ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 28.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.85*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подключается ООН...

  Глава 28.
  
  - Ну, я же просил... - услышав выстрелы, проворчал адмирал, но тут же махнул рукой. Будь, что будет. И он не намерен был отступаться в столь решительный момент.
  Машины выехали на небольшую площадку, вдоль которой было установлено несколько жилых модулей. Возле первого модуля стояло в растерянности несколько человек в летно-технической форме, которые с удивлением смотрели на ворвавшиеся на территорию базы вооруженные пулеметами "Хамви".
  - Берем всех! Сгоняем в кучу, а потом будем выяснять, кто есть кто! - крикнул в рацию адмирал Льюис.
  Машины остановились, и бойцы "Блэкуотера" спешившись, решительными действиями положили на землю всех, кто стоял в ступоре - таковых было четверо. Оглянувшись по сторонам, и не увидев праздношатающихся людей, адмирал кивнул:
  - Заходим!
  Один из бойцов открыл дверь, а двое других ворвались вовнутрь жилого помещения, держа наготове автоматические винтовки. Там они застали еще четверых человек, которых незамедлительно вывели из модуля, и так же бесцеремонно положили лицами на сырую после дождя землю.
  - Э, вы кто такие? - заорал полковник Петров, которого как-то особенно неудобно бросили в лужу.
  - А ты кто? - спросил довольно сносно по-русски один из бойцов.
  - Я начальник авиабазы! Полковник Петров!
  - Лежи и молчи, начальник, - прозвучал в ответ дельный совет.
  Боец доложил адмиралу о начальнике, и Льюис издали посмотрел на лежащее в луже тело.
  - Этого потом заберем. Отложите его в сторонку...
  Боец бросился выполнять приказ - полковника подняли, и отволокли к стене модуля, где его снова бросили на землю. Адмирал осмотрелся - людей на базе видно не было, но это совершенно не означало, что их тут нет. Наверняка все интересующие адмирала люди находились в жилых модулях. Чуть в стороне стояло несколько грузовых машин, часть которых была окрашена в белый цвет ООН, остальные имели стандартный военно-зеленый цвет российской армии.
  Но не белые, не зеленые грузовые машины адмирала совсем не интересовали. На третьем от себя модуле он увидел нагромождение самых разных антенн - явно там был центр связи или пункт радиоразведки, что в одинаковой мере интересовало Льюиса, так как именно это могло спасти его репутацию, его честное имя и, наверное, достойную пенсию.
  - Внимательно по сторонам смотрим! - крикнул он бойцам.
  Несколько человек осмотрелись, но в их действиях сквозила какая-то напыщенная фальшь. Бойцы знали, что находятся на базе миротворческих сил, а потому особо бояться здесь было некого.
  
  * * * * *
  
  Переговорив с Луниным, генерал вызвал к себе Вадима Чистякова. Начальник разведки отряда только недавно вернулся с задачи, и был еще в тактическом снаряжении, а его лицо еще отражало боевую озабоченность.
  - Вызывали, товарищ генерал?
  - Да. Только что Лунин выходил на связь.
  - Наконец-то! Где он?
  - Он возвращается старым маршрутом, и сейчас находится примерно в центре восточной провинции, - генерал ткнул пальцем в расстеленную на столе карту, во многих местах уже прожженную пеплом, и залитую кофе.
  - Наша задача?
  - Общая - готовьтесь встречать Лунина, пока еще не понятно где и как, но объяви для своих бойцов готовность номер один. Машины должны быть заправлены, боеприпасы получены. Пайки на три-четыре дня, тросы возьмите, может быть пригодятся. И это, все должны быть в гражданской одежде.
  - Товарищ генерал, у нас и так все готово. Бьем копытом, рвемся в бой.
  - Это хорошо, - кивнул генерал.
  В этот момент с улицы раздались выстрелы и крики.
  - Что такое? - генерал резко повернул голову на звук.
  Вадим тут же метнулся к выходу из домика, и, чуть приоткрыв дверь, рассмотрел три "Хамви", остановившиеся у начала сборных модулей авиагруппы. Из машин выскочило с десяток вооруженных человек, которые тут же принялись валить на землю всех, кто стоял у входа в модуль. Авиационные механики, которые по своей сути в большинстве своем не являлись в душе боевиками, покорно валились на землю, даже не пытаясь оказать сопротивление. Уложив четверых человек, вооруженные люди ворвались в первый модуль и вскоре начали выводить оттуда еще четверых, среди которых был и начальник авиабазы. Тот начал что-то кричать, но его отволокли в сторону, и снова положили лицом в землю.
