ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 21.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.26*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вопросы политики - вопросы войны

  Глава 21.
  
  
  Посоветовавшись, Мигунов и Чистяков решили выезжать к базе "Диаманта" сразу со всем потребным вооружением. Петров, было, запротестовал, не желая принимать личное участие в боевой операции, но генерал план одобрил, и полковнику пришлось покориться. Ехать решили на втором ГАЗ-66, полученном еще у "солнышек" в Москве, и привезенном с собой. За руль грузовика сел "солнечный" водитель Салават Актямов, которого все звали Салик, а наиболее невоспитанные разведчики, видимо, опираясь на его немалую конституцию, еще проще - Сало. Водила и вправду, был несколько жирноват для спецназа, но со своими водительскими обязанностями справлялся вполне. Рядом с Актямовым в кабину вездехода сел начальник авиабазы полковник Петров, а Чистяков и Мигунов с разведчиками Корнеевым и Колдуновым забрались в кузов. Туда же уложили и все тяжелое вооружение, которое наметили к использованию в рамках полученной боевой задачи.
  Поездка в предстоящую ночь налагала и определенные ожидания, например, встреча с американским патрулём, специально посланным для предотвращения какой бы то ни было активности русских. Или с местной полицией, которая уже вполне могла понимать, кто похитил представителей дорожной полиции несколько дней тому назад. Или с каким-нибудь международным миротворческим подразделением, коих в Сьерра-Леоне было предостаточно. В общем, ожидать можно было чего угодно.
  Учитывая сложившиеся обстоятельства, генерал разрешил решать вопросы жестко, без оглядок на международные договоренности и Женевские конвенции - но с оговоркой - не оставлять свидетелей. Разделяя мнение генерала, Чистяков приказал зарядить оружие, и держать его в готовности к немедленному применению. Однако, все же, на всякий случай, предостерег без команды не стрелять.
  Через пару часов езды по чужой стране, когда уже окончательно стемнело, водитель, по команде Петрова, остановил машину.
  - Приехали, - сказал Федор Иванович, вылезая из кабины.
  Чистяков развернул карту. Подсвечивая синим фонариком, и сверяясь с данными спутникового навигатора, он убедился, что до базы осталось недалеко.
  - Дальше как? - спросил Петров. - Кавалерийский наскок, или ласковое и нежное проникновение?
  - Нужно понять рельеф. Если есть место, откуда в пределах от восьмисот до тысячи метров можно будет видеть посадочную площадку, тогда двигаем туда. Если нет - тогда надо найти такое место, откуда было бы удобно работать по площадке, - сказал Чистяков. - Хоть в упор. Ну, и отход должен быть надежный.
  - База вон там, - полковник указала рукой в сторону. - Примерно в полутора километрах. Предлагаю пройти пешком.
  Спустя три минуты Петров, Чистяков и Корнеев уже шли по темной и узкой улице окраины населенного пункта. Навстречу время от времени попадались местные жители, которые, не разглядев славянских лиц, не проявляли к разведосам никакого интереса. Через десять минут движения дорога привела на более широкую улицу, в конце которой виднелся хорошо освещенный периметр основной базы алмазодобывающей компании "Диамант".
  - Это оно? - спросил Чистяков.
  - Оно. Вертолетная площадка находится правее самого высокого здания, вон там... - Петров указал рукой направление. - Думаю, что с этого места будут видны взлеты и посадки вертолетов.
  - А саму площадку не видно, - констатировал Вадим.
  - Можно забраться на крышу любого дома, - предложил разведчик.
  - Если пустят, - покачал головой Чистяков.
  - А мы спрашивать не будем, - предложил Корень.
  - Пожалуй, - кивнул Петров. - С крыши любого дома вы сможете увидеть вертолетную площадку.
  - Надо убедиться, - сказал Вадим. - Здесь как? Сразу пальнут, если кому в дом входишь? - спросил он Петрова. - Или погодят?
  - Заходи, не бойся, - улыбнулся полковник. - Если в доме есть автомат, тебя и спрашивать не будут, зачем пришел. А если нет, то тоже не будут. Отучены.
  - Корень, а ну, давай, на балкон, потом на крышу. Живо!
  Боец подошел к стене дома, ухватился за край балкончика, подтянулся, вскарабкался выше, и перемахнул на крышу.
  - Видно чего? - снизу спросил Вадим.
  - Вижу три вертолета, зачехленные. Люди ходят. Все освещено, как на сцене, - передал свои наблюдения разведчик.
  - Ясно, слазь давай...
  В этот момент на балкон вышла полураздетая женщина, и Корень чуть было не спрыгнул ей на голову. Мадам взвизгнула, и, прикрыв рукой грудь, отшатнулась. Коренев плотоядно улыбнулся ей в лицо, после чего, как ни в чем не бывало, перемахнул через парапет, и спрыгнул на землю.
  - А ничего, африканочка-то... - высказал он свои наблюдения.
  Все трое быстро двинулись в обратный путь, слыша вослед какие-то женские выкрики.
  - Что она там орет, товарищ полковник? - спросил Чистяков.
  - Зовет соседей, опасается, что мы воры. Ну, что-то в этом роде.
  - А как же мы работать будем? - наивно спросил Корень.
