.
  
  * * * * *
  
  Грузовую тележку общими усилиями выкатили из самолета и установили ровно за хвостом самолета. На тележку нужно было уложить тело спутника. Виталик аккуратно поставил грузовик рядом, и перебрался к пульту, с которого можно было управлять грузовой стрелой.
  - Ты хоть понимаешь, как и что тут делать? - спросил Лунин.
  - Да у меня у отца такой же грузовик, - усмехнулся водитель. - Конечно, понимаю!
  - Ты меня все больше удивляешь, - развел руками майор. - Давай, работай.
  Черный и Франк залезли в кузов и начали крепить тросы к спутнику. Шайба, закинув пулемет за спину, молча наблюдал за происходящим, стоя в готовности немедленно помочь там, где это потребуется.
  - Долго еще? - спросил командир экипажа.
  - Минут десять уйдет под выгрузку на платформу, - ответил водитель.
  - Еще минут десять на погрузку в самолет, - себе под нос пробурчал Гаврилов. - Да еще минут десять на швартовку, и пять минут мне нужно на взлет...
  - Больше получаса... - проговорил Лунин. - Скорее надо. Сейчас пиндосы будут здесь.
  - Раньше не получится, - развел руками командир экипажа.
  - Вот влипли... - Лунин нервно кусал губу, обдумывая свои дальнейшие действия. - Что же делать...
  - Командир, - в мыслительный процесс нагло вмешался Шайба. - Позвони генералу. Где там враги наши?
  Лунин выхватил из разгрузки спутниковый телефон:
  - Товарищ генерал! Сообщите подлетное время вертолетной группы!
  - Обожди Дима. Сейчас скажу.
  Лунин метнул на старшину озабоченный взгляд, тот в ответ пожал плечами. В этот момент тросы накинули на крюк, Виталик начал выбирать слабину тросов, и тросы натянулись звонкими струнами.
  - Выдержит? - поинтересовался Лунин, заранее зная ответ на свой вопрос.
  - Выдержит! - уверенно ответил водитель.
  - Опоры не выставил! Твою мать! - заорал Шайба. - Сейчас машина завалится на бок!
  Виталик сплюнул с досады - после такой суматохи со стрельбой и бешенной гонкой, можно забыть собственное имя, не то что порядок выполнения погрузочных работ. Он метнулся к опоре, оставив натянутые тросы. Начал опускать опорную ногу.
  - Не успеваем, - подавляя в себе боль от полученного ранения, сказал резидент. - Ни хрена мы не успеваем... сейчас они будут здесь.
  - Не наводи тоску, и так тошно, - отозвался Лунин.
  - Исходя из последнего пеленга на радиостанцию командирского вертолета группы, они будут у вас через пятнадцать минут, - наконец-то ожила трубка генеральским голосом. - Успеете?
  - Нет, - хмуро сказал Лунин.
  Дима несколько мгновений ожидал каких-то указаний от генерала, но их не последовало. Выждав еще пару-другую секунд, Дима сказал в телефон:
  - Жаль, конечно. Но другого выхода нет. Мы уходим.
  - Я понял. Будь на связи, - отозвался генерал.
  - Товарищ генерал, не поминайте лихом, - сказал Дима и отключился.
  Еще несколько мгновений он смотрел на Виталика, который резкими движениями пытался ровно выставить опору, посмотрел на Шайбу, который снова пожал плечами. Тысячи мыслей крутились в его голове. Как выполнить задачу? Что нужно сделать, чтобы уложиться по времени до прилета сюда "зеленых беретов", встреча с которыми не предвещает ничего хорошего? А времени-то и нет совсем. Выполнение обязательных процедур дольше, чем подлетное время вертолетной ударно-поисковой группы. Решение напрашивалось только одно:
  - Экипажу самолета - на взлет! Грузовик со спутником отсюда как можно дальше!
  - Не понял, - повернулся Павел Гаврилов. - Как это - на взлет?
  - Уходи отсюда, Паша. Уходи. Сейчас здесь будет море огня, и мы тогда потеряем самолет. Ты взлетай. Уходи в сторону как можно дальше. Пока будет оставаться в самолете топливо, жди нашего сигнала. Если сигнала не будет - уходите на свой аэродром. Давай Паша! Вали отсюда!
  - А спутник?
  - Да что тебе спутник! Ты живи, и твои летчики - живите! А спутник ты всегда успеешь отсюда забрать! Уходи!
  - Есть, - Гаврилов побежал на борт самолета.
  - Виталя! - Лунин ухватил водителя за плечо: - Ты отличный водитель и отличный боец. Твоя задача - сохранить спутник любой ценой. Сейчас мы отсюда уедем, все на этом грузовике. Нужно сделать так, чтоб ни одна живая душа нас увидеть не смогла. Ни с земли, ни с воздуха! Понял?
  - Так точно, понял! - отозвался водитель.
  - Готовься, сейчас поедем!
  Водитель метнулся к машине. На самолете в этот момент запустили моторы, и начали закрывать рампу. Взгляд майора уперся в старшину.
  - Катать бочки? - спросил Шайба.
  - Зачем? - не понял Лунин.
