ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Деривация. Часть 3

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.64*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ждут нас великие дела...

  ГЛАВА 3
  
  - Знаешь, где я живу?
  Голос в трубке явно уже утратил значительную часть трезвости, но всё еще был твёрд и настойчив в своих намерениях.
  - Так точно, - отозвался Паша, сбрасывая с себя остатки сна.
  - Через двадцать минут у меня. Разговор есть. Время пошло.
  Паша отключился и нащупал выключатель торшера. Настенные часы показывали два часа ночи, и хотя в трубке прозвучал далеко не приказ, но и просьбой, которой можно пренебречь, считать это тоже было нельзя. Шабалин быстро оделся - во что попалось под руку, и накинув бушлат, вышел из квартиры. Однако, что-то вспомнив, замер на миг, потом вернулся в квартиру и посмотрелся в зеркало - возвращаться было дурной приметой, и мама всегда говорила, что в таком случае нужно обязательно поглядеть на себя в зеркало и улыбнуться.
  - Ыыы... - Паша улыбнулся, отмечая суточную небритость лица.
  Початая бутылка коньяка, подаренная "казачьим генералом", перекочевала из холодильника в карман бушлата, и только после этого Паша окончательно вышел из дому. Пройти нужно было два подъезда - сквозь свистящий, пронизывающий до костей, обжигающий ветер, несущий лёгкую позёмку. В подъезде Паша стряхнул с воротника снежинки, и по лестнице поднялся на шестой этаж. Дверь нужной квартиры была заблаговременно приоткрыта, и Паша, набравшись храбрости, шагнул за порог.
  - Товарищ полковник...
  - Пришел? На кухню проходи, - из глубины квартиры раздался хриплый голос.
  Паша разулся, повесил бушлат на вешалку и прошел на кухню. За столом, одетый в трико и тельняшку, сидел на деревянном табурете заместитель командира бригады подполковник Валера Федяев. Он был уже хорошо пьян, на столе стояло несколько тарелок с остатками салатов, нарезанной колбасы, красной рыбы и хлеба. Под столом стояло четыре пустые бутылки водки, что свидетельствовало об отбушевавшей здесь вечерней пьянке. Очевидно, что Валере немного не хватило, и после ухода своих гостей, он решил добрать требуемое, а заодно поговорить за жизнь с командиром снайперской роты.
  - Здравия желаю, - сказал Паша.
  - Присаживайся, - кивнул Валера. - Принёс?
  - Коньяк...
  Паша протянул Валере бутылку, хваля себя за догадливость. Валера подставил к нему ближе две рюмки, и Паша налил по полной.
  - Подняли, - предложил подполковник.
  Паша взял рюмку двумя пальцами и поднял на уровень подбородка.
  - За что пьём? - спросил он.
  - Ты знаешь, почему я такой пьяный? - спросил Федяев, качнув рукой так, что чуть не выплеснул содержимое рюмки.
  - Никак нет, - мотнул головой Шабалин.
  - Вчера в Сирии погиб мой однокашник, вместе училище закончили... там он был советником в танковой бригаде, фактически руководил этой частью... полевой пункт управления, где он находился, попал под обстрел. Прямо на них упал баллон со взрывчаткой. Порвало в клочья. Даже хоронить нечего.
  Паша уже был наслышан про применяемые в Сирии так называемые баллономёты, с помощью которых антиправительственные силы вели огонь газовыми баллонами, заполненными взрывчаткой и оснащенные примитивными взрывателями. Такой баллон при взрыве имел огромную разрушительную силу, что в условиях городских боёв влекло очень тяжелые последствия. Паша встал, Федяев тоже поднялся и они молча, не чокаясь, выпили. Поковыряв вилкой в салате, Федяев посмотрел на Шабалина.
  - Я тебя сюда пригласил для того, чтобы рассказать, куда тебе предстоит ехать...
  - Про Сирию? - спросил Паша.
  - На Донбассе, в период основных боёв, - сказал Валера, проигнорировал вопрос собеседника, - имел место случай массовой гибели сразу трех снайперских пар. Снайпера были не войсковые, а спецы - "солнышки" и "кубинцы". Очень опытные парни. С очень большим настрелом. Но все они погибли. Их внезапно накрывали огнём миномётов и АГС. Причем накрывали точечно, четко зная, где они находятся. Я лично одну такую пару вытаскивал. Вернее то, что от них осталось. Мы полгода не могли понять, как такие опытные снайпера давали себя обнаружить...
