ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 32.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.25*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В ходе выполнения боевых задач...

  Глава 32.
  
  Работа экстренного заседания Совета Безопасности ООН началась с того, что на трибуну для выступлений поднялся госсекретарь США, специально прилетевший из Вашингтона, который сделал официальное заявление:
  - Несколько лет назад весь мир содрогнулся от чудовищного террористического акта в США, жертвами которого стали тысячи ни в чем не повинных людей. Организация Объединенных Наций решительно осудила террористов и самого организатора - Усаму Бен Ладена! Соединенные Штаты Америки выступили на самом острие борьбы с этим международным злом, внесли, и по сей день вносят самый весомый вклад в искоренение этого чудовищного явления. Казалось бы - всё мировое сообщество осознало, с каким злом нам пришлось столкнуться. Однако, как показало время, для ООН борьба с терроризмом не стала предметом пристального внимания. Несколько дней назад на Юго-западе Африки произошло чудовищное преступление - в Либерии от рук боевиков погибли граждане США, представители Красного Креста. А накануне на границе Сьерра-Леоне и Гвинеи, несколько вертолетов, на которых находились сотрудники горно-добывающей компании "Диамант", принадлежащей США, были обстреляны с земли, а после их вынужденного приземления, были окончательно уничтожены неустановленными вооруженными людьми. В результате этой бойни погибло несколько десятков граждан США. Находящиеся в Сьерра-Леоне и Либерии контингенты миротворческих сил ООН в обоих случаях никак не отреагировали на данные преступления. У нас есть информация, что несколько граждан США в настоящее время удерживается на территории Гвинеи. Правительству Гвинеи нами переданы требования немедленно освободить пленников, и предоставить гарантии безопасности всех иностранных граждан, находящихся на территории этой страны. Президент Гвинеи до настоящего времени игнорирует наши требования. В тоже время, в Сьерра-Леоне начались акции гражданского неповиновения, начались уличные беспорядки. Мы все стали невольными свидетелями массового насилия! Страна, которая только недавно скинула с себя оковы затяжной гражданской войны, снова погружается в пучину хаоса и кровопролития. Нам уже известны факты применения насилия в отношении граждан США, Китая, Франции и Италии. Очевидно, что действующее правительство Сьерра-Леоне не способно остановить новый виток насилия. В сложившихся условиях нам всем важно понять, что развитие данной ситуации способно привести к гуманитарной катастрофе. В столь драматической ситуации, учитывая нежелание миротворческих сил ООН оперативно вмешаться в назревающий конфликт, президентом США принято решение, с целью обеспечения безопасности граждан США и граждан других стран, начать военную операцию - ввести в Сьерра-Леоне ограниченный контингент вооруженных сил США. Операция уже началась и продлится до тех пор, пока последний гражданин США не покинет пределов этой страны, а в Сьерра-Леоне не воцарится мир, спокойствие, уважением к обычным человеческим ценностям и свободная демократия.
  С места тут же взял слово представитель МИД России:
  - Уважаемые члены Совета Безопасности ООН! В очередной раз мы имеем возможность наблюдать высшую степень лицемерия и зазнайства, демонстрируемую мировому сообществу представителями американской политической элиты. Без проведения необходимых в такой ситуации консультаций, США выносит свой скоропалительный вердикт. А ведь ни для кого из вас не секрет, что так называемые "сотрудники горно-добывающей компании" на деле являются кадровыми разведчиками спецназа США - они уже дали соответствующие показания, а вертолеты являются боевыми машинами с американского авианосца "Энтерпрайз". Кроме того, расчетами ПВО Гвинеи был сбит самолет сил специальных операций США типа "Ганшип", который был замечен во время расстрела мирных людей в районе города Бо. Сегодня в Сьерра-Леоне и Гвинее работает специальная комиссия, с мандатом, имеющим самые широкие полномочия. Было бы правильным дождаться результатов работы этой комиссии, а уж потом делать выводы. А то получается, что в данной ситуации вы делаете выводы, не имеющие ничего общего с реальностью. Мы такое уже проходили, когда вы заявляли о наличии у Ирака химического оружия. Надеюсь, в этой ситуации, мировое сообщество не позволит американской военщине диктовать свои условия суверенным государствам!
  В зале воцарилось молчание. Представитель госдепа США, представляющий свою страну в Совете Безопасности, поддерживая госсекретаря в столь щекотливый момент, сказал:
  - Бывают ситуации, когда действовать необходимо стремительно.
