ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 34.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.58*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Под завязку я заправлен, и подвешены все средства...

  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: если Вам понравилось произведение, то на короткий номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да".
  Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  
  
  
  Глава 34.
  
  Сразу после посадки в Конакри, эксперты ООН собрались в конференц-зале, любезно предоставленном правительством Гвинеи для обсуждения результатов произведенных наблюдений. Мнения участников расходились только в деталях, и уже ни у кого не вызывал сомнения тот факт, что американцы, наплевав на все международные договоренности, нагло попрали независимость нескольких государств, и более того - развязали на территории этих стран настоящую войну.
  В конференц-зал быстрой и уверенной походкой вошел помощник президента Гвинеи Ральф Камара. Он поприветствовал присутствующих, и сразу встал за трибуну:
  - Прошу внимания, господа, - Ральф говорил с чуть заметным акцентом. - Несколько часов назад в территориальные воды вошел американский эсминец "Макфол", который огнем бортовой артиллерии уничтожил патрульный катер береговой охраны. Я не побоюсь охарактеризовать это событие не иначе, как акт войны в отношении нашего государства со стороны США. Министр иностранных дел Гвинеи в ближайшие минуты обратится в Совет Безопасности ООН со специальным заявлением относительно развития данной ситуации. Но и это еще не все...
  Камара на мгновение замолчал, чтобы обвести взглядом всех присутствующих, выискивая представителя США, который, будто осознав меру вины за действия своего правительства, старательно прятал взгляд.
  - Так вот, несколько минут назад работники американского дипломатического представительства - посольства США в Гвинее, в центре столицы вступили в перестрелку с неустановленными лицами, в результате чего, один из якобы "дипломатов" был убит, а другой - тяжело ранен. Такое поведение американских "дипломатов" не укладывается ни в какие рамки действующих международных соглашений! До каких пор мы станем терпеть провокационные выходки Америки? Может быть, представитель США ответит нам на этот вопрос?
  Барт Майлер встал:
  - Не беспокойтесь, Камара. На этот вопрос мы ответим вам, когда придет время. И вы тоже ответите нам. Вы знаете за что.
  - И за что же я должен ответить вам? - Ральф внимательно посмотрел в глаза Майлера.
  Его примеру последовали все присутствующие в зале. Барт, ощутив на себе несколько десятков пар глаз, несколько мгновений молчал, укоряя себя за этот срыв, но нужно было отвечать, иначе в такой ситуации запросто можно было прослыть словоблудом.
  - За гибель наших граждан.
  - Майлер, посмотрите правде в глаза - международная комиссия, работающая под эгидой Организации Объединенных Наций, установила все обстоятельства данного инцидента! Мы все теперь понимаем, что это была неудачная операция сил специального назначения США, а вы все еще продолжаете вилять между сказкой и вымыслом! Вам самим-то не смешно? Нет? Ну, так не глумитесь же над памятью своих солдат! Будьте благоразумны.
  Это был психологический крах. Майлер сдержал удар, и молча сел на свое место. На него смотрели с отвращением и жалостью.
  Но американский эсминец "Макфол" продолжал, тем не менее, курсировать в виду Конакри.
  