  Валера ненадолго замолчал, роясь в своём смартфоне. Паша осмотрелся - он знал, что супруга с детьми уже уехала к новому месту службы Федяева - в Мурманскую область. И сейчас Валера свои последние дни в этой должности предавался мужским посиделкам, четко зная, что такой возможности уже больше никогда не будет. Среди офицеров бригады морской пехоты он пользовался непререкаемым авторитетом, за участие в боевых действиях был награжден несколькими боевыми орденами и медалями, и что было особенно важно, свой накопленный боевой опыт старательно передавал молодому поколению. Валера практически не вылезал с полигонов бригады, одним своим присутствием создавая там обстановку, близкую к боевой - что самым лучшим образом отражалось на уровне боевой подготовки морских пехотинцев. Отношение к нему со стороны офицеров было сложное - он не терпел слабодушие, и всеми силами старался искоренять в людях пороки и недостатки, которые, по его мнению, могли способствовать разложению моральных основ российского офицера. Под его чутким руководством расхлябанность и безответственность улетучивалась из людей очень быстро.
  - Вот, смотри, - Валера протянул телефон. - Смотри!
  Паша увидел фото, где на плащ-палатке было разложено какое-то помятое радиоэлектронное оборудование - несколько блоков в защитной раскраске.
  - Что это?
  - Станция радиотехнической разведки переднего края, - пояснил Валера. - Американского производства. Состоит на вооружении армии США, некоторых армий стран НАТО, есть на Ближнем Востоке. В комплект комплекса входит три приёмника, которые расставляются по фронту в один километр. На дальность порядка восемьсот метров этот комплекс гарантированно обнаруживает наличие любых радиоэлектронных устройств - всех вот этих вот ваших радиостанций, приборов ночного видения, тепловизоров, телефонов, планшетов, ноутбуков, навигаторов, электронных наручных часов, лазерных дальномеров, я уже не говорю про носимые каждым бойцом элементы "Стрельца". В общем, всего того, что имеет хотя бы малейшее электромагнитное поле. Точность определения координат - две угловые минуты по фронту и два-три метра в глубину. Этой точности, как ты понимаешь, вполне достаточно для нанесения миномётного удара. Вместе со станцией мы тогда захватили штатовского инструктора, годного для допроса, вот он и поведал нам о назначении комплекса, и обо всех обнаружениях целей, которые он передавал на огневые позиции. Всё состыковалось до мелочей.
  Паша приблизил фото, но что-либо рассмотреть, кроме обломков электронных плат, да вмятин на корпусах блоков, ему больше не удалось.
  - Шабалин, - Валера повысил голос. - Ты меня услышал?
  - Так точно, товарищ полковник, - быстро ответил Паша, возвращая ему телефон. - Я всё услышал.
  - Через несколько месяцев тебе предстоит воевать против сильного и технологически очень совершенного врага. Ты не думай, что будет легко. Снайперская рота северян вон, вернулась на днях с войны. С пятьсот сорока восьмью подтвержденными попаданиями. Меньше десяти ни один из снайперов не отработал. Ходят все важные. Носы задрали, мол, супермены, да и только! Ничего, я сейчас приеду и спесь им быстро собью. Напомню, что им просто повезло - против обычных крестьян воевали. Как в тире эту душманскую босоту расстреливали - ничего сложного, да и головами своими практически не рисковали - практически во всех случаях стрельбу вели поверх боевых порядков сирийских подразделений. Если бы против них "блэкуотер", "сасовцы" или "зеленые береты" вышли - несдобровать было бы. А они там есть. Вон, с пятой бригады снайпера ракетой убили - кто пускал "Джавелин"? Мы считаем, что его американцы отработали. Разведка фиксирует их пребывание на территории Сирии, и не только в районах, контролируемых коалицией, но и в составе террористических группировок. Поэтому, Паша... - Валера зафиксировал свой взгляд, и Паша понял, что количество выпитого сейчас не имело никакого значения - взгляд Федяева был строг и тверд, как всегда, - ты должен сделать из этого правильные выводы!
  - Я сделаю, - кивнул Шабалин.
  - Сделай их сейчас. А то вернёшься домой без головы.
  - Я буду учитывать наличие у врага таких станций.
  - Этого мало, - мотнул головой Валера. - У пары, находящейся на переднем крае, не должно быть с собой ничего электронного или излучающего.
  - Товарищ полковник, - запротестовал Паша. - А как же поправки считать? Вон, у всех моих контрактников и офицеров в смартфонах программа "Стрелок+" стоит... я думаю, что выход на позицию без калькулятора - это уже перегиб.