  - Товарищ майор, ну как зачем? - удивился Широков. - Нам керосин еще пригодится, может, на нем еще домой полетим. А вот стоят там бочки все в куче - одной пули хватит, все это сжечь. Я сейчас быстро раскатаю по кустам несколько бочек, авось и хватит нам...
  - Действуй! - кивнул Лунин, пораженный прозорливостью своего старшины.
  Шайба побежал к складу.
  Ан-26 развернулся, и через стекло Дима увидел озабоченное лицо пилота, который смотрел на остающихся спецназовцев, как на смертников.
  - Лети, - прошептал Дима. - Лети...
  Самолет неторопливо покатился на край взлетно-посадочной полосы.
  - Черный! Погибших грузите в машину, быстро! - крикнул Лунин бойцам.
  Черный и Франк метнулись к разрушенному зданию, чтобы забрать с крыши тело погибшего Ивана Бойко.
  - Ждем гостей? - спросил хозяин аэродрома.
  - Что у тебя есть? - вопросом на вопрос ответил Лунин.
  - Ракет нету, - развел руками Александр. - Мой зенитный пулемет этот гад развалил, - он указал на чадящий черной гарью "Ганшип", лежащий неподалеку от аэродрома, а потом на разрушенную разрывами крышу.
  - У них "Блэк Хоуки", "Линксы", "Робинсоны" и "Чинуки", - сказал Дима. - Бронированных машин нет. Можно еще побороться.
  - Сколько их всего?
  - Больше шести. Точно не знаю. Прилетят - посчитаешь.
  - Ясно, что ничего не ясно. Ну, так что, мне людей с деревни вызывать? - Александр посмотрел на Лунина.
  - Они смогут оказать помощь в отражении воздушной атаки? Смогут биться с воздушным десантом?
  - Ну, уж не знаю насколько эффективно, по крайней мере, внимание отвлекут.
  - Вызывай! - кивнул Дима, лихорадочно намечая выгодные позиции, которые было бы здорово занять перед боем. - Будет здорово, если мы не дадим пиндосам здесь закрепиться.
  - Тогда я хотел бы получить оставшуюся часть моего гонорара.
  - Это вон к нему, - отмахнулся Лунин в сторону Власова.
  - Только после погрузки спутника, - услышав разговор, резко отрубил резидент.
  - Андрей Владимирович, - Лунин посмотрел на своего коллегу. - Войдите в положение. Уважьте человека.
  - Ладно, - кивнул Власов. - Пиши расписку в получении.
  Александр быстро выполнил все требуемые действия, и увесистая пачка денег перекочевала в его карман. Тут же он по сотовому телефону куда-то позвонил, и с минуту что-то говорил на местном языке. Потом отключился и радостно сообщил:
  - Сейчас приедут.
  - Твои бойцы? - спросил Лунин.
  - И мои, и бойцы Рамуса.
  - Рамуса?
  - Ну да. Как мы все понимаем, сейчас здесь происходит вторжение американских вооруженных сил на территорию суверенного государства. Так что пограничники должны быть здесь в первую очередь, - Александр-Окай вымученно улыбнулся.
  - Ты с ним в доле? - спросил Власов.
  - Нет, - помотал головой Александр. - Рамус намерен исполнить свой воинский долг.
  - В отношении всех иностранцев?
  - Нет. Только тех, кто сейчас летит сюда в военных вертолетах.
  - А как же мы? - продолжал домогаться резидент.
  - А вы, - усмехнулся Александр, - как я понял - его курирующий офицер... и хотя у вас с ним с выкупом аэродрома получилось не очень красиво, тем не менее, по всей видимости, он вам еще верит.
  - Сомневаюсь, - покачал головой Власов.
  Тела погибших погрузили в кузов грузовика, под тело спутника. На внезапно взревевшие самолетные двигатели Лунин обернулся: Ан-26 начал выполнять разбег. Транспортник, поднимая тучи пыли, набирал скорость. Вот он чуть приподнял свой нос, и, спустя несколько мгновений, резко взмыл в небо, набирая высоту. Пилот заложил левый вираж, и спустя пару минут самолет скрылся с поля зрения.
  - Тоска, - прошептал про себя Лунин.
  - Осталось пять минут, - сказал Александр, посмотрев на часы.
  - Одно мгновение! - сказал Лунин.
  Он подозвал Мишу Черного:
  - МОН есть?
  - Есть!
  - Пошли!
  Бегом они направились к зданию, и пока Миша устанавливал возле полуразрушенного здания бывшей башни управления воздушным движением осколочно-направленную мину с оптическим взрывателем, Дима достал нож, и что-то размашисто нацарапал на расстрелянной стене. Прикрыв мину каким-то тряпьем, они побежали к грузовику, в котором уже причитали остальные.
  - Уходим! - Лунин перемахнул через борт.
  Машина тронулась. Виталик разогнался до приличной скорости, но на выезде ему пришлось тормознуть, чтобы забрать своих разведчиков и бойцов Александра. Облепленный людьми грузовик, поднимая за собой пыль, уходил прочь от аэродрома. Такого долгожданного, такого близкого, но сейчас вдруг ставшего смертельно опасным...
  - Ты что там написал? Послание будущим поколениям? - спросил Власов.
  - Типа того, - ухмыльнулся майор.