  * * * * *
  
  Уже в темноте Джин привел машину к дому, где содержались пленники. Рамус должен был прибыть с минуты на минуту, и поэтому Джин не стал откладывать дело в долгий ящик - после случившегося у него все горело внутри, и душа требовала наказать строптивых американцев как можно быстрее, и как можно страшнее. Пограничники, охранявшие пленных "зеленых беретов", доложили об отсутствии происшествий. Можно было начинать очередной этап операции по отъёму денег у США...
  В центре гаража установили стул, на который тут же усадили привезенного с собой агента. Ему завязали глаза, и со связанными сзади руками тот агрессии не проявлял, да и воля его уже была подавлена. Из него решили сделать "катализатор процесса". Жить, по замыслу Джина, американскому агенту оставалось несколько минут.
  Теперь нужно было обеспечить присутствие зрителей, которые впоследствии должны будут дать необходимые комментарии...
  - Достаём по одному из подвала! - Нкет взял на себя руководство.
  Пограничники открыли люк, и стали по очереди доставать из подвала американцев. Те вылезали, слепо щурились, беспомощно озирались. Каждого под угрозой оружия ставили к стене, вязали руки кусками веревки, а затем ставили на колени вдоль стены лицом к агенту. Вскоре все пленные "зеленые береты" стояли на коленях на бетонном полу гаража, с беспокойством рассматривая своих вертухаев, и силясь понять, что сейчас будет происходить.
  Нкет поднялся в дом, и вскоре вернулся, держа в руках видеокамеру. Когда все было готово, Джин выгнал двоих пограничников наружу, чтоб смотрели за обстановкой, и чтоб не видели, что сейчас будет происходить в гараже. Чем меньше лишних глаз - тем лучше. Одного бойца, как ему показалось, наиболее надежного, Джин оставил. Тот с автоматом наизготовку стоял в углу гаража.
  - Чего они задумали? - спросил Бейкер срывающимся голосом.
  - Хотел бы я знать, - полушепотом отозвался полковник.
  - Ну-ка там замолчали! - крикнул Джин, вертя в руках видеокамеру, взятую у полицейского.
  Приловчившись, он начал съемку. Вначале в кадр попал привязанный к стулу агент, затем камера прошла по ряду спецназовцев, стоящих на коленях вдоль стены. Придавая смысл видеоряду, Джин начал озвучку, явно адресуя ее американцам:
  - Сегодня мы убедились, что вы плохо поняли наши требования, относительно обмена ваших военных на деньги. Более того, вы попытались захватить нас, в нашей же стране! Я вас предупреждал, что делать так нельзя. Теперь я вам продемонстрирую то, что обещал. Мы убьем вашего агента...
  - Стойте! - крикнул Удет. - Так нельзя!
  - Скажи на камеру, полковник!
  Джин повернулся к Алексу, крупным планом снимая его лицо.
  - Дайте же этим безумцам деньги! - чуть не крикнул Удет в объектив. - Они же действительно убьют этого парня!
  - Слышите, - усмехнулся Джин. - Это говорит полковник "зеленых беретов" Алекс Удет!
  - Дайте им денег! Жизнь человека не стоит этих бумажек! - крикнул Удет.
  - Правильно говорит, - рассмеялся Нкет.
  - Но делу это уже не поможет, - подвел итог Джин и сделал пограничнику знак рукой.
  Тот достал из ножен штык и присоединил его к автомату.
  - Дай сюда! - Джин передал видеокамеру Нкету, а сам взял у пограничника автомат.
  "Береты" замерли. Рядовой Маккински в ужасе зажмурил глаза и начал тихо подвывать.
  - Здесь делов-то, - Джин размахнулся, и под шаг с силой воткнул штык в грудь агента. Тот качнулся на стуле, и палач, уперев свою ногу в грудь жертвы, резким движением выдернул штык из тела. Агент взвыл, и вместе со стулом повалился на пол. Удар пришелся в солнечное сплетение, штык пронзил аорту, и из раны обильно побежала алая кровь.
  - Снимай, снимай! - Джин повернулся к Нкету.
  Кровь большой лужей растекалась по полу гаража. Смертельно раненый человек хватал ртом воздух и выл, в ярком осознании стремительно приближающейся к нему смерти.
  - Боже! - вырвалось у рядового Маккински. - Боже! За что?
  Агент извивался в судорогах, насколько ему давал сделать это привязанный к телу стул, а Нкет все тщательно снимал на видео.
  - Он так долго будет дергаться, - предположил пограничник. - Давайте его добьем!
  - Ничего, - остудил бойца Джин. - Пусть его американские друзья посмотрят на это. Чтоб больше неповадно было заигрывать с нами...