  - Кто это? - спросил генерал. - Что за наезд?
  - Американцы, - сказал генералу Вадим. - "Блэкуотер", не иначе. А я автомат в своем модуле оставил...
  - Они что, вообще охренели? - спросил генерал, быстро открывая верхний ящик стола, и доставая из него свой АПС.
  - Выводят из модуля людей, - сообщил Чистяков. - Под стволами... наших авиамехаников. Вон, Петрович, идет, похоже, в рог ему прикладом дали, за лицо держится. Федор Иванович тоже бобов отхватил. Его отделили от общей кучи.
  - В третьем модуле узел секретной связи и пункт радиоразведки, - сказал генерал. - Охрана узла, безусловно, откроет огонь на поражение, как только они к ним в дверь сунутся.
  - Откроют, к бабке не ходить, - кивнул Вадим. - Если не спят, как это обычно у них бывает. О, вон как пинают наших мужиков!
  - Сколько там злодеев видно? - генерал пристегнул к автоматическому пистолету кобуру-приклад.
  - Одиннадцать человек, - быстро сосчитал Вадим тех налетчиков, которые ему были видны. - Это что? Акт безумия?
  - Нет, - генерал загнал патрон в ствол, и достал из ящика стола еще две полные обоймы. - Никто не знает, что рядом с миротворческой авиагруппой здесь базируется отряд специального назначения. Они приехали разгромить узел спецрадиосвязи и пункт радиоразведки - их существование мы скрыть по определению не можем. Или приехали искать следы отряда, который тащит спутник.
  - Могли бы догадаться, что часть отряда на базе отирается... - Чистяков вынул из разгрузочного жилета такой же АПС, как и у генерала, но оснащенный глушителем. - Мы здесь уже столько дней сидим... и десятка человек явно мало, чтобы нас взять.
  - Или мстить за вертолеты приехали, которые вы там приземлили. Тогда это - самодеятельность! Штаб не мог приказать им выполнить такие действия - силы слишком малы...
  - Товарищ генерал, мне надо к своим головорезам прорваться. У меня там автомат, да и людей предупредить надо.
  - Сможешь?
  - Не знаю. Тут десять метров пробежать надо. Может, не начнут стрелять. Или не попадут.
  - Уже в кого-то стреляли... Похоже, на входе охрану замочили!
  Генерал взял спутниковый телефон, и позвонил Шестакову:
  - Алексей, на нашу базу прорвалась группа вооруженных людей на трех бронемашинах. Выводят людей из жилых модулей, через несколько минут дойдут до узла спецрадиосвязи, и тогда мы вынуждены будем вступить в бой. Похоже, работает американский спецназ или "Блэкуотер". Извести Москву, у меня нет больше времени на разговоры. Готовлюсь к бою.
  - Понял, - только и успел сказать помощник президента, как генерал отключился.
  - Они вошли во второй модуль, - прокомментировал Чистяков, продолжавший наблюдать за действиями американцев через приоткрытую дверь.
  - Не ходи никуда, - сказал генерал. - Твои бойцы выстрелы слышали, и уже бы проявили себя. Если молчат - значит, ситуацию понимают, в бой вступят только тогда, когда начнется заруба.
  - Возможно. Да и охрана узла пока тоже не встревает, - согласился Вадим. - Хотя все это у них под носом происходит.
  - Тогда с началом боя поможем огнём охране, - предложил генерал. - Да и твои бойцы подключатся. Мигунов где?
  - Был в модуле, когда я к вам пошел. У него, и у двоих бойцов полное вооружение на руках - еще сдать не успели. Автоматы и гранаты... кстати! - Начальник разведки хлопнул себя по разгрузке, и вынул из нее пару гранат РГО.
  - Еще есть? - спросил генерал.
  - Есть еще две.
  - Давай сюда. Пригодятся.
  Генерал положил обе гранаты на стол.
  Американцы вывели из второго модуля троих человек, в том числе повара, который был в белом фартуке, бросили их на землю, и наконец-то подошли к третьему модулю, который находился в двадцати метрах от модуля, в котором находились Лихой и Чистяков.
  - Все, - сказал Вадим. - Подошли к узлу связи. Сейчас начнется...
  - А ну, подвинься, - генерал вскинул АПС, и подошел к дверному проходу.
  - Товарищ генерал...