  
  * * * * *
  
  - Товарищ генерал, - Петров осторожно заглянул в глаза Лихого: - В точке подскока не осталось достаточного количества топлива, чтобы обеспечить вылет вертолета до аэродрома и обратно. Всё ушло на выполнение предыдущих полетов.
  - Спасибо, полковник. Вот когда нам там действительно понадобился вертолет, так оказалось, что топлива нет...
  - Топливом мы запаслись исходя из запланированного количества вертолето-вылетов на материальное снабжение группы Лунина и патрулирование района. Все, что спланировали, уже отлетали. Остаток наличного топлива - только на полет обратно в Лунги с очень небольшим аварийным запасом.
  - Вижу. Что предлагаешь?
  - Единственный вариант - это подвезти топливо на площадку подскока, но на это уйдет порядка шести-восьми часов. Если вертолетом - это будет быстрее, но наверняка нам не дадут взлета. Да и "Ют-Эйр" американцы тоже уже "приземлили". Этот вариант не пройдет.
  - Если он не пройдет, зачем ты мне его предлагаешь?
  - В порядке суждения.
  - Нам надо не рассуждать, а действовать.
  Генерал ушел к связистам, откуда связался с Главным Морским Штабом ВМФ. Там, после нескольких переключений, он вышел на компетентных людей, у которых уточнил состав реально имеющегося вооружения на борту атомного подводного ракетного крейсера "Обнинск", который в настоящее время нёс боевое дежурство в водах Атлантики, обхаживая американскую авианосную ударную группу. Лихого интересовали возможности крейсера по нанесению ударов по наземным целям. Оказалось, что "Обнинск", помимо двадцати четырех противокорабельных крылатых ракет П-700 "Гранит" и солидного торпедного вооружения, имел еще две крылатые ракеты РК-55 "Гранат" - аналог штатовских "Томагавков", способные работать по наземным целям на дальности до трех тысяч километров от носителя. Единственное требование моряков, казалось, не составляло большой проблемы - нужны были точные координаты аэродрома. Моряки пояснили, что ракета выходит на цель по цифровым картам местности, и если этот район оцифрован, то проблем с боевым применением "Гранатов" не было. Эта информация несколько обнадёжила генерала. Как только он вернулся в свой кабинет, туда же заявился насмерть перепуганный Витя Майский:
  - Эдуард Васильевич, что происходит?
  - Садись Витя.
  Майский машинально сел на стул, продолжая неотрывно смотреть на генерала.
  - Мне сейчас представители американской авиационной администрации угрожали международными санкциями. Мол, ваши вертолетчики не только игнорируют указания диспетчерской службы, но и открыто нарушают международные правила полетов!
  - Плевать, - жестко отрезал Лихой.
  - Как это плевать? Да вы представляете, чем это может обернуться для России на международной арене?
  - Не имею ни малейшего представления. И не желаю иметь.
  - За эти нарушения ООН может свернуть российскую миротворческую миссию. И мы в таком случае теряем нашу основную базу! Чем срываем все политические наработки по Сьерра-Леоне и Либерии!
  - Витя, ты бы посмотрел на проблему с другой стороны. Ты в курсе, что американцы несколько часов назад расстреляли мирное население Сьерра-Леоне на окраине города Бо? Число погибших сейчас уточняется. Официальные власти Сьерра-Леоне уже готовы обратиться в ООН за разъяснениями.
  - Такой информацией я не обладаю.
  - А вот и зря. Это как раз по твоей части. И вот эта же самая группа сейчас летит в Гвинею. Сейчас и там начнется заварушка.
  - Это как-то связано с вашим спутником?
  - Расстрел мирного населения возле города Бо со спутником никак не связан, уверяю.
  - А зачем они расстреливали людей?
  - Ты это у меня спрашиваешь?
  - Ну, ведь была какая-то причина?
  - Причина? Да простая! Может быть, они хотели потренироваться в стрельбе!
  - Как потренироваться? - недоумевал Майский.
  - Да просто. Это же так здорово - стрельба по живым мишеням! - генерал улыбнулся дьяволом.
  - Да ну вас! - сплюнул Виктор. - Вы точно не причастны к этому расстрелу?
  - Нет. А разве это важно?
  - Теперь уже важно. Мы раздуем международный скандал. Даже тени в нашу сторону не должно быть.
  - Раздувай.
  - Вы вытащили свой спутник?
  - Вытаскиваем, - пространно ответил Лихой. - Ты лучше это, свяжись с правительством Гвинеи, предупреди, что вооруженные силы США уже совершили акт агрессии при помощи самолета "Ганшип", случайно потерпевшего катастрофу. А в эти минуты вооруженные силы США силами девяти вертолетов и воздушного десанта пытаются повторить свои агрессивные устремления.
  - И как вы себе представляете этот разговор? Алло, это Гвинея? У вас тут американцы шалят... - рассмеялся Майский.
  Но генералу было не до шуток.
  - Позвони нашему послу в Гвинее - товарищу Тимошенко. Он все сам сделает.
  - Уже звоню.
  Майский достал из кармана сотовый телефон, некоторое время порылся в контактах, и спустя минуту уже связался с послом:
  - Родион Петрович? Рад вас слышать... у нас тут такая информация по военному ведомству проскочила... весьма полезная для Правительства Гвинеи!