  Спустя пару минут агент перестал активно дергаться и затих. Потрясенные такой расправой, "зеленые береты" молчали.
  Джин положил автомат на верстак, стоящий у стены, и улыбнулся в камеру:
  - Если денег не будет, завтра мы убьем одного из "беретов"...
  В это время со двора послышался шум приближающегося автомобиля.
  - Это Рамус приехал, - сказал Джин. - Вовремя... сейчас начнет вопить, почему без него убили... он такие дела любит смотреть...
  - Ты это, - Нкет повернулся к пограничнику, - посмотри, может агент еще живой...
  Пограничник подошел к убитому, и попытался перевернуть его на спину.
  - Батарея на камере садится, - Нкет посмотрел на шкалу заряда. - Сейчас зарядку принесу. В сеть подключим...
  Он шагнул к двери, которая вела вовнутрь дома, и ступил за порог. Машина за воротами остановилась, и Джин услышал знакомый голос Рамуса. Посмотрев, как пограничник силится перевернуть труп, и метнув взгляд на "зеленых беретов", покорно стоящих у стены со связанными руками, Джин решил поздороваться с Рамусом, и тоже вышел из гаража. Вышел, буквально на полминуты...
  Полковник Удет бросил дерзкий взгляд на своих подчиненных:
  - Господа, надеюсь, никто из вас не забыл приемы рукопашного боя?
  Внезапно весь его облик изменился. Алекс был собран, и готов к решительным действиям - он как никто другой понимал, что сложился такой момент, о котором можно только мечтать - и не использовать его было бы непростительной глупостью.
  - Нет, сэр... - первым отозвался сержант Бёрнс.
  - Сейчас, или никогда... - тихо сказал Удет.
  - Работаем! - сказал Бейкер.
  - Начали! - подал команду полковник.
  Пограничник повернул голову в сторону разговорившихся "беретов", и тут же колено сержанта Бёрнса, быстро подскочившего на ноги, врезалось в его переносицу. Гвинеец без звука рухнул на пол. Громила Бёрнс тут же сплел свои мощные ноги на шее пограничника, лишая того, в первую очередь, возможности вскрикнуть раньше времени. С этого момента назад пути у них уже не было. Нужно было действовать быстро и решительно, не останавливаясь ни перед чем! Не обращая внимания на возможные потери!
  - Ствол! - вырвалось у полковника.
  Бейкер связанными сзади руками схватил с верстака АК-47, тут же поворачивая его стволом к полковнику. Удет быстро развернулся, и в несколько сильных и энергичных движений об штык, примкнутый к автомату, разрезал свои веревки. Перехватив тут же автомат у сержанта, Удет успел разрезать веревку, связывающую руки Бейкера, как входная дверь начала открываться.
  Алекс в одно мгновение оценил ситуацию, стараясь учесть все возможные факторы: в том числе и самый главный - а вдруг в автомате нет патронов? Тогда придется работать голыми руками, что, конечно, сильно снижает шансы на успех. Он дернул назад затворную раму, стараясь не только увидеть патрон в стволе или у патронника, но и донышко гильзы через специальное отверстие в задней части магазина, говорящее о полноте боекомплекта. Все это он увидел, и стук затворной рамы, загнавшей патрон в ствол, совпал с нажатием спускового крючка.
  Короткая очередь пришлась ровно в грудь Джина, и тот мгновенно рухнул, как подкошенный, прямо на пороге гаража. Полковник, не теряя драгоценных мгновений, используя возникшую фору во внезапности, выбежал во двор, отмечая периферийным зрением, как Бейкер метнулся к подстреленному Джину, отнимать у того оружие.
  Во дворе Алекс нос к носу столкнулся с тремя гвинейцами, двое из которых держали в руках автоматы. До них было не более трех-пяти метров, и действовать нужно было быстро. Алекс уже находился в состоянии боевого возбуждения - его кровь была уже обильно разбавлена адреналином, биение сердца зашкаливало за полторы сотни, что давало полковнику преимущества в скорости движений по сравнению с еще ничего не понявшим и расслабленным противником.
  Вооруженные гвинейцы стали приоритетными целями. Пока Удет практически не целясь, а лишь тыкая стволом в сторону врага, распределял по пограничникам ограниченный запас патронов, Рамус успел отпрыгнуть куда-то в кусты, и в темноте мгновенно пропал с поля зрения.
  - Ушел, - хмыкнул полковник.
  
