ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Деривация. Часть 2

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.15*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Геометрия в практическом применении.

  Глава 2
  
  - Дневальный!
  Шабалин носком ботинка поддел отколовшуюся на полу плитку и пнул её в угол туалета. Плитка ударилась о стену и звонко раскололась на несколько частей. На пороге появился матрос с красной повязкой дневального на рукаве.
  - Товарищ командир, вызывали?
  - Так, Беляев, видишь в полу дырку?
  - Так точно, товарищ командир. Это прошлый наряд расколол, мы им говорили... но они...
  - Если не смог нагнуть старый наряд, то оправдания уже не уместны, товарищ матрос! Идешь к старшине, берешь цемент, песок, ровняешь дыру. Место огородить, чтобы твои же боевые товарищи не затоптали результат твоего труда! Задача ясна?
  - Так точно...
  - Выполняй.
  Матрос убежал.
  Шабалин был не в духе. Только что он вернулся с совещания у командира бригады, где его подразделение, и он лично, были отмечены не в лучшую сторону из-за того, что ящики, в которых он вывозил на полигон ротное имущество, оказались окрашенными не в той тональности зеленого цвета, как было в образцовом (с точки зрения комбрига) десантно-штурмовом батальоне. Комбриг этот факт использовал для грандиозного разноса, метал молнии и блистал нецензурной словесностью так долго, что Паша даже притомился стоять по стойке "смирно", около получаса являя собой для всего офицерского состава бригады образец безответственного отношения к военной службе, граничащий с моральным разложением и духовным растлением, что в итоге, по мнению командира бригады, неминуемо должно было привести старшего лейтенанта Шабалина к предательству Родины. Однако, Паша держался с показательной безразличностью к молниям, что в немаловажной степени было обусловлено "разносоустойчивостью", сформировавшейся и укрепившейся в сознании за долгие годы военной службы.
  В армии Паша служил давно. Так сложилось, что ему довелось быть срочником в учебном центре инженерных войск, затем контрактником - командиром отделения управляемого минирования в инженерно-саперной бригаде, затем курсантом общевойскового военного училища имени маршала Рокоссовского, и вот уже три года он служил в бригаде морской пехоты, из которых год был командиром стрелковой ротой снайперов. Все его одногодки уже ходили в майорах и были как минимум командирами батальонов или слушателями академий, а вот Шабалину жизнь уготовила другую судьбу - пройти абсолютно через все ступени военной службы, начиная с самых низов. Это обстоятельство хоть и цепляло его самолюбие, но одновременно делало его более подготовленным к очередным ступеням военной карьеры, формируя из него специалиста самого высокого уровня. Будучи еще лейтенантом в десантно-штурмовом батальоне, он увлекся снайперской стрельбой, и, обладая пытливым умом и непреклонной настойчивостью, вскоре в полной мере освоил процесс точного выстрела до такой степени, что при возникновении вакантной должности командира стрелковой роты, у кадровиков не возникло и тени сомнения, кого туда рекомендовать.
  После назначения и знакомства с личным составом, Паша с двумя офицерами и тремя контрактниками убыл в окружную снайперскую школу, где три месяца проходил углублённую подготовку, приобретая знания и навыки, необходимые для успешного решения снайперских задач. По окончании курсов он получил квалификацию снайпера третьего уровня и вернулся в роту с расширенным багажом знаний. Спустя год он получил второй квалификационный уровень, который делал его одним из наиболее подготовленных снайперов флота, но никоим образом не помогал избегать бессмысленного выноса мозга со стороны командования бригады.
  Продолжая обход расположения своего подразделения, Шабалин осмотрел все видеокамеры наблюдения, установленные в казарме (нововведение, которое, по мнению Министра Обороны, должно было сократить случаи казарменного хулиганства и нарушений дисциплины) и зашел в канцелярию роты. Здесь два матроса последнего периода службы колдовали над компьютером, набирая планы мероприятий, отчеты по боевой подготовке и результаты недавно проведенных стрельб, которые в обязательном порядке предоставлялись военным контрразведчикам, имевшим особые поручения в отношении контроля людей, обучающихся снайперскому ремеслу.
  - Так, - ротный положил руку на плечо одного из матросов. - Когда я увижу готовый отчет?
  - Товарищ командир, - матрос нагло посмотрел на ротного: - Не мешайте! Скоро сделаем!
  - Чего?