  - Если поступит приказ, то для своего спокойствия нам придется перебить здесь полквартала, - усмехнулся Чистяков. - И это сделаешь ты с Колдуном...
  Корень закусил губу:
  - Товарищ капитан, перед тем, как тут всех перебить, разрешите мне в начале её удовлетворить?
  
  * * * * *
  
  Рабочая суета на полетной палубе атомного авианосца "Энтерпрайз" разорвалась оглушительным ревом реактивных турбин. Подхваченный паровой катапультой, сопровождаемый жутким визгом, медленно, как будто в замедленном кино, сорвался вперед тяжелый истребитель. "Томкет" соскочил с палубы, просел на пару метров, но влекомый огромной тягой двигателей, все же пошел вверх, набирая скорость. Пилот тут же убрал шасси, и заложил правый боевой разворот. Не успел самолет отойти от авианосца, как тут же за ним стартовал второй "Томкет". Оба истребителя сделали над авианосцем "коробочку", и только после этого пошли на восток - по направлению к побережью, до которого было около ста морских миль.
  Спустя еще несколько минут в воздух поднялся "Хоукай" - машина дальнего радиолокационного дозора. Двухмоторный винтовой самолет, несущий на своем фюзеляже огромную тарелку мощной радиолокационной станции, ушел в набор высоты, чтобы, поднявшись в заоблачную высь, оттуда освещать воздушную обстановку на многие сотни километров от авианосца. Благодаря высоте полета, "Хоукай" значительно раздвигал пределы радиогоризонта, что позволяло ему заблаговременно обнаруживать и классифицировать воздушные и надводные цели, и, разумеется, наводить на них ударную авиацию.
  Через десять минут в воздухе повисла пара штурмовых "Хорнетов", увешанных бомбами и реактивными снарядами. Они также взяли курс на восток, вслед ушедшим вперед "Томкетам".
  В готовности к взлету на палубе находилось еще шесть "Хорнетов". К этим самолетам обслуживающий персонал начал подвешивать вооружение.
  
  * * * * *
  
  К вечеру на базе в Лунги появился Шестаков. Он приехал в наглухо затонированном микроавтобусе с вооруженной охраной. Спустя пару минут он уже сидел в кабинете генерала в компании с Виктором Майским.
  - Драма на аэродроме в городе Бо стала достоянием мировой общественности, - сообщил Алексей, открывая оперативное совещание. - Правительство Сьерра-Леоне готовит официальное обращение в Организацию Объединенных Наций. Есть масса доказательств причастности американцев к этой кровавой бойне. Так же Правительство Гвинеи возмущено действиями американских военнослужащих и сотрудников частной военной компании, которые в настоящее время находятся на территории Гвинеи с агрессивными намерениями. Кстати, фотоснимки упавшего "Ганшипа" уже переданы в ООН. По сообщениям нашего посла в Гвинее, непосредственно на аэродроме в настоящее время идет боевое столкновение. Гвинейским пограничникам удалось оттеснить американских десантников от посадочной площадки - в настоящее время бой переместился в сторону от аэродрома. Вооруженные силы Гвинеи подняты по тревоге. К месту боя на автомашинах выдвигаются три пехотных батальона, батальон коммандос, республиканская гвардия. В воздух поднята авиация. Часть американской вертолетной группы возвращается на базу. Часть вертолетов уничтожена гвинейскими ВВС.
  - Нам это на руку, - сказал-спросил генерал.
  - Я бы не давал такую скоропалительную и однозначную оценку, - покачал головой Шестаков. - Вы получили значительные средства на свой спутник, но, как я понимаю, аэродром вам захватить не удалось. И спутник ваш до сих пор не эвакуирован. И мне совершенно не понятно, на что вы потратили столь приличную сумму денег!
  Генерал напрягся - именно это он и ожидал в первую очередь услышать от Алексея Шестакова, но тот как-то грамотно отложил вынос мозга на вторую часть дискуссии. Как бы дав время подготовиться для ответа. Лихой оценил этот момент - было понятно, что свою долю Шестаков возвращать "в кассу" не хотел. Конечно, можно чисто гипотетически предположить, что Шестаков предъявит генералу к возврату всю сумму, оговоренную в расписке, но в тоже время Лихой понимал, что Шестаков более чем кто либо знает, чем для него лично такая "предъява" может закончиться - учитывая мощнейшие живодёрные возможности подчиненных генералу сил специального назначения. А раз так, значит и о своей, "генеральской" доле, находясь здесь, в Африке, можно было сильно не беспокоиться. Лихой почувствовал: сгодилось бы любое, даже самое абсурдное, объяснение.
  - Можно считать, что мы подготовили, и провели удачную провокацию, с помощью которой нам удалось в значительной мере дискредитировать действия "наших американских партнеров". Теперь необходимо довести дело до логического завершения - задействовав все возможные политические рычаги, вытеснить американский капитал из алмазоносных районов. Я правильно понимаю политику партии?
  - Но это не стыкуется с заявленными в вашем рапорте задачами, - покачал головой Шестаков. - В расписке значится иная цель на выданную вам сумму денег.
  - Если дальше вас расписка никуда ещё не уходила, я готов ее подкорректировать, - с готовностью согласился генерал, чего и требовалось Шестакову.