  - Перегиб? Шабалин, хочешь выжить на войне - забудь это слово! А как раньше люди данные для стрельбы считали? Во время войны не было смартфонов, в Афганистане и Чечне - тоже их не было. Всё в голове считали. В блокнотик записывали. Умножали столбиком. Синусы по таблице смотрели или по логарифмической линейке рассчитывали. Это сейчас вы все радостные ходите, понаставили программ разных на смартфоны, и думаете, что всё у вас прекрасно. А если смартфон отключится, а? Что тогда? Если у него просто батарейка сядет? Всё что ли? Снайперская пара обезврежена? Не должно так быть, Паша. Каждый твой снайпер должен уметь все вычисления в голове делать - только тогда станции вот эти, американские, безвредны для вас будут. Только тогда ты сможешь потерь напрасных избежать. Пойми это раз, и навсегда! И сделай из этого правильные выводы.
  - Я понял, - кивнул Паша. - Будем учиться.
  - Если понял, тогда налей.
  Шабалин налил. Они чокнулись и выпили.
  - Кстати... - Федяев снова достал телефон. - Запиши номерок...
  Паша достал свой телефон. Валера продиктовал цифры и пояснил:
  - Завтра позвони по этому номеру, скажи, что от меня, представься и обсуди с ним вопрос приобретения на роту тактических глушителей для своих винтовок. Зовут его Денис, или коротко - Дыня. Он в своём гараже, в Краснодаре, для всей армии глушители точит. Фэбосы его периодически принимают, но потом им звонит какой-нибудь командующий округом или флотом, интересуется, как снайпера в Сирии будут давать результат без тактических глушителей. Еще спрашивает, не у Дыни ли делали свои глушители региональные отряды спецназа ФСБ, после чего чекисты извиняются, ломают уголовное дело, Дыню отпускают, возвращая весь изъятый производственный задел - не находя в нём уголовных деяний.
  - Глушитель на СВД? - с удивлением спросил Паша. - Зачем?
  - Да, - кивнул Валера. - Глушитель на СВД!
  - Под глушитель нужен специальный патрон... да и дальность стрельбы снижается...
  - Это под нормальный глушитель нужен специальный патрон, а под тактический ничего не надо. Стреляешь обычными боеприпасами. Тактический глушитель на баллистику пули не влияет, но тридцать-сорок процентов звука снимает. По громкости выстрел из СВД с тактическим глушителем примерно как выстрел из пистолета Макарова.
  - И что даст такое слабое глушение?
  - Невидимость.
  - В смысле?
  - На поле боя источник звука выстрела ты определяешь на слух с точностью до тридцати пяти градусов - а потом в этом секторе уже в бинокль или прицел находишь сам источник звука. Выстрел с тактическим глушителем размывается до ста восьмидесяти градусов, в итоге ты можешь только определить сторону, с какой стреляли - спереди или сзади. Не более. Представь, насколько это позволяет действовать более скрытно! В Сирии сейчас практически все снайперские подразделения перешли на стрельбу с тактическими глушителями.
  Паша слышал, что снайпера "студенческого строительного отряда" за свои деньги покупают и ставят на штатное оружие тактические глушители, но особо значения этому не придавал, считая это какой-то бравадой со стороны высококвалифицированных специалистов. Но сейчас, слушая заместителя комбрига, он вдруг заинтересовался этой темой.
  - Сколько стоит?
  - Было двенадцать рублей, - ответил Федяев. - Сколько сейчас - не знаю. Завтра поинтересуешься. Только не забудь про разницу во времени - звони ему в конце рабочего дня. И проведи среди своих офицеров и контрактников разъяснительную работу - чтобы тоже заказали себе глушители. Не пожалеете.
  - Хорошо, - кивнул Паша.
  - Всё, - хозяин квартиры встал. - Иди домой. Поздно уже. А мне не выспавшиеся офицеры на службе не нужны.
  Паша поднялся и направился в прихожую - обуваться и одеваться. Валера встал в пороге кухни, и когда Паша обулся, сказал:
  - Я верю, что ты сможешь выполнить свою работу. Но чтобы ты вернулся обратно живым, ты должен не только уметь стрелять, но и знать возможности врага. И это... сходи в библиотеку части, подними подшивки "Зарубежного военного обозрения" за последние пятнадцать лет - там есть много информации по средствам разведки снайперских позиций. Жаль, что мы игнорируем изучение вражеской техники. Это знание спасло бы много жизней. Всё, иди домой.
  Паша вышел.
  Идя по улице сквозь пронизывающий ветер, Шабалин вдруг подумал, что Федяев мог это фото показать ему в любой другой момент - ведь по службе они пересекались практически ежедневно. Но почему-то подполковник дождался именно такого стечения обстоятельств: прошедшая пьянка, холодный ветер, глубокая ночь. Паша улыбнулся про себя - старый и опытный воин нашел нестандартный способ объяснить своему подчиненному такую простую и одновременно очень сложную вещь. Объяснить так, чтобы это объяснение можно было запомнить сразу по нескольким ассоциациям - что гарантировало глубокое отложение этой информации в самые надежные уголки памяти.