  * * * * *
  
  Ночью Дима несколько раз просыпался, тут же подрывался, хватаясь за автомат, но вспоминал, где он сейчас находится и успокаивался. Спустя пять минут он снова засыпал, вернее, впадал в некоторое подобие сонного забытья, оставаясь все же в готовности немедленно отреагировать на любую опасность. Часов в пять, перед рассветом он окончательно проснулся, и поднялся со своего импровизированного гамака.
  Как только он ступил на землю, тут же перед ним бесшумно возник Шайба:
  - Товарищ майор, посты я только что проверил, народ бдит, и бдя его страшна...
  - Шайба, я еще не проснулся, а ты мне уже мозг выносишь. Где подшива? А ну, кругом!
  Старшина развернулся, опасливо озираясь назад - мало ли что у командира может быть на уме? Майор и по почкам, развлекаясь, ударить может!
  - Правую ногу на носок - ставь!
  - Это зачем? - удивился старшина, но приказ выполнил.
  - Ну вот, - возмутился Лунин. - Я так и думал! Вот откуда все наши беды, несчастья и огорчения! У тебя, Андрюшка, каблук на ботинке стоптан!
  - Тьфу ты! - старшина повернулся. - Я думал что-то серьезное!
  - Так что там с постами?
  - Час назад сменил, стоят. Вроде.
  - Ладно, приму на веру. Хавать есть что?
  Лунин забрался под навес, где был оборудован пункт выдачи еды.
  - Что у нас тут есть?
  Старшина раскрыл один деревянный ящик, и вынул банку каши с тушенкой:
  - Это будете?
  - Давай.
  Пока старшина разогревал кашу на сухом горючем, Лунин обошел машины, убедился в том, что все нормально, и вернулся к старшине.
  - Товарищ майор, - старшина старательно перемешивал кашу, которая начала потрескивать на огне таблетки. - А мы здесь еще долго сидеть будем?
  - Не знаю, Шайба. Не знаю, - Лунин развел руками. - А что тебе не сидится? Тебе же больше "боевых" накапает, а там, может, еще какие и "закордонные" будут...
  - Это, конечно, хорошо. Но вот в баню очень хочется! Весь чешусь уже!
  - Почесать? Где?
  - Да помыться бы!
  - Короче, ты предлагаешь провести помывку личного состава?
  - Типа того.
  - Хорошо, я тебя понял. Попробуем чего-нибудь придумать.
  - Да уж постарайтесь, товарищ майор. Вот и каша ваша поспела!
  Старшина передал Лунину банку и пластиковую ложку. Дима взял, обжигаясь, поставил банку возле себя, и лег на плащ-палатку.
  Скоро должно было появиться солнце, и сейчас уходили последние минуты мнимой прохлады, такой желанной в этой экваториальной стране. С приходом солнца начнется и перемещение местного населения, которое вполне может обнаружить в глухой чаще несколько машин и группу вооруженных европейцев.
  - Если искать водоем, то это нужно делать сейчас, - сказал Дима, жуя кашу. - Но, насколько я помню, мы никаких рек за последние километры не пересекали.
  - Но они, всяко, должны быть, - заверил Широков. - После такого дождя тут все реки должны быть полноводными!
  - Давай так, - Лунин посмотрел в сторону. - Бери свободного бойца и чеши эту сторону не далее километра, потом в другую пойдешь! Признаки наличия воды помнишь?
  - Ну, эта... схождение рельефа, более густые заросли...
  - Рёв водопада, - сострил майор.
  - Да! - обрадовался Шайба, как школьник, которому подсказали ответ на задачу.
  - В общем, что делать ты понял. Но не вздумай засветиться там перед кем. И крокодилов в воде не распугай, если весь полезешь. Тебе еще в ГРУ отвечать за них...
  - Не распугаю, товарищ майор. Я аккуратно!
  - Я в тебя верю, сынок!
  Как только старшина ушел поднимать Колдуна, к лежащему на трапезе Лунину подошел Стас.
  - Доброе утро, товарищ майор.
  - И тебе не хворать, - отозвался Дима.
  - Чует мое сердце, что валить нам отсюда надо, - сказал Левин.
  - У меня тоже не все хорошо с предчувствиями, - согласился майор. - Ты на что думаешь?
  - Пока не знаю. Сон приснился дурной. Будто, нас тут всех спящими перебили.
  - А мне нормально вообще не спалось, - пожаловался Лунин. - Не могу уснуть, и точка. Какое-то напряжение не отпускает. Вроде и глаза закрываются, и сознание проваливается, но все равно нет сна. Хоть тресни.
  - Ну, еще бы, - развел руками Стас. - Кто бы спорил. После такого забега...
  - Это понятно, но вот еще, как ты правильно говоришь, какое-то чувство, что нас здесь скоро накроют. И ведь вертится в голове ответ - кто и как. Но не могу пока ухватиться за него!
  - Агентурщики могут сдать? - Стас посмотрел в сторону гамака, в котором покоился резидент - самый ближайший представитель агентурной разведки.
  - Легко, - кивнул Дима. - И самое страшное знаешь что?
  - Что?
  - То, что мы не знаем, что происходит вокруг. Я уверен, американцы уже на правительственном уровне решают с нашими властями вопрос по спутнику. Не смогли отобрать силой, будут отбирать с помощью политики. И, как бы мы, в этой ситуации не стали разменной монетой...
  - Никто нас в известность по этому вопросу не поставит, - с сожалением сказал Стас.
  - В этом и состоит наша беда.
  - Что будем делать?
  - Пока - продолжаем сидеть на месте, как и было приказано. Но активно изучаем окрестности, на предмет быстрого отхода. Кстати, Шайба пошел искать источники воды, где можно было бы нормально помыться. А то завшивеем скоро.
  - И то - дело...
  Лунин развернул карту, и некоторое время смотрел на нее. Местоположение было известно, и вроде бы даже несколько ручьев было указано в доступной близости, но Дима понимал, насколько в субтропиках может быстро меняться ландшафт - особенно в низменных местах, граничащих с поймами рек.
  - Предлагаю переместиться, - сказал Лунин. - Но не далеко. Чтоб и в районе остаться, и чтоб на указанном месте нас не было. На случай предательства...
  - Тогда ищем место? - Стас управился с приготовлением каши и теперь лопал ее небольшой ложкой.
  - Ищем, - Дима встал, и свернул карту. - У нас вариантов других просто нет.
  