  - Договорились.
  - Может быть, я не должен был слышать этот разговор? - подал голос Майский.
  - Не важно, - отмахнулся Шестаков. - Давайте решим, что нам делать дальше.
  - В контексте стратегической задачи, - сказал Майский. - Дискредитация пиндосов должна быть возведена на самый высший уровень! Генассамблея ООН, Совет Безопасности, Международный суд по правам человека! Информация о массовом убийстве в городе Бо и вторжении в Гвинею должна циркулировать везде! Используя эту ситуацию, мы должны добиться от американцев каких-то определенных шагов. Давайте определимся, что нам сейчас необходимо в первую очередь, а что мы не должны делать, дабы не спровоцировать более резкую ответную реакцию, чем та, которую мы ожидаем!
  - В любом случае, вооруженное вторжение начнется в самые ближайшие дни, - сказал генерал. - Морская пехота США уже на переходе морем, и скоро будет здесь. Здесь, и в Либерии. Как мы понимаем, цель номер один - спутник. Цель номер два - защита граждан США от местных боевиков. Эта цель и будет официально озвучена. Причем, вопрос стоит не как защита при эвакуации, а просто как защита. Как бы навсегда... - генерал позволил себе улыбнуться. - Мы ожидаем прибытие не менее трех батальонов морской пехоты, и не менее тысячи "зеленых беретов". В довесок к ним - еще около тысячи бойцов частных военных компаний. Эти данные перепроверены много раз, и подтверждены множеством источников.
  - Этого вполне хватит, чтобы сорвать проведение свободных выборов, - констатировал Майский. - Которые мы так усердно готовим.
  - Этого я и опасаюсь, - сказал Шестаков. - Работа по подготовке смены режима в Сьерра-Леоне и Либерии уже близится к завершению, и нам очень не хочется, чтобы США нам смогли помешать. Уж очень много сил и средств уже вложено в этот проект.
  - Я считаю, что в первую очередь мы должны вытащить спутник, - сказал генерал. - И не потому, что нам так важна эта железка, а потому, что именно за ним сюда и идет морская пехота. Думаю, сам факт его эвакуации нашим спецназом, уже серьезно остудит много кого в США. Вплоть до отмены вторжения. В этом деле главное правильно убедить американцев в том, что спутник они уже прое... в общем, прощёлкали. И что нет никакого смысла проводить дорогостоящую десантную операцию. Тем более, в Гвинее.
  - Согласен, - кивнул Шестаков. - Но мы с вами не знаем тот индикативный показатель, тот критерий, по которому десантно-высадочная операция будет свёрнута, не начавшись. Мы пока можем только догадываться. Вполне возможно, что не спутник является главной целью высадки. А, например, банальное желание овладеть алмазоносными кимберлитовыми районами, очистить их от местных боевиков.
  - Тем не менее, попробовать стоит, - сказал генерал. - Мы не должны сейчас бездействовать!
  - Я предлагаю провести встречу с американским послом в Сьерра-Леоне, - сказал Майский. - В сущности, эту встречу проводить нужно уже сейчас. Немедленно. А в ходе встречи доверительно ему сообщить о возможных последствиях. И обозначить свои позиции по тем, или иным вопросам!
  - Можно и встречу, - кивнул Шестаков. - Только она должна быть очень жесткой. Буквально на пределе дипломатического этикета! Сможешь провести?
  - Вполне, - кивнул Виктор.
  - Посол, это конечно, хорошо, - сказал Лихой. - Но сдается мне, что встречу нужно проводить с главой Миссии ООН в Сьерра-Леоне господином Сэмом Бримом.
  - Он же британец, - возразил Алексей. - Хотя...
  - Вот именно! - подхватил генерал. - А Бриму намекнуть, что было бы не плохо во время встречи иметь под рукой американского посла. Это будет верхом дипломатического извращенства!
  - И пригласить туда Майлера, - развил мысль Майский. - Приехал сюда, пусть включается в работу...
  - Не надо, - улыбнулся Лихой. - Мы не будем обозначать к нему своего интереса, а они, как настоящие профессионалы, сами его пригласят.
  - Единственное чего я опасаюсь, - сказал Шестаков, - так это то, что американцы, по своей устоявшейся привычке, никак не отреагируют на угрозу огласки сих событий - после развала СССР они перестали принимать во внимание мнение международного сообщества.
  
  * * * * *
  
  Положив трубку телефона, глава Миссии ООН в Республике Сьерра-Леоне подданный Великобритании Сэм Брим несколько мгновений молча смотрел в окно. Ему только что позвонил представитель российского МИДа, вот уже которую неделю налаживающий отношения с властными структурами республики. Он позвонил, и безапелляционным тоном предложил встретиться.
  Разумеется, Сэм прекрасно был осведомлен о том, что произошло в районе города Бо. Оттуда поступала самая разная информация, но вся она сводилась к одному - американцы, безусловно связанные с "Диамантом", развязали там кровавую бойню. Действия США естественно, не вызывали у главы Миссии никакого восторга, но была простая причина, по которой Сэм Брим не мог взять и однозначно осудить американцев. Дело было в том, что именно США на 95 процентов финансировали деятельность миротворческой Миссии ООН в Сьерра-Леоне. Тут ему как бы не очень хотелось пилить сук, на котором так хорошо сиделось.