  - Чего? Я, между прочим, до академии, в спецназе шестнадцать лет от звонка до звонка оттрубил, так что еще неизвестно, кто из нас лучше стреляет...
  Чистяков встал на колено, и шире приоткрыл дверь. Генерал встал над ним. Даже если сейчас связисты не начнут стрелять, то в таком положении их неминуемо заметят спустя несколько секунд, и тогда уж точно придется принимать бой, но на гораздо менее выгодных условиях.
  Один из бойцов "Блэкуотера" взялся за ручку двери, и резко дернул ее. Генерал даже застыл в каком-то сладострастном ожидании - случится сейчас что-то, или нет? Он чувствовал, как адреналин сделал свое дело - появилось давно забытое боевое возбуждение, которое он испытывал последний раз, пожалуй, только в середине восьмидесятых годов в Афганистане, командуя ротой спецназа. В то же мгновение грудь американца была разорвана автоматной очередью, простучавшей из глубины помещения. Боец частной военной компании как куль свалился у порога, не успев даже вскрикнуть. Американцы вскинули свое оружие, и начали стрелять по зданию, стены которого не представляли для пуль никакой преграды.
  И генерал, и начальник разведки оценили сложившуюся ситуацию - штатовцы увлеклись стрельбой по ясно видимой им цели, позабыв о том, что настоящая опасность может быть совсем в другой стороне.
  - Огонь, - сказал генерал, и удобнее перехватив автоматический пистолет, первым произвел несколько одиночных выстрелов, с удовлетворением отмечая попадания.
  Вадим также одиночными прицельными выстрелами начал расстреливать бойцов "Блэкуотера", и буквально через секунду из следующего модуля громогласно ударило несколько автоматов и пулемет.
  Стрелять можно было, не заботясь особо о сохранности своих, так как они все лежали на земле, а услышав выстрелы, и увидев падающие тела, только сильнее вжались в сырую землю. Стараясь не опускать прицел ниже пояса, чтобы не поразить своих, спецназ с упоением молотил американцев. Профессионалы "Блэкуотера" потеряли драгоценное время на осознание ситуации, а когда прозрение наконец-то пришло, то было уже поздно что-то делать - многие уже получили свою пулю, а то и не одну, и были малопригодны для активного сопротивления.
  Успеху сопутствовало два фактора: первый - американцы в первые мгновения начавшегося боя по инерции были заняты расстрелом узла связи, и второй - они, вероятно, не ожидали здесь настолько серьезного сопротивления. Налётчики, не сориентировавшиеся в ситуации, под кинжальным огнем понесли критические потери - сразу было ранено несколько человек, которые упали на землю, и сопротивление не оказывали. Остальные, поняв, что находятся на открытом месте, и через несколько секунд будут перебиты все до единого, бросились к своим бронированным машинам.
  Из модуля, в котором жили спецназовцы, выскочили Корнеев и Колдунов, каждый с РШГ в руках. Не успел никто опомниться, как две машины были поражены штурмовыми гранатами, и запылали. Налётчики метнулись в сторону от взорвавшихся машин. Экипаж третьего "Хамви" развернулся, и, подобрав пару человек, ринулся на выход с территории базы. По нему какое-то время бил из пулемета Коля Мигунов, но машина все же смогла уйти за модули, и вырвалась из зоны обстрела.
  - Лежать все! - громко крикнул Чистяков, выскакивая из дверей модуля.
  К нему присоединились остальные разведчики, генерал предпочел пока остаться в модуле, тем не менее, держа пистолет на уровне глаз, в готовности помочь огнем в случае необходимости.
  Трое американцев, отбросив оружие, старательно тянули вверх руки. Остальные, кроме двух, завывали, лежа на земле. Двое безмолвствовали.
  Из узла связи выглянул радист с автоматом, и, увидев Чистякова, крикнул:
  - Товарищ капитан, у нас раненые!
  Чистяков обернулся и крикнул всем:
  - Врача на узел, быстро!
  Стремительным шагом Вадим подошел к ближнему американцу, стоящему с поднятыми руками и перекошенным от страха лицом, и с ходу ударил его ногой в пах, а когда тот согнулся, снова нанес ему удар ногой, на этот раз в лицо. Американец упал на землю. Остальные двое тут же покорно легли сами, и заложили руки за голову.