  Заместитель министра иностранных дел России спросил:
  - В Греции беспорядки продолжаются уже третий месяц, во Франции молодежь жжет машины вторую неделю, в Испании бастуют жители городских окраин, в Италии профсоюзы организовали стачку авиационных диспетчеров - в такой сложной ситуации госдеп США не разразился даже обычными для подобных случаев заявлениями! В Сьерра-Леоне беспорядки не продолжаются еще и суток, как туда уже направлены части быстрого реагирования. Какое-то у вас избирательное отношение к демократии. Не так ли? Как вы можете это объяснить?
  - Нежеланием ООН принять участие в разделении сторон! - бросил госсекретарь.
  - Сторон? Позвольте, - замминистра МИД России сделал удивленные глаза: - Впервые слышу, что там есть какие-то недовольные друг другом стороны! Изначально вы делаете упор на то, что какая-то неведомая сила угрожает безопасности граждан США, находящихся в Сьерра-Леоне, а теперь утверждаете, что там идет межэтническая резня? Это так?
  Просящий взгляд госсекретаря в сторону представителя США в Совбезе сказал о многом. Представитель тут же с места заявил:
  - Мы подготовим официальный ответ на ваш вопрос.
  Госсекретарь поспешил покинуть зал. Как только он ушел, микрофон включил представитель Китая:
  - Какие гарантии безопасности вы можете дать гражданам Китая? Мы инвестируем в экономику этой страны значительные средства, и хотели бы пребывать в уверенности за свой капитал! В противном случае мы так же вынуждены будем ввести в Сьерра-Леоне подразделения народно-освободительной армии!
  Китаец, не ведая того, сбил линию психологического напряжения, которую пытался выстроить представитель России. Разговор свернул в неподконтрольное русло, и вскоре превратился в подобие птичьего базара.
  - Ждем информацию от сына, - тихо сказал заместитель министра МИД России своему соседу, постоянному представителю России в Совбезе ООН, - и готовим официальный протест на действия американцев.
  
  * * * * *
  После высадки на аэродроме Лунги, Брукс только и делал, что подтверждал своим подчиненным их боевые задачи, на которые и убывали десантники по мере прибытия все новых и новых бортов. Каждое подразделение в этом грандиозном деле имело свою маленькую задачу, от выполнения которой и складывался успех всего задуманного. Группы и отряды, состоящие из отделений, взводов и рот направлялись на свои объекты, и пока Бруксу казалось, что операция развивается по определенному плану.
  Конечно, кое-где возникали непредвиденные трудности (обычно в общении с местным населением), но практически сразу они решались (обычно силой оружия), и подразделения продолжали делать то, для чего они прибыли в этот край земли из-за огромного океана...
  После стремительного марша по дорогам Сьерра-Леоне, Генри Брукс вместе с лейтенантом Лео Шелтоном и четырьмя десятками бойцов на восьми "Хамви" и одном "Страйкере" двигались по беспокойным улицам Фритауна. По плану операции им нужно было добраться до американского посольства и обеспечить его охрану. Отдельный пункт приказа гласил, что их подразделение может быть использовано по специальным задачам, отчего в составе роты Шелтона остался сам командир батальона со своим помощником и двумя радистами.
  Космические средства позиционирования, установленные на боевых машинах, позволяли легко ориентироваться в незнакомой местности, и поэтому продвижение небольшой колонны проходило практически без задержек.
  К чести авиации морской пехоты, над колоннами бронетехники, спешащими в столицу, постоянно висели боевые вертолеты "Супер-Кобра", которые обеспечивали не только надежное прикрытие с воздуха, но и воздушную разведку, позволяющую загодя вскрыть замыслы врага. Правда, местное население почему-то ничего не замышляло, тем не менее, вертолеты не были лишними в этой операции.
  Окраина города встретила десантников массами взбудораженных жителей, которые, однако, не рискнули нападать на вооруженные машины, а десантники, в свою очередь, не лезли в местные разборки - не стояла такая задача.
  Продвигаться приходилось, ломая хлипкие баррикады, обходя по параллельным улицам те места, которые были чересчур заполнены протестующими. Все шло более-менее хорошо, пока на одном из перекрестков идущий впереди "Страйкер" не врезался в бетонный блок, брошенный посреди дороги, и заваленный для маскировки какими-то коробками. От удара с машины слетели два десантника, и в это же мгновение откуда-то сбоку по машине прошлась автоматная очередь.
  - К бою, - приказал Шелтон по рации.
  Он подъехал к остановившемуся "Страйкеру" так, чтобы телом своего "Хамви" прикрыть упавших с брони, и спрыгнул на дорогу. За ним последовали еще два бойца.