  * * * * *
  
  К убитым подскочили Бейкер и Маккински - они забрали оружие у еще дергающихся пограничников. Бейкер сразу вернулся в гараж - еще нужно было помочь Бёрнсу расправиться с оставшимся пограничником.
  - Рядовой, будь снаружи, стреляй во все, что будет шевелиться. Нам еще нужно найти лейтенанта!
  - Есть, сэр.
  Маккински нырнул в кусты, растущие у стены дома. Там, по крайней мере, его будет не так видно, как если бы он остался стоять у ворот гаража.
  Удет, сжимая автомат, вернулся в гараж.
  - Где он?
  Алекс ударил пограничника в солнечное сплетение.
  - Где мой лейтенант?
  Пограничник, оглушенный внезапным разворотом событий, пока еще не отдавал себя отчета о происходящем. Но, пинок полковника, вернул его в реальность.
  - Где-то в доме. Его никуда не увозили...
  - Ясно. Связать! Он еще пригодится!
  Удет, пройдя мимо убитого агента, ударом ноги выбил дверь, ведущую в дом. Он обоснованно ожидал оттуда выстрелы, но их не последовало.
  Алекс почувствовал, как за его спиной встал Бейкер.
  - Пошел, - кивнул полковник.
  Сержант обошел его и побежал по коридору. Алекс двинулся следом. Где-то в доме был как минимум один вооруженный человек - Нкет, ушедший за зарядкой для видеокамеры. Нужно было быть предельно осторожным.
  - Том! - крикнул сержант. - Уитмор!
  Они вдвоем обошли весь первый этаж, открывая все двери, но лейтенанта нигде не было. На втором этаже слышался шорох и беганье нескольких ног. Явно придется вступать в перестрелку. Когда уже полковнику казалось, что стрельба неминуема, под лестницей он увидел еще одну, небольшую дверь.
  - Посмотри, - приказал он сержанту.
  Бейкер открыл дверь и сразу увидел Уитмора.
  - Здесь он.
  - Забирай.
  Пока сержант взваливал на себя бесчувственного Тома, полковник, дабы пресечь попытки им помешать, дал пару очередей вверх по лестнице так, чтобы те, кто оставался на втором этаже дома, ясно осознали ненужность таких попыток. Щепки и пыль, выбитые пулями из стены, сказали Нкету о многом. Он не решился высовываться, зная, что полковник и остальные "береты" предпочтут поскорее уйти, чем зачищать дом.
  Выйдя из гаража, Удет тут же развернулся, и дал очередь по окнам второго этажа. Щелкнул впустую курок - в автомате закончились патроны. Полковник сменил магазин.
  - Быстрее в машину!
  В стоящий у гаража пикап погрузили тело лейтенанта, в кузов прыгнул Маккински, готовый стрелять куда угодно, лишь бы выжить. Бейкер забрался в кабину и тут же крикнул:
  - Ключей нет!
  - Посмотри! - Удет обернулся к Бёрнсу, и тот мгновенно метнулся к телу Джина чтобы вывернуть карманы.
  - Есть!
  Негр подбежал к кабине, и, передав ключи Бейкеру, запрыгнул в кузов. Удет снова выстрелил по окнам, и, закинув в кузов пленного пограничника, сел рядом с водителем.
  - В комплекте! - сказал полковник. - Погнали!
  Бейкер врубил скорость и машина тронулась. Маккински, заметив движение в окне, выпустил туда очередь.
  - Кажись, попал... - удовлетворенно сказал он.
  Машина неслась по узкой улочке, зажатой похожими друг на друга домами.
  - Куда ехать? - задал Бейкер глупый вопрос.
  - Вперед, - полковник махнул рукой. - Главное - как можно дальше уйти отсюда...
  - Уйдем... - прорычал сержант и улыбнулся. - Уйдём!
  Наваляв кучу трупов, "зеленые береты" вырвались на свободу, и неслись теперь, куда глядели их глаза ...
  