  Мигунов пробежал мимо человеческой кучи, мимо горящих машин, и завернул за крайний модуль. Но третий "Хамви", уже пылил за придорожными кустами. Достать его из пулемета было невозможно. Чертыхаясь, Коля вернулся к остальным.
  Несколько авиамехаников уже поднялись, и, вооружившись трофейными винтовками, помогали спецназовцам - выложили пленных в ряд, разделив на раненых и живых. Двоих убитых пока не трогали. Трупы из пылающих машин доставать тоже не пытались.
  - Посмотрите на КП, - крикнул Вадим механикам, стоящим без дела.
  Двое ушли смотреть. Прибежал с медицинской сумкой начмед Рустам Абрамов, который сунулся, было, к раненым американцам, но его перенаправили в модуль узла связи.
  - Раненые там, а это - враг, - доходчиво объяснил ему Мигунов. - Если сдохнут, слезу пускать не буду.
  - Кто такие? - Чистяков приподнял за шкирку одного из американцев. Тот промолчал, но после нескольких ударов ногами по почкам, заговорил.
  - Мы граждане Америки, вы не имеете право...
  - Вижу, вопрос не понял...
  Чистяков, который натерпелся страха наравне со всеми, теперь не сдерживал себя, и Коле даже пришлось оттаскивать разъяренного начальника разведки от пленного.
  Пришли люди, посланные на КП:
  - Там Витя убит, - сообщили они. - Лежит в огромной луже крови.
  Из узла связи выглянул начмед:
  - Двое ранены, нужно везти в больницу, у меня нечем им помочь. Один убит пулей в голову.
  - Вот суки, - Чистяков свирепел все больше.
  - Корень! - крикнул Мигунов: - Где этот толстый "солнечный" водила? Машину на выход, быстро!
  - Есть!
  Кругом вертелась суета, но контроль за обстановкой уже был налажен - на КП послали четырех вооруженных механиков, летчики побежали к своим вертолетам, и начальник авиагруппы полковник Петров лично занял место в кабине оставшегося на базе Ми-24. Он был полон решимости догнать ушедший "Хамви", и механики в срочном порядке начали готовить вертолет к взлету.
  В течение двадцати минут Чистяков уже обладал необходимой информацией. Озадаченный, он сказал генералу:
  - Они говорят, что операцией руководил адмирал Льюис. Он ушел на джипе...
  - Льюис? - лицо генерала вытянулось.
  Генерал тут же связался с Шестаковым:
  - Организатор налета - адмирал Льюис!
  - Где он?
  - В ходе боя смог уйти. У нас двое погибших, двое раненых. Нами уничтожено четверо американцев, шестеро взяты в плен, из них трое ранены - в том числе двое тяжело. Возможно, не выживут. Все - контрактники частной военной компании "Блэкуотер".
  - "Блэкуотер"? Жаль, что не кадровые военные. Но ничего, справимся. Я уведомил президента, МИД и Генштаб, - сказал Шестаков. - В ближайшее время наш президент обратится к президенту США с нотой протеста, и уведомит ООН об инциденте. Единственно, что я тут подумал - если там у вас нет кадровых военнослужащих, то это сильно скрасит ситуацию для США. Постарайтесь сейчас выдавить из всех пленных информацию, кем они служили раньше, в каких войсках и так далее. Ну, я думаю, понятно, что мы хотим...
  - Да, мы уже выбиваем, - сказал генерал. - Двое раньше служили в третьей группе специального назначения - это подразделение специальных сил США, которое отвечает за Африку.
  - Отлично! - оживился Шестаков. - Это как раз то, что надо! Постарайтесь сохранить следы ситуации! В ближайшее время к вам должны будут подъехать представители ООН.
  - Есть!
  - Нежелательные дела скройте. У вас мало времени.
  Шестаков отключился. Генерал подозвал к себе начальника связи:
  - Ринат, не знаю, как ты будешь это делать, но через полчаса в расстрелянном модуле твоей аппаратуры быть не должно. Скоро сюда приедут представители международных организаций, и мы будем жаловаться на американский беспредел.
  - Есть, - козырнул Юдин. - Задачу понял! Сейчас все сделаем. Куда только это все вытаскивать? Аппаратура сверхсекретная!
  - Тащите всё в какой-нибудь КУНГ. Вон их сколько!
  - Мы утратим связь.
  - Разрешаю пока. Мне сейчас важны только два абонента - Шестаков и Лунин. Остальные все на сотовой связи могут посидеть. Великих тайн не выдадим.