  Лео тронул одного упавшего, и тот начал шевелиться, подошел ко второму - с ним тоже пока было все в порядке.
  - Бойцы, в машину! - приказал командир роты.
  Контуженные десантники забрались в бортовой люк "Страйкера", и в это же время оператор башни запросил по связи разрешение на огонь:
  - Я вижу стрелка. Справа, сто метров, второй этаж здания с синей крышей. Автоматчик.
  Шелтон обернулся на Брукса в ожидании приказа, но тот лишь отмахнулся:
  - Командуйте, лейтенант!
  Лео метнул взгляд в сторону, где стрелок-оператор заметил огневую точку. В окне уже никого не было. И тем не менее...
  - Из орудия - огонь!
  - Есть!
  Автоматическая пушка сделала несколько выстрелов, отчего и окно и стена дома покрылись разрывами и облаком пыли.
  - Поделом, - удовлетворенно сказал лейтенант. - Теперь будут думать, прежде чем стрелять...
  Машины обошли завал, и спустя двадцать минут уже подошли к комплексу зданий американского посольства. Там их уже ждали несколько перепуганных морских пехотинцев из охраны. Брукс посмотрел на Шелтона:
  - Лейтенант, организуйте охрану и разведку на глубину в два квартала. Я пошел, узнаю, кто тут есть.
  Генри Брукс соскочил с боевой машины и вошел в раскрытые ворота. Один из морпехов сопроводил его к послу, спешащему навстречу.
  - Сколько у вас человек? - спросил посол вместо приветствия.
  - Сорок, - сказал Генри и представился: - Подполковник Брукс, 82-я воздушно-десантная дивизия, сэр. Прибыл для организации охраны посольства и выполнения специальных задач.
  - Эндрю Браун, - представился посол. - У нас тут было совсем не жарко. Недавно мы выдержали настоящую осаду... думал, что придется стрелять. Но, обошлось.
  - А нас по пути обстреляли, - не удержался сообщить об этом факте Брукс.
  Для него эта ситуация казалось штатной, а вот посол вдруг побелел и засеменил ко входу в здание...
  
  * * * * *
  
  Завернув в пустой проулок, Джин и Нкет решили обсудить возникшие сложности переговорного процесса. Они уже отдышались от пережитого шока, и могли трезво рассуждать.
  - Это прием такой, - сказал Нкет. - Так у преступников создается впечатление бессмысленности захвата заложников. Мы и сами это практикуем, когда работаем по киднепингу.
  - Мы же не преступники, - съязвил Джин.
  - А кто? - зло улыбнулся полицейский. - В чистом виде...
  - И что будем делать? Что обычно в такой ситуации делают преступники?
  - В такой ситуации они обычно демонстрируют решительную готовность убивать своих заложников.
  - Предлагаешь казнить заложников?
  - Как минимум одного, и снять это дело на видео. Пусть посмотрят. Может, одумаются.
  - А цена не упадет?
  - А мы ценник не будем снижать, - улыбнулся Нкет. - Это накладные расходы, которые сложно сразу предусмотреть.
  - Хорошо, - кивнул Джин. - Я согласен.
  Джин взял телефон и набрал номер. Когда ему ответили, он суровым голосом сказал:
  - Ваш отказ выкупить людей заставляет нас пойти на крайние меры. Сегодня к вечеру вы получите видео казни одного из ваших "зеленых беретов". Кроме того, это видео будет разослано в некоторые средства массовой информации. Так что хорошо подумайте. Я вам перезвоню через час.
  В ответ он не услышал ни слова.
  Агенты, осуществляющие слежку за пикапом, получили приказ на задержание.
  
  * * * * *
  
  Начальник разведки отряда Вадим Чистяков с главным отрядным минером Колей Мигуновым и бойцами Колдуновым и Корнеевым на ГАЗ-66, за руль которого был усажен еле вмещающийся туда не в меру растолстевший водитель-"подсолнух", приданный отряду в центре спецназначения, выдвинулись на проведение встречи.
  До перекрестка доехали без проблем, но вот долго стоять там было опасно - волна всеобщей безнаказанности уже докатилась и до этого места. То и дело мимо пробегали возбужденные люди, кричащие что-то душераздирающее и машущие палками и камнями. Нечего было и гадать, что рано или поздно кто-то из обезбашенных экстремистов полезет в машину. Тогда придется стрелять. Как обернется стрельба - одному Богу было известно. Поэтому нужно было как-то обезопаситься, и поэтому Вадим приказал отогнать машину в поле метров на десять - уже лишний человек не сунется, а кто сунется, тот издалека увидит оружие и, хотелось думать, ретируется.