  Спустя час, когда в кабинет заявились посол США Эндрю Браун и представитель президента Барт Майлер, Брим уже примерно накидал в своей голове линию поведения в предстоящей беседе. Но, желая уточнить кое-какие детали, он обратился к послу:
  - Эндрю, мы с тобой знакомы много лет, чего только нам не пришлось вместе пережить! Но то, что происходит сейчас, выходит за все рамки приличия! Ты можешь мне объяснить, зачем ваши парни устроили такую бойню?
  - Брось, Сэм. Какая бойня? Ну, хлопнули пару-другую человек. С кем не бывает? - бодро отозвался посол, тем не менее, оглянувшись на Майлера.
  - Это не ответ. Извини, но я должен знать и понимать причины, которые толкнули вас на это дело. Я, понимаешь, который год выстраиваю здесь политику обеспечения гражданской безопасности, формирую, можно сказать, мирное общество, сглаживаю неурегулированные межнациональные конфликты, доставшиеся еще со времен гражданской войны, а тут на тебе! Прилетел самолет, и поубивал столько народу! В чем дело, Эндрю?
  За Брауна ответил Барт Майлер:
  - Это наше лично дело, Сэм. И мы не уполномочены посвящать тебя в особенности и детали данного мероприятия.
  - Спасибо и на этом. А вот русский дипломат Виктор Майский меня просветил. Пока вкратце, но по приезду обещал рассказать в подробностях. Ну, так что?
  - Ладно, уговорил. Но это - строго между нами, Сэм, - Барт понизил голос: - Мы ищем упавший спутник. Весьма секретная вещь, и нам совершенно не хочется, чтобы эта вещь оказалась в руках потенциального противника. Есть информация, что его уже нашли и похитили русские, и сейчас пытаются вывести его за пределы... Африки.
  - Он в Гвинее?
  - Предположительно - да.
  Брим оценил, как тяжело далось Майлеру перейти незримую черту ответственности за доверенную тайну. Но обстоятельства требовали этого - всё мероприятие по спутнику шло прахом, и таить чего-то уже не было смысла.
  - В Бо работал ваш спецназ?
  - В том числе и они.
  - А как-то тише нельзя это было сделать?
  - Не ко мне вопрос. Думаю, ты можешь поинтересоваться у моего шефа. Телефончик Белого Дома подсказать?
  - Ребята, вы вляпались не на шутку, - Сэм покачал головой: - Сейчас приедет Майский, и нам нужно ему что-то говорить.
  - С чего ты взял, что мы обязаны отвечать на его вопросы? Да, мы можем его выслушать, но отвечать ему я пока не намерен. Нет официального запроса, - улыбнулся Барт.
  - Уверен - он его привезет с собой. И официально вручит.
  - У нас будет время на обдумывание ответов.
  - И тем не менее. По большей части отвечать придется вам, а не мне. Ко мне претензий нет, и быть не может.
  - Я еще раз говорю - выслушаем его, подумаем, - сказал посол. - Ничего страшного в этом нет. Я, кстати, взял на себя смелость, и пригласил еще одного человека. Сэм, ты не возражаешь, если он поприсутствует во время беседы?
  - Кто он?
  - Скажем так, представитель силовых структур США.
  - Я его знаю?
  - Ну, если имя адмирала Льюиса тебе о чем-то говорит...
  - Разумеется. Мне про него уже докладывали. Это и есть планировщик ваших кровавых безобразий?
  - Как хочешь, так и называй.
  - Пусть будет. Но при условии, что он не будет встревать в разговор. Модератор разговора - только я.
  - Не вопрос, - согласился Барт.
  - Ну, тогда зовите его, а то Майский вот-вот приедет.
  В этот момент, как под заказ, в кабинет вошел адмирал. Он поздоровался, и для Сэма представился:
  - Роберт Льюис.
  - Сэм Брим.
  - Я не буду вас сильно смущать, - предупредил адмирал.
  Льюис выбрал кресло, и опустился в него.
  - Как у вас дела, Роберт? - спросил посол. - Ходят смутные слухи, что в Гвинее у вас вышла крупная осечка...
  - Возникли определенные сложности. Я бы к вам сюда не поехал, времени нет, но считаю, что именно Майский прояснит кое-какие позиции.
  - Что-то серьезное? - не отставал Браун.
  - Да.
  
  * * * * *
  
  После того, как группа лейтенанта Рика была выведена из строя, и раненых вместе с убитыми на вертолете отправили на базу, Алекс Удет принялся налаживать процесс поиска спутника:
  - Как версия - они могли его спрятать где-то неподалеку, - говорил он Уитмору. - Необходимо обыскать здесь все! Ты досматриваешь все помещения и строения здесь, в центре аэродрома, а частники пусть шарят окраины!
  - Есть, - кивнул Том, который только-только начал приходить в себя.
  Командиры групп "Блэкуотера", получив задачу, развели своих людей в разные стороны аэродрома. Время от времени звучали выстрелы, но по рации о встрече с врагом никто не докладывал. Видимо, бойцы стреляли на опережение, при любом подозрении на опасность.