  Шабалин сложил было ладонь ракушкой, намереваясь хлопнуть зарвавшегося матроса по уху, но передумал - видеокамеры работают - и повернулся к своему железному шкафу, в котором хранилось наиболее ценное войсковое имущество. Давно здесь не наводился порядок! Несколько мгновений Паша смотрел на творящийся там военно-имущественный бардак, но потом всё же решительно захлопнул дверцы - приближалось время занятий по тактико-специальной подготовке.
  В углу казармы на стульях, поставленных рядами, сидели все восемнадцать матросов, призванных на флот осенью, и после завершения учёбы в учебном отряде, отобранные лично Шабалиным для службы в стрелковой роте снайперов бригады морской пехоты. Половина матросов была значительно старше первого призывного возраста и представляла собой в основном людей, закончивших различные ВУЗы и в этой связи, по обоснованным ожиданиям ротного, должны были иметь высокую степень обучаемости. Вторая половина была представлена добровольцами, проявившими желание служить в снайперской роте и имевшие для этого все необходимые медицинские и физические показатели. Еще двое, на кого ротный меньше всего возлагал надежд, являлись родственниками высшего командования военного округа, которое решило пристроить своих чад в элитное подразделение. Все они уже приняли военную присягу и пару раз побывали на полигоне, выполнив ознакомительные стрельбы из СВДС, за редким исключением не понимая еще правил работы с оптическими прицелами, не зная порядка подготовки данных для стрельбы и в глаза не видя таблицу превышения траекторий - стрельбу они вели по наитию, по собственному разумению. Снайперскую науку им еще предстояло познать и усвоить - так, чтобы потом можно было применить на практике там, где прикажет Родина.
  На стене казармы висели плакаты, изображающие образцы снайперского вооружения, правила баллистики и таблицы стрельбы. Над плакатами в деревянных рамках висели портреты снайперов периода Великой Отечественной войны, распечатанные на обычном принтере - Сурков, Павлюченко, Молдагулова, Сидоренко и Зайцев.
  Паша, подходя к молодежи, уже знал, с чего начнёт учить юную поросль.
  - Смирно! - крикнул старшина роты, и юная поросль подскочила со стульев, замерев и остановив дыхание.
  - Вольно, - кивнул Шабалин. - Садись.
  Матросы морской пехоты шумно сели.
  - Кто такой Василий Зайцев? - спросил Шабалин, окидывая взглядом своих подчиненных.
  На миг он даже подумал, что матросы примут его вопрос за поиск среди них какого-то военнослужащего, и тогда бы у Паши натурально опустились бы руки, но бодрый ответ не заставил себя долго ждать - к великой радости ротного, пацаны были "в теме" - даже с учетом того, что портреты снайперов, висящие перед глазами, не были подписаны.
  - Снайпер в Сталинграде! - ответило несколько голосов, и один, наиболее осведомленный, добавил: - Он был из Владивостока, с ТОФа!
  - Меня радует, что вы это знаете, - сказал ротный. - Сейчас я коротко расскажу вам об истории снайперского движения в нашей стране. А потом перейдём к техническим вопросам. Итак...
  Шабалин взял стул, развернул его спинкой вперед и сел, как на коня. Еще учась в военном училище, он увлёкся военной историей, постоянно занимал призовые места на различных исторических олимпиадах, чем немало радовал свое командование. Теперь, став офицером, в полной мере использовал свои знания в процессе воспитания и обучения личного состава. Паша говорил тихим, спокойным голосом...