  Парни сосредоточенно озирались по сторонам, ожидая в любой момент какой-нибудь провокации. Но местные революционеры не интересовались грузовиком, и по большей части проходили мимо. Лишь отдельные несознательные личности поворачивали головы на "шашигу", но этим все и ограничивалось.
  Задолго загодя до назначенного времени на перекресток подкатил на точно такой же "шашиге" Стас Левин. Пока они обнимались с Чистяковым и Мигуновым, подъехали и две другие машины - со спутником и автокран.
  - Дима! - Мигунов подскочил к Лунину, и начал трясти его за плечо. - Дима! Вы молодцы! Молодцы! Вы сделали невозможное! Не-воз-мож-но-е!
  - Да ладно, еще не сделали, - вымученно улыбнулся Лунин. - Спутник еще на склад сдать надо...
  Старшина выбрался из машины, и на него налетели Колдунов и Корнеев - его давние друзья. Они стали обниматься, хлопать друг друга по спинам и плечам. Остальные разведчики так же выражали друг другу радость благополучной встречи.
  - Э, подождите, - крикнул из машины резидент. - А пароль? Кто-нибудь обменялся паролем?
  - Заткнись, - незлобно отозвался Лунин.
  - Всё, мужики, хорош в дёсна жахаться! Валим отсюда, - сказал Чистяков - ответственный за встречу. - Пока нас здесь не накрыли...
  ГАЗ-66 развернулся в поле, и выбрался на дорогу. За ним пристроились все остальные машины.
  На максимально возможной скорости колонна покатила к подготовленному месту, и вскоре машины прошли замаскированные повороты. Закрыв масками вход, двинулись по заросшей дороге, и вскоре остановились у опушки леса.
  Чистяков быстро распределил, что и куда ставить, и вскоре машины уже были скрыты от наблюдения кронами деревьев и масками из веток. Двоих бойцов поставили в охранение. Лунин подозвал старшину:
  - Андрей, бери себе в помощь этого толстого "подсолнечного" балбеса, собирай пайки - у кого что есть, и готовь еду! Разрешаю разводить костер.
  - Проследи, чтобы Салават не сожрал все, что ты приготовишь, - добавил Чистяков, который уже успел ознакомиться с некоторыми привычками вверенного ему водителя.
  - Есть, - отозвался Широков. - Разрешите приступать?
  - Вали, - кивнул Дима.
  Мигунов достал плащ-палатку, расстелил ее на земле, умяв траву. Вадим бросил на плащ-палатку карту и спутниковый телефон. Сказал:
  - Сейчас кое-что обсудим...
  - Товарищи офицеры! - пригласил Мигунов.
  Подошли Левин и Уваров. Присели на края плащ-палатки. Вадим быстро вскрыл банку каши из сухого пайка, и поставил ее в центре. Коля достал из рюкзака литровую бутылку водки, и разлил по кружкам:
  - Давайте, что ли, здоровья для...
  Лунин махнул стаканом, подцепил кончиком ножа немного каши, закусил и расплылся в улыбке:
  - Мужики, вы не представляете, как я за эти дни полюбил Африку!
  - А мне особенно понравились эти вездесущие кровососы... - вставил Степан.
  - Ну что, как там, на Большой Земле? - спросил Стас. - Чего нового?
  - Сегодня американцы начали вторжение в Сьерра-Леоне. Они уже захватили аэродром в Лунги, все посадочные площадки, все основные объекты... - сообщил Вадим.
  - По нашу душу? - спросил Лунин.
  - Да. Но официально, конечно же, нет.
  - Что слышно про Гвинейский аэродром? - спросил Дима, метнув взгляд на бутылку.
  - Пиндосы там отхватили по полной программе, - сказал Чистяков. - Гвинейцы перебили практически весь вертолетный десант...
  - А кто сбил "Ганшип"? - спросил Мигунов.
  - А что? - спросил Лунин.
  - Да так. Он упал еще до того, как пиндосы туда прилетели...
  - Он нам принес много беды, - сказал Дима. - Иваныча он убил. И агентурщика.
  - Нам сообщили, что заруба на аэродроме была грандиозная, - сказал Чистяков. - После гибели вертолетного десанта, американцы отработали район палубной авиацией, и гвинейцы потеряли там пехотный батальон...