  
  * * * * *
  
  После прохождения по каналам связи информации о потери контакта с ушедшим вперед "Ганшипом", Алекс Удет понял: дело приняло явно нежелательный оборот. Это если сказать мягко. Похоже, "Ганшип" просто завалили. Вот только кто посмел? Да, собственно, вариантов-то и не много. Русский спецназ или Гвинейская противовоздушная оборона? Второе было весьма маловероятно. Оставался только русский спецназ. Полковник тут же приказал разомкнуть плотный строй летящих вертолетов, чтобы избежать массовых поражений в случае обстрела с земли. Когда вертолеты развернулись широким фронтом, Удет приказал одному "Блэк Хоуку", вооруженному неуправляемыми ракетами и автоматическими гранатометами, на предельной скорости идти к аэродрому, а остальным разделиться на две группы и разойтись в стороны для выполнения обходных маневров.
  Лейтенант Эдвард Рик, сержант Бёрнс и еще четверо "зеленых беретов" находились в вертолете, высланном на разведку аэродрома. Пилот вертолета максимально низко прижимал машину к земле, снижая вероятность поражения зенитными ракетами, и верхушки деревьев мелькали буквально под ногами.
  Рик старался не думать о предстоящем бое. Исходя из поставленной задачи, он понимал, что летят они в самое пекло - где уже сбили воздушный линкор "Ганшип", и где явно хозяйничал русский спецназ.
  - "Ганшип" наблюдаешь? - спросил по связи Удет.
  - Двигаюсь к столбу дыма. Предполагаю место падения "Ганшипа".
  - Действуй.
  Столб черного дыма, поднимающийся над местом катастрофы самолета, был виден издалека. Пилот выполнил разворот, и вскоре вертолет завис неподалеку от груды чадящих останков. Рик десантировался со своими бойцами на землю. Прикрывая ладонью глаза от палящего жара, Эдвард подошел к останкам самолета, чтобы убедиться, что спасать здесь уже некого - если кто и выжил после удара "Ганшипа" о землю, то уж точно сгорел в этом огне.
  - Наблюдаю самолет. Выживших нет, - доложил Рик. - Если никто не успел покинуть борт с парашютом...
  - Осмотри аэродром. Только осторожно, - распорядился полковник. - Мы скоро будем.
  - Есть.
  Рик подал команду, и "береты" загрузились в вертолет. "Блэк Хоук" поднялся, и пошел в сторону аэродрома. На полосе Эд увидел полуразрушенное здание и остовы трех догорающих машин, а так же массу свежеиспеченных воронок - явно результат работы "Ганшипа". Не обнаружив людей, и не встретив сопротивления, летчик повел машину на посадку метрах в ста от здания.
  - Вижу расстрелянные машины, - доложил лейтенант. - Людей не наблюдаю. Огневого воздействия нет.
  - Спутник видишь?
  - Здесь с воздуха не понять. Машины сильно разбиты. Может быть, и есть, но точно сказать не могу. Сейчас подойду ближе, и скажу точно.
  - Жду.
  Вскоре вертолет коснулся колесами полосы, и передовая группа оказалась на земле. Ощерившись во все стороны стволами, "зеленые береты" двинулись в сторону здания.
  - Здорово они тут успели повеселиться! - удовлетворенно сказал Бёрнс, осматривая частые воронки от разрывов снарядов, выпущенных "Ганшипом".
  - Если стреляли, значит, было в кого. А трупы я не вижу, - сказал Рик.
  - Ну почему, вон один лежит, - Бёрнс указал на тело убитого местного боевика, которое лежало возле угла здания.
  Рик вскинул винтовку и выстрелил в тело несколько раз. Труп дернулся.
  - Смотри, точно труп, - удовлетворенно сказал лейтенант.
  Осмотрев все с воздуха, и не обнаружив присутствия людей, Эдвард не особенно опасался засады, единственно, откуда могла исходить опасность - это здание. Но и здесь лейтенант подстраховался - приказал вертолетчикам занять такое положение, из которого, в случае необходимости, они могли бы сей момент отработать неуправляемыми ракетами по зданию, случись чего нежелательного.
  - Командир, может "Ганшип" сам упал? - спросил Бёрнс. - И никто его не сбивал?
  - Все может быть, - задумчиво отозвался Эдвард. - Нужно осмотреть здание.
  "Береты" развернулись в цепь и двинулись к зданию. Когда до угла здания оставалось пройти какие-то десять метров, крайний боец вошел в оптическое поле зрения датчика цели осколочно-направленной мины. Раздался взрыв.
  Рик почувствовал, как в его правом ухе что-то лопнуло. Боковым зрением он успел увидеть, как взметнулась у стены пыль, как словно подкошенные, легли на землю все, кто шел правее него - четыре человека. В лицо ударила стена плотного воздуха ударной волны, а в шею впилось что-то пронзительно-острое, и тут же из-под воротника, тугой струйкой, полетела в стороны горячая алая кровь.
  - Огонь! Огонь! - от неожиданности произошедшего, и внезапно нахлынувшего осознания близости своей смерти, закричал Рик.