  - Снайперское движение в СССР зародилось в тридцатых годах, буквально перед войной. В то время в нашей стране существовала система ГТО, которая помимо прочего включала в себя и стрельбу из винтовки. Тому, кто показывал лучший результат, выдавался специальный знак "Ворошиловский стрелок". В то время была всеобщая система допризывной подготовки, и худо-бедно, но практически вся молодежь страны прошла через такое обучение. Сейчас ничего подобного у нас в России нет, и не предвидится, даже с учетом новоявленного комплекса ГТО, который является лишь жалким подобием былого формата и не имеет прежней массовости. Тогда же, перед войной, на вооружении Красной Армии появились винтовки с оптическими прицелами, которые позволяли вести точную стрельбу на дальностях порядка одного километра. Винтовки Мосина с ручной перезарядкой предназначались для точного одиночного выстрела, а самозарядные винтовки СВТ-40 и АВС-36 использовались для прицельного накрытия одиночных или групповых целей высоким темпом стрельбы. Значение снайпера на поле боя было ярко продемонстрировано нам во время войны с Финляндией, когда финские "кукушки" могли безнаказанно уничтожать целые подразделения. Наиболее успешным был Симо Хяюхя. За три месяца своего пребывания на фронте, он убил порядка пятисот наших бойцов и командиров. Кстати, стрелял он без оптического прицела. Остановил его работу русский снайпер, имя которого история не сохранила - точным выстрелом он снёс финну половину лица, и хоть и не убил, но навсегда вывел его из строя. Когда началась Великая Отечественная война, опыт применения снайперов был тщательно изучен и проанализирован - и тогда же были сделаны соответствующие выводы, вылившиеся в целый ряд организационных решений и методических рекомендаций. На уровне стрелковых полков и дивизий снайперов стали сводить в отделения и взвода, давая, таким образом, им хорошую возможность не только делиться опытом, но и организовать лучший полевой быт, нежели тот, который был у обычных солдат. Наиболее же квалифицированных снайперов, еще в период битвы за Сталинград, в армиях стали сводить в отдельные истребительные отряды, задачи которым ставил непосредственно штаб армии. Такие снайперские пары в основном вели контрснайперскую работу на участках фронта, где отмечалась повышенная работа немецких снайперов.
  - Товарищ командир, - с места встал матрос Сидоренко. - Разрешите вопрос?
  - Задавай.
  - А почему именно парами? Одному же легче спрятаться.
  - Вопрос справедливый и своевременный. Отвечаю: требование действовать вдвоём, было наработано практикой, неоправданно пролитой кровью и длительными размышлениями наиболее толковых снайперов в холодных землянках во время ночных затиший. Кстати, именно в развалинах Сталинграда, фактически зародилась отечественная снайперская школа - основа которой как раз и состояла в действиях парой. В таком случае один из снайперов выступал в роли наблюдателя и в дополнение прикрывал тылы, а второй действовал в качестве снайпера-истребителя, который занимался непосредственно уничтожением живой силы врага. У снайпера-наблюдателя помимо винтовки могли быть с собой бинокль, стереотруба, перископ разведчика, а так же, в качестве оружия ближнего боя, автомат ППШ или ППС. После войны на какое-то время в организационном смысле это требование - действовать парой - было забыто, но сейчас всё вернулось на круги своя. Ответил достаточно?
  - Так точно, - кивнул Сидоренко.
  - Садитесь! - разрешил Паша и продолжил: - В начале войны появилась Школа отличных стрелков снайперской подготовки, в 1942 году в Подмосковье открылась Школа инструкторов-снайперов высшей квалификации, а в 1943 году появилась Центральная школа снайперов, в которой курсантов обучали от трех месяцев до полугода. При ней же, кстати, была открыта Центральная женская школа снайперской подготовки, которая подготовила 1885 снайперов-девушек, до конца войны уничтоживших три вражеские дивизии. Во всех тыловых военных округах, на всех фронтах действовали курсы по подготовке снайперов, а гражданских, без отрыва от производства, обучали снайперской стрельбе органы "Всевобуча". В НКВД существовала практика "боевых стажировок", когда из частей, расположенных в тыловых районах страны, в действующую армию на несколько недель выезжали группы снайперов - там они "подтверждали квалификацию" и уезжали обратно с неплохими цифрами личного счета. В итоге НКВД, практически без потерь, получал вполне квалифицированных специалистов снайперского искусства. В итоге с точки зрения снайперского мастерства СССР ушел далеко вперед от всех остальных участников Великой Отечественной войны. Одна простая цифра - 428 335. Это столько отличных стрелков было подготовлено на различных курсах снайперской подготовки за весь период Великой Отечественной войны. И еще одна цифра - 9534. Такое количество снайперов за этот период получили высшую снайперскую квалификацию. Не удивительно, что рейтинг советских снайперов кратно превосходил результаты работы снайперов противника и антигитлеровской коалиции. 