  Уваров и Лёвин переглянулись. Стас сказал:
  - Значит, вовремя мы оттуда свалили...
  - А у нас в гостях "блэкуотер" был, - сказал Мигунов. - Мы им наваляли не хило. Генерал сам стрелял, бегал там со "Стечкиным", сразу видно - бывший спец.
  - Генерала я знаю, - кивнул Лунин. - Он любому лейтенанту еще фору даст. А кто такой "блэкуотер"?
  Чистяков и Мигунов, которые были немного в курсе происходящих событий, недоуменно посмотрели на майора.
  - Ты что, Дима? - Коля улыбнулся. - Это же частная армия, которая гонялась тут за тобой.
  - А у нас они что делали?
  - Приехали вас искать, и этот аппарат, - Мигунов с уважением посмотрел на тело спутника, завернутое в тент в кузове по соседству.
  В это время, раздвигая кусты, к импровизированному столу подошел Шайба, держа в руках два котелка с подогретой кашей, котелок с чаем и пачки галет.
  - Разрешите...
  Андрей поставил приготовленную еду на плащ-палатку, и тут его глаза обнаружили стоящие там же пустые кружки. Ноздри задергались.
  - Та-ак, товарищи офицеры! Злоупотребляем в боевой обстановке?
  - Шайба, отстань, это не то, что ты думаешь, - рассмеялся Степан.
  - Да тут и думать не надо! Здесь же всё чуется невооруженным носом! - не сдавался старшина.
  - Старшина, соблюдайте субординацию! - Чистяков попытался выдержать в голосе железные нотки, но последний слог слетел на фальцет, и ему стоило больших трудов, чтобы не заржать вслух.
  - Субординацию? Да как вам не стыдно, товарищ капитан, так лицемерно говорить о столь высоких и трепетных вещах!?
  - Широков! - Дима метнул на старшину свой взгляд.
  Старшина упер руки в боки и насупился:
  - Товарищ майор Лунин! Вот вы тут алкоголем офицерский состав разлагаете, а я, между прочим, не покладая рук, вам тут еду готовил, свою душу, можно сказать, в приготовление пищи вкладывал! Да еще и по дозорным поглядывал, чтоб, стало быть, вашу алкогольную вечеринку здесь караулить! А до этого, как вы помните, я больше недели кормил комаров, рубил лес, работал крановщиком и водителем - и прошу заметить, выполнял так же обязанности, не обусловленные условиями контракта! А если припомнить, сколько я тут человеческих душ порешил, так вообще...
  - Налейте ему, - махнул рукой майор Лунин. - Пусть только он замолчит...
  - Да! - Глаза старшины зажглись желанным озорством. - Молчу, молчу...
  В его руке, как у фокусника - откуда ни возьмись - появилась металлическая кружка. Широков тут же освежил всем память:
  - Я большой, мне много надо!
  - Старшина! Совесть имей! - рассмеялся Чистяков, наливая Шайбе водку. - Все, больше не налью. Остальное в пэпэдэ получишь.
  - Прискорбно и печально получать от своих боевых товарищей так мало водки, олицетворяющей в данной обстановке меру оценки моего личного вклада в дело решения стратегически-важной боевой задачи, - ответил Шайба, и быстро выпил свои честно отвоёванные сто грамм.
  Офицеры остолбенели от такой проникновенной речи. Чистяков чуть не выронил из руки бутылку.
  - Всё, иди, не выноси мне мозг, - Лунин махнул рукой. - Людей накорми. Чтоб все поели. И резиденту каши дай. А то сдохнет еще от голода, а мне потом отвечай...
  - Есть!
  Шайба удовлетворенно хмыкнул и удалился.
  - Это точно - Шайба? - спросил Вадим.
  - Растет не по дням, а по минутам, - гордо похвастался майор своим подчиненным.
  - Я в шоке... - Вадим развел руками.
  - Долго мы тут еще сидеть будем? - спросил Лунин.
  - Как я понял, сидим здесь до получения приказа. Все перемещения по стране уже через пару часов будут невозможны. Американцы пока заняты захватом центровых объектов, и дня через два-три, когда ситуация нормализуется, они начнут искать нас всеми силами.
  - И мы все это время будем сидеть здесь?
  - Думаю, что у генерала голова болит, куда нас деть. Знаешь, он пошел на то, что раскрыл перед нами ОАГр - это агентурщики подготовили схрон.
  - Плохи наши дела, - покачал головой Лунин.
  - Короче, мужики, падайте все спать. Мы впятером покараулим. Я знаю, как вы устали! - Чистяков развел руками. - А утром обо всем поговорим.