  Часть вертолетов, с целью экономии топлива, приземлилась. Выстроив машины на полосе в ряд, летчики даже заглушили двигатели. Пилоты вышли из вертолетов и, покуривая в тени, наблюдали, как бойцы ставят на уши аэродром. Только один "Блэк Хоук" висел в воздухе, осуществляя воздушную разведку подступов к аэродрому, и готовый оказать огневую поддержку по запросу с земли, да два других "Блэк Хоука" ушли в сторону, искать машину со спутником на наиболее вероятном направлении.
  Том вместе с Бёрнсом, присоединившимся к нему после эвакуации Рика, а так же со своей группой, обходил все сараи, все навесы и остальные постройки, какие только находились здесь. Пару раз Тому казалось, что за очередной дверью стоит кто-то, и тогда он не задумываясь, пускал туда очередь. В течение получаса он досмотрел практически все, что было, и вернулся к полуразрушенному зданию бывшей башни управления полетами.
  В это время полковник вместе с двумя частниками закончил осмотр здания и вышел из помещения.
  - Объект не обнаружен, - доложил ему Том.
  - Зато я много чего обнаружил, - отозвался Удет.
  - Что? - не постеснялся Том задать вопрос старшему офицеру.
  - Вот, - Алекс указал надпись на стене.
  - Что это? - Том изучал основы русского языка, но набор из четырех букв ему ничего не сказал. - "РКПУ..."?
  - Это аббревиатура, означающая старое название военного училища, которое в России сейчас готовит офицеров-десантников и разведчиков - "Рязанское командное пехотное училище". Офицеры почему-то в обиходе именно так называют свое училище, хотя официально оно называется иначе. Видимо, русская военная традиция, - просветил Тома полковник.
  - А цифра - это год окончания учебы?
  - Да.
  - Надпись свежая, - констатировал лейтенант.
  - Это подтверждает то, что они здесь были! Русский спецназ!
  Уитмор достал из разгрузки цифровой фотоаппарат и несколько раз сфотографировал надпись.
  В это время по связи на Удета вышли вертолетчики двух машин, ушедших на поиск спутника, и доложили, что топлива осталось только на обратную дорогу. Алекс разрешил им вернуться на базу. Услышав это, тут же на связь вышел и пилот машины, которая носилась над аэродромом. Его тоже отпустили. Пока "Блэк Хоуки" ушли на заправку и пополнение боекомплекта, пришлось поднять в воздух "Линкс". Полковнику не хотелось оставаться без воздушных соглядатаев - все же они находились в гостях, в которые их не приглашали...
  И как только "Линкс" поднялся в воздух, его пилоты тут же сообщили о двух грузовиках, приближающихся к аэродрому со стороны ближайшего населенного пункта.
  - К бою! - опережая полковника, крикнул Том. - Ты, ты и ты - занять оборону на крыше здания! Остальные - рассредоточиться вокруг здания! Без команды не стрелять! Приготовить подствольные гранатометы!
  Авианаводчик, находящийся в боевых порядках вертолетного десанта, запросил положение ударной авиации, и, получив с авианосца ответ, тут же отрывисто бросил полковнику:
  - Сэр, подлетное время "Хорнетов" - двадцать минут. "Томкетов" - десять минут.
  - Отлично, - кивнул Удет.
  Алекс тут же приказал вертолетчикам запускаться, а основной части бойцов ЧВК - занять свои места в вертолетах. Частники в темпе начали стягиваться к центральной части аэродрома. В принципе, полковник не особо беспокоился по поводу замеченных грузовиков. Вполне возможно, что это вооруженные бойцы самообороны, полиции или пограничной стражи, но при имеющемся вооружении, да наличии в воздухе пары палубных штурмовиков "Хорнет", отбить атаку трех десятков человек на двух грузовиках, не представляло особого труда. С другой стороны - можно было начинать эвакуацию для всего личного состава воздушного десанта, вместимость наличных вертолетов позволяла это сделать. Да и задача, по сути, была выполнена - аэродром был досмотрен, хотя и безрезультатно. Можно, и нужно уходить.
  Удет спокойно окинул взглядом аэродром - да, лучше уйти, не вступая в огневое соприкосновение. И так уже здорово начудили в чужой стране. Но в этот момент, его внимание привлек одинокий вертолет, появившийся на горизонте. Он шел с севера, откуда не могли лететь свои вертолеты. Алекс всмотрелся в приближающуюся машину. В следующее мгновение его словно ударило током. К аэродрому приближался боевой вертолет Ми-24.
  - Воздух! - крикнул полковник.
  В это же мгновение вертолет полыхнул огнем, а к земле потянулись дымные трассы.
  - Уберите его! - закричал в рацию авианаводчик. - Нас атакует боевой вертолет! Уберите его! "Томкеты", слышите?
  Удет невольно проследил за траекторией падения неуправляемых ракет, и ему стало еще хуже - НУРСы шли прямо на тяжелые "Чинуки", стоящие на взлетной полосе. Вертолеты уже запустили двигатели и раскрутили винты, но уйти от летящих ракет они не могли.
  Не дожидаясь результатов первого пуска, Ми-24 снова озарился огнем - и новая порция ракет пошла к земле, чертя в небе дымные следы.
  - Это конец, - спокойно сказал полковник.