36 советских снайперов за годы войны уничтожили более чем по двести солдат и офицеров противника, 25 снайперов поразили более чем по 300 живых целей, 17 снайперов имели "настрел" в более чем по четыреста врагов, восемь снайперов настреляли по полтыще и более. Подобного мастерства не удалось достичь ни одной армии мира. 87 снайперов стали Героями Советского Союза, 39 стали полными кавалерами ордена Славы, а Николай Галушкин и Максим Пассар были удостоен звания Героя России. Кроме того, существующая в Красной Армии система учета боевой работы снайперов строилась на перекрестном подтверждении факта попадания, что во многих случаях сильно занижало действительный "настрел" - ведь не всегда офицер на переднем крае мог видеть результат выстрела, действующей на его участке снайперской пары. Неподтвержденные попадания нашим снайперам в зачёт не шли. В то же самое время в Германской и Финской армиях строгие подтверждения для снайперов не требовались, и фактически они могли записывать себе любой результат. Что очень легко потом было опровергнуто после войны, когда удалось сопоставить боевые донесения сторон на конкретных участках фронта. Во время Великой Отечественной войны были и уникальные выстрелы. В разное время снайперы Семён Номоконов и Евгений Николаев смогли на переднем крае ликвидировать фашистских генералов, прибывших в передовые окопы на рекогносцировочные работы. В обоих случаях это приводило к переносу сроков начала наступательных действий немецкой армии на данных участках фронта. Это к слову о значимости одного-единственного точного выстрела. Если говорить о других достижениях, то я упомяну Николая Красношапкина, который в августе 1942 года при отражении атаки в одном бою уничтожил 39 фашистов - и, к сожалению, в тот же день погиб. Снайпер Василий Голосов за время войны отправил на тот свет 70 снайперов врага, став, таким образом, лучшим контрснайпером войны, а всего он уничтожил 422 фашиста. Была своя героиня и среди женщин - 309 гитлеровцев, в том числе 36 снайперов, смогла уничтожить Людмила Павлюченко. Придавая огромное значение снайперскому движению, в июле 1943 года Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин принимал в Кремле лучших армейских снайперов, прибывших в его кабинет сразу с передовой. С ними обсуждался вопрос по улучшению качества боевой подготовки и разработке новых тактических приёмов - и результаты этой встречи так же легли в основу многих руководящих документов. Сразу после войны последовала череда реорганизаций армии: стрелковые дивизии стали механизированными и мотострелковыми, наполненность войск боевой техникой задвинула снайперов на десятый план, и вскоре про них натурально забыли - отдав предпочтение "Градам", "Рапирам" и "Малюткам". Окружные снайперские школы закрылись еще в год окончания войны, а в войсках снайпера были равномерно распределены по взводам - из-за чего на качественном обучении был поставлен жирный крест. Принятие на вооружение самозарядной снайперской винтовки СВД с прекрасным по тем временам четырехкратным оптическим прицелом ПСО-1 окончательно поставило советского снайпера в положение "хорошего стрелка", и не более. Единичные владельцы снайперской винтовки Мосина еще могли условно называться снайперами, но их звезда уже неумолимо закатывалась - это оружие снималось с вооружения. Переоценить роль снайпера на поле боя оказалось под силу только новой войне, которую Советский Союз вёл в Афганистане, в том числе силами малых подразделений спецназа, где точный выстрел стал определяющим залогом успеха в засадных действиях. В учебных центрах возродилась подготовка снайперов, но в силу ряда причин, эффективная дальность выстрела не превышала 800 метров у наиболее подготовленных бойцов. Нужен был методический, организационный и технологический прорыв. И этот прорыв случился, когда в Вооруженных Силах России произошло три взаимоувязанных события: была сформирована современная снайперская школа сначала в Подмосковье, а затем и во всех четырех военных округах; снайпера в боевых бригадах были сведены в отдельные роты; на вооружение снайперов стало приниматься новое оружие, в том числе иностранное - способное дотянуться до врага на полтора и более километров. Скоро и мы получим новые австрийские винтовки, а кто-то из вас пройдет обучение для их использования. В 2011 году на основании принятой еще при прошлом министре обороны Концепции подготовки снайперов, в армейских и флотских боевых подразделениях произошли серьезные организационные изменения, которые, по замыслу Генерального Штаба, должны были значительно повысить уровень мастерства и боевую эффективность снайперских пар. Все снайпера мотострелковых, танковых, десантных, спецназовских и морпеховских бригад и полков были сведены в отдельные стрелковые роты, ставшие базовой основой для боевой подготовки и ежедневной служебной деятельности лучших стрелков боевых соединений. Раньше по штату в каждом взводе был снайпер, вооруженный винтовкой Драгунова. Соответственно, в роте таковых было три, в батальоне - девять, в полку - двадцать семь. Такой организационный подход таил в себе один огромный изъян, который перечеркивал все преимущества: учеба снайперов возлагалась на их командиров взводов, которые далеко не всегда имели не то, чтобы хорошее знание вопроса, но и правильное представление о задачах снайперов на поле боя и возможностях их оружия. По факту командиры взводов не имели ни времени, ни желания обучать своего снайпера, отрывая себя от более глобальных проблем. Для каждого командира взвода Советской, а потом и Российской Армии главным было внимание к технике, имеющейся на вооружении взвода, и такой узкий специалист, как снайпер, в итоге получал заслуженное внимание лишь в исключительных случаях, вероятность наступления которых бесконечно стремилась к нулю. Теперь всё изменилось: снайпера сведены в роты, где можно наладить централизованное обучение и накопить подготовленные кадры. Вот, собственно, и весь экскурс в историю. Вопросы?