  - У вас есть связь с генералом? - спросил Лунин, тронув рукой спутниковый телефон.
  - Есть. Я ему уже доложил о встрече. Но у него самого там не все хорошо, и пока наша главная задача - сидеть на месте и ждать.
  - Хорошо, - согласился Дима. - Ждать, так ждать. Это мы умеем...
  
  * * * * *
  
  На аэродром в Лунги группа дипломатов садилась в просвет между посадками огромных "Глобмастеров". Реактивный джет, как юркий воробей между величавых орлов приземлился на посадочную полосу и покатил в конец "взлётки".
  Пока самолетик катился по рулежной дорожке, Олег с нескрываемым восхищением рассматривал движение американских военных, осуществляющих воздушно-десантную операцию. На окраинах аэродрома уже было сосредоточено большое количество техники - грузовики, боевые машины, артиллерийские системы. На вертолетной площадке, потеснив в угол белые вертолеты миротворческой миссии, стояли камуфлированные "Чинуки", "Блэк-Хоуки" и "Супер-Кобры". Все это боевое великолепие будоражило мозг - просто так такое количество оружия в одном месте не сосредотачивается! И если это все здесь оказалось, то можно со всей уверенностью предполагать, что замышляется что-то ужасно грандиозное...
  Встречать дипломатов приехал глава Миссии ООН в Сьерра-Леоне Сэм Брим. На трех белых "ооновских" джипах и арендованном большом автобусе с кондиционером, в сопровождении взвода кенийских миротворцев, делегация двинулась вдоль аэродрома, и спустя несколько минут переехала на территорию Российской миротворческой авиационной группы.
  По обрывкам разговоров главы Миссии с руководителем делегации, Олег понял, что Брим не собирается оказывать им должного содействия, отчего французский дипломат, являющийся старшим в комиссии, суетливо начал тыкать Бриму под нос мандатом ООН, в котором были указаны полномочия дипломатов. Нартову показалось, что Брим с большим одолжением согласился помочь.
  Автобус остановился. Брим громко оповестил:
  - Уважаемые коллеги, мы подъехали к расположению российской миротворческой авиационной группы. Здесь произошло боестолкновение, в ходе которого русские убили несколько граждан США.
  - А что делали граждане США на боевых бронированных машинах с боевым оружием в руках в расположении миротворцев? - спросил Нартов, демонстративно приготовив к записи диктофон.
  - Не комментирую, - ответил Брим. - Спросите об этом у начальника авиабазы, господина Петрова. Вот и он, кстати...
  К делегации подошел полковник Петров. Он не слышал начала разговора, и поэтому выглядел достаточно приветливо, настроенный на серьезную и справедливую работу дипломатов.
  - Уважаемый мистер Петров, - Брим двинул рукой в сторону полковника, как бы представляя его делегации, и одновременно начиная вопрос: - Расскажите нам, что здесь произошло? Дипломатов интересует - кто убил американских граждан?
  Петров пропустил злой сарказм мимо ушей, указал рукой на будочку контрольно-пропускного пункта:
  - Бойцы американской частной военной компании "Блэкуотер", возглавляемые американским адмиралом Робертом Льюисом, на трех боевых машинах типа "Хамви" ворвались на территорию базы. При прохождении контрольно-пропускного пункта выстрелами из пулемета, установленного на третьей машине, был убит военнослужащий, входящий в состав российской миротворческой группы. У нас есть записи с камер видеонаблюдения, которые мы можем предоставить на обозрение мирового сообщества...
  Пока Петров что-то там рассказывал дальше в том же духе, Олег вместе с парочкой других любопытных членов комиссии, прошел через КПП и завернул за жилые модули. Здесь на площадке перед жилыми блоками стояли сгоревшие американские броневики. Олег с удовлетворением рассмотрел на корпусах машин пулевые отметины, и по возможной траектории определил, откуда велась стрельба.
  Пока начальник авиабазы знакомил комиссию с подробностями перестрелки, Олег дошел до модуля, из которого, по всей видимости, вёлся огонь по "Хамви". В одном из модулей он увидел небольшой сейф, распахнутый настежь - как бы говорящий, что я пуст, не трогайте меня. Пол был обильно посыпан пистолетными гильзами. В следующем модуле на полу Олег увидел массу автоматных гильз, а перед входом - два небольших тканевых свертка. Нагнувшись, он поднял их - вне сомнений, это были так называемые "беруши", с помощью которых гранатометчики оберегали свои уши от резких болезненных выстрелов реактивных гранатометов. После выстрела, неведомый Олегу стрелок-гранатометчик, выдернул их из ушей, чтобы не мешали ориентироваться в бою, и бросил на землю.