  Первые ракеты пришли в цель. Серия мощных взрывов накрыла площадку, на которой готовились к взлету "Чинуки". Один из вертолетов тут же пыхнул ярким пламенем из разорванного взрывом топливного бака, разломился пополам, и клубы черного дыма взметнулись высоко в небо. Объятые пламенем, из задней части фюзеляжа на землю стали выпрыгивать уцелевшие бойцы "Блэкуотера", которые живыми факелами пробегали несколько метров, но тут же падали и навек замирали. У второго вертолета повредило одну из лопастей несущего винта, и не в силах мгновенно остановиться, или оторваться, лопасть, попав во флаттер, с каждым новым витком вращения стала увеличивать амплитуду хлеста, в результате чего через долю секунды ее удары пришлись по верхней части фюзеляжа. Во все стороны полетели ошметки обшивки и куски разрушенной лопасти. Интуитивно Удет понял - сейчас там, в этом вертолете, лопасть рубит вместе с обшивкой и всех тех, кто буквально минуту назад загрузился в этот вертолет, чтобы вылететь на базу.
  Одно мгновение - и два вертолета перестали существовать. Вместе с тремя десятками бойцов частной военной компании...
  Вторая волна ракет накрыла горящие вертолеты, и все скрылось в чадящем дыму.
  - Да уберите же его! - продолжал орать в рацию авианаводчик. - "Томкеты", где вы?
  - По вертолету - огонь! - стараясь довести приказ до всех, кто его может услышать, во всю мощь своих легких крикнул лейтенант Уитмор.
  Ми-24, окрашенный в темно-зеленый цвет, и с ярко-оранжевой акульей пастью в носовой части фюзеляжа, прошел буквально в полусотне метрах от бывшей башни управления полетами.
  Алекс отчетливо рассмотрел лица пилотов - они явно пылали азартом боя - и ему вдруг стало страшно. Темнокожие вертолетчики всем своим видом показали полное презрение к врагу - даже на таком расстоянии он вдруг почувствовал их непреклонность и решимость довести начатое дело до конца.
  Крупнокалиберный четырехствольный пулемет чуть довернулся в правую сторону, и загрохотал длинной очередью. Пилоты Ми-24 расстреливали стоящие на земле оставшиеся вертолеты "Робинсон".
  - Огонь! - снова заорал Том.
  Удет вскинул свою М-4 и потянул спуск. Автоматическая винтовка привычно-ритмично отозвалась в плечо, отбрасывая в сторону горячие гильзы. Алекс старался вывести упреждение по пилотской кабине, зная, что боковая часть остекления кабин летчиков не бронирована, и только сбоку можно нанести поражение пилоту или оператору вертолета этого типа.
  Рядом с ним, захлебываясь, со всех стволов палили в небо все, кто только мог это делать. Но вертолет на максимальной скорости и предельно минимальной высоте ушел вперед, скрывшись за черным дымом пылающих машин.
  - Да что же это такое... - Удет невольно окинул поле боя.
  Оба "Чинука" перестали существовать вместе со своими экипажами и десантом, оба маленьких "Робинсона", похоже, тоже перестали быть летающими машинами. И только "Линкс" тарахтел где-то неподалеку. Только сейчас Удет осознал - командир оставшегося вертолета упорно вызывает его на связь.
  - Ответил! - крикнул в рацию полковник.
  - Что у вас там происходит? - нервно спросил командир "Линкса". - Чей это вертолет?
  - Похоже, местные ВВС, - предположил Удет. - Вали его!
  - Нечем, сэр, - спокойно отозвался пилот. - У меня на борту автоматический гранатомет. Он бесполезен против летящего вертолета.
  - Тогда он тебя сам сейчас завалит!
  - Что мне делать?
  - Работай по грузовикам! Хоть чем-то успеешь нам помочь!
  - Есть, сэр!
  Удет увидел, как "Линкс" круто повернул в сторону, возвращаясь к обнаруженным грузовикам. Проводив его взглядом, Алекс повернулся в сторону, куда ушел Ми-24. Тот уже был далеко, километрах в трех от аэродрома, и там резво пошел в горку. Выполнив ранверсман, вертолет снова оказался на боевом курсе. И теперь нужно было прятаться, искать спасение от его неуправляемых ракет и крупнокалиберного скорострельного пулемета...
  Невольно Алексу в голову полезла молитва. Он смотрел на приближающийся вертолет, и понимал, насколько он сейчас безоружен против него. Через несколько минут этот гвинейский Ми-24 завершит уничтожение жалких остатков американского десанта, затем снесёт на землю безобидный для него "Линкс", после чего спокойно удалится на свою базу, где эти чернокожие пилоты, наверное, посмеиваясь и улыбаясь, будут пить кофе, вспоминая детали минувшего боя...
  
  * * * * *
  
  После короткого, но продуктивного совещания с генералом и Шестаковым, до Фритауна Витя Майский доехал на "Ниве", которая еще недавно возила генерала и полковника Петрова на площадку "Ют-Эйра". На этот раз за рулем сидел один из его личных охранников, а двое других сидели на заднем сиденье и скучающими взглядами изучали окрестности. Они хоть и были приставлены охранять Майского с момента его прибытия в Сьерра-Леоне, но работой особо не парились, так как Виктор большую часть времени проводил или на базе авиагруппы, или в особняке, который снимал Шестаков. А эти объекты хорошо охранялись.