  - А если пиндосы базовую станцию рубанут? - спросил связист. - Мы же тогда и сотовую утратим...
  - Ринат, - генерал посмотрел на связиста: - Тащите все в КУНГ!
  - Есть, - Юдин развернулся и убежал выполнять приказ, пробурчав что-то типа "ты начальник - я дурак"...
  Генерал погрозил ему вслед кулаком.
  
  * * * * *
  
  На подъезде к Лунги навстречу машине, в которой находился Виктор Майский, на высокой скорости промчался военный "Хамви". Витя посмотрел ему вслед, и с удивлением сказал:
  - Видал, Семеныч, у него стекла в трещинах, будто по ним из автомата стреляли...
  - Ну вот, я же говорил, что выстрелы слышал, а вы мне не верили... - сказал водитель.
  - Интересно, где его так расстреляли? - сам себя спросил Майский.
  Подъезжая к КП миротворческой базы, Виктор в начале увидел два столба дыма, поднимающегося над небольшой рощей, отделявшей базу от дороги, а затем и нескольких авиамехаников, стоявших у сломанных ворот и вооруженных иностранным оружием. У Виктора все похолодело внутри. Неужели американцы решились на это? Не должны они были делать этого, не должны! Хотя... головорезы генерала ведь смогли завалить два вертолета прямо на базе "Диаманта"!
  - Что случилось? - спросил Виктор.
  - На базу совершено нападение, - сообщил один из механиков.
  Генерала Майский нашел неподалеку от одного из догорающих "Хамви", внутри которого все еще взрывались патроны.
  - Близко не подходи, неизвестно еще, что у него внутри... - сказал, вместо приветствия, Лихой.
  - Как это случилось? - спросил Виктор.
  - Обычно, - отмахнулся генерал. - Приехали, открыли огонь. Мы им вломили в ответ.
  - Кто об этом знает еще?
  - Я звонил Шестакову, он поставил в известность Москву и ООН. Скоро приедут представители МООНСЛ, и мы пока заметаем следы.
  - Вам отсюда тоже нужно уехать. И спецов своих забрать. Со всеми их убийственными манатками.
  - Куда уехать, Витя? Мы не отрабатывали варианты такой эвакуации!
  - Зато ваши коллеги из СВР отработали. Дам я вам адресок. Там всем места хватит.
  - Только не на базу к Шестакову.
  - Разумеется. А когда ожидается приезд ООНовцев?
  - Нет информации. В любой момент - ожидаем самого худшего. Боюсь, что и местную полицию подключат. Может, и намеренно искать ничего не будут, но в ходе расследования однозначно вылезет применение по "Хамви" специального оружия. Мы же их забили штурмовыми реактивными гранатами, которые не положены миротворцам по определению.
  - Да, наворотили беды. А кто это хоть был?
  - Льюис.
  - Льюис? - казалось, что глаза Майского от удивления вылезли из орбит. - Этого не может быть!
  - Пленные дали такие показания.
  - Где он?
  - Ушел.
  - Значит, это его я встретил по дороге...
  - Значит его.
  - Не мог он этого сделать! Это выходит за все возможные рамки приличия! Это дополнительная дискредитация Соединенных штатов! Это полный крах, это подрыв всех их попыток нивелировать злодеяния, предъявленные им на Совете Безопасности ООН! Это игра против своих!
  - Я тоже не могу найти объяснения этому поступку. Они подготовили такую масштабную операцию по вторжению, задействовали такие силы, укрепили свои позиции в ООН, и тут на тебе! Такой залёт!
  - Объяснение может быть только одно, - сказал Виктор. - Адмирал действовал по собственному почину.
  - Я тоже так считаю. Ну не могло американское командование поставить ему такую задачу! И самое главное - не могло его направить сюда с такими малыми силами. Ведь по характеру действий он явно не намерен был разгромить здесь все. Он или искал что-то, или...
  - Что?
  - Или нарывался на ответный огонь! Провоцировал нас на подобные действия...
  Генерал и Майский прошли в модуль, где жил и работал Лихой, и Эдуард по ходу дела начал собирать вещи, готовясь к выезду.
  - Для проведения провокации совсем не обязательно напрямую задействовать целого адмирала, - сказал Виктор. - Для этого достаточно будет нескольких безмозглых исполнителей, которых не жалко, если что, а адмирал - это очень заметная величина.
  - Именно потому, что величина заметная, - сказал генерал, сворачивая прожженную карту. - Его гибель и станет окончательным поводом для вторжения десантных сил США.