  Он упал за землю, и в остервенении бил длинной очередью по стене здания. Когда вышел весь магазин, Эдвард перевернулся на спину, разрывая на себе воротник, стараясь добраться до раны. Кровь лилась под одежду, хлестала наружу. Рик судорожно хватался за шею, пытаясь определить, где же все-таки находится рана, но все было тщетно.
  В этот момент вертолетчики отработали НУРСами по зданию, и волна пыли и горячего воздуха снова накрыла Эдварда. Силы оставляли его, и сознание мутнело с каждой секундой, и оставалось ему совсем не много. Совсем чуть-чуть.
  Лейтенант лёг на бок и подтянул колени к животу. У его головы на землю быстро натекала лужа крови. Как же не хочется умирать! Но Рик много раз смотрел в лицо смерти, и предельно четко понимал, что конец его пришел. Такой заурядный, и такой внезапный. Жаль, что не успел завести семью, не успел родить и воспитать детей, не успел обзавестись скромным домом где-нибудь на окраине Детройта...
  Рик завыл от безысходности. Всё, больше ничего поделать нельзя. Осталось только покорно прожить эти несколько секунд оставшейся жизни. Такой короткой жизни лейтенанта войск специального назначения, которому предначертано было рано или поздно сложить свою голову за Соединенные Штаты Америки...
  - Прощайте... - прошептал лейтенант Эдвард Рик.
  Слетел куда-то весь этот животный страх перед смертью. Стало легко и свободно. Ты уже умер, и теперь уже нет никаких оснований бояться этой самой смерти...
  Спустя еще одно мгновение взор в его глазах потух, руки обмякли, и голова ткнулась в окровавленную землю.
  В тот же миг над ним низко пролетел "Чинук".
  
  * * * * *
  
  Виталик гнал машину по дороге, которой несколько десятков минут назад они заезжали на аэродром. Машина буквально была облеплена людьми, и каждый старался держаться, что было сил, так как остановка на подбор выпавших, могла стоить жизни - американские вертолеты были уже где-то совсем близко.
  Проскочили поворот на ближайшую деревню, где Виталик немного притормозил, и Александр со своими бойцами покинул машину. Напоследок он оставил Лунину свой номер сотового телефона, предложив в случае необходимости связываться с ним.
  Где-то позади, послышался стрекот вертолетных винтов.
  - Вовремя мы свалили, - сказал Шайба.
  - Вон они летят, - сказал Франк, показывая рукой в сторону.
  Низко над землей угадывался характерный силуэт "Чинука". Вертолет был километрах в шести-семи от уходящей в лес машины. Слава Богу, дорога здесь была уже не такая сухая, и пыльный след не демаскировал движение.
  - Как же так, - матерился Лунин. - Столько пройти, потерять трех человек, и в самый последний момент не хватило каких-то двадцати минут! Генерал нам этого не простит...
  - Товарищ майор, да ерунда это все! - встрял Шайба. - Ну, в другом месте мы этот спутник выгрузим. Если надо, я еще долго тут могу комаров кормить. Лишь бы поставленную задачу выполнить!
  - Ты прав, Андрей, прав. Главное для меня сейчас - это сохранить спутник и ваши жизни.
  - Куда едем-то? - спросил Виталик, высунув голову из кабины, и посмотрев на Лунина, сидящего на краю кузова.
  - Туда, где оставили "шашигу".
  - Есть.
  Грузовик свернул на очередном повороте в лесную чащу, и спустя несколько минут остановился. Прямо перед ним стоял, закиданный ветками, нетронутый за часовое отсутствие, ГАЗ-66.
  - Ну, здравствуй, родной! - Виталик заглушил двигатель грузовика, вышел из машины и начал скидывать ветки с родной "шашиги".
  - Командир, что делать будем? - спросил подошедший Степан.
  - Пока ждем здесь.
  - А потом? - спросил Власов, потирая свою раненую руку.
  - А потом решим, - ответил Лунин, понимая, что такой ответ раскрывает перед подчиненными то, что он сам не знает, как ему поступать в дальнейшем. Ситуация была критическая, а достойного решения так пока и не появилось.
  - Может, стоит связаться с генералом? - спросил Стас Лёвин.
  - А вот это делать как раз и не стоит, - отказал майор. - Сейчас американцы наверняка задействовали все силы, в том числе и радиоразведку. Не исключено, что они вышли на нас по результатам контроля эфира - мы неоднократно связывались по спутнику с генералом, поэтому тут и к бабке не ходи... нужно выдержать паузу. Затаиться, так сказать.
  - Значит, ждем пока? - спросил Степан Уваров.
  - Ждем. Приводим себя в порядок. Перевязываем раны. Как там Тайсон?
  - Кровопотеря, - ответил Стас. - Осколки, похоже, перебили два ребра и локтевой сгиб. Я ему вколол промедол, перевязал. Парень в сознании.
  - Где он?
  - В кабине, на спальном месте.
  Лунин шагнул к кабине грузовика, заглянул вовнутрь. В спальной нише лежал перебинтованный Олег Таскаев, которого все звали "Тайсоном".
  - Олег, как себя чувствуешь?
  - Нормально, товарищ майор. Если надо, могу вести машину, могу стрелять.