  У здания, арендуемого Миссией ООН в Республике Сьерра-Леоне, машина остановилась, и Виктор вышел. Возле Миссии стоял десяток машин, преимущественно белых джипов с надписью "UN" на дверцах, был уже поздний вечер, но во многих окнах горел свет. Явно - это было следствие того дела, по которому и приехал Майский. Его здесь знали, и в настоящее время ждали, но все же он предъявил охраннику дипломатическую ксиву:
  - Запланированная встреча с главой Миссии Сэмом Бримом! Безотлагательно!
  Охранник пропустил его, сделав шаг в сторону. Виктор, включив диктофон, лежащий в кармане, быстрой походкой прошел на второй этаж. Идя по длинному коридору, он невольно предался ублажению холодом работающих кондиционеров. Но долго балдеть ему не пришлось - коридор уперся в нужную дверь.
  - Как раз все в сборе, - улыбнулся Виктор, прикрывая за собой дверь, и разглядывая присутствующих. - Здравствуйте, господа!
  - Не надо прелюдий, - сказал посол США в Сьерра-Леоне Эндрю Браун, оставаясь сидеть в глубоком кресле. - Мы готовы говорить сразу - по интересующей нас всех проблеме!
  - И я готов, - Виктор окинул взглядом кабинет, подыскивая место, где было бы удобнее расположиться между тремя тертыми политическими калачами.
  Но глава Миссии, американский посол, представитель администрации президента США Барт Майлер и адмирал Льюис перед приходом Майского заняли разные углы кабинета таким образом, что куда не определись Майский, ему все равно придется вертеться меж четырех огней. В общем, грамотно взяли в огневой мешок, и были готовы давить всей своей мощью.
  Майский даже подумал, что являться на столь серьезную встречу в одиночку - было тактическим просчетом.
  - Виктор, мы предлагаем лично вам за содействие в решении нашего вопроса десять миллионов долларов. Вы прямо сейчас можете сообщить нам банковский счет, куда данная сумма будет переведена в течение пяти минут, - сказал Майлер. - Взамен вы сообщите нам место, где находится собственность США, похищенная вашими людьми.
  Майский улыбнулся: как приятно будет впоследствии щеголять такой диктофонной записью! Американцы предлагали ему десять миллионов долларов! Про себя Витя подумал: "Ну что ж, не давите, да не давимы будете...", и нагло вырвав из пристенного ряда стул с расписной спинкой, перевернул его спиной вперед и оседлал как коня. Прямо в центре кабинета. И плевать на тактику расстановки!
  - Господа, я не понимаю о чем вы. Но я точно знаю, что на аэродроме города Бо собраны гильзы, соответствующие тем, каких полно валяется на полигоне в Форт-Брэгг, где базируются части Третьей группы специального назначения Сил Специальных Операций США. И вы знаете, что удивительно, на гильзах даже номера серий и годов выпуска совпадают. С одного склада, не иначе.
  Витя окинул взглядом всех четверых. Троих он знал, а вот лицо четвертого было ему определенно знакомо - где-то он это лицо уже видел. Вот только где? Собеседники сидели с непробиваемо-каменными лицами. Обозначенная сумма неожиданно совершенно не заинтересовала русского дипломата. Майский продолжил:
  - Свидетели в один голос утверждают, что первым стрельбу начал четырехмоторный самолет, а затем прилетели вертолеты и высадили десант. Вы знаете, как назло, один из свидетелей оказался местным летчиком. Он очень хорошо ориентируется в марках и типах самолетов. В самолете он уверенно опознал "Ганшип". Мне нужно здесь напоминать, что самолеты этого типа состоят на вооружении только одной страны?
  Майский снова оглядел оппонентов. Но и сейчас они не спешили делиться эмоциями. От них исходила привычка ощущать себя хозяином любого положения. Это как раз и не нравилось представителю российского МИДа. Нужно было сломать данную психологическую установку.
  - Ну, и последнее. Ваш "Ганшип" упал в Гвинее. Его только что досмотрели представители гвинейских спецслужб. Все члены экипажа опознаны по медальонам и документам. Это военнослужащие США. Конечно, вы можете поведать миру сказку о том, что "Ганшип" заблудился, или что его сбили коварные леонские повстанцы, в общем, представить этого пирата безобидной овечкой, но! На аэродроме, возле которого он упал, опознаны тела трех человек. И это тоже военнослужащие США. Причем, военнослужащие Сил специальных операций. Через полчаса гвинейская армия там добьёт остальных, и тогда миру будет что показать - во всей красе. Стало быть, по всем раскладам, США совершило акт войны в отношении Сьерра-Леоне, а теперь еще и Гвинеи?
  - Это было информационное предисловие? - осведомился Майлер.
  - Вы станете отрицать очевидное? - спросил Виктор, сосредоточив свой взгляд на главе Миссии - хоть он и говорил в этот момент не с ним...
  Сэм Брим не отреагировал на вопрос Майского.
  - Обозначьте ваш интерес в этом деле! - потребовал Барт. - Вам мало десяти миллионов? Предлагаю двадцать!