  - Ну не могу я в это поверить, Эдуард Васильевич! Не могу! Льюиса я видел, и хоть он мне ничего не говорил, по его глазам я могу сказать однозначно - это умный и расчетливый мужик, который ни за что бы не пошел на такое заведомо гиблое дело, как атака российской миротворческой базы, с пониманием наличия здесь подразделения специального назначения!
  - Значит, наш Льюис сошел с ума, - резюмировал генерал.
  - Пока возьмем это за основу. Другого объяснения я найти не могу, - сказал Майский.
  Спустя двадцать минут с территории базы в неизвестном направлении убыли три грузовика и "Нива". А еще через пять минут из Фритауна прибыли первые полицейские машины, и два белых "Крузёра" с надписями UN на бортах.
  Петров, только что покинувший кабину вертолета, пошел встречать гостей.
  
  * * * * *
  
  Ливень перешел в дождь, потом в морось, а затем и вовсе сошел на нет. Лунин проснулся оттого, что вокруг все затихло. Чувство тревоги заставило его подскочить, и быстро осмотреться. Сердце выскакивало из груди. Дима с автоматом в руках выпрыгнул из кабины, и с удивлением обнаружил прекращение дождя. Посмотрел на часы - было двадцать минут первого. Солнце пробивалось сквозь редкие тучки. Ярким щебетанием пели в ветвях деревьев разные птицы. Личный состав спал как убитый.
  - Вы что, коты помойные, разоспались? - заорал Лунин. - Кто на охране?
  - Не паникуй, командир, - из кабины выглянул резидент. - Я бдил за твоих. Народ хоть выспался немного.
  Дима посмотрел на Власова. Тот приподнял автомат убитого Тайсона, мол, все под контролем. Дима успокоился, но воздать должное за косяк было просто необходимо. Как всегда, под раздачу попал любимый старшина.
  Широков был обнаружен, даже после таких диких криков, мирно посапывающим под тентом возле машины со спутником. Когда майор сорвал с него покрывало, Шайба только повернулся на правый бок, подложил правую руку под голову, а левой попытался нащупать утраченное одеяло, пару раз дернув при этом босой ногой.
  Вокруг него собрались почти все разведчики, в сладострастном предвкушении жестокой развязки. Все замерли перед зарождающимся взрывом хохота.
  Лунин, выждав когда все будут готовы к представлению, пнул Шайбу по мягкому месту. Тот в ответ сделал жест, будто отгонял от этого места муху, а потом протяжно и громко отравил атмосферу. Разведосы тут же начали в припадке падать на землю от смеха.
  - Шайба, проснись! - заорал Лунин.
  - Ты обделался! - добавил Лёня Франк, под общий смех.
  Через мгновение, когда газовый концентрат распространился по воздуху, народ, зажав носы, начал разбегаться с места Шайбиной днёвки. Старшина, как ни в чем не бывало, продолжал спать.
  - Ну, его, - махнул рукой майор. - Как соберемся, погрузим его в машину. Пусть пока спит. Заслужил.
  - Это мухи, это всё мухи... - пробормотал во сне Шайба, чем вызвал еще один приступ неудержимого, безумного смеха.
  Эта небольшая психологическая разрядка позволила людям на мгновение забыть об окружающей обстановке, немного воспрянуть духом.
  Лунин забрался в кабину машины, где сидел резидент:
  - Андрей Владимирович, как вы ориентируетесь в этой местности?
  - Да никак. Я тут был всего пару раз. Мой интерес - Гвинея и Либерия. Эта страна меня по определению не интересовала. Нищета и безумная преступность. Я вообще удивляюсь, как нас здесь еще не ограбили.
  - В вашей любимой Гвинеи нас таки ограбили... - сказал Лунин. - В два бойца мне это обошлось.
  - Ну, мои любимые гвинейцы это могут. Но вот почему еще здесь к нам никто не подошел? Вот это интересно.
  - Усилить дозоры?
  - А они у вас есть? Продрыхли пять часов кряду. Я тут глаз не сомкнул.
  - От лица командования, выражаю вам благодарность, - не моргнув глазом, тут же съязвил майор.
  - Вот только без этого, ладно? - Власов сверкнул глазами. - Свяжись с генералом, может у них уже готов план эвакуации.
  Лунин кивнул, и достал из разгрузочного жилета спутниковый телефон. Генерал ответил очень быстро:
  - Дима, вы там хорошо сидите?