  
  ***
  - Ноги развёл! - Шабалин пнул по бертцу лежащего на плащ-палатке молодого снайпера. Матрос громко ойкнул, но, поворочавшись, шире развёл ноги, но всё равно как-то криво, что совсем не нравилось ротному.
  - Внимание! - Паша обернулся к десятку снайперов, стоящих метрах в пяти за огневой позицией в ожидании своей очереди. - Ноги мы расставляем не потому, что я так захотел, а для создания наиболее устойчивого положения для стрельбы лёжа, при котором выстрел и отдача не изменят вашего первоначального положения, и вы сможете, если того потребует обстановка, тут же произвести второй прицельный выстрел. Ясно?
  - Так точно, - отозвались все, включая и матроса, лежащего на огневой позиции.
  - Если стреляете с правой руки, то правая нога должна быть зримым продолжением прямой линии ствола винтовки. Соответственно - если с левой руки, то винтовка должна располагаться на одной линии с левой ногой. Стреляющий - встать!
  Снайпер встал, отряхнув с белого маскхалата грязную полигонную пыль.
  - Винтовку! - Шабалин протянул руку и, получив оружие, сам лёг на плащ-палатку.
  Приняв удобное положение и уперев цевьё винтовки на лежащий перед ним вещмешок, приложился к оружию.
  - При таком расположении тело человека образует треугольную основу, на вершине которого находятся локти, а по сторонам - подошвы ног. Ноги в данном случае выполняют ту же самую роль, какую выполняют станины артиллерийского орудия - обеспечивают упор при отдаче.
  Паша осмотрел мишенное поле. Снайпер выполнял упражнение на сто метров, и можно было бы, конечно, выстрелить по подготовленным мишеням, которых было множество на этом рубеже, но осязаемого эффекта это не дало бы, поэтому он перевел взгляд дальше. На пятистах метрах на специальной металлической конструкции висел на цепях верхний люк от БТР, и Паша, выставив прицел на эту дальность, произвел выстрел. Погода была безветренной, поэтому пуля пришла точно в люк без всяких поправок. Спустя несколько мгновений донёсся звонкий шлепок пули о броневой люк.
  - Ясно? - спросил Паша.
  - Так точно! - отозвалось несколько человек.
  - В идеале вы все должны уметь на такую дальность поражать грудную фигуру.
  Молодые снайпера радостно переминались с ноги на ногу, вполголоса обсуждая открывающиеся перед ними перспективы. Контрактники свысока смотрели на молодняк. Командиры взводов не проявили никакой реакции.
  Вернувшись из полигона в расположение, ротный организовал чистку оружия, а взводных командиров собрал в кабинете ротной канцелярии.
  - Ночью мне звонил Федяев, позвал к себе, долго говорили под казачий коньячок. Он показал мне фото американской станции радиотехнической разведки, с помощью которой на Донбассе та сторона вскрывала наличие на переднем крае хорошо замаскированных наших снайперов. Это когда "солнышки" погибли, помните, суета была. В общем, такие станции обнаруживают любое радиоэлектронное устройство, которое может быть с собой у снайперской пары. Даже смартфоны с баллистическим калькулятором. Короче, давайте думать, как воевать будем без калькуляторов.
  Какое-то время офицеры молчали, потом стали спорить - одни доказывали, что это невозможно, что трудно поверить в то, что чуткость станции позволяет засечь слабое поле смартфона, другие напирали на то, что было бы неплохо подстраховаться и в своей работе учитывать возможность такого способа обнаружения пары находящейся на огневой позиции. Мнения хоть и разделились, но все сходились в одном - нужно что-то делать, так как проблема есть, и её нужно решать.
  - Кузьмичев сделал себе вроде блокнота, где у него все данные для стрельбы внесены, - сказал Миша Хвостов. - Он у нас воин старый, всю Чечню прошел, давайте его послушаем.
  - Позови, - кивнул ротный.
  Хвостов приоткрыл дверь канцелярии и крикнул в расположение:
  - Серёга! Сержант Кузьмичев!
  В канцелярию вошел контрактник - среднего роста, щуплый тридцатилетний снайпер - у которого был самый большой в роте боевой опыт и подтвержденный настрел в дюжину боевиков. Вытирая ветошью руки от оружейной смазки, он встал на пороге:
  - Вызывали?
  - Серый, - ротный позволял себя так называть Кузьмичева, тем самым повышая авторитет сержанта в глазах всей роты. - Что там за блокнот у тебя хитрый?
  - Да не хитрый он, - Сергей вытер руки и теперь комкал тряпку. - Показать?
  - Да.