  Нарисовав для себя картину боя, Олег присоединился к делегации. Там, среди дипломатов, уже шел жаркий спор. Прислушавшись, Олег понял, что европейцы и два африканца ругают Брима за искажение истинной картины произошедшего. Нартов вступать в перепалку не стал, тем более, что Брим уже распознал в нем русского.
  В это время Петров отвернулся в сторону и выматерился.
  - Как я вас понимаю, - сочувственно сказал Нартов. - Меня эти благородные британцы уже самого достали - дальше некуда.
  - Федор Иванович, - Петров протянул руку. - Командир базы.
  - Олег, - Нартов крепко пожал руку полковника. - Я в делегации от российской стороны.
  - Чего им надо?
  - Нам надо как можно убедительнее доказать факт грубого вмешательства в дела миротворческой Миссии со стороны американской военщины, а бритам и пиндосам - как можно красивее сгладить этот момент. Я набрал достаточно материала, скоро буду готовить доклад.
  - Козлы они все, - подвел итог начальник авиабазы.
  - Но вы их здорово тут посекли... - не смог скрыть своего удовлетворения бывший спецназовец. - Можете мне ничего не отвечать, но руку профессионалов здесь не узнать не возможно...
  - Да мне и скрывать нечего, - развел руками полковник. - Наши ребята стрелять умеют.
  - Ага, - рассмеялся Олег. - С каких это пор в миротворческой авиационной группе появились реактивные штурмовые гранаты?
  Полковник растерянно посмотрел на дипломата, но Олег всем своим видом показывал, что своими словами он не несет зла.
  - Там, возле модуля, валялись "беруши", которые идут в комплекте с реактивной гранатой. Благо, если никто из дипломатов не знает, что это такое... но лучше уберите там. Пока никто не обратил внимание...
  Петров недоверчиво посмотрел на Нартова, затем повернулся, подозвал к себе одного из техников базы и, поставив задачу, снова обернулся к Нартову:
  - А ты не простой дипломат...
  - Был бы простым - сюда бы не послали... - Олег улыбнулся.
  Разговор с начальником авиабазы был исчерпан.
  
  * * * * *
  
  Джин завел двигатель и выжал сцепление. Машина послушно тронулась, но не успел он проехать и десятка метров, как дорогу ему перегородила легковушка, из которой стремительно выскочили три человека с пистолетами в руках.
  В одно мгновение Джин понял, что это - американцы. Ему стало не по себе - в родной стране оказалось так просто можно попасть в вооруженную разборку с сотрудниками иностранных спецслужб. Почему-то за минуту до этого он интуитивно предположил возможность такого развития событий, и поэтому внутренне был готов к нему.
  - Стоять! Руки! - крикнул один из нападавших, решительно подбегая к водительской дверце.
  Джин прикинул - если сейчас врубить заднюю скорость, то все равно ничего из этого не выйдет. В три ствола агенты в считанные секунды изрешетят обоих - ведь сидящие в машине люди представляют собой очень удобную, компактную цель. Но и подчиниться им - в родной стране казалось совсем не приемлемым.
  Надо признать, что агенты действовали профессионально. Один встал у машины, и навел пистолет на лобовое стекло, а двое других практически одновременно открыли дверцы.
  Совершенно не хотелось сейчас вступать в зарубу, но вариантов уже не оставалось. И в данной ситуации боевой опыт Джина стал решающим фактором в столкновении с агентами, имеющими только опыт оперативной работы. Джин, в отличие от американцев, не боялся получить пулю. За свою жизнь он был ранен много раз, и подспудно он понимал, что в большинстве случаев пуля не несет мгновенных смертельных поражений - если ты правильно будешь "подставляться".
  Пока с другой стороны машины американский агент вытаскивал из кабины опешившего Нкета, Джин спокойно достал пистолет. Все его движения агент видел, но почему-то промедлил с открытием огня, что и стало его роковой ошибкой.
  Джин дважды выстрелил в грудь агента, и кубарем выкатился из кабины на дорогу, больно ударившись об асфальт локтем и плечом. Агенты умели проводить молниеносные задержания, но не умели спокойно смотреть смерти в глаза.
  Пока подстреленный падал на землю, Джин успел из-под машины сделать несколько выстрелов по ногам того, который стоял перед пикапом, и тут же, обежав машину, предстал перед третьим.