  - Не плохо.
  - Придется вам там просидеть еще как минимум до вечера. Разрешаю маневрировать по району, если будет необходимость, но далее чем за тридцать километров со своего места не уходить. Мы работаем над проблемой, и к вечеру я доведу тебе порядок выхода. Усвоил?
  - Так точно, усвоил, - ответил Лунин.
  После того, как генерал отключился, Дима посмотрел на Власова:
  - Приказано ждать на месте.
  - У нас заканчивается еда, вода и топливо. Майор, нужно решать эту проблему. И похоже, своими силами.
  - Есть варианты?
  - Да. Нужно добраться до ближайшего населенного пункта, и там в любой лавке приобрести еды, а на заправке - запастись топливом.
  - Нужны деньги. Желательно в местной валюте. Что у них тут, я до сих пор не знаю.
  - Деньги у меня есть. На всех и на всё хватит, - Власов достал из кармана пачку баксов и потряс ей перед лицом майора: - Доллар у них тут почитается больше своего леона.
  Майор повернул голову и крикнул:
  - Стас!
  - Я здесь! - у машины нарисовался командир группы.
  - Значит так, берешь Виталю, Осина и товарища полковника Власова, и едете в ближайший населенный пункт искать соляру и бензин. Постарайся людей сразу не мочить. Расплачиваться будете баксами. Они у полковника.
  Лунин посмотрел на Власова, затем снова на своего офицера. Лёвин заметно погрустнел.
  - А если тут нет заправок в округе? Докуда ехать? - спросил Стас.
  - Ну, ты же разведчик, Стас, - Лунин кивнул в сторону дороги, по которой они ехали. - Если есть дорога, значит, по ней ходят машины. Если ходят машины, значит, они где-то заправляются! Ты как дитё малое. Всё, не травмируй мое зрение. Поезжай. Мы тут, походу, надолго встали. Если что, тут до наших уже не далеко.
  - На "шашиге"?
  - Да. И оружие напоказ не выставляйте. Запомни - ты едешь просто купить топлива.
  - Я понял, командир. Понял.
  - Канистру возьми, а то вряд ли ты своим йоркширским произношением сможешь пробить языковой барьер местных криолов. А так хоть покажешь тару, они сразу поймут, что тебе надо.
  - Хорошо.
  - А ну, скажи, например, "где здесь заправка", на английском?
  - Ну, эта... ве-а фуел стэйшен, дэбилс, - офицер спецназа потупил взгляд. - Так?
  - Сойдет, - усмехнулся Лунин. - Но последнее слово можешь не произносить... главное - покажи им канистру.
  
  * * * * *
  
  Как только машины вышли за ворота миротворческой базы, генерала Лихого тут же начал бить озноб - сказывалось запредельное психологическое напряжение последних дней, обернувшееся еще и кровавой развязкой. Но при этом он сохранил холодный расчет и трезвый ум, и буквально спустя пару минут приказал колонне свернуть в прилегающие к дороге кусты, которыми через полчаса вышли к морскому побережью.
  С моря веяло прохладой, теплый песок, еще сохранивший признаки недавнего ливня, мягко рассыпался под ногами. Эдуард выбрался из неудобной кабины "шашиги" и шел к самому морю. Прибой омывал берег, обнажая белые пятна ракушек, и бурые - плавунов, принесенных откуда-то издалека. Машины встали в каре, и водители со своими старшими, ждали команды генерала. Лихой дошел до уреза, и зачерпнул ладонью набегающую воду. Попробовал - вкус был точно такой же, как и на другой стороне земного шара.
  - Это что было? - спросил Майский, ехавший на "Ниве" за колонной со своими тремя телохранителями, без которых он последнее время уже никуда самостоятельно не выезжал.
  - Да мне все не дает покоя мотив действий адмирала Льюиса, - сказал Лихой.
  - На предмет?
  - На предмет провокации. А что, если этими действиями он провоцировал нас на эвакуацию всего специмущества и разведчиков с территории базы?
  - А сами поставили бы на выходе засаду?
  - Да. Но не здесь, где они уже порядком нашумели, а чуть подальше. Чтоб нельзя было потом увязать с их работой. И это вполне в их силах.
  - И что мы будем теперь делать?
  - Ну, ты же предлагал нам новую базу. Туда и поедем, но только не на этих машинах. Нам нужно организовать другие машины. Сейчас буду звонить... организовывать...