  * * * * *
  
  Переступая через валежник, продираясь через заросли, и раздвигая лианы, старшина Широков старался идти в сторону, куда был наибольший уклон. Время от времени Шайба использовал мачете из авиационного комплекта выживания, которое в его мощной руке выглядело совсем игрушечным. Этим "игрушечным" мачете старшина перебивал ветки и лианы, которые невозможно было ни обойти, ни отодвинуть.
  Колдунов шел за ним, время от времени с остервенением хлопая на себе кровососов.
  - Андрюха, после тебя можно по джунглям мотострелковый полк пускать - остается настоящее шоссе!
  - Это чтобы, значит, не заблудиться, когда в обратный зад пойдем, - пробурчал Шайба. - А то я в этих зарослях так и не научился ориентироваться.
  - А компас у тебя есть?
  - Есть.
  - Ясно, - рассмеялся Колдунов.
  - Чё тебе ясно, Саня? - Шайба вдруг остановился, и повернулся к напарнику.
  - Тссс... - Колдун вдруг повернул голову в сторону. - Слышишь?
  - Чего там?
  - Кажись, машины идут.
  Старшина прислушался, и точно - вдали отчетливо раздавался рев нескольких моторов.
  - Надо наших предупредить, - сказал Колдун.
  - Глянем, что там, потом предупредим, - сказал Андрей. - Звук они и без нас услышат, а вот мы попробуем рассмотреть, что там...
  Шайба говорил дело, и, не дожидаясь согласия со стороны соратника, тут же напролом двинулся по зарослям на источник звука.
  - И то - верно, - кивнул Саня.
  Звук двигателей становился все громче, и вскоре разведчики уже понимали, что до этих моторов остается совсем не много - буквально пара сотен метров.
  - Как бы нас не спалили, - высказал опасение Колдунов.
  - Захлебутся пыль глотать, - бодро отозвался старшина, но снял пулемет с предохранителя. - У тебя ПэБэ есть?
  - Есть, - отозвался Колдун.
  - Если что - гаси из него.
  - Хорошо.
  Саня достал из разгрузки бесшумный пистолет и дослал патрон в патронник. Щелкнул предохранителем.
  Шум двигателей перестал перемещаться и застыл в одном направлении. Стало ясно, что колонна встала.
  - Пригнулись, - скомандовал старшина.
  Оба опустились на четвереньки, и дальше двигались уже в такой манере.
  - Сходили в баню, - бурчал под нос старшина. - Сейчас еще и руки стоптаны будут по колено...
  - По локоть, - подсказал Колдунов.
  - Ну-ка там, разговорчики!
  Впереди появился просвет, в который можно было разглядеть то, что происходило на дороге, которая находилась не далее как в полусотне метрах от разведчиков.
  - Пиндосы, - вырвалось у старшины. - Доигрались! Это за нами.
  Колдунов чуть привстал, рассматривая из-за зарослей то, что происходило на дороге. Там стояло несколько боевых машин, пехота и экипажи спешились и беспечно ходили вдоль небольшой колонны. Некоторые курили.
  - Шесть "Хаммеров" и два "Шеридана", - сказал Саня. - И человек тридцать толпы.
  - А что они встали-то? Как-то они не по-боевому стоят. Может, просто перекур у них. А?
  - По нашу душу, - отозвался Колдунов. - Чего гадать-то. Надо докладывать командиру.
  - Чую, сейчас настоящая баня начнется. Лунин запросто может озадачить нас на битьё пиндостанцев...
  - Да не! Не ссы, Шайба. Нам сейчас надо тихо сидеть. Не рыпаться.
  - Короче, вали до Лунина, докладывай. А я тут посижу, если чо.
  - А что же ты рацию не взял, а?
  - Забыл.
  - Ладно, а пополз...
  Колдун осторожно выбрался на хорошо вырубленную "трассу для мотострелкового полка", по которой быстро вернулся в расположение отряда.
  Лунин его встретил вопросом:
  - Слышим. Что там?
  - Американцы.
  - Я так и знал! - вырвалось у Стаса.
  - Шесть "Хаммеров" и два десантных танка. Человек тридцать, - доложил Саня. - По характеру поведения похоже, что остановились на перекур.