  - Я учту твое пожелание. Лежи пока здесь, если что, если какая критическая ситуация, и некого будет посадить за руль, тогда поведешь эту машину. Но только если на это поступит мой приказ. Понял?
  - Так точно, товарищ майор.
  - Я постараюсь вытащить тебя отсюда при первой возможности.
  - Я нормально себя чувствую.
  - Это хорошо. Крепись. Может быть, нам еще долго придется здесь быть. Береги силы. Лежи, не вставай.
  - Хорошо.
  Поговорив с раненым, Дима обошел грузовик и заглянул в кузов со стороны кормы. Там лежали тела погибших Ивана Бойко и Пети Панина. Кто-то уже успел завернуть их в синий пластиковый тент и обмотать веревкой. Помолчав, Лунин соскочил с кузова.
  В этот момент издалека послышались звуки боя - автоматные и пулеметные очереди, взрывы. На аэродроме американский спецназ приступил к зачистке территории перед установлением над ней полного контроля.
  - Прощай аэродром... - грустно сказал Дима. - Так ты нам и не пригодился.
  Дима распорядился, чтобы грузовик со спутником, хоть и стоящий в глухой лесной чаще, тем не менее, дополнительно закидали свежими ветками, чтобы полностью исключить его обнаружение с воздуха.
  Шайба, не забывая выполнять свои старшинские обязанности, развил бурную деятельность по приготовлению пищи: вместе с Мамаем выпотрошил несколько упаковок сухих пайков, отогнули, как и положено, края у таганков, вложили в них таблетки сухого спирта, подожгли их и поставили на таганки греться банки с кашей и тушенкой. Вскоре потянулся запах горячей пищи...
  
  * * * * *
  
  На глаза попалась бутылка вискаря, и генерал непроизвольно открыл ее и сделал хороший глоток. Похоже, ситуация полностью вышла из-под контроля. Американцы овладели аэродромом, и их победные реляции уже перехвачены радиоразведкой. Спутник с группой Лунина убыл в неизвестном направлении, и Лунин не выходит на связь. С точки зрения сохранения скрытности, майор отчасти прав, но таким образом, Лунин лишает возможности координировать действия всех остальных задействованных сил. Есть две крылатые ракеты, но куда их применять? Есть боевой вертолет, который в критической ситуации можно послать "в один конец" - для выполнения удара по американской вертолетной группе. Есть политические силы, которые можно задействовать на локализацию информационной войны, которая вот-вот развернется в мировых СМИ и неминуемо отразится на фондовых рынках и всей мировой экономике...
  А еще есть миллионы, которые уже частично потрачены, но, как оказалось, безрезультатно. И за которые, неминуемо придется отвечать. Лихой посмотрел на сейф, в котором лежали деньги, полученные у Шестакова. Зачем нужно было ввязываться в это сомнительное дело? Ведь можно было и своими силами взять этот чертов аэродром!
  - Так, спокойно, - сам себе сказал генерал, и поставил бутылку виски на стол. - Вот только не надо сопли распускать. Еще не все потеряно.
  Ему сейчас больше всего хотелось просто напиться, чтобы впасть в алкогольную кому, создающую видимость победы над нависшими проблемами. Но как человек здравомыслящий, Эдуард не мог себе этого позволить. Возникшие проблемы нужно решать, а не прятать голову в песок.
  - Коля! Вадим! Зайдите ко мне! - генерал приоткрыл дверь и крикнул в сторону блока, в котором жили спецназовцы.
  Мигунов и Чистяков появились мгновенно:
  - Вызывали, тащь генерал?
  - Дело есть.
  Лихой подвел офицеров к карте.
  - Вот здесь находится база алмазодобывающей компании "Диамант", на которой в настоящее время дислоцированы основные силы "зеленых беретов" и "Блэкуотера", которые занимаются поиском спутника.
  - Знаю, - кивнул Чистяков.
  - Обстановка складывается следующая: группа Лунина со спутником сегодня вечером прибыла на аэродром вот в этой точке, - генерал указал место на карте. - Однако радиоразведка вскрыла перемещение американской авиационной группы в тот район. Первым туда прибыл самолет огневой поддержки "Ганшип", который уничтожил три машины, погибли двое наших товарищей...
  - Кто? - в один голос спросили офицеры.
  - Майор Бойко и офицер гвинейской резидентуры Панин. В результате дальнейшего боя "Ганшип" был сбит...
  - Наверное, "Иглой", - предположил Чистяков, перебив генерала. - У них с собой была одна ракета. Бойко, наверное, и сбил.
  - Я тоже так считаю, - согласился генерал, и продолжил: - После уничтожения "Ганшипа", на аэродром произвел посадку наш транспортный самолет Ан-26, который все это время ожидал сигнала. Но до подхода американской вертолетной группы времени на погрузку спутника не оставалось, и ему пришлось взлетать пустым. Лунин со спутником ушел с аэродрома за несколько минут до появления американцев. Сейчас, по докладам радиоразведки, американцы ведут бой на этом аэродроме. С кем - пока не известно. Судьба Лунина мне тоже пока не известна.
  - Весело, - хмыкнул Чистяков.
  - Что от нас требуется? - спросил Мигунов.
  - А вот об этом мы сейчас и поговорим...
  Генерал обрисовал карандашом круг, в центре которого был аэродром.