  - Кому звонить? - по инерции спросил Майский, уже, в общем-то, привыкший уважать тотальную секретность, которой была опутана "внутренняя кухня" работы генерала.
  - Своим коллегам, - расплывчато отозвался генерал.
  - Коллегам?
  - Да, - кивнул Лихой. - Тем, кто проводит всю оперативную работу.
  - Это кто же?
  - Вот тебе надо это знать? - генерал посмотрел на порученца МИДа.
  - Чувствую, что не удивлюсь, если что-то сейчас услышу такое, о чем и мечтать не смел...
  - Не услышишь.
  - Ладно. Крепче спать буду.
  Генерал достал из кармана обычный сотовый телефон, и позвонил руководителю оперативно-агентурной группы подполковнику Антону Свириду:
  - Мне нужны три больших крытых грузовика в течение часа-двух.
  Еще в момент прибытия в Сьерра-Леоне отряда специального назначения майора Лунина, который имел задачу эвакуировать столь удачно подвернувшийся американский военный спутник, в эту страну прибыли несколько оперативных офицеров военной разведки. Как и сотрудники СВР, действующие под крылом Шестакова и Майского, они имели задачу изучить реально существующую внутреннюю ситуацию в стране, разобраться со всеми политическими разногласиями, выявить наиболее жизнеспособные партии и общественные объединения - и в первую очередь неформальные и криминальные, вычленить из общей массы гласных и негласных руководителей страны наиболее одиозные ключевые фигуры, которые будут способны оказать влияние на ход и развитие предполагающихся действий по созданию в этой стране режима, лояльного России. В силу нежелания светить их по пустякам, оперативно-агентурная группа разместилась вдали от миротворцев, и в своей работе имела редкую связь только с генералом Лихим и ни с кем более. Оперативники не имели права появляться даже в окрестностях Лунги, и с большой долей вероятности можно было утверждать, что их работа осталась незамеченной американцами. Чего и требовалось исполнить.
  Но сейчас ситуация вышла из-под контроля. Нужно было разрешить ее быстро и эффективно, и потому, в столь критический час, Лихой решил, что время частичной расшифровки пришло.
  
  * * * * *
  
  Созвать специальную сессию Генеральной Ассамблеи ООН дорогого стоило для России - процедура эта сложная и кропотливая, но, тем не менее, это сделать удалось. В Женеву самолетом срочно прибыл министр иностранных дел России в сопровождении нескольких дипломатических работников. Им предстояло провести сложные переговоры, оказать такое воздействие на членов организации, которое позволило бы принять те решения, которые устроили бы российскую сторону.
  Накануне, после рассмотрения ситуации на Совете Безопасности, представитель от России предложил созвать специальную сессию Генеральной Ассамблеи, где и предстояло решить несколько важных вопросов по ситуации, сложившейся в Сьерра-Леоне и Либерии. А теперь еще и Гвинеи. Предложение было одобрено регламентированными Уставом двумя третями голосов, после чего были оговорены сроки и круг решаемых вопросов.
  Открывая сессию, министр иностранных дел России ничего нового не сказал:
  - Уважаемые господа! Целью Организации Объединенных Наций является поддержание международного мира и безопасности во всем мире. Российская Федерация, как и любая другая страна мирового сообщества, крайне негативно и нетерпимо относится к любым проявлениям жестокости и насилия, красным цветом расплывшиеся на теле Африканского континента. В специальном докладе Совета безопасности сказано, что ответственность за разжигание военных действий на территории Гвинеи прямо и полностью лежит на Соединенных Штатах Америки. Приведены факты, отрицать которые невозможно. Мы понимаем, что в данном случае военные представители США действовали без какого-либо мандата на применение силы, самым бессовестным образом вторглись на территорию суверенного государства, убили и искалечили несколько десятков человек...
  В середине речи американцы громко встали и демонстративно покинули зал. Минуту спустя за ними, к удивлению многих, вышли британцы и французы.
  Члены российской делегации многозначительно переглянулись.
  На первом заседании было принято решение сформировать группу наблюдателей, которые от лица ООН наделялись полномочиями провести тщательное расследование инцидента. От России в состав группы был включен представитель МИДа Олег Нартов. Убыть в Гвинею ему предстояло прямо из Женевы.
  Вечером он только успел заскочить в гостиницу, забрать свои вещи, после чего в темпе ему пришлось ехать в аэропорт, откуда самолет с пятнадцатью международными наблюдателями направился в Конакри.
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 9.85*21  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015