  - Так, - майор быстро осмотрел остатки отряда. - Всем в круговую оборону. Приготовить реактивные гранаты. Стас - за главного. Я пошел, посмотрю на них. Включи рацию!
  Стас включил рацию, которая висела у него на разгрузке, и проверил связь.
  - Ну, всё, мужики. Спокойствие и выдержка! Если они знают, где мы - то нам придется туго, если нет - тогда поживем еще! Все, я пошел. Веди, Колдун!
  По вырубленной Шайбой тропе они быстро прошли до конца "трассы" и свернули к дороге. Пригибаясь, прошли еще пару сотен метров и наконец-то уткнулись в лежащего на траве старшину.
  - Рассказывай! - толкнул его Лунин.
  - Вначале они все ходили вдоль колонны, курили и весело болтали, а теперь сбились в несколько кучек по интересам и стоят. Никаких действий не предпринимают. Окрестности не досматривали. Нужду справляют прямо там, где стоят.
  - Командиров выявил? - Лунин достал из кармашка разгрузки небольшой китайский бинокль и поднял его к глазам.
  - Да, - Шайба указал рукой: - Вот в той куче стоит, тот, который слева. Он громче всех на остальных орал. И автомат у него короткий.
  - Ты у меня тоже самый громкий, - съязвил Лунин. - А командуешь только крокодилами...
  Дима навел бинокль, и некоторое время рассматривал колонну.
  - Это не "Хаммеры", Колдун. Это "Хамви". Надо бы и знать разницу, ты же разведчик!
  - Я знаю, - отозвался Саня. - Просто к слову пришлось.
  - А как эти танки называются, знаешь? В докладе ты мне не сказал...
  - Это "Шериданы", товарищ майор. В армии США состоят на вооружении только в 82-й воздушно-десантной дивизии. Машины старые, но надежные.
  - Вывод?
  - Перед нами подразделение 82-й дивизии.
  - Более глубокий вывод?
  - Американцы осуществили вторжение в Сьерра-Леоне. Теперь при передвижении по местности мы должны учитывать не только полицейский режим страны пребывания, но и оккупационный режим, который могут задать здесь пиндостанцы.
  - Молодец. Далеко пойдешь.
  - Я это тоже всё знаю, - подал голос обиженный вниманием старшина.
  - Андрюшенька, - Лунин положил свою ладонь на голову старшины, поправляя зеленую бандану. - Согласись, что когда я три минуты назад подошел к тебе, ты спал!
  - Клянусь, нет!
  - А что же ты тогда даже не обернулся? Не спросил, кто идёт? Я только твой зад видел, а хотелось с лицом поговорить...
  - Так я это... наблюдал!
  - То есть, ты хочешь сказать, что враг для тебя дороже любимого командира? Врагу ты лицо предоставил, а мне...?
  - Товарищ майор, я исправлюсь.
  - Значит, спал?
  - Ну, приуснул чутка. Да и не приуснул даже, а просто моргнул чутка дольше, чем положено.
  - То есть, ты осознаешь, что ты совершил воинское преступление?
  - Осознаю! - кивнул старшина.
  - Что-то ты там говорил, что готов исправиться?
  - Да, болтнул, не подумав.
  - Короче, старшина. Мне такое соседство с пиндосами совсем не нравится, и поэтому я пойду думать, что с ними делать. А ты остаешься с Колдуном здесь, наблюдаешь, подчеркиваю - в бодрствующем виде - за обстановкой. Вот тебе рация, если что - на том конце, пока я иду назад, Стас. Ему все докладывай.
  Лунин передал старшине радиостанцию.
  - А если они полезут на нас? - спросил Колдун.
  - Если это случится, то вам придется уводить их в сторону от спутника. Родина вас не забудет.
  - Но и не вспомнит... - пробурчал себе под нос Шайба.
  - Все, - Дима хлопнул старшину по плечу. - Я сейчас что-нибудь придумаю.
  Майор перехватил автомат, и в изящно-художественном прогибе двинулся в обратный путь. Прорвавшись сквозь заросли к месту расположения отряда, он тут же собрал офицеров:
  - Плохи наши дела... Вадим, дай "космический" телефон, с которым ты приехал!
  