  Тот с растерянными глазами продолжал держать гвинейского полицейского за воротник, но явно пребывал в охватившем его ступоре, и никаких действий не предпринимал. И если первых двух Джин валил фактически в дуэльной ситуации, то здесь он встретил овечью покорность.
  - Брось оружие! - властным тоном приказал Джин.
  Пистолет выпал из рук агента. Нкет тут же вырвался в сторону, отбежал на несколько метров, одновременно доставая свой пистолет.
  - Будет лучше, если ты сдохнешь, - Джин уже не мог остановиться.
  Он поднял свой пистолет, намереваясь убить американца, но тут заорал Нкет:
  - Не смей! Мы заберем его с собой!
  Чуть не получив выстрел в голову, от нервного напряжения американец лишился чувств, и кулем свалился на асфальт. Двое других были еще живы, но столь стремительный и драматический исход морально убил их больше, чем физически. Просящими пощады глазами они смотрели на гвинейцев.
  Джин отобрал у них оружие, и, схватив одного за волосы, сказал ему в лицо:
  - Передай своим, что если выкупа не будет, сегодня вечером будет убит ваш агент. Мы его забираем с собой. Как он придет в себя, он расскажет о вас всё. Кто такие, как зовут, где в США проживают ваши семьи. Так что перед тем как в следующий раз нападать на нас, на нашу страну, подумайте - может случиться и так, что в одну прекрасную ночь к вашим родным придут наши люди и утопят ваши дома в крови. То, что между нами Атлантика, ничего еще не значит.
  Джин махнул рукой Нкету, и тот, воодушевленный пламенной речью своего напарника, помог закинуть в кузов пикапа бездыханное тело агента.
  Оставшись одни, раненые начали звонить в посольство. Вскоре их отвезли в местный госпиталь, где один скончался от полученных в грудь ранений.
  Переживания за неудавшееся начало переговоров прошло, и теперь Джин точно знал, что задуманное им обязательно сбудется.
  
  * * * * *
  Чтобы добраться до особняка, в котором окопался Шестаков, генералу и Майскому пришлось несколько раз окольными путями объезжать группы воинствующих людей, идущих по улицам и крушащих все на своем пути.
  - Все пропало, все пропало... - начал стенать Витя, как только они с генералом предстали пред ясны очи Алексея Шестакова.
  - Не стони, - оборвал его помощник президента. - Все идет по намеченному плану, и даже с опережением графика.
  - Да, но американцы уже полностью контролируют аэродром! - возразил Майский.
  - Они его и раньше контролировали, - сказал Шестаков. - Ничего крайне нового для меня еще не произошло. Чего ты воешь?
  - Да как не выть? Я тут такую демонстрацию трудящихся наметил, а она возьми, и случись! Без моего ведома!
  - Отрази в рапорте, что все произошло по твоему сценарию, - подсказал Алексей. - И спиши все бабки, которые на это предназначались по утвержденной смете расходов на революцию... или ты не знаешь, как это делать?
  - Ясно, - Витя порозовел лицом и успокоился.
  - Спутник вытащили? - спросил Шестаков у Лихого.
  - Сейчас он в безопасном месте, укрытом от посторонних. Охраняется спецназом. Готовим варианты эвакуации из страны.
  - Сколько еще дней потребуется на вывоз спутника?
  Генерал развел руками:
  - Не готов доложить. Тут как карта ляжет. Пока готовим морской вывод.
  - Хорошо. Поторопитесь. Мне ваши люди скоро будут крайне нужны. Вы, кстати, предложили им оставить военную службу в пользу частной охранной фирмы, работающей здесь по договору?
  - Не было времени с ними поговорить.
  - А вы поговорите с ними, поговорите. Чтобы никто не мог впоследствии сказать, что революцию в Африке делали кадровые сотрудники ГРУ. Да и оплатить их работу сможем хорошо, и на вполне законных основаниях. А потом могут и обратно в строй встать.
  - Я поговорю с ними.
  - С меня какая нужна помощь?
  - Мне нужен закрытый канал связи с генштабом.
  - Без проблем. Пользуйся. Я дам распоряжение своим связистам.
  Шестаков встал из-за своего стола, и прошел к шкафу, где у него был бар. Бутылка коньяка не вызвала удивления у гостей, и с молчаливого согласия Алексей разлил на троих.
  - Господа, пришло время кое-что вам рассказать...
  Шестаков взял стаканчик и, подавая пример, быстро выпил его.
  Майский и Лихой последовали его примеру.
  
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 8.25*26  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018