  - Сейчас, - он выскочил в расположение.
  - Командир, - Хвостов достал из своего командирского планшета фирменный "Блокнот снайпера". - Смотри, что я себе по интернету выписал! Удобная штука.
  "Блокнот снайпера" пошел по рукам, послышались слова одобрения. Шабалин раскрыл его, полистал, посмотрел на Мишу:
  - Похоже, вернёмся к таким блокнотам - выбора у нас особого нет. Я таким пользовался в Солнечногорске, потом оставил его там одному парню из "студенческого строительного отряда". Блокнот хорош при пристрелке оружия, но из практического применения в нём только страница "карточка огня" для нас актуальна. Ну, так что, подаришь? - Паша посмотрел на своего взводника.
  - Никак нет, товарищ старший лейтенант! - запротестовал Миша. - Выписывайте себе из интернета!
  - Жмот, - резюмировал командир.
  - Какой есть, - посыпал голову пеплом взводник.
  - Вот, - в пороге появился контрактник.
  Он держал в руках свой "блокнот", который представлял собой набор из десятка страниц, выполненных из тонкого оргстекла, куда были наклеены различные таблицы с готовыми данными на типовые условия стрельбы. Каждая страница была тщательно заклеена широким скотчем, а два стальных кольца, продетые через просверленные в оргстекле отверстия, объединяли страницы в подобие блокнота.
  Ротный покрутил в руках творение своего контрактника:
  - Кто идею подсказал?
  - Не помню уже, - пожал тот плечами. - Я еще в Чечне такой для себя делал, потом потерял его. Потом еще один был, тоже где-то посеял. А этот я сделал, когда на учебу в школу снайперов ездил - конечно, особую точность сюда не впишешь заранее, но до восьми сотен метров можно стрелять вполне уверенно. Вот, например, - он взял из рук командир свой блокнот и полистал его: - направление ветра от нуля до девяноста градусов с шагом 15 градусов, а на каждом направлении нанесены квадратики, обозначающие скорость ветра в метрах. Например, четвертый квадратик - это четыре метра в секунду. А в квадратик вписан получаемый снос пули - в сантиметрах и кликах прицела. Очень удобно...
  Паша достал из кармана смартфон, запустил программу "Стрелок+" и проверил некоторые цифры.
  - Всё верно, - кивнул он. - И удобно, и относительно точно. Значит, будем делать подобные блокноты! А ты, Кузьмичев, назначаешься ответственным за блокноты! Будешь у всех проверять правильность заполнения! Даже у офицеров роты! Даже у меня!
  - Есть, - кивнул улыбающийся контрактник и тут же отпустил дерзкую шутку: - Вы у меня попляшете! Буду строг и неподкупен!
  - Это правильно, - рассмеялся ротный.
  
  ***
  - Вот это, - Паша взял со стола небольшой прибор и показал своим бойцам, сидящим стройными рядами на тактико-специальных занятиях: - лазерный дальномер немецкой фирмы Leiсa. Он позволяет измерять дальность до хорошо видимых объектов на расстояние один километр с точностью до одного метра. Принцип измерения дальности у лазерных дальномеров основан на замере времени, которое потратит лазерный луч, добираясь до измеряемого объекта и возвращаясь назад, в приёмное устройство. Дальности в один километр вполне достаточно, чтобы выполнить практически все огневые задачи, которые могут быть поставлены войсковому снайперу на поле боя. Этот прибор я купил за свои кровные, честно заработанные деньги, но в ближайшее время мы ожидаем поступление штатных дальномеров, которые вы будете изучать позже. Вместе с тем мы будем изучать и не инструментальные способы определения дальности. Возвращаясь к прошлому занятию, вспомним решение треугольника, а затем изучим более надежный способ...
  Шабалин быстро нарисовал на доске треугольник, и снайпера погрузились в свои тетради. Вызванные несколько человек вполне уверенно рассказали порядок расчетов, после чего Паша решил перейти к изучению тысячных.
  - В артиллерии, для удобства расчетов, принято измерять углы не градусами, а так называемыми "делениями угломера", которые примерно соответствуют одной шеститысячной доли окружности. В понимании артиллериста окружность любого круга разделена на шесть тысяч отрезков, или дуг, которые и образуют эти шесть тысяч углов, имея центр круга вершиной треугольника. Для чего это надо, спросите вы. Отвечаю: длина дуги, соответствующей одной шеститысячной части окружности равна одной тысячной длины радиуса такого круга. Что это даёт? В этом случае мы получаем некую геометрическую постоянную - так называемую "тысячную", которая неизменна в любых расчетах. Какое из этого может быть практическое использование? Рассказываю: предположим, на дальности сто метров на белой мишени вы наблюдаете черный квадрат, длина сторон которого составляет десять сантиметров. В данном случае мы имеем треугольник, вершиной которого является ваш глаз, а базой - левая и правая сторона квадрата. Ширина базы, как я уже сказал, десять сантиметров, а высота треугольника - сто метров. Десять сантиметров это и есть одна тысячная часть стометровой длины. Так?