  Матросы зашумели, начали что-то обсуждать, и Паша даже не окрикнул их, призывая к тишине - дал время и возможность высказаться.
  - Товарищ командир, - снова поднялся Сидоренко. - А какой настрел имеют снайпера, которые воевали в Афганистане, Чечне, на Донбассе и в Сирии?
  - С какой целью интересуетесь? - улыбнулся Паша. - Сроки давности по многим событиям еще не прошли...
  - Исключительно в целях личной заинтересованности, - не моргнув глазом, нагло ответил матрос. - Что бы знать, к чему стремиться!
  - В "студенческом строительном отряде" есть несколько снайперов, у которых личный счет превышает сотню. Надо понимать, что мы не воюем сейчас в условиях такой массовости, какая была во время Великой Отечественной войны, и поэтому таких цифр, как прежде, сейчас нет. В частности, в нашем соединении, во время Первой войны, проходил службу офицер, который во время новогодних боёв, уничтожил тринадцать снайперов противника, и даже был представлен к званию Героя России... но звания этого, по ряду причин, он так и не получил.
  Матрос кивнул и сел. Паша встал со стула, прошел перед подчиненными туда-сюда, потом посмотрел на Сидоренко и сказал, будто обращаясь к нему:
  - Перейдем ближе к делу. Кто скажет, на какую дальность работал Василий Зайцев?
  Шабалин увидел несколько заинтересованных взглядов, но ему никто не ответил. Сидоренко пожал плечами.
  - Если никто не знает, то я вам доведу: Василий Зайцев работал в городских условиях, и в среднем дальность его выстрела не превышала трехсот метров. Для себя вы должны запомнить эту дальность, потому что для вас это будет дальность, начиная с которой вы должны работать. Ближе никак нельзя - очень велика вероятность обнаружения позиции после первого же выстрела. В идеале из снайперской винтовки СВДС к концу службы вы должны будете одним выстрелом уверенно поражать головную фигуру на дальность в пятьсот метров. Кто-то достигнет еще лучших результатов, и будет поражать гонг на семьсот метров. Но я вас попрошу запомнить - снайперами вы от этого не станете. Вы будете просто очень хорошими стрелками. В американской армии есть даже специальное для этого определение - "шарпшутер" - меткий стрелок. Настоящими снайперами вы станете только тогда, когда пройдете курсы подготовки в Окружной или Центральной снайперских школах. Но для этого вам нужно будет остаться служить в роте по контракту.
  - У-у... - прогудел кто-то.
  - Для себя вы правильно должны это уяснить - предстоящий год службы будет для вас экзаменом на зрелость, а по истечению этого года вы уж сами решите, стоит оставаться служить по контракту и стать настоящим снайпером, или уйти в запас и забыть эту науку.
  Матросы молчали.
  - А наука эта очень сложная, - продолжил Паша. - Наверняка никто из вас понятия не имеет, что такое превышение траектории, угол места цели, табличная температура, упреждение, снос, деривация, средняя точка попаданий, угловая минута, малые и большие деления угломера, формула тысячной, синусы и косинусы... в обычной жизни эти понятия практически не применяются, но без них не может нормально действовать ни один снайпер. Это всё вам необходимо будет познать и понять. А для этого вам придется вспоминать математику и геометрию, механику и динамику.
  - Ого, - вырвалось у кого-то.
  Паша усмехнулся:
  - Надеюсь, среди вас я не встречу жертв ЕГЭ, которые не смогут вспомнить, что такое синус.