  - В случае необходимости, для нанесения поражения десанту, захватившему аэродром, мы можем использовать крылатые ракеты с борта атомной подводной лодки. Мне пока еще не дали ответа, есть ли на этот район цифровые карты для привода ракет, но такую возможность будем иметь в виду. Если есть - это сильно облегчает нам задачу по возвращению контроля над аэродромом. Если нет - то нет. Ваш вопрос несколько в другом. Вы мне нужны ни много, ни мало, а всего лишь для выполнения диверсии на основной базе алмазодобывающей компании "Диамант". На этой базе американцы сосредоточили практически все силы, которые участвуют в поисках спутника. Замысел состоит в следующем: как только будет нанесен удар крылатыми ракетами по аэродрому, и как только на аэродроме основные силы врага будут выведены из строя, вы приступаете к воспрещению вылетов вертолетов с базы "Диаманта" на поддержку своих сил на гвинейском аэродроме. Теперь я готов выслушать ваши предложения.
  - У нас остались две переносные зенитные ракеты "Игла", есть так же противотанковый ракетный комплекс "Метис", с помощью которого мы в принципе тоже сможем повредить или уничтожить любой вертолет. К "Метису" у нас есть шесть ракет, - начал перечислять имеющееся вооружение Коля Мигунов. - Есть крупнокалиберный пулемет "Утес" с оптическим прицелом. С его помощью мы тоже много чего сделать сможем. Ну, есть еще автоматический гранатомет. Все оружие способно бить на дальность свыше километра.
  - Если занять удобную позицию и распределить цели, то в результате короткого, но интенсивного обстрела, мы сможем быстро обезвредить все вертолеты, которые будут на посадочной площадке "Диаманта" в этот момент, - заявил Чистяков. - А потом быстро свалим, и ищи ветра в поле.
  - Вижу, политику партии понимаете правильно, - кивнул генерал. - У вас впереди ночь, в течение которой вы подготовите план проведения диверсии. Советую уже начинать.
  - Нужно выехать на место, осмотреться, - сказал Вадим.
  - Если нужно - то выезжай.
  - Не ориентируюсь.
  - Возьмите с собой Петрова. Скажи ему, что я приказал. Он тут уже полстраны объездил и облетал.
  - Есть, - кивнул Чистяков.
  - Утром вы должны быть готовы к действиям. Все, идите.
  Офицеры вышли.
  
  * * * * *
  
  По докладам Рика, на аэродроме людей обнаружено не было, и поэтому полковник Удет разрешил группе десантироваться и досмотреть здание башни управления. В стабилизированный бинокль Алекс уже мог наблюдать, как на полосу подсел "Блэк Хоук" передовой группы, выпуская "зеленых беретов". Бойцы растянулись в цепь и двинулись к зданию. Вертолет оставался висеть, в готовности или открыть огонь, или забрать людей.
  - Похоже, здесь нет никого, - сказал полковник лейтенанту Уитмору, сидевшему с ним рядом.
  - Стало быть, "Ганшип" успел здесь потрудиться, - грустно сострил Том. - Ну, и слава Богу, нам все меньше работы.
  - Подходят к зданию, - прокомментировал свои наблюдения Удет, и тут же передал бинокль лейтенанту.
  Том поднес окуляры к глазам, рассматривая людей, приближающихся к зданию. Бойцы начали смыкать цепь, и как только у Тома мелькнула мысль, что нежелательно это делать, как там, внизу, резко поднялась пыль, и все, кроме одного, упали как подкошенные.
  - Бой! - крикнул Уитмор. - Там внизу у них идет бой! Они все лежат!
  До аэродрома было еще около километра, но звуки боя слышались отчетливо - началась стрельба длинными очередями, и почти сразу же, "Блэк Хоук" выпустил несколько неуправляемых ракет, которые взорвались вокруг и внутри здания.
  - Приготовиться к бою! - крикнул Удет.
  Боец, сидящий у бортовой установки автоматического гранатомета, быстро довернул ствол и, выждав еще несколько мгновений, за которые вертолет приблизился на досягаемую дальность, открыл огонь по зданию.
  Внимательно осмотрев местность, Том все же пришел к выводу, что стрельба ведется только в одну сторону, что огневого противодействия нет, и этим выводом он поделился с полковником:
  - Сэр, стреляем только мы. Врага нет. Очевидно, Рик наткнулся на мину.
  - Я тоже так думаю, - подтвердил Удет. - Но не факт. Сейчас высадимся и проверим.
  Спустя еще некоторое время "Чинук" прошел прямо над зданием, и выполнив разворот, пошел на снижение.
  - Приготовиться к высадке! - крикнул лейтенант своим бойцам.
  Как только "Чинук" коснулся колесами земли, бойцы посыпались в рампу. Растянувшись широкой цепью, они залегли, а вертолет взмыл в небо. Где-то в стороне другие вертолеты так же высаживали свой десант. С удивлением Том обнаружил возле себя полковника, который при своем высоком армейском чине, тем не менее, не постеснялся (если быть точнее - не испугался) принять личное участие в бою.
  Еще через пару минут Том уже добежал до Рика, который неподвижно лежал, уткнувшись головой в землю. Обилие крови испугало лейтенанта. Он подхватил друга под плечи и приподнял. Повернулся к своим бойцам:
  - Медика сюда, срочно!