  Матросы неуверенно закивали.
  - Идём дальше, - предложил командир роты, завершая на доске рисунок описываемого треугольника. - Теперь самое интересное. Если десять сантиметров на дистанции сто метров наблюдаются нами под углом в одну тысячную, то каковы будут размеры черного квадрата, находящегося от нас на дальности в один километр и так же образующего с вашим глазом угол в одну тысячную дистанции?
  Шабалин замолчал, обводя взглядом своих подчиненных. Мальчишки заулыбались и стали переглядываться - ответ они уже знали, но еще не решались его высказать. Когда-то давно Паша услышал фразу, что снайпер начинается не тогда, когда человек берет в руки снайперскую винтовку и производит из неё первый выстрел. Нет, снайпер начинается именно тогда, когда он озаряется пониманием "тысячной". В этот момент в его роте происходило самое настоящее зарождение снайперов...
  - Товарищ командир, - со стула встал матрос Сидоренко. - Разрешите?
  - Говори.
  - Угол в одну тысячную на дистанции один километр составит один метр - как одну тысячную долю километра.
  - Молодец, садись.
  Матрос сел и оборачиваясь на своих товарищей, состроил такое выражение лица, будто он только что открыл закон всемирного тяготения. Рядом сидящие "появившиеся на свет" снайпера некоторое время незлобно буцкали первооткрывателя по спине, но после тяжелого взгляда Шабалина, мгновенно прекратили выражать свой восторг.
  - И что следует из этого вывода? - спросил Паша, но парни молчали. Паша набрал в лёгкие воздуха - сейчас будет такой же эффект, какой был от разъяснения сути синусов и косинусов. - А из этого следует такой вывод: используя "тысячную" как постоянную величину, мы легко можем выполнять действия по измерению расстояния до предметов с известными размерами, или наоборот - зная дальность, можем измерять размеры предметов. Для этого придумана так называемая "формула тысячной", для запоминания которой достаточно запомнить мнемоническое правило - "дунул ветер, тыща улетела". Сейчас объясню подробнее...
  Паша стёр с доски предыдущие рисунки и большими буквами написал формулу тысячной:
  - Дальность ("дунул") равна частному, в котором делимым является Высота объекта ("ветер") умноженная на Тысячу ("тыща"), которая является постоянной величиной, а делителем - количество делений Угломера ("улетела"), которые при наблюдении закрывают наблюдаемый объект. Именно эти деления угломера вы и видите в своих прицелах, а так же в биноклях, стереотрубах, буссолях и перископах разведчика. Нанесённые в оптических приборах угломерные сетки как раз и предназначены для решения задачи по определению дальности до наблюдаемого объекта. Разберем пример. Допустим, вы наблюдаете стоящего человека. Принято считать, что рост человека в среднем равен метр семьдесят. В прибор наблюдения вы его видите хорошо, смотрите через угломерную сетку, в которой он занимает, допустим, пять делений. Дальность равна: метр семьдесят высоты роста человека умножить на тысячу и разделить на пять. Сколько?
  - Триста сорок метров, - ответило сразу несколько голосов.
  - Вижу, сразу всё поняли, - улыбнулся Шабалин.
  Матросы радостно загалдели.
  
  ***
  - Сидоренко, Сергушов! - крикнул Паша на всё расположение, входя вечером в казарму. - Сюда идём, оба!
  Матросы, уже расслабленные после ужина и предоставленные сами себе, были в трусах и тапочках - в таком виде и появились перед командиром.
  - Так, форма одежды номер пять, с собой иметь две плащ-палатки, бинокль, тетради, ручки, и пожалуй, Сидоренко, снимай прицел со своей винтовки - тоже пригодится. Выходим через двадцать минут. Время пошло...
  Сидоренко и Сергушов убежали собираться, Паша вскрыл оружейную комнату: Федяев на вечернем совещании предупредил Шабалина о предстоящем получении нового оружия, и Паша решил осмотреться - куда еще можно поставить громоздкие оружейные шкафы-пирамиды. На вооружении роты были винтовки СВД и бесшумные ВСС, а получать предстояло нечто совершенно немыслимое и фантастическое - австрийские "Манлихеры" и кое-что еще, о чем ему даже Федяев пока говорить не решался. По слухам, а ведь Паша, конечно, поддерживал связь с командирами аналогичных снайперских подразделений спецназа, десанта, пехоты и танкистов, речь могла идти о крупнокалиберных винтовках, которые превосходно зарекомендовали себя в Сирии. Сколько предстояло получить винтовок всего, Паша, конечно, не знал. Поэтому решил прикинуть перестановку в "оружейке" с запасом - чтобы максимально уплотнив пирамиды с имеющимися стволами, расчистить как можно больше места для "новобранцев".