  Шабалин осмотрел подчиненных, встречая улыбки, одобряющие его остроумную шутку. Своим жестким поведением и справедливыми требованиями он быстро добился от матросов беспрекословного подчинения и уважения, тем не менее, всегда во взаимоотношениях с ними Шабалин оставлял место незлому армейскому юмору.
  - Итак, - сказал Паша. - Основа всего снайперского мастерства - это правильное понимание траектории полета пули. Может быть, для вас будет удивительно, но пуля не летит по прямой линии, как это представляется нормальному человеку. А летит пуля по дуге, которая и называется траекторией полета. Надеюсь, каждый из вас кидал камни на большую дальность? Вспомните - камень всегда поднимается вначале вверх, а потом спускается вниз, до встречи с землей - описывая дугу. С пулей всё обстоит точно так же. Конечно, высоко в небо, как камень, пуля не поднимается, но если взять табличные данные по превышению траектории, то мы увидим, что при стрельбе на один километр вершина траектории будет находиться на расстоянии шестьсот метров от стрелка, а пуля при этом наберет высоту пять с половиной метров над линией прицеливания. Если на линии прицеливания будет стоять человек, то он не пострадает - пуля пройдет высоко над его головой. Этот случай справедлив при условии, что мы целимся в человека прицелом, установленным на тысячу метров - на маховичке прицела он обозначен цифрой десять. Установка такого прицела придаёт стволу небольшой угол возвышения - достаточный для того, чтобы забросить пулю на необходимую дальность. Что нужно сделать, чтобы пуля все-таки попала в человека на дальности шестьсот метров?
  Шабалин окинул взглядом подчиненных, пытаясь понять, насколько они смогли осознать то, что он только что сейчас произнёс.
  - Разрешите? - с места встал недавний полигонный страдалец. - Товарищ командир, думаю, что добиться попадания можно, если установить маховичок прицела на шесть - то есть на шестьсот метров. Угол ствола станет меньше, и траектория полета пули будет ниже. И на дальности шестьсот метров пуля как раз опустится на линию прицеливания и попадет точно в цель.
  - Браво, - сказал Шабалин. - Именно это и произойдет. И теперь делаем первый вывод - правильное понимание траектории полета пули даёт снайперу правильное понимание того, куда она упадет на заданной дальности при определенных установках прицела. Это понятно, или снова повторить?
  Матросы одобрительно загудели, мол, ясно, товарищ командир, валяйте дальше.
  - А из этого делаем второй вывод: самый главный навык, которым должен обладать снайпер, какой?
  Матросы неуверенно молчали, хотя было видно, что многие из них уже пытались сформулировать правильный ответ. Тут снова встал Сидоренко:
  - Разрешите, товарищ командир? Самый главный навык для снайпера - это умение правильно определять расстояние до цели, чтобы правильно установить прицел, и чтобы траектория полета пули на конечном участке правильно совпала с точкой прицеливания!
  Матрос, не ожидая разрешения, сияя и торжествуя, сел на своё место.
  - Лучше и не скажешь, - улыбнулся Паша. - А теперь открываем тетради и записываем тему занятий: способы определения дальности. И снова вопрос: кто какие знает способы определения дальности? Сидоренко молчать!
  Матрос дёрнулся, напрягся и чуть заметно улыбнулся - он понял, что такая команда резко возвысила его авторитет, как среди сослуживцев, так и среди командиров. Теперь ротный знал, что матрос Сидоренко обладает определенными специальными знаниями, которые он приобрел в гражданской жизни невесть каким способом.
  - Разрешите? - с места встал матрос и представился: - Матрос Сергушов. Товарищ старший лейтенант, я читал, что расстояние можно определять с помощью глазомера. Например, рамы окна видны на дальности до километра, а черты лица до ста метров.
  - Согласен, есть такой способ, но такое определение дальности очень не точно, и скорее всего, приведет к промаху, - сказал Паша.
  - Еще можно, - сказал Сергушов. - Если, например, в сторону врага протянута линия электропередач, измерить расстояние между столбами, и потом считать, сколько столбов до врага.
  - Тоже хорошо, и даже точнее. Но мы не всегда можем воевать вдоль линий электропередач. Обычно бой проходит на пересеченной местности, и часто - в отсутствии хорошо видимых неразрушаемых ориентиров. Кто еще может высказаться?
  Остальные молчали, но интерес в их глазах читался очень ясно.