  - Внимательно слушайте сюда, господа. - Виктор продолжал смотреть на Брима, как ему казалось - самое слабое звено в этой компании - и заговорил мягко, предельно корректно, подбирая каждое слово, каждое ударение: - Министерство иностранных дел Российской Федерации выражает глубокое недоумение по поводу безосновательного запрета со стороны американской администрации Центра управления воздушным движением в зоне международного аэропорта Лунги на совершение полетов вертолетами Российской миротворческой миссии. Как вы знаете, согласно Резолюции ООН, закрепившей порядок выполнения взятых на себя миротворческих обязательств, российская вертолетная группа выполняет задачи, направленные на разделение конфликтующих сторон, а так же на обеспечение безопасности граждан Республики Сьерра-Леоне - согласно выданному Мандату ООН, и подчиняется только Миссии ООН в Сьерра-Леоне. Факт вмешательства США в деятельность одного из подразделений Миссии само по себе уже является вопиющим попранием международных прав! Я уверяю, что данное обстоятельство станет предметом пристального рассмотрения и жесткого осуждения на ближайшем заседании Совета Безопасности, который будет собран в экстренном порядке в самое ближайшее время! Далее, как опять же, вам всем известно, что, в ходе выполнения полетов в зону ответственности, один наш вертолет был обстрелян с земли. Предположительно это постарались повстанцы революционного фронта. После чего аварийный вертолет совершил вынужденную посадку. Благо, наши американские коллеги спасли российских пилотов. Каким-то образом это послужило причиной для того, чтобы запретить полеты вертолетов российской группы под предлогом исключения рисков повторных обстрелов. Тем не менее, после выполнения требуемого ремонта, аварийный вертолет поднялся в воздух, но снова потерпел катастрофу и разбился. После этого, обеспечивая активный авиационный трафик через международный аэропорт Лунги, администрация центра управления воздушным движением снова уведомила командира российской авиагруппы о запрете на все виды полетов - опять же под предлогом исключения риска потерь. Нам было запрещено даже проведение спасательной операции. Это какое-то двуличие! Но что мы видим дальше? Аэропорт работает в прежнем режиме, пакистанская авиационная группа продолжает летать, частная авиация продолжает летать! Несколько вертолетов компании "Диамант" в эти же дни так же получают боевые повреждения, предположительно от повстанцев, но это почему-то не становится причиной для запрета их дальнейших полетов! Налицо - явное стремление сорвать выполнение миротворческой миссии, и дискредитировать Российскую Федерацию перед международной общественностью! Более того! В четверг мы все стали свидетелями прибытия в Лунги боевых вертолетов "Блэк Хоук" военно-морского флота США, которые доставили на берег молодых парней с военной выправкой, и ящики с каким-то имуществом. Именно эти вертолеты и были замечены вместе с "Ганшипом" у аэродрома города Бо, где произошла кровавая бойня мирного населения. Затем, как нам стало известно, сюда прибыло несколько десятков сотрудников американской частной военной компании "Блэкуотер", которые расположились на основной базе алмазодобывающей компании "Диамант". Хотя никаких угроз, никакой эскалации насилия, что могло бы послужить объективным поводом для ввода в Сьерра-Леоне этих сил, международные наблюдатели не отметили. Так же хочу сказать, что до сих пор "Диамант" пользовался услугами частной охранной фирмы, и для чего ему вдруг понадобилась частная военная компания, состоящая из бывших военнослужащих специальных войск - не понятно. Затем следует кровавый след этих людей - в начале по Сьерра-Леоне, а теперь и по Гвинее. Господа, доказательств ваших преступлений - выше крыши. Я предлагаю - первое: прекратить военные действия в отношении Республик Сьерра-Леоне и Гвинея; второе: немедленно отозвать все силы, которые задействованы в этом преступлении, и вывести их за пределы Сьерра-Леоне и Гвинеи; третье: не препятствовать выполнению полетов российской миротворческой авиагруппы, как того требует Мандат ООН, и четвертое: если первые три пункта будут выполнены, Россия, на предстоящем экстренном заседании Совета Безопасности, не станет называть имен адмирала Льюиса, полковника Удета, да хотя бы и командира "Ганшипа" капитана Тейлора - военнослужащих США, задействованных в этой агрессии. У меня все.
  Майский замолчал. Он буквально выдохся говорить. Надо признать - его оппоненты, неожиданно, не пытались перебивать. Его выслушали от начала и до конца. Виктор небезосновательно ожидал подвоха. Но прошло несколько томительных мгновений, а все продолжали молчать. Витя подумал - надо сваливать, пока они не втянули его в разговор, результат которого, учитывая их богатый политический опыт, был непредсказуем. Внезапно, он поймал взгляд незнакомца, и тут его осенило - это же адмирал Льюис!
  Витя встал:
  - В полдень я сюда вернусь. Хочу увидеть реальные действия по преодолению сложившегося кризиса.
  По лицам Витя видел - все четверо хотели ему многое сказать, но он принял решение. Нужно было уходить. Пусть думают до завтра. За ночь много чего еще может произойти.
  Идя по коридору, он подумал: "А не перегнул ли ты палку, Виктор...".
  
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 9.26*23  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018