  - Разрешите? - на пороге появился одетый Сидоренко.
  - Заходи...
  Матрос взял из пирамиды свою винтовку, расстегнул чехол, надетый на прицел, и отвел зажим "ласточкиного хвоста", снимая ПСО-1 с винтовки.
  - Товарищ командир, а мы куда? - спросил матрос.
  - Повоюем немного, - усмехнулся Паша.
  Вскоре втроём они вышли за пределы части и направились к дому, где жил Шабалин. Там они поднялись на крышу двенадцатиэтажки, где Паша и приказал расстелить плащ-палатки. Все трое легли на них. Здесь, наверху, дул холодный ветер, но все трое его словно не замечали...
  - Представьте, - сказал Паша, - что мы на боевом задании. Наша огневая позиция находится на господствующей высоте, откуда открывается превосходный вид. Что нужно сделать прежде всего? Правильно, нужно определить для себя ориентиры. Ориентиры заносятся в карточку огня, а их координаты передаются старшему командиру - например, для того, чтобы по ним при необходимости, можно было наводить артиллерийский огонь. Ориентиры входят единую систему огня подразделения, в полосе которого снайперская пара выполняет боевую задачу. Требования к ориентирам - они должны быть ясно видимыми и неразрушаемыми. Для вас сделаю подсказку, чтобы вы поняли, о чем я говорю. Первый ориентир - центр перекрестка дорог. Сверху нам он хорошо виден, на карте он тоже обозначен. Следовательно, определить его координаты - проще простого. Разрушить его - невозможно. Теперь определяйте до него дальность.
  Оба снайпера принялись рассматривать перекресток в бинокль и оптический прицел, и вскоре по измеренной высоте прохожих людей и проезжающих машин, доложили:
  - Около пятисот пятидесяти метров.
  - Почти, - кивнул Паша. - Если быть точным - пятьсот двадцать. Хорошо, намечайте второй ориентир.
  Парни долго осматривали окрестности, спорили друг с другом, приводя вполне достойную аргументацию, и вскоре заявили ротному, что вторым ориентиром будет автомобильный мост, проходящий над небольшой речкой в восьмистах метрах от "огневой позиции".
  - Его координаты тоже легко определить, - сказал Сидоренко. - И даже если он будет взорван, река и дорога все равно останутся - их пересечение и есть ориентир.
  - Принимается, - кивнул Паша - ему понравился обстоятельный доклад матроса. - Река, так же как и дорога, являются линейными ориентирами, а пересечение линейных ориентиров - это самый надежный неразрушаемый ориентир, с максимально надежным способом определения его координат. Следовательно, вы все правильно с Сергушовым рассудили. Теперь рисуйте в своих тетрадях карточку огня с данной снайперской позиции.
  Светлого времени суток уже оставалось мало, но Паша особо не торопился - недаром же руководящие документы требуют треть времени, отводимого на боевую подготовку, проводить в условиях ограниченной видимости.
  - Итак, - Паша дождался, когда снайпера составят свои карточки. - Теперь приступаем к элементарным расчетам. Первое - какими установками прицела мы будем стрелять по целям, находящимся у первого ориентира?
  - Прицелом пять, - сказал Сидоренко.
  - Но целиться чуть выше центра груди, - добавил Сергушов. - Дальность немного больше, чем пятьсот, и поэтому пуля ляжет чуть ниже.
  - Хорошо, - кивнул Шабалин. - Второе - справа дует ветер со скоростью четыре метра в секунду!
  - А мы это еще не проходили, - растерянно сказал Сергушов.
  - Не проходили, - подтвердил Паша. - Поэтому отмечайте себе в тетради условия стрельбы: боковой ветер, четыре метра в секунду. Третье - угол места цели. Мы выше ориентиров, и вам нужно знать, каким будет угол прицеливания. Четвертое - стрельба будет вестись по пешеходу, который передвигается со скоростью четыре километра в час. Для стрельбы по движущейся цели что нужно рассчитать?
  Парни только хлопали глазами.
  - Правильно, - усмехнулся Шабалин. - Мы должны рассчитать точку упреждения, где произойдет встреча двух движущихся объектов: пули с целью. Для этого мы должны знать скорость перемещения этих объектов - в противном случае рассчитать место их встречи не получится. Первое, что мы знаем - измеренная дальность. Второе - смотрим в основной баллистической таблице - подлётное время пули на измеренную дальность. Допустим, это одна секунда. Теперь считаем, на какое расстояние переместится пешеход за одну секунду...