  Остальные раненые в этот момент его интересовали мало. Он начал расстегивать на теле друга бронежилет, снял шлем, отбросив его в сторону.
  - Эд, открой глаза! Это я, Том.
  Нащупав ранение - совсем крохотную дырочку прямо на сонной артерии, лейтенант просто зажал ее пальцем, останавливая кровоток.
  В это время к нему подбежал медик, который тут же на земле развернул свою сумку, достал жгут:
  - Будет удобнее работать, если вы, сэр, отпустите палец... - сказал медик.
  - Тогда у него пойдет кровь, - возразил Том.
  - Сэр, он и так потерял очень много крови, и сейчас секунды решают его судьбу. Делайте, что я говорю.
  Том отпустил руку, и встал. Жизнь друга висела сейчас на волоске. Не исключено, что Эд уже умер.
  С опустошенным взглядом Том двинулся в сторону здания. Там уже хозяйничали "береты". Кто-то протащил мимо Тома тубус переносного зенитно-ракетного комплекса. Послышались слова:
  - Этим они завалили "Ганшип"...
  Весь мир перевернулся и утратил смысл. Том видел, как будто в каком-то тумане, как медик ставит Рику струйную капельницу с кровезаменителем, как ему помогает кто-то из бойцов. Как остальных четверых берут за руки-ноги и сносят в одно место... эти четверо уже не с нами. Они уже где-то далеко-далеко в небесах... и дай Боже, попасть им в Рай...
  - Лейтенант!
  Крик как будто был из небытия, из того мрачного тумана.
  - Да? - Уитмор пришел в себя.
  - Ваш друг тяжело ранен, но еще пока жив. Его нужно срочно эвакуировать.
  - А что с ними? - Том указал на остальных.
  - Они все погибли. Так же легко ранен сержант Бёрнс, но он отказывается эвакуироваться.
  - Мина?
  - Да. Типа нашей "Клеймор" или русской МОН-50, - сказал медик.
  - Грузите всех в вертолет, - распорядился полковник.
  В подсевший "Блэк Хоук" загрузили раненого Эдварда, находящегося в бессознательном состоянии, и погибших, после чего вертолет взлетел, и взял курс на базу. "Береты" и бойцы частной военной компании быстро осмотрели постройки и прилегающую местность. Нашли три трупа, явно принадлежащих местным жителям.
  - Я не понимаю, - Удет развел руками. - Командир экипажа "Ганшипа" доложил о наличии грузовика, в котором он увидел спутник. Здесь есть три машины, одну из которых, джип с кузовом, можно с натяжкой назвать грузовиком. Неужели командир "Ганшипа" ошибся, и выдал нам неверную информацию? А потом вступил в бой, но ПВО этого аэродрома его одолело. Огневая точка на крыше у них оборудована по всем правилам...
  Полковник махнул рукой в сторону догорающих машин и здания, на крыше которого мешки с песком символизировали огневую точку противовоздушной обороны. Лейтенант проследил за его взглядом.
  - Нужно сравнить следы со скатами машин, - сказал Уитмор, но, посмотрев на машины, убедился, что сравнивать не с чем. На всех машинах колеса если еще и не сгорели, то уже догорали.
  - Тем не менее, следы нужно изучить, - сказал полковник.
  Удет лично пошел смотреть следы, и вскоре подозвал лейтенанта:
  - Том, смотри. Вот здесь сдвоенный след. Такие сдвоенные колеса бывают только на грузовиках. Ни на одной из трех сгоревших машин таких колес нет. Что это значит?
  - То, что спутник здесь был. Но его эвакуировали.
  - Он должен быть где-то рядом! Они не могли далеко уйти! Оставлять здесь никого не будем, все по машинам. Взлетаем! Осмотреть здесь все в радиусе десяти километров. Особое внимание дорогам, идущим отсюда в стороны!
  Полковник почувствовал, как у него закипает в жилах кровь - им снова овладел азарт боя, азарт охотника, почуявшего близкую добычу. Где-то совсем недалеко отсюда неведомый враг увозит собственность правительства Соединенных Штатов Америки - военный спутник "Небесный щит-14". Во что бы то ни стало его нужно забрать! Любой ценой! А цена каждый день все растет и растет. Гибнут люди, падают на землю вертолеты и самолеты... когда же кончится эта бешеная гонка? Может быть сейчас? Может быть, всего лишь стоит немедленно подняться в воздух, чтобы найти этот спутник?
  Удет широкими шагами направился к заходящему на посадку вертолету. Проходя мимо стены полуразрушенного здания, он зацепился взглядом за несколько неприметных буквенных и цифровых знаков. Остановился. На стене, среди осколочных и пулевых выбоин было нацарапано "РКПУ-86". А чуть ниже, размашисто было нацарапано - очевидно, что совсем недавно, так как из бороздок еще сыпалась раскрошенная штукатурка - "РКПУ-94".
  Полковник Алекс Удет в силу своих профессиональных обязанностей знал, что значат эти буквы. Он крепко сжал кулаки и громко взвыл:
  - Ты от меня не уйдешь! Я тебя все равно поймаю!
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 9.44*27  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018