  - Всех вас я отобрал в роту только потому, что посчитал каждого из вас не только физически подготовленными людьми, но и толковыми, образованными и сообразительными кандидатами в снайпера. Поэтому сейчас мы поговорим о том, о чем не говорят с матросами-срочниками в десантно-штурмовом или разведывательном батальонах бригады. Мы поговорим о геометрии. Итак, про определение дальности: с некоторой долей погрешности и наличием времени, определить дальность до цели, или до ориентиров, можно при помощи теоремы синусов...
  Паша на миг прервал свой монолог и снова оценивающе посмотрел на подчиненных. Практически все напряженно внимали голосу командира, проявляя на своих мальчишеских лицах неподдельный интерес. Шабалин не увидел внимания только у двух родственников командования военного округа, что, впрочем, он считал вполне ожидаемым событием. Всего двое, кто не готов по-настоящему изучать специальность снайпера - это замечательный показатель. В других подразделениях бригады было много выходцев со специфичных регионов, которые приносили с собой укоренившиеся предрассудки или религиозные перегибы, которые самым отрицательным образом влияли на способность таких новобранцев освоить предлагаемую им специальность. С предрассудками и перегибами командование бригады старательно боролось не покладая рук, но слов из песни не выбросишь - обучаемость этих бойцов была крайне низкая. Отдать должное, в противовес куцому кругозору и слабым общеобразовательным знаниям, такие специфичные выходцы были хорошо подготовлены физически, в подавляющем своём большинстве владели приёмами борьбы, отчего повсеместно занимали должности, требующие силы, а не ума. Всему же есть своё применение! А вот в снайперской роте первостепенным фактором всё же был ум - ибо дело снайпера не кирпичи колотить, а думать, быстро решать огневые задачи, обладать выдержкой - в противовес той национальной импульсивности, демонстрируемой большинством выходцев из тех самых специфичных регионов.
  Кроме того, при формировании стрелковых рот снайперов в Российской армии неукоснительно соблюдается принцип "не навреди", согласно которому призывники из регионов, исповедующих радикальные формы религии, практически не имеют никаких шансов пройти обучение снайперскому искусству. К слову сказать, такой же негласный запрет действует и на некоторые другие воинские специальности, например операторов ПТУР и ПЗРК. По мнению госбезопасности, такая постановка вопроса определенным образом снижает боевой потенциал зарубежных боевых радикальных организаций (с которыми Россия ведет безжалостную войну "на дальних подступах"), куда зачастую уезжают воевать российские граждане, вставшие на путь религиозного радикализма. Значительная их часть представлена религиозной молодежью, ранее отслужившей в Российской армии, но в силу нежелания или неумения честно трудиться, не нашедшей себе применения в родных краях. Таковых в роте Шабалина не было, а значит, не было проблем с дисциплиной, каковые периодически обрушивались на головы комбатов линейных батальонов.
  Можно сказать, что перед Пашей сейчас сидели представители морпеховской интеллигенции...
  - Итак, теорема синусов, - Паша взял фломастер и начал рисовать треугольник на офисной доске, укрепленной на стене. - Находясь на наблюдательном пункте "А", прежде чем определять дальность до ориентира "Б", вам необходимо визуально отметить доступную точку "В" на своей территории, расположенную на некотором удалении от вас. Метров сто будет достаточно. Используя компас, или обычный транспортир, вы замеряете угол, который образуется между ориентиром "Б", вами и намеченной точкой "В" на своей территории. Затем переходите на точку "В", с которой замеряете угол, образованный между прежним местом измерения "А", вами и ориентиром "Б". В итоге мы имеем два угла и базу между ними. Сумма углов треугольника составляет 180 градусов, от которых мы отнимаем уже имеющиеся углы и получаем угол, который образуется между точками наблюдения и ориентиром. База, то есть, расстояние между точками наблюдения "А" и "В", нам известна. По таблице синусов находим значения углов. Теперь применяем теорему синусов, согласно которой расстояние от первой точки наблюдения "А" до ориентира "Б" будет равна результату деления базы на синус угла ориентира, помноженному на синус угла второй точки наблюдения "В".
  Шабалин закончил выводить формулу и повернулся. Военная молодежь смотрела на него с восторгом - такой эффект Паша встречал не раз, когда на деле показывал недавним выпускникам общеобразовательных школ и высших учебных заведений, что синусы и геометрия вообще, всё же имеют в жизни практическое применение.
  - Потрясающе, - вдруг сказал матрос Сергушов. - Никогда бы не подумал...
  

Оценка: 9.15*23  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018