  - И на рассчитанное расстояние стреляем перед ним!? - торжествующе произнес Сидоренко.
  - Правильно, - кивнул Паша. - Это называется "вынос точки прицеливания", или "стрельба с упреждением". То есть мы в этом случае будем стрелять не в цель, а в то место, где наша цель окажется через секунду после выстрела. Ясно?
  - Так точно! - глаза обоих снайперов горели азартом.
  - Тогда встаём, и идём в расположение.
  В казарму пришли, когда уже совсем стемнело. Старшина в каптерке пил чай. Паша зашел к нему и махнул рукой, мол, сиди, когда тот начал подниматься.
  - Командир, чаю?
  - Давай, - кивнул Шабалин. - Завтра едем на флотский арсенал получать новое оружие.
  - С утра? - уточнил Максим, наливая в кружку кипяток.
  - После совещания, - ответил Паша. - Как приду, так и поедем. "Урал" чтобы в готовности был.
  - Командир, мне тут зампотыл сказал, что я с ротой в Сирию не поеду, - сказал старшина. - Типа, я ему тут нужен.
  - А ты что?
  - Я же с вами...
  - Так ты его послал далеко и надолго?
  - Ну, почти.
  - Не переживай. Как я без тебя буду ротой рулить? - Паша улыбнулся.
  - Вам сколько сахара?
  - Без сахара, - ротный махнул рукой.
  Наблюдая за суетой старшины, Паша вдруг вспомнил, что не позвонил мастеру в Краснодар. Достал из кармана телефон, нашел номер, набрал.
  - Слушаю, - почти без промедления ответила трубка.
  - Денис здравствуйте! Я от Валеры Федяева, - сказал Паша, как учили.
  - Да, здравствуйте!
  - Я командир снайперской роты, зовут меня Паша...
  - Да, Валера меня предупредил... сколько вам надо тэгэшек?
  - Давайте начнем с одной.
  - Как скажете. Цену знаете?
  - Двенадцать?
  - Да. Как будет готов, я напишу вам в ватсапе. Сейчас я скину вам номер карты для оплаты. Отправлять буду транспортной компанией - они за три дня вам посылку доставят. Какие у вас стволы - СВД или СВДС?
  - СВДС, - ответил Паша.
  - Смотрите, вам нужно будет снимать основание мушки, на его место ставить оправку, а на оправку уже саму банку глушителя. Я вам это говорю для того, чтобы вы понимали, что после установки банки, винтовка будет работать только с оптическим прицелом.
  - Хорошо, - согласился Паша. - Я согласен.
  - Тогда высылаю номер карты.
  Попрощавшись с Дыней, Паша посмотрел на старшину:
  - Понял? Сколько лет уже существует СВД, а нормальных средств глушения звука конструкторы так и не придумали. Вот поэтому нам и приходится пользоваться услугами самоучек и гаражных мастеров...
  - Мне тоже надо, - сказал Максим.
  - Сейчас мой придёт, испробуем, а потом вы у меня все себе закажете, если действительно глушитель так хорошо, как о нём говорит Федяев.
  Раздался сигнал пришедшего сообщения. Это был номер карты. Паша зашел в онлайн-банк, чтобы перевести деньги и с горестью обнаружил, что остаток на счете у него составляет четырнадцать тысяч рублей.
  - Ну, с голоду не помру, - сказал Паша и перевел на счет мастера требуемую сумму.
  Когда Паша вышел из казармы и пошел в сторону КПП бригады, позвонил отец.
  - Ну, как там у тебя, - шумел в трубке отец. - Рассказывай!
  - Готовимся, - просто ответил Паша. - Завтра новое оружие получаем. Иностранное.
  - Ты посмотри, - удивился отец. - Как взялись за оснащение армии. Значит, дела предстоят великие, проиграть которые никак нельзя...
  - Ага, взялись за оснащение, - с сарказмом повторил Паша. - Глушитель на винтовку за собственные деньги покупаю у самопальщика.
  - И чекисты тебе это позволяют?
  - Вроде да, - ответил Паша.
  - Ну, если и до этого дошло, - вздохнул отец, - значит, точно - ждут тебя великие дела...
  Паша шел по дороге к своему дому, и вдруг ощутил, что ветер неуловимо изменился - из обжигающе-холодного он стал вдруг каким-то... теплым. Вспомнил: сегодня был последний день зимы. Посмотрел на часы - стрелки перевалили полночь. Значит, это был уже первый день весны!
  
  

Оценка: 8.64*24  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018