  * * * * *
  
  Вот уж чего Лихой не ожидал, так это прямого разговора с президентом. Закрытый канал связи, предоставленный ему группой специальной связи, работающей на Шестакова, обеспечивал абсолютную скрытность, как содержания переговоров, так и невозможность идентификации абонентов.
  - Генерал-лейтенант Лихой?
  Лихой узнал в трубке голос руководителя государства.
  - Генерал-майор Лихой на связи, - бодро, но слегка дрогнувшим голосом, представился Эдуард.
  - Генерал-лейтенант, - снова повторила трубка.
  Лихой на мгновение застыл в попытках собрать порванный шаблон, и тут же по-уставному отреагировал:
  - Служу России!
  - Ну вот, - удовлетворенно сказал президент.- Поздравляю.
  - Служу России! - повторил генерал.
  - Теперь к делу. Вы помните наш разговор в Кремле?
  - Так точно.
  - Я говорил вам об особо важном агенте.
  - Так точно.
  - Пришло время подключить его. В ближайшее время вам передадут всю необходимую установочную информацию, а так же основную и последующие задачи.
  - Есть!
  - Мой помощник уже довел до вас общее видение ситуации?
  - Так точно!
  - Надеюсь, вы осознаете значимость проводимых нами мероприятий?
  - В полной мере.
  - Желаю вам успехов, генерал!
  - Я не подведу... - Лихой поспешил заверить президента, но тот уже отключился. Слова прозвучали в пустоту.
  Генерал вложил трубку на место и застыл. Несколько секунд он прокручивал в голове весь разговор с президентом. Всё было правильно - не подкопаешься. Вначале - награда авансом, потом - боевая задача. Не исполнить задачу - значит, не оправдать аванс. Выполнишь задачу - ты Герой. Сорвешь операцию - сорвут погоны и найдут способ заставить пустить себе пулю в висок.
  В соседней комнате к генералу подошел "специальный связист" и передал опечатанный им же конверт с расшифрованной задачей.
  - Товарищ генерал, это вам. Распишитесь вот здесь.
  Лихой чиркнул автограф в журнале выдачи документов и перешел в кабинет Шестакова.
  - На тебе лица нет, - не преминул заметить помощник президента.
  - Еще бы, - съязвил генерал: - Мне только что "двухзвёздного" дали, а у нас нормального коньяка нету...
  - Ну, за этим проблема не стоит... - Шестаков встал и потянулся, было, к шкафу, но генерал жестом остановил его.
  - Нет, позже. Мне сейчас нужно изучить документы. Предстоит серьезная работа.
  - Располагайся у меня в кабинете, - Алексей указал на журнальный столик. - Если удобно будет...
  - Спасибо, - кивнул Лихой.
  В это время у генерала зазвонил спутниковый телефон. Он быстро достал его из портфеля. На связи был Лунин. После короткого разговора, Лихой посмотрел на Шестакова:
  - Американские десантники стоят в полукилометре от места, где находится спутник.
  - Всё пропало? - спросил Шестаков.
  - Пока не ясно. Но от этого не лучше. Нужно подстраховаться...
  Генерал вышел по связи на Петрова, и поставил ему задачу приготовить к боевому применению вертолет, который вот уже несколько дней стоял на заброшенной промежуточной площадке. Шестаков, слыша все переговоры, спросил генерала:
  - Эдуард Васильевич, уж не войну ты решил развязать против американцев?
  - Пока нет. Но последний довод у меня должен быть в наличии...
  
  * * * * *
  
  "Последний довод" быстро освободили от маскирующих его веток. Экипаж занял свои места. Команда на запуск двигателей могла прозвучать в любой момент. Солнце поднималось все выше и выше, и нестерпимая жара уже начинала плавить все вокруг. Командир вертолета Женя Филатов пропел:
  Воздух августом расплавлен,
  Обратились тучи в бегство.
  Под завязку я заправлен,
  И подвешены все средства...
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 9.58*28  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018